Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [12.10.1082] Потоки тьмы


[12.10.1082] Потоки тьмы

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://pm1.narvii.com/7102/fb29ea7d6017b6f8242e33393fc04a45033a8851r1-1920-1080v2_hq.jpg
— Локация
Альянс, окрестности Севелена, деревня Бесвелт
— Действующие лица
Оливер, Сайбер, Алекто
— Описание
предыдущий эпизод[09.10.1082] Пепел слов

Путь к Бесвелту оказался сложнее, чем они рассчитывали, но истинные проблемы начались уже на подступе к деревне, когда тьма сгустилась.

+

0

2

Lívstræðrir • John Lunn
Никто не говорил, что будет легко.
Никто не обещал, что до конца пути дойдёт каждый из них.
Никто не предвидел, что начало станет концом так скоро.
Снег тонкой шапкой покрывал вымороженную землю – чёрную, твёрдую и безжизненную. Сайбер казалось, что в этом месте никогда не было ни весны, ни осени, ни лета. Всё вокруг будто бы замерло в мгновении до смерти. Бесвелт угасал, несмотря на все старания защитников поддерживать в нём жизнь. Огни деревни тонули в молочном тумане, и напоминали заблудшие души, которым нет места ни среди живых, ни среди мёртвых. Словно бы сама Мать Бездна отвернулась от них, счёв недостойными Бога.
Каждый шаг по горной тропе был похож на длинный и скользкий путь в объятия смерти. Снег, что насыпал вечером, едва прикрывал свежие следы нежити. Удивительно, как в таком месте, где едва выживал хоть кто-то, собиралось так много трупов, способных бродить по горам. Или же мёртвым неведом страх, а от того шанс поскользнуться и упасть с узкой тропы меньше?
Алекто хмыкнул, смотря, как немёртвый, напоровшись пузом на отрог горы, хрипит и бесполезно дёргает руками и ногами, пытаясь преследовать единственную цель – вернуться к живым. Ему не повезло даже в смерти. Но вид тела, напоротого на камень, вынуждало держаться подальше от края тропы – там, где всё ещё виднелись смазанные следы чужого скольжения и падения в пропасть с высоты. Они уже лишились двоих из группы, когда пауки, настигнув их на второй день, напали со скалы. Алекто до сих пор не знал, куда именно забросил близнецов порталом. Живы ли они или погибли из-за магии, искажавшей всё вокруг?
Голодные. Замерзшие. Похожие на заледеневших и измождённый дорогой мертвецов они вышли к воротам деревни. Новый частокол возвели совсем недавно, прикрывая бреши там, где нежить слишком напирала, пробивая защиту людей. Алекто слышал, что после активации Ключей вся нежить в округе обезумела. Это играло на руку Культу и лично Имахиру, но обычные люди, которые и рады бы избавиться от давления Магистра Альянса, страдали в отличие от Эарланов.
Старик шёл впереди, показывая безопасный – если таковые вообще были в нынешние времена – пути. Им удалось отбиться от пауков, а вид деревни, даже такой безжизненной, подогревал надежду, что всё не кончится здесь – во льдах и снегах Пределов, где никто и не вспомнит о группе глупцов, решивших, что они могут помешать Культу и уничтожить Силентес, предотвратив войну. Никто из них не думал о будущем, потому что едва ли верил в удачу дойти до конца и остаться в живых.
На стене их встретили дозорные. Окидывая их взглядом, Алекто предположил, что Культу не составит труда захватить деревню и пробиться к крепости Севелен, обогнув первую переправу. Достаточно запустить одного из воскрешённых драконов, чтобы снести и ворота, и частокол, и дом старосты. И только войдя внутрь, он заметил, что среди обычных вояк хватает магов. В том числе, магов из Севелена. Они явно готовились к войне. Не к очередному набегу нежити, а к приходу Культа.
И всё равно их сил не хватит, если возле самого замка не приготовили что-то серьёзнее обычных боевых магов – таких у Культа хватало с головой, а орда нежити пожрёт и сомнёт всё на своём пути.
- Идите за мной, - поторапливал старик. Он был связующим звеном между некромантами и жителями деревни: договаривался со стражниками, чтобы их впустили, что-то пытался объяснить магам из Севелена, но последние отнеслись к чужакам с подозрением, и Алекто мог их понять. Он сам был не так давно волком в овечьей шкуре, но едва ли кто-то из местных запомнил его рожу хотя бы мельком.
Навстречу им вышел молодой мужчина тридцати лет на вид с отросшими чёрными волосами и короткой бородкой. По плащу и нашивке на одежде Алекто понял, что это один из магов Севелена, но не понимал, как их различают по старшинству. Видимо, по рожам. Сколько тех магов в ковене? Десяток насчитается? И в добрые времена их было немного, а что сейчас?
Незнакомец остановился напротив, и вопреки попытке старика что-то объяснить, обошёл его по дуге и обратился сразу к троице:
- Кто вы такие? – магическая энергия исходила от мага, и Алекто ощутил, как его неприятно погладили против шерсти, прощупывая и оценивая магические таланты. Говорить он не мог, а руки пришлось отогревать под курткой, сдерживая жгучее желание в жестах и без подробностях объяснить, кто он такой, что здесь забыл и на каком органе вертел всех здесь присутствующих. Зато подтолкнул Оливера вперёд и мотнул головой в его сторону, мол, вот вам овечка для допросов. Сайбер посмотрела на мистика с осуждением, но тот лишь осклабился.
[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+1

3

Неожиданный толчок в спину вывел Оливера не только из равновесия - он покачнулся и вынужден был сделать несколько шагов вперед, - но и из некоего умственного транса. Все эти несколько дней, что их порядевшая группа добиралась до желанной деревни, он чувствовал, как жизнь уходила из него вместе с последним теплом. Куртка пожеванная пауком уже не так хорошо спасала от холода, а запас маны во многом ушел на боевые заклинания и обогрев. Собираясь сюда они недооценили горный путь: он был дорогой к смерти не только в прямом, но и переносном смысле. Шоу чувствовал себя настолько уставшим и обессиленным, что его разум проваливался в небытие время от времени, и тогда Таэрион подхватывал замерзающее тело, чтобы продолжать идти вперед, выжимая из него последние ресурсы. Его истинная плоть - инструмент к влиянию на смертный мир, была как-никогда прежде близко, но без ключа даже это расстояние не имело никакого значения.
   Оливер поднял на темноволосого мага потускневшие безжизненные глаза и посмотрел пристально, прямо в лицо. Для хранителей Севелена оставшаяся троица была никем. Это Беннаторы могли размахивать своим известным именем, пусть за ним уже не стояло никакой реальной власти. А что стояло за именем Шоу? Гипнос говорил о близком знакомстве с Вивьен де Трайх, и Безымянный рассчитывал воспользоваться этой связью, однако теперь братья были неизвестно где, и чтобы встреча с наследницей проклятого рода состоялась потребуется приложить гораздо больше усилий.
   - Я Оливер Шоу, - представился бывший студент пустым своим именем. - А это мои спутники Алекто и Сайбер.
   Бледной рукой с заметно посиневшими ногтями Оливер поочередно взмахнул в сторону своих спутников, и вновь спрятал руки в глубине рукавов.
   - Мы идем из Лейдера. И хотим встречи с де Трайх. Можете ли вы отвести нас к ней? Это важно. Я буду говорить о Ключах, Культе и проклятии ее рода. Но только с ней.
   На излишние разговоры у Шоу попросту не было сил и он с места перешел к самому главному, желая набить важности и захватить внимание собеседника, а через него и внимание самой Вивьен. Этот маг же служит ей?

+1

4

Из их троицы голодранцев Сайбер выделялась больше всех. Она была настолько не к месту расой и магией, что казалась на этом празднике смерти попросту лишней. Всей важной информацией владел Оливер, и неожиданно именно он стал головой их группы, несмотря на тощий вид заучки из Лейдера. Сайбер не хотела говорить, что она служила Теням Алира. Да и прямая связь Алекто с Культом и его главой не добавляла к ним доверия. Никакая история о смене стороны ради мира не переубедит главу ковена и служащих ей магов.
— И что такого важного у трех оборванцев к главе ковена? — мужчина вскинул бровь и с сомнением посмотрел на троицу.
— Ковен... — негромко повторила Сайбер, обращаясь больше к Алекто, чем к остальным. — Они тоже ведьмы?
Женщина совершенно не разбиралась в различиях, но Алекто махнул головой. Не ведьмы. Значит, показалось.
Ответ Оливера удивил мужчину.
— О Культе и Ключах? — он посмотрел на некроманта долгим взглядом, а потом вдруг протянул к нему руку, так резко и быстро, что Сайбер успела отреагировать, когда пальцы мужчины сжались на одежде Оливера и слегка приподняли того, заставив танцевать на носочках. Сайбер перехватила его руку пониже локтя и с предостережением посмотрела на мага, но тот и не глянул на нее. Он всматривался в глаза Оливера, словно пытался что-то рассмотреть в них. — И откуда у мальчишки из Лейдера — ученика — такие сведения?
Им не верили, и это было очевидно. Алекто не шевельнулся, чтобы как-то помочь Оливеру или Сайбер. Он осматривался. Другие люди у деревне смотрели на них с любопытством и опасением. В последнее время они явно хлебнули зла.
— Джош!
Маг оглянулся на мужчину, окликнувшего его.
— Они приближаются!
Никаких уточнений. Маг отпустил Оливера и отступил от него на шаг. На стенах деревни дозорные переполошились и готовились к наплыву нежити, передавая друг другу оружие и магические свитки. Жители деревни запаниковали. Одни прятались по домам, другие — брали все, что под руку подвернется.
Алекто даже ненадолго подумал, будто приближается Культ, но он ошибся. Это была нежить. Голодная и обезумевшая из-за древней магии.
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+1

5

Усталость не дала Оливеру среагировать вовремя на чужое резкое движение, - в одно мгновение он оказался приподнят за воротник, даже не успев испугаться. Будь это смертоносная атака, он бы сейчас запросто пропустил удар. Но досадовать было поздно.
   - Я отвечу только наследнице де Трайх, - упрямо произнес Шоу, глядя магу прямо в глаза и мелко переступая на носках, чтобы не потерять равновесия. Близость Сайбер придавала ему особой горделивой уверенности.
  После всех издевательств Бальдо, подобное обращение со стороны незнакомца было даже ласковым: он всего-лишь пытался надавить авторитетом. Возможно лишь пока, но в отличие от Бальдо в глазах этого человека не было слепой уверенности, а значит с ним вполне можно было вести диалог. Но его не состоялось ни в какой виде - загудела тревога.
   Шоу одернул на себе одежду, когда его наконец отпустили, и немного отступил за плечо Сайбер, неотрывно наблюдая за магом. Того, как оказалось звали Джош. Как-то даже просто и скромно для некроманта, но не Оливеру было об этом говорить.
    - Как ты? - тихо спросил он у алифера, догадываясь, что вступилась она за него сквозь боль, которая давала о себе знать при каждом вдохе, не то что движении. Вот только по лицу Сайбер никогда было невозможно сказать, что она чувствует на самом деле. Даже взгляд ее синих глаз всегда оставался пронзительным и холодным, как металл. Если будет новая битва, она же ввяжется за него… как всегда. А ведь ей больше всех сейчас нужен был отдых и покой.
   Из суеты вокруг Шоу смог выловить, что к деревне движется неприкаянная нечисть, из тех, что иногда попадались по пути сюда. Сколько ее может быть он доподлинно не знал, но зато прекрасно понимал, что ни сам, ни его спутники уже не полноценные бойцы.
   - Мне нужна мана, - вдруг решительно произнес Оливер, обращаясь к Сайбер и Алекто - просьба вопиющая, особенно обращенная к некроманту, но если они сложат остатки своих сил вместе, то из них еще можно будет сотворить сильное заклятие, а вот по отдельности…
   - Столько сколько еще можете отдать без опасения навредить себе. Я попробую подчинить хотя бы часть мертвецов. Если у них нет хозяина, то это будет не сложно.
   Хозяином на этой мертвой земле был только Таэрион.

+2

6

Частокол вокруг деревни сдерживал немёртвых, но против арахнидов и крупных тварей, наделённых разумом, был бесполезен. Пауки легко взбирались по стенам, сбивая паутинами часовых и лучников из деревенских, химеры – ловко карабкались вверх, уклоняясь от болтов и стрел. Пожиратели душ шли напролом, сминая стены огромным и тяжёлым телом. Последние были редкостью в их краях и никогда не приходили стаями, но даже один пожиратель создавал столько проблем, что после него помимо сожранных людей оставались отравленные смертники.
Нападения нежити шли с тех пор, как Культ активировал первый Ключ слишком близко к Пределам. Обезумевшая нежить ломилась к любому поселению людей, желая живой и свежей плоти. Бездумные немёртвые толпились у стен, скребли её ногтями, оставляя на промёрзшем дереве царапины и куски плоти вместе с застывшей кровью, не чувствуя боли. Лучники убивали их одного за другим, стараясь снизить нагрузку на частокол и не позволить немёртвым наклонить его или сломить. Холодная земля не позволяла вырыть ров вокруг частокола, а каменные пики, наставленные магами, мешали нежити подбираться толпами, но действовали не наверняка.
Повинуясь руке хозяина, быстрые и изворотливые химеры понеслись в сторону частокола, ловко взобрались по смотровым башням, и кинулись вниз – атаковать своих немёртвых собратьев и прорезая их ряды. На их головах слабо мерцали магические глифы создателя.

Алекто недовольно посмотрел на Оливера. Он знал, что их магии недостаточно, чтобы отбиваться от наплыва нежити. Кто знает, сколько её там скрывается во тьме и на что она способна. Мистик мог бы попытаться сбежать, но, помня опыт Беннаторов, улетевших в неизвестность, не рисковал использовать мистицизм. Может быть, в округе самого Севелена магия действует иначе, и он смог бы использовать её в бою, но… решил не рисковать. Жить хотелось больше.
Сайбер с готовностью, ничего не спрашивая, протянула некроманту руку. Заметив, что Алекто не спешит, нахмурилась и рявкнула:
- Шевели задом, пока в нём не оказался мой сапог!
Мистик осклабился. Как и многие некроманты, он жадничал маной даже тогда, когда не мог её применить по достоинству. И даже показал в сторону перепуганных деревенских, намекая на то, что источника магической энергии явно хватает. Сайбер поняла ход его мыслей, но не успела и слова вставить. Алекто прилетело по макушке палицей.
От неожиданности мистик отскочил, обернулся, встав в оборонительную позицию.
Напротив него стоял тот самый старик в обносках, с посохом в руках.
- Высосешь кого из местных, я тебя первым на корм брошу, засранец.
У Алекто зазудело в кулаках, и захотелось по-мальчишески показать характер.
За частоколом что-то полыхнуло, поднялся зелёный с фиолетовым дым и едко запахло палёной плотью. Алхимик на стене самодовольно улыбался, пока сверху на него не полетели куски разорванной плоти мертвецов.
[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+1

7

Оливер осторожно, как будто мог помять ее этим прикосновением, обхватил локоть Сайбер, а затем протянул руку Алекто, но тот ожидаемо заупрямился, и в итоге получил увесистый удар от проводника.
   - Он прав, - наставительно добавил Шоу к уже полученному Алекто. - Живые - ценный ресурс, к тому же мы их гости. Думаю, что если мы поможем деревне, то глава Ковена охотнее примет нас. Когда нежить падет - ты сможешь восполнить свою ману за их счет. А пока оставайтесь в тылу и помогайте раненым. Я справлюсь.
   Последние слова Оливер произнес глядя на Сайбер. Зная ее характер и принципы, ему не хотелось, чтобы она, уже раненная, рисковала собой на передовой.
   - У меня есть меч, если что, - добавил он последний аргумент, и улыбнулся.
   Приняв ту ману, что еще оставалась у спутников, Шоу решительно направился на стену. Никто ему не воспрепятствовал - бойцам было не до этого. Хотя занять удобную для заклинания позицию оказалось все равно не просто: в суматохе боя Оливера едва не столкнули со стены, и ему пришлось судорожно вжаться в частокол. Внизу кряхтела и скреблась нечисть, напирая все сильнее, карабкаясь по собратьям потерявшим остатки подобия жизни. Однако понять сколько их всего было сложно: все новые и новые покачивающиеся фигуры всплывали из сумрака на подступах к поселению.
  - Скоро… скоро я освобожу вас, - тихо пробормотал Шоу, выпрямляясь и простирая руку вперед между пиками заостренных бревен, над головами мертвецов. Той глубиной своей души, что все сильнее срасталась с сущностью бога, он видел насколько отчаянны эти несчастные сущности, рвущиеся к живым и усыпальнице Безымянного.
   Сделав глубокий морозный вдох, Оливер сосредоточился на остатках своих сил, наполняя ей бездумные мертвые тела, успокаивая их хаотичные метания, преобразуя в ровные единый строй, который принял на себя атаку собратьев, оттесняя от ворот и стен. Будь маны больше, не будь Шоу таким уставшим, то возможно каждый мертвец пришедший к деревне подчинился бы его воле, но некромант был рад и тому что сумел сделать. Теперь защитники Бесвелта могли сосредоточится на атаках, а не на обороне.

Отредактировано Оливер (17-08-2021 13:28:30)

+2

8

Сайбер не нравилось оставаться в стороне. Она предпочла бы отбиваться от нежити в первых рядах: если не магией, то – мечем. Первой возможности её лишил Оливер, когда попытался собрать со всех крупицы маны, со второй – собственное тело. Из-за ранения алифер не справлялась с полётом, а воевать в окружении нежити без крыльев, всё равно, что добровольно подать себя к ужину. В отличие от неё Алекто явно не смущался своего положения.
- А ты мог бы и помочь! – огрызнулась на него Сайбер.
Если нежить прорвётся за стену, то боя не избежать.
Алекто был человеком. Пусть он некромант, но всего лишь человек. Сейчас – без магии. Насколько он был хорошим воином без магии, Сайбер могла лишь предполагать. У него и с оружием-то было скудно. Как она заметила, мистик чаще полагался на магию и при любой возможности высасывал ману из любого подвернувшегося тела, нисколько не испытывая угрызений совести по поводу загубленной души. Видимо, сейчас он выгадывал удачный момент, чтобы подобраться к жертве и, вопреки предостережениям стариками, сделать, что задумывал. Может, он и прав. Сайбер тоже не была чистой совестью.

Нежить продолжала напирать. Несмотря на все старания магов – она продолжала наступать, схлёстываясь в бою с химерами и немёртвыми, которые, подчиняясь воле магов, нападали на них. Алхимические запасы быстро кончились, и, если против немёртвых или химер они помогали с большим успехом, то что касалась крупных тварей – оказались фактически бесполезны.
Тёмная магия порождала странных и опасных тварей. Нечто с длинным змеевидным телом быстро передвигалось по земле, скользя по ней алыми острыми плавниками. Не утопая в снегу, оно поднялось на хвосте, расправив узкие, но длинные плавники на спине, растопырило пальцы с острыми когтями на двух тонких руках, обтянутых кожей, и распахнуло пасть с длинными, с пальцы, зубами, похожими на рыбьи. Сайбер не видела у твари глаз; только две небольшие дырочки ближе к пасти, которые принимала за нос. Тварь оказалась удивительно изворотливой. Взвившись, словно кобра, она накинулась на подступившую к ней химеру, и в один укус размозжила
ей голову. Магический глиф на её голове потух, безжизненное тело обмякло, а маг-создатель выругался, наблюдая за смертью своего создания.
- Они становятся агрессивнее, - заметил старик.
Активация каждого нового Ключа сказывалась на нежити. Они не только теряли контроль и самообладание, и устремлялись пожрать всё живое вокруг себя, но и каким-то удивительным образом появлялись всё новые и новые странные твари. То ли стараниями Культа, который выводил новую нежить, то ли под бедствием магии – меняло экосистему вокруг, как когда-то преобразило Зенвул ив сё живое и мёртвое в нём.
Появление в небе чего-то огромного, отбросившего тень на Бесвелт, привлекло внимание горожан даже в тёмное время, когда с освещением в горах было ещё хуже, чем на юге Альянса. Подняв голову вверх, любопытные жители сначала не поняли, что видят, но, рассмотрев очертания чего-то огромного, созданного из голых костей, они обомлели от страха.
- Д-дракон! – заорал мужчина и кинулся бежать, побросав на землю и вилы и воинственный настрой.
Нежить не обратила внимания на странную крылатую тварь, продолжая пробиваться за частокол. То, что это существо резко спикирует на них, - оказалось неожиданностью для всех. Столб синего пламени прорезал ряд нежити вдоль частокола. В магическом огне умирали одинаково и пришлая нежить, и химеры, созданные магами-защитниками. Костяной дракон пронёсся над землёй и стремительно взмыл в небо, не позволив прикоснуться к себе или рассмотреть.
[icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+1

9

Контроль над нежитью отнимал последние крохи силы, но Оливер продолжал управлять своей маленькой армией с высоты деревянной стены, бросая мертвых солдат туда где защитникам Бесвелта приходилось хуже. Хорошо бы было сейчас создать под укреплением печать, которая бы вытягивала ману из мертвецов внизу, но на нее магии уже не осталось. Шоу досадовал на свою поспешность в выборе заклинания - слишком спешил помочь, однако поделать уже ничего было нельзя, оставалось только сдерживать натиск бродячих мертвецов и ждать возможности пополнить резерв от кого-то из павших.
   Не все мертвецы были вооруженными, и многие просто рвали друг друга руками и зубами, как бездумные звери, не находя в себе мысли даже взять камень. Будь у них командир - маг, который бы мог направлять их, то всем людям в деревне пришлось бы намного хуже. Но и без этого деревянные стены трещали под натиском пришлой нечисти. Химеры не справлялись, алхимики тоже, да и мертвецов подконтрольных Оливеру становилось постепенно меньше. И в тот момент, когда чаша весов стала постепенно клониться не в пользу защитников Бесвелта, все естество Оливера пронзило от близости силы.
   Таэрион узнал Ключ. И тот приближался, стремительно и неотвратимо. Тогда Безымянный не церемонясь отшвырнул сознание бывшего студента в сторону, и отпустил подконтрольных ему мертвецов. В следующее мгновение их вместе с дикой нечистью поглотило синее пламя. Оно породило вокруг себя мертвенные холодные тени, и сделало лица живых людей на какое-то время бледными масками ужаса. Лишь лицо Оливера оставалось непроницаемым. Ключ Анейрота был здесь и привел его не Культ, иначе бы дракон поливал огнем другую сторону стены. 
   Неторопливо некромант спустился со стены, когда все прочие защитники покинули ее, спасаясь от мертвого пламени.
   - Алекто! - холодно окликнул он мистика. - Ключ Анейрота все еще принадлежит Магистру Призыва?

+1

10

То, что они увидели, не было похоже ни на что из виденного ранее. Магия некромантов возвращала к жизни людей и животных, поднимала даже кости ульвов из Степей Безмолвия, но дракон – настоящий дракон – казался чем-то настолько нереальным, что люди подумали, будто это живой дракон. Странного окраса. Дикий дракон с гор, который отчего-то избрал их клочок земли своим домом. Но очень быстро эта глупая мысль разбилась об реальность.
Дракон не был живым. Словно демонстрируя себя во всей красе, он расправил перепончатые крылья, повреждённые разложением, с дырами и ошмётками мягких тканей, они казались плащом, сотканным из тьмы. Тем, что не должно поднимать его тела в воздух, и позволять ему с такой скоростью и манёвренностью парить в небе. Но тварь умела летать. Тварь обрушивалась на нежить, разевала пасть и выдыхала струю синего пламени. В Бесвелте стало светло. Стена синего огня вздымалась у порога их деревни и пожирала мертвецов и химер, не давая им ни малейшего шанса.
Защитники Севелена настороженно смотрели на дракона, не зная, чего от него ждать. Само его появление казалось предвестником дурного. Но поведение дракона не выглядело как нападение Культа. Зачем Культу нападать на нежить? С деревни им нет никакого толка. Нет смысла её спасать. Тогда кто это мог быть? И зачем им помог?
Алекто бросил взгляд на Оливера, скабрезно улыбнулся и в пару незамысловатых жестов ответил, что «хер знает». Он был в Культе ровно до того момента, как оказался в Лейдерской академии. С того дня прошло много времени – что-то в планах Культа могло измениться. Не из-за того, что Алекто слишком много знал. Нет. Сам Имахир менял планы быстро и легко, нисколько не страдая от этого. Истинный план Уравнителя знал разве что он сам и его советники. Алекто был его боевым магом и верным псом на цепи, но даже так не знал всего. Всё, что знал, - уже давно выболтал Оливеру.
- Я думаю, что Культ похвалился бы захватом Ключа Анейрота, - предположила Сайбер. – Это означало бы, что Альянс пал.
Алекто иронично посмотрел на женщину и усмехнулся.
- Хорошо, он почти пал уже, - неохотно согласилась Сайбер, не скрывая лёгкого раздражения.
С каждым днём они понимала, что перевес на стороне Культа растёт, и его победа становилась всё более очевидной.
Когда дракон появился из-за облаков в третий раз, он опустился на землю, по другую сторону защитного частокола. За его спиной алели всполохи пламени, и их отблески играли на костях дракона. Даже сложив крылья, дракон казался огромным. Длинный и широкий хвост, покрытый шипами, лежал на земле, едва обвившись вокруг задних лап. Длинная шея заканчивалась мордой с длинными рогами, загнутыми назад. Синее пламя играло в его глазницах, вырывалось искрами их пасти и ноздрей полуголого черепа, и мерцало светом магической жизни в его брюхе.
Дракон лениво взирал на защитников Бесвелта и с какой-то собачьей осторожностью и дотошностью принюхивался.
Всадник показался, когда дракон с неохотой позволил ему спуститься со своей спины. Мало кто из жителей Бесвелта или защитников крепости видел сына Магистра Эарлана, а с тех времён, как он сам из мальчишеского любопытства забрёл в Севелен, прошло много лет. Он с лёгкой небрежностью поправил плащ и перевёл взгляд на дракона.
- Что?
Казалось, что между ними шёл какой-то диалог, где дракон и некромант друг друга понимали без слов – по крайней мере, сказанных вслух.
Дракон повернул морду и посмотрел на Оливера. Казалось, что он видел – или чувствовал - в нём нечто большее, чем просто ученика Лейдерской академии. Дракон, не обращая внимания на других, подошёл к некроманту вплотную, чем насторожил Сайбер и вызвал у Алекто желание отойти подальше от Шоу, что он и сделал. Дракон опустил морду на уровень глаз Оливера и едва ли не вжался в него мордой, втянув носом воздух с жадностью, а потом выдохнул, обдав некроманта облаком сизого дыма.
[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+1

11

В один миг вокруг Оливера не оказалось никого, кроме дракона и Сайбер, и напряжение последней можно было почувствовать спиной. Не только Алекто метнулся в сторону перед мощью Ключа, но и все деревенские, как насекомые, попрятались по щелям, и теперь с опаской поглядывали на дракона, его хозяина и пришлецов рядом с ними. Кто посмел ее выставил оружие и готовил заклинания.
   - Все в порядке, - негромко произнес для алифера некромант, и коснулся рукой широкого драконьего лба. Мощный сгусток магической энергии клокотал под мертвыми костями, удерживал их в драконьей форме, а они его в смертном мире, точно так же как тощий аватар был вместилищем бога.
  - Ты нужен мне, мое дитя. У нас будет работа, - заговорил Таэрион с драконом, а после перевел взгляд на стоящего рядом всадника - некроманта, если судить по ауре. И сила его перекликалась с силой Ключа, была связана нитью, тонкой, но прочной. Похоже именно этот маг и активировал древнее заклинание.
  - Твое появление было своевременным, - заговорил с ним Безымянный, пусто глядя незнакомцу прямо в глаза, точно бы сквозь и одновременно в самую душу. - Жители этого места обязаны тебе. Не знаю зачем ты здесь, но прошу присоединится к нам.
  Предложение было простым и прямым, било в самую суть. Молодой некромант мог отказаться, но Таэрион уже не собирался отпускать от себя Ключ, который пришел к нему.
   - Я Оливер Шоу, - сухо представился маг, не отнимая руки от драконьей морды. И голос его зазвучал громче, так чтобы и местные слышали. - Из Лейдера. Я выступаю против того, что вы называете Культом Безымянного и пришел говорить с наследницей де Трайх о ее прошлом и будущем.
  Несмотря на ровный, уверенный голос, тело Оливера предательски подрагивало от усталости, холода и общего перенапряжения. Губы его посинели, ногти на тощих пальцах стали фиолетовыми, как у мертвеца, а горный морозный ветер трепал подранные его одежды. Казалось что стоит этот человек лишь колоссальным усилием воли. И так оно было.

+1

12

- Обычно он не церемонится с едой.
Между фамильяром и призвавшим его магом всегда устанавливается особая связь. Ключи Силентеса и призванные существа из него не стали исключением. Даже искаженная магия подчинялась законам. Алек видел чуть больше, чем маги и жители Бесвелта. Он знал беспокойный нрав дракона, и впервые видел, чтобы Раэгос высматривал и выискивал кого-то в толпе. Тянулся к какому-то мальчишке, больше похожему на мертвеца, чем химеры в пламени дракона по другую сторону частокола. Это показалось любопытным Алеку, и он использовал магический взор, чтобы изучить ауру и любое проявление магии между подростком в потрёпанной одежде и драконом.
Силы Алека столкнулись со стеной – магическим заслоном, который не позволял ему увидеть больше, чем особенного мальчика со странной аурой, похожей на двоедушие, но не являющееся им.
«Любопытно».
Подойдя ближе, Алек остановился в метре от незнакомца, беззастенчиво рассматривая его. Холодный ночной ветер хлестал его плащом по бокам. Снег тонкими хлопьями падал с закопчённого неба, прикрывая промёрзлую земную плоть. Нежить гудела под стеной деревни, и гул нарастал.
- Будут другие, - заметил Алек, бросив взгляд через плечо.
Сила дракона не безгранична. Синее пламя постепенно теряло силу, пожирая тела химер, и горело всё слабее.
- Зачем тебе Вивьен? – он обходился без титулов и уважительного упоминания. Статус сына Магистра позволял ему забыть об этикете даже в присутствии других людей – жителей деревни под покровительством Севелена и Хранителей крепости.
- Мы знаем, как остановить Культ, - вмешалась Сайбер. Это заявление было громким и сильным. Оно сразу привлекло внимание Эарлана и магов, стоявших поблизости.
- Вот как? – Алек не издевался, но бесцветный голос мог показаться насмешкой. – И как едва живой студент из Академии и женщина Небесного народа должны помочь нам в этой войне?
Им удалось заинтересовать Алека, но он не торопился ни называть своего имени, ни причины, что привела его сюда.
- Что ж… пойдём навестим Вивьен. Мне тоже любопытно послушать, как вы собрались остановить Культ без Ключей, - Алек посмотрел на послушного дракона и чему-то усмехнулся. – Полагаю, можно не седлать лошадей.

+1

13

Заявление Сайбер прозвучало громко, однако некромант никак не стал поправлять ее слов. Как остановить Культ они действительно знали, вот только ни у них самих, ни у Вивьен скорее всего не было к тому ресурса. И вместе с тем найти Железного Ворона можно было силами только де Трайхов. Иронично, что аватар, который должен служить лишь вместилищем богу, смог преподать тому занимательный урок: нельзя выстоять против половины мира в одиночку. И приняв свою слабость и ограниченность, обусловленную смертным телом, Таэрион, наконец, смог взглянуть шире на то, что его окружало.
   - Знанием, - ответил он на сомнения всадника Ключа, тем самым просто повторив слова алифера. - Знание переворачивает миры. Знанием создан Силентис, и знание же выше него…
   Таэриону было все равно, как зовут пришлеца, и было все равно, как он получил Ключ. Некромант видел перед собой лишь странствующий дух, который находился в поиске, и едва ли до конца сознавал чего. Как вряд ли задумывался, что его связь с Ключом двусторонняя, и в какой-то мере желание дракона быть здесь и сейчас, передавалось его всаднику. 
   - Идем, если действительно хочешь знать, - ответно призвал Таэрион.
   Он не опасался, что чужак попытается отправиться куда-то кроме как в замок де Трайхов. Дракон склонился ниже, припадая брюхом к земле и позволяя щуплому некроманту сесть себе на спину. Он даже подставил костистую лапу, чтобы чуть приподнять неумелого наездника, и избавить его от бессильных попыток вскарабкаться наверх.
   - Сайбер?
   Глянув вниз Оливер протянул руку алиферу.
  - Где Алекто? Он мне будет нужен.

+1

14

Алек подождал, пока тощий мальчишка поднимется на спину дракона, и продолжал с любопытством наблюдать за Раэгосом. Дракон делал всё, чтобы угодить некроманту, которого видел впервые, и это удивляло Эарлана. Он не чувствовал огромной магической силы в нём, но знал, что сильные маги умеют менять и свой облик, и впечатление о себе. Что-то в нём заставляло призванное существо подчиняться, а не пытаться себя напугать и сожрать.
- А ты, оказывается, умеешь не только скалиться, - заметил некромант, обращаясь к дракону, и оглянулся на женщину из Алира. Он не впервые видел крылатую настолько близко, но искренне не понимал, что она делает в Альянсе, так далеко от родины, в компании двух некромантом. Странная троица не походила на культистов, но отчего-то желала избавиться от них.
Сайбер неуверенно подошла к костяному дракону, смотря на него одновременно с недоверием и с любопытством. Протянутая рука Оливера её несколько удивила.
- Мои рёбра не возрадуются, если ты выпадешь из седла и мне на грудь, - предостерегла женщина, отказываясь от помощи, и сама схватилась за выпирающий отросток на чешую дракона. Она сделала глубокий вдох, зная, что такое движение отзовётся болью в груди, но другого выбора не было. Сайбер оттолкнулась от земли, попыталась переставить ногу, и сапог соскользнул – чешуя оказалась не такой шершавой, как показалось крылатой. Она охнула, соскальзывая вниз, но не успела упасть – мужские руки подхватили её снизу, и она услышала недовольное рычание Алекто. Мистик не собирался отставать от спутников. Несмотря на устрашающий вид дракона, он помог сначала Сайбер взобраться на спину гиганта, а следом – вскарабкался сам.
- Интересно, - только и сказал Алек, и тоже забрался на спину к дракону.- В Севелен, - приказал он Раэгосу – и тот послушно взмыл в небо, разгоняя пугливых жителей Бэсвелта.
За хлопком крыльев и ударившим в уши ветром некромант не услышал, что им кричали вслед, но догадывался, что один из Хранителей Вивьен не доволен, что сын Магистра тащит в крепость чужих, а их бросает в Бесвелте вместе с подступающей нежитью.
***
За последние месяцы Севелен изменился. Ковен делал всё возможное, чтобы защитить Усыпальницу Безымянного, но, как бы не старался, все понимали, что их сил недостаточно. У Культа многочисленная армия мертвецов, тварей и боевых магов. Но, что самое паршивое, - в их власти Ключи от Силентеса, и их, к сожалению, намного больше, чем у Альянса.
Дракон опустился во дворе крепости. К его появлению и своевольному и капризному нраву жители Севелена привыкали с огромной неохотой. Костяного дракона откровенно побаивались, и Алек не пытался никого убедить в его безопасности. Они связаны магическим контрактом, но тот не воспрещает Раэгосу жрать неугодных или забавляться с любой скотиной, которую оставят во дворе без присмотра.
Вивьен была на ристалище вместе с другими магами. После тяжёлого ритуала, она пыталась вернуть себе силу в самый короткий срок. Практикуясь всё больше, некромантка отвлеклась от тренировки с другим магом, лишь когда заметила реакцию других Хранителей на странных гостей.
- Кто это с тобой? – некромантка вскинула бровь. Она окидывала взглядом гостей, не понимая, что привело их в Севелен и зачем они понадобились Эарлану.

+1

15

Дракон набирал высоту рывками, опираясь изодранными крыльями на переменчивые горные ветра, и Оливер чувствовал, как холодные и колючие потоки воздуха забираются в малейшую складку и прореху одежд, как охватывают и сковывают лицо, и перегрызают кочинеющие пальцы. Его уже больше не колотило. Измученное дорогой и морозом тело, истратевшее почти под чистую магическую силу, теперь просто замерзало, устав бороться за тепло. Огни оставленной деревни мелькнули внизу и погасли, сменившись неприглядным серым пейзажем от которого некроманта лишь больше клонило в опасный сон. Оливер то терял ощущение окружения, проваливаясь в вязкую дымку, то вновь с усилием хватался за реальность, и тогда чувствовал за своей спиной Сайбер. Он опасался навалиться на нее и причинить тем боль от раны гораздо больше, чем выпасть из седла, а потому держался мертвеющими пальцами за высокую луку.
   Воздухом дракон доставил до замка свою ношу быстро. К тому времени Оливер уже почти не чувствовал рук и ног, и оттого едва не свалился, сползая с седла вниз - просто не почувствовал землю под собой.
   Замок вокруг возвышался громадой, темной, изъеденной временем. В отличие от деревни, здесь появление дракона не вызвало такого переполоха, хотя слуги и гарнизон явно старались держатся от него подальше. По всему выходило, что драконий наездник тут если не желанный гость, то очевидно хорошо знакомый и принимаемый. Однако никто не посмел с ним заговорить далее смазанного приветствия, кроме добротно одетой женщины. А вот она на приветствия времени уже не тратила, обращаясь к гостям с долей хозяйского пренебрежения. Была ли она той самой де Трайх или той, кто служит ей? По виду своему, по взгляду и по сути, она была дочерью некромантии, и даже больше...
   - Ключ… - сипло пробормотал Таэрион и, покачнувшись, как мертвый, пошел ей навстречу. - Какое причудливое переплетение нитей судеб…
   Его изможденный, мутнеющий взгляд впалых глаз цеплялся за надменный взгляд женщины, хватался за мельчайшие изменения в нем.
   -  Интересно. Занятно. Иронично. Ты пыталась уничтожить Ключ? Не понимая его сути. Не сознавая его мощи. Впрочем, не важно. Я ищу последнюю из рода де Трайх, и хочу говорить с ней. Ты - это она?
   Некромант приобнял себя за плечи скованным, деревенеющим движением, и предвосхитил список тех вопросов, что неизменно задавали ему, куда бы он ни приходил:
   - Я Оливер Шоу из Лейдера. Глас Безымянного бога. Да, истинный глашатай его воли. И нет, я не безумен, и могу доказать это всем сомневающимся умам. А также рассказать, как действовать против Культа. Но прежде мне и моим спутникам нужен отдых, тепло и пища. А твоим людям внизу, в деревне, нужна помощь против дикой нежити, что собирается под стенами.

+2

16

Алек не успел ничего ответить. Незнакомец заговорил сам за себя, с каждым своим словом вызывая у Вивьен всё больше и больше недоумения. Правду о Десятом Ключе некромантке берегла, как могла, рассказывая её лишь тем, кого считала своими приближёнными. Если бы новости о её попытках уничтожить Ключ дошли бы до столицы, до ушей самого Магистра, то она бы уже не жила, и, возможно, его сын исполнил бы смертный приговор за него. Но этого не произошло. Ни месяц назад, ни сейчас. Алек оставался вместе с ними и боролся с нежитью, как мог, преследуя какие-то свои цели, шедшие едва ли не в разрез с интересами его отца, плевавшего и на Севелен и на львиную долю Альянса, страдавшего под гнётом Культа. Так откуда же этот мальчик узнал, что она уничтожила Ключ? Он виделся с Астаэром?
Вивьен пыталась найти логическое объяснение, но, чем больше мальчишка говорил, тем меньше и меньше логичных объяснений подбирала Вивьен.
- Мне известна мощь Ключа, - она говорила спокойно, но немного – явно осторожничала, и неотрывно смотрела на некроманта, пытаясь понять, кого же на самом деле Алек привёз в крепость. – И известно, что Культ делает, используя другие Ключи.
Об этом знали все. Силу некоторых Ключей Севелен ощутил на собственной шкуре, и продолжал ощущать до сих пор.
- И как ты собрался помочь нам?
Вивьен видела перед собой полуживого тощего мальчишку, потрёпанного до такого состояния, что он, если бы не говорил, сошёл бы за ту нежить, что приходила под стены Бесвелта, притянутая запахом живой плоти. У Безымянного бога был очень тонкий и специфический юмор, но почему в качестве посланника и своего глаза он выбрал что-то настолько… близкое к смерти и немощности?
- Ты-то? – иронично хмыкнул один из Хранителей, смотря на Оливера, а потом перевёл взгляд на его крылатую спутницу. – И давно в подчинении у Безымянного голуби?
Сайбер, не скрывая недовольства, выругалась, высказав некроманту всё, что она думает о нём, и молчаливый Алекто усмехнулся, а потом поднял палец вверх, выказывая одобрение речам женщины. Ни одного приличного слова, но всё коротко, понятно, по делу.
- У него есть связь с Ключами, - вставил слово Алек. – Раэгос вёл себя с ним как ласковый котёнок.
О нраве костяного дракона знали все, и всё же с недоверием относились к неизвестному посланнику.

+1

17

Хозяйка замка не торопилась проявлять гостеприимства. Оливер даже немного заскучал по ведьмам, вспомнив, как они расспрашивали его за миской похлебки у очага. Некроманты оставались натурами более себялюбивыми и осторожными. Гордые одиночки. Что ж, в конце концов, он сам взрастил в них это…
   Таэрион внимательно слушал, что ему говорят в ответ, привыкнув за последние месяцы не только к однотипным вопросам, но и к однотипным сомнениям. Сайбер же не уставала каждый раз встречать чужие насмешки с боевитостью, протеворечащей ее поломанному состоянию. Ей больше всех сейчас нужен был отдых.
   - Сайбер сопровождает меня по своей воле. Я не приказываю ей, и прошу уважать ее, - объявил Оливер, сжимая свои плечи все сильнее, сутулясь и чуть покачиваясь. - Алиферы есть среди Культа. Вы еще встретите их, а может уже встречали, но едва ли их можно узнать, в том, во что они превращены. И война, которая сейчас идет, давно вышла за пределы Альянса, затронув также людей и ульвов. И поражение в ней грозит уничтожением не только мира некромантов, но всего мира.
   Некромант глядел не мигая в глаза де Трайх, и пытался уместить огромную историю в лаконичные фразы, хорошо отдавая себе отчет сколько новых вопросов и сомнений они породят. Но кроме знаний он едва ли мог сейчас дать что-то, как и не мог провернуть магический фокус, даже самый заурядный. Были только слова.
   - Если Ключ рядом со мной, то я могу попытаться воздействовать на него, - подтвердил он слова незнакомца, имени которого так и не услышал, однако тот продолжал помогать. С умыслом на то или без, но даже простое произнесение правды, без сокрытия было огромным вложением в доверие и понимание, ведь мнение наездника на драконе явно уважали здесь.
   - Я забрал у Культа ключ Лейдера. Он у меня, - не стал скрывать некромант. Это было чревато, но доверие можно было обменять только на доверие. - Допускаю, что это может не впечатлить вас, но у меня есть иные знания, которыми я готов поделиться от имени Безымянного бога. Он обещает уничтожить Селентис, если люди вернут ему то, что забрали у него - его возможность приходить в мир во плоти. Он обещает восстановить нарушенное равновесие сил.

+2

18

Вивьен всё пыталась понять, кто перед ней и чего ждать от этого тощего, измученного, физически слабого некроманта. После столкновения с Кайдером некромантка начала сомневаться в словах каждого, кто неожиданно появлялся в её окружении. За этими двумя некромантами тянулся какой-то странный флёр магии, и она – как один из магов, дерзнувших использовать Ключ – чувствовала что-то неуловимо знакомое в нём. Но она не могла пустить в крепость каждого, кто назовёт себя посланником Безымянного. Связь с Кайдером, несмотря на обещанное обещание помощи, не принесла ей ничего хорошего, и белизна волос лишь напоминала об этом каждый раз, когда некромантка видела в отражении зеркала незнакомку.
- Меня не интересует весь мир, - что было правдой. До Рейлана и других народов Вивьен не было никакого дела. По правде сказать, ей и до всего Альянса нет дела. Она – не Магистр Эарлан, чтобы переживать обо всех и искать для них мира и благополучия. Судя по последним новостям, ему тоже нет никакого дела до остальных. Но Трайх волновала судьба Севелена и личный долг её рода, который она хотела исполнить. Это единственный шанс спасти себя. – Зачем алиферам война, которая их не касается? У них нет своего бога? – Вивьен испытующе посмотрела на крылатую, словно ждала от неё ответа.
- Зачем, что этот бог отвернулся от них, и мир, в котором они жили, посчитал их слишком поломанными для того, чтобы жить в нём, - пояснила Сайбер. Но она не торопилась рассказывать ни про Бальдо, ни про Уравнителя, которого знают в Культе. Сейчас главное слово оставалось за Оливером, и именно он пытался продать себя подороже.
Слова крылатой ничего не объяснили. У Вивьен оставались вопросы, но слова её спутника вновь удивляли.
- Ключ Лейдера?
О силе Ключей, заточённых в них, ходили разные слухи. И если поначалу Вивьен казалось, что именно запечатанная в них сила поможет избавиться от Культа, то после активации своего Ключа понимала, что это не так. Ключ Анейрота едва ли помогал им справиться с наплывом нежити, а что до её собственного Ключ… кто знает, где сейчас скрывает её помощник из Бездны?
Зачем этот некромант заговорил о Ключе? Он желает обменять его? Или хочет использовать в качестве добавки к весу своего голоса, что он равен ей и Алеку?
- Я желаю уничтожить Силентес, - подтвердила Вивьен, и на короткое мгновение повисшей паузы могло показаться, что она принимает предложение бродяги. – Но я не желаю впускать Безымянного бога в наш мир. Магистры прошлого допустили такую ошибку, и это обернулось для них смертью, а для нас – катастрофой, плоды которой мы пожинаем до сих пор.
То, что их намерения – уничтожить книгу – в некоторой степени считались благими, едва ли защищало от гнева бога, который столетиями лежал во льдах в ожидании мести. Вивьен не доверяла своему богу. Уж такими он их создал.
- Почему я должна поверить чужаку, который желает освободить тело Безымянного? Культ тоже ищет его.
Алек долго молчал, скрестив руки на груди, и явно о чём-то думал, но вставил своё слово только сейчас:
- Ты сказал, что хочешь освободить Безымянного… Как? – он внимательно смотрел на некроманта, гадая, не свихнулся ли тот от головокружительной высоты полёта на спине дракона и не бредит ли он от голода и холода. – Места, из которых ты прибыл, заражены чумой… Ты тоже ей болен? Или действительно считаешь, что открыть Усыпальницу Безымянного можно, не имея Ключей?

+1

19

- Пока некромантов интересуют лишь они сами, в этом мире остается достаточно могущественных существ которых интересует весь мир, - ровно ответил Таэрион на вопрос об алиферах. - Игнорируя это, хватаясь за мелочность своих личных интересов, вы рискуете быть перемолоты, как беспомощные зерна, которые думали, что растут и спеют лишь для себя.
   Бог примолк, задумчиво глянув сквозь Вивьен, туда где на фоне серых мертвых стен крепости метались в хаотичном танце резкие колючие снежинки. Неожиданно ему подумалось, что алиферы были созданы Отцом очень мудро, и идеально подходили для сдерживания всего прочего мира, а также для его уничтожения, просто потому что жили общей идеей. Жизнь вне большой идеи, вне большой миссии разрушала их. Он видел это очень хорошо и на Сайбер, и прежде на Рейн. Идея буквально была их хребтом, настолько крепким, что даже умирая они оставались преданы ей. Некромантов же он создал иначе. В центре их мировоззрения было всеобъемлющее Я, сквозь которое они пропускали весь прочий мир. Вечно сомневающиеся, вечно ищущие, никогда не останавливающиеся ненасытные умы. Именно эти качества, которые так были восхитительны для Таэриона, в один прекрасный день привели его созданий к нему с желанием поработить и покорить. Мог ли он упрекать их за это желание? Нет. Но должен был провести границы дозволенного. Ограничить собственной рукой то, что ограничивать изначально не желал. Теперь его некроманты сталкивались с организованностью алиферов, с пониманием стайности ульвийской богини, и терпели закономерное поражение, оказываясь совершенно нежизнеспособными перед способностью иных народов объединятся. Что вообще может их сплотить перед одной идеей? Множественные горделивые Я. Пожалуй все это было попыткой собрать в стаю котов. Неудивительно, что все государство некромантов буквально разваливалось на глазах. Альянс всегда был лишь иллюзией единства. Ничего не оставалось, как искать общие мотивы и цели с каждым новым некромантом, при каждой новой встрече. Вивьен желала уничтожить Силентис? Что же, уже что-то, за что можно было ухватится.
  - Магистры прошлого совершили ошибку не в своей попытке призвать бога, но в своей попытке покорить его, - ответил некромант, возвращая хранительнице врат, более осмысленный взгляд. - Могли ли капли, поднявшиеся из океана к небу, покорить его? Проливаясь даже самым сильнейшим дождем, они вновь становятся океаном. Безымянный бог одобряет память, которую вы храните о той буре, но он считает, что вы вынесли не ту мысль из нее. Первые из людей, когда-то призвали его из Бездны и получили дар магии. Океан способен подарить многое, если уважать его, и способен погубить, если отнестись к нему с беспечностью. Безымянный бог - океан магии. Ты видела бурю, которую он принес, верно? Ты испугалась. Твой собственный страх приковал тебя к берегу. Ты оторвана от океана. Ты никогда не сможешь творить магию, пока не посмотришь в глаза своего бога и не пойдешь ему навстречу.
   Некромант устало прикрыл глаза, как будто готов был вот-вот заснуть прямо стоя посреди замкового двора. Однако вопрос драконьего всадника вновь вернул его к реальности, и обессиленный маг перевел взгляд на вопрошавшего. Измученное состояние не позволяло Оливеру в должной мере воспринимать иронию, а потому он ответил со всей серьезностью:
   - Ключи не могут причинить мне вред напрямую. Чума в том числе. Мои спутники так же не заражены - я вырезал из каждого по ростку. Они чисты. А Усыпальницу Безымянного возможно открыть не имея Ключей. Как и любой замок можно вскрыть без ключа, и даже без применения грубой силы. Это еще один повод, почему я здесь. Однако будет глупостью говорить об этом, пока между нами нет союзного соглашения, и я кажусь вам врагом…  Я уже упоминал, что являюсь посланником Безымянного бога, а он как никто лучше знает, как был создан этот замок, и как его можно открыть. Он в целом говорит достаточно много дельных вещей, если его иногда слушать.

+1

20

Алек молчал, думал, слушал. Он ждал, что ещё скажет этот человек о воле Безымянного, и что полезного он сможет почерпнуть из его слов. До недавних событий он сам был тем, кто не желает вмешиваться в дела Альянса и как-то помогать живущим в нём некромантам. Культ, сжигавший города на своём пути, виделся ему проблемой его отца, но на Эарлана старшего уже давно нет надежды как таковой. Его отец заинтересован лишь во власти, которую пытался удержать при помощи ведьм. Если в этой борьбе он потеряет две трети Альянса, но усидит в своём кресле, то его всё устроит. Устроит ли это Алека? Вряд ли.
- Не лишит ли твой бог всех нас магии, когда явится в этот мир после всего, что мы сделали?
Вопрос был риторическим. Алек, следуя натуре некроманта, не верил никому. Включая посланников такого же лживого бога. Оливер говорил много, но ничего не сказал по существу. Ничего важного. Он говорил туманно и вскользь. Доверять ему или нет – решать ему и Вивьен, но они сами не доверяли друг другу, даже имея за плечами несколько лет, чтобы лучше узнать мотивы каждого. Что говорить о незнакомом мальчишке, который странным образом покорил костяного дракона? Он явно знал нечто важное, и был не совсем человеком.
Алисия…
Алек знал одно существо из-за Грани, и знал, что тот мир – мир Бездны – существует на самом деле, а, значит, и бог, который следит за ним, тоже есть. Но даже у него есть предел сил, иначе бы некроманты не могли доставать души умерших, а твари из-за Грани не сбегали бы, получив узкий и ненадёжный проход.
- Раз ты знаешь, как открыть Усыпальницу, и уверен, что Безымянный избавить Альянс от Культа, то чего ты хочешь взамен? Зачем это тебе? – некромант пристально посмотрел на Оливера, словно пытался увидеть в глазах этого потрёпанного и истощённого парня какой-то намёк на связь с Безымянным или с Культом.

+1

21

Пусть вопрос драконьего наездника был риторическим, Таэрион все равно ответил на него, ибо в его понимании ни один из вопросов не звучал просто так. За словами прятался страх, стыдливо прикрытый за обликом недоверия и сомнений. Но даже не страх смерти или телесных мучений, а страх остаться без магии. Без того, на чем строилось само общество некромантов, из статусы и чины. Вся эта многовековая пирамида могла рухнуть и недавние магистры оказались бы вдруг на одной ступени с теми, кого привыкли бездумно использовать. В этом было даже что-то потешное и уголки губ некроманта дрогнули, чуть приподнявшись.
   - А что вы сделали? - спросил он. - Заточили бога? Но это не был ты и не была она, и никто подобный вам из многочисленных живущих некромантов. Все причастные к этому в тот же день обернулись прахом… кроме одного, пожалуй. Они отправились в Бездну и уже успели переродится два или три раза. Некоторые пять. Вам так нравится быть сопричастными с теми событиями? Но это не ваша заслуга и не ваша вина. Безымянный бог больше чем мелкая человеческая месть. Если бы не было серьезной угрозы самому мирозданию, то он мог бы остаться в ущелье еще на тысячу лет - ибо это не важно. Этот мир пронизывает и уравновешивает множество сил. В том числе некромантия. Разве ваши учителя вас этому не учили? Нельзя просто взять и что-то вынуть. Нельзя просто уничтожить или приумножить - это мгновенно отражается на всем сущем. Некромантия давно весомая часть мира. Может быть это оскорбит ваше самолюбие, но Безымянный желает вернутся в мир не ради общения с некромантами, а чтобы оградить магию Смерти от использования не по назначению. Некроманты умудрились направить магию Селентиса еще и против богини ульвов, и вот она-то очень зла на вас всех. Культ Безымянного сейчас ее десница на горле Альянса. И пальцы ее уже переламывают вам позвоночник.  Чтобы справиться с ней нужна божественная сила равная ей, или превосходящая ее. Например демиург. Некроманты не заперли Безымянного бога, - вы заперлись от него вместе со всеми последствиями, которые натворили, и будете сожраны ими, если путь для Безымянного в мир смертных вновь не откроется.
   Некромант перевел внимательный взгляд с одного своего слушателя на другого. Вопрос о личной выгоде немного озадачил его. Таэрион попытался отыскать среди мыслей Шоу ответ на него, но был он простым до невозможности.
   - Я получу покой и вернусь к своим делам. Перестану слышать голос Смерти. Перестану влачится по землям терпя нужду, боли и муки. За мной перестанут охотится. Я не буду никому ничего доказывать. А лет через пять, когда отойду от всего этого, может быть напишу книгу о некромантии.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [12.10.1082] Потоки тьмы