Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [19.09.1082] Смятение души


[19.09.1082] Смятение души

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://img2.goodfon.ru/original/1366x768/c/30/les-vorota-besedka-devochka.jpg
小时姑娘, 朝歌夜弦 - 出塞

«Не осушив пруда, рыбы не достать»

Предыстория
[18.09.1082] Тень и кость

Место действия
Драконий зев, Край света

Герои
Оборо, Воль Рён

0

2

Оборо бесновалась. Обернувшись драконом прямо посреди извечного леса, она жгла и крушила все без разбора, пока не оказалась в центре выгоревшей проплешины, посреди зеленого моря. Благо в это время года лес был слишком сырой, чтобы зайтись пожаром, да и духи не давали огню разойтись. Мелкие древесные ёкаи разбегались и прятались от разъяренного дракона, но вот духи старшие мириться с этим не собирались. В какой-то момент лапы, хвост и шею Оборо оплели лианы и корни, пригибая к обугленной земле и не давая вырваться. Алая драконица зло сопротивлялась, пыталась рвать корни зубами, пока ее пасть также не была оплетена.
   - Дерзкая смертная! - шипела на нее треххвостая лиса, победоносно и ловко скача по шипастому хребту драконицы, пока не остановилась на ее голове и не попрала лапами морду. - Как смела ты сюда прийти и учинить это?!
  “Отпусти меня!” - разъяренно отвечала Оборо, все еще напрягая все свои жилы чтобы вырваться. Пепельное облако кружилось вокруг них, поднятое движением и тяжелым дыханием драконицы. “Или я сожру и тебя!
   Угроза была пустой - нарушительница лесного спокойствия не могла толком пошевелиться или обернуться человеком - корни и лианы лишь сильнее сдавливали ее, чем сильнее она сопротивлялась им.
   - Ты останешься здесь! - ответила лиса. - Пока из твоего тела не прорастет бамбук, и ты не вскормишь собой ту часть леса, которую уничтожила!
   Яростный гортанный рык вырвался из пасти Оборо. Сдаваться она не собиралась - гнев и боль переполняли ее.
   Покинув с утра пещеру Рёна, девушка направилась в лагерь, что был укрыт в лесу - место где всем им велено было собраться после атаки на Торговую Гильдию. Однако к тому, что ждало ее там Оборо оказалась не готова: ее встретили вести о смерти матери и Аки, которые поразили драконицу в самую душу. В один миг она осталась совершенно одна в мире в котором и сама не должна была продолжать существовать. Мастер Широичи лишь холодно призвал ее мужаться и обещал возможность отомстить, но эти слова лишь больше ранили девушку, и не помня себя она сбежала из лагеря.
   Разум вернулся к Оборо лишь когда она уже была прикована к земле, слабо осознавая, что наделала. Но гордость не позволяла ей молить о прощении и сдаваться, даже если она была не права.
[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

Отредактировано Широичи (05-04-2021 11:35:30)

+2

3

Рён восстанавливался в пещере по символичное ворчание Куёна и его совершенно не лестные замечания и в сторону вмешательства в дела смертных, и в спасение Оборо, и в намечающийся брак с ней. Он ничего не отвечал, только следил за состоянием ран. Внешний раны полностью затянулись после купания в озере – магия исцелила их, но что казалось его духовных сил – они всё ещё были ограниченными. Нужно больше времени, чтобы полностью восстановить их. Да и выйдет ли? Он помнил цену, что заплатил. Он стал слабее…
Беспокойные духи стайкой влетели в пещеру, устремляясь к дереву и прячась в его корневище и кроне. Рён всполошился, поднялся и, перехватив одного из духов, спросил, что случилось. Он ждал худшего, и это случилось.
Он бежал так быстро, как только мог, ловко перепрыгивая по ветвям деревьев, воспаряя и задерживаясь лишь на миг, чтобы свериться с духом, указующим ему путь. Сам лес помогал ему, где нужно, удлиняя ветвь дерева, расступаясь пышными кронами или пуская корневище через реку. На выжженный луг Рён опустился, обернувшись человеком, и сильно удивил этим лисицу.
- Отпусти её, Ара, - попросил Рён, смотря на трёххвостую лису.
До его слов она думала, что и защитник озера пришёл, чтобы наказать нарушительницу, но как же она ошиблась!
- Она нарушила наши законы! – протестовала трёххвостая лиса, зло сверля Рёна взглядом. – Ты знаешь, что она должна заплатить за то, что сделала!
О, Рён знал. Прекрасно знал, какова цена! Никому не позволялось нарушать личные границы духов и как-либо вредить лесу или острову. Духи следили за порядком и вмешивались в дела смертных, когда вторые забывались. В последнее время на острове было неспокойно. Отголоски пожарища всё ещё сотрясали остров волнениями, и духи реагировали на них. Их жажда отомстить смертным становилась всё сильнее, и Рён опасался, что назревающая катастрофа породит тёмных духов. Бед хватало и с обычными.
- Убери лианы, Ара, - наставительно и с нажимом приказал Рён, прямо смотря лисе в глаза. Она имела полное право на своей территории карать обидчика, но не могла пойти наперекор его воле, хотя пыталась. Трёххвостая мешкала, словно думала бросить ему вызов и сразиться за право обладать драконом. – Она моя невеста.
Эти слова настолько ошарашили лису, что всего на мгновение лианы ослабли.
- Что?.. – запинаясь, Ара не могла отвести взгляда от Рёна. – Эта смертная?! Ты…! – она не могла связать несколько слов, но с такой ненавистью посмотрела на Оборо, словно сама связь с ней казалась ей преступлением, словно сейчас Рён пошёл против всех духов острова, связав себя со смертной. Отчасти в глазах лисы это выглядело именно так. Смертные причинили им много бед и она ненавидела их всей душой, желая им долгой и мучительной смерти за нарушенный мир.
- Ара, - предостерегающий тон Рён подействовал.
Лианы ушли под землю, трёххвостая сделала шаг назад, отступая в заросли, но смотря на Рёна так, словно считала его предателем.
Духи собрались вокруг них, наблюдая и внимательно слушая. Рён чувствовал, что за ними наблюдают, но всё равно подошёл к Оборо. Он не боялся ни её, ни тех эмоций, что она испытывала, и, как ему казалось, отчасти понимал, что могло случиться. Он едва спас её от смерти. Наверняка кто-то погиб из тех, кто был ей дорог. Может, кто-то из близких друзей.
- Оборо, - он мягко позвал её по имени и опустился рядом на колено, протягивая руку к драконьей морде.
Все её действия – крик о боли и помощи, но как он мог ей помочь? Он прожил не одну сотню лет, но, казалось, так и не научился утешать смертных.
- Ты не одна.
[nick]Воль Рён[/nick][status]лис твоего сердца[/status][icon]https://i.imgur.com/WpaYrOK.png[/icon]

+2

4

Оборо не стала подниматься на лапы, даже когда лианы отпустили ее - горе, гнев и борьба с ними вымотали ее. Сейчас в присутствии Рена, который в очередной раз явился спасти ее, она чувствовала себя разбитой и жалкой: злость растворялась, оставляя после сябя пустоту, точно такую же выжженую, как земля вокруг. Множественные духи собрались рядом с пожарищем и глядели на дракона с ужасом, любопытством и ненавистью - вот уж точно она была не одна! Давно не была просто одна… и вместе с тем была одна всегда.
   Драконица прикрыла глаза, когда лис коснулся ее морды, и предпочла бы сейчас провалится в тьму Бездны, только бы не слышать и не видеть ничего вокруг, не объясняться и не решать как жить дальше. В этот миг она предавала тот дар жизни, который Рен передал ей, и чувствовала от этого себя еще гаже. Оборо снова сдавалась, но после передряг последних дней ей начало казаться, что сильной она никогда не была. Если раньше у нее был путь служения мастеру Широичи, то сейчас она вовсе не видела никакого пути, даже рядом с лисом. Зачем он вообще связался с ней?
   Шумный и глубокий вздох поднял пепел и золу возле драконьего носа. Оборо не хотелось ничего говорить при всех: ни при лисице, которой так легко проиграла бой, ни при множестве прочих мелких духов. Да и было ли что сказать? С явным усилием драконица разлепила глаза и поднялась на лапы, а затем обернулась человеком. Огромным показалось ей теперь выжженое пятно.
   - Уйдем отсюда, - глухо попросила она Рена, не смея поднимать глаза, и обняла себя за локти. Одежда на девушке все еще была вчерашней - черная, порванная на плече, с буроватыми пятнами засохшей крови; волосы растрепались, лицо облепила зола - она не умылась и не переоделась. Слишком внезапной оказалась скорбная весть.
   Как покорная овечка следовала она за Реном прочь от пепелища и сжималась под взглядом тысяч глаз, смотрящих на нее из ветвей и из-под корней. Невеста лиса! Она не только лишила его сил и хвоста, но и вынудила пойти против своих же. Оборо не понимала почему.
   - Весь остров будет тебя ненавидеть за это, - произнесла она вслух мысль, когда они оказались глубже в чаще и большинство мелких духов уже не следовало за ними. - Надо было дать мне вчера умереть...
[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

Отредактировано Широичи (23-04-2021 15:34:51)

+2

5

Рён спокойно ждал в молчании, зная, что смертным нужно время, чтобы оправиться или принять решение. Он был духом, а потому его понятие о времени сильно отличалось от человеческого. Он был более терпеливым, а потому, вопреки волнению духов вокруг, старался отгородить от них собственные чувства, не позволяя читать себя больше дозволенного. Лис прекрасно понимал, что Ара остаётся поблизости и наблюдает за ними, вслушиваясь в каждое слово, и он не хотел, чтобы остальные стали свидетелями их разговора, реши Оборо поделиться тем, что у неё на душе.
Драконица вздохнула, и Рён отнял руку, когда её тело начало уменьшаться в размерах, изменяясь и приобретая человеческие черты. Он посчитал это хорошим знаком, но не торопился радоваться. Оборо выглядела потрёпанной и в разы хуже, чем в первые часы после серьёзного ранения и в преддверии смерти. Он видел тень девушки, что вернулась из деревни, и уже по одному её взгляду мог многое предположить.
Он кивнул и повёл Оборо за собой. Им действительно не стоило оставаться на выжженной поляне и нервировать духов. Даже трёххвостая не решилась последовать за ними, поймав немое предупреждение – Рён не сомневался, что она бы пошла следом, чтобы погреть уши и присмотреться к невесте духов. Не каждый год и даже не каждое столетие кто-то из их мира решает настолько сблизиться со смертными. Рён не нарушал никакие правила, но ходил по опасной грани. Мир между смертными и духами всегда был шатким, а сейчас – особенно.
Слова Оборо его неприятно кольнули, но первые слова, рождённые на эмоциях, Рён не сказал. Он подошёл ближе к Оборо и с лёгким опасением положил ладони ей на плечи, приобнимая со спины. Он хотел, чтобы она почувствовала его присутствие и его уверенность. Или же… хотел найти уверенность в самом себе?..
- Если бы это было правдой, я бы не смог ничего изменить, - мягко заговорил Рён, не собираясь ставить в укор один из девяти хвостов. – Ты жива, и что бы ни произошло вчера… что бы ни разбило твоё сердце и не поселило в голове смуту, - это правильно.
Лис прижал девушку к своей груди и недолго молчал, смотря перед собой. Он думал, что должен сделать, чтобы остановить войну на острове и избежать гнева духов, но понимал, что любые его действия могут обернуться ещё большими потерями для Оборо и её близких. Он должен был поставить интересы духов выше интересов смертной девушки, но… не знал, как должен поступить. И не был уверен, что сейчас время для таких разговоров.
- Могу я спросить… - после заминки Рён старался тщательно подбирать слова, не зная, чем может спровоцировать или задеть девушку. – В чём ты винишь себя?
Он не говорил про смерть и про близких напрямую, потому что фактически не имело значения кого именно она потеряла. Боль от утраты – есть боль, и другого имени ей не надо.

[nick]Воль Рён[/nick][status]лис твоего сердца[/status][icon]https://i.imgur.com/WpaYrOK.png[/icon]

+2

6

Оборо прильнула к груди духа послушно, как тряпичная кукла в руках ребенка. Пустота разрасталась в ее груди, делая безвольной и безразличной. Сейчас она даже не могла в полной мере проникнуться словами лиса и его поддержкой: она не затыкала внутренней дыры, которую принесла с собой смерть - все было ничтожно перед ней, все неважно и незначительно. И лишь когда Рён осторожно задал свой вопрос, онемевшее, казалось, сердце дрогнуло.
- Во всем… - дрогнувшим голосом ответила драконица, и непрошенные слезы покатились по ее щекам. Жалко всхлипнув, она обернулась к лису и ткнулась в его грудь уже носом, заливая нескончаемыми слезами одежды. Все сдерживаемое горе, скрываемое за яростью, хлынуло наружу и какое-то время  девушка вовсе ничего не могла сказать, давясь в собственных эмоциях.
Она действительно о многом жалела: о том что было сказано и не сказано, сделано и не сделано. Ей всегда казалось, что мать будет с ней если не всю жизнь, то большую ее половину, и всегда думала, что успеет доказать свою правоту и свое видение. Но теперь, когда связь с Юрико так неожиданно оборвалась, Оборо в полной мере ощутила насколько крепкой та была. У нее больше не было родных и близких, не к кому было прийти и прильнуть душой. Разве что к Рёну.
Немного успокоившись, выплакав первые слезы, драконица с силой потянула носом, громко шмыгая и чуть отстранилась от духа, вытирая глаза и щеки грязным рукавом, отчего на них остались серые разводы.
- Прости, - охрипшим голосом произнесла она, делая глубокий прерывистый вдох, - я испортила твой лес. Я посажу там новый. И прости за то, что я наговорила…
Оборо не поднимала глаз на лиса, все еще держась у его груди. Ей было стыдно за прошлое и за настоящее, однако он все еще был рядом и не отказывался от нее и своего дара.
- Я не хочу возвращаться обратно в деревню, - неожиданно решительно отчеканила драконица, вновь утираясь рукавом. - Никогда. Я поживу в твоей норе? Или после всего мне лучше не оставаться в лесу?
[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

Отредактировано Широичи (23-04-2021 15:34:18)

+2

7

摩登兄弟《天問》
Воль Рён не успел ничего ответить; Оборо повернулась к нему, уткнулась лицом в грудь и расплакалась. Пятисотлетний дух чувствовал себя беспомощным. Ёкай, чья сила превосходила многих духов на острове, был бессильным. Никакая магия не могла вернуть мать Оборо к жизни, если не говорить о грязных и бесчеловечных ритуалах некромантии. На острове о ней знали достаточно много, и даже болтали, что на Горе Духов есть существо, способное вернуть к жизни любимых и родных, но то была древняя магия, которая никогда и ничего не делала просто так. Цена это жизни была так высока, что ритуал этого не стоил, а кроме того… тот, кого вернёт существо к жизни, не будет тем, кем его знали. Это будет нечто иное. Злой дух, в захваченном теле.
Лис обнял девушка за плечи и прижал к себе, поглаживая по затылку. Он никогда не думал, что можно чувствовать боль, пока девушка плачет у него на груди. Ему было больно от её слёз, от её боли, от того, что он не может ничего сделать, чтобы как-то ей помочь. Объятия казались ему ничтожным утешением. И всё же… он не хотел отпускать её от себя ни на миг.
- Всё в порядке, - это было ложью, но необходимой.
Духи не прощали смертным надругательство над лесом. Никто не стал бы вникать в причины, что заставили Оборо вести себя так, причиняя вред другим. Она сама осознавала, что поступила неправильно, но духи тоже имели эмоции и поддавались их влиянию. Злость, зависть, жажда мести, любовь и привязанность. Ведь когда-то они тоже были смертными. Жили среди них. Подчинялись законам их мира, но по какой-то причине попали в круговорот перерождения и вновь пришли в этот мир духами… ничего не помня о прошлой жизни.
- Мы это исправим, - он утешал Оборо, подозревая, что она хватается за лес, чтобы не думать о погибших близких и той вине и боли, которые будут преследовать её, пока время траура, нужное на исцеление, не подойдёт к концу. Сейчас она слишком слаба и уязвима. Уязвима в том числе, чтобы оставаться в месте, где всё тёмное, что есть в человеке, привлекает злых духов, словно ароматная сладкая булочка голодных детей.
Рён не разжал объятий, но смотрел перед собой, думая, как поступить. Он не мог отправить Оборо в деревню, когда она сама пожелала остаться рядом с ним. Она просила убежище, и он должен был его предоставить, но… как его сделать безопасным для неё? Если добрые и нейтральные духи не навредят ей, зная, что он им этого не простит, то тёмные… тёмным всё равно, кто она.
- Я думал, что ты останешься со мной при других обстоятельствах, - в намеренно шутливой форме протянул Рён, стараясь немного снять напряжение и отвлечь Оборо от тоскливых мыслей. – Но моему скромному обиталищу не помешает хозяйка с характером, - усмехнулся лис, опустив взгляд на девушку. Сейчас он ждал от Оборо тычка под рёбра или какой-то язвительной фразы – это помогло бы ему понять, что ей немного легче и всё не так плохо, как кажется, а если нет… то подумать ещё лучше, как именно он может помочь девушке.
Красивыми огоньками в пещере тут не отделаешься.

[nick]Воль Рён[/nick][status]лис твоего сердца[/status][icon]https://i.imgur.com/WpaYrOK.png[/icon]

+2

8

Оборо хотелось верить лису, верить его утешениям, хотя в глубине души она знала, что ее огненная ярость не останется без ответа. Месяц она жила среди духов и научилась отчасти понимать их - такого плевка они не стерпят. В порыве раздирающих эмоций драконице было все равно, она желала лишь выплеснуть из себя пожирающую боль, разрушить, уничтожить, убить - и ей не важно было кто или что встанет на ее пути. Теперь, когда эта волна схлынула, остались только сожаления, которые лишь глубже погружали на дно душевной пустоты. Едва ли хоть что-то можно было исправить. Но вместе с тем рядом с Реном было тепло. В иное время его шутки и дурашливость раздражали бы драконицу, но сейчас от них исходил бледный свет надежды, к которому Оборо потянулась.
- Не думай, что я буду мести твою нору и потчевать тебя чаем,  - буркнула девушка, наконец подняв заплаканные глаза к лицу Рена. Брови ее привычно нахмурились, но в душе было все так же бездонно темно и пусто. Судорожно хваталась Оборо за любую мелочь, которая бы не давала и дальше проваливаться в эту пропасть. Бытовые хлопоты и бессмысленные разговоры были хлипким, но плотом, на котором можно было пережить шторм. И сейчас как никогда драконица понимала это.
- Но уж поверь, я наведу там порядок. Мы выстроим в твоей пещере нормальный деревянный домик на камнях, рядом с озером. Там будет тепло и приятно спать. Заведем кур. Я стану охотится, - Оборо последний раз шумно втянула носом воздух и наконец вздохнула свободнее. Все это было глупостью и бегством от реальности, но сил встать лицом к лицу с этой реальностью у девушки сейчас не было. - Никто не посмеет сказать, что мой жених живет, как бродяга. Я сделаю тебя достопочтенным и уважаемым мужем, с богатым хозяйством.
[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

+1

9

Никто не знает, что таится во тьме и где кончается грань, которую нельзя пересекать духам. Ёкаи Края света, о чём говорится немало, не всегда бывают добрыми и отзывчивыми на глас смертных, но некоторые из них тянутся, будто мотыльки к свету, - к эмоциям, что некогда породили их. То пламя, что стало их сердцем и духом. Короткая искорка последнего чувства – оно было таким сильным, что и после смерти не смогло обрести покой. Питаясь подобным, искорка разрасталась, приобретая тёмную форму.
Пожары на Крае света вместе с убийствами оставили невидимые глубокие раны по острову. Духи это чувствовали и видели. Мир, который казался спокойным, был нарушен, и плата за это казалась неимоверно высокой. В темноте норы, куда уже давным-давно не проникал ни дневной, ни лунный свет, двумя огоньками вспыхнули красные глаза. Существо, что смотрело из нутра старой расщелины, вышло из темноты на прогалину. Трава под лисьей лапой потемнела, утратила краски, а за ними… жизнь. Растения поблизости увядали, иссыхали и обращались в труху, осыпаясь к лапам духа.
Чёрная лиса взмахнула хвостом, распахнула пасть, и в округе зазвучал женский смех… неприятный и пугающий он, казалось, звучал в порывах ночного ветра и эхом, вымораживая нутро всего живого, расходился по поляне вокруг. Лиса обернулась чёрной тенью и прытко, будто порыв ветра, понеслась по лесу. Там, где тёмная плащаница её сущности касалась цветов на деревьях, - они увядали. Где птица не успевала спрятать под крылом кладку яиц – они шли трещинами. Задушенные птенцы, просившие тепла и пищи, затихали.
Ночной гость вышел на охоту, питаясь чужим горем, слезами и лишениями. Людская боль манила его сладким ароматом и привела к лисьей норе под горой. Приятно удивившись, незваный гость наблюдал за входом в логово. Светлый собрат не показывался и, как чувствовала лиса, был где-то далеко от Сердца острова. Лакомый кусочек манил ей из недр пещеры вполне живыми человеческими эмоциями, и лиса не удержалась.
Чёрная тень юркнула в нору, пользуясь отсутствием хранителя леса, и оказалась поблизости к живому существу. Смертной девушке, что обжилась внутри на правах хозяйки. Лиса принюхалась. Она чувствовала, что горечь шла от этой девушки и вспомнила, как накануне ощутила чужую боль в том месте, где кто-то устроил пожар, осквернив часть леса. Лиса могла бы найти себе другую жертву – на острове их было немало. Кормись, кем пожелаешь! Но эта… эта была особенной.
Любимица духа-защитника. А что может быть слаще той боли, что она причинит ему, если обманет эту девчонку? Лучшей возможности может и не представиться.
Истинный облик чёрной лисы был неприятным на вид и явно отличался от того, что свойственно духу-защитнику. Она была высокой, худой и вытянутой. Чёрная шерсть покрывала всё тело лисы. Лисий хвост был всего один, но длинный и какой-то куцый, но привлекало внимание не это, а голый череп вместо привычной лисьей морды, с горящими огоньками в глазницах вместо глаз, и такая нелепая пара ушей, покрытых мехом.
- Драконье дитя желает вернуть, что утрачено? – женский голос лисы казался не добрым и ласковым, а… нейтральным? Вопрос без вопроса. Дух чувствовал чужие желания и лишь озвучивал их. Она не предлагала помощи и не спешила торговаться. – Твоё горе становится отравой для этого древа, - заметила лиса, повернув морду в сторону Сердца острова. Она сидела на голом камне, обвив передние лапы хвостом, и, казалось, чувствовала себя здесь частой гостьей, которой явно обрадуется хозяин, а если не обрадуется, то хотя бы не прогонит.

[nick]Дэйю[/nick][icon]https://i.imgur.com/hXHlUFk.png[/icon][status]бойся своих желаний[/status]

+1

10

Оборо проводила часы в самозаточении: не выходила из норы, обустраиваясь в ней. Она знала, что сэндайцы начали ее искать, но не хотела показываться. Ей нечего было сказать ни одному из них, и тем более она не хотела возвращаться в Клан. Все чувства смешались в ее душе. Оборо чувствовала себя одновременно предательницей всех произнесенных когда-то клятв, и вместе с тем не понимала, что вообще можно считать правильным в разыгравшейся на острове буре. Как попавший в шторм, она не разбирала сторон света, и подчас не понимала где теперь верх, а где низ. Единственное, что она ощущала ярко - это боль утраты и сожаления. Все это Оборо топила в работе и тренировках, которыми загоняла себя до изнеможения - только тогда усталость пожирала ее разрушительные мысли и она могла спать не видя снов.
   В момент, когда в пещере появилась незваная гостья, драконица была занята тем, что мастерила из бамбуковых стеблей небольшой столик, скручивая веревками детали и подгоняя их к прорезанным пазам. Можно было бы сказать, что это совершенно не женское занятие, однако воспитаница Широичи никогда не делила работу на мужскую и женскую, и как все в клане Сэндай, умела делать многое. Оборо заметила появление духа подле себя, однако не обращала на него внимания, продолжая заниматься своим делом. Духи приходили в пещеру лиса и уходили из нее. Они не трогали драконицу, а она не трогала их - так Оборо приучилась вести себя еще с момента обретения дара видеть незримое. Обе стороны это обычно устраивало. Однако именно этот дух решил поговорить, и конечно же полез в самую душу.
   И без наветов черной лисицы девушка замечала, что ее настроение влияет на древо и озеро, однако не заостряла на этом внимания. Если бы все было действительно плохо, Рен с этим сделал бы что-то… наверно.
   - Тебе-то что? - грубовато ответила драконица, продолжая заниматься своим делом. Вид черной лисицы ее не пугал и не настораживал - за минувший месяц она повидала духов в самых разных обличьях, и могла поклясться, что видела морды похуже этой. Куда больше Оборо не нравилось, что лисица сует эту безносую морду к ней. - У этого древа есть хранитель, и он - не ты. Подношений здесь не раздают, так чего тебе надо?
[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

Отредактировано Широичи (29-06-2021 10:26:32)

+1

11

- Ничего, - беззаботно парировала непрошеная гостья и, можно было поклясться, что дух пожал плечами.
В другое время и при других обстоятельствах, Дэйю не стала бы тратить время на девчонку и её проблемы. Яд смертных эмоций хорошо действовал на Сердце острова. Хорошо в понимании тёмного духа, которому важно, чтобы всё живое на острове погибло, а духи-защитники выродились. Но она решила, что эта девчонка может быть хорошим способом сделать всё ещё хуже. Намного хуже. Нужно лишь правильно подтолкнуть её в неправильном направлении, и тогда у защитника Сердца не останется другого выбора, кроме как отдать свои силы.
- На горе духов много интересных мест, - туманно заговорила лиса, - куда запрещено ступать смертному, потому как грань между миром смертных и миром духов настолько тонкая, что её очень легко пересечь. Настолько легко, что можно вернуть душу в мир смертных, если она, конечно, совсем недавно переступила черту.
Дэйю взмахнула хвостом. Когда лисица говорила, её пасть лишь чуть приоткрывалась, но не было ни шевеления челюсти, ни звука, казалось, что и пасть она открывает лишь по привычке из прошлой жизни, потому что так надо, чтобы разговор с ней не казался странным, пусть и звучал лишь в мыслях.
- Это хорошая возможность успеть попрощаться с тем, кого любишь, - Дэйю старалась не выставлять всё так, словно бы священное место острова – это дар, возвращающий к жизни всех подряд. Для этого существовала некромантия. – Край света отличается от других мест мира. Здесь мы не только верим в перерождение, но и в возвращение души… Око, которым тебя одарил Воль Рён, поможет его найти.
Лисица поднялась и, не дождавшись ответа, исчезла.
- Надеюсь, что ты достаточно сильна духом, чтобы отважиться, и достаточно крепкая, чтобы дотащить тело.
[nick]Дэйю[/nick][status]бойся своих желаний[/status][icon]https://i.imgur.com/hXHlUFk.png[/icon]

+1

12

Оборо ничего не сказала вслед лисице, когда та исчезла, но ее слова глубоко залегли в душу драконице. Настолько глубоко, что еще какое-то время она недвижно сидела над своей работой, глядя перед собой и не видя ничего. Руки ее замерли на бамбуковых стеблях, веревки провисли между мозолистых пальцев, и, казалось, даже дыхание девушки прервалось на эти несколько мгновений оцепенения. А затем, она вдруг встрепенулась и подскочила на ноги, отбросив свое занятие. Недоделанный столик опрокинулся на камни и частично рассыпался, но Оборо не видела его. Все ее мысли сейчас были устремлены к потаенному лагерю сэндайцев. Туда она и поторопилась, бегом преодолевая один из лисьих ходов, который вел наружу.
   Девушка боялась не успеть до похорон матери, ибо за своим стремительным бегством от сэндайцев даже не знала на какой день они были назначены. Она боялась, что по возвращении получит на руки лишь сосуд с пеплом, и тогда даже вся магия острова не сможет вернуть Юрико душу.
   Выскочив из лисьей пещеры на свет, она тут же обернулась и взлетела. Ударивший в морду ветер вышеб слезы из янтарных глаз.
   Оборо не сомневалась в словах черной лисицы, она сама была плодом магии вернувшей душу из Бездны. Знала, что Рен заплатил за это действо дорого, но была готова отдать столько же: хвост, лапы, крылья - что угодно, лишь бы исправить несправедливость судьбы. При этом она не хотела втягивать в это лиса - он и так слишком много для нее сделал, и наверняка станет умолять ее решимость. Нет. Она сделает все одна - это будет ее личным искуплением перед матерью, которой она столько лет пренебрегала.
   Сэндайцы встретили ее возвращение с облегчением, ведь Широ был готов поснимать с них головы за исчезновение первой ученицы и дочери. Однако Оборо встретила их радость прохладно, спросив лишь о похоронах Юрико. К большому ее облегчению успела она вовремя и состояться они должны были только вечером. Тогда Оборо попросилась попрощаться с матерью наедине. Ей не отказали.
  Войдя в хижину, где было приготовлено тело, девушка едва задавила в себе непрошенные слезы, и упала на колени рядом с Юрико. О ней хорошо позаботились: раны были спрятаны, недвижное лицо освежено косметикой, отчего белая драконица казалась лишь безмятежно спящей, волосы были убраны и сдержаны драгоценными заколками, а сама она облачена в роскошные белые одежды, с расшитыми серебром рукавами и воротом.
   Оборо поджала предательски подрагивающие губы и тихо пообещала:
   - Я обязательно все исправлю. Вот увидишь.
   Склонившись над мертвой, она осторожно поцеловала ее в холодный лоб и поднялась. Пройдя к выходу из хижины, прикрытому вместо двери лишь полотном ткани, Оборо чуть выглянула наружу, примечая кто где сейчас находится из сэндайцев. Драконов было не много - большинство должно быть находились сейчас в деревне Сэндай, и должны были прибыть только к самой церемонии - это было Оборо на руку. Как хорошая ученица своего учителя, она решила воспользоваться отвлечением и, сконцентрировавшись, подожгла крышу одной из дальних построек лагеря, чтобы собрать возле нее переполошившихся сэндайцев. Затем, она взвалила себе на спину уже порядком закостеневшее тело матери и стала поспешно пробираться в лес. Тут ей всецело пригодилось знание троп рядом с лагерем и маршрутов караулов.
   Но если в первое время на рывке Оборо двигалась достаточно быстро и бодро, то вскоре усталость начала давать о себе знать. Тащить на себе мертвеца по дикому лесу было совсем не просто, и в итоге она опустилась на землю, чтобы дать себе немного отдыха и наконец подумать в какую часть острова ей вообще следует идти.
   Может быть следовало отправиться к тому древу у которого Рен вернул жизнь ей самой? То место определенно выглядело, как напитанное безграничной силой. Но возле него околачивался еще один дух, который был далеко не радушен ей и навернка погонит ее прочь. Что же тогда?
   Оборо устало вздохнула и прикрыла глаза.
   Черная лисица говорила, что дар Рена сможет ей помочь, а значит нужно было наблюдать именно за духами - куда движутся они. Возможно следовало пройти по следам самых страшных из них…
   - Не бойся, мама, я справлюсь, - пообещала девушка, и осталась дожидаться ночи. Тогда она сможет подняться на крыло над лесом незамеченной и последует за духами внизу, чтобы отыскать новое место Силы. А дальше… Дальше она готова на все.   
[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [19.09.1082] Смятение души