Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [09.10.1082] Пепел слов


[09.10.1082] Пепел слов

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/7Dx6uwt.jpg
— Локация
Альянс, окрестности Севелена, Пределы
— Действующие лица
Оливер, Сайбер, Алекто, Гипнос, Вилран и другие
— Описание
предыдущий эпизод[02.10.1082] Затишье перед северной бурей

Пустоши на подступе к Севелену всегда были неприветливым местом. Холодный воздух пронизывал ветрами до костей, насыпая сверху редкий-редкий снег с тёмно-серых туч. Земля потрескалась от холода и покрылась где инеем, где льдом. Голые деревья мёртвыми чёрными истуканами встречают нежеланных гостей и вместе с безымянными тварями, заклеймёнными ковеном во служение, охраняют и заледеневшее озеро, и опасную горную тропу, ведущую к Бесвелту - единственному живому пристанищу на пути к Севелену.

+

+3

2

Forest in my head

Ветер на Пустошах выл тонко, пронзительно и тоскливо – так воет отбившийся от стаи, израненный, издыхающий от голода волк, настолько слабый, что уже не может ни встать, ни по-настоящему позвать на помощь сородичей. И в тон этому вою, мертвенно, безнадежно сжималось сердце Гипноса Беннатора, Полумертвого, Магистра Акропоса – некроманта, у которого не осталось, в конце концов, ничего, кроме пустого титула и безусловной любви единственного брата.
Кутаясь в теплую, подбитую мехом мантию, - нисколько, впрочем, не спасавшую от хлестких ударов морозного ветра, - Гипнос устало переставлял ноги по мертвой, обледеневшей земле. Впереди виднелись согбенные фигуры его спутников – он по-прежнему оставался самым физически слабым среди них, и шел в хвосте их маленького отряда, опираясь на тяжелую трость и мысленно проклиная холод и ветер.
Ни одно из мест в Альянсе, где ему доводилось бывать, – даже обманчиво-дурманный Пантендор – никогда не казалось некроманту надежным и простым для жизни, но Севелен среди всех был по-особенному безжизненным. Все, что росло на этих продуваемых всеми ветрами землях – скрюченные черные деревья да упрямый серый мох, кое-где пробивавшийся меж камней.
Самое подходящее место, чтобы потерять надежду.
Да и на что он вообще надеялся? На то, что порталом их доставит к самому Гэлацио Этену, Оливер-Безымянный каким-нибудь единственным словом разобьет оковы, удерживающие вмороженное в лед божественное тело, и все они спокойно вернутся домой? Конечно нет. Ну хорошо, быть может, только самую малость.
Алекто удалось забросить их к самым граничным рубежам северных пустошей, и вот уже несколько часов некроманты шли по унылым равнинам, не видя им ни конца, ни края. Гипнос с содроганием думал, что, если они остановятся на передышку – он, пожалуй, не сможет подняться. Не хватит сил. Тяжелая мантия пригибала к земле, пальцы стыли даже в толстых рукавицах, а ноги – в плотных сапогах, нагруженный вещами и едой мешок оттягивал плечи. Гипнос старался не думать о собственной постыдной физической слабости, гоня эти мысли прочь воспоминаниями о Коррин.
Коррин…
После того разговора в столовой они так и не перебросились ни словом, ни прощальными напутствиями, - рядом с дочерью, старым стервятником охраняя ее, теперь всегда оказывался Оррван, - и то ее короткое прикосновение к плечу было последним касанием. Порой Гипносу начинало казаться, не приснилась ли ему та обжигающая вспышка любви между ними, не была ли она всего лишь порождением его нездорового разума? С появлением отца Коррин так разительно переменилась, что Полумертвый уже жалел, что помог спасти старого некроманта из осажденной Академии.
О чем думали Оливер, Алекто и Сайбер, он не знал – но чувствовал, что и Вилрану тоже было тяжело. Брат разрывался между ним и Ровенной, но его присутствие рядом придавало Гипносу сил. Вилран добровольно выбрал отправиться с ним – при том, что получил полную свободу. Полумертвый надеялся, что если поступит так, брат поедет в Остебен, где возможно получит больше шансов на выживание – он человек, не некромант, и если он сумеет держать свою сущность Тени под контролем, то сможет жить, не привлекая к себе внимания. Ровенна присмотрела бы за ним. Вилран мог бы быть счастлив.
Но брат пошел с ним, и какая-то часть Гипноса эгоистично радовалась этому. Возможно, Вилран был последним крючком, удерживавшим его сейчас на границе безумия, и Гипнос отчаянно цеплялся за этот крючок. Из них двоих Вилран чувствовал себя сейчас увереннее: Воскрешенный не просто шагал сквозь ветер и колючий снегопад, но и внимательно оглядывал окрестность, и особенно пристально следил за Алекто, которого после истории с Ключом тихо ненавидел.
Не убил бы этого немого засранца на привале…
Алекто в их маленькой команде не доверял вовсе никто – кроме, наверное, Оливера, который о чем-то говорил с мистиком еще до отправления на север. Удалось ли ему убедить в чем-то верного пса Имахира, и если да, то в чем именно, Гипнос не знал, но до сих пор безмолвный некромант вел себя смирно, не пытаясь ни сбежать, ни навредить. А значит, и мстительные порывы Вилрана пока приходилось сдерживать.
Ветер налетел особенно сильно, рванул капюшон с головы, и Гипнос вцепился в его край пальцами костяной руки. Сквозь колючий мелкий снег впереди виднелась мрачная, иссиня-черная туча, неотвратимо наползавшая на Пустоши.
- Буря собирается… - Гипнос сомневался, что кто-то его услышал при злобном свисте ветра, но тучу наверняка увидели все.
[icon]http://s7.uploads.ru/ekVn4.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (29-04-2021 10:39:50)

+3

3

— Буря собирается…
Слова Гипноса вернули к реальности, из которой Вилран то и дело выпадал, пока маленький отряд двигался вперед по снежным пустошам. Раньше он такого за собой не замечал, но сейчас мысли сами собой убегали в разные стороны, и останавливать их становилось все сложнее.
В основном Вилран думал о Ровенне. Выкинуть ее из головы он не мог, да и не старался. Он переживал за нее, представлял, как она добирается до своего нового дома, кого встречает в пути. Иногда ему думалось что все сложится хорошо, иногда – наоборот, и он расстраивался этому, забывая, что на самом деле не знает правды, а доверяет лишь своему воображению. Несомненной правдой было лишь одно: после разговора с Оррванами Вилран не оставлял Ровенну ни на мгновение одну, пока сам не покинул Лейдер – он помог ей собраться и провел с ней ночь, чувствуя, что виноват, и что в глубине души она на него злится. Он бы хотел загладить свою вину, но не знал как – у него не было ни денег, ни возможностей, он не мог бросить брата и отказаться от мести Культу. Все так сложно запуталось, что Вилран совсем не видел выхода, как все исправить и расставить по своим местам. Самым простым, наверное, было бы банально погибнуть, спасая своего Бога и уничтожая его врагов – тогда все разрешилось бы само собой! Ровенна бы его за подвиг наверняка простила, поплакала, пожалела и любила бы до конца своих дней, храня в памяти светлые воспоминания, - ведь так было написано во всех романах! Но Вилран, в отличие от книжных рыцарей, хотел жить. Он не хотел становиться погибшим Героем, предпочитая оставаться обычным, но живым, смертным и при этом не предать и не разочаровать тех, кто его любил и  в него верил – в том и скрывалась самая большая проблема.   
- Хорошо бы найти хоть какое-то укрытие, - ответил он брату и молча взял из его рук мешок с пожитками. В конце концов, он мог нести и два. Выносливости ему было не занимать – он меньше уставал, и сейчас выглядел намного бодрее остальных своих спутников. Если бы еще перекусить... Но никакого зверья им пока что на глаза не попадалось.
Он глубже надвинул на голову капюшон и вновь зашагал вперед – там, за снежной пеленой поднималось вверх нечто темное – то ли остатки каких-то строений, то ли нагромождение камней или зубья скал. Издалека было не рассмотреть, но, быть может, там можно было укрыться от бури и переждать ее.
- Мог бы постараться и перекинуть нас ближе к цели, - буркнул себе под нос Вилран, имея в виду Алекто, но ни к кому конкретно не обращаясь. Да его бы и не услышали – отряд растянулся вереницей, и ветер, завывая, глушил любые слова, не донося их до собеседника.
С Алекто Вилран, впрочем, общаться и не собирался, продолжая считать предателем. Тот верно служил Имахиру, и не подумал в свое время хоть как-то помочь, когда тот вживил в сердце Вилрана Ключ. А ведь мог бы предупредить заранее! Когда пришли в крепость Культа, Воскрешенному казалось, что Гипнос считал Алекто другом, но то ли ему это все же казалось, то ли Алекто другом лишь прикидывался – мистик и пальцем не шевельнул, чтобы помешать Имахиру наслать на Беннаторов, а заодно и на весь Лейдер чуму.
Что ж, с присутствием в отряде Алекто Вилрану пришлось смириться, но он точно знал, кто будет его первой жертвой, если случайно ранят в бою. И почему вообще мистик не помер от чумы?! Это была совсем лютая несправедливость.

+3

4

Оливер упрямо шагал впереди своего маленького воинства, облаченный во все теплое, что только смог найти сам и спросить у ведьм, отчего выглядел в два раза себя шире. Подбитая мехом шапка то и дело падала ему на глаза, и некромант часто взмахивал рукой, чтобы ее поправить. Идти первому было тяжело: он буквально собой прокладывал путь через девственный снег, следуя невидимой глазу тропе, и только карта, мысленный образ которой оставался у него перед глазами, помогала ориентироваться в горных пиках и безжизненных плато. Стоило, наверно, доверить Сайбер первенство в этом маршруте: она была гораздо крепче телом, но Оливер не хотел все время прикрываться ей. Это было его восхождение и его путь, и он хотел пройти его с достоинством, как мужчина. К тому же, в какой-то мере это было его искуплением перед другими…
Только алиферка из всей команды знала, что на самом деле у Шоу нет никакой возможности открыть оледеневшие врата, и что идут они в первую очередь не к ним, а к последней из рода де Трайх. И вполне могло случится, что она совсем не знала ничего про Железного Ворона, и ее семья много веков назад потеряла эту тайну и корень своего проклятия. Что они будут делать тогда? Оливер толком не знал. Может быть с помощью Алекто продолжат поиски дальше в Альянсе, а может быть просто останутся ждать, когда Культ придет к воротам и принесет недостающие восемь ключей с собой. На все была воля Безымянного…
Шоу не надеялся, что Беннаторы останутся с ним, когда узнаю, что никакой уверенность и надежной цели в их восхождении нет, что все это вовсе не конечный пункт. И надеялся, что не ведет их просто на смерть в пустой надежде. Смертей было слишком много вокруг - больше чем способна вынести человеческая душа, и Оливеру стало казаться, что он просто опустел от них, особенно после событий в академии. Они приносили ему грусть, но уже не трогали за живое, как раньше. Было ли то влиянием Безымянного, который постепенно поглощал его душу, или сам по себе он очертсвел от всего увиденного? Но факт оставался фактом.
- Нам нужно поскорее дойти до деревни! - выкрикнул некромант, так же замечая над отрогами гор неприветливую тучу, и неудачно ступив в какую-то ямку под снегом упал на четвереньки. Однако тут же поднялся и снова пошел вперед, отряхиваясь уже на ходу. Им бы сейчас не помешал проводник, который хорошо знал путь в этих горах, однако хранители Десятого Ключа хорошо позаботились о том, чтобы мало кто вернулся отсюда. Только старая карта, найденная в Лейдере, полная условностей, была единственным источником свединей об этом месте.

+3

5

Горные вершины Пределов тонули в снежном вихре. Ветер забирался под одежду, пронизывая холодом до костей. Ни зги не видно, - и это лучшая погода в этих краях! Ни тебе съедобной или опасной живности кругом. Ни подходящего укрытия от непогоды. Земля жжётся холодом через подошву сапог, а у изнеженных в Лейдере некромантов и ведьм не нашлось подходящей для этих мест одёжки. Никто не рассчитывал, что округ Севелена настолько холодный. Холоднее, чем классическая в Альянсе зима, больше наполненная ледяными дождями, снегопадами и треклятым льдом.
В этом месте было абсолютно всё самое паршивое, что можно собрать по миру. Зима здесь казалась Алекто более лютой и беспощадной, чем в Остебене, а там он успел побывать неоднократно, пока пробивался вверх по лестнице вслед за Имахиром. Теперь он шёл к Севелену вместе с другой группой, в отрыве от Культа, и с совершенно другой целью. Для верной собачонки Уравнителя он знал слишком много.
Алекто хмыкнул и осклабился на недовольное ворчание Вилрана. Он знал о магическом барьере, защищающем границы Севелена. Единственная дорога вела далеко в горы, едва ли не по отвесным скалам. Чужаки не знали дороги и ориентировались на кое-как добытые знания, но, прежде чем ступить на горную тропу, приходилось продираться сквозь ветра обледеневшей пустоши, и уповать на то, что им не повстречаются немёртвые Хранители Севелена. На отношение Беннаторов Алекто было всё равно. Он всегда был начеку, ожидая от людей зла, а не добра и помощи. Он вырос в Альянсе, где понятия «дружба» не существовала, и с мешком дерьма за щекой вместе серебряной или хотя бы деревянной ложки.
Группа казалась ему наивной и глупой. Что они сделают против Культа, если повстречают его на пути? Алекто знал о планах Имахира, и знал, как легко они меняются, когда Уравнитель находит выгоду в чём-то другом. Они могли пересечься в самой деревне или на подступах к ней, а силы мальчишки, с божеством или его Гласом внутри, явно не хватит, чтобы расправиться с ними. Мистик всё ещё не понимал, что именно заставило его отвернуться от Имахира и пойти с ними на север. Он мог бы воспользоваться порталом и удрать куда-то в Остебен, не думая о судьбе Альянса или населяющих его некромантах. Он бы нашёл способ, как приспособиться и выжить в новом мире, но… слишком устал бегать и приспосабливаться, выживая подобно крысе.
Алекто поднял руку и показал на скалу. Тёмный силуэт показывался сквозь занавесу снега, когда ветер менял направление. Она казалась подходящим укрытием для небольшой группы, чтобы переждать приближение бури. Тучи сгущались над Пределами, наползая быстро и неотвратимо. Не стоило уповать на чудо. Ветер становился всё сильнее и ударял в грудь и спину, словно крепкие кулаки стихии, так и норовя опрокинуть нежеланных гостей на землю, пригвоздить их тела к ледяной земле и припорошить снегом, чтобы они навсегда стали частью ледяной пустыни.
С очередным порывом ледяного ветра Алекто и Сайбер почувствовали дрожь земли. Короткую, но настолько ощутимую, что мистик остановился, смотря себе под ноги. Мелкие камешки подпрыгивали на покрытой инеем потрескавшейся земле. Дрожь земли утихла и вновь повторилась с равным промежутком времени. Подозревая дурное, Алекто поднял голову и присмотрелся.
Укрытие двигалось.
Оно шло прямо на них, не сворачивая с выбранного пути. То, что некромант принял за отроги гор и удобную для укрытия скалу, было големом в добрые пятнадцать футов высотой, и чуть меньше в плечах в ширину. Каменный голем смотрел на гостей пустыми глазницами. Слабый иссиня-чёрный свет горел в их глубине двумя огнями. В руках каменного гиганта слабо поблёскивала зачарованная секира. На лбу каменного голема слабо светился магический глиф – целый и не повреждённый.
Хранитель.
Алекто выругался про себя. Магический портал не работал. Магия развеялась при попытке призвать его и оставила группу без шанса на отступление. Мистик развернулся к Оливеру и поспешно ткнул себя пальцем в центр лба, а потом показал на голема. Нужно сломать глиф, чтобы развеять магию, но как до него достать?
[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+2

6

Уставший до состояния отупения Гипнос почти не заметил, в какой момент брат забрал у него мешок. Просто идти сквозь леденящий ветер стало чуть легче, и он вскинул голову, ища взгляд Вилрана.
Как бы там ни было, он был рад тому, что их разногласия сгладились, отступили, ушли в прошлое. Если бы Вилран продолжал ненавидеть его и сейчас, проще, наверное, было бы сесть возле ближайшего камня и остаться там, не двигаясь и позволяя себе превратиться в одну из потерянных душ ледяных пустошей. Но сейчас - он не мог. И держало его не столько обещание, данное Безымянному, сколько надежда Вилрана.
- Далеко там до той деревни? - крикнул он в ответ Оливеру и, собравшись с силами, догнал ушедших чуть вперед спутников. Сайбер и Алекто выглядели чуть менее измотанными, чем посланник Безымянного, но было видно, что устали и они.
В ответ мистик ткнул пальцем куда-то в сторону скал, и Гипнос почти понадеялся, что через каких-то несколько минут они уже смогут согреться и отдохнуть.
Не тут-то было.
На них надвигался голем - наполовину изъеденный непогодой, но от этого гигантская каменная физиономия казалась еще более угрожающей. Он был таким громадным, что даже учебный костяной голем Коррин рядом с этим великаном казался игрушкой. Гипнос таких и вовсе никогда не видел, и все, что он сумел сделать в первые мгновения - оцепенело смотреть на приближающегося гиганта и лихорадочно пролистывать в памяти все, что он когда-либо читал о подобных созданиях.
А было это прискорбно мало. Единственное, что Полумертвый помнил наверняка - целиться надо в зачарованный глиф, который поддерживает в големах жизнь и разум. Туда же недвусмысленно указывал и Алекто.
Гипнос не стал заставлять просить себя дважды - тем более, что портал мистика все никак не открывался, и бежать возможности не было.
Сконцентрировался на сияющем камне магического глифа, вложив в дистанционный удар все доступные ему силы. Почти физически ощутил, как раскалился колдовской камень, как энергия распирает его изнутри...
И глиф сломался - с оглушительным треском, перекрывшим даже вой ветра. Сверкающие кусочки камня, отколотые заклинанием, упали на снег.
Гигант, уже угрожающе занесший зачарованную секиру, застыл - сияющие глаза его потускнели, голова медленно опустилась на грудь. Гипнос выдохнул, оглянулся на спутников и вытер покрывшийся испариной лоб.
Не так уж и сильны эти легендарные Хранители...
И в этот самый момент погасшие было глаза голема вдруг вспыхнули вновь. Каменный великан шевельнулся, поднял голову и сделал новый уверенный шаг вперед - словно ничего и не было, и разлетевшийся на куски глиф был по-прежнему цел.
- Что за..? Что с ним? - ошалело выдохнул Гипнос. - Почему он еще живой?

Использовано

Взрыв предметов - 75

[icon]http://s7.uploads.ru/ekVn4.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (04-05-2021 16:10:43)

+1

7

Зря Вилран надеялся, что скоро будет обещанная Оливером деревня: если она и укрылась в метели где-то поблизости, то до нее еще надо было как-то добраться. И добраться не только по обледенелым землям Пустошей, но и минуя огромного каменного голема, что неумолимо приближался и, по всей видимости, вовсе не собирался менять направление, предпочитая раздавить чужаков, что вторглись незваными в его снежную обитель.
Вилран никогда раньше не видел такой огромной движущейся махины, с каждым шагом которой содрогалась сама земля, и даже растерялся, не зная, что предпринять. Все его способности здесь не годились. Он не мог ранить камень и уж тем более его убить – меч здесь не годился, как оружие, вовсе, а магическими силами Вилран не владел. Он бы предпочел вообще сбежать, но сомневался, что это сможет сделать Гипнос: брат и так еле волочил ноги по сугробам – быстро удрать от ходячей скалы у него бы точно не получилось.
Оставалось сражаться, хоть и непонятно, как именно.
Гипнос, не дожидаясь, пока голем приблизится, кинул в него заклинанием, разбивая светящийся во лбу монстра глиф. Каменная тварь, занесла над своей головой зачарованную секиру, но так и осталась стоять неподвижно – темный свет в глазницах потух. Разбитый глиф обездвижил голема, лишая магической подпитки и уничтожив заложенные в него создателем приказы.
- Всего-то, - хмыкнул Вилран, доставший было меч и готовившийся защищаться. – Такая гора, а без мелкой блестяшки ни на что не годится!
Он усмехнулся, собираясь убрать меч в ножны, но тут же понял, что оказался неправ. Глаза голема снова вспыхнули, и тварь шевельнулась.
— Что за..? Что с ним? — удивленно пробормотал Гипнос, явно не ожидавший подобного. — Почему он еще живой?
Голем сделал шаг вперед и явно собирался сделать следующий.
- Беги! С дороги! – Вилран бросил сумки на землю, метнулся к опешившему после неудачи брату и толкнул его в сторону с пути великана. Они рухнули в снег, рядом с опустившейся на каменной ногой, чуть было под нее не попав. – Быстрее!
Вилран помог Гипносу подняться, чуть ли не силой поставив того на ноги. Но голем пока не смотрел в их сторону – он обернулся к Оливеру с Сайбер и резко опустил секиру вниз. Воскрешенному плохо было видно из-за каменной ноги, но, вроде бы, на этот раз монстр тоже никого не задел – он был хоть и огромен, но довольно медлителен – люди перед ним успели разбежаться.
И все же это никуда не годилось. Вилран точно знал, что если кто и справится с магическим созданием, то только маги, которые обладают достаточной для того силой. Но как тут сконцентрируешься на заклинании, когда тебя гоняют секирой и топчут ногами? 
- Не подходи близко, я отвлеку его, пока колдуешь, - крикнул Воскрешенный брату и бросился к голему, занесшему секиру снова. – Эй! Я тут, давай разворачивайся! - меч Вилрана ударил по каменной ноге, отколов несколько мелких крошек, но явно никакого вреда не причинив. – Ну, давай же!
Воскрешенный подхватил с земли комок снега и запустил в горящий темным светом глаз. Это оказалось лучшим вариантом, чем бить мечом по камню – голем наконец-то переключился с Оливера и Сайбер на назойливого человечка, что сам лез к нему под ноги, и секира пошла вниз уже прицельно на Вилрана. Тот отскочил в сторону от огромного лезвия и разлетевшегося в стороны снега.
- Ты настолько нерасторопен, что даже попасть в меня не можешь, - поддел он голема, хоть и сомневался, что тот разумен и понимает смысл его слов.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [09.10.1082] Пепел слов