Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [19.09.1082] Истлевшие


[19.09.1082] Истлевшие

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://i3.imageban.ru/out/2021/07/23/bbbda0ec0f5eb96a57faef0bdc401bb5.png
蘇運瑩《時候 Moment》

«С заходом солнца мир вновь окутает тьма,
И мёртвые восстанут, чтобы вернутся к родным»

Предыстория
[19.09.1082] Смятение души

Место действия
Драконий зев, Край света

Герои
Оборо, Дэйю, Вандор

0

2

Мир так огромен, что в нём хватает мест, куда никогда не ступала нога человека, а есть такие, где лучше бы тропы поросли мхом, навсегда скрыв их с глаз, чтобы никто и никогда не прошёл по ним вновь.
Свет и тьма существуют бок о бок с зарождения мира. Точно так же, как существует жизнь и смерть. Мир живых и мир духов. Грань между ними условна. Баланс – кажется чем-то далёким, незыблемым, правильным, но таким хрупким, что иногда хватает лёгкого дуновения, чтобы преклонить чашу весов в пользу одной из граней. То, что навеки должно быть сокрыто с глаз человека, - вдруг вновь появляется перед ним. То, что должно быть забыто, - вновь оживает в памяти живых. Там, где нет места жизни, пробиваются цветы смерти.
Никто не мог предвидеть, когда именно нарушится грань.
Не мог знать, что сила любви и чувство вины способны стать тем самым ключом, что откроет врата в нутро Бездны. Гора духов – место, знакомое смертным Края света, как нечто далёкое, магическое и в равной степени удивительное и опасное, было, словно Инь и Янь, со светлой и тёмной стороной. Пока древо цвело в нутре и на вершине горы духов, подставляя кроны под солнце на восходе, с запада, прячась с подветренной стороны, - клубилась и пировала на старых костях тьма. Она зародилась ещё в тот день, когда метеорит пал на Драконий остров, разрушил его и унёс на дно моря сотни невинных жизней. Лес с западной стороны горы духов казался диким, неприступным и… пустым.
С высоты птичьего полёта он выглядел тёмным безжизненным пятном, словно бы тень всегда прятала его под ночным покровом, не пуская под него ни солнечный, ни лунный свет. Тёмные тучи наползали на небо, пряча в черноте звёзды. Поднимался стылый ветер, раскачивая верёвки на старом и узком мосту. Он успел осыпаться и порасти травой, но тянулся сквозь пропасть к голым отрогам – туда, где утопал в тумане.
Один за другим на мосту загорались старые фонари, но даже они не могли разрушить темноту, а лишь служили маяками в тумане. Воздух здесь казался холодным, а тьма, сгущаясь, тянулась по земле к горе – в её холодное чрево. На пути не было никаких указателей. Не было ничего, что напоминало бы о людях, которые пользовались бы переходом. Только старая деревянная табличка ударялась о столб. Алая лента на ней истрепалась, а знаках, нанесённых чернилами, слабо угадывался оберег от злых духов. Ветер, словно издеваясь, игрался с ним.
В завывании ветра слышался шепот и смех: кто-то просил девушку о помощи, кто-то – гнал её отсюда, а кто-то… кто-то забавлялся, смакуя приход живого. Никто из духов не показывался, но Оборо могла чувствовать их присутствие, видеть размытые силуэты, которые исчезали так быстро, что казались не то тенями, не то следствием разыгравшегося воображения. И голоса... голоса-голоса-голаса. Они звучали всё громче и громче, то слева, то справа, то издалека, то в самое ухо.
Живая… Живая… ЖИВАЯ!
И когда они, наконец, разом смолкли, на мосту появилась тёмная лиса.
- Я думала, что ты не придёшь.
Она стояла, глядя на Оборо пустыми глазницами.
- Поторопись.
Лиса развернулась на мосту, сделала шаг в сторону горы и… исчезла.
[nick]Дэйю[/nick][status]бойся своих желаний[/status][icon]https://i.imgur.com/hXHlUFk.png[/icon]

0

3

- Подожди! - окликнула лисицу Оборо, но та, как свойственно многим духам, уже своевольно исчезла.
  Идти по горной тропе было тяжело, а со скорбной ношей вдвойне. И если до самой горы Оборо добралась на крыльях, следуя путями духов и теней, то последнюю часть пути ей пришлось преодолевать в человеческом облике. Здесь на узких выступах совершенно некуда было сесть дракону, а ветры, гулявшие в темном ущелье, коварно меняли свое направление - девушка боялась переломать крылья. Душой она торопилась поскорее добраться до источника, который способен был вернуть жизнь, но даже тренированное ее тело сдавало. Оборо то и дело подскальзывалась на камнях, или же тропинка сама осыпалась под ее ногами, а мост впереди подавно не внушал доверия. Сколько он уже здесь? Под ветрами и дождями.
   Девушка старалась ступать у самого основания осклизлых досок, понимая, что двойной вес пришедшись на середину проломит их с куда большей вероятностью. За себя Оборо не боялась - она могла расправить крылья при падении, но она боялась выпустить тело матери, которое могло разбиться о камни. Тогда душа уже вряд ли вернется в него.
   Веревки трещали. Мост перекосило на одну сторону из-за пути драконицы; его раскачивало под порывами ветра, но Оборо шла, стиснув зубы, сгорбившись под ношей, что покоилась у нее на спине - иначе взрослую женщину ей было не удержать. Несколько раз деревянные доски все же проломились под ногой девушки, но ей удавалось сохранить равновесие.
   - Еще немного, - шептала она Юрико. - Уже скоро…
   Тени духов хохотали над ней, молили и взывали. Оборо чувствовала их холодные прикосновения в порывах ветра: казалось это они хватали ее за одежду и хлестали в лицо. Но девушка не слушала стылых завываний, следуя к своей цели. Что бы не говорили о Широичи, но именно его дух порождал в ней такое несломимое упорство, ведущее через страх и телесную слабость.
   - Ну вот, мы почти дошли…
   Оборо позволила себе короткую передышку, когда ее ноги наконец встали на твердый камень. Она поудобнее перехватила тело Юрико, неизменно сползающее вниз, и призвала светящуюся сферу. Маленький огонек осветил гиблое темное пространство, сгущавшиеся перед девушкой, и полетел вперед в глубь пещеры. Оборо последовала за ним.
   Идти пришлось долго. Во всяком случае девушка совсем потеряла счет времени. Тьма окружала ее со всех сторон, давила, норовя проглотить, но магический огонек не давал этому случится. Оборо продолжала идти, чувствуя лишь, что постепенно спускается куда-то все ниже и ниже в глотку горы, пока тусклый свет не выхватил из мрака алые высокие столбы, упиравшиеся в черный свод прохода. Между этими исполинскими столбами была натянута веревка, на которой болтались деревянные таблички и истрепанные листы бумаги, запечатлевшие на себе охранные заклинания. И несмотря на то, что воздух по ощущениям двигался от этих врат к оставшемуся позади выходу, таблички и листки на веревке тянуло вглубь.
   Оборо помялась перед этой границей. Несмотря на все свое желание спасти мать, где-то внутри еще жили сомнение и страх, присущий любому живому существу перед всем потусторонним. Но не поворачивать же из-за таких глупостей назад?! И сделав глубокий вдох, точно собираясь нырнуть на глубину, девушка перешагнула на другую сторону врат. Ее тут же словно подхватило воздушным потоком, потянуло дальше, вглубь - воздух здесь действительно двигался иначе. Под ногами что-то хрустнуло. Переменилась атмосфера: Оборо почувствовала, как само пространство навалилось на нее, не на телесную ее часть - на душу. Вся светлая надежда, что в ней была, утекала куда-то во вне, оставляя вместо себя тягучую, унылую пустоту, которой почти невозможно было сопротивляться. Ноги девушки подкосились и она опустилась на колени, укладывая труп матери подле себя. Белые похоронные одежды Юрико замарались, волосы растрепались, краска на лице поистерлась, обнажая неприглядность смерти, которую так старались прикрыть.
   Дальше идти было некуда. Магический огонек, вившийся вокруг драконицы, выхватывал из темноты край черной воды, от которой исходил тот древний пугающий ужас, который невозможно вытащить из нутра души, но который живет в ней от начала мира. И девушка цепенела перед ним, завороженно глядя в текучую черноту, не замечая, что сидит среди множества костей, под которыми шевелятся единой массой полупризрачные гады: черви и жуки, змеи и сороконожки...

[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

+1

4

Вода в озере казалась спокойной. Тёмной, густой и… мёртвой. Дерево в центре озера, сложенное из костей, давно скрылось под толщей воды, и не показывалось над поверхностью воды. Только его отражение редко-редко проступало из черноты. Это место казалось близнецом логова Воль Рён, но в то же время – иным. Если там каждая ветвь дерева сочилась жизнью и приятное тепло шло от воды вместе с поднимающимися от неё блуждающими огоньками, то здесь… здесь не было ничего кроме костей, усеявших и берег озера и его дно, и нутро пещеры, заполнив её стены и небосвод. Здесь не было никакого источника света – только магический шар, созданный Оборо, но и от него свет не проникал сквозь толщу воды, и не освещал пещеру дальше полутора метров. Тьма… поглощала его.
Тишина оглушала. Все голоса духов разом смолкли, и не было слышно ни шагов, ни игры ветра. Ничего.
Дэйю появилась на берегу озера в облике высокой женщины. Яркие алые глаза с вертикальным зрачком и пара лисьих ушей с чёрным мехом выдавали в ней духа. На алебастровой коже бесформенное чёрное ханьфу смотрелось как на трупе.
- У тебя мало времени, - женщина подняла руку. Широкий рукав ханьфу скатился по коже и собрался складками на сгибе локтя. – Опусти её в воду, - длинный палец с чёрными когтями показал на озеро. – Если озеро примет её, то ты вернёшь то, что утрачено.
Дэйю не уходила, но и не собиралась помогать Оборо тащить тело матери к воде или как-то погружать её внутрь.
- И осторожнее, - предупредила дух, - не останься в озере навсегда.
У любой магии есть своя цена, и о цене этого ритуала Дэйю не сказала ни слова.
- Воды озера коварны, - опустив руку, она обвела взглядом пещеру. – Они могут поглотить тебя, если твоя душа окажется слабой.
Чем дольше Оборо находилась возле озера, тем больше ощущала давление и то притяжение, что шло из самого центра озера. Оно было голодно, и жаждало подношение больше чего бы то ни было. И Дэйю тоже этого жаждала, и терпеливо ждала, когда девчонка, привязанная к защитнику Древа, по глупости переступит тонкую грань.

[nick]Дэйю[/nick][status]бойся своих желаний[/status][icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/08/03/c1e2d369e95d70655806c8cf2fb5f401.png[/icon]

+1

5

Оборо не слышала, как лисий дух подошла к ней: ее невесомые шаги не задевали вековых костей, и драконице внутренне вздрогнула, когда из глухой тишины вдруг прозвучал голос. Этот легкий испуг немного отрезвил девушку, выдернув из завораживающего ужаса черной воды, и Оборо подняла взгляд на темную лисицу. Даже в ином обличье она оставалась узнаваема.
   - Я не боюсь, - упрямо ответила алая драконица и соврала.
   Черная вода пугала совсем не так, как огонь, который может обжечь или высота с которой можно упасть. Несмотря на обилие костей вокруг, Оборо чувствовала, что вовсе не телу угрожает этот бездонный омут, а бессмертной душе. К самому сердцу, к самым глубинам сознания тянулись его незримые черные щупальца, желая затащить в черноту. Но если это был единственный путь, что бы вернуть к жизни Юрико, Оборо была готова наступить на горло своему страху. Воль Рен наверняка окунулся в такую же черную глубину, чтобы вытащить ее саму. И она должна справиться тоже.
   Решительно выдохнув, девушка, покачнувшись, встала на ноги и с ощутимым усилием подняла на руки мать. Все мышцы и жилы ее сейчас болели от напряжения, но именно это напоминало Оборо, что она все еще жива в этой мертвой тишине и темноте. Сделав пару клокочущих шагов по старым костям, она ступила в воду и… провалилась в нее с головой. Берег оказался обрывом, непроницаемая вода скрывала под собой бездну, а не пологий спуск, и драконице пришлось отпустить тело Юрико, чтобы дернуться из-под воды наверх и сделать спасительный глоток.
   Рябь пошла по черной поверхности озера. Черные воды быстро поглотили мертвячку в белых одеждах, и, вынырнув, Оборо никак не могла разглядеть ее внизу.
   - Мама! - позвала она. - Мама!
   Это слово колючим комом вставало у девушке в горле. С самого раннего детства она не звала Юрико так, заменяя их более жесткими: “мать”, “наставник” или же просто “госпожа Юрико”. 
   - Что теперь? - в растерянности Оборо обернулась к лисьему духу, и ухватилась руками за костяной берег возле ее ног. Попыталась подтянутся и выбраться. 
[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

+1

6

Черная лиса осталась на берегу. Она смотрела на беспокойную гладь озера там, где оба тела скрылись под водой. Отражение Дэйю размывалось, но оставалось тем самым напоминанием, что она — не друг. От нее не стоит ждать помощи. Но как нарочно она стояла так близко к воде, что едва не касалась ее подолом ханьфу. Духи по-прежнему молчали. Ни один призрак пещеры не показался. Только девчонка, лиса и мертвое тело глубоко под водой.
Дэйю подалась ближе, наклоняясь, чтобы ее лицо оказалось под самым носом у Оборо, и отчетливой, растягивая слоги, сказала:
— Ум-ри, — на ее губах расцвела улыбка. Черная лиса отстранилась, но и не думала уходить.
Вода в озере пошла кругами, забурлила, вспенилась. Что-то поднималось из глубины. Вода становилась холоднее и холоднее, словно наверху было не лето, а середина зимы. От дыхания шел пар, волосы девушки покрыл иней, а ледяная вода покрылась тонкой коркой льда.
Дэйю оставалась неподвижной. Она не дышала. Не замерзала. От ее дыхания не шел пар.
Мгновение ужасающей тишины прервалось, и лед пошел трещинами. Они стремительно расползались паутиной по всей поверхности озера. Вода, словно не желая быть в плену, вырывалась всплесками. Кости в пещере — на дне, на стенах, на потолке — задрожали. Алая кровь полилась по стенам, стекая в озеро тонкими ручейками. Духи издевательски захохотали. Эхо их смеха отражалось от стен под стук черепков.
Молочно белая рука вырвалась из воды и вцепилась тонкими пальцами в одежду Оборо. Над водой показалась голова, с облепившими ее черными волосами, и женщина с лицом ее матери, потянула девчонку на дно.
[nick]Дэйю[/nick][status]бойся своих желаний[/status][icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/08/03/c1e2d369e95d70655806c8cf2fb5f401.png[/icon]

+1

7

Оборо с трудом выбралась на край костяного берега и обескуражено взглянула на улыбающуюся лисицу. В одно мгновение ее пронзило понимание, как просто и глупо она обманулась, доверившись духу. Нет, даже не ей - дух ничего ей не обещала, лишь намекала, но и этого было достаточно чтобы драконица опьянела надеждой настолько, что перестала видеть очевидное - это место не могло породить жизнь. Отчаяние завладело сердцем Оборо, и на какое-то время ей правда захотелось умереть, отдаться ледяной воде и забыть обо всем, что когда-либо происходило в ее жизни. В ней не случилось ничего, за что бы девушка могла схватится, но вдоволь произошло того, что тянуло на дно.
   - Прости Рён, - жалко всхлипнула она.
  Даже дар лиса, который так много стоил ему, она обратила в ничто, придя сюда.
  Холод наполнил пещеру и сковал озеро, и Оборо даже не пыталась с ним бороться, придавленная десятикратно возросшей виной перед теми немногими, кто был ей близок. Но вот темное нутро проклятой горы пришло в движение, сея ужас в переломанную душу. Возмездие пришло к ней. Драконица встрепенулась, затравленно оглядываясь. Сердце ее сжалось от треска и хохота, и не владея собой Оборо вскрикнула, когда чужая рука вдруг схватила ее за одежду. С болью девушка узнала в озерной мертвячке свою мать. Пусть подобие жизни действительно вернулось к ней, но то была больше не Юрико, а смертоносный дух с ее лицом.
   - Прости меня, - вымученно произнесла Оборо.
   Она дала бы себя утянуть на дно, ибо искренне видела сейчас в смерти свое наказание, но как яркая вспышка среди темноты, ее память подкинула былое воспоминание: тяжелая ладонь отца и мастера влепила ей - совсем девочке, звонкую пощечину. Так, что слезы из глаз брызнули.
   “Злись!” - громогласно звучал над ней голос черного дракона. - “Злись!”   
И злость на себя, на собственную слабость и на самодовольную лисицу, вырвалась из груди вместе с яростным криком, перекрывая глумливый смех духов. В один короткий миг умирать Оборо передумала. Она резко рванула на себе пояс, и вывернулась из запашной черной кофты, оставшись наполовину обнаженной: лишь обмотка, поддерживающая небольшую грудь, скрывала ее теперь. Дух, завладевший телом Юрико, отозвался на это глухим змеиным шипением. Но ни с ним, ни с лисицей драконица сейчас не думала принимать бой: ей нечего было им противопоставить. И внемля древней мудрости - живи сейчас, сражайся - завтра, Оборо бросилась в бегство: прочь из пещеры.
[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

+1

8

Хозяйка тёмного озера наблюдала за девушкой, не понимая, почему это дитя драконов не кричит от страха, почему не захлёбывается слезами при виде матери, почему не сражается за свою жизнь, а принимает очевидную смерть… почему позволяет тёмной воде затянуть себя?.. Чем эта девчонка смогла привлечь защитника Древа?
- Оборо… - голос Юрико звучал ласково, но в то же время что-то в нём настораживало, вымораживало нутро и заставляло всё кричать об опасности. Пальцы женщины хватались за одежду, пытаясь утянуть девушку под толщу тёмной воды. Перерождённая показывалась из озера медленно, шаг за шагом по дну озера, словно нашла в нём опору. Между прядей тёмных волос выглядывал один глаз – красный и горящий нездоровым блеском – он смотрел на Оборо, не мигая. Широко открытый, округлённый. Неестественно белая кожа на лице подчёркивала синеву губ и тёмные прожилки на них. – Оборо…
Пальцы перерождённой крепко впились в одежду, но девчонка извернулась, оставила духу лишь ткань в руках, а сама ускользнула.
Добыча ушла. Дух в теле Юрико запрокинул голову, раскрыл рот и закричал – низко, по животному. Она была недовольна, что Оборо оставила её без ничего. На её крик вода в озере вновь вспенилась, и с его дна один за другим проступали головы иных - таких же перерождённых, которые нашли путь в этот мир. Кто-то из них умер совсем недавно – в ту самую ночь пожаров, - другие – лишились жизни много недель назад. Кожа на их телах сморщилась, раздулась или начала гнить, слезая с кости и оголяя её. Они выглядели восставшими мертвецами, жаждущими живой плоти.
Черепа на стенах затрещали, сорвались и попадали вниз, хлынув лавиной из костей. Они наполняли озеро, закрывали берег, и единым потоком – быстрым и сокрушительным – неслись в сторону Оборо – к выходу из пещеры. Вслед за ними Юрико вышла из воды, ступая по холодной земле босыми ногами. Вода стекала с её одежд, но женщина не обращала на это внимания. Она стремилась к живым – к тем, кого знала ещё при жизни.
Дэйю уже парила в воздухе, возвышаясь над озером. Она смотрела, как девчонка убегает, как спасает свою шкуру, и как мать стремится за ней – как дух внутри мёртвого тела приспосабливается, как набирает силу. Это вызвало у лисы улыбку и лёгкий смех.
Черепа хлынули в узкий проход тоннеля, не останавливаясь.
[nick]Дэйю[/nick][status]бойся своих желаний[/status][icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/08/03/c1e2d369e95d70655806c8cf2fb5f401.png[/icon]

+2

9

Тьма и свет всегда шли рука об руку, одно не могло существовать без другого, по крайней мере… так казалось. Если бы могла быть лишь одна сторона, то вторая просто собрала всю мощь в кулак и раз и навсегда бы уничтожила, но почему-то такого не происходило здесь – на краю света.  Темные и светлые ёкаи постоянно сражались между собой, но ни одна из сторон осознанно не нарушала устоявшееся положение вещей. И были те, кто всегда задавались вопросом – почему так? Одним из таких был и Вандор, который по итогу стал одним из стражей древа.
Не сказать, чтобы он до конца был согласен с позицией что «так и должно быть», но следуя указаниям старших, он никогда не делал ничего, что могло бы по-настоящему «перевернуть этот мир», с его силой он разве что мог город перевернуть, но это к делу конечно не относится.
Этой ночью он по привычке делал облет территорий, в поисках какого-нибудь зазевавшегося темного духа, который в потенциале мог кому-нибудь навредить. Но каково же было его удивление, когда вместо обнаружения подобного, сработало какое-то тревожное чувство, заставившее ёкая распространить свою духовную силу во всех направлениях, чтобы обнаружить… что что-то не так.
- Не нравится мне все это, - с его опытом Вандору не составило труда понять, где его чутье было слабее всего, и вот уже пушистый дракон рассекает пространство на всей возможной скорости для своего массивного тела.
Темная сторона горы духов была все ближе, и его чувство опасности постепенно начало сигнализировать о том, что ёкай все ближе подбирался к опасной зоне, но ему обязательно надо было проверить, мало ли что там могло произойти, быть может ему срочно надо обратиться к своим братьям и сестрам…
Ёкаё чувствовал множество темных духов, которые следили за его передвижением, но большинство из них не смели даже пискнуть в его присутствии, потому что Вандор смог бы уничтожить их с легкостью. Но были и те, которых ему нужно было опасаться, потому ёкай был начеку, готовый в любой момент ввязаться в бой с недоброжелателями.
В своей истинной форме он приземлился около входа в пещеру, сразу же перекидываясь в свою человеческую форму. Его рога излучали свет разгоняя окружающую тьму, а золотые чешуйки проступали на лице. И хоть атмосфера вокруг была холодной и давящей, Вандор не дрогнул, как и положено настоящему стражу древа.
Печати что были вокруг уже совершенно не могли выполнять свою функцию, ёкай лишь хмыкнул, направив руку в их сторону, духовная энергия хлынула, наполняя их собственной мощью. Символы словно прорезались на деревянных табличках вновь, сияние магии разогнало ночную тьму, но лишь на пару мгновений.
- Этого… явно недостаточно, - Вандор чувствовал, что те, кто прежде лишь наблюдали за ним, пришли в ярость осознавая, что он только что сотворил, и желали его крови, вот только у этого ёкая были совершенно иные планы. Он направил копье острием в небо, и ударил древком о землю.
Раздался характерный металлический звон, а затем… грохот, кажется словно вся гора задрожала, будто пробуждаясь ото сна, и каменные врата начали подниматься из земли, они росли метр за метром, пока не образовали арку над пещерой. Вандор быстро чертил в воздухе символы, что затем вырезались в камне, дерево было ничем по сравнению с самой землей, и в такую защиту можно было вложить гораздо больше силы.
Духовная энергия стремительно высасывалась из его тела, она впитывалась в камень, символы словно оживали, один за другим, пока ёкай напитывал их силой, он заметил во тьме пещеры кого-то. Его чутье позволило определить, что это не темный дух, неужели кто-то… взбудоражил все это место?
- Эти смертные… - Вандор мог разве что вздохнуть с легкой долей раздражения, когда незнакомка выбежала из пещеры, ёкай наконец закончил свое заклинание, - Запечатать! – на мгновение между стенами врат словно появилась тонкая пленка, на самом деле являющаяся могущественным магическим щитом против темных духов. Учитывая, что он чувствовал в глубине пещеры, этого не хватит чтобы остановить их надолго, но вот выиграть им немного времени и ослабить – очень даже.
Понимая, что делать здесь больше нечего, Вандор принял обратно свою драконью форму, и на огромной скорости сиганул на девушку, удивительно мягко схватив её своей лапой.
- Можешь считать, что меня попросили о тебе позаботиться, нам срочно надо бежать, - мысленно передал ей ёкай, после чего стал удаляться от пещеры на всей доступной скорости. Те темные духи, которые посмели на него наброситься, подверглись атаке огромных челюстей, и оказались разорваны на части, кому-то не повезло быть атакованными его острейшими когтями, Вандор определенно не собирался позволять хоть кому-то его остановить!

+2

10

Оборо мчалась по туннелю наверх, охваченная единственным желанием - выжить. Тусклый крохотный огонек тащился за ней, едва рассеивая мрак вокруг своей создательницы, однако его света хватало, чтобы хоть немного разбирать дорогу. Девушка не оборачивалась, но чувствовала как каменный пол и своды пещеры вибрируют, и слышала, как клокочут тысячи костей у нее за спиной. Только бы не споткнуться. Только бы не подвело уставшее тело. Не будь она воином, которого тренировали с малолетства, то уже давно свалилась бы в полнейшем измождении и так нашла свою смерть. Однако именно сейчас, стоило благодарить все изнурительные тренировки школы Сэндай за то, что она могла бежать.
   Мгновения казались вечностью, длинный подземный коридор - бесконечным. Но вот среди тьмы впереди показался тусклый золотой свет - выход. Оборо не успела сообразить, что для зари еще слишком рано, и только в последнюю минуту поняла, что это не солнечные лучи пробиваются внутрь, а ёкай стоит перед входом, созидая некое заклинание. Разбираться, кто он и чем занят в текущее мгновении алая драконица не стала. В текучем движении она обогнула его, едва не задев, и устремилась к подвесному мосту. Сейчас она хотела лишь выскочить на более менее открытое пространство и расправить крылья, рассчитывая что в небе костяная волна не достанет ее. А уж ёкаи как-нибудь разберуться друг с другом.
   Вот только не успела она преодолеть и четверть пути по трухлявым доскам, как ее подхватили поперек тела.
   - Отпусти! - зло выкрикнула Оборо, и ухватилась за сжимающие ее пальцы, затрепыхалась, желая освободится.
   Сейчас она совершенно не разбирала, кто из духов ей враг, а кто друг, и даже произнесенные драконом слова не сразу усмирили ее. Девушка вырывалась и даже умудрилась укусить ёкая, но тут ее хорошенько тряхнуло - дух дракона завязал воздушный бой с другими духами, и Оборо притихла. Упасть она не боялась, ибо была готова тут же расправить собственные крылья, о чем не преминул заявить, когда их полет с незнакомцем выровнялся.
   - Пусти меня! Я прекрасно могу лететь сама!
   Гордость Оборо разъедал не только тот факт, что кто-то тащил ее в лапах, как беспомощного зверька, но и то, что она была при этом лишь частично одета.
[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

+2

11

Ощутив духовную магию, Дэйю, поначалу, замерла, вслушиваясь. Она обрадовалась, думая, что это Хранитель древа пришёл к её обители. Убить девчонку на его глазах – обернуть её проклятым духом, которого ему придётся убить собственными руками, - истинное наслаждение! От одной только мысли об этом по её телу пробегала дрожь восхищения. Столкновения с хранителем она не боялась, словно бы не их задача – убивать подобных ей и портить ей планы. В другое время она бы и не подумывала высовываться, а пакостила издалека, набирая силу, но пожары и кровопролитие на острове придали ей уверенности и сил. Теперь она могла показать зубы.
Дэйю нырнула в тоннель вслед за волной черепов. Истлевшая преследовала девчонку, не останавливаясь и, казалось, вот-вот ухватит её за волосы и утянет в нутро тьмы. Уже показались главные ворота. Нить с натянутыми на ней дощечками-оберегами покачивалась от порывов ветра. Они не могли сдержать сильного духа, и стремительно теряли силу. Чувствуя свою безнаказанность, истлевшая растянута мертвенно-синие губы в улыбке, и снова позвала девушку по имени: «Оборо», но та и не думала оборачиваться на голос матери.
Яркий золотой свет затопил вход в тоннель. Истлевшая резко остановилась, отступая в тень. Закричала низко, напоминая больше оглушённую птицу, чем человека. Волна черепов, обогнув её, врезалась в невидимую преграду. Защитное заклинание сдерживало их, не позволяя вырваться наружу, но они продолжали давить на неё, словно бы всем вместе хватит на это сил. Они бесполезно бились, и истлевшая, поняв, что ей ничего не угрожает, приблизилась вплотную к барьеру.
- Оборо, - снова позвала она жалостливо, словно просила о помощи, но девчонка была глуха к её просьбам. – Оборо! – рука врезалась в барьер, царапая его когтями, но он оставался целым, хотя и вздрогнул от её удара по нему.
Духи расступались перед Дэйю, давая её дорогу к барьеру. Она видела лишь смутные очертания духа-хранителя, но этого хватило, чтобы понять – это не Воль Рён. Это разозлило тёмную лису. Вытянув перед собой руку, она ударила магией по защитному барьеру. Чёрные нити, похожие на тени, закрывали свет от барьера и пытались подавить его и поглотить. Под натиском всех духов барьер пошёл трещинами и рассыпался.
Обозлённые духи ринулись за хранителем и девчонкой, нападая на них.
Дэйю следила за бегством ёкая вместе с его драгоценной живой ношей. Если бы не девчонка, он бы наверняка попытался задержаться здесь до прихода остальных хранителей, но всё шло ей на руку. Теперь её детища могли разойтись по Краю света в поисках пищи, усилить хаос и напитать чёрное озеро, чтобы оно снова и снова порождало подобных ей.
Наблюдая за их отлётом, Дэйю протянула руку, направила магическую энергию вслед ёкаю, собираясь ранить его. Она не хотела, чтобы эти двое уходили чистыми и безнаказанными. Пусть Воль Рён не увидит кончины девчонки своими глазами, но она должна попытаться!
Должна…
Внимание лисы привлекла сторонняя магия. Она не хотела бросаться в преследование Вандора и его ноши. Она ещё успеет с ними расправиться.
- Идите, – приказала она, обращаясь к истлевшим, - идите и пожрите их!

[nick]Дэйю[/nick][status]бойся своих желаний[/status][icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/08/03/c1e2d369e95d70655806c8cf2fb5f401.png[/icon]

+1

12

[icon]https://b.radikal.ru/b31/2104/ed/b7212bd5a1db.png[/icon]
Вандор привык сражаться с темными духами, за сотни лет жизни в его сердце уже не оставалось страха даже перед сильнейшими, он знал, что нужно выполнять свой долг, чего бы это не стоило, но в то же время, необходимо сохранить свою жизнь. Да, как предполагала темная лиса, он мог остаться там и сражаться с полчищами духов и ей самой (чего на самом деле ему очень даже хотелось), но он действительно не мог предварительно не спасти живую из этого ужасного места, ведь ему не хотелось пополнения армии мертвецов, в этом уж точно не было никакой необходимости.
Девушка, которую спасал ёкай, оказалась удивительно бойкой для той, кого только что могли съесть темные духи, она даже пыталась вырваться из его хватки некоторое время, что конечно же не радовало Вандора. Но в то же время её сил для этого было явно недостаточно, ведь слишком уж была велика разница в их размерах, так что ёкай просто-напросто игнорировал её потуги, ведь у него были дела поважнее.
Магия, пущенная лисой в их направлении, пролетела мимо, ёкай успел разве что гневно глянуть в её сторону и умчался дальше, летя над кронами деревьев и иногда ныряя меж них, дабы больше никто не смог его ничем поразить в полете, даже если бы попытался!
Им удалось отлететь на достаточное расстояние, когда его «пленница» снова подала голос, обратив на себя внимание. Ёкай глянул на неё сузив свои большие глаза, но тем не менее, он повис над довольно внушительным деревом, и мягко опустил девушку на его ветку, быстро перевоплотившись и стоя рядом.
- Я Вандор, один из стражей древа, рад знакомству, - представился ёкай, - Судя по всему, ты спровоцировала очень… опасную ситуацию, мне срочно нужно сообщить своим товарищам, что грядет беда, - ёкай даже не смотрел в её сторону произнося все это, ведь смотрел в небо, направив туда свою правую руку. Он даже не догадывался о том, что девушка может быть чем-то смущена, ведь использовал сигнальное заклинание.
Красный луч вырвался из ладони ёкая устремившись высоко в небо, с вспышкой грянул взрыв, столь громкий что был подобен удару грома, и из алой точки в небе стремительно начал разрастаться прекрасный кроваво красный цветок Хигибаны. Другие стражи и младшие ёкаи должны понять этот сигнал – на край света пришла беда.
- Тебе нужно срочно вернуться в город, - обратился он к незнакомке наконец взглянув на неё, и быстро отведя взгляд, - И приготовиться к бою, - ёкай высоко подпрыгнул и снова обратился в свою истинную форму, - Раз ты можешь летать, то… вперед?

+1

13

Ощутив свободу от лап, а под ногами твердую опору, Оборо отшатнулась от ёкая. Она сделала несколько быстрых и мелких шагов назад по ветке, не зная чего ожидать от него, но спаситель больше не думал что-либо с ней делать. Он принял человекоподобный облик и только теперь девушка смогла рассмотреть его. Сиятельный. Даже в речах. На его месте Оборо бы злилась сейчас на себя, впрочем она и злилась, а вот назвавшийся Вандором оставался непонятно терпеливым. И драконица отвела от него глаза.
   - Я Оборо, - назвалась она.
В подобной позорной ситуации хотелось даже скрыть свое имя, но воспитание возымело над девушкой верх и она полуосознанно ответила вежливостью на вежливость. Ёкай пожурил ее, так точно бы она украла яблока с лотка торговца, а не разворошила гнездо темных духов. Что она могла сказать ему? Оправдаться? Оправдания для нее не было. Желая спасти мать она возможно погубила ее. Погубила самое важное - ее бессмертную душу. Можно ли было ее теперь спасти, после такого “спасения”?..
   Девушка невольно обняла себя за плечи, и исподволь взглянула на духа - тот отпускал ее без наказания.
   - Скажи? Что будет с душой того, чьим телом овладел темный дух? Можно ли это исправить?
   Лететь в город Оборо не собиралась, ей нечего было там делать и некого защищать. А вот Лиса найти следовало. Найти и признаться ему прежде, чем кто-то другой расскажет о случившимся - это то единственное, что она могла сделать с честью - принять свои ошибки, и попытаться исправить их.
   Получив ответ от Вандора, девушка поблагодарила его и бросилась с ветки вниз, расправляя крылья. Алый хвост дракона задел могучую крону, ободрав с дерева листья и мелкие ветки, и огненный зверь тяжело поднялся в небо, набирая высоту. Остров под крыльями Оборо пришел в движение - мир духов всколыхнулся.
[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

+2

14

[icon]https://b.radikal.ru/b31/2104/ed/b7212bd5a1db.png[/icon]

Ёкай не собирался злиться на смертную, в отличии от них, духов – они видели мир совершенно иначе, их чувства были гораздо сильнее, и порой возобладали над разумом настолько сильно, что это приводило к беде. Так же, как это произошло сегодня. Должен ли Вандор испытывать злость, раздражение, действительно, мог ли он отчитать эту девушку?
Нет не должен, он прожил достаточно долго на этом свете, чтобы отринуть такие чувства, спрятав их глубоко в своей душе, да и даже если бы он высказал ей пару ласковых, разве это возымело бы какой-нибудь эффект? Изменило бы то, что уже произошло? Конечно же нет, ведь сделанного не воротишь.
- Рад знакомству, хоть и предпочел бы, чтобы оно произошло при более благоприятных обстоятельствах, - Вандор говорил совершенно беззлобно, даже наоборот, ему хотелось бы подбодрить девушку, которая избежала смертельной опасности, и не важно, что именно он был спасителем, ёкай не желал благодарности, он лишь делал то, что должен, и то что было правильно.
Когда Оборо заговорила, взгляд ёкая сделался сочувственным, она явно задала этот вопрос не просто так. Похоже… она пыталась вернуть кого-то близкого с того света таким искаженным способом. Вандор бы мог устроить целую лекцию по поводу того, что все далеко не так просто, как могло бы показаться, и чаще всего вернуть кого-то с той стороны – уже невозможно.
Первую часть вопроса ёкай решил проигнорировать, нечего было смертной знать что-то подобное, может оно конечно же и уберегло её от подобных экспериментов в будущем, но Вандор решил опустить эту часть, и сразу перейти к наиболее полезной для Оборо.
- Как только темный дух, который захватил тело человека будет уничтожен – плененная им души обретет покой. Быть может древо даже даст второй шанс, и она переродится, возможно чем-то таким же, как я, - Вандор неопределенно пошевелил длинными усищами, после чего, лишь с легким кивком принял благодарность, и на всей возможной скорости устремился в город.
Конечно, он будет там гораздо раньше любых темных духов, ему нужно было предупредить весь город, чтобы жители были готовы защищаться, но больше всего его волновала именно его кошка – Лаолан, он должен был защитить её, или доставить туда где точно будет безопасно.

+2

15

- От этих муравьёв слишком много проблем! – трёхлапая черепаха возмущённо забралась на поваленный бамбук. В компании других ёкаев она чувствовала себя в безопасности, а потому позволяла себе сквернословить в адрес людей, используя уши слушателей. – Защитник Древа приволок смертную к самому Сердцу острова! – возмущалась жаба, жадно затягиваясь дымом из трубки. Бамбуковая шляпа падала на её лицо на каждом глубоком вдохе, и закрывала глаза. – А другой - притащил странную девку на гору! – кольцо разноцветного дыма вырвалось между ярких красным губ, подведённым помадой. - Пока эти духи не забылись и не связались со смертными, мы жили без проблем!
Байцзэ лениво положил лапу на лапу. Чужие проблемы его не интересовали. Сёдзё поковырял в ухе, сунул руку к поясу и отцепил от него бутылку. Пробка выскочила из неё с тихим хлопком, и насыщенный аромат рисового вина заставил трёхлапую жабу раздуть щёки, замахать лапой и повалиться на спину, комично раскинув три лапы. Байцзэ посмотрел на неё через плечо. Жаба, вывалив раздувшийся синий язык, не приходила в себя. Тогда он посмотрел на сёдзё – ёкай с видом искреннего наслаждения прихлёбывал вино из бутылки. Лицо духа, которое всегда было красноватым от дурмана хмеля, сейчас, казалось, раскраснелось ещё больше. Выглядел он крайне довольным, и до проблем Края света ему не было никакого дела. Байцзэ вздохнул и посмотрел в сторону тёмной стороны горы – что-то странное творилось в её чреве, и дурное предчувствие потревожило духовную сущность.
На горе духов было неспокойно. Воль Рён знал, что поджоги не пройдут бесследно. Тёмным духи ухватятся за любую возможность использовать преимущество и нанесут удар по Древу и миру живых. Общее волнение передавалось, словно чума, распространяясь быстро и неумолимо. Беззаботные времена оставались в прошлом, и Рёну было всё сложнее оставлять девушку в самом сердце острова – он опасался за её жизнь, но не мог пренебречь своим долгом и отсиживаться в стороне, оберегая её покой. Веря, что выбрал самое безопасное место для девушки, лис осматривал остров, вслушиваясь в перешептывания напуганных духов, и ощущал мир вокруг.
Воздух изменился. Рёну казалось, что старшие духи ведут себя иначе – они не показываются, словно все разом оставили остров, не заботясь о его благосостоянии. Мелкие духи сновали по острову с неохотой, часто и негромко переговаривались друг с другом, коря смертных за их эмоциональность и слабость.
- Нэтуйё! – крикнула молодая треххвостая лиса, поравнявшись с Рёном.
Он понял её без лишних слов. Лиса выглядела напуганной, а из леса устремлялись прочь птицы, покидая остров так стремительно и без оглядки, что лис едва успел увернуться от ослепшей от страха стаи. Он кинулся к горе, ожидая худшего. Когда он добрался до входа в проклятую пещеру, то ощутил, что защитный барьер нарушен. Рён не видел тёмных духов вокруг пещеры, но знал, где может их найти.
Знал бы он, кто освободил их из заточения, поддавшись искушению тёмной лисы.
Он чувствовал зов Вандора, призывающий о помощи, и понимал, что тёмные лисы добились своего.
Рён поспешил в город, надеясь, что ещё успеет перехватить часть тёмных духов, и предотвратит беду. Он знал, что в городе остаются друзья и родные Оборо, а потому не хотел, чтобы она потеряла кого-то из них этой ночью вслед за матерью. Считая их спасение своим прямым долгом, он и не предполагал, что, приблизившись к городу, увидит в небе Вандора, а в его лапе – Оборо.
Не представляя, что могло случиться, он поспешил к ним и догнал их уже в городе.
- Почему ты здесь? – он посмотрел на Оборо, к которой было слишком много вопросов, но постарался совладать с эмоциями, и напомнить себе, что это сейчас неважно. Рён перевёл взгляд на собрата и обратился уже к нему: - Истлевшие пошли в город.
Он не заметил, как рядом с ним остановился Куён. Даже в облике лиса он умудрялся смотреть на девушку с неодобрением и осуждением, словно бы знал больше других.
- Я займусь деревней на западе, - бросил Куён и стремительно понёсся по крышам домов, едва задевая черепицу на крышах тяжёлыми лапами. Вслед за ним устремились тёмные тени, преследуя и не отставая. Такие же тени появлялись по всему городу, казалось, намеренно разделяя Стражников и уводя их как можно дальше друг от друга.

[nick]Воль Рён[/nick][status]лис твоего сердца[/status][icon]https://i.imgur.com/uK3jl7G.png[/icon]

Отредактировано Изувер (20-09-2021 17:22:16)

+2

16

[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]
“Переродиться чем-то таким же” - эти слова доброго духа не выходили из головы Оборо, проворачивались снова и снова по кругу, порождая новую надежду. Робкое, опасливое чувство. Драконица слишком хорошо прочуствовала к чему привело ее прежнее желание побороть смерть. Было слишком надменно и самонадеянно думать, что жизнь можно просто выкупить. И теперь сражение шло уже не за тело, а за саму душу.
   “Великий Рейлан”, - мысленно взмолилась Оборо богу-дракону, - “не дай матушке впасть во тьму, не дай потухнуть огню ее души!”
   На короткий миг алая драконица обернулась к Вандору, который не летел, но змеился по небу, и тут же отвернула взгляд. В его светлой силе не нашлось для нее и капли злого упрека, и этой всепрощающей мягкостью он напомнил ей Сейджина. Много лет школа Сендай боролась с его учением, смотрела глазами Широичи и видела дракона без хребта. Однако сейчас Оборо вдруг подумалось, что то была не слабость, а иная сторона силы, на которую слишком долго ее учили закрывать глаза, и теперь этот свет резал ее слишком больно. Широичи ей не простит. И как его ученица, она не простит себя сама.
   А меж тем под крыльями драконицы метались темные голодные духи. Как из коробки с насекомыми они выползли и рассыпались по острову в поисках своих жертв. Так много было их… Оборо даже не успевала уследить за всеми внизу. А ведь где-то среди них был и отравленный дух матери.
   Появления Лиса драконица ждала и одновременно встретила с замиранием сердца. Брат Куён смотрел на нее с тем выражением, перед которым ей даже оправдываться не хотелось. Оборо последний раз взмахнула крыльями и обернулась человеком, мягко опустившись на хребет крыши. Растрепанная, ободранная, она все же нашла в себе смелость взглянуть Рёну прямо в глаза.
   - Это моя вина, - с надломом в голосе произнесла она. - Моя ошибка выпустила их… я слишком хотела спасти мать. Ты волен покарать меня как сочтешь нужным, но прошу, не дай ее духу обернуться во тьму окончательно! Молю.
  Пальцы у Оборо дрогнули и она сжала их в кулаки.
  - Я буду сражаться с вами! Если вы научите меня как...

+2

17

- Только бы успеть, - Вандор рассекал воздушные просторы над островом на максимальной для своего духовного тела скорости, он словно змея извивался, паря над верхушками деревьев, и для людей внизу, тех, которые вообще могли его заметить, зрелище должно быть было очень занимательное.
Чего уж стоила только она его тень, которая падая на землю выглядела воистину внушительно и пугающе, впрочем, эту часть своего существования ёкай никогда не использовал, банально потому, что пугать ему было некого, а темные ёкаи чего-то подобного уж точно не боятся.
- Нужно потом будет отыскать эту драконицу и поговорить с ней подробнее… у меня не было на это времени. Нужно знать больше, - насколько давно темная лиса успела вмешаться в жизнь этой девушки? Как давно она дергала за ниточки чтобы все пришло к такому исходу?
А быть может, это все было совсем новой затеей от темной лисицы, но… судя по тому, что уже вырвалось – накапливалась вся эта тьма, злоба и голод, у темных ёкаев – уже достаточно давно. Была ли это ошибка со стороны защитников древа?
Возможно, в то же время, истребить абсолютно всех темных ёкаев тоже не было возможно, ведь они рождались так же, как и обычные. Да и пока не исчезнут все жители острова, это тем более не имело совершенно никакого смысла.
- Я дождусь… пока эта темная лиса ошибется, и уничтожу её. Или заставлю её ошибиться, - Вандор знал в чем заключается его долг, и он не собирался спускать ей с рук все то зло, что только собиралось произойти, вряд ли они успеют отбить абсолютно всех людей – вред все равно будет нанесен.
Ёкай наконец добрался до города, и вроде бы пока все было достаточно тихо. Он завис в воздухе и прикрыл свои огромные золотые глаза, погрузившись полностью в глубины своего сознания, он просканировал местность, и связался с каждым духом одновременно:
- К вам обращается «Бедствие края света», защитник древа Вандор. Вы все знаете меня, и знаете, что я люблю этот город. И сейчас… в наш дом пришла беда. Темные духи с минуты на минуту объявятся по всему городу, и нападут на окружающие его деревни. Мои братья и сестры уже выступают на защиту этих земель, - ёкай распахнул свои глаза, прервав сеанс связи после чего стремительно понесся к чайному дому.
Он рухнул с небес на землю подобно соколу, превратившись в мужчину в последний момент, от чего вокруг него взвился столб пыли. Недолго думая, (или не думая вовсе) Вандор влетел в чайную, и громко обратился ко всем присутствующим, - Я хочу увидеться с Лаолан!

Отредактировано Вандор (08-11-2021 20:12:37)

+2

18

- Сейчас не время для самобичевания, - резко отрезал Рён.
Признание вины не избавит их от проблем. На месте Оборо мог оказаться любой другой житель Края света, который тоже потерял любимых и родных. Он должен был предвидеть, что после пожаров тёмные ёкаи воспользуются возможностью обрести силу и свободу. Это Хранители не справились со своей задачей, и теперь Край света пострадает по их вине.
- Мы постараемся поймать столько духов, сколько сможем, чтобы ты и твои родные остались в безопасности.
Рён понимал, что Оборо в первую очередь интересует её мать – то, во что она превратилась, - а из семьи у неё остался только отец. Он понимал её желание помочь и исправить ошибку, но также знал, что быстро не научить никакого смертного бороться с духами. Это умели монахи из храма Хайян Ши, и только сейчас лис понял, что Оборо было бы безопаснее находиться среди них – таких же драконов, как она, - а не рядом с ним – духом и источником бед.
Он повернулся к Оборо, взял её за плечи и заглянул в её глаза.
- В горах есть храм, в нём живут монахи, - обращаясь к девушке, он надеялся, что она поймёт, почему он желает её отослать, а не брать с собой. - Они умеет изгонять тёмных духов. Они могут научить тебя своему искусству – тому, чему я тебя сам научить не смогу, - это было правдой. Всё, что он мог, это подарить Оборо нож сливового дерева против себя и подобных себе, но даже этим ножом нужно суметь воспользоваться, ведь духи знают о своей слабости перед ним. – А я найду твою мать и сделаю всё, чтобы упокоить её дух.
Рён надеялся, что этого заверения хватит, чтобы Оборо прислушалась к нему.
[nick]Воль Рён[/nick][status]лис твоего сердца[/status][icon]https://i.imgur.com/WpaYrOK.png[/icon]

+1

19

Сердце у Оборо екнуло, дыхание перехватило и непрошенные слезы потекли у нее по щекам при взгляде в глаза Рена. Она не вздрагивала и не всхлипывала, глядя открыто и прямо на лиса, но из под век текла и текла соленая вода, обильная и неудержимая. Драконице сложно было понять, почему добрые духи не наказывают ее, как сделал бы отец за проступок подобный этому, и в тоже время отстранение от сражения было достаточно мучительным. Оборо вновь почувствовала себя ребенком на пристани скалистого острова, провожающей корабль отца - все еще слишком маленькая, все еще слишком глупая, все еще та, от кого больше проблем чем помощи… Но так ли это было не верно?
    Девушка поджала губы и порывисто обняла Воля, коротко ткнувшись в его плечо. Близость была не долгой. Оборо лишь тихо пообещала: “Я стану сильнее, обещаю. И ты вернись ко мне...”, крепче сжала объятия и отстранилась.
   - Я найду монастырь, - заверила она. - Может быть монахи смогут вам сегодня помочь, если так.
   Драконица вытерла глаза грязным рукавом, сохраняя на лице спокойное выражение надежды. Сражение уже началось и не требовало большего промедления. Сейчас Оборо почему-то вспомнились слова матери о том, что быть в тылу - это тоже сражение. Рен не должен был переживать о ней, должен был сосредоточится на своем деле, а значит она должна была выдержать битву с собой и своей слабостью.
   - Удачи тебе, Воль Рен…
   Алый дракон винтом взмыл в небо, набирая высоту тяжелыми взмахами крыльев. Оборо не оборачивалась, устремившись к темному хребту гор. Двоякие чувства разрывали ее изнутри, но вместе с тем, ей казалось, что сдавшись сейчас, она сделала правильный выбор. 
[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [19.09.1082] Истлевшие