Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.06.1082] Искры в талой воде


[23.06.1082] Искры в талой воде

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/66OB7iF.jpg
«Зовётся Муспельхейм землёй огня,
Расплавленного солнца первым домом»

Связанный эпизод
[7-8.06.1082] Поведись с некромантом – накопаешь костей
[21.06.1082] Прахом и кровью

Место действия
Северные земли, г. Хериан, гробница Солнца

Герои
Рихард, Солнце

Бэлатор отправляется в Хериан, чтобы лично освободить Жрицу Солнц из заточения в гробнице и вернуть ей силы, которые Виан отняли у неё для своей лже-богини.

+3

2

Холодный ветер трепал длинные волосы демиурга, заставлял глаза предательски слезиться. Он любил ночную прохладу, мороз же приходилось терпеть. 
Девушка, что сидела перед ним на лошади, тоже морщила нос, и кутала руки в плащ, но молчала. Она не могла говорить пока вампир ей не позволит. А он не хотел слушать. Гипноз брал свое. Та смиренно молчала, позволяя Бэлатору вести ее туда куда нужно.
Он надел капюшон, который сбил с его головы ветер, обратно. Даже его стихия была против древнего. Уже близко. Сын Люциана не просто знал, но и чувствовал.
Клан Виан разочаровал бога. Задумайтесь только – придумать себе лже-богиню, поклоняться ей, приносить кровавые жертвы… Нарушать баланс в мире смертных. Да как посмели его дети так неосмотрительно и глупо повести себя? Как в их мыслях могла поселиться идея о том, что можно так легко отнять силы у истинной богини, и отдать их ложной? Нет, пожалуй, они не просто разочаровали Бэлатора. Они заставили его злиться. Когда во время странствий вампир узнал эту новость, то твердо решил, что не может вернуться в Авур пока проблемы его детей не будут разрешены. А виновники должны быть наказаны.
Девушка задрожала, отвлекая его от мыслей. Вампир меланхолично поправил ее накидку. Бэлатору нужно было это смертное тело. Знала бы рыжеволосая девица что ей готовила судьба, возможно сочла бы за честь отправится с богом сама, по своей воле. Но тот не хотел рисковать.
Вот и он. Тот самый храм, овеянный страхами местных жителей, окутанный сотней легенд и историй. Бэл спрыгнул с лошади, мягко приблизился к монолитным колоннам. Казалось, что они стоят тут со времен сотворения мира, вырубленные лично отцом. Подушечками пальцев от пробежался по барельефам. Истории оживали у него на глазах. Он как никто другой понимал каждый символ, каждое изображение, высеченное в камне. Скривился.
Бог знал, что последующие часы его жизни вряд ли будут приятны. Ведь он хотел сделать то, чего не сделал бы даже в бреду, не будь это так важно для всех его детей.
Бэлатор собирался вызволить из заточения в гробнице свою жену, богиню Солнце, что была так любезно подарена ему отцом. Ту самую женщину, которую он предал любовью к Луне. Ту самую, чье проклятье носили он и его дети, вынужденные вечно скитаться в ночи.
Вампир застыл у входа. На миг задумался. Стоит ли идти дальше? Хочется ли ему будоражить былые воспоминания? Покачал головой. Когда на кону стоит судьба многих стоит думать о них, а не о себе. Таков удел бога. Он протянул руку вперед и коснулся замка.
«Магия крови. К тому же, заклинание явно повреждено… Полагаю, я справлюсь, даже с этим телом»
Бэлатор достал из ножен на поясе кинжал, провел по своей ладони, рассекая ее, приложил руку к замку, шепча про себя строки древнего послания. Дверь пришла в движение, внимая его воле, словно древние силы поняли кто стоит перед входом, и пали ниц. Вампир пошатнулся, чувствуя, как часть его сил перетекает в стены этого древнего монолита. Ноги подкосились, но Бэлатор удержался за стену в очередной раз морща нос.
Храм был открыт. Он повернулся к лошади, мысленно отдавая девчонке приказ. Та неловко спрыгнула, мелкими шагами засеменила к вампиру. Ноги путались в подоле платья. Сторонний наблюдатель мог бы решить, что девушка сопротивляется. Но вряд ли у нее были на это силы.
- За мной, - прошептал Рихард, делая шаг вперед. Он ступал мягко, словно на охоте. Даже богам не помешает быть осторожными в таких местах. Стены храма были пропитаны древней магией, бог очень хорошо ощущал ее течение. Девушка споткнулась о какие-то кости, которые сам Рихард обошел, и едва удержалась на ногах. Вампир цыкнул, не стал ей помогать. Справится сама.
Спустя несколько мгновений коридор закончился, представив взору Бэлатора зал. Высокие стены покрытые росписью, центр его венчал саркофаг, укутанный толстой коркой векового льда. Он сделал несколько шагов вперед, огладил его бок замерзшими пальцами.
- Ты должна быть рядом.
Низкий, слегка хриплый голос вампира разбил тишину, отбиваясь от стен сотней звуков. Он хорошо видел в темноте, и тусклый свет единственного факела даже мешал ему рассматривать место, в котором так долго в заточении томилась его жена.
Бог замер. Он просто ждал. Бэлатор чувствовал - она рядом.

+4

3

Саур почувствовала вторжение. В хрупком и однообразном мирке гробницы, которая против воли богини стала для неё и домом, и темницей, редко что-то менялось. Большую часть времени жрица дремала, ожидая перемен, или же с нетерпением ждала, когда двое – не так давно открывшие её гробницу – вновь вернутся с обещанными дарами. Ей казалось, что она дала им достаточно, чтобы взамен обрести свободу. Что может быть лучше хождения под солнцем, которое испепеляет их врагов, но щадит их? Что может быть сильнее её благословения? Впрочем, она не ждала слишком многого ни от отступницы из клана Виан, чьи последователи поклонялись лживой богине, ни от человека, пусть и в понимании Саур он был менее благородной пищей для вампиров, чем звери. Она могла даже подарить им силу, насытив их магией! Если бы только они принесли ей голову той фойрровой жрицы…
Дверь в гробницу вновь открылась, повинуясь силе извне. Саур удивилась, ведь до ближайшего равноденствия не меньше двух месяцев, а солнцестояние было несколько дней назад. Пусть богиня жила взаперти под каменными холодными плитами, но такое время она ощущала как нельзя лучше по возрастающей или угасающей силе. Решив, что вторжение её двух несостоявшихся освободителей как-то сказалось на силе печати, богиня успела возрадоваться, лелея надежду о скорейшем освобождении, но поторопилась с выводами.
Это не кусок мяса и предательница пришли к ней с трофеем.
Настроение богини резко переменилось. Из торжествующей радости проклюнулось недовольство. Мужа она узнала бы среди сотни других вампиров, в каком бы теле не скрывался его эфемерный дух. В её бестелесном естестве не было ни намёка на радость от осознания, что сам Бэлатор пожаловал к ней в гробницу. Смесь из жгучей обиды подступила к самому горлу богини и вспыхнула огненным светом во тьме, зажигая последовательно, но стремительно, все факелы. Солнце появилась в духовном облике, вырастая будто бы из сплетения пламени всех огней в центре гробницы, недалеко от пустого саркофага. У неё не было ни тела, ни земного воплощения, а был лишь дух, сотканный из пламени и солнца, который горел, пусть тускнее обычного, и не мог обжечь, но слепил чувствительные к свету глаза не меньше факелов.
- Надо же… какие гости, - протянула она ершисто, не думая приближаться к Бэлатору слишком близко. Места в гробнице хватало, чтобы не теснить друг друга, но Саур будто преднамеренно не пыталась поравняться с вампиром, а нависала над ним, воспарив над полом призрачным подолом огненного платья. – И даже в мою гробницу не смог пожаловать без пассии, - заметила она, переведя взгляд с вампира на девушку – та молчала и явно была под чарами, что легко подмечала даже богиня.
На лице Солнца не было ни намёка на радость от встречи с наречённым ей Всеотцом.
- В Рейлане кончились все доступные женщины, что тебя занесло на Север? – Саур считала себя в праве больно колоть словами. И не видела причин для Бэлатора явиться в её гробницу кроме эфемерного долга перед Люцианом и миром, который катился к арухам в Подземный город.
[icon]https://i.imgur.com/0siDbxZ.png[/icon][nick]Саур[/nick][status]Muspelheim[/status]

+4

4

Стало жарко.
Вампиру резко захотелось скинуть вдруг ставшим тяжелым и отвратительным плащ, что согревал его в холоде ледника. Он поморщился, и, вскинув руку к лицу, прикрыл глаза тыльной ее стороной.
Конечно же, он не ошибся. Просто не мог, хотя, признаться, до последней секунды не желал встречи с женой, и где-то в глубине души надеялся, что не застанет тут ее гневный дух.
Гробница озарилась яркими красками, и голос – до боли знакомый, некогда нежный и ласкающий слух, ныне  звоном ледяного колокольчика заполнил пещеру. Ее образ явился перед глазами бога, сотканный из сотни огней, разбивая сквозь завесу памяти – жаркий, гневный, до каждой мелочи знакомый. Он сощурился, усилием воли заставил себя опустить руку и взглянуть на нее. Бэлатор помнил каждую мелочь – лицо, глаза, волосы золотым шелком струящиеся по плечам, тонкие пальцы, изгиб талии.
Он коротко поклонился в знак приветствия, затем поднял подбородок вверх, и посмотрел на дух жены широко открытыми глазами снизу-вверх. Сжал зубы, стараясь не морщиться от яркого света, обжигающего лицо.
- Здравствуй.
Колкие слова заставили его дернуть головой, словно он получил пощечину. На долю секунды бог отвел взгляд, и на его скулах заходили желваки. Он мог бы ответить на каждое ее слово, но предпочитал молчать и слушать. Порой для успешного решение дел проще всего дать женщине выговориться, выместить свое недовольство через слова, а уже после – говорить.
Так и сделал Бэлатор, считавший молчание одним из самых главных богатств земного мира. Он облокотился спиной о саркофаг, позволяя ледяному дыханию зимы немного уравновесить жар богини.
- Все? – спросил он, игнорируя все вопросы жены, переходя сразу к делу, - я пришел освободить тебя. Женщина у входа – твое новое тело, что позволит покинуть стены гробницы. Если захочешь, выберешь любую другую. Но уже после.
Если богиня думала, что Рихард начнет искать оправдания и извиняться за свои поступки вот так сразу – она ошибалась. Бэлатор понимал, что его действия в прошлом были необдуманные, что он шел на поводу у чувств, что именно за его грехи и недальновидность сейчас несут ответ дети. Жалел ли? Пожалуй, что нет. Поступил бы по-другому вернувшись в прошлое? Тоже нет.
- Ты пойдешь со мной? – простой вопрос, требующий простого ответа.

Отредактировано Рихард (15-01-2021 23:09:16)

+4

5

Пришёл освободить.
Саур расхохоталась бы в голос, не вытесни это желание жгучая ярость.
Он пришёл за ней.
Пришёл!
- Где ты был, когда отступницы пленили меня? – взревела Солнце, приблизившись к вампиру так близко, что между их лицами осталось не больше дюйма, но даже так – замерев в воздухе лицом к лицу, богиня продолжала возвышаться над ним, будто нарочно хотела показать не то своё превосходство даже в такой жалкой ослабленной форме, не то считала ниже своего достоинства стоять вровень с ним. Золотые пряди волос развевались в воздухе пламенем, вторя легчайшему движению эфемерного тела, а глаза без зрачков – заполненные лишь раскалённой до золота лавой, смотрели на Бэлатора с гневом и горечью женщины, которая когда-то ждала его в роли спасителя. – Где был, когда они лишили меня моей силы и заперли здесь?
Прошел не один месяц и даже не год с того времени, как отступницы, перевернув привычный вампирский уклад, пленили её, заперли на ненавистном ей Севере и крали божественную силу, питая себя магией против воли Солнца. Все эти годы она не могла в полной мере покровительствовать своим детям, оберегая их лишь силой дочери. Томясь в холодной тьме, она ждала, что Бэлатор явится лично и поможет ей, искоренив ненавистный культ и уничтожив лживую самозванку, но он и не думал приходить. Ему не было дела до жены.
Саур не могла простить его ни за первое, ни за второе предательство.
- Твои дети, уподобившись тебе, украли мою силу, - жрица и не думала смягчиться. Отстранившись от Бэлатора, она проплыла вдоль стены гробницы, отдаляясь от него и будто бы размышляя вслух, но в то же время обращаясь к демиургу. – Я заперта здесь до тех пор, пока этот культ существует… пока они поклоняются этой дряни, - хмурясь, Солнце шипела от злости, которая за годы томления в темнице лишь усиливалась, подпитываясь ненавистным ожиданием. – Мне нужны мои силы, а не смертное тело! – повысив голос, Саур обернулась и посмотрела на мужа.
Не оценив ни его запоздалый визит, ни «дар» в виде смертного тела, Солнце ждала, что получит что-то поистине стоящее, а не подобие «подношения» и извинений.
[nick]Саур[/nick][status]Muspelheim[/status][icon]https://i.imgur.com/0siDbxZ.png[/icon]

+4

6

Вампиру не нравилось, когда с ним говорили на повышенных тонах. Было неприятно ощущать, что кто-то ведет себя так, словно чувствует свое превосходство. Он поморщил лоб, борясь с желанием отмахнуться от духа, когда она буквально нависла над лицом демиурга.
- Прекрати винить меня во всех грехах, - отчеканил он низким спокойным голосом, в котором слышались стальные нотки, - уж не ты ли лишила меня возможности каким-либо образом чувствовать тебя? С тех пор как на мне и моих детях лежит твое проклятье, связь между нами слаба, ты прекрасно знаешь. Если бы не дети и люди, я не узнал бы о том, что происходит.
Демиург нервно дернулся, выпрямился во весь рост, и сделал шаг навстречу жене, тесня ее. Та и сама не думала задерживаться на месте, постоянно перемещалась. Ее обвинения казались Рихарду простой истерикой. Что такое несколько лет для божества? Ничего, пустой звук. Главное – факты. Сейчас он здесь, он пришел, несмотря ни на что, стоит перед ней, не разворачивается и не идет прочь.
- Да и вообще, - он сделал еще шаг вперед, теперь уже сам подходя ближе к духу жены, не страшась света, - с каких пор ты стала такой мягкотелой? Что, для богини вроде тебя, для моей жены достаточно какого-то заточения для того, чтобы растерять все былые качества? Где сила духа? Где та, которую я любил?
Он провел рукой по волосам, нервно хмыкнул, кивая на покрытые льдом стены.
- Что, толща льда сделала тебя способной только сыпать оскорблениями и проклятиями пуще прежнего?
Бэлатор покачал головой, словно разочаровавшись, вздохнул.
- Я хочу дать тебе больше, чем просто смерть твоих врагов, - он выдержал паузу. Сделал еще шаг, - хочу, чтобы ты своими собственными руками избавилась от них. Чтобы ты выбрала наказание достойное предателей твоей… нашей воли. А я помогу.
Он покачал головой, вновь глядя на жену.
- Но сейчас ты не можешь даже прикоснуться ко мне. А ведь хотела бы, я прав? – Рихард сощурил глаза, - если нет – что же. Я убью ее прямо сейчас, и в пещере станет еще больше мертвых костей.
Он пожал плечами, отвернулся от Солнца, и уверенным шагом двинулся к девушке, которую привел с собой, намереваясь воплотить свои слова в жизнь.

Отредактировано Рихард (17-01-2021 18:32:55)

+4

7

- Я виню тебя в том, в чём ты виноват, - хмуро сказала Саур, нисколько не считая, что преувеличивает. – Это твоя вина, что связь между нами истончилась. Если бы ты не обманывал меня, она бы горела так же ярко, как… - жрица запнулась. Слова «моя любовь к тебе» застряли в её горло. Солнце не желала говорить этого вслух, а потому докончила речь иначе: - как солнце в день Солнцестояния.
Саур заметила, как Бэлатор чрезмерно – по её меркам – осмелев, движется навстречу, не страшась ни её гнева, ни яркого света. Пламя факелов в гробнице всколыхнулось, всего на мгновение засияв ярче. Венец в волосах жрицы, будто сотканный из лавовых рек, вспыхнул мириадами ярких огней.
Солнце злилась.
- Любил? – жрица расхохоталась. Её смех эхом отражался от холодных стен гробницы. Казалось, что Бэлатор настолько уморил её своими глупостями, что она забыла и о гневе на него, и о старых обидах, но то было обманчивое впечатление. Своими словами демиург лишь укрепил мнение жрицы – он никогда не изменится. Останется таким же лгуном, каким был всегда! – Я хотела бы прикоснуться к тебе, Бэлатор, только для того, чтобы прожечь шею твоего носителя до костей, - слова, брошенные холодно и без присущей Солнцу эмоциональности, казалось, резали как сталь.
Саур могла бы сколько угодно злиться на мужа, который решил, будто обычное смертное тело решит её проблемы.
- Ты даже сейчас перекладываешь всю грязную работу на кого-то другого, чтобы не замараться.
Дар Бэлатора – смертное тело и возможность убить врагов собственными руками – жрица видела именно так. Ей казалось, что вампир пошёл по пути меньшего сопротивления, создавая лишь видимость заботы и внимания. Что даст ей это смертное тело? Ничего. Оно не вернёт ей силы. Не подарит истинной свободы. не утолит её жажду отмщения.
- Даже удивительно, что для неё ты лично крал мои силы, не подсылая кого-то другого.
Эфемерное тело Саур опустило на пол, но лишь для того, чтобы сесть на пустую гробницу, служившую ей единственным местом, где можно передохнуть от парения и вновь вспомнить, что значит – иметь настоящее тело.
Солнце и не дёрнулась в сторону смертного тела. Если Бэлатору угодно – он мог делать с ним, что пожелает.
[nick]Саур[/nick][status]Muspelheim[/status][icon]https://i.imgur.com/0siDbxZ.png[/icon]

Отредактировано Изувер (19-01-2021 23:32:12)

+4

8

Бог застыл в нескольких шагах от девушки, и повернулся к жене. Снова покачал головой. Сжал руки в кулаки, так сильно, что костяшки побелели.
- Я никогда ничего не перекладываю на других, - самолюбие было уязвлено, но он не подавал виду, оставаясь внешне спокойным, - я предпочитаю действовать сам.
Он бросил взгляд на смертную, и та упала на землю.
- Пусть спит, - проговорил демиург, отдавая той мысленный приказ, и подошел к гробнице, опускаясь рядом с духом, не глядя на нее. Задумался.
Бог никогда не считал себя виноватым в том, что произошло. Он был влюблен в Луну еще до того, как отец подарил ему в дар богиню Солнца. Каждую ночь он с замиранием сердца ловил взглядом ее лик на небе, и грустил то того, что они не могут быть вместе. Получив Саур, он был рядом, не перечил Люциану. И да, он действительно любил ее, но не так. Сердцу нельзя отдать приказ полюбить другую – страстно, крепко, отдать себя без остатка.
- Я был рядом с тобой. И, мне казалось, что я делал тебя счастливой. Как мог.
Он усмехнулся сам себе, и накрыл ладонью призрачную руку Солнца, понимая, что, вероятнее всего, та отдернет ее, хоть и не почувствует его касания. Повернул голову, вновь сощурив глаза. Ему было все так же больно и тяжело находиться рядом со столь ярким источником света и жара.
- Что мне нужно сделать для того, чтобы ты могла выйти отсюда и я смог помочь тебе отомстить? Видимо, я знаю не все что должен знать.
Вампир говорил спокойным тихим голосом. Его желание помочь ей и наказать виновных было искренним.
- Мне стоило узнать больше о проклятии, разобраться со всем, а уже после приходить сюда. Ты права. Я сделаю все что должно, и вернусь вновь. Тогда ты сможешь поступить как тебе угодно. Хочешь – прожги моему аватару шею. Хочешь – придумаем что-то интереснее, - вампир хмыкнул, - обещаю. Что тебе известно?

Отредактировано Рихард (22-01-2021 22:31:46)

+4

9

Саур не хотела вспоминать, как допустила самую огромную ошибку в жизни, но, казалось, корень всех зол стоял перед ней, нисколько не понимая, что именно он вина её плену. Бэлатор этого не замечал и то, что он этого не понимал – злило Солнце ещё больше поступка лживой дряни, по чьей прихоти она оказалась здесь.
- После того как ты своими руками оживил Луну и подарил ей власть, сделав богиней, мир вампиров раскололся, разделив его на враждующие друг с другом кланы. Твои дети, уподобившись тебе, решили, что могут выбирать выгодную сторону, ласкаясь в покровительстве одной из Жриц или её детей, - богиня хмуро посмотрела на Бэлатора. Иногда ей казалось, что супруг не видит дальше собственной любви к Луне. – Твоя дорогая Луна приняла под крыло два клана, настроив их против меня. За это они были прокляты вместе с тобой, - это Бэлатор должен был помнить по жгучему свету солнца, который даже сейчас мешал ему находиться поблизости.
Саур не отняла руки, но смотрела в сторону и, казалось, не чувствовала прикосновения к призрачной руке, а потому и не отдёргивала руку.
- Кланы, которые остались верны мне, получили моё покровительство. И тогда как Лэно продолжают наслаждаться хождением под солнцем, я даровала Виан ту силу, о которой они просили – возможность влиять на ход истории, стать сильнее, чтобы нести моё имя дальше… смять предателей, которые отвернулись от меня! – голос Саур разносился по гробнице громким и немного фанатичным эхом, а свет факелов в тон интонации и эмоциональности вспыхивал сильнее. – Они должны были занять первенство, но вместо этого… - Саур поморщилась. – Эта дрянь устроила переворот… Она забрала часть моих сил и до сих пор питается ими, истощая меня, чтобы поддерживать свою власть в этом… женском царстве, полном рабов. Она ведёт клан моего «сына» к вырождению!
Солнце хотела выжечь всё огнём, обрушив свой гнев на всех.
- Сила лжебогини ослабнет, если убить главу культа и жриц. Тогда я смогу выбраться из этой треклятой тюрьмы и своими руками сбросить лживую дрянь с Ледника. Я сама её уничтожу и верну себе силы, а потом… выжгу всех, кто ей поклонялся. Всех, кто отвернулся от меня.
Будтобы вспомнив о существовании Бэлатора, Саур перевела на него взгляд, чуть хмурясь, и сказала:
- Принеси мне голову Амараандиз. Пролей её кровь на двери моей темницы, и я смогу отсюда выйти.
[nick]Саур[/nick][status]Muspelheim[/status][icon]https://i.imgur.com/0siDbxZ.png[/icon]

+3

10

Бог молчал и смотрел вперед. Он был погружен в свои мысли, и лишь пульсирующая венка у виска и едва заметная злая дрожь в руках выдавала его недовольство. Он не хотел чувствовать себя виноватым за свои поступки, и еще больше не хотел, чтобы его, как мальчишку, тыкали в них носом и упрекали.
- Я бог, и я поступаю так, как считаю должным, - отрезал он. Голос его был холоден и спокоен, он устал. Сын Люциана был готов исправлять то, что сделал он, и что сделали его дети. И рассказ жены еще больше настроил его на решительный лад. Нужно было действовать.
Он встал, выпрямился, и медленно двинулся в сторону выхода. Задумался. Остановился возле него, и, не поворачиваясь, проговорил:
- Я принесу тебе ее голову. И исправлю все то, что сотворили мои дети. Жди.
Не оборачиваясь, он одернул капюшон своего плаща, и двинулся вперед, окунаясь в темноту коридора, что позволила ему открыть глаза шире, и дышать глубже. Оказавшись на улице, поймав лицом дуновение холодного века, он остановился, и, развернувшись на каблуках, ударил кулаком стену проклятого склепа Солнца. Боль пронзила руку, заставляя морщить лоб, и сжимать зубы еще сильнее. Глупцы… У них была возможность жить в достатке, черпать силы самого бога судьбы, его детей, его жены… Что же они натворили, пока он был в Авуре? Что бы сделали еще, останься он там, не спустись к брату Аллору? Наплодили бы еще с десяток лживых богинь?
- Идиоты.
Теперь нужно продумать план дальнейших действий. Жаль, что он не прихватил с собой на подмогу кого-то из братьев. Те же Рейлан и Фойрр могли бы быть полезны. Но, с другой стороны, вмешивать их в дела своих детей могло быть лишним.
Он укутался в плащ, и молча побрел вперед, подгоняемый ветром. Хотелось освежить разум, глотнув холодного ночного воздуха. И решить, как вернее поступить дальше.

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.06.1082] Искры в талой воде