Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [30.09.1082] Месть, которую подают горячей


[30.09.1082] Месть, которую подают горячей

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/MyqETEb.jpg

Предыдущий эпизод:
Глаза чудовищ
Локация: Драконий Зев, Край Света
Участники: Канто, Минори, Юки
Описание:
Канто и Минори встревожены исчезновением Юки и пытаются найти молодого дракона. Но все меняется, когда они наконец-то его находят.

[icon]https://i.imgur.com/p2aie51.png[/icon]

Отредактировано Минори (01-05-2021 18:28:33)

+1

2

Раз-два-три...
Шаг, взмах клинка, быстрый, как солнечный взблеск, мгновенное возвращение.
У нее не было противника - не было ни тренировочного чучела, ни грубо отесанной фигуры - да Минори и не нуждалась в визуализации своего врага, как не нуждалась и в бамбуковом мече для тренировок. Она сражалась с незримой тенью на залитом осеннем солнцем дворе "Золотого духа", и враг этот под каждым отточенным движением ее меча был разным и, подхлестываемый ее воспоминаниями, постоянно и неуловимо менялся.
Белобрысый работорговец Эберт, рослый и сильный. От воображаемого движения его меча, - о, Минори помнила каждый его прием, - она ушла стремительным перекатом, чтобы точным выпадом вонзить лезвие в мощную шею сзади, снизу вверх. И почти наяву увидела, как окровавленный кончик меча высунулся из его горла.
Ульвийская женщина Када, стремительная и яростная, опасная в зверином облике. Меч вскинулся вверх, чтобы поймать несуществующего зверя в смертоносном прыжке, рассечь поджарый, покрытый свалявшейся шерстью живот.
Ни одна рубка не длится долго. Ни один поединок, кроме какого-нибудь легендарного боя из старых свитков, не живет дольше нескольких минут - а значит, достаточно понимать, на что способен твой противник, и тренировать не только собственное тело, но и дух, и разум. Проигрывать этот бой в воображении снова и снова, представлять в деталях каждое движение мышц, мимику, запахи, ощущения - чтобы, столкнувшись с врагом лицом к лицу, быть готовой.
Минори снедало беспокойство, не утихающее после гибели Йоширо. Было тяжело дышать и беспокойно думать, и даже Юки не мог отвлечь ее от этого. Да еще и Канто...
Как теперь ей называть Канто? Учителем? Отцом? Как думать о нем? Минори все никак не могла свыкнуться с его новым статусом в ее жизни - и Канто, по всей видимости, не мог тоже. Именно поэтому они так неловко молчали в обществе друг друга, так церемонно подавали друг другу приборы за трапезой, отводили глаза, хотя хотелось смотреть. Минори хотелось. Ей хотелось бы читать его мысли, знать, о чем он думает, когда смотрит на нее. Она попросила дать ей время, чтобы принять его в качестве собственного отца, и мучительно хотела поскорее это сделать, но какая-то часть ее сознания не давала этого.
Канто - мой отец.
На этот раз на ее мысленной арене возник Йоширо. Однорукий, но быстрый, как змея, и... жалкий. Она не могла поднять на него меч даже в своих мыслях, даже зная, что он совершил. Столько лет она приучалась думать о нем, как о собственном отце, и приходилось ломать эту стену из устоев.
Йоширо сделал стремительный выпад, - глаза его горели безумием, - и Минори ушла в сторону. Следующий удар приняла на вскинутый клинок.
Странное, должно быть, она представляла собой зрелище: взмокшая от пота, кружившаяся босиком по песчаному двору - в одиночестве. Сражавшаяся с противником, существующим только в ее голове.
Новый выпад - Минори перехватила рукоять меча, готовясь отразить его, - и лицо Йоширо внезапно превратилось в лицо Канто, отчего ритмичный быстрый шаг Минори сбился, и она остановилась, подняв пыль босыми ногами.
Канто существовал в реальности - стоял на крыльце, выводившем во внутренний дворик, и наблюдал за ее тренировкой.
- Учи...тель, - Минори сбилась на полуслове. Опустила меч, вытерла лоб предплечьем, выдохнула. - Я тренировалась.
Она присела на крыльцо возле него и, положив меч поперек колен, принялась вытирать его чистой тряпицей, сберегая от пыли и грязи и оказывая оружию привычное, должное уважение.

Отредактировано Минори (02-05-2021 14:49:03)

+1

3

- Ты молодец, - Канто не обернулся к Минори, усевшейся рядом на ступени, но улыбнулся. – Продолжаешь тренироваться, даже когда этого никто не требует. Как ты себя чувствуешь? – он помнил, в каком состоянии Минори попала на Край Света, и до сих пор побаивался за ее здоровье.
- Я здорова и полностью восстановилась, - Минори подняла на него глаза, пытливо ловя его взгляд. - Но расслабляться нельзя. Не сейчас. Нас уже дважды заставали врасплох. Не хочешь... потренироваться со мной?
- Хочу, - Канто обернулся. – Но тренировками мы занимаемся постоянно. Не хочешь просто прогуляться? – он не думал, что общение с собственной дочерью будет даваться намного сложнее, когда она сама будет об этом знать. Они оба словно чего-то ждали и упорно не пересекали черту, что могла бы хоть немного их сблизить.
- Да, - просто согласилась Минори, поднимаясь на ноги. - Только я умоюсь и сменю одежду, а то в таком виде...
Она умчалась наверх, шлепая по ступенькам босыми ногами, и появилась минут через десять - уже в платье, посвежевшая и с наспех заплетенными волосами. Честно сказать, прически никогда ей особенно не давались, и выглядела она довольно растрепанной и потерянной.
- А куда бы ты хотел пойти? - меч в ножнах висел у нее за плечами. Больше она без него не выходила.
- А ты? – вопросом на вопрос ответил Канто. Он уже давно был на ногах, ведь бегать переодеваться ему не понадобилось. – В парк, на пристань, к торговцам? 
- Давай сходим к Храму. Заодно заберем Юки на обратном пути, ему как раз скоро возвращаться от учителя, - предложила Минори.
- Хорошо, - согласился Канто и уже на улице, когда трактир с его посетителями остался позади, и чужих ушей рядом стало меньше, поинтересовался. – И как у вас с Юки? Он не обижает тебя? Да не смейся! Обидеть можно и словом, а болтать Юки может отлично на любую тему.
- Нет, конечно, - Минори тепло улыбнулась при упоминании целителя. - Юки очень поддерживает меня. Иногда, когда мне кажется, что у меня земля уходит из-под ног, я просто вспоминаю, что он рядом, и снова обретаю себя. Я... очень люблю его. Правда, - она взглянула на Канто, все еще опасаясь, что он не одобряет их тайную (или уже не очень) связь.
- Это хорошо, - золотой дракон кивнул. - Скажу честно, раньше я хотел бы для тебя другой пары. Кого-то более сильного и уверенного в себе. Того, кто сможет постоять не только за себя, но и за тебя, чтобы ты чувствовала в нем поддержку и могла положиться... Кеничи или Рюу. Или даже Хиро. Но я не могу решить за тебя, да и вся эта сила не особо в свое время помогла мне - когда я должен был помочь твоей матери, меня рядом не оказалось.
- Иногда сила - это не только мускулы и умение сражаться. Мне кажется, сейчас я понимаю это лучше, чем прежде, - задумчиво отозвалась Минори. - И... я думала об этом... тебе не следует корить себя за то, что произошло тогда. Единственный, кто всегда виновен в насилии - тот, кто его совершил, и никто другой.
Они проходили мимо торговых рядов, и знакомый торговец, улыбаясь, замахал ей рукой. Минори дружелюбно кивнула в ответ.
- Виновен и тот, кто не предотвратил, - заметил Канто и тоже кивнул торговцу, здороваясь. – Хочешь чего-нибудь вкусного? – спросил он у Минори, заодно меняя тему разговора на более нейтральную. – Или просто подарок? Только не еще одного цыпленка – нам негде будет его содержать.

+1

4

- Нет, не цыпленка, - Минори невольно рассмеялась, вспомнив их давний поход в Анвалор и свои покупки-птички. - Ты помнишь? Лимончик... Кстати, он прожил удивительно долго для своей цыплячьей жизни, и я его очень любила.
Она задержалась у прилавка, на котором были выложены аккуратно разложенные на блюдах и прикрытые тряпицами сладости, и ткнула пальцем в маленькую деревянную шпажку, на которую были нанизаны сладкие шарики из рисовой муки.
- Кучу лет их не ела, - драконица с удовольствием стянула зубами первый шарик. - А тебе какие сладости нравятся?
- Халва и мороженое, - Канто рассмеялся и хитро прищурился. – Первое тебе вряд ли понравится – оно из семечек и выглядит не очень вкусно, а вот второе точно стоит попробовать – оно из сладкого молока. Но здесь мы их вряд ли найдем – это не драконьи лакомства. У меня есть знакомая в Вильсбурге – мороженое, думаю, она достать сможет, так что если мы ее навестим, то там и попробуем. 
- Знакомая? - Минори удивленно приподняла брови. Кончик ее носа был измазан сладким сиропом, в котором запекались шарики. - Постой... это та, про которую ты говорил Селатирии?
Она смущенно умолкла, вспомнив, в каком контексте Канто об этом говорил, и только сейчас сообразив, что призналась в подслушивании.
Канто усмехнулся – его дочь умела не только слушать, а и сопоставлять факты. И делать выводы тоже.
- Ее зовут Лиранна. Она дракон, но совсем не похожа на нас, - ответил он Минори. – Она никогда не была в Драак-Тале и не знает наших законов. Лиранна выросла среди людей, поэтому ей больше нравятся их порядки и устои. Ты ведь знаешь, что в мире есть много драконов, которые совсем не помнят старых традиций и приспособились жить так, как живет окружающее их общество. Лиранна не представляет, с какой стороны браться за меч, но она хороший и сильный маг.
- Я знала, что такие есть, но никогда не представляла, как они живут... - Минори взглянула на него с еще большим любопытством. - Наверное, даже не задумывалась об этом. А они не хотят приехать в Драак-Тал, чтобы жить как мы, и защищать друг друга? Она не хочет?
- Думаю, нет, - Канто качнул головой. – У нее в Вильсбурге целый дворец с прислугой, и вряд ли она когда-нибудь его бросит. Это главное противоречие между нами – ей дорог свой дом, мне свой.
Минори попыталась представить себе дракона, которому нужен дворец с прислугой и потерпела неудачу. Даже Широичи, самый алчущий власти дракон, которого она знала, не мечтал возвести себе такой. Ну или, по крайней мере, никому об этом не говорил.
- Это странно, - призналась она. - Но я буду рада с нею познакомиться и пригласить в Драак-Тал... когда мы туда вернемся.
Мысль о возвращении в Драак-Тал все еще вызывала у нее двоякие чувства. С одной стороны - драконица ужасно тосковала по дому и его мирной жизни, и по деду, конечно же. С другой - в Драак-Тале ей придется позабыть о том, что Канто - ее отец, а Юки - ее возлюбленный. Все будет слишком чинно, слишком степенно, слишком... в рамках традиций. Иногда эти рамки были тесными, как тиски.
Да и как оставить Край Света, где их сородичи затевают войну? Сейджин не сумел переубедить их, и она сама не смогла сделать это, но просто так отступиться и оставить их умирать? Как умерла Юрико?
- А вон те лавки закрыты, - мельком удивилась она, переведя взгляд на улицу ювелиров и оружейников. - Интересно, почему? Разгар дня...
Двери и ставни действительно были плотно затворены, вопреки обыкновению, а на дверях висели таблички с драконьими рунами: "Закрыто по приказу Торговой Гильдии".

+1

5

- Ты же знаешь, что здесь сейчас неспокойно, - ответил Канто. Он глянул на закрытые двери, но не остановился – прошел мимо. – Поэтому я и хочу, чтобы вы с Юки вернулись домой. Хотя бы вы, раз уж Хиро выбрал остаться на острове.
- А ты? - Минори перевела на него взгляд.
- Не знаю, - честно сознался дракон. – Я хотел бы присмотреть за Хиро, но кто будет выполнять мою работу в Драак-Тале? Я там нужен. Я дал слово его защищать, но остаюсь здесь, и меня начинает мучить совесть.
- Хиро свою сторону выбрал, - ровным голосом произнесла Минори. Ее голос всегда холодел, когда она пыталась не показать эмоции. - Мне бы не хотелось, чтобы ты ради него рисковал. Особенно...
Особенно теперь, когда они только начали узнавать друг друга заново.
- Хиро был моим учеником, - Канто положил руку на плечо Минори. – Не так-то просто думать по-другому. И знаешь, я сомневаюсь. Мне казалось, что я хорошо его знаю, но поступок Хиро в мои представления о нем не укладывается. Здесь что-то не так. Что-то случилось, о чем мне неизвестно, иначе бы Хиро никогда не пошел за Широичи, а если бы и пошел, то не тайком, а рассказав о своих намерениях. Он слишком честен, чтобы поступать подобным образом. 
Минори помолчала. Ей до сих пор больно было слышать о предательстве Хиро, который был их другом. Который рисковал жизнью вместе с ними и защищал их. Хиро, который до сих пор избегал встречаться с ней и Юки, будто сам боялся этого.
- Думаешь, Широичи обманул его? - наконец, спросила она, вытирая платком липкие от сладостей пальцы. - Или шантажирует? Мог он его заставить?
- Мог, - подтвердил Канто. – Вот только это ему ни к чему. Хиро не такой великий боец, чтобы затягивать его к себе обманом или угрозами. Но что-то, вероятно, произошло, о чем нам Хиро не сказал. Вспомни, он только и твердил, как хочет вернуться к матери, чтобы помочь ей вместо погибшего отца. И вдруг внезапно все поменялось? Так не бывает.
- Если это так, то он и не скажет, - Минори вспомнила непревзойденное упрямство Хиро и нахмурилась. - Может, он надеется, что клан Сэндай чем-то поможет его матери? Но чем и для чего? Я не знаю. И еще не знаю, смогла бы я поговорить с ним об этом или нет. Мне кажется, я больше не могу ему доверять. Но... не желаю ему зла.
Впереди как раз показалась длинная лестница, ведущая в Храм Пламени, и массивные алые ворота, на которых позвякивали ветряные колокольчики.
- В жизни  бывает все, - Канто посмотрел на ворота и кивнул в их сторону. – Зайдем? Возможно, Хиро все же надумает что-то объяснить, пока я еще здесь и не покинул остров. Посмотрим.
Внутри Храм остался неизменным - все та же тишина, те же ароматные палочки, и даже служка-дракон был все тем же, наголо бритым, со щеточкой из перьев.
Минори взяла две палочки - для надежды и памяти. Она молилась, чтобы Пламя даровало Хиро разум и совесть, чтобы они смогли понять, что толкнуло его на предательство. Перед тем, как зажечь вторую палочку, она помедлила.
- Я теперь так часто о ней думаю, - проговорила она, глядя на тлеющий кончик. - О моей матери. Я всю жизнь собирала все знания о ней, но, наверное, ты знал ее лучше всех. Все, о чем она думала и мечтала. Все, что она любила...
- Она любила тебя, - ответил Канто, ставя дымящиеся палочки рядом с палочками Минори. – Любила жизнь. И много рисовала, когда мы путешествовали. Дома я тебе покажу, - он замолчал, погружаясь в молитву.

+1

6

- Зайдем за Юки? - предложила Минори, когда они спускались по лестнице обратно, оставив за спиной пропахший ароматами горьких трав Храм, вместе со своими надеждами и молитвами.
Время клонилось к вечеру - как раз когда Юки обычно возвращался от господина Дейгона, и дом целителя был по пути. Они прошли мимо того места, где их с Юки в прошлый раз остановил безумный Рю, и Минори невольно отвернулась.
- Хорошо, - согласился Канто. – Дейгон говорил, что он старается. Надо же... Раньше я такого от него не ожидал, - он усмехнулся. Но драконий целитель действительно отзывался о Юки положительно, и Канто с каждым разом удивлялся все больше и больше. И даже готов был признать, что не настолько драконенок и лентяй, если начинает заниматься тем, что ему действительно интересно.
- Я же говорила, он еще найдет, чем тебя удивить, - просветлела Минори, довольная, что Канто хорошо отозвался о ее возлюбленном. И уверенно зашагала к дому целителя.
Однако господин Дейгон, открывший им дверь, был слегка удивлен:
- Юки? Он ушел несколько часов назад. Сказал, что пошел в трактир - он сегодня был какой-то слегка... растрепанный, - подобрал слово дракон.
- Растрепанный? Уже ушел? - Минори растерянно обернулась к Канто. - Но мы не так давно с тобой покинули "Золотого духа", если он ушел несколько часов...
- Может заглянул куда-то по пути? – предположил золотой дракон. На душе у него стало беспокойно, хоть весомой причины для волнения пока и не наблюдалось. - Наверняка мы разошлись, и он ждет нас в трактире.
Юки вовсе не обязан был идти домой сразу же после Дейгона. Мало ли куда его занесло – встретил очередного Илэра и решил погулять. В конце концов, знакомых у драконят на острове было мало, так что Канто только радовался тому, что его подопечные хоть с кем-то общаются.
- Да... пожалуй, - Минори нахмурилась, теребя перевязь с мечом. - И все-таки, пожалуйста, давай вернемся в трактир. Вдруг он там? А если нет, так встретим его вечером...
- Конечно, - Канто попрощался с Дейгоном и отправился прямиком в «Золотой дух».
Но к его удивлению, Юки не было и там, мало того, трактирщик заверил, что «молодой господин» вообще не появлялся в заведении с самого утра.
- Куда он мог завернуть? - Минори нервно барабанила пальцами скрещенных на груди рук. - Может, пошел искать Хиро? Или с тем алифером, о котором рассказывал? А вдруг его арестовали? Или...
Она умолкла, привлеченная неожиданным мерцанием в вороте собственного платья. Потянула за цепочку и вытащила наружу серебряного дракона - амулет, подаренный ей Юки. Она точно помнила, что глаза фигурки были синими - под цвет его чешуи.
Сейчас же они мерцали тревожно-оранжевым, как пламенеющий уголь, светом.
- Смотри! - вскрикнула Минори, дергая Канто за рукав.
- Что это? – Канто осторожно взял дракона двумя пальцами, повертел рассматривая, и заключил. – От него тянет магией. Что это значит?
- Это... Юки мне подарил несколько дней назад, - Минори не сводила глаз с кулона. - Парные драконы, у моего синие глаза, у его - желтые. Но сейчас они светятся и... такого прежде никогда не было.
Она тоже чувствовала магию, исходившую от амулета, но Юки не говорил, что он чем-то заряжен. Может ли быть такое, что и сам не знал?
- Он сказал бы мне, если бы они были магическими. Но он сказал... - драконица задумалась, вспоминая, - это, чтобы не забывать. Его. Разве это было про что-то конкретное?
- На острове есть артефактологи, мы можем спросить... Узнать бы еще, где он это вообще купил. И на какие деньги... – последнее Канто тоже очень интересовало. Амулет был явно не из дешевых, и Юки бы не успел заработать достаточно у Дейгона, тем более, что и на изготовление заказа требовалось какое-то время – значит, заплатил он за него не сейчас, а намного раньше.
- Но почему он светится? Что это значит? - не успокаивалась Минори, всерьез начавшая тревожиться. - Может... вдруг Юки попал в беду? Поэтому он мигает? Юки? Юки! - она поднесла дракона к самым губам, будто рассчитывая, что целитель сможет ей ответить.
- Возможно, - не стал отрицать Канто. Он и сам начинал волноваться все больше. – Давай, ты подождешь его здесь, а я пойду поищу, чтобы нам не разойтись. Он ведь всегда  ходит той дорогой, что мы шли сейчас? И спрошу торговцев на рынке, может кто-то видел, куда он направился.
А еще он хотел вызвать «зеркало», но вызвать его один – без Минори. Его пугали светящиеся глаза амулета, и Канто не хотел, чтобы дочь ненароком увидела сквозь магическое стекло труп своего ненаглядного целителя.
- Хорошо... я подожду его здесь, - Минори села на крыльцо, не сводя глаз с амулета. - Но мне очень беспокойно, Канто. На этом острове уже... погибли трое драконов. Здесь опасно. Я боюсь за Юки.
Она не знала, что будет делать, и где искать, если Юки не вернется, но страх подступал изнутри и мешал рассуждать здраво.
Что-то случилось.
Что-то плохое.

Отредактировано Минори (05-05-2021 21:39:23)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [30.09.1082] Месть, которую подают горячей