Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Ян Вэй Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав | Эдель

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [AU] Крепка, как смерть, любовь, люта, как бездна, ревность


[AU] Крепка, как смерть, любовь, люта, как бездна, ревность

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

- игровая дата
[условное настоящее]
- локация
Остебен, один из трактиров
- действующие лица
Арх, Флорайн

https://i.imgur.com/Z8TjTWh.jpg

+1

2

Трактир с говорящим названием, которого потом Арх не вспомнит, сомнительные компании и дрянное пойло, которые не отложатся в памяти.

Зачем он здесь? Где его крылья, подаренные Ньёраем по праву рождения? Где его военная форма и гвардейская стать? И почему он почти ничем не выделяется от постояльцев и гостей заведения, пропитавшегося от смердящего замаха алкоголя и еды? Арх не находил эти ароматы привлекательными, но примерно схожим образом смердела сейчас унынием его душа.

Алифер отпросился на несколько дней у своего командира, честно сказав, что идёт пить. И что не доставит никому хлопот. Он не из тех пьяных смутьянов, которые, перебрав, начинают устраивать дебош. Он вообще не из смутьянов и редко когда начинает драки первым. Поэтому пятно позора от прибывших в столицу алиферов не ляжет ни ни капитана, ни, уж тем более, не бросит тень на императора. Тот лишь словно в шутку напомнил ему о последствиях случайных связей, на что лишь получил ответную кривую усмешку.

Уж на этот счёт он мог быть полностью спокоен. Арх презирал блуд. Да и в ближайшее время ему явно будет не до противоположного пола. Ведь причиной этой попойки в одно рыло уже была одна зазноба, так некстати вернувшаяся из прошлого. 

Арх даже не знал, какой клубок противоречивых эмоций у него рождало это появление. С одной стороны: омерзение. Почти неприкрытое, заставляющее кривить губы и брезгливо отворачиваться как от чего-то мерзкого и неприятного. С другой... Жгучую как пламень ревность и тягучую ноющую боль. Муки души сложно поддаются выражению, но рождали чистую и незамутненную эмоцию, которая позволительна кому угодно, но только не ему, служителю Очищения - гнев. У него невольно сжались кулаки, а изнутри поднялась мутной взвесью чернота, которую, он, похоже, не отпустил и спустя двадцать лет.

Сколько не говори "сладко", во рту слаще не станет. Арх опрокинул в себя большую кружку эля и закусил маринованным чесноком, бесцельно уставившись взглядом перед собой и не слушая жужжащие чужие разговоры и периодический смех за соседними столиками. Алифер устроился в самом тёмном и дальнем углу, но откуда он мог видеть всех посетителей - привычка контролировать пространство даже в таком состоянии. И привычка не подставлять свою спину врагу.

Но, как показывала жизнь, в спину может ударить не только враг, но и самый близкий. Он был бы рад сказать, что ненавидит эту женщину за всё, что она сделала. Но ненависть - обратная, пусть и тёмная сторона любви. Антонимом же любви было слово "равнодушие". И здесь он понимал, что как раз этого самого равнодушия у него и не было.

А ведь должно быть! Столько лет прошло! Он собственноручно вытравливал из себя всё чувства, не щадя и не теша себя иллюзиями. Но верно говорят, что надежда умирает последней. Она как вредный сорняк находила себе путь, чтобы прорасти даже на выжженной земле, где ещё сотню лет не должно ничего расти. Но этих ростков было мало, и они были столь слабыми и чахлыми, что ещё можно было успеть выдернуть их вместе с корешками и окончательно истребить.

Но всё, что он сейчас хотел - забыться и переварить эту информацию. Как раненному зверю найти уединенное место и там зализать свои раны и примириться с реальностью. Теперь она с ними. Она, которую он знал так близко... И с которой теперь придётся делать вид, что совершенно не знаком.

[icon]https://i.imgur.com/27iT8ee.png[/icon]

+1

3

[icon]https://i.imgur.com/TPDq5yj.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

Сложно сказать, что же она здесь забыла.

День передышки, который Флора так сильно ждала, чтобы просто поспать, обернулся бесконечным хождением. Сначала - по помещениям, где расположился отряд. Потом - по улицам. Мало кто обращал внимание на невысокую девушку в красном шерстяном плаще: острые уши были надежно скрыты под головным убором, а наряд Флорайн выбрала самый что ни на есть местный. Белая льняная рубашечка, длинная чуть выцветшая красная юбка, корзина на сгибе локтя - ни дать ни взять томная горожаночка вышла за покупками. Содержимое накрыто салфеткой, сверху предусмотрительно набросаны катушки разноцветных ниток.

Константину она сказала, что хочет подышать воздухом и оценить обстановку в целом. По непроницаемому лицу кузена трудно было сказать, купился он или нет, нравится ему или не особо, но, кажется, по каким-то причинам Константин все же решил не докучать Фло.

Последнее время все летело кувырком.
Она двадцать лет держала свое внимание сфокусированным на нескольких вещах: работа и поддержание контакта с узким кругом лиц (чисто чтобы не сойти с ума, нужно с кем-то дружить). Кажется, среди товарищей Флору знали как скучную затворницу, но ценили ее погруженность и правильность. От нее никогда не было проблем: Фло особо не пила, в связях замечена не была, выходной день была склонна проводить у себя, или забиться в какой-нибудь тихий угол, полистать любимую книгу. Как забавно повернулась жизнь, однако: многие из новых знакомых понятия не имели, что все это часть ее внутренней брони. Способ держаться на плаву. Замкнуться, спрятаться, сосредоточиться на чем-то одном.

Двадцать лет она жила прошлым, с каждым днем все больше убеждаясь, что ей никто не нужен. Новые кандидаты были не в состоянии победить призрак бывшего: Флора смотрела и подммечала, что Арх лучше. Арх всегда был лучше, и неважно, что качества других мужчин она по разным причинам возводила в минусы, а сама мысль о том, что ею будет обладать другой, вызывала омерзение. Наверное, поэтому она дралась особо яростно, как будто защищая собственную жизнь.

Она уже была почти согласна на компромисс: небольшой домик на Зеве в местном стиле, колоритная кухня и развлечения, тишина и покой - было бы неплохо встретить старость именно так, а одиночество выглядело не так плохо, как возможная жизнь с постылым мужем, но тут случилось это назначение. И Флора "поплыла", пусть внешне и не показала виду. Мягкое "добрый день", выдержанный кивок, спокойный взгляд перед собой - так она отреагировала на Арха. Она сумела переключить внимание на другие задачи, хоть и показалась при первой встрече излишне оробевшей, как позже заметил кузен.

Арх тоже был здесь: близкий и далекий одновременно. Протяни руку - и коснешься замерзшими пальцами теплой кожи, но в то же время он был так же далек, как и год назад, когда Флорайн служила на Драконьем Зеве. Порой вечерами, если оставались силы, Флора сворачивалась в клубочек, клала щеку на подушку или на скрученный край одеяла, и позволяла себе вспомнить, каковы его объятья. Теплые и надежные, когда она буквально парила, и сама себе казалась самой счастливой женщиной на Алире. На нынешнего Арха Флора не смотрела: если холод и ненависть во взгляде Нимрайса вытеснят воспоминания о былой нежности в его глазах, это будет потеря, с которой трудно смириться. И все же, она здесь. Пытается понять, куда он делся.

Если бы Арх пропал, наверняка его бы уже искали. Тем не менее, останься Флора дома - извелась бы, а так хотя бы заняла себя делом. Может, к вечеру вернется, а он уже там. Тем не менее, эта иллюзия разбилась, когда Флора вошла в трактир и обвела зал взглядом.

Чуть потрепанный и мрачный, он был здесь, и... пил.

Девушка заметила это краем глаза: не задерживая взгляда на Архе, она степенно пересекла помещение, и уселась за столик посреди всего этого праздника жизни. Немного подумав, извлекла из корзины накрахмаленный чепчик, кое-как просунула под капюшон, а затем стянула излишне громоздкий и жаркий головной убор, умудрившись не показать никому ушей. Плащ был небрежно откинул на спинку стула.

- Кхм. Вам чего-с, барышня? - Неловко крякнул трактирщик, и Виастикос, оглядевшись, ткнула пальцем в ближайший стол:

- Того же, что у них.

- Тушеный фенхель с имбирем? Может, вам хотя бы кусочек форели добавить? - С сомнением протянул мужчина, явно оценивая платежеспособность клиентки. По Флоре было видно, что она не нищенствует, однако девушка могла захотеть только перекусить по дороге с рынка, не тратясь на более весомые блюда. Сама же Флорайн знала, что ей сейчас в горло не полезет ничего существенного: скорее всего, Арх обратил на нее внимание, и сейчас смотрит, пытается понять, что она тут забыла. Так, спокойно. Надо быстро съесть здешнюю дрянь, и степенно покинуть трактир, а после, побродив еще немного, вернуться домой. Прикрытие есть: она же купила нитки, и прочее. И никого не искала, нет. Но... почему он пьет?

Арх, которого знала Флорайн, искренне презирал подобного рода излишества, этот же злой, хмурый мужчина - словно незнакомец. Точнее сказать было невозможность: Фло могла только догадываться, ведь ни смотреть, ни заговорить с ним не смела, если только речь не шла бы о деле.

Отредактировано Лейв (20-07-2023 23:04:46)

+1

4

Её появление, конечно же, не осталось незамеченным. И вовсе не потому, что женщина всегда больше притягивает взгляды мужчин, но ещё и по причине цвета её плаща и юбки. Красный? Почему красный?..

Арх безусловно же узнал её, но ничем не выдал этого, продолжая мерно жевать свой чеснок. Всё же он старался больше закусывать, чем хлебать эль. Нажираться до состояния полной невменяемости не входило в его планы - уже и так горизонт начинал размываться и плавать. Этого кумара было достаточно.

Но зачем её принесло? Первая догадка: капитан Моранн послал. Срочно надо выдвигаться, так что его попойка откладывается. Нужно срочно приводить себя в порядок и возвращаться в расположение. Но вот дальнейшие действия черноволосой алиферки с веснушками вызвали лишь глухую усмешку.

"Чепец?" Мужчине пришлось прикрыть рукой лицо, чтобы не расхохотаться в голос. Это было... Настолько нелепо. Если это была попытка маскировки, то она с треском провалилась. Ну хотя бы потому, что если хочешь отвлечь внимание, не стоит выбирать для одежды самый, что ни на есть, притягивающий внимание цвет - красный. Сказки про Красных Шапочек, видимо, никого ничему не учат. Но и алифер - не волк из этой истории, а охотник. И ему не было никакого дела до маленьких непослушных девочек. Он только не понимал, к чему весь этот нелепый маскарад? Так стеснялась своих крыльев, а ещё только прибыла в столицу? Даже он, несмотря на все тяжелые взгляды на свои крылья, лишь демонстративно расправлял плечи и крылья, нисколько не стесняясь своего происхождения. Пусть стесняются те, кому есть чего стыдиться. Но свои же правила не нарушал: он никогда не распивал алкоголь в военной форме. И не собирался порочить честное имя алиферов в этой таверне своим застольем.

Чтобы не наполнить свои уста ядом, который бы сочился с губ, алифер вернулся к своей второй кружке и попросил ему повторить. На этот раз он не спешил наполнять своё нутро алкоголем, и степенными глотками продолжил пить эль. Хмеля сейчас и без того достаточно в его голове. И благодаря ему он быстро потерял интерес к Флорайн. Ему проще было её не замечать. Похоже, надо привыкать к этому состоянию: не замечать. Избегать встречи взглядами, лишний раз не поворачиваться в её сторону и игнорировать любые слова.

Было проще, когда её не было.

Время в таверне шло своим чередом. Девушке спустя время подали её заказ, а Арх продолжал морально разлагаться, абсолютно не проявляя никакой инициативы. Он достаточно проявил её в своё время. За что и поплатился. Теперь он не сделает ни единого шага навстречу.

В этот момент возвысили свои голоса некоторые спорящие.
- Да что ты говоришь, Артур?! Какая помощь!? От алиферов и помощь?! Ты что, не понимаешь? Они как падальщики слетелись к нашей стране, чтобы сейчас иметь возможность урвать лакомый кусок.
- Тише-тише, - успокаивал их третий, словно опасаясь, что их могут услышать. Но мужчина по имени Франц не унимался. Всклокоченный, с черной местами неряшливой бородой, но по взгляду настроенный решительно, продолжал.
- А что, не так? Перед вампирами на поклон пошли. Теперь перед этими! Кому ещё поклонимся в следующий раз!?
- Они пришли к нам с дипломатической миссией и пока что держат слово, - более невозмутимый мужчина не пытался урезонить, но словно пытался остудить эту горячую голову здравыми размышлениями.
- А ты что, лично видел? Ой, вот только не надо делать из них святош. Не за просто так они припёрлись сюда. Интересно, что им предложили взамен? Денег? Земли? Людей?

Арх лишь скосил глаза в их сторону, но ничего не ответил. Действительно, он столкнулся с разной реакцией на их появление в Остебене. Чаще всего она была настороженно-негативной. Что ж, их можно было понять. Алифер и сам не был в курсе их сделки с Королём. Но и встретил другое отношение: когда им нужна была помощь, в ней не отказывали. И когда действительно нужна помощь, попросишь её даже у тех, кому бы ещё вчера руки не подал. Но это его мало заботило. Он служил не людям, но Императору и Ньёраю. Всё остальное его не касалось, равно, как и этот спор. Спорящие не вызывали у него ровно никакой реакции кроме вялого, краткого интереса, поэтому он вновь захрустел своей закуской. Чеснок уж очень вкусный получился. Ему нравился.

Разговор, казалось, сбавил накал, позволяя шумевшим вновь вернуться к своему застолью, пока виток спора вновь не зашёлся с новой силой.
- Да кто, кто рад их визиту?! Ты, или может быть ты? - он тыкал пальцем на спорящих с ним. А потом резко обернулся к Флорайн и, подойдя, склонился к ней, фривольно положив руку на плечо, но, возможно, намереваясь опустить и ниже. - Эй, красавица! Скажи, тебе тоже противны эти падальщики?! А?! 
 
[icon]https://i.imgur.com/27iT8ee.png[/icon]

+1

5

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/818/347124.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

Тем временем, обстановка накалялась: в местных выпивохах проснулся выдающийся оратор. Судя по энтузиазму, даже не один. Мысленно Флора только похвалила себя за предусмотрительность: на всякий случай она извлекла заправленные под головной убор тесемки, и завязала чепец под подбородком. Учитывая, что за пределами Алира алифер - птица редкая, не стоило лишний раз светить свою межвидовую принадлежность. Можно, конечно, притвориться эльфом, однако среди людей куда лучше внешне мимикрировать под своих, местных. Удивительно, насколько Арх непредусмотрителен...

Кажется, еще немного - и алконавт начнет блевать на туфли собеседника. Флора скривилась - что Нимрайс забыл в этой дыре? Здесь намного хуже, чем в таверне, куда ходили поесть они с Лили... Воспоминания о подруге заставили обеспокоенно поерзать, и Виастикос силой вернула мысль на прежнюю траекторию. Так вот, если бы Арх хотел выпить - почему не снял комнату? Вряд ли компания местных доставляла ему такую сильную радость.

Девушка уткнулась в свою тарелку, безуспешно мечтая стать невидимкой: ей нельзя затевать драку. Нельзя прославиться тем, что в свой выходной била морды крестьянам в трактире: репутация насмарку. Но и показать себя слабой тоже нельзя. И что делать?

С выражением должного презрения Флора медленно поднялась со своего места, все еще ощущая чужую лапу на своем плече, и так же медленно повернулась к собеседнику. Ее лицо застыло, а глаза выражали злость в последней степени. Виастикос холодно, с легкой насмешкой, процедила в лицо фермеру:

- Воображаешь себя великим политиком? Кто разрешил меня трогать?

Под салфеткой в корзинке притаился нож. Если сейчас это недоразумение не опомнится, оно рискует обзавестись шрамом на запястье - нельзя, чтобы к нему подтянулись его дружки, чтобы они восприняли приставание как развлечение. Вообще самый лучший способ избежать проблем - уйти к дальней стене через скачок, а оттуда просочиться через доски на улицу. Вряд ли Флору будут целенаправленно преследовать, тем более, ввязываться в возможные неприятности со стражей. Даже если будут - трезвая и подтянутая Флора легко их обскачет. Но Арх... Если они переключат запал на него, если догадаются о том, что он - что тогда делать? Насколько он пьян? Он сможет отбиться?

+1

6

До этого мирно жевавший свою закуску мужчина значительно напрягся. Очень... Очень сложный вопрос, ставящий Флору в неприятное положение. Что она сделает сейчас? Отречется от своего происхождения в угоду этому пьянице, и тогда по сути на этом её военная карьера заканчивается: большинство алиферов не поймут этого плевка в лицо. Или же устроит драку, решив показать свою удаль молодецкую? Но по сути лишь тем самым подтвердит их слова о падальщиках и захватчиках.

Сам Арх не хотел пускать в ход свою силу. Сила и умение гвардейцу необходимы для того, чтобы защищать свои ценности, а не для того, чтобы кошмарить население. И он бы продолжал игнорировать эту компанию, если бы она в своём запале не полезла распускать руки к алиферке. А женщины-алиферы воспитаны совершенно в других традициях, и потому за такой хамский поступок могут отвесить по роже. И будут правы.

Поэтому он обязан вмешаться. Алифер попытался подняться, чувствуя, как его неприятно качнуло, а горизонт повело, но он устоял. Пьяный... От него неприятно разило двухдневной попойкой и чесноком. В ногах словно солому набили. Но госпожа Флорайн умела находить неприятности на свою чернявую макушку. Не изменила себе и в этот раз. Арх подошёл и перехватил бородоча за запястье таким образом, чтобы иметь возможность перевести его в болевой захват, если тот не угомонит свою пьяную прыть.

- Сударь... - алифер пьяно улыбнулся, применяя на мужчине умиротворение, чтобы тот не воспринял это как повод к мордобою. А в их состояниях он мог начаться по любому поводу. Арх намеренно тянет гласные звуки, растягивая слово, обращаясь на манер, как к нему в свою очередь обращался Риаган во дворце, - уберите, пожалуйста, руку от моей жены...

А по взгляду и между строк читалось "а то я тебе эту самую руку сломаю".
И, когда бородач отпрял, с той же самой улыбочкой добавил: "Благодарю вас, сударь". А самое главное, что ему почти не пришлось врать. Когда-то именно Флора была для него супругой. Пусть сейчас это и осталось в прошлом. А, чтобы мужчины закруглили свою волынку, сказал: "На вашем месте я бы не столь громко разговаривал о подобных вещах. А то вдруг ещё найдётся доброхот, который донесет командиру стражи... И потом придётся долго оправдываться, что никто ничего такого не имел в виду..."

Тем временем он уводил Флорайн подальше от них, сопроводив её к своему столику и перенеся её заказ к себе. И, только когда шумно и тяжело плюхнувшись на своё место, уже серьезно спросил: "Зачем ты пришла сюда?"

__________________________
Умиротворение -  20 маны.

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+1

7

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/818/347124.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

Краем глаза девушка уловила движение, и - нервно дернулась. Нимрайс двигался тяжелее, чем обычно, и, кажется, был порядком поддат, что уже странно, и Флора нервно сжала ткань юбки в кулаке. А потом он назвал ее своей женой, и Виастикос болезненно дернулась: внутри нервно свербила пустота. Она как ампутант с фантомными болями в конечности, которой уже давно нет. Случайность или мрачная попытка Арха напомнить о том, что Фло потеряла? Неважно, ведь после следующего вопроса Виастикос бросило в холодный пот.

Все это время самое страшное, что представлялось - разговор с Архом, у которого полный карт-бланш на развлечения, ведь у Флоры нет ни одного смягчающего обстоятельства. За эти годы она прожила полный спектр отчаяния и раскания, пока не перегорела. Смирилась. Она его не вернет: он не простит. Он ее ненавидит. Она осталась одна, теперь вокруг нее одни лишь стены, а не вокруг Лилит. Когда-то подруга сказала, что с появлением Арха в жизни Флорайн ей стало так больно, что она спутала это с ревностью. И чем больше Лили думала о до и после, тем больше убеждала себя в том, что без Флорайн ей всегда будет пусто. И что Арх излишне деспотичен, а Флора терпит, потому что у нее якобы не было выбора. Виастикос до сих пор не могла понять, как рациональная и взрослая Лили пришла к такому выводу, но каждый раз у нее разводились руки.

Если Флора скажет, что волновалась - как отреагирует этот Арх, такой новый и незнакомый, от которого пахнет выпивкой и чем-то резким, мрачный и помятый? Разозлится и прошипит, чтобы она убиралась прочь? Или, поняв, что она на самом деле слаба и уязвима - скажет, что Фло жалкая? Прежний Арх так не сделал бы, но, учитывая, что Виастикос предала его...

Сердце колотилось в груди, уши горели от страха, но надо было что-то ответить:

- А ты будешь злиться? - Вдруг вырвалось у нее, и Флора подняла на Арха большие испуганные глаза, словно сама не верила, что сказала такую ерунду. Давай, ты взрослая самостоятельная женщина. Соберись. Проблема была в том, что взрослая и самостоятельная отгораживалась от окружающих, и в жизни не сказала бы бывшему жениху, что волновалась за него. Это часть ее защиты, как доспехи.

- Поверь, мне тоже теперь придётся найти с тобой общий язык, нам теперь работать вместе как-то надо, - наконец, произнес Нимрайс.

- Эй, это была моя реплика, я ее репетировала перед зеркалом, - грустно усмехнулась Виастикос, с любопытством посматривая на мужчину исподлобья. Руки так и тянулись пройтись по светлым мягким волосам, обернуть его в одеяло, и уложить отдыхать, чтобы это непроницаемое выражение исчезло вместе со всеми его печалями...

- Ты совсем не собираешься мне мстить? Разве это справедливо? - Вопрос, который мучил столько времени, легко сорвался с уст, и Флора, против ожиданий, наконец выдохнула. Словно камень упал. Возможно, сегодня она получит все ответы, и недосказанность исчезнет. Двадцать лет назад ей было вообще не до разговоров по душам: сама она вспоминает те дни как череду болезненных вспышек в памяти. Шок, паника, трясущиеся руки, раскладывающие вещи в новой комнате - без него пусто, холодно, чужеродно. При одной мысли тошнота снова подступала к горлу, и Флора поморщилась.

- С годами ты распробовал вкус алкоголя? - Очень мягко спросила Виастикос. Словно погладила. Оставила пространство для маневра, но в то же время, затронула важную тему. Он пьет из-за нее? Это ее ответственность? Арх же не употреблял, неужели все настолько плохо? Он на себя не похож: Нимрайс сидит и тратит свои выходные на дешевое пойло в местной рыгальне. Это даже не пара бутылочек пенного в выходной день, а полноценная попойка, только не очень веселая.

+1

8

Какой нелепый вопрос. Арх даже не захотел отвечать на него сперва. Удобная позиция: постелить пуха и соломку. Она не хотела этим вопросом озаботиться чуть раньше? Этак, лет двадцать тому назад. Он не мог дать положительный ответ, поэтому сперва вообще хотел промолчать, но потом решил, что разговор надо продолжать. По крайней мере, дальше им нужно как-то работать. Вместе. Гвардейца не спрашивают: хочет ли он или не хочет исполнять приказ. Перед ним ставят задачи, дают соратников, дают приказ, и он долен его исполнить. А вот от слаженности команды зависит успех или провал. Конечно же, не только от этого. Но сработанность в группе тоже вносит свой решающий фактор.

На попытку отшутиться мужчина лишь пожал плечами. Ему нечего было к этому добавить. Она желала этого разговора, так пусть говорит.
- Если бы я хотел отомстить, мне достаточно было бы рассказать, как всё было на самом деле. Сама знаешь, чтобы потом сделали с тобой и твоей дорогой подруженцией, - Арх режет словом как бритвой. По-живому, вскрывая всю гниль и неприглядную истину. А потом, не глядя на неё, тянется рукой за недопитой кружкой и допивает, с характерным гулким звуком ставя на стол. - Но если туда ей и дорога, не жалко. То... Я не хочу, чтобы так поступили с тобой.

Любовь - это не про характерный зуд между ног. А про то, готов ли ты отдать свое доброе имя на поругание, свою честь и жизнь за кого-то. Если бы он не любил Флорайн, он бы без зазрения совести сделал так, чтобы её лишили крыльев и выкинули как шелудивую псину с Алира. Но нет, он взял этот позор и груз на себя, и теперь будет до конца своих дней нести в одиночестве: непонятый и гонимый.

Впрочем, что её сейчас бить словами? И так, вон, дрожит как осиновый лист на ветру. Он в очередной раз хотел промолчать, но... Правда так правда.
- Терпеть не могу, - отвечает он без тени лжи. Он так и не полюбил вкус алкоголя. Но это единственное, что он мог себе позволить. И хоть где-то немного излить свою душу, топя в нём своё горе и свои раны. Алифер не умел плакать. И не потому, что гордые алиферы не плачут, а потому что даже не умел это делать в силу своей сухости и черствости. Но боль требовала быть высказанной, выстраданной, выпущенной на волю. И только под действием хмеля у него получалось немного дать ей ходу, чтобы потом, проспавшись, забыть о ней до очередного острого приступа.

В глазах своего общества он теперь мерзавец и подлец, который соблазнил свою невесту, а потом бросил её. И потому никто не жалел его и не предлагал "найти другую". К счастью. Терпеть не мог, когда его жалели. Или когда ему предлагали замену. Арх всегда жил по принципу "чужого не беру, своего не отдаю". И даже сейчас он не хотел и не мог разжать эту руку и отпустить из сердца "своё". Она принадлежит ему! Он не мог примириться с действительностью. Не хотел! Он всегда был твердолобым и привык силой брать то, что принадлежит ему. Привык не отступать. Но там, где есть воля другого...

Винить было некого. Только самого себя.
Он выбрал в этой жизни любовь... И проиграл.

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

Отредактировано Арх (26-07-2023 12:13:23)

+1

9

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/818/347124.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

Раскаяние Флоры - четкое осознание того, что лучше уже не будет. И как прежде тоже. Его образ был словно выжжен в памяти, а просыпаясь, она иногда отдаленно слышала его запах - теплый, домашний, желанный. Порой Виастикос закрывала глаза и позволяла себе представить, как его рука зарывается в темные непослушные пряди, а на талию ложилась твердая рука, от которой расходилось тепло по пояснице. Флора научилась так жить: она переходила от состояния воздушного замка к полной пустоте и обратно. Витания в облаках возвращали ее мягкую мечтательную улыбку и спокойствие в каждое движение, а противоположное состояние вынуждало закрываться от окружающих, хмуриться и поджимать аккуратные губы.

Но еще больнее такого состояние - необходимость наблюдать его страдания.

- Если бы я могла забрать твою боль, я бы это сделала, - сорвались с губ хриплые слова сожаления, - тот поцелуй стоил мне всего.

Произнеся это, Флора замкнулась, скрестила запястья и подтянула ноги ближе, сделав рефлекторное движение чуть кверху: как будто хотела прижать колени к груди, свернуться в клубочек. Вдох, выдох. Немного взяв себя в руки, Виастикос извлекла катушку ниток, и принялась крутить ту в руках, чтобы переключиться. Выпивохи все еще поглядывали в их угол, но, кажется, встревать в склоки женатой пары были не намерены.

- Это уже больше похоже на тебя, - улыбнулась Флора себе под нос. Страшнее было бы, заяви Арх, что пить-то, оказывается, замечательно. А пьянствовать Нимрайсу не шло. Вообще. Было что-то неправильное, когда мужчина таких убеждений пускался во все тяжкие, при том - явно без радостной оттяжечки, будто краем сознания осознавая, что становится чуть ближе ко дну. Видеть его такого - невыносимо, и Флора боролась с искушением взять его мозолистую руку в свою - не такую нежную, как двадцать лет назад - и попросить забрать ее домой. Или в еще какое-то безопасное место, где она сможет заварить ему чай и приготовить поесть, чтобы Арху стало лучше. То, что она еще любит его - и так понятно, на эту тему у Флоры не было иллюзий. Тем больнее ежедневно видеть его перед глазами и знать, что Арх уже не будет ее.

+1

10

Её слова отозвались какой-то глубокой тупой болью в сознании, заставив Арха прикрыть глаза и чуть наклонить голову, словно он по инерции хотел отгородиться и отвернуться от этой информации. Она ему была неприятна, что он не хотел смотреть на неё. Этими словами она сыпала ему соль на, похоже, ещё так и не до конца зарубцевавшиеся раны.

Зачем? Зачем она сейчас ему это говорит? Зачем бередит прошлое и то, что должно остаться там? У него даже нет сил злиться. Пожалуй, если бы она вдруг решила ему исповедаться и рассказать подробности, то рисковала улететь вместе со столом и своим стулом в соседнюю стенку. Он не стал бы слушать, и за свою насмешку она бы поплатилась. Но она, похоже, нащупала ту грань, за которую нельзя переступать, и потому такой бурной реакции не последовало.

Последовала другая - горькое отчаянье и сменявшая его пустота. Мужчина посмотрел перед собой. Ему уже было достаточно выпитого, он уже был хорош. От его дыхания несло удушливым тошновато-кислым запахом, который, Флора, впитала с молоком матери - каждый раз видя пьяного отца дома. Не добавлял ему аромата и вкус закуски. Пустой рассеянный взгляд дополняли эту картину тяжелого уныния, царящего в душе алифера. Но он просит ещё. Нет, он не хотел показательно пить ей назло. Просто следующий вопрос, главный вопрос, который он должен задать, требовал сперва обезболивания.

Ему поставили ещё кружку, и он тяжелыми глотками, чувствовалось, что эль льется в него тяжело, осушил и, готовясь в ближайшее время заснуть прямо здесь, за столом, спросил: "Ты замужем?"
Алифер как-то упустил этот момент, да и обрывки информации не давали полноты картины. Но этот вопрос дался ему тяжело, словно всё внутри протестовало против того, чтобы знать правду. Потому что если "да", это точно конец.

Арх не из тех, кто был способен на прелюбодеяние. Он чтил волю Ньёрая. И по сути любой брак или обручение навсегда ставило для него точку на той или иной женщине. Больше к ней он никогда не подойдет, потому что она для него чужая. Запретный плод не манил. Он как-никто знал, какая это по сути отрава. И поэтому этот ответ всё расставит на свои места. Но почему внутри всё так протестовало против того, чтобы услышать "да"?
[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+1

11

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/818/347124.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

По спине промеж лопаток прошел неприятный холодок, кожа вздыбилась мурашками. Флора плотнее вжалась спиной в стену, искоса посматривая в сторону Арха. Она никогда не видела его настолько мрачным и... пьяным. А пьяные непредсказуемы.

Кругом пахло дешевой бодягой вперемешку с чем-то кислым и терпким. И без того неохотный аппетит Флоры окончательно встал комом в горле, а потому девушка махнула рукой на миску фенхеля: не очень-то и хотелось. Возможно, Арх хотел, чтобы она его боялась, чтобы больше и думать не смела подходить - поэтому пил при ней? Незаметно для себя девушка закинула ногу на ногу, а руки скрестила в тонких запястьях, да еще и к собеседнику села вполоборота: максимально закрытая поза. Следующий вопрос, тем не менее, заставил ее изумленно распахнуть ярко-синие глаза, а алый аккуратный ротик - привычно открыться в удивленном "о".

- Я? Нет, - в прострации произнесла она, как само собой разумеющееся. Как будто Арх спросил какую-то глупость. С другой стороны, логику понять было можно: прошло двадцать лет, мало ли что изменилось. Ей и впрямь бросали вызов, и Флорайн всерьез выгрызала свое право на одиночество, но, слава Небесам, она все еще не была богата. То есть, жалование было хорошее, но окружающим Виастикос пела про долги семьи, которые гасить еще лет сто-двести. Мало кому захочется на ровном месте взвалить на себя не только жену и детей, но еще и семейные долги этой самой жены. А еще она уже была помолвлена, и тогда жених на ровном месте расторг помолвку - для многих тоже минус, мало ли что там всплыли за сюрпризы.

Лицо Арха прояснилось, просветлело, глаза блеснули - счастливо и ясно, словно ветер разогнал грозовые тучи. Буря кончилась, проступило бескрайнее синее небо. Флора помимо воли мягко, мечтательно улыбнулась: давно не видела Нимрайса таким, и факт того, что он, похоже, не до конца отпустил ее, грел сердце.

- А ты? - Встречный вопрос, и Арх... отвернулся вместо ответа.

Не желает давать надежду? Жалеет, что вообще завел этот разговор? Потому что "нет" сейчас - это почти "да" на всё невысказанное. Если бы Арх был женат, он, скорее всего, вообще не задал бы Флоре вопрос на личную тему, и тем более не стал бы реагировать каким-либо образом. На счастливого молодожена Нимрайс не похож. С другой стороны - кто его знает?

Мог ли он жениться просто чтобы забыть обо всем, раствориться в ком-то другом? Или помолвиться по той же причине? А может, он давно женился, но сейчас переживает проблемы в отношениях с женой, потому что прошло уже много времени, появились дети, и они отдалились друг от друга? Может, он пьет сейчас, как отец Флоры, потому что тоже не смог состояться? А так как в карьере у Арха все вроде как в порядке, то остается... не ее дело.

Флора вновь забилась в свой угол, неловко подернула плечами, словно от сквозняка. Ей здесь просто нечего делать. Виастикос не горит желанием пить с этими людьми, а теперь, их же стараниями - и есть тоже. Она уже жалела, что пришла: лучше бы осталась с алиферами. В свой выходной день она бы купила у лоточницы вкусностей, после чего заманила друзей. Они бы провели день, болтая о всяком, Флора зашила бы прореху на носке, может, доделала бы выкройку для новой рубашки. Вместо этого она сидит позорится перед бывшим женихом, попадая в неловкие ситуации, задавая личные вопросы, и, в целом, мешая. Но если Виастикос сейчас встанет и уйдет, то Арх решит, что ее задело, а потому надо выждать время из вежливости, и уйти под предлогом того, что их беседа превратилась в молчание.

+1

12

Мысленно Арх уже внутренне приготовился к своей казни. Он так не хотел знать ответ на свой вопрос, но бегать от него - трусость, не достойная мужчины. Поэтому он примет эту новость стойко и без эмоций. По крайней мере, здесь, на людях. Но вместо ожидаемого "да" слышит даже какое-то будничное "нет". Арх даже поднимает на неё свой взгляд, но не может скрыть эмоций. У него не получается, как бы он не старался. Однако ответный вопрос тут же смахивает эту радость с его лица, возвращая к обычной рутине.

Алифер отводит взгляд. Всё... Не так просто... Здесь он встретил женщину, которой сделал предложение. Совсем недавно.

Алифер прекрасно понимал, что это не та правда, которую Флора захочет от него услышать. И всё же оно было так. Когда Вена, поразмыслив, всё же дала алиферу от ворот поворот, он очень расстроился. Отчасти потому, что тогда в том взгляде увидел надежду и то, что она нуждалась в нём. До боли знакомый, напомнивший ему, какого это, когда тебя ждут и в тебе нуждаются. Но потом, видимо, хорошенько подумав, чего бы ей стоил этот брак, передумала принимать его предложение. И алифер понимал, что к лучшему. Жрец Люциана бы задал вопрос о том, был ли алифер когда-нибудь в браке, и перед лицом Всеотца Арх бы ответил, что "да". Но в то же время он обещал, что сохранит в тайне причину разрыва помолвки. Перед Небом такое - непростительный поступок. И благословение они вряд ли получат. Какого бы ей было тогда стоять и слушать всё это?

Арх стал заложником своего обещания. Понимал ли он тогда, что делал? Нет. Но только спустя время понял, что тем самым сам себя загнал в тупик, из которого нет выхода. И тем самым обрек себя на одиночество. Это была одна из тех причин, почему он сидит и напивается здесь до поросячьего визга. Флора - была причиной того, почему он всегда будет один.

С одной стороны он утешал себя тем, что в таком случае ему не придётся разрываться и делать выбор в своём служении. С другой... Он подошёл к тому возрасту, когда достиг всего, чего хотел, состоялся как член своего общества, стал гвардейцем, поступил на службу к Императору, служит теперь под его началом и исполняет свой долг. У него есть всё, что требовалось для того, чтобы создать свою семью. Но этой семьи у него никогда не будет...

- Я встретил здесь женщину... - честно говорит Арх, потому что эта информация не укроется от алиферки. Вообще, в таких коллективах ничего не укрывается, а новости расходятся быстро. Странно, что она ещё не в курсе. - И сделал ей предложение. Но она ответила мне отказом. Так что нет, я свободен.

Но его в голосе не звучит радости. Неприятно, когда тебе предпочитают кого-то другого. И с одной стороны она нисколько не могла его винить в этом желании. С другой, такие вещи обжигают не хуже огня, заставляя разочаровываться в своём избраннике. Сама мысль о том, что тебе предпочли другого - нестерпимо обидна. Он как никто знал это. И как это больно.

Мужчина пьяно ухмыльнулся каким-то своим мыслям. "Какая ирония". Они расстались двадцать лет тому назад, а продолжали мучить друг друга и причинять друг другу такую боль, которую не может причинить никто другой даже сейчас.

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

Отредактировано Арх (30-07-2023 21:59:43)

+1

13

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/818/347124.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

То, что было ранее - слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. То, что сейчас - закономерно. Флора все эти годы жила с четким осознанием, что Арх не будет один: найдется женщина, которая отогреет его, как замерзшую птицу. Все становилось на свои места: он расстроен, потому что другая женщина ответила отказом. Пройдет время - и у него будет новое увлечение. Если так подумать: там, на Алире, тоже была женщина, с которой он проводил много времени, и которая явно хотела внимания Арха. А он вроде как и не был против, точнее сказать сложно. Интересно, почему он не женился на той? Или на таких не женятся?

Сердце внутри сжалось в ледяной комочек: за долгое время Флора достаточно поизводила себя, чтобы такое состояние стало для нее нормальным. Губы растянулись в мягкой усмешке, Виастикос вытянула длинные ноги под юбкой, и расслабленно откинулась назад:

- Так ты из-за этого устраиваешь себе белую горячку?

Арх уклонился от прямого ответа, на что Флора нарочито прикрыла глаза, а после - быстро-быстро моргнула пару раз. В сочетании с озадаченным взглядом явно давалось понять, что Флоре перегрузили разум сложной загадкой.

- За двадцать лет ты стал другим человеком, так что дай задачку полегче, - сердито дернула плечиком девушка. В прежние времена он вел себя иначе. В любом случае, Флора не горела желанием разгадывать ребусы с девками Арха и его амурными проблемами. Для себя она давно понимала, что и как любовник, и как мужчина Нимрайс для нее давно не существует: либо она его предала, а он такое вряд ли простит, либо он метался-таки между двумя юбками. Последнее стало бы облегчением: Флора хотя бы перестала бы уничтожать саму себя, отплакала бы последнюю порцию унижений и пошла дальше.

Так или иначе, вечер переставал быть томным. Арх рискует отдать душу, если продолжит хлестать свое пойло. Судя по запаху, он уже начал разлагаться: Флорайн наморщила носик, перенеся внимание на другую проблему.

- Нам нужна вода для омовения, а также место, где я могу помыть и уложить спать одного поросенка, - наконец, решилась девушка. Она кинула звонкую монету трактирщику, и тот раскланялся:

- Позвольте, у поросенка уже снята комната, - напомнил сообразительный хозяин, - мы все принесем.

Можно сказать, сегодня она начала отдавать старые долги: конечно, это никак не компенсирует ту некрасивую историю с Лили, но Флора хотя бы начнет шаг за шагом оставлять прошлое позади. Она уже поняла, что не может спрятаться, понадеявшись на "с глаз долой - из сердца вон": Арх проник слишком глубоко под кожу, его не выцарапать. Но, если она, наконец, увидит его улыбку, легкость во взгляде, и поймет, что это уже отболело... На этом моменте сердце больно царапнулось, но Флора, сведя брови воедино, еще раз мысленно повторила - с чувством, с толком, с расстановкой. Так вот, если поймет, что уже отболело и он теперь будет счастлив - может, она сможет хотя бы простить сама себя?

Но правда была в том, что даже в тот момент Флорайн, сама не осознавая, действовала исключительно из мстительных и эгоистичных побуждений. Некстати вспомнилось, как ее много лет назад выжигала ревность, как было обидно и унизительно думать о его заигрываниях с другой женщиной, как он, сам того не осознавая, вытер подошвы о душу. Сейчас, заведя разговор о невесте, Нимрайс, сам того не подозревая, пробудил злость, рожденную старым унижением. И дал повод остановить самобичевание - на время. Как любое живое существо, Флора просто не могла бесконечно издеваться над собой, также у нее не получалось и простить себя. А незакрытый вопрос с непонятной старой изменой давал хоть какую-то передышку - в то же время напрочь лишая ее поступки логики.

- Встань и иди, - велела она тоном, не подразумевающим возражений. Флорайн угрожающе нависла над Нимрайсом, всем своим видом давая понять, что не отцепится, пока Арх не сделает как велено. Кажется, в тот момент вокруг нее образовалось большое открытое пространство: вид и поведение Флорайн навязчиво напоминали гулякам их собственных жен - и то, что, скорее всего, ждало их дома вечером.

Отредактировано Лейв (31-07-2023 22:25:53)

+1

14

Как грубо, — лишь отвечает на вопрос Нимрайс. Его кольнуло, что Флора угадала, в то время, когда он пытался огородиться и скрыть свой внутренний мир. Но, попав в мишень, её стрела задела лишь самый край, так и не задев сердцевину - корень всех проблем. — Ты же моя невеста. Должна знать меня лучше всех.

Но она продолжала язвить, а накатывающий хмель не оставил алиферу сил поддерживать эту беседу. Кажется, ему пора вернуться в свою комнату, которой он снял в этой таверне и сделать то, что он привык - хорошенько проспаться после выпитого. Картинка перед глазами теперь значительно плавала как отражение в воде, потревоженное порывом ветра. Четко фокусировать своё зрение теперь было ещё той задачей.

Да, она права. Он изменился. И не сказать, что в лучшую сторону... Он так и не оправился от ран и перестал доверять. И раньше он был закрытым, а теперь никого не пускал в свой внутренний мир, чтобы вновь ему никто не смог причинить боли. Но это путь страха... Путь ничтожества. Он должен отпустить эту ситуацию, но что-то внутри ему не даёт. И он даже прекрасно знает определение этому "чему-то". Гордыня. Гордыня держала его за причинное место, не давая смириться, принять всё как есть и наконец-то разорвать этот порочный круг. Гордыня порождала острое чувство обиды, а та в свою очередь рождала ненависть. А ненависть убивает любовь в самых лучших её качествах.

Раньше он свободно мог сказать, что любил Флору. Алифер был принципиальным. Не менее принципиальным он был и в том, чтобы кому-то сказать "люблю". Если он не чувствовал бы в себе этого чувства, он никогда бы не позволил себе назвать его вслух. Это означало бы обман. Даже Вене он не сказал этих слов, думая, что со временем любовь взрастёт сама - он не тот алифер, который влюбляется с первого взгляда. Потому он сейчас не смог бы и Флоре вновь сказать ей этого "люблю", потому что ложка грязи портит всю бочку чистого продукта. Он чувствовал, почти физически ощущал в себе эту грязь. И ничего не мог с этим сделать. Так что пусть смотрит на него... Он ей омерзителен. Арх прекрасно знает это. Но в какой-то мере даже рад. Возможно, именно это омерзительное зрелище позволит ей тоже отпустить своё прошлое. И она больше никогда не придёт за ним.

Не надо думать, что он такой недогадливый и не понял, зачем она пришла. Всё он понял, ещё как только она достала этот свой нелепый чепчик. Но он не может вновь ответить на её чувства, пока в нём есть эта грязь. Пока она в нём, она отравит всё. Он будет каждый день, каждый час, видя её, помнить и вспоминать. И убьёт её. Не физически, морально. Затравит. Загнобит. Он с удовольствием бы обратился к псионикам, чтобы тебе стерли ему из памяти тот эпизод, словно его никогда не существовало. Но это будет самообманом.

Этого он никогда не забудет.
- Отстань, - отмахивается он от неё как от назойливой мухи, кружившую вокруг пролитого эля. Пока ещё словно в шутку, давая понять, что разговора не вышло, она может уходить. Но она не уходила, продолжив стоять над душой. О да, он знал, какой она была упрямой женщиной. Арх поднимает взгляд и смотрит на неё снизу вверх тяжелым уставшим, почти сонным взглядом. Он прекрасно помнит, как она намучилась со своим отцом-пьяницей. Он. Он хотел избавить её от этой жизни! Он сделал всё, чтобы вырвать её из этого существования! За что она так поступила с ним?! Он старался быть самым лучшим мужем. Арх холил и лелеял её! И всё, что он получил за свои старания - нож в спину! Вот поэтому он не мог отпустить свою боль. А теперь она смотрит на него и видит в нём всё то, что так ненавидела!

Но почему не уходит?
- Не, ну ты посмотри на неё... - деланно пьяно усмехается алифер, не видя смысла разыгрывать "семейную драму" перед окружающими зрителями. Он вообще не любитель публичных концертов. Даже на флейте он играл в основном только в кругу своих. - Ну хорошо...

Попытавшийся подняться на ноги мужчина вдруг резко оступился и, запутавшись в собственных ногах, и грохотом завалился на пол. В этом состоянии он не сильно ощутил боль от удара, скорее унижение. До чего он мерзок и противен. В первую очередь самому себе. Видимо, чтобы добраться до своей комнаты, ему придётся ползти на карачках.
И это один из алиферов, присланных в Остебен... Стыд и позорище. Хорошо, что его сейчас не видят ни отец, ни матушка. Тот бы быстро схватил его за ухо и уже топил бы в ближайшей луже, покрывшейся ледяной корочкой, до тех пор, пока бы не протрезвел, не стесняясь в выражениях. Если честно, он не хотел бы, чтобы и Флора видела его таким...

Сознание стало мутнеть. Похоже, что теперь на утро он не вспомнит больше половины того, что творилось в этой таверне. Не вспомнит он и того, как жена, бывшая жена, по сути волокла его пьяного до его комнаты на втором этаже, пока он не упал в койку. Единственного, что он не понимал: зачем ей, гордой алиферке, эта свиная туша, не державшаяся на ногах? Он знал, что ответ лежал на поверхности... Но он не видел, как жить после того, как бьется на множество осколков эта семейная чашка. Честно, не знал.
__________________________
Броски дайсов
дойти до своей комнаты - неудача, тяжелые травмы.

[icon]https://i.imgur.com/27iT8ee.png[/icon]

+1

15

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/818/347124.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

"Моя невеста". Флора скривилась: арховы пьяные оговорки начинали бесить до глубины души. А может, он это специально? По взгляду Арха было трудно сказать, насколько он сейчас различает человеческую речь и способен к мыслительным процессам.

Флора старалась не вглядываться в его поблескивающие полусонные глаза: он очаровательно уязвим, и Фло знала, что захочет очертить кончиками пальцев линию его челюсти, погладить, пока он позволяет. Если позволяет, точнее: судя по всему, Нимрайс только что перешел в упрямое брыкливое состояние, когда ты пытаешься уложить, чтобы сделать ему же лучше, а он вдобавок возмущается.

Ага, запутался в собственных ногах. Лицо девушки исказила знакомая гримаса презрения: она рассматривала Арха, словно противное причудливое насекомое, копошащееся у мысков ее сапог. Отец ползал так же: они все в конечном счете теряют способность к передвижению на задних лапах.

- Если ты надеешься избежать мыльца душистого и полотенца пушистого такимм образом, то напрасно, - с ленивой усмешкой произнесла она. Все что угодно, чтобы не выглядеть как сварливая женушка, уж лучше тихий, неумолимый маньяк-садист. Если понадобится, он поползет, но не будет засыпать в грязи, как свинья. Ее Арх алкашом не был, и видеть его в таком состоянии она была не намерена.

- Если ты думаешь, что я испугаюсь и отступлю, то напрасно. Сейчас ты один в один мой папаша, - губы Флоры исказились в издевательской усмешке, но правда в том, что она говорила все это намеренно. При всем старании, на прожженного пьянчугу Арх не тянул, и Флора могла надеяться, что сказанное отложится где-то в закоулках подсознания. А она завтра повторит - закрепит, так сказать, успех. Арх прекрасно знал, насколько Флора переживала из-за отца, так пусть теперь примеряет его личину на себя, пусть сравнивает.

Кое-как, по мере сил, она помогала Арху двигаться в сторону комнаты. Однако тот, стоило увидеть постельку, сразу взял курс туда. Э нет, так не пойдет. Флора без церемоний сдернула с мужчины обувь и штаны, стоило ему оказаться на одеяле. А после, буквально подняв его за руки и заставив сесть - лишила верха. Чтобы Арх зашевелился, Флора закинула его руку себе на шею, и ощутимо ущипнула за пятую точку. Кое-как они добрели до бадьи, куда девушка затолкала бывшего, у которого только слюна по подбородку не текла. Что она здесь делает? Зачем заставляет его умываться, если сам Нимрайс не хочет? Тем не менее, Флоре было очень важно сделать так, чтобы ему стало чуть лучше: он оказался один, без ориентиров и любви, потому что она разрушила его жизнь. И теперь девушка неторопливо зажигала свечи и расставляла на комоде, у изголовья кровати, на подоконнике, распугивая по комнате причудливые тени. И очень старалась не смотреть вниз, пока не намочила старую наволочку и, скомкав, прикрыла чужой срам.

Алифер окунула тряпицу в мыльный раствор, и принялась неспешно елозить по коже, наполняя воздух суровым запахом золы. Самому Нимрайсу девушка сунула в руки набор для чистки зубов, состоявший из тряпицы и толченого рога какого-то животного в качестве порошка. Мол, делом занимайся. Сама же, чуть наклонив мужчину вперед, принялась отскребать спину бывшего, предварительно предупредив:

- Постарайся, чтобы тебя не тошнило, ладно?

Закончив со спиной, Флора получила возможность рассмотреть его спереди, и - наткнулась на белые бугорки шрамов. Новый шрам на плече, и - напротив сердца, если бы у Арха сердце билось там же, где у всех. Его... его пытались убить, что не новость: они солдаты, смерть всегда где-то рядом. Но мысль, которая заставила Флору болезненно ахнуть, была еще хуже: его достали. Он бы умер в тот день. Эта мысль добила: вместо того, чтобы заканчивать дело, Флора сидела на полу на коленях и смотрела на то место, пока Арх вымокал в остывающей воде. На ней красивая воскресная юбка, под которой тоже прячутся шрамики, и ее тоже пытались убить - правда, чаще не клинком, а магией или стрелой, потому что лучница Виастикос работала дальше дистанции меча - но никто и никогда не доставал до ее сердца.

Она устало выдохнула, и прикрыла глаза. Как она устала. Он не будет с ней, в данный момент он переживает из-за другой женщины, которой сделал предложение, и она лучше умрет, чем будет заменителем его женщин. Флора прекрасно понимала, чем все могло кончиться, и, позволь она себе забыться с такими вводными - перестала бы себя уважать окончательно. Однако у нее не получалось полностью откреститься от эмоций, когда дело касалось Арха, и от этого было обидно до слез.

+1

16

- И часто ты моешь пьяных гвардейцев? - не удерживается от того, чтобы поддеть бывшую невесту. Как он оказался в этой кадушке - лучше не вспоминать. Да он и не вспомнит уже наутро. Одно лишь четко понимает через эту пьяную пелену: Флора играет грубо. Играет грязно. Он знает, что она не такая. Что только с ним она так бесцеремонно поступает, но... Нехорошо, когда девушка остается один на один с мужчиной. Особенно, когда он нарезался. Особенно, когда он голый. Сорвать голову может даже служителям Света. Понимала ли она это? Да уж вряд ли поглупела за двадцать лет. Так не поступают с просто знакомыми. Так поступают только очень, очень старые любовники. 

Он не стесняется перед ней, будучи в таком виде. Что она там не видела? Что он не видел там? Вместо этого, чтобы не заводить разговор дальше, он принимается чистить зубы. Флора грубо нарушила правила и полезла к нему с близким физическим контактом. Арх никого не пускал к своему телу, хотя сам, бывало, порой тоже фривольно попирал чужие границы, считая, что ему можно.

Ничего не изменилось. Что тогда она строила из себя дерзкую птичку, смело раздувающую перья, что сейчас... Разве что этот нелепый чепчик едва не вызывал приступ пьяного хохота. Ну до чего же он нелепый... Вот только она все равно не переиграет его на его поле. Разница в возрасте у них абсолютно не сгладилась. И её поклевывания его совершенно не задевали. Это было похоже на то, как Чейз клевал его за палец в тот момент, когда Арх брал его в руки. Словно думая, что это что-то изменит.

Дерзкая птичка, которая любит его...
Алифер прикрывает глаза и, так, с закрытыми глазами, продолжает чистить зубы. Действительно, надо было начинать приводить себя хоть немного в порядок. Правда, получалось это плохо. Ему безумно хотелось спать. Женские касания остаточно пробуждали старые реакции, но он сейчас был смертельно пьян, чтобы испытывать влечение. Да и влечение по пьяни? Как это.. Мерзко.

Когда она оказалась перед ним, мужчина резко хватает её за тонкое запястье. Он пьян, а не бессилен. Если он захочет - он сломает её тонкие косточки. Но вместо этого он резко тащит её на себя, буквально затаскивая к себе в кадушку прямо в одежде. Ему плевать: одета она или раздета. Этот неразрешенный клубок противоречий нужно было уже распутать. И, похоже, лучшего момента, чтобы поговорить, не будет.

- Скажи, за что ты так поступила со мной? Я был плохим мужем? Я обижал тебя? Если я тебе был неприятен, ты могла бы сказать мне об этом. И никакого бы боя не было. Но тебе было хорошо. Что случилось потом? - он спрашивает, наступив на горло своей гордыне. Он устал, смертельно устал носить в себе эту боль и обиды. Пусть говорит начистоту. Зачем она пришла его мучить?! Он не железный! И в конце концов он должен знать, чем он провинился, что заслужил такое! И, не церемонясь, сдергивает с неё этот дурацкий чепчик, откидывая его куда-то в сторону. - Ты алифер, а не человек! Выкинь и не позорься!

- Надо же, а мне говорили, что я выгляжу мило! - Она огрызается, цепляясь пальцами в его волосы, оказываясь так близко к его лицу. Но огрызаться мало. Его не задевает. Он легко сломает её, если захочет. И какая-то часть его этого хочет, а она словно делает всё, чтобы это желание распалить сильней. Но потом добавляет тише. - Нет, ты был всем, о чем я только могла мечтать. Просто однажды меня тебе стало недостаточно.

- Мне всегда тебя было мало.
- Поэтому у тебя был роман с другой женщиной.

Он был, конечно, пьян, но не отупел до крайности. Что за вздор она несла?! Какой роман, какая женщина?! Что за нелепое оправдание она придумала своему поступку?! Специально!?
- Что за вздор? - уже огрызается он, не сдерживаясь, больно сжимая её запястье. Она же знает, что он терпеть не может, когда ему врут в глаза. Алкоголь добавляет злости, и вот Арх уже хочет придушить её, но вовремя вспоминает ещё одно имя, которое могло вложить эту мысль в её не самую умную голову. Лилит. Точно! Это она! - Это твоя мразь подружка напела, да?! Это она!? ... Я сгноблю эту тварь, когда вернусь на Алир!

Всё внутри требует не просто мести, но правосудия! И закона. У него не было слов, чтобы передать ту ярость. Мало того, что они устроили это всё, эта мразь разрушила его семью! Влезла. С самого начала она лезла и наконец-то получила то, что хотела. И в тот момент, когда рушилась его семья, наверняка радостно потирала лапки, как муха на дерьме. Арх отталкивает Флору от себя, пытаясь вылезти. Прошлое окатывает его такой волной, словно и не было тех лет.

Если бы на её месте была Лилит, он бы её уже наверное убил. Но нет. Он ей приготовит вариант "лучше". За то, что она совратила его жену, за то, что она влезла в его брак, за всю ложь, скотство и подлость он ей устроит достойное воздаяние.

[icon]https://i.imgur.com/UonmDVs.png[/icon]

Отредактировано Арх (02-08-2023 23:02:48)

+1

17

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/818/347124.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

- Предпочла бы мыть трезвых, но для тебя сделаю исключение, - не повела бровью Флорайн. Самый умный, похоже, потихоньку оживал, что странно: по всем законам логики, в горячей ванне должен был пригреться и заснуть.

А в следующий миг ее запястье обхватили сильные грубые пальцы, после чего девушка опомниться не успела как ее задница вымокла, а ноги свесились с края кадушки. Арх просто перебросил ее через край емкости, и внаглую усадил прямо между ног, где, хвала Создателю, все еще болталась наволочка. Конечно, она прекрасно знала тело Арха, и не боялась его, хоть никогда не переставала смущаться, однако сейчас эти жесты были неуместны. Становиться его любовницей-утешительницей Флора точно не планировала: она надеялась вынести из всей этой истории хоть каплю собственного достоинства и самоуважения. Не гордыни, но гордости - и уж точно не стала бы ласкать бывшего жениха сразу после того, как другая девушка дала от ворот поворот.

Ткань исчезла, оголяя разгоряченную взопревшую кожу, волосы рассыпались к плечам - за исключением несколько вороных волосков, прилипших ко взмокшим вискам и лбу. Прохладный сквозняк прошелся легкими мурашками по коже, когда Арх небрежно сорвал головной убор и швырнул в сторону. У Флоры на миг возникла ассоциация с другими предметами одежды: сердце на миг сбилось с ритма, когда ей подумалось о том, что он мог бы с той же небрежностью содрать с нее крестьянскую юбку, которая тоже не вписывалась в образ алифера. Кажется, его раньше раздражало, когда Флора облачалась в нетрадиционную для Поднебесной женскую одежду.

Надо же, а мне говорили, что я выгляжу мило! - Разозленно выпалила Фло, с силой нахмурившись. Рука сама собой оказалась в волосах Арха, одергивая... или под этим предлогом касаясь его светлых прядей. Похоже, Нимрайс решил, что гулять так гулять, и зачем нам эта маскировка. А то, что его могли побить местные оборванцы, пока он лыка не вяжет - дело десятое.

Его вопрос воскресил бурю переживаний - и, что самое неприятное, воспоминаний. Сидя так близко к нему, можно было забыться и представить, что они снова дома у Арха, снаружи подступает Хэлор, и все эти дни они будут лежать близко-близко в своем гнездышке, постоянно касаясь друг друга или слушая биение сердца. Тепло, прикосновения, знакомый взгляд - все словно ножом по сердцу.

Нет, ты был всем, о чем я только могла мечтать. Просто однажды меня тебе стало недостаточно.

Не солгал: Арх никогда не пренебрегал своей законной невестой, но, тем не менее, видеться с разлучницей не переставал. Он всегда был таким жадным, хоть с виду не скажешь: он завладевал всем без остатка. Интересно, долго ли он набивал себе цену, воротя нос от той женщины, как от Флоры в свое время?

Поэтому у тебя был роман с другой женщиной, - презрительно скривилась Виастикос, а дальше последовала непредсказуемая реакция. Подлинное изумление, переходящее в ярость. Он крепко сжал запястье, и Флора поморщилась, но не выдала себя звуком. Что происходит? Он... правда не понимал? Все это время, когда Фло сходила с ума, он просто не понимал?

У Виастикос все в голове перепуталось. Лилит ошиблась? Возможно, ведь Арх и впрямь перегибал в своем общении с... этой. Вряд ли Нимрайс будет так нагло, беспринципно лгать, изображая обиженную невинность, он просто не способен на такое. Ну, или Флора все это время жила с хитрейшим интриганом, который способен водить за нос даже самых близких - родителей в том числе, потому что те точно считали его хорошим парнем.

Он попытался пихнуть Флору в сторону, и та, сходу сообразив, в чем дело, бросилась вперед и обхватила его плечи, не позволяя подняться. В таком состоянии он будет крушить и рвать, а учитывая, что Нимрайс пьян... последствия непредсказуемы. А ну сидеть!

- Не надо, ты же голый! - Выкрикнула девушка, барахтаясь вместе с ним в мыльной воде. И она теперь, кстати, тоже: пожалуй, единственным сухим участком оставались сапожки - за счет того, что она до сих пор сидела полубоком, выставив их наружу кверху.

- Арх, она искренне полагала, что ты изменяешь, и тоже очень возмущалась из-за этого, - вспомнила Виастикос. Они, кажется, тогда вдвоем друг друга накручивали, притом довольно успешно. А дальше произошел тот курьер... На слезах, эмоциях, на осколках разбитого сердца. После чего Флора осталась одна - без жениха, друзей, без будущего, и эту пустоту в себе она ощущала до сих пор. Как и Лили, наверное.

- Давай разберемся со всем завтра? - С надеждой попросила Флора, прижав ладонь к влажной щеке и заглядывая ему в глаза. Завтра он все равно не вспомнит, либо вспомнит совсем лишь мутными урывками, по которым трудно что-то сказать. - Ложись спать, прошу тебя.

+1

18

Не надо, ты же голый!— Собственная нагота - последнее, что, сейчас, пожалуй, волновало алифера. Он пытался выбраться из кадушки, потому что Флора ему разом настолько стала противна, что разделять с ней одно пространство просто не хотелось физически. А ещё хотелось что-то сломать. Вот только сил встать совершенно не было, что даже её легковесная тушка смешала ему все планы героически подняться и заходить по комнате. Придется смириться со своим бессилием...

Но его гнев вновь всколыхнули те слова, которые произносить было просто нельзя. "Она"! Он был прав! Это она! Эта мерзкая девка - неудавшийся выродок их племени. В отличие от других алиферов эту заботило лишь собственное удовольствие. Она только купалась в роскоши, доставшейся ей от кого-то. И разлагала своим ничтожеством всё, до чего могла дотянуться. Да только за одно то, что она растлила его невесту, он бы лишил её крыльев без жалости. Но тогда той же вине подвергли бы и его Флору...

Но сейчас та совершала ошибку за ошибку в общении со своим бывшим мужем. Тот, не найдя предмет, на котором бы мог сорвать всё своё зло, разом схватил её за лицо, словно намереваясь ей вырвать нижнюю челюсть. Грубо, больно, без церемоний. Пусть замолчит! Он не хотел слушать её детский лепет.

Он никогда не позволял себе таких вспышек гнева, когда они были вместе. Но после того, что они устроили, она не была ему супругой. Это было давно. Это в прошлом! Сейчас это была блудливая девка, которая залезла к нему в кадушку.

- Я! Я твой муж! Я - твоя семья! - он не хотел слушать пререканий, пальцами сдавив ей челюсти. По крайней мере, был. - Ни мамки, ни папки, ни сестры, ни братья, ни тем более подружайки! А Я! Меня ты должна была слушать и спрашивать. Ни своих родителей, ни моих, ни тем более эту гнусную извращенку!

Но к чему это всё... Он отпихивает её с нескрываемым отвращением и опустошенным отчаяньем. Взгляд, полный ярости, сменило опустошение. Его глаза стали словно стеклянными и пустыми.
- Я тебе никогда не врал... Та девка... С которой я якобы спал, просто моя ученица. Меня попросили поучить её. Да, она была мне симпатична, но только как алиферка... А не потенциальная любовница или жена. Я не стал бы тебе изменять. Никогда. Я не тот... Алифер. Если бы я не чтил волю Ньёрая и завёл другую, я бы уже к тебе не вернулся. 

Кажется, он начинал понимать, в чём причина... Но он не давал поводов... По крайней мере, он сам так считал. Возможно, и давал. Иногда Арх мог вести себя несколько бесцеремонно с другими, но лишь в моменты хорошего настроения. Но изменять... В таком случае он бы потерял ту благодать, которую давал ему покровитель Ньёрай, и с ней он мог утратить талант к магии очищения. Эта та магия, что столь сильно зависит в первую очередь от личных качеств и стремлений носителя. И у неё есть свои законы. Этот - как один из них. Но он не стал бы ещё этого делать и потому, что не хотел этого сам, а не потому, что боялся что-то утратить. В таком случае он бы утратил главное - тот дар, который получил от Ньёрая - любимую женщину. Впрочем... Он уже её потерял.

- Прости... - безнадежное извинение звучит из его уст. "Прости", которое уже ничего не исправит. И даже без уточнений, за что. За то, что он сделал сейчас? За то, что он сделал тогда? Или за всё разом... 

[icon]https://i.imgur.com/KBGIEmd.png[/icon]

+1

19

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/818/347124.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

Дыхание перехватило, когда она ощутила его пальцы на подбородке: словно отлитые из стали, и не дернуться. В то же время, от его касаний по коже расползалось приятное тепло. Она замерла от страха перед действительно жестокими словами, которые Арх мог сказать - и в то же время, от осознания того, насколько он сейчас близок. Физически и эмоционально.

Если бы он сказал о ней дурные слова, повергнув сомнению социальную ответственность, Флора просто встала бы и вышла. Как есть - с водой, ручейками стекающей с юбки. Но он сказал "я твой муж". Он сказал "я твоя семья". И Флорайн словно окунули в кипяток, в висках стремительно застучало: она могла получить все это. Она словно откатилась назад во времени, когда он и вправду был ее, а она - его.

Тонкие пальцы помимо воли несмело легли на предплечья Нимрайса, пытаясь его успокоить, говоря на языке жестов "я не буду тебя отталкивать", но в следующий момент Флора покачнулась: Арх разжал пальцы, и несильно, но пренебрежительно пихнул девушку от себя.

Флора уцепилась за край бадьи, всеми силами избегая опираться об его колено, но в то же время пытаясь на шлепнуться в воду затылком. В темноволосой голове крутились шестеренки мыслительного процесса: доходило до нее крайне небыстро.

Он ей не изменял. Он никого не любил, кроме нее! Ну... на тот момент. Сначала лицо осветилось радостью, но тут же - разочарованием. И это было хуже: потенциальная измена хоть как-то облегчала груз вины. А сейчас получается, что единственная обманщица здесь - Флора. И все равно он извиняется, просит прощения - почему?.. Виастикос ожидала, что он просто добьет ее сейчас, ведь так поступил бы любой, получивший подобное преимущество. Любой, но не её. И только за это она была готова заключить его лицо в ладони, согреть щеки, и прижаться губами. Лишь бы стереть это выражение крайнего отчаяния.

- Тебе не за что просить прощения, это я виновата. Давай вылезем, вода совсем остыла? - Осторожно предложила девушка, и, не встретив сопротивления, уперлась в дно чана обеими руками, становясь на четвереньки с прямыми ногами: самый адекватный способ вылезти не намочив сапоги, не перевернув емкость, и не налегая на бывшего. Хватит с него потрясений на сегодня. Затем - разогнулась. На пол брызнула вода, и девушка торопливо перехватила юбку, собрала ее в ком спереди, и максимально выжала в бадью.

Затем Флора поддела под руки Нимрайса, и подняла его на ноги. То есть, он позволил себя поднять, и терпеливо стоял, пока девушка обтирала и укутывала его, а после - довела до кровати, усадила, и укутала ноги покрывалом.

Фух.
Флора сдула черную прядку с покрасневшего лица, и огляделась в поисках хоть какой-то одежды, но и тут подстерегало разочарование: ничего, кроме рубахи и портков Арха, которые уже были не вполне свежи. В чем Нимрайс собирался спать - одному Ньераю известно, но, очевидно, благоверный просто пришел в кабак, сел, и начал отдыхать. Ах как замечательно, когда думать ни о чем не нужно, верно, милый? Флора металась по каморке и внутренне кипела, потому что понимала, что сейчас ей придется выйти наружу, чтобы добыть рубаху для этого гуся. Или...

- Жди здесь, - велела девушка, и выскользнула за дверь. Не сразу, но ей удалось-таки привлечь внимание с лестницы одной из подавальщиц, и за пару монет девица согласилась купить льняную рубаху большого размера в ближайшей лавке портного. Назад идти не хотелось. Там Арх: сидит на кровати, смотрит своими большими синими глазами... не виноватыми. О чем-то надо будет говорить, или - ждать в полнейшей тишине. Флорайн поежилась, и - предпочла остаться в тени, где неторопливо просушила одежду прямо на себе. Благо, гуляки внизу пока не собирались расползаться по комнатам.

Так или иначе, к тому времени, как запыхавшаяся подавальщица протянула свежекупленную рубаху изо льна, Флора уже была суха, согрета, и морально готова выдержать взгляд Арха Нимрайса, перед которым она была крайне виновата. И которому, возможно, не очень-то и нужна, учитывая, что он уже открыл сердце другой женщине. Возможна, другая согласится на замужество, но - позже, когда подумает. Они с Архом тоже не быстро и не просто сошлись... Но как же больно об этом думать, словно каждый раз воздух из легких выбивала одна мысль о том, что другая будет рядом с ним. Просыпаться и засыпать, с любовью смотреть в синие глаза, целовать эти губы, называть его "любимый" - и получать бесконечную взаимность.

Флора вернулась в комнату, но обнаружила только крепко спящего мужчину. Она в растерянности застыла над ним, жадно разглядывая умиротворенное лицо. Судя по всему, ткань, в которую она его закутала, не слишком влажная, и скоро высохнет, а вот если Арха разбудить, то он может разгульбаниться опять. Проснется - переоденется и пойдет домой в нормальном виде. Флора закинула белую рубаху на изголовье кровати, и вышла из комнаты.

Заклинание "Малый огонь" - 20 маны.

Отредактировано Лейв (06-08-2023 17:00:22)

+1

20

Когда-то Арх любил. Любил по-настоящему: дико, страстно, безрассудно, так, как это присуще молодым юношам, впервые узнавшим, что такое пожар в сердце. Он помнил, какая нестерпимая буря царила в душе, когда он не мог спать, а от желания мысли всегда сворачивали не на ту дорожку. Он хотел её неприкрыто. И даже не знал, что именно хотел больше: физически или душевно. Он был жаден и брал всё, но не насыщался.

После того, как всё разрушилось, в его печах, в которых должна была коваться любовь, бесцельно ревел огонь, требуя, но не находя выхода. Он сжигал его изнутри заживо, требуя отослать Флорайн обратно родителям, иначе... Он бы её убил. Не целенаправленно, нет. Просто в какой-то момент он не сдержался бы - ударил бы или толкнул её так, что она умерла. Если бы ему дали в руки хлыст, которым наказывают неверных супругов, он бы рассек ей спину до кости с одного удара. Он отослал её, потому что это было лучшее решение для всех. Так было лучше для всех.

Что же он получил? Мучительную боль, которая его сводила его с ума. Это пламя развернулось против него и пожирало его. Жгло-жгло-жгло, пока просто не выжгло всё, чем он мог когда-то любить. А потом со временем просто начало тухнуть, пока окончательно не стало холодно, а все пригодные материалы не были растащены грабителями под собственные нужды.

Он не знал: сможет ли он когда-то полюбить снова. Вот так, как раньше. Кто-то бы сказал, что он стал искушенным в любви. Нет, он просто стал бесстрастным: там попросту было уже нечему гореть. Что-то ещё теплилось. Но этого "что-то" так мало для настоящего чувства.

Именно об этом он думал, делая предложение Вене. Но когда она вцепилась в его руку, не желая отпускать, он словно на секунду вспомнил, какого это, когда тебя ждут, когда в тебе нуждаются. Но любовь ли это? Нет. Предпосылка к любви, да. Но вырастет ли она в настоящее чувство - вопрос.

Он ничего не отвечает. Просто кивает. Зачем сейчас Флора заботится о нём, зная, что он терпеть этого не может? Но на сегодня и без того хватит её унижать. Он уже и так вонзил отравленный клинок в её душу. Мысль о том, что он полюбил и нашёл другую, будет уничтожать её. Но это была правда. И лучше пусть она услышит её от него, чем от остальных. Теперь они... Квиты. Да, это звучало до ужаса цинично, но теперь и она знала, какого это; узнала, как болит душа, когда выбирают не тебя.

Она помогла ему выбраться и  он, с трудом зафиксировав себя в пространстве, продолжал стоять, покорно давая себя обтереть. Зачем она это делает? Почему не ушла, хлопнув дверью и не оставив его и себя в гордом одиночестве. С таким сложно смириться. Хотел бы Арх снова любить? Пожалуй, да. Даже после всего пережитого - да. Хотел отринуть эту боль и забыть о ней. Но получится ли? Сможет ли - вот действительно правильный вопрос.

И всё же почему он был так рад услышать, что она всё ещё не замужем? Ему ещё не стало всё равно. И это не  то сладкое чувство злорадства, когда кому-то хуже, чем тебе. Нет, это была искренняя радость, словно у него была надежда на шанс. Но трудно бежать марафон, когда ты уже выложился на все в коротких забегах. И он ещё сомневается, смотря на этот путь. У него нет сил бежать эту дистанцию. А главное - нет желания.

Фактор победы зависит от желания победить и умения терпеть. Побеждает тот, кто смог потерпеть чуть дольше, чем соперник. Но в любви нет соперников, есть просто вторая сторона, которая не хочет продолжать. И это никак  и ничем не исправить. Ничего нельзя сделать с тем, кто не хочет с тобой быть. Насильно мил не будешь. 

И всё же в какой-то момент он склоняется к её шее и целует. И просто хочет забыться в этом мгновении: без этого груза памяти. Без навязчивых мыслей о человеческой девушке. Его заподозрили и обвинили в измене? Так пусть он больше не будет без вины виноватым, если он такая мразь, как про него уже с легкой подачи накрутили, то он позволит себе сделать то, чего бы, пожалуй, никогда бы не позволил себе в другой раз. Его губы прихватывают влажную кожу и держат, пока на ней не расцветает заалевший цветок от его поцелуя. А потом отпускает. Нет, он ещё не ступил на этот путь марафона. Пока он просто решил просто посмотреть в его сторону.

Но об этом, как и об их встрече он уже на утро не вспомнит. Не вспомнит совершенно ничего. Лишь удивится, откуда в комнате появилась рубашка, и почему он спит почти голышом с одним покрывалом на ногах и той наволочке, которую он натянул на себя, пока забылся в пьяном угаре.

[icon]https://i.imgur.com/KxZLnY6.png[/icon]

Пьяные амнезии

Что Арх будет или не будет помнить.

от 1 до 70 - не будет.
от 71 до 100 - вспомнит.

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Нелепый чепчик вспомнит? [/dice]

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = пикировку словами про пьяных гвардейцев[/dice]

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = совместное купание в кадушки[/dice]

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = обещание устроить Лилит "веселую жизнь"[/dice]

Отредактировано Арх (17-09-2023 23:07:58)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [AU] Крепка, как смерть, любовь, люта, как бездна, ревность