Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [07.01.1083] Blood Will Prevail


[07.01.1083] Blood Will Prevail

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/1vHzxvc.jpg
- Локация
Северные земли, г. Мирдан, дворец
- Действующие лица
Гестин Ледарре
Сайлан дель Виззарион
- Описание
предыдущий эпизод - [07.01.1083] Dandelion
После совета, где император не только назначил титул второй жены покойной наложнице, но и практически обвинил весь клан Лэно в предательстве, у императрицы появился повод переговорить с одним из советников клана.

+2

2

Когда Шейнир вышел из зала Совета, ей тоже более не имело смысла там оставаться. Присутствие Императрицы вряд ли особо порадовало Старейшин и Советников, поэтому задерживаться с ними в одной комнате дольше, чем того требовало желание Императора, Сайлан совсем не собиралась. Лишь бросив быстрый взгляд на отца и совсем не теплый на Наиселла, дочь Ледарре покинула помещение, давая возможность обсудить произошедшее.
У неё и без власть имущих мужчин было чем заняться. Один из них, самый главный, четко обозначил, чем стоит заняться Императрице остаток этой ночи.
Раздать указание слугам и проследить за тем, чтобы для каждого из присутствующих на Совете нашлась комната, а служанки и наложницы подготовили всё для позднего ужина – задача не из легких и быстрых. Во дворце было гостевое крыло и комнаты имелись, но, когда приказ Виззариона застает так внезапно, тут растеряешься в любом случае.
Голова шла кругом, от усталости и почти бессонной предыдущей ночи стучало в висках, а злость всё ещё сидела в груди острым комком. От чего бедным служанкам даже пару раз попало, когда Сайлан, не сдержав свои эмоции, повысила голос, сетуя на их нерасторопность, а после на криворукость совсем юной вампирши, что от испуга просто выронила поднос с посудой.
Айрис, которая хотела было помочь своей госпоже, красноволосая отправила к себе. И без неё хватало рук, а вот свои покои она могла доверить лишь Лерман. Тем более, если туда в скором времени явятся дабы обыскать.
Но это потом, всё потом. Сейчас ей хотелось только одного, поскорее закончить с комнатами и увидеться с отцом наедине. Как там говорят? Жена – хранительница очага. Вот она и хранила, заботилась об удобстве гостей, пусть эти гости были и не особо званными и желанными. На ближайшие полторы недели дворец станет для них роднее дома.
Особое внимание девушка уделила двум комнатам: Старейшины Наиселла и Советника Леддаре. Первого, потому что этого так желал сам Шейнир, чтобы Императрица позаботилась о его комфорте. А второго… Разве дочь может поступить иначе?
Сколько прошло времени за всеми заботами, Айли не знала, но чувствовала, что не менее пары часов. В последний раз всё проверив, она, наконец, направилась в одну из гостевых комнат.
Гвардеец открыл дверь стоило ей лишь подойти, громко объявляя в глубь комнаты:
- Их Императорское Величество.
Вампирша лишь махнула рукой и быстро вошла, глубоко выдохнув, как только за ней закрылась дверь.

+2

3

Гестин Ледарре собственной персоной сидел в кресле у горящего камина и, лениво потягивая вино из кубка, пытался избавиться от горького привкуса во рту. После поспешно собранного совета вампира его всё не покидало чувство, что император не только поводил ему органом власти по губам, но и со всей щедростью монарха засунул поглубже за щёку. Что утешало – не только ему. Старейшина Наиселл явно распробовал лучше.
- Супруг прибавил тебе хлопот, - с лёгкой ленцой в голосе заметил вампир, словно его не задевало происходящее. У него, в отличие от Сайлан, было время подумать обо всём и привести мысли в порядок. Он точно знал, что в его доме нет ничего любопытного для гвардейцев. Разве что кто-то из слуг слышал его разговор с дочерью аккурат перед её отъездом во дворец, но во всём остальном он был достаточно аккуратен, чтобы не наследить. Так ему казалось. – Можешь быть спокойна, - он решил, что должен развеять сомнения дочери, если она всё же допустила мысль, что он имеет какое-то отношение к убийству. – Смерть джарие не входила в мои планы. Для меня это такой же неприятный сюрприз.
Живой от неё было меньше хлопот, чем от мёртвой.
Вампир поднял взгляд на дочь, словно пытался оценить её состояние и считать настроение. Он прекрасно помнил, с каким трудом она сдерживала бурю внутри себя, и… не справилась. Не идеально, несмотря на все попытки.
- Император не навещал тебя ночью? – вопрос Ледарре мог показаться бестактным и грубым, но слова, брошенные дочерью в спину Виззариона, зацепили его,  волновали намного больше, чем поиск убийцы или предателей во дворце.
[nick]Гестин Ледарре[/nick][status]тень на стене[/status][icon]https://i.imgur.com/EJ0Ns8d.png[/icon]

+3

4

Вампирша не сразу заметила Советника, полумрак комнаты скрадывал многое, особенно после ярко освещенного коридора.
- Супруг прибавил мне хлопот и головной боли, - она подошла к сидящему и наклонилась, оставляя на его щеке быстрый поцелуй.
Что бы не происходило за этими дверьми, Гестин Ледарре оставался её отцом. И даже обсуждение государственных дал наедине не меняло этого.
- Всем нам…
Он не виноват. В разы легче стало дышать. Страшно было признаваться самой себе, но червячок сомнения грыз сердце всё это время. Вряд ли мужчина стал бы ей врать сейчас, когда всё уже совершенно. Разве что опасаясь псиоников, ведь её боги этим даром не наградили.
Она еще раз пробежалась взглядом по комнате, желая убедиться, что всё сделано как надо и холодные дни и ночи Хэлора не принесут отцу дополнительных неудобств. Она откровенно тянула время, чтобы не отвечать на неудобный вопрос, хотя прекрасно понимала, что соврать не получится. Она сама выдала себя, и служанки не слепы, вряд ли ночь супругов вместе прошла бы не замеченной. Единственное, о чем не знал никто, кроме них с Шейниром, так это правды о первой ночи.
Прежде чем всё-таки ответить, Сайлан обошла кресло отца и села в соседнее.
- У него было, с кем проводить ночи после свадьбы, - пламя камина скользнуло по губам усталой усмешкой. – А две женщины в постели Императора одновременно – это странно.
Она подняла взгляд на мужчину и с той же полуулыбкой произнесла.
- Не волнуйся, брак консумирован. Хотя это, я думаю, знают уже во всем дворце и Совете.
Девушка знала, что от вампира наверняка не скрылась ей вспышка, вылившаяся в поврежденную мебель. Как и знала то, что это отец не оставит без внимания.
Она, Сайлан Леддаре, пошла на поводу у эмоций и дважды за Совет позволила всем видеть свою слабость, а это явно  не то, чему он её учил.

+3

5

Не нужно быть псиоником, чтобы заметить, когда собеседник избегает ответа. Сайлан избегала. Гестин заметил это по её молчанию, по тому как дочь не торопится развеять его сомнения. Уже сейчас они могли бы заговорить о чём-то другом, ведь молчание дочери красноречивее любых слов, и что-то подсказывало вампиру, что за дверями императорской спальни не всё так гладко, как ему бы этого хотелось. Но он знал с самого начала, чего не стоит ждать от императора. Верности одной женщине.
- Странно, что он не впускает в свою постель целый гарем, - всё с теми же скучающими нотками в голосе протянул советник, рассматривая пламя в камине. – Многие сыны аристократов пользуются деньгами отцов, чтобы согреть свою постель не одной и не двумя красавицами сразу.
Гестин знал, что такая правда неприятна женщинам из благородных домов, но всё же удивлялся, что Виззарион не пользуется своим положением. Впрочем, возможно, он не настолько голоден до женского тела, чтобы вести себя, как избалованный юнец на троне, которого интересуют только женщины и вино. Слухи говорили лишь о его слабости к женщинам. Вполне конкретным.
Советник не стал озвучивать простые истины, считая, что сейчас нет смысла поучать дочь, как тащить мужа в постель. Он поставил кубок на столик и поднял взгляд на дочь.
- Благодаря нашему таинственному недругу, у тебя больше шансов пройти по золотому пути.
В другой ситуации Гестин спросил бы о взаимоотношениях наложницы и императора, но теперь, когда она мертва, это не имело никакого значения. Если никто не спустит на Ледарре всех собак, а император не воспользуется этим случаем избавиться от навязанной ему жены, то больше нет никаких преград между его дочерью и постелью Виззариона. Конечно, если он не найдёт для себя другую игрушку из гарема.
- Лучшее, что мы можем сделать сейчас, пока не утихнет буря, - это исполнять свои обязанности.
Гестин не уточнял о каких обязанностях идёт речь и что он намерен делать. В ближайшее время он мог только ждать, что интересного найдут ищейки императора, и всё гадал, насколько далеко зашёл Наиселл в своей ненависти к династии Виззарионов и не осмелел ли Селениус, обозлившись на императора на смерть своего сына, ведь это Артур мог бы сесть на трон Севера, если бы скоропостижно не умер.
[nick]Гестин Ледарре[/nick][status]тень на стене[/status][icon]https://i.imgur.com/EJ0Ns8d.png[/icon]

+3

6

Она знала об избалованности некоторых мужчин, слышала об их вкусах и пристрастиях. Мать не делала особого секрета из взаимоотношений мужчин и женщин за дверьми спальни, считая, что это впоследствии поможет дочери. И всё же, такой вариант всегда казался Сайлан чем-то грязным. Жена и любовница считались некоторой нормой у довольно-таки большого количества людей, вампиров, демонов. У её нынешнего мужа вообще был гарем, из которого он имел полное право выбрать любую, что скрасит его ночь. А на следующий день её место могла занять другая, третья, пятая. Ледарре понимала этого головой, но душе и сердцу были чужды такие предпочтения. Возможно, именно поэтому девушка даже была рада, что её с мужем не связывают никакие чувства, кроме долга. Терпеть чужую женщину в постели Шейнира проще, когда не веришь в его любовь и верность. И уж тем более делить его с кем-то ещё одновременно. Она представляла, как это возможно, но никогда не решилась бы исполнить это.
- Благодаря нашему таинственному недругу шансов у меня не увеличилось, - негромко произнесла красноволосая и потянулась за бутылкой вина. – А вот проблем у клана – очень даже.
Вино с бульканьем полилось в пустой бокал. Она бы тоже выпила, но гостей Гестин не ждал, а сама вампирша не догадалась приказать подать вина и на неё. Поэтому подливала лишь отцу.
- И всё же, я не понимаю… - С глухим стуком поставив бутыль на стол, девушка посмотрела на Ледарре. – Зачем и кому было убивать её? Наложница без рода. Да, мать наследника, но это так малоценно. Потеря Шейниром любимицы принесла гораздо больше потрясений и изменений. Кому она могла помешать?
Она не была сильна в политике, но всё же была дочерью Советника, а ныне и Императрицей. Поэтому стратегию поведений, как и дипломатию, училась просчитывать. И это убийство джарие в её мыслях совсем не являлась чем-то тактически важным. Если только как вариант подставить весь клан Лэно, но и это было слишком глупо. Виззарион – не дурак, пусть и ведет себя чаще всего совершенно по-идиотски.
Сайлан знала, что отца больше волнует её взаимоотношения с мужем и скорейшее закрепление на троне, связанное с рождением наследника. Знала, но переводила разговор на вопрос более насущный, потому что сказать что-то ещё про супружеские обязанности не могла. Пришлось бы врать, врать ещё больше, чем она уже сделала, а этого девушка не хотела.

+3

7

Ледарре взял со стола наполненный дочерью бокал и сделал глоток вина, всё так же смотря куда-то в сторону. Он был полностью в своих мыслях и будто бы где-то витал, далеко за пределами этой комнаты и даже стен этого дворца. Он всё думал и думал, словно искал ответы на вопросы, озвученные, в том числе, его дочерью, или же думал о выгоде и проблемах, которые неизменно последуют за смертью джарие и новым указом императора.
- Пока не доказана твоя причастность к убийству наложницы, то у императора нет повода игнорировать свой долг.
Да, он называл это «долгом».
- Рано или поздно… траур закончится, и если император не утолит своё желание в первой подвернувшейся наложнице, то вероятнее всего наведается к своей жене… Конечно… - вампир сделал небольшую паузу, неопределённо очертил дугу указательным пальцем с перстнем Правителя на ней, - если этот инцидент не отобьёт у него желание прикасаться к любой женщине клана Лэно.
Такой вариант Гестин не отметал. Во многих вопросах Шейн поступал весьма… непредсказуемо.
- Вопрос не в том: «кому помешала наложница», - вампир поставил бокал на стол и посмотрел на дочь, - а в том «какая из её смерти польза». И «польза» - это не только избавление от конкурентки императрицы или напоминание императору, что его жизнь всё ещё принадлежит кому-то извне, но и тот переполох, который устроили во дворце с её смертью… Тот, кто это сделал… Либо преследовал конкретную цель и уже её добился, либо законченный идиот.
У него не было ответа на вопрос дочери. Он не знал, кто стоит за всем и чем это всё закончится, но, как это ни странно, надеялся, что Виззарион умнее, чем о нём говорят. Может, из смерти любимицы он вынесет какую-то пользу. В то, что сам Шейн нарочно подстроил её смерть, Ледарре верилось с трудом. Уж слишком ярко он отреагировал на её убийство.

[nick]Гестин Ледарре[/nick][status]тень на стене[/status][icon]https://i.imgur.com/EJ0Ns8d.png[/icon]

Отредактировано Изувер (20-09-2022 19:57:40)

+3

8

Слово «пока» неприятно резало слух. Сайлан прекрасно знала, что к убийству джарие не имеет никакого отношения, но фраза отца подразумевала, что её причастность может быть «доказана». В этом самом «пока» не было четкой уверенности в том, что дочь в безопасности, что Шейнир не подозревает Сайлан, Ледарре и весь Лэно в целом. Пусть Виззарион никак не показал своего  недоверия жене ни в покоях, ни после на совете, но это не означало, что в душе он не допускает такой возможности. Даже сама Айли позволила себе усомниться в отце, вампире, что был ей необычайно близок. Что уж тут говорить о мужчине, который связал с ней свою жизнь практически насильно. Пока не найден настоящий убийца Ясемин, тот кто отдал приказ несчастной служанке, меч весит и над головой Императрицы.
- И какая в её смерти польза? – Отломив с блюда на столе кусок сладкого щербета, девушка принялась совсем по-детски выковыривать из него кусочки ореха, чтобы в первую очередь съесть их. – Потеря Ясемин сделала Шейнира ещё более неуправляемым. Мой дорогой супруг не отличался и ранее логичностью некоторых своих поступков, а сейчас, с этим указом… - Она чуть сильнее сжала кусочек, от чего мягкая хрупкая масса посыпалась между пальцами. – Если убийство джарие – это лишь способ вывести Виззариона на эмоции, то да, смысл в этом есть. Очень жестокий способ.
Вампирша отряхнула с руки крошки и вновь принялась за орешки. Ясемин лично ей не мешала. Да, наличие любимицы у мужа мешало ей занять хоть какое-то место в его сердце, но и это было не первоочередным её желанием. Место в сердце – это не статус. Это так… Прихоть, влияние эмоций, порывы юнца. Хотя эти порывы и прихоть вылились в очередное попрание законов и правил.
- Польза, - она подняла вопросительный взгляд на отца, - в том, что Шейнир открыто в очередной раз изменил законы под себя? Сначала наша свадьба, теперь… - глубокий вздох, чтобы совладать с эмоциями, - вторая жена.
Она говорила очень тихо. Так шепчет лепесток пламени свечи, невесомый и с виду безвредный, но способный сжечь всё, перерастая в громкий пожар.
- Родство с Лэно ему ещё простят, возможно, но не это… Старейшина Наиселл явно был одним из самых недовольных происходящим на Совете. Вторая жена – это пренебрежение всеми традициями. Что будет дальше, отец? Что говорят Советники и Старейшины? Как мне быть?
Сайлан не знала ответа на эти вопросы, поэтому ей был просто необходим совет Гестина.

Отредактировано Сайлан (22-09-2022 12:32:51)

+3

9

- Это я и пытаюсь понять, - задумчиво протянул Гестин. – Самый простой вариант – это обвинить клан Лэно в предательстве и отстранить императрицу от двора, как это некогда случилось с покойной императрицей, - он так говорил, словно речь шла не о самой Сайлан, а о ком-то другом. – Но этот вариант кажется мне слишком… непродуманным. Нацеленным разве что на то, что Виззарион радостно ухватится за любой шанс снова обвинить наш клан и избавиться от навязанного ему династического брака, поимев от нашего соглашения уже всё, что было оговорено раньше… Если бы верил, что наш император настолько недальновидный и импульсивный юноша, то эта ситуация волновала бы меня чуть больше, чем волнует количество навоза в конюшнях дворца.
Советник постучал пальцами по ручке кресла, словно это как-то ускоряло мышление или подбрасывало новые варианты причины убийства.
- Возможно, кто-то решил отнять у Виззариона то, что ему дорого, а дорогого у него осталось не так уж много, - вампир пожал плечами. – Но… мне больше кажется, что шумиха, созданная во дворце, просто отвлекает наше внимание от чего-то более важного. Чего-то, о чём мы пока даже не догадываемся… Может быть, ищейки императора впервые подобрались слишком близко к его врагам, и смерть джарие лишь возможность сбить их со следа и выиграть больше времени. Фэюрэ знает, чем Тайная канцелярия занимается по указке Виззариона… - Гестин шумно выдохнул и устало потёр глаза.
Он посмотрел на дочь, в очередной раз отмечая, как она устала от своего слишком непредсказуемого супруга.
- Сомневаюсь, что кто-то из Советников – тем более Старейшин – ждал такого указа, - иронично заметил Ледарре с натянутой улыбкой на лице. – Но, возможно, нам повезёт и император не использует этот указ в будущем, чтобы взять в жёны ещё одну женщину… Но, быть может, это планы Виззариона задобрить закоренелых Старейшин, чтобы позже взять в жёны женщину клана Камэль, - он прыснул. – Придётся тогда заводить ещё двух, по одной из Арис и Виан, - Гестин покачал головой. Всё как-то слишком резко и круто переменилось. Он не хотел делить власть зятя династии с кем-то ещё и видеть бесконечное соревнование покровителей жён Виззариона. – Некоторые увидели в этом указе возможность для себя, поэтому, думаю, продолжат поддерживать императора. Что же до тех, кто ценит чистоту рода и традиции… Возможно, их терпение лопнет быстрее, чем мы думаем. Но какой у них выбор? Посадить на трон принцессу Элениэль вместе с бастардом Эльдара? Камэль это не одобрят при всей их любви к принцессе, её первенец уже с кровью Виан… Посадить на трон сына императора и приставить к нему регента? Да, такое возможно. Виззариона уже пытались свергнуть один раз.

[nick]Гестин Ледарре[/nick][status]тень на стене[/status][icon]https://i.imgur.com/EJ0Ns8d.png[/icon]

+4

10

Быть отстраненной от двора или, тем более, сосланной, как некогда Ширайя, Сайлан совсем не хотелось. Не сказать, что статус Императрицы её очень радовал. Сама девушка была бы довольна замужеству и с менее важной персоной. Её с детства обучали, как будущую жену важного вампира, но сама Айли думала, что это будет старший сын какого-нибудь из Великих Домов. Белатор же распорядился иначе и в мужья ей боги уготовили самого Императора Северных земель, а вместе с этим замужеством и не мало проблем и головной боли. Лишь со стороны и глупым наивным вампиршам может казаться, что быть женой Шейнира дель Виззариона – это смех, радость, шелка и сладкий щербет. На деле всё было гораздо темнее: кровь, слезы, обсидиан и предательства. Выжить во всем этом задача не из легких.
- Второй женой. – Она задумчиво повторила за отцом, откладывая сладость, что в её пальцах превратилась просто в месиво. Айли знала, что Гестин – это единственный вампир, которому она может открыть своё сердце и мысли по поводу приказа Императора. – Мертвая Ясемин, ставшая ему женой после своей смерти, плевок в мою сторону. Плевок унизивший меня. И я не могу ничего сейчас сделать. Бэлатор предпочел Луну Саур. Если Шейнир решит повторить его судьбу и предаст Дом Вечного Солнца… Я не уверена, что смогу потерпеть живую вторую жену.
Девушка вновь посмотрела на мужчину, только в этот раз вместе с усталостью в её глазах пылало пламя злости. Или это лишь отражение огня камина? Она была готова мириться с гаремом, с наложницами, но не с законной супругой. То была не ревность, не может ревновать та, что не испытывает даже влюбленности, не говоря уж о любви. То было желание защитить принадлежащее ей по праву. Ей пришлось пожертвовать слишком многим, выйти за нелюбимого, подставить свою жизнь и жизнь своих возможных детей опасности, надеть венец, что давил на плечи не хуже гранитной плиты. И всё это ради чего? Чтобы в какой-то момент самовлюбленный мальчишка на троне решил бы в очередной раз потешить своё эго?
- Свергнуть Шейнира и посадить на трон Адлея? Совету так не по душе мой супруг?

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [07.01.1083] Blood Will Prevail