Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [09.10.1082] Пепел слов


[09.10.1082] Пепел слов

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://i.imgur.com/7Dx6uwt.jpg
— Локация
Альянс, окрестности Севелена, Пределы
— Действующие лица
Оливер, Сайбер, Алекто, Гипнос, Вилран и другие
— Описание
предыдущий эпизод[02.10.1082] Затишье перед северной бурей

Пустоши на подступе к Севелену всегда были неприветливым местом. Холодный воздух пронизывал ветрами до костей, насыпая сверху редкий-редкий снег с тёмно-серых туч. Земля потрескалась от холода и покрылась где инеем, где льдом. Голые деревья мёртвыми чёрными истуканами встречают нежеланных гостей и вместе с безымянными тварями, заклеймёнными ковеном во служение, охраняют и заледеневшее озеро, и опасную горную тропу, ведущую к Бесвелту - единственному живому пристанищу на пути к Севелену.

+

+3

2

Forest in my head

Ветер на Пустошах выл тонко, пронзительно и тоскливо – так воет отбившийся от стаи, израненный, издыхающий от голода волк, настолько слабый, что уже не может ни встать, ни по-настоящему позвать на помощь сородичей. И в тон этому вою, мертвенно, безнадежно сжималось сердце Гипноса Беннатора, Полумертвого, Магистра Акропоса – некроманта, у которого не осталось, в конце концов, ничего, кроме пустого титула и безусловной любви единственного брата.
Кутаясь в теплую, подбитую мехом мантию, - нисколько, впрочем, не спасавшую от хлестких ударов морозного ветра, - Гипнос устало переставлял ноги по мертвой, обледеневшей земле. Впереди виднелись согбенные фигуры его спутников – он по-прежнему оставался самым физически слабым среди них, и шел в хвосте их маленького отряда, опираясь на тяжелую трость и мысленно проклиная холод и ветер.
Ни одно из мест в Альянсе, где ему доводилось бывать, – даже обманчиво-дурманный Пантендор – никогда не казалось некроманту надежным и простым для жизни, но Севелен среди всех был по-особенному безжизненным. Все, что росло на этих продуваемых всеми ветрами землях – скрюченные черные деревья да упрямый серый мох, кое-где пробивавшийся меж камней.
Самое подходящее место, чтобы потерять надежду.
Да и на что он вообще надеялся? На то, что порталом их доставит к самому Гэлацио Этену, Оливер-Безымянный каким-нибудь единственным словом разобьет оковы, удерживающие вмороженное в лед божественное тело, и все они спокойно вернутся домой? Конечно нет. Ну хорошо, быть может, только самую малость.
Алекто удалось забросить их к самым граничным рубежам северных пустошей, и вот уже несколько часов некроманты шли по унылым равнинам, не видя им ни конца, ни края. Гипнос с содроганием думал, что, если они остановятся на передышку – он, пожалуй, не сможет подняться. Не хватит сил. Тяжелая мантия пригибала к земле, пальцы стыли даже в толстых рукавицах, а ноги – в плотных сапогах, нагруженный вещами и едой мешок оттягивал плечи. Гипнос старался не думать о собственной постыдной физической слабости, гоня эти мысли прочь воспоминаниями о Коррин.
Коррин…
После того разговора в столовой они так и не перебросились ни словом, ни прощальными напутствиями, - рядом с дочерью, старым стервятником охраняя ее, теперь всегда оказывался Оррван, - и то ее короткое прикосновение к плечу было последним касанием. Порой Гипносу начинало казаться, не приснилась ли ему та обжигающая вспышка любви между ними, не была ли она всего лишь порождением его нездорового разума? С появлением отца Коррин так разительно переменилась, что Полумертвый уже жалел, что помог спасти старого некроманта из осажденной Академии.
О чем думали Оливер, Алекто и Сайбер, он не знал – но чувствовал, что и Вилрану тоже было тяжело. Брат разрывался между ним и Ровенной, но его присутствие рядом придавало Гипносу сил. Вилран добровольно выбрал отправиться с ним – при том, что получил полную свободу. Полумертвый надеялся, что если поступит так, брат поедет в Остебен, где возможно получит больше шансов на выживание – он человек, не некромант, и если он сумеет держать свою сущность Тени под контролем, то сможет жить, не привлекая к себе внимания. Ровенна присмотрела бы за ним. Вилран мог бы быть счастлив.
Но брат пошел с ним, и какая-то часть Гипноса эгоистично радовалась этому. Возможно, Вилран был последним крючком, удерживавшим его сейчас на границе безумия, и Гипнос отчаянно цеплялся за этот крючок. Из них двоих Вилран чувствовал себя сейчас увереннее: Воскрешенный не просто шагал сквозь ветер и колючий снегопад, но и внимательно оглядывал окрестность, и особенно пристально следил за Алекто, которого после истории с Ключом тихо ненавидел.
Не убил бы этого немого засранца на привале…
Алекто в их маленькой команде не доверял вовсе никто – кроме, наверное, Оливера, который о чем-то говорил с мистиком еще до отправления на север. Удалось ли ему убедить в чем-то верного пса Имахира, и если да, то в чем именно, Гипнос не знал, но до сих пор безмолвный некромант вел себя смирно, не пытаясь ни сбежать, ни навредить. А значит, и мстительные порывы Вилрана пока приходилось сдерживать.
Ветер налетел особенно сильно, рванул капюшон с головы, и Гипнос вцепился в его край пальцами костяной руки. Сквозь колючий мелкий снег впереди виднелась мрачная, иссиня-черная туча, неотвратимо наползавшая на Пустоши.
- Буря собирается… - Гипнос сомневался, что кто-то его услышал при злобном свисте ветра, но тучу наверняка увидели все.
[icon]http://s7.uploads.ru/ekVn4.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (29-04-2021 10:39:50)

+3

3

— Буря собирается…
Слова Гипноса вернули к реальности, из которой Вилран то и дело выпадал, пока маленький отряд двигался вперед по снежным пустошам. Раньше он такого за собой не замечал, но сейчас мысли сами собой убегали в разные стороны, и останавливать их становилось все сложнее.
В основном Вилран думал о Ровенне. Выкинуть ее из головы он не мог, да и не старался. Он переживал за нее, представлял, как она добирается до своего нового дома, кого встречает в пути. Иногда ему думалось что все сложится хорошо, иногда – наоборот, и он расстраивался этому, забывая, что на самом деле не знает правды, а доверяет лишь своему воображению. Несомненной правдой было лишь одно: после разговора с Оррванами Вилран не оставлял Ровенну ни на мгновение одну, пока сам не покинул Лейдер – он помог ей собраться и провел с ней ночь, чувствуя, что виноват, и что в глубине души она на него злится. Он бы хотел загладить свою вину, но не знал как – у него не было ни денег, ни возможностей, он не мог бросить брата и отказаться от мести Культу. Все так сложно запуталось, что Вилран совсем не видел выхода, как все исправить и расставить по своим местам. Самым простым, наверное, было бы банально погибнуть, спасая своего Бога и уничтожая его врагов – тогда все разрешилось бы само собой! Ровенна бы его за подвиг наверняка простила, поплакала, пожалела и любила бы до конца своих дней, храня в памяти светлые воспоминания, - ведь так было написано во всех романах! Но Вилран, в отличие от книжных рыцарей, хотел жить. Он не хотел становиться погибшим Героем, предпочитая оставаться обычным, но живым, смертным и при этом не предать и не разочаровать тех, кто его любил и  в него верил – в том и скрывалась самая большая проблема.   
- Хорошо бы найти хоть какое-то укрытие, - ответил он брату и молча взял из его рук мешок с пожитками. В конце концов, он мог нести и два. Выносливости ему было не занимать – он меньше уставал, и сейчас выглядел намного бодрее остальных своих спутников. Если бы еще перекусить... Но никакого зверья им пока что на глаза не попадалось.
Он глубже надвинул на голову капюшон и вновь зашагал вперед – там, за снежной пеленой поднималось вверх нечто темное – то ли остатки каких-то строений, то ли нагромождение камней или зубья скал. Издалека было не рассмотреть, но, быть может, там можно было укрыться от бури и переждать ее.
- Мог бы постараться и перекинуть нас ближе к цели, - буркнул себе под нос Вилран, имея в виду Алекто, но ни к кому конкретно не обращаясь. Да его бы и не услышали – отряд растянулся вереницей, и ветер, завывая, глушил любые слова, не донося их до собеседника.
С Алекто Вилран, впрочем, общаться и не собирался, продолжая считать предателем. Тот верно служил Имахиру, и не подумал в свое время хоть как-то помочь, когда тот вживил в сердце Вилрана Ключ. А ведь мог бы предупредить заранее! Когда пришли в крепость Культа, Воскрешенному казалось, что Гипнос считал Алекто другом, но то ли ему это все же казалось, то ли Алекто другом лишь прикидывался – мистик и пальцем не шевельнул, чтобы помешать Имахиру наслать на Беннаторов, а заодно и на весь Лейдер чуму.
Что ж, с присутствием в отряде Алекто Вилрану пришлось смириться, но он точно знал, кто будет его первой жертвой, если случайно ранят в бою. И почему вообще мистик не помер от чумы?! Это была совсем лютая несправедливость.

+3

4

Оливер упрямо шагал впереди своего маленького воинства, облаченный во все теплое, что только смог найти сам и спросить у ведьм, отчего выглядел в два раза себя шире. Подбитая мехом шапка то и дело падала ему на глаза, и некромант часто взмахивал рукой, чтобы ее поправить. Идти первому было тяжело: он буквально собой прокладывал путь через девственный снег, следуя невидимой глазу тропе, и только карта, мысленный образ которой оставался у него перед глазами, помогала ориентироваться в горных пиках и безжизненных плато. Стоило, наверно, доверить Сайбер первенство в этом маршруте: она была гораздо крепче телом, но Оливер не хотел все время прикрываться ей. Это было его восхождение и его путь, и он хотел пройти его с достоинством, как мужчина. К тому же, в какой-то мере это было его искуплением перед другими…
Только алиферка из всей команды знала, что на самом деле у Шоу нет никакой возможности открыть оледеневшие врата, и что идут они в первую очередь не к ним, а к последней из рода де Трайх. И вполне могло случится, что она совсем не знала ничего про Железного Ворона, и ее семья много веков назад потеряла эту тайну и корень своего проклятия. Что они будут делать тогда? Оливер толком не знал. Может быть с помощью Алекто продолжат поиски дальше в Альянсе, а может быть просто останутся ждать, когда Культ придет к воротам и принесет недостающие восемь ключей с собой. На все была воля Безымянного…
Шоу не надеялся, что Беннаторы останутся с ним, когда узнаю, что никакой уверенность и надежной цели в их восхождении нет, что все это вовсе не конечный пункт. И надеялся, что не ведет их просто на смерть в пустой надежде. Смертей было слишком много вокруг - больше чем способна вынести человеческая душа, и Оливеру стало казаться, что он просто опустел от них, особенно после событий в академии. Они приносили ему грусть, но уже не трогали за живое, как раньше. Было ли то влиянием Безымянного, который постепенно поглощал его душу, или сам по себе он очертсвел от всего увиденного? Но факт оставался фактом.
- Нам нужно поскорее дойти до деревни! - выкрикнул некромант, так же замечая над отрогами гор неприветливую тучу, и неудачно ступив в какую-то ямку под снегом упал на четвереньки. Однако тут же поднялся и снова пошел вперед, отряхиваясь уже на ходу. Им бы сейчас не помешал проводник, который хорошо знал путь в этих горах, однако хранители Десятого Ключа хорошо позаботились о том, чтобы мало кто вернулся отсюда. Только старая карта, найденная в Лейдере, полная условностей, была единственным источником свединей об этом месте.

+3

5

Горные вершины Пределов тонули в снежном вихре. Ветер забирался под одежду, пронизывая холодом до костей. Ни зги не видно, - и это лучшая погода в этих краях! Ни тебе съедобной или опасной живности кругом. Ни подходящего укрытия от непогоды. Земля жжётся холодом через подошву сапог, а у изнеженных в Лейдере некромантов и ведьм не нашлось подходящей для этих мест одёжки. Никто не рассчитывал, что округ Севелена настолько холодный. Холоднее, чем классическая в Альянсе зима, больше наполненная ледяными дождями, снегопадами и треклятым льдом.
В этом месте было абсолютно всё самое паршивое, что можно собрать по миру. Зима здесь казалась Алекто более лютой и беспощадной, чем в Остебене, а там он успел побывать неоднократно, пока пробивался вверх по лестнице вслед за Имахиром. Теперь он шёл к Севелену вместе с другой группой, в отрыве от Культа, и с совершенно другой целью. Для верной собачонки Уравнителя он знал слишком много.
Алекто хмыкнул и осклабился на недовольное ворчание Вилрана. Он знал о магическом барьере, защищающем границы Севелена. Единственная дорога вела далеко в горы, едва ли не по отвесным скалам. Чужаки не знали дороги и ориентировались на кое-как добытые знания, но, прежде чем ступить на горную тропу, приходилось продираться сквозь ветра обледеневшей пустоши, и уповать на то, что им не повстречаются немёртвые Хранители Севелена. На отношение Беннаторов Алекто было всё равно. Он всегда был начеку, ожидая от людей зла, а не добра и помощи. Он вырос в Альянсе, где понятия «дружба» не существовала, и с мешком дерьма за щекой вместе серебряной или хотя бы деревянной ложки.
Группа казалась ему наивной и глупой. Что они сделают против Культа, если повстречают его на пути? Алекто знал о планах Имахира, и знал, как легко они меняются, когда Уравнитель находит выгоду в чём-то другом. Они могли пересечься в самой деревне или на подступах к ней, а силы мальчишки, с божеством или его Гласом внутри, явно не хватит, чтобы расправиться с ними. Мистик всё ещё не понимал, что именно заставило его отвернуться от Имахира и пойти с ними на север. Он мог бы воспользоваться порталом и удрать куда-то в Остебен, не думая о судьбе Альянса или населяющих его некромантах. Он бы нашёл способ, как приспособиться и выжить в новом мире, но… слишком устал бегать и приспосабливаться, выживая подобно крысе.
Алекто поднял руку и показал на скалу. Тёмный силуэт показывался сквозь занавесу снега, когда ветер менял направление. Она казалась подходящим укрытием для небольшой группы, чтобы переждать приближение бури. Тучи сгущались над Пределами, наползая быстро и неотвратимо. Не стоило уповать на чудо. Ветер становился всё сильнее и ударял в грудь и спину, словно крепкие кулаки стихии, так и норовя опрокинуть нежеланных гостей на землю, пригвоздить их тела к ледяной земле и припорошить снегом, чтобы они навсегда стали частью ледяной пустыни.
С очередным порывом ледяного ветра Алекто и Сайбер почувствовали дрожь земли. Короткую, но настолько ощутимую, что мистик остановился, смотря себе под ноги. Мелкие камешки подпрыгивали на покрытой инеем потрескавшейся земле. Дрожь земли утихла и вновь повторилась с равным промежутком времени. Подозревая дурное, Алекто поднял голову и присмотрелся.
Укрытие двигалось.
Оно шло прямо на них, не сворачивая с выбранного пути. То, что некромант принял за отроги гор и удобную для укрытия скалу, было големом в добрые пятнадцать футов высотой, и чуть меньше в плечах в ширину. Каменный голем смотрел на гостей пустыми глазницами. Слабый иссиня-чёрный свет горел в их глубине двумя огнями. В руках каменного гиганта слабо поблёскивала зачарованная секира. На лбу каменного голема слабо светился магический глиф – целый и не повреждённый.
Хранитель.
Алекто выругался про себя. Магический портал не работал. Магия развеялась при попытке призвать его и оставила группу без шанса на отступление. Мистик развернулся к Оливеру и поспешно ткнул себя пальцем в центр лба, а потом показал на голема. Нужно сломать глиф, чтобы развеять магию, но как до него достать?
[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+3

6

Уставший до состояния отупения Гипнос почти не заметил, в какой момент брат забрал у него мешок. Просто идти сквозь леденящий ветер стало чуть легче, и он вскинул голову, ища взгляд Вилрана.
Как бы там ни было, он был рад тому, что их разногласия сгладились, отступили, ушли в прошлое. Если бы Вилран продолжал ненавидеть его и сейчас, проще, наверное, было бы сесть возле ближайшего камня и остаться там, не двигаясь и позволяя себе превратиться в одну из потерянных душ ледяных пустошей. Но сейчас - он не мог. И держало его не столько обещание, данное Безымянному, сколько надежда Вилрана.
- Далеко там до той деревни? - крикнул он в ответ Оливеру и, собравшись с силами, догнал ушедших чуть вперед спутников. Сайбер и Алекто выглядели чуть менее измотанными, чем посланник Безымянного, но было видно, что устали и они.
В ответ мистик ткнул пальцем куда-то в сторону скал, и Гипнос почти понадеялся, что через каких-то несколько минут они уже смогут согреться и отдохнуть.
Не тут-то было.
На них надвигался голем - наполовину изъеденный непогодой, но от этого гигантская каменная физиономия казалась еще более угрожающей. Он был таким громадным, что даже учебный костяной голем Коррин рядом с этим великаном казался игрушкой. Гипнос таких и вовсе никогда не видел, и все, что он сумел сделать в первые мгновения - оцепенело смотреть на приближающегося гиганта и лихорадочно пролистывать в памяти все, что он когда-либо читал о подобных созданиях.
А было это прискорбно мало. Единственное, что Полумертвый помнил наверняка - целиться надо в зачарованный глиф, который поддерживает в големах жизнь и разум. Туда же недвусмысленно указывал и Алекто.
Гипнос не стал заставлять просить себя дважды - тем более, что портал мистика все никак не открывался, и бежать возможности не было.
Сконцентрировался на сияющем камне магического глифа, вложив в дистанционный удар все доступные ему силы. Почти физически ощутил, как раскалился колдовской камень, как энергия распирает его изнутри...
И глиф сломался - с оглушительным треском, перекрывшим даже вой ветра. Сверкающие кусочки камня, отколотые заклинанием, упали на снег.
Гигант, уже угрожающе занесший зачарованную секиру, застыл - сияющие глаза его потускнели, голова медленно опустилась на грудь. Гипнос выдохнул, оглянулся на спутников и вытер покрывшийся испариной лоб.
Не так уж и сильны эти легендарные Хранители...
И в этот самый момент погасшие было глаза голема вдруг вспыхнули вновь. Каменный великан шевельнулся, поднял голову и сделал новый уверенный шаг вперед - словно ничего и не было, и разлетевшийся на куски глиф был по-прежнему цел.
- Что за..? Что с ним? - ошалело выдохнул Гипнос. - Почему он еще живой?

Использовано

Взрыв предметов - 75

[icon]http://s7.uploads.ru/ekVn4.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (04-05-2021 16:10:43)

+3

7

Зря Вилран надеялся, что скоро будет обещанная Оливером деревня: если она и укрылась в метели где-то поблизости, то до нее еще надо было как-то добраться. И добраться не только по обледенелым землям Пустошей, но и минуя огромного каменного голема, что неумолимо приближался и, по всей видимости, вовсе не собирался менять направление, предпочитая раздавить чужаков, что вторглись незваными в его снежную обитель.
Вилран никогда раньше не видел такой огромной движущейся махины, с каждым шагом которой содрогалась сама земля, и даже растерялся, не зная, что предпринять. Все его способности здесь не годились. Он не мог ранить камень и уж тем более его убить – меч здесь не годился, как оружие, вовсе, а магическими силами Вилран не владел. Он бы предпочел вообще сбежать, но сомневался, что это сможет сделать Гипнос: брат и так еле волочил ноги по сугробам – быстро удрать от ходячей скалы у него бы точно не получилось.
Оставалось сражаться, хоть и непонятно, как именно.
Гипнос, не дожидаясь, пока голем приблизится, кинул в него заклинанием, разбивая светящийся во лбу монстра глиф. Каменная тварь, занесла над своей головой зачарованную секиру, но так и осталась стоять неподвижно – темный свет в глазницах потух. Разбитый глиф обездвижил голема, лишая магической подпитки и уничтожив заложенные в него создателем приказы.
- Всего-то, - хмыкнул Вилран, доставший было меч и готовившийся защищаться. – Такая гора, а без мелкой блестяшки ни на что не годится!
Он усмехнулся, собираясь убрать меч в ножны, но тут же понял, что оказался неправ. Глаза голема снова вспыхнули, и тварь шевельнулась.
— Что за..? Что с ним? — удивленно пробормотал Гипнос, явно не ожидавший подобного. — Почему он еще живой?
Голем сделал шаг вперед и явно собирался сделать следующий.
- Беги! С дороги! – Вилран бросил сумки на землю, метнулся к опешившему после неудачи брату и толкнул его в сторону с пути великана. Они рухнули в снег, рядом с опустившейся на каменной ногой, чуть было под нее не попав. – Быстрее!
Вилран помог Гипносу подняться, чуть ли не силой поставив того на ноги. Но голем пока не смотрел в их сторону – он обернулся к Оливеру с Сайбер и резко опустил секиру вниз. Воскрешенному плохо было видно из-за каменной ноги, но, вроде бы, на этот раз монстр тоже никого не задел – он был хоть и огромен, но довольно медлителен – люди перед ним успели разбежаться.
И все же это никуда не годилось. Вилран точно знал, что если кто и справится с магическим созданием, то только маги, которые обладают достаточной для того силой. Но как тут сконцентрируешься на заклинании, когда тебя гоняют секирой и топчут ногами? 
- Не подходи близко, я отвлеку его, пока колдуешь, - крикнул Воскрешенный брату и бросился к голему, занесшему секиру снова. – Эй! Я тут, давай разворачивайся! - меч Вилрана ударил по каменной ноге, отколов несколько мелких крошек, но явно никакого вреда не причинив. – Ну, давай же!
Воскрешенный подхватил с земли комок снега и запустил в горящий темным светом глаз. Это оказалось лучшим вариантом, чем бить мечом по камню – голем наконец-то переключился с Оливера и Сайбер на назойливого человечка, что сам лез к нему под ноги, и секира пошла вниз уже прицельно на Вилрана. Тот отскочил в сторону от огромного лезвия и разлетевшегося в стороны снега.
- Ты настолько нерасторопен, что даже попасть в меня не можешь, - поддел он голема, хоть и сомневался, что тот разумен и понимает смысл его слов.

+3

8

Оливер и сам не знал далеко ли до злосчастной деревеньки, а потому вопрос Гипноса остался без ответа. Они шли доверившись тропе и крайне условной карте, которая не несла в себе расстояний, лишь основные ориентиры. До начала бури они могли вовсе не найти пристанище людей, а переждать ее где-то нужно было и желательно выбрать это место загодя. Как ни хотелось Шоу побыстрее добраться до цели, а соизмерять свои силы с силой стихии придется. Тем более кстати Алекто указал на выступающий склон совсем рядом по горным меркам, и некромант был готов скомандовать привал, как их намеченная цель вдруг стала двигаться к ним сама.
Промерзшая земля вздрагивала под ногами с каждым шагом каменной махины, которая быстро приняла очертания голема в усиливающемся снежном вихре. И Оливер поторопился накрыть себя магическим щитом. В первые мгновение показалось, что даже зря, потому что Гипнос первым отреагировал на приближение Хранителя, быстро и точно разломав магический глиф, но после короткого промедления голем двинулся дальше.
- Похоже ему нужно снять голову целиком! - выкрикнул Шоу, торопливо отскакивая от размашистых ударов секиры. Да - каменный исполин был медлителен, но и они все были утомлены переходом и непогодой, несли на себе несколько слоев одежд и провиант, и даже без этого скакать по гористой обледеневшей земле было непросто. А надо еще и колдовать. Разве что Вилрану с его сущностью все казалось нипочем, и именно он попытался взять на себя все внимание голема. Оливер получил возможность и небольшую передышку.
- Все, на эту сторону! - скомандовал он, торопливо перемещаясь по тропе вперед, чтобы не отрезать себе путь предстоящим заклинанием. Шоу остановился, уверенно и широко расставив ноги, воззвал к промерзшей земле под ними, и та отозвалась глубинным рокотом и сильной дрожью, трескаясь и разрываясь, раскрывая глубокую пасть своих глубин под ногами Хранителя, желая заглотить его.
Вся сила голема заточалась в его голове, однако едва ли кто-то из всей группы мог бы быстро и точно оторвать ее или расколоть. Только Нейглинг способен был рассечь любые магические нити, но сам Оливер не смог бы никак допрыгнуть до средоточения жизни Хранителя. Оставалось лишь сделать противника намного ниже. Хотя, возможно и одной расщелины хватит, чтобы остановить его.

Заклинания

Оберег Аккадэ - 25
Врата Фойра - 140

+3

9

Несмотря на всю медлительность, голем был проблемой. Алекто вкусил дерьмовость ситуации, когда увесистая секира пролетела над его головой и врезалась в скалу рядом. Сверху посыпался дождь из камней, мешая создать заклинание без риска отхватить камнем по голове. Мистик осклабился и глухо рыкнул. Он привык полагаться на мистицизм во время боя, но из-за аномалии, созданной вокруг ледяного озера и пустоши, любой портал искажался. Алекто не хотел спастись от чумы, чтобы по глупости умереть из-за неудачного заклинания. Он прекрасно знал, что магия пространства разрывает тела, и помнил ту боль, когда лишился руки.
Он отходил как можно дальше от голема, позволяя Хранителю отвлекаться на досаждающих ему магов. Алекто, казалось, делал всё, чтобы каменный истукан не заметил его, а полностью занялся атакующими противниками. Это время и подаренную возможность мистик использовал для каста заклинания, пытаясь сначала прощупать магические потоки внутри тела голема и точно определить, где прячется его «сердце», а потом – нанести по несу удар.  Оливер был прав. Центр силы и жизни голема действительно находился в его голове, но маг-создатель позаботился о том, чтобы голем не погиб с одного удачного удара. Сердце пряталось глубоко внутри под толщей крепких камней.
Сайбер расправила крылья. Сильный ветер мешал ей подняться, вынуждая прикладывать больше усилий, но она была единственной в группе, кто мог бы добраться до головы голема и нанести удар сверху.
Получив один серьёзный удар, голем разозлился, взревел, словно бы призывая на зов других Хранителей. Он бил секирой, размахивая ей в воздухе, пытаясь то попасть по некромантам внизу, то стараясь сбить Сайбер. Алифер стремилась к его голове, пытаясь одновременно создать заклинание, но ветер сыграл с ней злую шутку – сильный поток помешал Сайбер, когда голем неожиданно подбочинился, проваливаясь под землю. Неуклюжим взмахом секиры он попал по Сайбер, откинув её на землю. Она не успела увернуться, и хотя удар был не целенаправленный, а случайный, его силы хватило, чтобы оглушить её. Живот и рёбра неприятно жгло огнём. И всё могло бы быть ещё хуже, если бы эта несчастливая случайность не спасла Сайбер от заклинания Алекто.
Огненный шар, достаточно напитавшись магией, влетел в голову голема. Пламя не могло причинить вреда камню, но сильный взрыв магической энергии снёс часть головы голема, обнажив с правой стороны магическое семя – сердце жизни голема. Хватит одного точного удара, чтобы добить голема и расправиться с ним. Алекто лишь цыкнул, когда понял, что ему не хватило энергии. Магический кристалл, как издеваясь, манил светящимися гранями. Голем и не думал признавать поражение и сдаваться. Он молотил руками и секирой, стараясь если не выбраться из дыры, созданной Оливером, то хотя бы задеть тех, кто находится поблизости.

[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+3

10

- Беги! - Вилран оттолкнул его так быстро и резко, что оба, не удержавшись, завалились в снег. Земля в том месте, где только что стоял Гипнос, содрогнулась, когда туда опустилась огромная нога - Вилран в очередной раз спас ему жизнь.
Отплевываясь от снега, набившегося в слетевший капюшон и волосы, некромант приподнял голову. Каменный страж уже перевел все свое внимание на Воскрешенного, словно мальчишка скачущего вокруг и выкрикивающего мальчишеские же оскорбления.
Как ни странно, подействовало - скорее, назойливое мельтешение Вилрана, чем действительно оскорбления. Это дало Гипносу время подняться и наполовину ползком перебраться в ту сторону, куда указывал Оливер, и куда уже ретировался Алекто, пока Вилран и Сайбер отвлекали голема - теперь истукан махал секирой так рьяно и ловко, что находиться рядом с ним было опасно даже алиферу и Воскрешенному.
Спросить, что именно задумал бывший студент, Гипнос не успел: мерзлая земля второй раз судорожно вздрогнула и разверзлась жадной черной щелью прямо под ногами Хранителя, и тот, неловко покачнувшись, по пояс ушел в расщелину. Руки его, сжимавшие тяжелую секиру, еще оставались на свободе - и удар даже пришелся по Сайбер, - но ноги опускали громадное тело все ниже, теряя опору.
Сердце Гипноса пропустило удар, когда секира пролетела аккурат над головой Вилрана и оглушенной Сайбер - но его брат был слишком ловок для полупровалившегося голема. И тут в бой вступил Алекто, о котором Полумертвый почти успел позабыть в суматохе - и не он один.
Мощный огненный удар снес истукану половину головы, и даже сквозь буран ярко сверкнуло истинное сердце Хранителя - светящийся кристалл. На лбу торчала лишь малая его часть, которую и расколол Гипнос своей первой атакой, но полностью кристалл скрывался внутри, надежно защищенный каменной оболочкой, словно ядро ореха.
Сейчас!
Не дожидаясь, пока голем выкарабкается из трещины для новой атаки, Гипнос вновь ударил по нему - в его собственной голове вспыхнула острая боль, но зато открывшийся кристалл, ядро Хранителя, ярко сверкнуло. Сквозь злобное завывание ветра донесся громкий хлопок, и кристалл взорвался, раскидав остатки каменной головы истукана и второй раз опрокинув Полумертвого в снег ударной волной.
Все... больше я не встану...
Но встать пришлось - хотя, казалось, силы исчерпаны до самого донышка. Это место умело пить и физические, и магические резервы любого человека, а уж тем более такого изможденного, как Полумертвый.
- Вил... - первым же делом он отыскал взглядом брата и немного успокоился, увидев того целым и невредимым. - А что с Сайбер?

Использовано

Взрыв предметов — 75

[icon]http://s7.uploads.ru/ekVn4.png[/icon]

+3

11

Вилран уходил от ударов огромной секиры играючи, не уставая, – для медлительного голема он был слишком быстрым и ловким. Вот только пользы от этого получалось маловато – Воскрешенный мог отвлекать, но не мог нанести никакого урона – камень его меч не брал, а до головы великана не допрыгнуть. Так что оставалось действовать только магам.
И они старались вовсю – земля провалилась под ногами хранителя, удерживая его на месте в образовавшейся яме, голова раскололась от точного удара, обнажив еще один камень-сердце, а затем треснул и он, раскрошившись на осколки.
Вилран на последних ударах по каменному великану, убрался в сторону, чтобы самому не попасть под магический обстрел и попутно успел подхватить на лету падающую Сайбер, которую все же оглушило ударом секиры. Сайбер подхватил – меч выронил. Слишком мало было времени, чтобы успеть убрать его в ножны.
Воскрешенный опустил девушку на снег рядом с собой, присел рядом на корточки и какое-то время наблюдал за големом, но тот наконец-то неподвижно замер, согнувшись и теряя всю свою силу: секира, в последний раз опустилась на землю и уже не шевельнулась, а головы и вовсе больше не существовало – от последнего заклинания Гипноса ее разнесло на мелкие камни окончательно.
- Ты там жива? – Вилран слегка потряс Сайбер за плечо. И обрадованно заключил: - Жива! – когда девушка открыла глаза.
Он обернулся, ища взглядом брата, заметил его поднимающимся из снежного сугроба, и, оставив Сайбер на Оливера, поспешил к нему, по пути подхватив с земли свой меч и убрав его в ножны.
- Ты его все же достал! Ты молодец, - Вилран стиснул Гипноса в объятиях.
Тот был жив и невредим, хоть и шатался от усталости. Воскрешенному хотелось его похвалить, подбодрить, сделать приятное.
И Сайбер тоже жива, она с Оливером, - добавил он, а затем выпустил брата из объятий и, обернувшись, громко, перекрикивая ветер, объявил уже всем: - Мы его так круто завалили! Такую громадину! Это было так здорово! Правда?
Глаза Вилрана светились от гордости и счастья. Вот только ему показалось, что восторг его никто больше не разделял... Но быть может показалось? Некроманты вообще были очень скупы на проявление чувств, так что Вилран не стал бы их осуждать и за молчаливую радость. Впрочем, уточнить, понравился ли кому-то еще бой с големом он не успел – небо вокруг темнело, ветел усиливался с каждой секундой. Надвигающаяся буря успела подступить почти вплотную – пока сражались с великаном, про нее успели позабыть.
- Можем укрыться за ним, - Вилран ткнул рукой в каменное тело голема. Радость Воскрешенного перед новой надвигающейся опасностью успела малость потускнеть. – Чем не гора? Он ведь больше не оживет? – он вопросительно взглянул на всех остальных, более компетентных в подобных вопросах о жизни големов.

+3

12

Бой для Оливера закончился, когда он увидел, как падает Сайбер, и, едва не споткнувшись, он бросился к ней. Безымянный не стал его останавливать, видя как огненный взрыв снес голему часть головы, а затем заклинание Гипноса завершило сражение. Будь все иначе Таэрион бы пресек глупое чувство, но с гибелью голема оно уже ничему не мешало. Вилран, поймавший алифера, уложил ее на землю и Оливер тут же подскочил к ним, опускаясь рядом на колени. 
- Спасибо, - выдохнул некромант, и стащив с головы шапку, подложил ее под голову Сайбер. Он бегло оглядел аливерку, но проступающей на одежде крови не заметил, однако это никак не исключало внутренних повреждений.
- Ты как? - тихо спросил он, склоняясь над верной спутницей, видя, что она в сознании. - На, пожуй корешок… - С этими словами Шоу полез к поясной сумке, и выташил из нее небольшой мешочек - один из тех, что насовали ему ведьмы, когда он спросил у них о целебных зельях и мазях в дорогу. Бурый сушеный корень, похожий на палец мертвеца, Оливер настойчиво сунул в губы Сайбер. - Он должен притупить боль. Жуй!
  За этим приступом заботы он почти не обратил внимания на молодецкий выкрик Вилрана и его радость от окончившейся схватки. Никакого внутреннего удовлетворения и восторга от победы некромант не испытывал. Хранитель не был его врагом и целью - лишь досадным препятствием, которые отнимало силы и ранило Сайбер. Гораздо радостнее Шоу было бы если бы они вовсе не наткнулись на голема. Но вот последующая мысль Вилрана была уже более привлекательной и прагматичной. Им всем требовался отдых, особенно алиферке, и как ни хотелось Оливеру побыстрее выйти к селению, разумнее всего было бурю переждать. Только вот в горах это могло занять несколько дней, а совсем не часов. И потому укрытие им требовалось гораздо надежнее, чем торчащие из расщелины плечи и руки голема.
Поднявшись с колен, Шоу подошел к поверженному гиганту и бегло оглядел его. Затем вновь воззвал к земле у себя под ногами, и воспользовавшись телом голема, как основой, воздвиг на нем стены и крышу, оставив небольшой вход. Сооружение было округлым и напоминало завалившийся на бок пчелиный улей, созданный из камней. Такая конструкция, как казалось Оливеру, должна была лучше выдержать давление ветра и снега. 
- Вилран, - обернулся он к Беннаторам. - Прошу, перенеси Сайбер внутрь…
Просьба далась некроманту с трудом. Он сам бы хотел гордо внести алиферку в убежище, но не был способен ее даже поднять. Еще более ему не хотелось, чтобы кто-то сторонний настолько интимно касался ее, но это было лучше, чем если она станет ковылять сама. Хотя с нее станется…
Оливер вздохнул и обратил свой взор на секиру голема. Он нее все еще исходил магический фон, и некромант направился к ней, коснулся длинной рукояти руками - среди них не было никого, кто смог бы управляться с ней, а потому Шоу потянул из нее ману, восполняя часть потраченного резерва. Бог внутри не желал остаться совсем безоружным.

+3

13

Сайбер настолько привыкла полагаться на себя в случае атак и на Оливера в случае защиты, что удар голема оказался неприятной неожиданностью. Он оглушил её болью, выбив воздух из лёгких, и вряд ли снег смягчил бы её удар о промёрзшую землю, если бы кто-то не подхватил её прямо в воздухе. Кто – женщина увидела уже будучи на земле, когда смогла немного оклематься после удара и открыть глаза. Она всё ещё был в прострации после удара, но быстро начинала соображать. Воспоминания об опасном противнике были слишком свежи, чтобы надолго забыть о нём и предаться отдыху на снежке.
Повреждённое ребро совершенно не обрадовалось тряске, но к счастью для Сайбер оно не продырявило лёгкое и не сломалось, а лишь неприятно треснуло. Второй средний удар мог бы доделать дело не в пользу крылатой, но бой закончился и без её участия. Сайбер видела куски голема на снегу и довольно ухмыляющегося мистика. Алекто фыркнул, подошёл ближе к расщелине в земле и присел на корточки, рассматривая тело голема и остатки лопнувшего кристалла, словно в нём было что-то ценное или интересное.
Судя по тому, что Алекто быстро отстранился от останков голема, ничего полезного он в них не нашёл, или нашёл, но не посчитал нужным делиться этим с остальными.
Сайбер отвлеклась на появление Оливера, так живо сменившего Вилрана, что можно было удивиться, если бы… он так явно не выказывал симпатию. Первое время женщине казалось, что так этот некромант восполняет дыру в сердце, что образовалась после бегства бастардки-принцессы в Поднебесную под крылышко отца, а потом и наслаивались все рассказы о некромантах, для которых привязанности и любовь, если дело касается не магии и её производных, - это чушь. Глядя на таких разных тёмных магов в их группе, Сайбер сомневалась, что это мнение не ошибочно. Оливер вполне походил на влюблённого и по юному глупого мальчишку. Но даже это… вызвало лёгкий румянец на её щеках, не будь они бледными от боли и страха.
- Да живая я, живая, - глубокий вдохи, как и болтовня, отзывались неприятной болью в груди, и от них Сайбер морщилась. – Повредила рёбра, думаю, нов ряд ли они сломаны. Удар был не таким сильным.
От странного корешка Сайбер не отказалась, а послушно его прожевала, зная, что Оливер ей не навредит. Собрать группу энтузиастов, готовых идти через ледяную пустоши, было не так уж много, чтобы разбрасываться ими по пути.
Она поднималась на ноги, обхватив себя рукой, и явно отказывалась от сторонней помощи.
- Я жива, - хмуро констатировала крылатая и побрела в сторону каменного укрытия, - но этот каменный мешок напоминает мне могильник.
Алекто осклабился на её заявление и хмыкнул, когда заметил, как Оливер высасывает ману из секиры. А вот её он проверить забыл.
В каменном мешке было не так уж много места, но его хватало, чтобы кое-как разместиться внутри, потеснив друг друга. Ветер не задувал внутрь, а свистел за пределами логова, насыпая все больше и больше снега у входа. С приближением ночи становилось лишь холоднее и, казалось, стена из снега полностью закрывала обзор, мешая увидеть в темноте хоть что-то. Ночь была еще более неспокойным и опасным временем. Твари, живущие в скалах Пределов, выбирались на охоту. Завывание ветра заглушало щелчки паучьих жвал, стрекот крыльев или цокот звериных когтей. Тишина лишь пугала и настораживала, вынуждая постоянно быть на чеку и ждать худшего.
И оттого ещё страннее было встретить в этом холоде и тьме живого человека.
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+3

14

Наверное, Гипносу никогда в жизни еще не было настолько холодно.
Выбравшись из сугроба, он устало стиснул брата руками, ощутил даже сквозь слои одежды, как быстро, радостно бьется его восторженное горячее сердце. Сердце, которое согревало их обоих.
- Это было невероятно, Вил... - подыграл он довольному Воскрешенному, сдерживая стук зубов. - Огромный голем! Заберешь что-нибудь от него на память? Нос, ухо или глаз?..
Подавать Вилрану идеи он не боялся - теперь истукан уже точно был мертвой глыбой камней, из которой Оливер мастерил подобие хоть какого-то укрытия для них. Так что его брат вполне мог отковырять для себя трофей - мало ли, сколько еще подобных хранителей встретится им на пути?

И вот теперь, сбившись в жалкую кучку, они впятером делились друг с другом последними крохами живого тепла, вытягиваемого из тел безжизненным нагромождением стылых камней, и дожидались, пока буря снаружи хоть немного утихнет. Время от времени кто-то из них зажигал малый огонь, чтобы хоть немного согреть узкое пространство, но осторожно, экономя каждую кроху магических сил, и потому убежище не прогревалось до конца. Стрекот и щелчки снаружи не добавляли надежды: слишком много тварей искали пропитания в эту ледяную, снежную ночь.
- Откуда они тут взялись? - пробормотал Гипнос в пустоту. - Они же не нежить. И не химеры. Чем они питаются в этой глуши?..
Ответ пришел ему на ум еще прежде, чем хоть кто-то задумался над вопросом. Да друг другом же и питаются.
Полумертвый натянул капюшон на самый нос и плотнее прижался к Вилрану. Близнецы Беннаторы грели друг друга в объятиях, как когда-то в детстве, когда они лежали ночами на одной кровати, в одном теле, видя одни на двоих сны. Свист ветра снаружи понемногу стихал в ушах Гипноса. Веки казались неподъемно-тяжелыми, одолевала сонливость, и в какой-то момент он действительно ощутил себя там - в Акропосе, дома, рядом с братом...
Его голова покоилась на плече Вилрана, он слышал дыхание брата и сам дышал теплом ему в шею. Где-то рядом напряженно, безмолвно ожидали Оливер, Сайбер и Алекто - ожидали окончания бурана? Или смерти от холода? Гипнос читал где-то, что такая смерть самая легкая: просто засыпаешь, и тебе даже становится тепло. Он не был готов умирать сейчас, но ему так сильно хотелось спать...

И потому, когда к пощелкиванию добавился скрип снега под ногами - ритмичный, не похожий на ползанье и шуршание неведомых тварей, Гипнос не сразу понял, что это ему не снится. Но зато когда понял - сон отлетел мгновенно, словно сметенный порывом ветра.
Человек шел прямо к ним, почти не скрываясь - он был высок, но сгибался под тяжестью снегопада. Его волосы и борода, видневшиеся из-под ветхого капюшона, казались спутанными сосульками, к которым густо налип снег, кожа была обветренной, как у того, кто давно потерял крышу над головой. От одежды остались одни жалкие отрепья и, казалось бы, он должен был бы стать добычей местных чудовищ в первую же ночь.
Но его не трогали. Не пытались откусить ему голову, хотя оружие, видневшееся при нем, вряд ли годилось для того, чтобы с одного удара рассекать бледную плоть ночных обитателей Пределов. Не вспороли ему брюхо, хотя магии в нем не чувствовалось - Гипнос не чувствовал.
Или он был отменным воином, или очень сильным магом - или фойрровым безумцем. И поди еще разбери, что из этого хуже...
Гипнос переглянулся с Вилраном, с Оливером и Сайбер - и на его ладони вспыхнул голубовато-черный шар, сплетенный из теней и магии. Окликать человека Полумертвый не стал: его слабый, замерзший голос сейчас не сумел бы пробиться через завывание ветра.
[icon]http://s7.uploads.ru/ekVn4.png[/icon]

+3

15

Забрать трофей? Совсем неплохо. Вилран даже расстроился немного, что сам не додумался до подобного, и пока все решали, что делать дальше, он потихоньку отколол ножом небольшой камешек от замершего навеки голема. Покрутил свой трофей в руке и вздохнул – не очень-то было понятно, откуда камень, таких обломков полно вокруг. Но сам-то Вилран знал откуда, так что сунул камень в сумку и на том успокоился, а кто потом не поймет – тому он расскажет.
А дальше он с удовольствием смотрел, как Оливер возводил на големе округлый домик-то-ли-гнездо-то-ли-улей. Вилрану понравилось: если бы он сам умел делать такие домики, то они бы с братом и Ровенной не ночевали в лесу после тюрьмы Культа.
- Конечно, перенесу, - ответил он Оливеру, когда тот попросил перенести в «домик» раненую Сайбер. Для Вилрана не было в том проблемы, но девушка отказалась – сама поднялась на ноги и, шатаясь, доковыляла до укрытия. Что ж он не настаивал. Дождался, пока в «домик» заберется брат, и протиснулся туда следом.
Места внутри оказалось маловато, но Вилрана теснота не смущала. Зато интересно – такого он точно еще никогда не видел. На его плече тут же прикорнул Гипнос, за пределами каменного убежища выла буря, и можно было бы вздремнуть, но Воскрешенный пока что спать совсем не хотел. Пришлось просто сидеть и ждать. Он подумал, что мог бы написать письмо Ровенне, - у него была с собой бумага и свинцовый карандаш, выпрошенные у Коррин, - рассказать про голема и каменный «домик», но, увы, света в убежище не оказалось, так что и письма отменялись.

Шаги он услышал чуть раньше Гипноса. Сидел некоторое время тихо, прислушиваясь и думая, что ошибся, но нет, ошибки быть не могло – кто-то приближался к каменному мешку, и вряд ли это был зверь.
Вилран поднялся на ноги вместе с братом и вместе с ним выглянул наружу, тут же заметив пробиравшуюся среди метели человеческую фигуру. Нищий бродяга - выглядел он для Вилрана примерно также – шел сквозь непогоду так, словно ее и не было. Снег хрустел под его ногами, но ни одна тварь не поспешила на него напасть.
Над рукой Гипноса вспыхнул магический шар, и хоть брат не сказал ни слова, Вилран понял, что он готовится атаковать чужака, если тот попробует напасть. Тогда он тоже положил руку на рукоять меча, но доставать оружие не стал – много времени ему на это не требовалось, а пугать чужака раньше времени не имело смысла.
Да и кто сказал, что он обязательно нападет?
Может просто идет мимо, мало ли кто может ходить по пустошам.   
Что-то в этой мысли Вилрану самому не понравилось, и он насторожился.

+3

16

В тесноте было чуть теплее: каменные своды убежища впитывали в себя лишь наружный холод, и отсутствие движения выхолаживало до самых костей. Оливер сидел между Алекто и Сайбер, неловко прижимая последнюю к себе, прислушиваясь к жизни в ней, и ткнувшись носом в ее светлые волосы. Он дремал, находясь на зыбкой грани сна и реальности, на которой усталость боролась с бдительностью. Но пугал его вовсе не клекот и стрекот снаружи, а опасение упустить момент, когда и если Сайбер вдруг станет хуже - Шоу боялся ее потерять. Вокруг слишком часто умирали, рушился прежний мир, и алиферка в этом водовороте оставалась якорем и смыслом, за который он цеплялся; огоньком в непроглядной темноте, который он заслонял ладонью под напором неумолимого, яростного ветра. Оливер боялся остаться один, и помутиться рассудком.
   Сейчас он думал, что Безымянный не спроста лишен всех эмоций: стоять посреди реки умирающих душ, можно только без сердца. В противном случае разум будет разорван им.
   За этими сонными мыслями Шоу не сразу заметил, что к их убежищу кто-то приближается, кто-то отличный от тварей бродящих вокруг. Беннаторы среагировали первыми, а Оливер поднялся вслед за ними.
   - Что там? - сипло спросил он, удивившись куда только подевался его голос. Некромант прокашлялся и всмотрелся в сгущающейся снежный сумрак. Среди пелены валившего снега был заметен человеческий силуэт. Гипнос и Вилран приготовились к атаке, но Шоу видел в приближающемся бродяге куда меньше угрозы, чем в тварях, скрывающихся за метелью. С человеком можно было договориться. Возможно он знает как добраться до деревни… возможно ему тоже нужно убежище от непогоды.
   - Приветстую! - выкрикнул Оливер изрядно скрипя голосом, и сунулся наружу через сугроб, под снег. - Идите сюда, здесь есть укрытие!

+3

17

- Друг другом, - ответила Сайбер на вопрос Гипноса, - и такими же идиотами, как мы.
Она знала о влиянии Ключей на тварей, и слышала, что именно Силентес породил многих из них, а не только некроманты своими опытами в создании новых защитников своих земель. Одну из паучьих королев Культу даже удалось заполучить в собственное подчинение, и вручить в её руки полезных миньонов. Королева и её твари, правда, погибли ещё до того, как их успели пустить в запланированный бой. Столкновение наследницы рода де Трайх и её верным псом из Бездны не входило в планы Культа, но зато помогло проверить, насколько они бывают послушны и полезны в бою.
Ноющие рёбра мешали Сайбер уснуть между двумя мужчинами – тепла, что от горячего характером мистика, что от болезненно худого посланника бога было немного, а холода вокруг – с лихвой. Он наступал со всех сторон, а завывание ветра за пределами их каменного укрытия подсознательно увеличивало ощущение морозного воздуха. Тех крох тепла, источаемых магией, едва ли хватало, чтобы не замёрзнуть до смерти, забывшись манящим сном.
Заметив волнение остальных, Сайбер рефлекторно потянулась за мечом, хотя прекрасно понимала, что в своём состоянии не сможет ни встать в боевую стойку, ни отразить удар, ни, тем более, его нанести. С ней была лишь магия и возможность сплести ещё одной заклинание, чтобы атаковать или защититься. Сайбер попыталась подняться и сесть самостоятельно. Что ей не понравилось, так это то, что Оливер пошёл к чужаку без неё, и хотя рядом с ним были Беннаторы, да и сам некромант вполне мог защитить себя магией, ей всё равно казалось, что выпустить Оливера одного, что едва вылупившегося птенца выкинуть из гнезда и уповать на то, что он расправит крылья и полетит.
Алекто не разделял гостеприимство Оливера, и отреагировал на его приглашение выразительным рычанием.
- Он прав, - согласилась Сайбер, не сразу уточняя, кого имеет в виду, - я не думаю, что ему можно доверять.
В конце концов, какой человек в здравом уме сунется к Пределам, когда в Альянсе идёт война? Впрочем, может, из-за наступления Культа многие решили, что твари намного безопаснее, чем непредсказуемый Культ.
- Живые? – раздалось снаружи. Чужак остановился, сложил руки над бровями, чтобы снег не мешал ему видеть. – Как вас сюда занесло? – искренне удивился мужчина, но отвлёкся от разговора, вскинув голову.
Алекто за завыванием ветра не сразу понял, что произошло. Тишина. Ни стрекота, ни щелчков. Твари, которые неизменно ходили вокруг в поисках пищи, странным образом затихли. Они выжидали. Шум разговоров, как и фигура человека за пределами каменного кокона, привлекли их внимание. Огромного размера чёрный паук плюхнулся на снег рядом со стариком и набросился на него, пытаясь зацепить жвалами. В следующее мгновение что-то упало сверху на их убежище и с силой ударило в камень. Паук не мог сломить его с одного удара, но изнутри появились мелкие трещины. Сайбер отпрянула, когда из каменной толщи едва-едва показался паучий шип. Живые в этих местах были такой редкостью, что пауки один за другим сбегались к логову магов, собираясь ими отобедать по случаю.
Старик и паук резко пропали из обзора, сцепившись в неровной схватке, а во вход сунулась паучья голова. Арахнид злобно щелкал жвалами, пытаясь достать людей, и ломился внутрь, пытаясь втиснуться в узкое пространство каменного мешка.
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+3

18

Кем бы он ни был, этот незнакомец, Гипнос в последнюю очередь пригласил бы его в убежище. Слишком часто его предавали. Слишком часто предавал он. Любой человек нес в себе угрозу, и никому нельзя было верить - кроме самого себя и брата, их единого "я", неделимого даже сейчас.
Поэтому, когда Оливер беспечно высунулся наружу, приглашая его войти, Гипнос только тихо ругнулся сквозь зубы. Битва с големом слишком вымотала его, и он не был уверен, что успеет защитить божественный аватар, если заросший бродяга решит напасть.
За спиной Алекто и Сайбер также не выразили восторга от того, что их компания расширится.
— Живые?
- Пока да, - Гипнос выглянул наружу. Нападать бродяга не стремился, и это слегка успокоило некроманта. Настолько, что он уже почти хотел спросить его про деревню, когда...
Предел не зря считался одним из самых опасных мест во всем Альянсе. По количеству голодных и бесконтрольных тварей он едва ли уступал Акропосу, и они, удивленные встречей с живым, почти забыли об этом.
Когда первый паук шлепнулся совсем рядом со входом и стариком, Вилран с силой дернул брата назад, и Гипнос повалился на спину в их спасительный "улей". За щелканьем жвал и воем метели едва различим был крик незнакомца.
А пауки прибывали.
Они не были нежитью, которую Гипнос мог бы попытаться переподчинить, и двигал ими, в отличие от голема, не давным-давно отданный приказ защищать и не пускать, а всего лишь банальный голод.
Паука, сунувшегося было в убежище, Полумертвый встретил телепатическим "взрывом", и вся передняя часть чудовищно разбухшего туловища превратилась в истекающие слизью ошметки. Вилран рядом с ним уже снова выхватил меч - эти твари были отличной добычей для Воскрешенного, - и Гипнос окружил брата щитом, чтобы до него не добрались жвала и острые когти.
- Помоги ему! - крикнул он Вилрану, указывая на барахтавшегося в снегу незнакомца.
Он мог оказаться ценным источником информации - раз уж не нападал.
[icon]http://s7.uploads.ru/ekVn4.png[/icon]

+3

19

Вилран не доверял незнакомцу, не доверял ему брат, не доверяли и Сайбер с Алекто, и по мнению Воскрешенного, шел бы уж странный мужик мимо, но Оливер уже успел привлечь его внимание, окликнув и даже пригласив в укрытие. Опрометчиво и необдуманно. Чужак и так не особо страдал, если шел как ни в чем не бывало посреди метели, не опасаясь ни ее, ни таящихся вокруг монстров.
Но Оливер его окликнул, и человек ответил. И даже удивился, что кроме него рядом есть еще кто-то из живых. Вот только добраться до укрытия он не успел – дали знать о себе, притаившиеся в округе твари. Затаившись в метели, они выжидали подходящий момент, и теперь решили атаковать, посыпавшись со всех сторон разом.
Вилран успел дернуть брата назад, в убежище, когда откуда-то сверху прямо перед входом свалился здоровенный паук. Тварь тут же попробовала втиснуться в проход вслед за людьми, но заклинание Гипноса разнесло ее в клочья.
- Помоги ему! – крикнул брат, и Вилран без пояснений понял, что тот имел в виду.
- Уверен? – он без слов знал, что думает брат, и считал более полезным охранять его и Оливера, но спорить не стал – Гипноса бы он не переубедил, а время бы потерял. – Хорошо. 
Вилран отопнул в сторону ошметки паука и выбрался наружу. Скатился с наметенного сугроба вниз, стараясь рассмотреть за пеленой метели, где там чужак и жив ли еще, и развернулся в его сторону. Но добраться до цели оказалось не так просто и быстро – едва Воскрешенный выбрался наружу, как пауки бросились его атаковать. Две крупные особи помчались за ним с разных сторон, стараясь ухватить, и хорошо еще, что обездвиженный голем в свое время утрамбовал снег вокруг своими гигантскими ножищами – Вилран мог рассчитывать, что не утонет в сугробе при следующем своем шаге. Но этот же голем секирой наделал в земле рытвин, и теперь скакать от пауков приходилось не по ровной поверхности, а по припорошенным снегом колдобинам.
Пауки атаковали, сначала один, затем к нему присоединился второй. Вилран увернулся от щелкающих жвал и колющих жал, атакуя уже сам, но тут его ждал сюрприз – клинок не брал паучий хитин. Вот ведь незадача! Он пробовал ударить еще и еще, но пауки не получали ни капли урона! И хорошо еще, что Гипнос успел помочь с магическим щитом – Воскрешенный понял это, когда один из пауков не смог его зацепить, хоть и щелкнул жвалами совсем рядом. Оставалось единственное – попробовать добраться до более мягкого паучьего брюшка, а для этого отрубить арахнидам ноги – это все, что пришло Вилрану в голову.
- Держитесь там! – крикнул он чужаку, но метель и нападавшие пауки никак не давали толком рассмотреть, жив тот или нет. Вилран начинал торопиться и нервничать, что так задерживается.
С первым пауком он провозился дольше – пока подстроился, чтобы не попадаться под его удары, пока отсек пару ног, чтобы тварь завалилась на бок, пока вогнал меч в брюхо. Зато со вторым пошло уже как по маслу – никто не мешал, да и Воскрешенный теперь знал, что делать.
Оставалось добить третьего – того, что нападал на незнакомца.
И Вилран был честно удивлен, что незнакомец все еще жив, не смотря на все задержки с помощью.

+3

20

Алекто отвёл руку назад, собрал сгустки магии на кончиках пальцев, собираясь ударить заклинанием по пауку, но Сайбер крикнула, перехватила его за рукав.
- Завалишь камни нам на головы!
Мистик глухо рыкнул, стиснув зубы, и опустил руку. Крылатая была права. Из-за паука и его атак, каменный мешок пошёл трещинами, а единственный выход завалили ошмётки паучьего тела. И так, и так погибать от пауков – или в жвалах, или под обломками. Повезёт, если камень так крепко приложит по голове, что не очухаешься, когда начнут тебя жрать или откладывать яйца.
- Оливер! – напомнила Сайбер, и Алекто оглянулся. Тощий засранец выбрался из укрытия, прямо в лапы пауков.
В глазах мистика читалось столько брани, что, будь у него язык, он бы не успел уложиться в отведённое время. Схватив за шиворот Сайбер, он позволил им двоим рухнуть в портал под ногами аккурат за мгновение до того, как жало паука с новой силой врезалось в камень и завалило их укрытие камнями.

Пауки снаружи прибывали. Мирная миссия Оливера прервалась внезапным вторжением. Пауки, словно бы понимая, что атака в лоб бесполезна и опасна, не торопились присоединяться к товарищам и явно сторонились меча и заклинаний. Плотная и липкая паутина выстрелила быстро, едва блеснув среди снега серебристыми нитями сети.
Паук выжидал. Вязкая паутина легко ложилась на снег и сливалась с ним в темноте, где нет ни света луны, ни подобия другого светила. Любого, кто ступал на неё, она удерживала на месте, словно трясина, и тянула в себя.
Поймав добычу в сети, паук выстрелил паутиной снова, окутывая ей человека, и потянул к себе.

Старик, несмотря на свой потрёпанный вид, ловко орудовал палицей. Арахнид злился, свирепо клацал жвалами, пытаясь добраться до сочного мяса, и то делал шаг вперёд, обманчиво подаваясь на провокацию старика, то вынужденно отступал, получая палицей по глазам. Старик крякнул, одним махом сбил паука с лап – тот перевернулся на спину, задёргал лапами, пытаясь встать, но палица мужчины прервала его стремления. Она глубоко вошла в раскрытую пасть паука и пробила насквозь мягкие ткани. Паук издал низкий писклявый звук, от которого старик поморщился, крутанул палку, и паук затих навсегда.
В помощи он явно не нуждался.

Вывалившись из портала недалеко от Оливера, Алекто быстро подобрался и достал из-за пояса кинжал.
- Этой хренью?! – задохнулась Сайбер, смотря на «ножичек» в руках мистика.
Они оба понимали, что против пауков идти с чем-то подобным бессмысленно.
Алекто осклабился, резко развернулся и, налегая двумя руками на рукоять кинжала, всадил его в паука – так неудачно застрявшего задом среди обломков каменного мешка. Обернувшись, он приподнял бровь и с вызовом посмотрел на крылатую, мол, выкусила?
Сайбер вынуждена была признаться, что главное не оружие, а как его применить. Она с трудом смогла сама подняться на ноги, и хотя при ней был меч, пользы от него никакой. Раненные рёбра не дадут ей ни отразить удар, ни его нанести, а в темноте едва ли видно дальше собственного носа. Она только чувствовала, как магия утекает в щит, который должен защищать Оливера.

Старик, освободив палицу, резко воткнул её в землю, словно бы собирался раскроить ту изнутри. Яркая вспышка света ударила с такой силой, затопив всё пространство светом, что он, заплясав на белом снегу, осветил всё вокруг, заставив щуриться и закрывать глаза рукой от резкой боли в глазах. Стало светло настолько, что в отдалении пауки запищали, отступая в темноту. Свет был их врагом, и на границе между тьмой и светом арахниды клубились десятками голодных и лютых тварей.
- Идём, он позвал собратьев на помощь, - окликнул старик некромантов. - Тьма набежит – костей не соберём!
[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+2

21

Когда пауки атаковали, Оливер уже высунулся наружу, привлекая внимание незнакомца, и ему оставалось только отскочить в сторону. Однако он не рассчитал глубины сугроба, который навалило за последние часы, и, подвернув ногу, повалился в снег, чуть скатившись в нем по небольшому склону. Отплевавшись и отерев снег с лица рукавом, он увидел, как одного из пауков, сунувшего голову в каменное убежише буквально разорвало на части, и гора склизкой темной плоти привалила вход. Это, впрочем, не помешало Вилрану выскочить на помощь незнакомцу. Шоу успел увидеть, как он ловко завязал бой сразу с двумя пауками, но уже через мгновение сам оказался атакован одной из тварей.
   Паук наскочил со спины, хватая некроманта передними лапами, потянул к себе, чтобы вонзить в добычу жвалы, но худосочный маг просто вывалился из своей объемной теплой одежды. И пока тварь бездумно жевала куртку из овчины, Оливер перекатился ей под брюхо и призвал из мерзлой земли каменные шипы. Паук запищал, пронзенный магическими пиками, задергался и на некроманта сверху полилась слизь и посыпались куски внутренностей. Шоу сидел под агонирующей тварью, опасаясь выбраться, ибо множественные лапы паука хаотично метались. Но вот он затих и стал медленно сползать вниз по каменным шипам. Тут уж некроманту пришлось ползти через сугроб чтобы не оказаться придавленным массивной тушей.
   Выбравшись, он огляделся. Вилран и незнакомец ловко расправлялись со своими противниками, а вот каменное убежище, где оставались все остальные, рисковало развалится на глазах под смертоносным танцем голодного арахнида.
   - Сайбер! - сиплым голосом проорал Шоу и бросился по снегу к укрытию, как оно вдруг рухнуло. Сердце у некроманта болезненно екнуло и на мгновение остановилось, но тут всего в нескольких шагах от него из портала вывалились Алекто и алифер. Мистик тут же бросился добивать застрявшего среди камней паука, а Оливер шмыгнул носом и утер с него куски кишок.
   - Сайбер… - с облегчением произнес он, и болезненно зажмурился от внезапного яркого света. Теперь уже незнакомец звал их к себе, призывал уходить. Шоу был с ним полностью согласен. Когда глаза чуть привыкли к свету, он начал различать колыхаюшиеся движения на границе с тьмой, и не ждал из нее ничего хорошего.
   Поднывнув под руку Сайбер, он помог ей удержаться на ногах, и со всей серьезностью объявил:
   - Все в порядке. Побереги магию и силы.
   На алифера он не смотрел, только вперед. Теперь, когда жар сражения спал, он в полной мере начал чувствовать пронизывающий горный холод. Но не это его беспокоило в первую очередь.
   - Все здесь?

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [09.10.1082] Пепел слов