Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [28.06.1082] Ты просишь о помощи, но делаешь это без уважения


[28.06.1082] Ты просишь о помощи, но делаешь это без уважения

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.pinimg.com/originals/16/59/3b/16593b474582577c733d09ebe6e3da95.png

Связанный эпизод
[27.06.1082] В стельку, в зюзю и в дымину!
[23.06.1082] Искры в талой воде

Место действия
Северные земли, г. Хериан, гробница Саур

Герои
Авель, Эцио, Саур

Узнав, что в старой гробнице заточена богиня, Авель вместе с Эцио отправляются к ней с даром, надеясь выторговать себе благосклонность Саур.

0

2

- Ну и что? Как она? – Эцио приподнял бровь, с усмешкой на губах глянул через плечо на старшего брата. – В постели, - уточнил с небрежностью, догадываясь, что старший брат слишком правильный, чтобы догадаться. – Я рассмотрел брюхо… Или это императорское?
Как забавно, что кровосмешение двух кланов по-разному отразилось буквально на всём. Они не похожи, ни как братья, ни как очень дальние родственники. Отбросив банальные черты лица, цвет глаз и волос, в них не было ничего от матери. Совсем. Оба пошли в своих отцов. Феюрэ их подери! У него даже с Шериан – единокровной сестрой – было больше общего, чем с Авелем.
Авель казался ему помазанным столичным флёром, с блеском и лоском императорской семьи. Признанный бастард. Сынок Его Императорского Величества, мать его дери. От него смердело аристократом, и Эцио он казался изнеженным мальчишкой. Таким же, как нынешний император, но Шейнир, в отличие от Авеля, не был бастардом. Не родился от женщины, которая даже не была наложницей императора или его рабыней. Родился в любви! В том, чего Эцио никогда не знал. Ни от матери, ни отца, ни тем более от единокровного брата. Пока его старший брат рос в столице, развлекался интрижками и ходил кругами вокруг трона, который ему пророчила мать, Эцио рос в снегах Хериана. Холодных и безжалостных. Он был другим. Вороной в снегах страны, которая не жалует мужчин. Его смерти желала каждая одержимая верой охотница клана, а мать отчего-то решила, что будет забавно подарить ему жизнь, и смотреть, как он каждый день хватается за неё.
Он забрал всё, что мог, от отца, которого не знал и никогда не видел. Был широкоплечим, рослым, крепким, но с ненавистным ему белым цветом волос, словно в издевательство над проклятием матери и её привязанностью к роду Камэль – больше, чем следовало бы женщине клана Виан. Он был убийцей и хищником, мстительным, озлобленным, колючим и грубым.
И, что обидное, выглядел старше, чем долбанный, мать их, старший брат!
- Даже странно, что мы с тобой вылезли из одной дыры, - хмыкнул вампир.
Эцио нисколько не стеснялся говорить о жене брата – его реакция доставляла вампиру неимоверное удовольствие, и он не забывал этим пользоваться, бесконечно провоцируя его раз за разом. Испытывал его терпение, проверял границы дозволенного.
Пейзажи Хериана практически не меняли. Заснеженная пустыня казалась однообразной вдали от поселений и жилых кварталов, каменными массивами окружавших дворец негласной императрицы. Передвигаться по такой местности можно было и порталом, но Эцио не видел в этом нужды. Каждый мистик ценен, а после такого путешествия пришлось бы вскрыть ему горло. Хватит одной провожатой, что показывала им дорогу до странного заброшенного не то храма, не то усыпальницы.
Снежный кот – грес’харр – мягко ступал по снегу, оставляя четырёхпалые следы. Медведи бы тоже подошли, но в отличие от снежных котов, они годились для перевозки тяжёлых грузов и забегов на короткие дистанции. Эцио не знал, какие трудности их подстерегут в дороге, но опасался, что остатки Культа Кровавой всё ещё беснуются и жаждут мести. Он хотел быть готовым.
- Это здесь, - молодая женщина, спешившись, показала на каменные плиты.
Она прятала своё лицо и тело за тёмными тряпками, защищаясь от солнца – даже на заходе оно жгло кожу вианцев и не защищало их от проклятия.
Эцио спрыгнул со спины грес’харра, прошёл к камням, оставляя на снегу свежие следы от сапог, прикоснулся ладонью к шероховатой поверхности плит. Он угадывал в них историю свержения Солнца, но даже не пытался вникнуть в суть старых легенд и сказок. Это ему ни к чему. Если верить словам матери, то хватит той головы, чтобы болтается в мешке на седле.
- Хорошо, - Эцио отстегнул от пояса мешочек, битый монетами, развернулся и бросил его в руки девушки, - твоя плата.
Девушка поймала мешочек двумя ладонями, а в следующее мгновение меч Эцио очертил дугу на её горле. Чёрная ткань, скрывавшая лицо вампирши, слетела с него. Эцио увидел перепуганное лицо девушки. Кровь бурным потоком лилась по её шее, заливаясь за ворот. Мешочек с монетами упал в снег, обагренный свежей кровью.
- Не рассчитал, - он цокнул языком, наблюдая за тем, как чужая жизнь медленно утекает из тела. – А не закрывала бы лицо, и умерла бы быстрее, - словно в укор бросил вампир, подобрал с земли мешочек с монетами и, подбрасывая его на ладони, равнодушно повернулся спиной к девушке. Он смотрел на плиты и ждал, когда каменный вход в гробницу Саур откроется.

киска

[icon]https://i.imgur.com/QfHb5Vk.png[/icon][nick]Эцио Вардререн[/nick][status]тот ещё ублюдок[/status][sign]– В первый же день, когда ты произнесешь что-либо без сарказма, Костоправ, я лягу и помру на месте, – пообещал Ильмо.
– Сарказм не дает мне свихнуться, приятель.
– А это спорный вопрос, Костоправ. Спорный. ©
[/sign]

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [28.06.1082] Ты просишь о помощи, но делаешь это без уважения