Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [27.06.1082] В стельку, в зюзю и в дымину!


[27.06.1082] В стельку, в зюзю и в дымину!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/Hzxk8f9.jpg

Связанный эпизод
[25.06.1082] К нам едет ревизор

Место действия
Северные земли, г. Хериан, пристанище Культа Хервалиссы

Герои
Авель, Харука, Элен, Мехет, жрицы Культа и воины императрицы

Под скромным предводительством Авеля и Харука ренегаты клана Виан устраивают облаву на Культ Хервалиссы.

0

2

Элен боялась того, что ждёт их внутри храма, посвящённого Кровавой богине. Они проделали долгий и опасный путь их столицы в Хериан, а теперь вынужденно боролись за выживание, потому что больше некуда бежать. Они должны дать бой на своих условиях, потому что это единственная возможность выжить.
Возле ледника было холодно. Элен не привыкла к северным ветрам Хериана, и никакая тёплая одежда не спасала от риска продрогнуть до костей, если бы не волнение, разгонявшее кровь по её телу всё быстрее и быстрее в ожидании наступления. Виззарион никогда не была отменным воином. Она и воином становилась из нужды, а не потому что к этому лежала душа. Иль Хресс сделала всё возможное, чтобы научить её выживать в текущих реалиях, но настоящий бой – тот, где тебя могут убить.
Под озером Поэна пульсировали горячие источники. Над водой клубился пар, но даже сквозь него проглядывало розово-алое марево вод, напоминавших свежее пролитую кровь. От близости с озером не становилось теплее. Наличие двух вулканов в такой близости от ледника и вовсе казалось магической аномалией. Алтарь для жертвоприношения не выглядел чем-то изысканным или ужасающе необычным – всего лишь каменный стол с выскобленными в нём специальными выемками, из которых кровь жертвы должна была стекать прямо в бурлящее озеро. Но рядом с этим алтарём Элен становилось дурно, и она замечала, как некоторые ренегаты клана смотрят на него не столько со страхом, сколько с ужасом оказаться в числе тех, кого принесут в жертву за их выходку.
Притаившись, они следили за волнениями в храме. Жрицы показывались из него, работая сообща, и отдалялись в сторону деревни несколькими вооружёнными группами, чтобы проверить, что случилось. Донесение об исчезновении рабов дошло до них недавно – вместе с последним патрулём, который должен был проверить скот и принести свежую кровь или жертву для богини, но, стараниями их кампании, не нашёл ничего кроме пустых домов и следов, которые уводили ищеек далеко от деревни и в совершенно другую сторону.
Убедившись, что никто из ищеек не поспеет вернуться в храм до их рейда, они могли без проблем вторгнуться к него группой, найти главу культа и расправиться с ней.
- Пока всё идёт по плану, - Харука усмехнулся, присматриваясь к воительницам, сторожившим вход.
Никто наверняка не знал, сколько всего жриц внутри, но Глациалис приписывала культу немногочисленность. Проверить точное расположение они могли при помощи магии, но не с текущего расстояния, а чтобы подобраться ближе – нужно убить ищеек на входе, пока они не подняли панику.
Храм не выглядел оживлённым. Жрицы использовали отроги ледника и пещеры в ней, где раньше жили монстры. Выстроив с внешней стороны врата, оставив их как единственный способ войти и выйти из храма, жрицы сторожили его вместе с ледяными пауками, подчинёнными магией крови. Хозяин-смотритель был здесь же, чтобы вовремя послать паучих в бой и расправиться с чужаками.

+2

3

- Не расслабляйся, - сдержанно и негромко отозвался Авель на высказывание Харуки. Кречет отнюдь не был тем, кто мог бы недооценивать ситуацию или переоценивать собственные силы, но Арратсу было важно, чтобы все, кто следовал за ними сегодня, оставались в боевом напряжении. Их небольшой отряд не был слаженным, и большая часть его бойцов была ренегатами Виан - теми, кого учили подчиняться женщинам, а не сражаться с ними. Потому так важно было держать их волю крепко, в железных когтях, ибо любая расхлябанность командира сейчас могла деморализовать. Ворону без того стоило много сил и напряженного ума, чтобы обратить на свою сторону вампиров клана, который всегда был ему чужд, даже несмотря на то, что кровь Виан тоже текла в его жилах. Он не таил перед ними своего имени и происхождения, призывая ополчиться против Культа, который попрал законы божественные и государственные. Однако, даже упомянув покушение на императрицу, он не говорил о мести за нее в первую очередь, но сулил новые времена, заверял, что они могут сделать первый шаг к новому укладу, ибо старая империя отживала свое, трещала по швам, и былые традиции теперь лишь отягощали ее. Культ следовало похоронить первым. Его послушали, и теперь Авель старался принести своим немногочисленым солдатам победу, сдержать свое обещание и покровительствовать им.
   Первая часть их плана - угон рабов из кормовой деревни - был выполнен без потерь, и теперь часть жриц и посвященных Культа  покинула храм, немного уравняв шансы в предстоящем штурме. Отряд остановился в отдалении, наблюдая за своей целью под прикрытием оледеневших скал. Подобраться незамеченными для караула через открывавшееся впереди ровное заснеженное пространство было задачей непростой, и все же некоторые соображения на этот счет у Ворона имелись.
   - Я знаю, как страшно переступать через эти ворота, - заговорил он, обратившись к воинам Виан. - Едва ли вы могли помыслить о таком даже несколько дней назад. Но придя сюда вы уже больше не останетесь безымянными и презренными. Вы останетесь в веках теми, кто свергнет кровавый Культ и опрокинет проклятый алтарь в воды озера. Вы вернетесь в Хериан не рабами, но моими гвардейцами. И я пойду к ледяному Храму впереди вас. На крыльях я отправлюсь туда и выберу момент для атаки. Мне понадобятся арбалетчики и маги в первую очередь, чтобы когда я отвлеку караул, вы атаковали его с расстояния. Мехет, тебя я попрошу открыть портал перед воротами, чтобы перебросить через него мечников. После ты можешь не вмешиваться, если не желаешь. Как только мы возьмем под контроль ворота, все, кто есть внутри окажутся у нас в мешке. Жриц и управляющего пауками по возможности убивайте в первую очередь. К концу этого дня вы все будете горды собой. Да прибудет с нами Бэлатор.
   Речь Авеля хоть и была полна высокопарных образов, звучала сдержано, чеканно, не громко, а лицо почти не отражало эмоций - их вампир задавил в себе, хоть они и бурлили в нем, как вулкан под этим ледником. Ворон всегда опасался их, опасался, что кровь Виан в такие моменты возьмет верх над ним и ослепит. Непозволительно.
   - Готовьтесь. Выступаем.
   В последнюю очередь Авель обернулся к жене и, подойдя, взял ее за руки.
   - Оставайся с Мехет, - попросил он, чуть сжимая пальцы Элен. - Ты будешь моим щитом сегодня. Окружи меня своей магией.
    Вампир стянул с руки супруги перчатку и прильнул губами к ее прохладному запястью. Сейчас ему было все равно сколько глаз смотрит на них - связь с Элен была его слабостью, которую он не мог скрыть, не мог оскорбить холодностью единственную дорогую душу.
    Получив своеобразное благословение от жены, Авель скинул с плеч тяжелый плащ с меховым подбоем и в несколько мгновений обернулся вороном. Поднявшись в небо, он полетел к храмовым воротам, где высоко уселся на ледяной уступ и стал ждать пока его воины подойдут чуть ближе для вырка и атаки. То одним, то другим блестящим глазом глядел он на караул внизу, переговаривающийся о событиях в кормовой деревне. Дождавшись подходящего момента, Ворон спикировал к воительницам, оборачиваясь в вампира в паре метров до земли. И выхватив короткие клинки, ударил ближайшую служительницу в шею, превлекая единовременно к себе внимание всех остальных.

+2

4

Бог кутался в плащ с меховой опушкой, скрывая лицо от посторонних любопытных взгядов. Ему не очень нравилось чувствовать себя одним из многих, но оставаться одному в ситуации полной неизвестности в человеческом облике было бы несколько глупым. В храме могло оказаться больше врагов, чем он в силах побороть сейчас, в такой слабой оболочке с ограниченным количеством магических сил. Потому он был рад примкнуть к внезапной компании, преследовавшей те же цели что и он.
Командовал их отрядом некто Авель. Рихард успел узнать о нем не так много, как хотелось бы. И пока информация не производила на демиурга должного впечатления. Но что же, посмотрим каков он в бою и в лидерстве – возможно, бог дарует ему свое благословение сегодня... и в дальнейшем.
Ох, знал бы Авель произнося свою речь о том, что Бэлатор действительно прибудет с ними в походе, и будет куда ближе, чем они все могли бы представить. Он сжал кулаки и недовольно поморщил нос. Бог мог бы разрушить здесь все до последнего камушка просто щелкнув пальцами, а ему приходилось выдавать себя за простого солдата. Отвратительное чувство.
По сигналу от предводителя воины, и он в их числе, ринулись вперед, предварительно подойдя ближе к воротам храма. Рихард не планировал вырываться вперед и показывать чудеса боевых умений – ему нужно было пройти внутрь, к цели. Ему нужна была голова главной жрицы.

+2

5

Элен боялась. Она не знала на чьей стороне боги в этот день – защитят ли они её и Авеля от беды, позволят ли одержать победу над Кровавым культом, чтобы сбросить с Хериана оковы и смыть этот позор Виан раз и навсегда. Она понимала, что за один день веру в Хервалиссу не вырвать из сердец её последовательниц, как и не вырвать сердца из груди каждого, кто готов во имя неё убивать других и приносить жестокие жертвы на алтарях. Она лишь надеялась, что они смогут выжить и обрести здесь подобие дома.
Внимание Авеля даже в такой момент было приятным и лестным – оно воодушевляло и успокаивало, заставляя сердце биться медленнее, а Элен - чувствовать себя увереннее.
- Я буду твоим щитом, - пообещала, хотя могла и не говорить этого вслух. Она бы сделала всё, что от неё зависит, чтобы сохранить жизнь Авелю и оградить его от беды.
Элениэль с волнением наблюдала за полётом ворона - птицы, которой, казалось, в холодном и неприступном Хериане вовсе не водилось никогда. Сжимая край камзола, она не отводила взгляда, и хотя верила в Авеля, обращалась к Луне с молитвой, чтобы та укрыла Арратса от чужих стрел и клинков. Казалось, что пришла целая вечность с того момента, как бастард обернулся вороном и направился к вратам, но, едва он приблизился и обернулся вампиром, как события дальше развернулись столь стремительно, что Элен сама не помнила как отдала приказ одновременно с Харукой.
У них не было времени чётко отработать каждый шаг. Не было возможности прикинуть все возможные варианты, что может пойти не так и как поступить. Они надеялись на удачу и силу жажды отмщения и крови вампиров, которых годами притесняли, не позволяя им поднять голову. Они сделали ставку и… поставили удачно. Элен видела с каким наслаждением мечник, едва выступив из портала, насадил охотницу на меч. Она не сомневалась, что он бы убивал её медленно и со вкусом, если бы не запал битвы и другие противники – нельзя было останавливаться и медлить. Для Элен, которая никогда и никого не убивала, а лишь ранила ради спасения, убийство казалось необходимостью, на которую она пока не могла пойти. Каждый раз, когда она кого-то сбивала с ног заклинанием или вмораживала его ноги в лёд – поблизости был Харука. Он быстро и умело добивал противника одним милосердным ударом и, как видела принцесса, на его лице не было ни намёка на блаженство.
Охотниц культа было немного – никто не думал, что на них нападут.
- Не дайте им закрыть врата! – крикнул Харука, видя, что охотницы на стене уже заняты механизмом.
Элен бросила быстрый взгляд на стену, пытаясь определить расстояние до охотницы. Хватит убить хотя бы одну, но ни стрелы, ни болты не долетали до них – слишком высоко. Одного заклинания вполне бы хватило, чтобы достигнуть цели. Создавая магическую иглу, принцесса полагалась на воинов вокруг себя, зная, что Харука прикроет ей спину, но, едва магическая стрела из льда появилась перед ней, направляясь остриём в сторону охотницы, как с востока показались огромные ледяные пауки. Они перемещались так быстро, что их войску отщепенцев пришлось рассредоточиться, спасаясь от опасных жвал и жал.
Ледяную стрелу Элен пришлось послать в одного из них, едва паук успел нагнать жертву и начать потрошить её, слушаясь приказа мага. Стрела врезалась в мягкий живот, разрезая нутро, но едва ли смерть одного паука могла спасти их от остальных монстров.

+2

6

Отвлекая на себя охотниц, Авель дал немного времени своим воинам выйти из портала и не попасть в тактическую воронку, где каждый шагающий через магический разлом встречался бы в одиночку с несколькими охотницами. Все они кинулись на Ворона, а когда заметили воинов за спиной было уже поздно. Щит, наброшенный Элен, пригодился бастарду перед лицом превосходящего противника: вампир вертелся в вихре стали, как хорек, вонзая в служительниц клыки коротких клинков. Но и его скорости не хватало, чтобы избежать всех ударов на короткой дистанции, которую Авель для себя выбрал. Лишь кратковременность этой безрассудной схватки послужила к победе, и уже через считанные минуты охотниц добивали множественными ударами мечей, с особым животным упоением, превращая их некогда красивые лица в кровавое месиво, и истоптанный снег возле ворот ярко напитался алым. Угнетенные мужчины Виан искали мщения в этой битве и находили его, полубезумные и вообушевленные. Ворон опасался этой своей половины крови, и испытал духовную брезгливость при взгляде на них. Сам он силился сохранять холодный рассудок в развязанной битве, не горячится, не принимать боевую форму.
   - Не дайте им закрыть врата! - послышался приказ Харуки и Авель взметнул взгляд на стену, мгновенно оценивая ситуацию.
   - Ты! - указал он окровавленным клинком на Рихарда, а затем еще на пару воинов Виан. - И вы двое! За мной в башню!
   Бастард устремился в еще пока открытые ворота, но вдруг остановился, услышав шелест паучьего хитина, и, глянув в сторону, заметил приближение новой неприятности.
   - Давайте вверх по лестнице! Вперед! - скомандовал он своим воинам, пропуская их вперед себя. - Перебейте охотниц на стене и возьмите под контроль механизм!
  Сам Ворон решил задержаться вод воротами.
    - Отступайте к Храму! - попытался докричаться до Харуки он. Если вход удасться взять под контроль, то он станет всем им прикрытием от паучьего отряда. И чтобы хоть немного сдержать волну арахнидов, Авель вложил клинки в ножны и взметнул опустевшие ладони, созидая заклинание Пламени Бездны. Полутораметровое пламя изогнулось змеей, и пролегло полукольцом на пути наступающих тварей, давая возможность вампирам отступить за него.

+2

7

Все завертелось и закрутилось вокруг. Выражение лица Рихарда стало вдумчивым и серьезным. Нужно было следить за каждым шагом тех, кто идет впереди, и не отставать, если он хочет преуспеть.
Он двинулся следом за воинами, держась рядом с Авелем. Сейчас именно этот человек был главенствующим звеном их битвы, и стоило не терять его из виду.
Бог экономил силы. Лишь единожды он позволил себе мысленно приказать оступиться одной из охотниц, что слишком близко подобралась к нему в попытке атаковать. Вампир даже обнажил короткий меч, оружие, которое не слишком любил, но больше для вида. Его главное силой всегда была магия. Разрушать сознание людей, проникать в их мысли и чувства, или же заставлять их кровь кипеть – вот истинная сила бога вампиров.
Голос Авеля и клинок, направленный ему в грудь, отвлек Рихарда от мыслей. Он коротко кивнул в ответ на приказ, и стремительным шагом двинулся следом за ним. Чуть поодаль спешным шагом, не отставая шли еще два воина Виан. Сильные, крепко сложенные, жаждущие битвы и крови. Настоящие бойцы.
Видимо, глава их небольшого отряда решил взять часть забот на себя, приказав им двигаться на стену.
- Справишься? – коротко кинул он не то вопрос, не то утверждение, и спешно выдвинулся по лестнице вверх, нагоняя парочку своих новых союзников.
На стене их ждали. Не такой большой отряд, как он полагал, но у них было численное преимущество. Воины Виан ринулись вперед, намереваясь взять нерасторопных охотниц на мечи, не давая им получить фору. Рихард же движением кисти руки, сведя брови у переносицы, сотворил иллюзию, придав себе облик древнего чудовища, и дохнул в охотницу, что ринулась, было, к нему, струей иллюзорного пламени. Ох, она даже могла поверить и почувствовать его жар. Вскрикнув, охотница отступила слишком близко к краю стены, и, оступившись, полетела вниз, встретив смерть. Еще в одну бог метнул кровавое жало – она подобралась близко, еще немного и ее оружие могло оставить длинный порез на шее бога-чудовища.
Тем временем, бойцы Виан справились с еще тремя охотницами. Не сказать, чтобы без потерь – один держался за раненую руку, второй все еще оборонялся, сражаясь с последним соперником. Рихард хотел помочь, но ловкий удар меча пронзил тело врага насквозь.
- Активируйте механизм, вы слышали Авеля! – крикнул бог союзникам, развеиваю иллюзию, они были ближе. Один из них кивнул, приводя его в действие, открывая отряду новые возможности.

+2

8

- В храм! – кричал Харука, подгоняя свою группу, пока голос Авеля не потонул в криках, лязге стали и стрёкоте жвал. – Ваше Высочество, нам нужно уходить, - к Элен он обращался на повышенных тонах, но лишь для того, чтобы она его услышала. Ариго оставался подле неё, не спеша присоединиться к группе воинов, хотя его присутствие нужнее было у стены, чем здесь, рядом с ней.
- Я не могу его оставить, - упрямо заявила Элен, и Харука выругался.
Он не мог оставить её одну и даже с парой воинов Виан, чтобы довериться судьбе. Если умрёт Авель, то потеря будет не так велика, как если погибнет принцесса и их нерождённый наследник. Тогда вся их вылазка окажется бессмысленной. Ему пришлось остаться рядом, пока кольцо пламени, созданное Авелем, не отпугнуло пауков, и стараться помогать Виан у стены, направляя заклинания если не в сторону охотниц, то в самих пауков – они всё ещё оставались серьёзной угрозой, даже с учётом того, что Авель от них отгородился заклинанием.
- Внутрь может вести другой путь! – предупредил он бастарда, имея в виду, что пауки могут всё равно забраться в храм, даже если у них получится закрыть ворота в храм.
Убить пауков здесь и сейчас – казалось ему лучшим вариантом, но что они могли? Поддерживать стену огня и бить точечно заклинаниями? Одному Бэлатору известно, сколько ещё таких послушных тварей у загонщиц и не взбесятся ли пауки, если убить их кукловодов.
Элен теряла силы. Каждая атака по Авелю сказывалась на её магическом резерве. Магия утекала из него быстро, ограничивая Элен в выборе заклинаний. Она экономила силы, чтобы поддерживать щит на нём, потому что только так верила, что может защитить его, и это успокаивало её – она знала, что пока что ему ничего не навредит. Ничего, если не будет сильного мага, который легко пробьёт магический щит, потому что она – пусть и ученица Иль Хресс – всё ещё не боевой маг.
Вампиры отступали к храму. Смерти охотниц дали им шанс захватить механизм и удерживать ворота до тех пор, пока все они не окажутся внутри храма. Ворота закрылись так же быстро, позволяя больше не тратить магию на поддержание огненного барьера, и пауки остались позади.
- У нас мало времени, - напомнил Харука, оставаясь подле Элен и Авеля, но смотря на то, как другие воины Виан сражаются друг с другом, прокладывая себе путь к залу с алтарём. – Нужно найти главную жрицу.
Воины, что пришли с ними, упивались возможность отмщения. Они не щадили охотниц, а убивали их с большей жестокостью, некоторых даже намеренно оставляя на потом, чтоб насладиться их мучениями. Элен видела, как один воин, прихватив обессиленную охотницу, тащит её за колону, как свою добычу. От чужой жестокости ей становилось дурно, но она не могла ни сказать что-то поперёк, остановив чужую злобу и ненависть, ни задерживаться на месте.
Некоторые воины отлично ориентировались внутри, зная, где находится нужный зал, и стремились туда быстрее, не думая давать шанс «верхушке» самостоятельно расправиться с главными жрицами. Они были внутри – в просторном зале, выбитом в чреве ледника, таком же холодном и остром, как сердца вианских охотниц. Жрицы, загнанные в центр зала, продолжали отбиваться заклинаниями, мечами и плетями. Они шипели, выплёвывали ругательства и не собирались сдаваться так просто, предпочтя смерть в бою, чем позорную трусость. Никто не собирался их щадить.
Мужчины платили за опрометчивый шаг жизнями и падали грудой изувеченных тел на пол, забрызгивая пол и стены свежей кровью. Элен видела, как один из охотников лишился глаза, когда плеть жрицы угодила ему в лицо, рассекая плоть, но эта боль не остановила его, а лишь усилила злобу. Он накинулся на неё с голыми руками, смог повалить её на спину и, пригвоздив собственным телом к полу, под её рычания и крик отчаяния вдавливал пальцы в глаза, наслаждаясь мерзким хлопающим звуком.

+2

9

— Справишься? - спросил Авеля перед воротами один из Виан - такой же полукровка, если судить по золотому цвету глаз, - и бастард без промедления ответил: - Должен!
   Именно так и никак иначе - слишком многое стояло на кону. Все они здесь одинаково рисковали и одинаково вкладывались, разве что сам Арратс пытался взлететь выше над всем происходящим, охватить умом и взглядом поле боя целиком, взвесить ситуацию и принять решение удачное для всех. Механизм ворот был важнейшей задачей сейчас, однако в его захвате он доверился другим воинам, чтобы самому устремиться туда где требовалась огневая мощь. Личная слава его не интересовала, Ворон готов был и возглавлять атаку, и прикрывать отступление. Их небольшой отряд мнился ему собственным телом, где каждый воин был подобен пальцу на руке, и потеря даже нескольких из них превратила бы кулак в культю. По итогу это могло сильно сказаться на схватке со жрицами, которые оставались в ледяном храме.
   - Внутрь может вести другой путь! - предупредил Харука, и Авель хорошо понял его мысль, однако тратить силы на бой с пауками здесь и сейчас счел излишним. По сути от них того и ждали, что они разобьются еще на подходе, увязнут в схватке с марионетками, тогда как им нужно было обезглавить Культ как можно скорее.
   - В узких коридорах справиться с ними будет проще, - объявил Ворон и взглянул на свою жену. Заметно уставшая, напряженная, она тем ни менее не выглядела напуганной, загнанной или потерянной. По всем определениям поле боя было не местом для столичного цветка и не местом для обремененной женщины, но Элен держалась с императорским достоинством посреди всей крови и грязи. И бастард находил ее особенно прекрасной в этот момент, как робкий цветок, который расцвел посреди былого пожарища.
   - Побереги силы, - попросил он, урывая момент посреди отступления за ворота. - Дальше я справлюсь собственной магией. Твой резерв еще может понадобиться после.
   Отчасти это было лукавством: впереди было самое напряженное сражение и Авель желал, чтобы Элен могла защитить себя и их дитя в случае опасности, хоть Харука и был при ней верным псом, который держал свое слово и не отходил от принцессы ни на шаг. Глядя на него, Ворон испытывал благодарность смешанную со странным торжеством - Арратс был рад использовать мировозрение Кречета, рад его лояльности, рад, что мог сконцентрироваться на сражении и быть уверенным в сохранности самого важного для себя.
   Они шагали вперед через ледяные переходы и залы, и Авель не сдерживал алчущих вражьей крови вампиров, пока их собственное стремление поглотить извечных обидчиц шло вровень с его собственными целями. Ворон не смотрел на ту звериную жестокость, которую Виан выплескивали на врагов, отчасти потому что все еще не желал признавать крови северного клана в себе - яростную и бездумную, и потому бастард так и не принял боевую форму. Это мешало бы ему мыслить - он опасался так же потерятся в своем кровавом безумстве.
   Вот только даже когда они окружили группу жриц в центре одного из залов, Арратс не находил среди них взглядом главенствующую, если верить тем описаниям, что оставила мать. Должно быть она продолжала отсиживаться где-то еще глубже в ледяных норах, а то и пыталась выбраться через какой-нибудь паучий лаз, уподобившись мерзкой твари. Было бы досадно упустить ее в тот момент, когда они так близко подобрались к проклятому Культу.
   Заклинанием Авель набросил на сгрудившихся жриц огненную сеть. Это, конечно, не убило их, однако позволило воинам Виан воспользоваться возникшим замешательством в свою пользу.
   - Никого не упустите! - надрывно приказал Ворон. - Ни одна из них не должна остаться в живых!
   Из уст бастарда это не было той упоительной жестокостью, какую испытывали его солдаты - как ему казалось, не было, - Авель лишь предвидел месть и проблемы в будущем. Ему даже было все равно кто именно остановит сердце Культа, главное, что бы оно больше не билось.

+2

10

Рихард в очередной раз скривился. Бое ветра, на самом деле, не был жестоким. Он считал, что многие конфликты в мире смертных можно решить простым диалогом. Вот ты, вот твой соперник. Неужели нельзя найти компромисс? Ему, кажется, внезапно стало не приятно от осознания того, что его собственные дети убивают друг друга с такой жестокостью.
С другой стороны, предатели его воли должны были понять свое место, и как должно себя вести.
Он выругался себе под нос, и спустился обратно по тому же проходу, по которому они взбирались на стену. Воины следовали рядом с ним, смеясь и довольно расхваливая друг друга. Кажется, дух битвы только придавал им азарта, а смерть, что дышала в затылок совершенно не пугала.
Вперед, еще вперед, туда, где теплился основной ком кровавой битвы, по следам из тел убитых. Они ворвались в самую гущу битвы. Рихард едва успел сделать шаг назад, перед его носом просвистела кровавая плеть, сотканная одной из охотниц.

Демиург стиснул зубы, и уже был готов сплести одно из заклинаний крови в ответ, как один из воинов, что бежал следом за ним со стены, ринулся на нее, норовя снести голову тяжелым боевым топором.
Бог решил не терять времени, сощурил глаза, высматривая в толпе Авеля. Он все еще собирался держаться рядом с ним, намереваясь оказаться у главной жрицы раньше остальных.
И, по правде говоря, он вовремя поймал глазами его силуэт, совсем рядом. Одна из жриц каким-то чудом сумела прорваться к Ворону, и уже замахивалась тонким изогнутым кинжалом, метя Авелю между лопаток. Белатор был уверен – та знала, что идет на верную смерть, и хотела утащить лидера с собой.
Два быстрых широких шага, даже, скорее, прыжка. Рихард оказался быстрее девки. Его короткий меч вошел ей в бок. Вампир провернул клинок, слыша, как ее крик срывается на булькающий хрип. Нож выпал из ее рук, и она осела на пол, ткнувшись лбом в ногу Ворона, бормоча проклятия на последнем издыхании. Бог покачал головой, вытаскивая и брезгливо отряхивая клинок.
- Я больше люблю магию. Но, порой, меч разит быстрее чем плетется заклинание, - проговорил он, осматриваясь по сторонам. Бой был в разгаре. Воины не отличались мягкостью. Сцены убийств вокруг можно было бы долго и красочно описывать на тонких листах пергамента, а потом сшивать в книгу не с самым радужным сюжетом. Отвратительно.

+1

11

Бой разгорался. Элен чувствовала неприятную тревогу, и та усиливалась, когда вампирша понимала, что среди жриц культа нет его главы. Она не утешала себя неоправданными надеждами, что обозлённые воины уже отыскали её и наказали по своему жестокому усмотрению, а упустить главную паучиху – значит, оставить шанс, что вся их затея с нападением напрасна. Затронув осиное гнездо, нужно полностью его вытравить, как бы жестоко это ни звучало. Элен никогда не считала себя убийцей, но уже не в первый раз вынуждена защищаться, проливая чужую кровь. Сейчас она боролась не просто за свою жизнь или за идею, а за будущее, которое всё ещё казалось хрупким, как песчаный замок на берегу моря. Хватит одной слабенькой волны, чтобы он рассыпался.
- Мы должны убедиться, что глава культа мертва, - Харука будто бы прочёл её мысли и озвучил их. Он не отступал от неё ни на шаг, и Элен даже казалось, будто её он стережёт больше, чем Авеля. И на то были свои причины. Арратс, в отличие от дворцового цветка-принцессы, бывал в настоящих сражениях, а она, несмотря на стычку с рудокопами в Мирдане и все уроки с Иль Хресс, всё ещё не имела нужного опыта для сражения, а кроме того… она носила дитя.
Храм лже-богини обыскивали с особым пристрастием. Проходя по коридорам, Элениэль не снимала магического щита и ждала внезапного нападения. Некоторые жрицы, запертые в каменном мешке, сражались с отчаянием и злостью, используя любую возможность напасть исподтишка. Харука шёл немного впереди, заслоняя Элен собой на тот случай, если пустой коридор не так уж пуст на самом деле. Сердце гулко билось в ушах принцессы, оглушая её. Страх стал её спутником вместе с бесконечным ожиданием худшего, и она невольно тянулась рукой к животу, словно хотела убедиться, что с ним всё хорошо, и заверить, что бояться нечего.
Коридоры храма были узкими и удобными для внезапных атак. Чужаки не знали их и оттого казались охотницам лёгкой добычей. Жрица напала внезапно. Харука едва увернулся от ятагана, когда охотница резко появилась из-за колонны – узкий проход скрывал её во тьме до удачного момента. Остриё распороло камзол на плече, задев вместе с тканью и плоть, но Ариго не дал охотнице второго шанса. Короткий клинок вошёл под рёбра охотницы, выбив из неё хриплый вздох, и оборвал её жизнь, когда Харука повернул его и вогнал глубже, доставая до сердца. Вампирша повалилась на пол. Кровь быстро натекала на пол. Стеклянные глаза пусто смотрели в сторону Элен.
Шум оживлённой битвы постепенно стихал, превращаясь в редкие вскрики боли или возмездия. Звоны мечей и удары плети тонули в полутёмных коридорах храмах, уходивших всё дальше и дальше от главного зала, пока неожиданно не расширились. Место казалось странным и пустым, наполненным десятком тоннелей внушительного размера и едва ли походили на тайные выходы. Никто не пытался украсить зал – он был старым, холодным и выполненным из тёмного камня, который отчего-то казался влажным.
- О, вы нашли мою комнату, - женский голос с лёгкой хрипотцой сочился ядом и весельем.
Элениэль увидела женщину под потолком и не сразу рассмотрела за холодной красотой громоздкое паучье тело.
Стоило догадаться, что такое количество пауков на страже храма не обходится без паучьей королевы. В отличие от других пауков, служащих жрице, эта казалась вполне себе разумной тварью и одному Бэлатору известно, почему это существо подчинялось культу. Очень быстро стало известно, что проходы-тоннели полны таких же пауков, разного размера, возраста и силы, каких они встретили за пределами храма. Пауки выбирались, щёлкая жвалами, и загоняли их в круг, собираясь явно пышно трапезничать.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [27.06.1082] В стельку, в зюзю и в дымину!