Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Ян Вэй Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав | Эдель

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [13.10.1082] Враг у ворот


[13.10.1082] Враг у ворот

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://i.imgur.com/jblGgao.jpg
— Локация
Альянс, Севелен
— Действующие лица
Оливер, Сайбер, Алекто, Вивьен, Кайдер
— Описание
предыдущий эпизод[12.10.1082] Потоки тьмы
Появление самого Таэриона, как и упоминание Розы немёртвых, связанной с самим Культом Безымянного, вызвало слишком много вопросов, как и то, что за цель преследуют бог некромантов и проклятая ульвийская богиня.

+1

2

- Два трупа по цене одного, - флегматично заметила Вивьен, смотря на двух мужчин – если, конечно, захудалого посланника можно назвать мужчиной.
С Алеком и Оливером особо не церемонились. Расположили двоих на просторной кровати, чтобы оба оставались под наблюдением. Кайдер и Сайбер стояли у изголовья двумя грозными часовыми, которые всё ждали пробуждения Оливера. Жизнь Алека их совершенно не волновала, как и не волновала жизнь кого-либо Алекто. Молчаливый мистик набивал брюхо снедью. Всё, что изменилось за то время, пока некроманты пролежали без сознания, Алекто замедлился в разорении кладовых ковена.
- Ты действительно считаешь, что он как-то связан с Безымянным? – в голосе Вивьен, как всегда, не отразилось никаких эмоций. Последние полчаса она сидела в кресле возле камина, лениво протягивая руку к язычкам пламени, словно ещё надеялась, что родная стихия прислушается к ней и вернёт немного магии. Чуда не случилось и в этот раз. Запас маны казался Вивьен недосягаемой роскошью, как и бывалая сила в руках, но рядом с огнём ей по-прежнему было спокойнее.
Она не смотрела в сторону кровати. За последний час ничего не изменилось. Лекарь ковена подтвердил, что некроманты живы и не умирают, но явно оба истощены. И, что удивило Вивьен, Роза немёртвых исчезла. Лекарь не нашёл никаких следов болезни в теле некроманта. Это казалось странным и невозможным. Они столько лет искали лекарство от Розы немёртвых, а этот парень избавился от неё за несколько минут.
- Как он это сделал? – Вивьен повернула ладонь, подставляя её тыльную сторону пламени.
- Безымянный даровал ему такую силу, - ответила за Кайдера Сайбер.
Вивьен бросила короткий взгляд на крылатую, но ничего не ответила.
- Ты так пристально смотришь на него, что я почти ревную, - бесцветная шутка.
- Я пытаюсь понять, - наконец заговорил Кайдер. – Он не похож на меня.
Вивьен приподняла бровь, не понимая, что мужчина имеет в виду.
- Он достаточно юн, - заметила некромантка. – Но силён, как маг… Это удивительно.
Даже без привычного магического дара она видела таланты Оливера. Таланты, которыми никто в этой комнате не обладал. Даже Алек, сумевший подчинить себе один из Ключей.
- Думаешь, он нас обманывает?
Кайдер пожал плечами, а Сайбер скрипнула зубами. Эти двое разговаривали в её присутствии с такой непринуждённостью, словно её здесь не было.
- Безымянный не даёт ничего безвозмездно, - крылатая нахмурилась, с не скрытым недовольством смотря на некромантку. – Но он следит за балансом, который вы, тёмные маги, нарушили своими экспериментами. Именно вы породили Розу.
- Это так, - безучастно заметила Вивьен, дёрнув плечом. Она не видела причин отрицать этот факт. – Однако культом управляют не некроманты, как вы нас заверили. А ульвиская богиня и подчиняющиеся ей алиферы.

+2

3

Аватару требовалось время отдохнуть и восстановить силы - то прискорбное с чем приходилось мириться, и пока сознание Шоу оставалось в бесчувственной темноте, Таэрион нависал над ним, простираясь везде. Он остро чувствовал сочащуюся через забытье усталость, исходящую от юного мага - тот был на своем телесном пределе, и, как ему казалось, духовном тоже, однако это было не так. За время долгого пути его дух смог многое вынести, окрепнуть, прорасти знанием, какого подчас не достигали и опытные некроманты. Он мог бы стать новым семенем, которое обновит некромантию после того, как Альянс отряхнется от прошлого, но равно может и сгинуть - такой хрупкой была его телесная жизнь.
   Сколько продлилось это забвение сказать из пустоты было невозможно, но в определенный момент в нее начали прорываться голоса. Узнаваемые и смутно знакомые. Они спорили, и некромант не стал открывать глаз раньше времени, лежал и вслушивался в них, а потом вдруг произнес, обращаясь к Сайбер:
   - Из тебя бы вышел отличный некромант.
Оливер бледно улыбнулся, приоткрыл один глаз, потом другой, перевернулся на бок и сел на краю кровати, спустив ноги вниз. Голова кружилась, на миг все в глазах побелело, но маг остался сидеть, бездумно уставившись в пол.
  - У нас остается все меньше времени. Возможно, теперь Роза знает, что я здесь, и войска Культа прибудут сюда. Здесь же и недостающие им Ключи… Нужно открыть гробницу Безымянного и вернуть все на свои места, прежде этого.
   Некромант исподлобья взглянул на Кайдера.
   - Ты готов исполнить свое предназначение?

+2

4

Пробуждение Оливера отвлекло Вивьен и Кайдера от разговора. Они оба перевели на него взгляд, ожидая, что скажет некромант. Сайбер же быстро поравнялась с ним; её раны всё ещё болели и отвлекали её, но она выглядела обеспокоенной, когда осматривала спутника, выискивая в нём намёки на болезнь.
- Ты истощён, - заметила она очевидное. – Тебе нужно поесть и поспать.
Но, казалось, некромант нисколько не беспокоился о том, что выглядел едва живым. Он пришёл в Севелен с конкретной целью и решил сразу вернуться к обсуждению главного вопроса. Оливер уже неоднократно говорил о том, что желает открыть усыпальницу Безымянного, но не говорил, как именно собирается это сделать, не имея всех Ключей.
- Если ты скажешь, в чём оно, - равнодушно заметил Кайдер. Лицо мужчины ничего не выражало, но он пристально смотрел на некроманта.
Вивьен знала его секрет. Знала, что тревожило мужчину. Он пережил несколько поколений своей семьи. Она – последняя из его рода. По какой-то причине Безымянный проклял его вечной жизнью, но у всего есть цена. Бог некромантов не мог дать что-то настолько ценное – то, за чем всегда охотились тёмные маги, - чтобы не брать ничего взамен. Эта магическая аномалия, казалось, не имела никакого смысла, как и перерождение богини ульвов в Зенвуле. Ведь даже её имя стёрли из истории. Имя Кайдера стёрли из истории.
Всё, что она знала о нём, он рассказывал ей сам.
«Но даже он не знает всего».
Вслед за Оливером молчаливой чёрной тучей с другой стороны кровати свесил ноги наследник Магистра, и взялся за голову.
- Я не чувствовал себя так дерьмово даже после палёного мешочка ульвийской дури, - поморщился Алек.

+2

5

- Все хорошо, - слабо унял Оливер беспокойство Сайбер.
   Он ободряюще улыбнулся, едва коснулся ее руки и с заметным усилием поднялся. Некроманта покачивало, точно бы он стоял не на твердом полу горной твердыни, а ступал по палубе корабля, мотаемой волнами. Всем им требовался отдых после изнурительного пути, но было ли у них на это время… Цель была близка как-никогда, но и бессилие было как никогда огромным - сосуд бога существовал на пределе своих телесных возможностей. Все усилия могли пойти прахом из-за человеческой хрупкости. Ирония. Однако просто оставаться на месте Таэрион не мог.
   - Ты последний из желавших запечатать бога Смерти, - заговорил он с Железным Вороном, после промедления. Безымянный раздумывал стоит ли продолжать этот разговор среди всех присутствующих, особенно рядом с Алеком, но в итоге, бросив на него быстрый взгляд, продолжил: - Тебе его и освобождать. Круг должен замкнуться.
   На нетвердый ногах некромант подошел к Кайдеру, и внимательно всмотрелся в его непроницаемое лицо. Только глаза и выдавали сейчас смятение.
   - Энергия, которая заточена в тебе, способна открыть врата гробницы Безымянного. Ты ключник. И ты Ключ - самый совершенный из всех. Я искал тебя. Думал, что мне придется перевернуть весь Альянс, но ты оказался там, где и должен быть. Пора завершить эту историю.

+2

6

Пока все взгляды сосредоточились на Оливере и Кайдере, как главных вершителях судьбы Альянса, Алекто завалился на постель, закинул ногу на ногу, подложил руки под голову, нисколько не стесняясь соседства сынка Магистра. Когда Алек, приподняв бровь, посмотрел на наглого мистика рядом с собой, тот просто подмигнул ему, нагло ухмыляясь. В гостях он чувствовал себя, если не королём, то хозяином.
Лицо Кайдера не изменилось. Он не шелохнулся и не отвёл взгляда от Оливера, услышав о планах бога на себя. Со стороны казалось, что всё это объяснило ему, почему Бог Смерти вдруг продлил его жизнь. Таэрион оставляет в мире живых только то, что ему выгодно. Все эти годы, что он прожил с мыслью о вине за бесчеловечные поступки, оказалась надуманной причиной. Карой, которую он сам себе выдумал и которую замаливал перед самом собой. Не было никакой кары бога, не было наказания. Он просто магическая лазейка. Какая ирония.
- И что мне надо сделать? Войти в Усыпальницу? Я уже был там, - пожал плечами Кайдер. – Мой сын не отличался особой изобретательностью, когда решил запечатать меня подальше от своей семьи.
Вивьен молчала, задумчиво смотря на некромантов. Она так долго гонялась за Ключами, желая уничтожить Силентес, что не заметила один из них рядом с собой, а теперь, когда же в её руки попал шанс всё осуществить, она просто не верила в такую удачу. Какая цена у этой помощи? К чему приведёт пробуждение Таэриона?
- А что потом? – спросил Алек, обретя силу в голосе. В отличие от Оливера он не спешил подниматься и всё ещё слабо верил, что полностью избавился от склеры внутри себя. Чувствовал он себя едва ли лучше, но первым делом попытался призвать в руки магию, надеясь, что не лишился её по воле «спасителя».
Не то что бы его сильно беспокоила судьба Альянса, но он хотел услышать от посланника планы самого Бога, помня, что тот такой же лживый, как сам его народ.

+1

7

- Ты войдешь туда со мной, - ответил некромант, и по-птичьи склонил голову набок. - Я верну все на круги своя. Мне нужно лишь восстановиться.
   Он впервые за все время разговора опустил глаза и взглянул на собственные руки, согнув и разогнув узловатые тощие пальцы. А затем обернуля на Малека, который подал голос от постели, однако задержал взляд не на нем, а на вольготно развалившемся мистике, который пришел точно кот на теплое место. Удивительная все же компания собралась рядом. Нечто подобное уже случалось много веков назад, когда Альянс только зарождался, и неприкаянные умы, каким не было места более нигде, шли за Таэрионом и принимали его знания.
   - Потом? Потом все заработает, как должно. Поток душ восстановиться, мир придет в равновесие. Если ты спрашиваешь о том, что будет с некромантами и Альянсом, то это решать живущим. Хотите ли вы сохранить Альянс? Или ему следует исчезнуть... У каждого из вас будет шанс говорить с богом при жизни, когда гробница откроется.
   Взгляд Оливера все же зацепился за Алека.
   - Ты хотел бы ему что-то сказать?

+1

8

Слова Оливера звучали как слова безумца. Он предлагал им всем сделать именно то, чего так долго добивался Культ – открыть Врата в усыпальницу Безымянного. Он называл это «выходом» и «спасением». Тем, что должно восстановить нарушенный баланс. Но некроманты не знали другого мира. Не знали, что было до того дня, как призвали демиурга в свой мир и заперли его тело во льдах. Эти воспоминания стирали из их памяти кроха за крохой, подменяя одно другим. За столько лет нынешний мир настолько въелся под кожу, что стал неотделим от них. Сама магия преобразилась и стала тем, что они имели теперь.
- До нас были ведьмы, - подал голос Алек. – Он хочет запечатать магию некромантов и освободить их силу?
Он сам не был чистокровным некромантом. Его мать родилась далеко от столицы Альянса. Она всегда была другой. Светлым магом, который медленно чах в свете Кристалла Анейрота. Он высасывал из неё силу вместе с жизнью. Но далеко на востоке Альянса всё совершенно иначе. Свет Кристалла не задевал те земли, позволив Пантендору расцветать во всей красе. Оплот ведьм. Той самой первозданной магии, о которой говорил Кайдер, и какой он сам не обладал, считаясь слабым для двух эпох сразу.
- Культ хочет использовать Безымянного, чтобы уничтожить тёмную магию, но сделаем ли мы ему одолжение, когда сами освободим его? – Вивьен вмешалась в разговор. В отличие от Алека, она сполна ощутила на себе всю разницу между древней первозданной магией и некромантией. Чужеродная магия едва не выжгла её. Ослабленная магия Кайдера. А что случится, когда сила ведьм возрастёт? – Это приведёт к расколу, - заключила некромантка, смотря на Оливера.

+1

9

Таэрион помолчал. Некроманты сыпали на него ворох собственных опасений, которые на его взгляд были мелкими и незначительными - глупыми детскими страхами, которые однако составляли целый мир для этих людей.
   - К расколу чего? - поинтересовался он. - Альянса, каким он был, больше нет. Его влиятельные города разорены, уничтожены или заново поделены. Если бы эти земли не были ядовиты, сюда бы уже наползли многие, как черви, чтобы основать свой новый мир и новую жизнь.  Что вы желаете сохранить, в данных обстоятельствах? Для того чтобы поднять этот разваливающийся труп, потребуется действительно талантливый некромант.
   Пустой и немигающий взгляд мага остановился на Алеке.
   - Бедымянный бог намерен уничтожить лишь Селентис - заклинания заключенные в нем непозволительно шатают мироздание. Никто из живущих еще не готов их использовать мудро. Ни некроманты, ни ведьмы не получат большую силу, но и не лишаться своих возможностей. Если кто-то из них канет в небытие, то произойдет это не по воле Безымянного бога, а от дел самих живых.
   Некромант поднял обе руки ладонями вверх, как чаши весов.
   - Тьма и свет уравновешивают друг друга, и являются единым неделимым целым. Пытаться уничтожить темную магию - значит пытаться уничтожить все сущее. Разве это не очевидно? Это азы любой магии. Безымянный бог намерен восстановить баланс, который стремиться нарушить Культ, чтобы все остались жить с грузом своей свободной воли и ответственности за собственные деяния. Судьба Альянса в ваших руках. По задумке, некроманты должны были стать более совершенными проводниками темных энергий... Что же не так?

+1

10

- «Не так» то, что в погоне за совершенством, Таэрион убил всё живое, что было в его детях, - Кайдер ответил за других. Он был ярким примером того, насколько тёмная магия исказила жителей Альянса. Их мировоззрение привело к созданию книги запретных заклинаний, загнало тёмных магов в круговорот бесконечного поиска силы и власти, они рушили настоящее, не заботясь о будущем, и даже не пытались оправдать безжалостность собственных поступков – зачем, если это обыденность и сама их суть.
Кайдер не боялся называть истинное имя демиурга, но каждый раз казалось, что от каждой произнесённой буквы пространство резонирует вокруг них и тени стягиваются, приглушая свет. Истинное тело их создателя было слишком близко к ним, и сейчас им предлагали освободить его, доверившись пришлому мальчишке, как когда-то Вивьен доверилась ему – Ворону.
- Культ не мог знать обо мне, - Реймар высказал предположение, основываясь лишь на том, что знал сам. – Будь это так, они бы искали меня.
- Баланс, - задумчиво протянул Алек. – У каждой магии есть своя цена. Равновесие мира интересует меня не больше того, как червя интересует дождь, - он посмотрел на Оливера, словно пытался вновь увидеть его ауру или следы магии. – Не пойми меня неправильно… мне нет никакого дела до призраков прошлого, - имея в виду Кайдера, он намеренно не упоминал его имя, - но магия такой силы, что способна заменить Десять Ключей и открыть Усыпальницу, потребует от нас большой платы, не так ли?
Вивьен молчала, внимательно вслушиваясь в разговор, и вмешалась лишь сейчас.
- Первозданная магия лишает нас магии. Возможно, навсегда.
- Это при большом везении, - подхватил её Алек. – Назови свою цену.

+2

11

- Увы, скорее наоборот - не добил все живое…
   Некромант опустил глаза, и в задумчивом рассуждении повел тощей рукой.
   - Алчность, себялюбие, гордыня - мертвое лишено этого, мертвое бесстрастно. Всякое устремление и чувство - удел живого существа - искра живого духа. Некроманты своего рода химеры - создания способные стоять между жизнью и смертью, и вмещающие и то и другое. К сожалению таковы законы мира, и истинные порождения Бездны не способны существовать здесь. Им необходимо слиться со смертным веществом, чтобы мир не отторгал их.  Так вот по моим наблюдениям эти пропорции не равны и очень индивидуальны, на них влияют многие факторы…
   Таэрион принялся загибать пальцы, но затем поднял глаза, подмечая все направленные на себя взгляды.
   - … полагаю мы немного отошли от темы. Ключ уже сам по себе содержит силу. Род де Трайх веками платил ту цену, какой вы страшитесь. Короткий век твоих потомков - плата твоего существования.
   Узловатый палец молодого мага красноречиво указал на грудь Кайдера.
   - В тебе спит искра силы Безымянного бога, с того самого дня, когда ты и другие пошли против него. Пора все вернуть на свои места. Эта девочка последнее, что осталось от твоей крови, с нее нечего взять. Ее дни - это последние дни твоего существования, и последняя возможность отворить гробницу, не прибегая к большим жертвам.

+3

12

Кайдер бросил короткий взгляд на Вивьен через плечо, думая над словами Оливера, а затем коротко и просто бросил:
- Хорошо.
Казалось, что он давно ждал конца своей жизни, не видя ничего хорошего в вечности. Но рассказ Оливера казался ему логичным и понятным, не требующим никакого доказательства. Вивьен, как и он, желала уничтожения Силентеса.
Стены крепости содрогнулись. На головы посыпалась мелкая каменная крошка и пыль. Стараясь удержать равновесие, Вивьен ухватилась за каминную полку и увереннее встала на ноги, не позволив Кайдеру рефлекторно подхватить её под локоть.
Культ нагрянул без приглашения. Звук тревоги разнёсся по крепости, созывая всех Хранителей. Им не оставили времени на разговоры и подготовку.
- Не знаю, что нас ждёт в усыпальнице, но там – точно ничего хорошего, - заметил Алек слишком равнодушно для человека, которому придётся разгребать за собственным отцом и культом, если они, конечно, выживут.
Всполохи магических огней один за другим мелькали со стороны улицы, но больше не долетали до крепости.
Алекто закашлялся, подавившись едой. Сайбер, хмурясь, ударила его по спине между лопаток сильнее, чем следовало бы. Кусочек пищи выпал из горла мистика и он посмотрел на крылатую со смесью облегчения и благодарности.
- Каждые руки на счету, - укорила она мага, а затем посмотрела на остальных. – Далеко до вашей Усыпальницы?

+2

13

Оливер пошатнулся от прокатившейся по замку ударной волны – времени у всех у них оставалось мало, не только у рода де Трайх. Жаль, что он так и не успел восстановить силы сосуда должным образом – будет очень не кстати, если жизнь уйдет из него раньше, чем они осуществят задуманное. Сайбер, похоже, так же чувствовала это, и некромант взглянул на нее с туманной благодарностью за ее решительное желание действовать. Заговорил он, однако, не с ней, а с Алеком.
   - Ключ Анейрота сейчас снаружи – он задержит часть непрошенных гостей. Не сдерживай его. Если мы не снимем оковы с Безымянного бога – все будет не важно. Усыпальница сейчас и колыбель нового мира для некромантов.
   Оливер покачнулся и шагнул на выход из комнаты.
  - Веди, прошу, - обронил он, проходя мимо Вивьен.
   Однако было не похоже, что ему так уж нужен проводник. Сила божественной формы влекла отброшенный некогда дух, и Таэрион тянулся за этим чувством. Слишком долго он откладывал это и считал не важным, и вот теперь мир живых трещал и шатался, совсем как стены старого замка.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [13.10.1082] Враг у ворот