Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [26.09.1082] Старые грехи, забытые убийства


[26.09.1082] Старые грехи, забытые убийства

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://i.imgur.com/6QmFHBh.jpg
Предыдущий эпизод:
Шепот в темноте

Локация: Драконий Зев, Край Света
Участники: Юки, Минори, Канто
Описание:
Пока Канто вместе с алифером по имени Илэр разыскивают следы пропавшей принцессы, а Юки постигает науку целительства у господина Дейгона, Минори вновь сталкивается с обезумевшим драконом.

+1

2

На острове для них потянулась странная, зыбкая жизнь. Никто не знал, что делать дальше, и наступившее тихое напряжение казалось зловещим признаком новой бури.
Хиро так и не вернулся. Где искать Оборо - Минори тоже не знала. И лишь короткий визит золотоволосого алифера вселял хоть какую-то надежду на то, что еще есть шанс решить все без кровопролития. По крайней мере, без такого же горького и страшного как то, что было неделю назад.
Но пока все находились в неопределенности, словно ступали по слишком тонкому льду. Даже Канто не настаивал на возвращении в Драак-Тал, дожидаясь вестей от Илэра и возвращения Кеничи, и Минори с Юки были больше, чем прежде, предоставлены собственным делам.
На Юки это действовало благотворно - с раннего утра он уходил к господину Дейгону, с которым все лучше находил общий язык. Дракон-лекарь нарадоваться не мог на своего нового помощника, да и Юки хватал знания с небывалой жадностью, осознав, насколько они нужны.
А вот чем занять себя - Минори не знала.
Впервые она оказалась настолько неприкаянной, что чувствовала свою невозможность помочь - ни словом, ни делом, - и это бездействие изнуряло ее хуже самых долгих и тяжелых тренировок. Она то порывалась мчаться искать по всему острову Оборо, то пылала от ненависти при мысли о Широичи и его поступках, то загоняла себя с мечом на заднем дворе "Золотого духа", то в странной апатии отправлялась бродить по городу. Ей хотелось быть полезной, и вместе с тем она никогда так остро не ощущала собственную ненужность.
Слегка скрашивала эти часы какая-нибудь работа, которую ей удавалось найти в городе. За это время немногословная, трудолюбивая девушка из Анвалора уже примелькалась драконам с Края Света, и постепенно они стали давать ей небольшие поручения - то в лавке госпожи Аю, то в гончарной мастерской, то у пекаря. Минори не отказывалась ни от чего: работа, даже нудная или тяжелая, помогала отвлечься от тоски и вернувшейся скорби.

Но если бы не Юки - не спасала бы и она.
Только сейчас Минори начинала понимать, насколько важна для нее его любовь и поддержка. Само его присутствие успокаивало ее, давало терпение, которого она почти лишилась. Целитель возвращался ближе к вечеру, уставший, но довольный, они заваривали чай и подолгу сидели во дворе трактира, под желтеющим старым кленом, наслаждаясь последними теплыми днями перед осенью, делясь друг с другом событиями прошедшего дня - и только тогда Минори улыбалась и оживала.
Их ночные свидания - то он сбегал после полуночи в ее спальню, то она в его, - тоже становились все более длительными и чувственными. Минори подозревала, что кого-то Юки все же расспросил об этой стороне любви, возможно даже Дейгона, и теперь она начала получать от их близости настоящее удовольствие. Они ласкали друг друга до изнеможения, и после едва находили в себе силы разойтись обратно по комнатам, чтобы никто ничего не заподозрил.
Но в ту ночь она слишком устала, чтобы уходить сразу.
Юки обнимал ее, сонно прижимая к себе, в его постели было тепло и мягко, от его волос пахло травами - и Минори осталась, решив, что потихоньку уйдет утром, и засыпая рядом с ним.
Она ошиблась.
С рассветом их разбудил голос Канто.

Отредактировано Минори (27-02-2021 10:30:56)

+1

3

После пожаров в Крае Света спокойная жизнь отошла куда-то на задний план не только у тех, чье имущество пострадало от огня, но и у всех остальных жителей города. Возможно, со стороны все и выглядело более-менее мирно, на деле было не так – алиферы продолжали искать зачинщиков беспорядков, обходя с проверками дома драконов, и не все были этим проверкам рады – недовольство росло, как снежный ком. После розысков и опросов алиферов во вмешательство ёкаев верили все меньше – начались распри между соседями разных рас, что еще недавно жили мирно, а теперь смотрели друг на друга с подозрением и неприязнью. Мало того, местные преступники тут же воспользовались образом нападавших, нацепив похожие маски и темные одежды, и обчистили несколько домов, лишь еще больше усугубив ситуацию.
Остров менялся - неуловимо, но неуклонно. И Канто это беспокоило. Он ощущал нависшую угрозу и с нетерпением ждал возвращения Кеничи, который почему-то задерживался. Но пока его не было, навалились проблемы с Хиро и Рейн – Канто все еще ожидал, что ситуация в обоих случаях начнет хоть немного проясняться, но ответов он не находил. Если кто-то из его знакомых и знал что-либо, то молчал, опасаясь за собственную шкуру.
Одно радовало – Юки и Минори, вроде бы, поуспокоились после смерти белой драконицы и нашли себе занятие, чтобы не валять дурака целым днями. Юки удивил особенно – всегда избегавший работы мальчишка вдруг взялся за ум и целыми днями пропадал у Дейгона, помогая лекарю и получая новые знания. И все же, переключившись на поиски Рейн, Канто опять прозевал то важное, что происходило у него за спиной.
А ведь он всего-то хотел заказать у Дейгона несколько зелий и передать эту просьбу через Юки! И когда стукнул в дверь целителя и открыл ее, то  вовсе не подозревал, что может увидеть там нечто особенное.
- Юки...
Канто мгновенно позабыл, что хотел сказать, как только заметил, что мальчишка вовсе не один – Минори устроилась рядышком под покрывалом и обнимала его, уткнувшись носом в плечо. Оба драконенка сонно разлепили глаза, не совсем понимая, что произошло, или, вернее, как подобное вообще могло произойти.
- Жду внизу, - Канто поспешно закрыл дверь, так и не пройдя в комнату.
Его разрывало от противоречий: с одной стороны хотелось всыпать Юки за то, что посмел притронуться к его дочери, с другой – Канто понимал, что не имеет на это никакого права. Это для него с разницей в сто лет жизни они оставались детьми, для самих себя драконята были вполне взрослыми – прошли совершеннолетие, получили крылья, могли решать все сами. Да и Минори считала его не отцом, а всего лишь учителем – с этим поделать Канто тоже ничего не мог.
Золотой дракон так задумался над этим вопросом, что даже не обратил внимания на завтрак – стол уже был накрыт, трактирщик прекрасно знал, во сколько встает его постоялец и спускается откушать. Но день этот начался для Канто вовсе не с еды, а с рисовой водки, выпитой залпом – ему нужно было прийти в себя.
Он размышлял.
И понял, что не зол, а, скорее, ошеломлен. Минори выросла и вовсе не планировала дальше оставаться ребенком – ему следовало это признать и принять.
Канто поднял глаза – Юки с Минори тихо спустились по лестнице и заняли место за столом напротив него. Он молча ждал объяснений, но драконята тоже молчали, лишь изредка переглядываясь.
- Господин Канто, - первым осмелился открыть рот Юки. – Когда мы вернемся домой, я попрошу у господина Сейджина, чтобы Минори стала моей женой.
Канто дернул бровью. Это у них настолько все серьезно, что уже жениться решили?
- А если Сейджин откажет? – поинтересовался он.
Юки растерянно глянул на Минори – подобный вариант развития событий ему в голову, видимо, не приходил.

Отредактировано Канто (27-02-2021 12:01:46)

+1

4

- Но... почему он должен отказать? - осмелилась подать голос Минори. Щеки у нее полыхали от стыда, и стоило взглянуть на Канто, как она смущалась еще сильнее, сама не понимая, почему. - Мы любим друг друга, знаем с детства и... ничего плохого не делали...
Она умолкла, опустив глаза под взглядом золотого дракона. Вообще, с точки зрения любопытных кумушек Драак-Тала, очень даже делали. Это на Краю Света все казалось далеким, естественным и невесомым, а дома ее сочтут обесчещенной девицей, если кто-то прознает...
Минори покосилась на Юки. Она ему верила. И Канто верила, хоть он и был ее учителем, а вовсе не родственником.
- Что если Сейджин нашел тебе другого мужа? – золотой дракон отпил еще водки. Ему становилось забавно от наивности своих подопечных. – Что если он мечтал бы выдать тебя за воина, как и было в вашем роду до этого?
- Он ничего об этом не говорил... - опешила Минори. - И я уверена, что дед не будет против моего выбора... Юки ничем не хуже воинов... и потом, мой отец не был воином, он был кузнецом!
- Твой отец неплохо держал в руках оружие, - поправил Канто. – Но кузнечное дело считал более прибыльным.
- Я могу научиться... – попробовал оправдаться Юки.
- Ты же не считаешь, что Юки чем-то хуже только потому, что не умеет сражаться? - Минори сжала в руках чашку с чаем. По крайней мере, Канто никак не ругал ее за бесчестье, и это слегка ее ободряло.
- Нет, не считаю. Но предпочел бы, чтобы он умел это делать и смог бы защитить тебя, если потребуется, - отчеканил Канто. И Юки расстроенно закусил губу.
- Я прекрасно могу сама себя защитить, - обиделась за него Минори. Канто невольно задел больную струну в ее сердце, - ощущение собственной беспомощности, - и она не сомневалась, что Юки почувствовал то же самое.
- Я знаю, - кивнул Канто. – Но иногда нужна и помощь, и поддержка. Наш мир слишком неспокоен за пределами Драак-Тала, а сидеть все время взаперти на одном месте, думаю, вы не захотите. Но это лишь мои пожелания, решать не мне, - он посмотрел на Юки. – Я хочу поговорить с тобой вечером. Наедине.
- Хорошо, господин Канто, - погрустнел тот еще больше, ожидая, что именно вечером ему за все и влетит, и вовсе не думая, что золотого дракона больше заботило, как бы они с Минори не одарили его внезапным яйцом, в одночасье сделав дедом. Говорить на подобные темы с Минори по понятным причинам Канто банально не мог.
Минори набрала было воздуха... но взглянула на обоих и не решилась сказать, опустив глаза в чашку. Наверное, бывают разговоры, которые мужчинам лучше вести между собой, и если она начнет сейчас заступаться за Юки, то окончательно уронит его в глазах Канто.
К тому же она была уверена, что ничего плохого Канто ему не сделает.
Ну хорошо, надеялась на это...
- Нет никаких новостей от Кеничи? - осторожно спросила она, пытаясь перевести тему и тихонько сжав руку Юки под столешницей.
- Нет, - ответил Канто, наконец-то пододвигая к себе тарелку с лапшой. – Он придет сюда сразу, как только вернется на остров. Возьми, - он достал из-за пазухи листок со списком зелий и протянул Юки. – Пусть лекарь сделает мне на заказ, скажешь вечером, сколько он за это запросит.
- Хорошо, - кивнул Юки, сжимая руку Минори и надеясь, что раз уж разговор свернул в более мирное русло, то вечером его золотой дракон не прибьет.
Минори молча глотнула чаю, впервые в жизни жалея, что не может, как Канто, заказать себе сейчас чего-нибудь покрепче.

+1

5

Сразу после завтрака Минори поспешила ускользнуть из таверны. Ей было слишком стыдно попадаться Канто на глаза, хотя он вроде бы не осуждал ее и не ругал - все равно она смущалась самого его взгляда, не говоря уже о том, чтобы потренироваться вместе с ним или хотя бы что-то обсудить. Слишком неловко.
Уж лучше было где-нибудь погулять денек и дождаться вечера, пока Канто и Юки не переговорят между собой...
День был солнечным и теплым. Драконица бесцельно бродила по рынку и торговому кварталу, приглядываясь к лицам и домам. Ей ужасно не хватало друзей, их голосов, болтовни, самого их присутствия. Сперва пропал Хиро, потом - Оборо... остался лишь Юки, но и его сейчас не было рядом. И работы, чтобы отвлечься на нее, ей тоже не предлагали.
Совершенно растерянная событиями этого утра, Минори купила у знакомого лотошника булочку, испеченную в виде цветка и посыпанную корицей, рассеянно откусила кусочек.
И только тогда снова почувствовала, что на нее смотрят - пристально и неотрывно.
Нищий однорукий дракон сидел у стены дома почти на самом выходе с торговой площади. На этот раз рядом с ним лежал увесистый мешок, и стоило Минори приблизиться, как дракон поднялся на ноги и поспешил перегородить ей дорогу.
- Здравствуй, - хрипло поздоровался он. – Я не хочу тебя пугать.
- Я тебя не боюсь, - резче, чем хотелось, ответила Минори, желая скрыть, что на самом деле его новое внезапное появление очень даже пугает ее. - Чего тебе от меня нужно... Рю?
- Я приготовил для тебя подарок, - ответил нищий, никак не отреагировав на имя. – Он у меня дома. Я купил овощей, - он кивнул на мешок, что остался лежать у стены. – Если бы ты помогла мне донести их, я бы тебя отблагодарил.
Минори настороженно прищурилась.
- Мне не нужны подарки. Почему ты хочешь, чтобы тебе помогла именно я? - резонно спросила она. - И где твой дом?
Никто из знакомых не говорил, что Рю живет где-то в городе. Все сходились в одной мысли, что живет он где-то далеко.
- Потому что у меня нет подарка для других, - пожал плечами нищий. – Я живу за городом, в лесу. Там у меня пещера. Я хочу угостить тебя чаем.
- Чаем? - удивилась Минори. Меньше всего она ожидала, что он вдруг предложит ей попить чаю в пещере за городом. - Почему ты так настойчиво ищешь меня? Я кого-то тебе напоминаю?
Никто и ничего не рассказывал о Рю. Ей сделалось интересно.
- Разве ты перестала любить чай? – пропустил мимо ушей половину ее слов нищий. – Ты же любила его, как и Сейджин. Я достал твой любимый. Зеленый с цветочным ароматом.
- Ты знаешь Сейджина? - вот теперь Минори оторопела. То, что безумный дракон может быть из Драак-Тала, ей и в голову не приходила. - Ты действительно с ним знаком? Ты из Драак-Тала? Кто ты? Почему ушел от нас?
Сейчас уже она засыпала его вопросами, пытливо вглядываясь в темные, странно блестящие глаза Рю.
- Как я могу не знать твоего отца? – вопросом на  вопрос ответил нищий. – Конечно, я знаю его, Азуми. Так ты поможешь мне? – он кивнул в сторону мешка. – Если я превращусь в дракона здесь, то задену что-нибудь и разрушу. А нести его до выхода из города неудобно – я же должен нас защищать, а у меня только одна рука – или для меча, или для мешка.
- Азуми?.. - Минори подавилась вопросами, которые сотнями, тысячами возникли у нее в голове. - Пламя Великое...
Она никому на Краю Света не называла ни имени деда, ни тем более, имени матери. Значит, безумный Рю точно был из Драак-Тала. Что произошло? Стоило ли вернуть его домой? Что он хотел рассказать?
- Хорошо, я возьму твои вещи, - она наклонилась и подняла с земли тяжелый мешок дракона, и вправду полный овощей. - Но ты мне все расскажешь. Все-все, хорошо?
- Все, что захочешь, пока мы будем пить чай, - заверил нищий и повел Минори за собой к городским воротам.
 
Пещера, о которой Рю говорил, находилась вовсе не в глубине джунглей, как Минори представляла, а в скалах рядом с побережьем, но все же достаточно далеко от линии прилива, чтобы ее не топило каждый раз, когда море наступало на Драконий Зев. Вход был прикрыт листьями, а на площадке перед ним располагалось кострище и раскинутые одеяла, видимо, предназначенные для того, чтобы на них сидеть рядом с огнем. 
- Садись, я сооружу костер, - предложил нищий и, взяв из рук Минори мешок, унес его в пещеру.
- Так ты тут живешь? - Минори с жалостью оглядела убогое жилище Рю, садясь на край одеяла. Дракон не должен жить так. В этом сходились мнениями и Сейджин, и Канто, и даже Широичи, так почему Рю жил? - Почему ты улетел из Драак-Тала? Ты поссорился с моим дедом?
Она могла это представить, но Сейджин ни разу не говорил ей о том, что изгнал какого-то дракона из деревни.
- Дедом? – Рю вынес на улицу жестяной чайник и поставил его рядом с кострищем. – Нет, я не знал твоего деда, - он снова ушел в пещеру и на этот раз вынес охапку сухих веток для костра. – Я улетел, так как думал, что ты мертва. Что мне было делать одному в Драак-Тале?
- Я мертва? - Минори окончательно запуталась, но потом вспомнила, что он называл ее Азуми, и все встало на свои места. - Вот оно что. Ты знал мою мать, а не меня. Азуми. Ее убили пираты...
- Да, я думал, что ты мертва, - продолжал нищий, не слыша ее слов. – Я всем говорил про пиратов, но обманула всех ты, а не я. Ты жива. Это большой обман с твоей стороны, но я так рад этому, что не буду на тебя сердиться. Я прощу тебе все твои обманы, а ты простишь меня, и все будет хорошо.
Пламя с его руки разожгло сухие ветки, и Рю тут же пристроил над огнем чайник, водрузив его на металлическую решетку, опиравшуюся на несколько высоких камней по краям кострища.
- О чем ты... о чем ты говоришь? - Минори нахмурилась. Бормотание Рю было исступленным - он вовсе не слышал ее, слушая только себя одного. - Повторяю, я не Азуми! Меня зовут Минори, Азуми была моей матерью, и ее... подожди, что ты сказал? Ты всем говорил про пиратов? Но кто ее убил, если не они?
Рю молча поднялся с места и ушел в пещеру. Вернулся уже с двумя пиалами и небольшой жестяной баночкой. Сел на свое место и только тогда ответил:
- Азуми, дорогая, давай не будем говорить про Минори.  Я понимаю, что это твоя дочь, и я когда-то даже готов был принять ее, но ты сама этого не захотела... – нищий опять замолчал. Открыл коробочку, оказавшуюся наполненной чайными листьями, и принялся раскладывать листья прямо в чашки. – Если листья заварить в пиалах, то чай будет крепче, - поделился он вслух.
[nick]Рю[/nick][icon]https://d.radikal.ru/d16/2103/71/84b771a3d229.jpg[/icon][status]бродяга[/status]

Отредактировано Юки (09-03-2021 18:55:43)

+1

6

- Ты не слышишь меня? Рю? - в странной попытке заставить его прислушаться Минори коснулась запястья его единственной руки, сжимавшей коробочку с чайными листьями. - Меня зовут Минори. Ты знал моего деда и мою мать. Я прилетела сюда со своими друзьями и со своим учителем Канто.
При ее последних словах нищий вздрогнул и, бросив листья, крепко ухватил Минори за запястье:
- Ты опять про него? Еще одно слово, и я убью тебя снова! – в его глазах сверкнула неподдельная ненависть. – Мы так хорошо разговариваем. Давай продолжим говорить только про нас! Я скучал по тебе...
Он разжал пальцы, отпуская руку девушки, и вновь продолжил свое занятие с листьями. Злоба, вспыхнувшая так резко, угасла почти мгновенно.
- Ты с ума сошел? - охнула Минори, не ожидавшая от него такой вспышки, и лишь затем вспомнила, что да, действительно сошел. Она никогда прежде не разговаривала с безумцами, и сейчас какой-то инстинктивный, животный страх предостерегал ее от резких движений. К тому же Рю оказался удивительно быстр.
А при ней не было даже меча...
- Хорошо-хорошо, мы будем просто разговаривать, - она успела понять, что имя Канто вызвало в нем эту лютую злобу, и сейчас лихорадочно думала, чем успокоить сумасшедшего дракона. - Расскажи мне... что ты делал все это время, когда улетел из Драак-Тала?
Ее сердце лихорадочно колотилось, и Минори надеялась, что, пустившись в воспоминания, Рю размякнет, а там она расправит крылья и улетит поскорее. С одной рукой - без одной лапы, - ему ее не догнать. Она могла бы сделать это и прямо сейчас, но Рю явно скрывал какую-то тайну, связанную с ее матерью, и Минори мучительно хотелось ее узнать.
- Я путешествовал, - ответил нищий, разливая кипяток из чайника по пиалам. – Или, вернее, скитался. Думал, что найду себе пристанище в новых землях и все забуду... Но от памяти так просто не сбежишь, - он протянул одну пиалу Минори. – Вот, возьми, попробуй. Я много где был – и в землях людей, и у ламаров, и у эльфов. Был даже в городе демонов. Но потом понял, что все не имеет смысла, и остался здесь – на Краю Света.
- Почему ты не вернулся домой? - осторожно спросила Минори, беря пиалу. Сработаны чашечки были из удивительно хорошего материала: чай внутри был горячий, но обожженная глина оставалась прохладной. - Ты бы рассказал все... тебя бы приняли.
- Зачем мне было возвращаться в пустой дом? – Рю держал пиалу в руках, но к губам не подносил. – Я же думал, что ты умерла.
- Ты видел, как Азу... как я умерла? - Минори вдруг почувствовала сухость в горле.
"Еще одно слово, и я убью тебя снова..."
Она лихорадочно глотнула из чашки, внезапно только теперь сложив все детали головоломки.
- Ты меня убил?..
- Я не хотел... – нищий поставил пиалу на землю перед собой. – Не знаю, как так получилось, ты хотела уйти... вместе с ним. Я не мог этого позволить, но ты меня не слушала! Я не хотел... После... – он посмотрел на свой пустой рукав, - я отрубил себе руку, думал, что это поможет загладить мою вину... Но ты жива! – Рю поднял глаза на Минори. – Ты была жива все это время, но вернулась ко мне только сейчас. Сначала я думал, что ты – призрак. Следил за тобой, но потом понял, что ты настоящая. Как тебе удалось вернуться? Я же своими глазами видел, как пламя забрало твое тело?
В глазах нищего стояли слезы, но слова его оставались безумными, также как и его взгляд.
- Я... я... - у Минори слова застряли в горле. То, о чем только что сообщил Рю, было настолько пугающим, что она не могла это осмыслить. Рю убил ее мать! Убил и свалил все на пиратов... знал ли об этом Сейджин? Вряд ли, иначе не отпустил бы безумца просто так. - Я не помню...
Это прозвучало жалко и неубедительно, но мысли так путались в ее голове, что ничего другого Минори придумать не смогла. Сейчас ей больше всего на свете хотелось оказаться как можно дальше от Рю и его пещеры - хотя бы потому, что ни Канто, ни Юки не знали, куда она пошла и с кем.
- Но теперь мы будем вместе, Азуми, - успокоил ее нищий. – Тебя никто у меня не заберет. Мы снова будем жить, как и жили, одной семьей, заведем детей. Ты же всегда хотела детей... Только на это раз это будут наши дети. Мы не будем селиться в пещере – я куплю тебе дом. Одному мне он был не нужен, но моя семья достойна всего самого лучшего.
- Мне... я должна подумать. И подготовиться... - Минори почувствовала во рту странный сладковатый привкус. Голова закружилась, когда она резко встала и пошатнулась на нетвердых ногах. - Я сейчас не могу... дать тебе ответ, Рю.
Уйти и поскорее рассказать обо всем Канто!
- Не зови меня Рю, - нищий тоже поднялся на ноги. – Так меня зовут здесь, но ты же знаешь мое настоящее имя – Йоширо.
- Йоширо?!
Это имя подкосило ее, и Минори сама не заметила, как снова плюхнулась на смятое одеяло. Мысли становились медленными и тягучими, но руны знакомого имени светились в сознании необычайно ярко.
Йоширо - ее отец, которого она никогда не помнила. Ее обезумевший, потрепанный жизнью, жуткий... отец?
Или нет? Почему он говорил, что готов был принять ее?
Ей отчаянно надо было это выяснить.
- Ты сказал, что Минори - не твоя дочь... - медленно начала она. - Разве... это правда?
- Ты сама мне это сказала, - нищий тоже сел обратно на свое одеяло. – Ты меня обманула? Зачем? – в его голосе сквозило искреннее удивление. - Ты же сама говорила, что она дочь Канто. Что вы с ним забираете ее с собой и уходите из Драак-Тала! Если бы ты не собиралась тогда бросить меня, мне было бы все равно, кто ее отец – раз уж наш бог не дал мне своих детей, я готов был простить твое предательство и принять твоих. Но ты хотела уйти...
Минори молчала - ей не хватало воздуха, словно этим Йоширо ударил ее под вздох. В голове все смешалось, и она уже сама не понимала, где сон, а где реальность. Кажется, она снова встала и побрела куда-то в направлении скал. Кажется, даже попыталась превратиться, но уже через мгновение обнаружила себя стоящей на коленях на песке.
Канто...
Ее настоящий отец?
Эта мысль стала последней, которую Минори сумела распознать перед тем, как провалиться в беспамятство.

+1

7

На этот раз Юки решил вернуться в трактир пораньше, и дело крылось вовсе не в Канто, который явно был недоволен поведением молодых драконят и ждал целителя на личный разговор. Дело было в подарке для Минори – том самом медальоне, что Юки заказал у ювелира во время знакомства с Илэром. Накануне посыльный сообщил, что медальон готов – его требовалось  лишь забрать и подарить, и целитель сгорал от нетерпения как бы поскорее это сделать. Самого Илэра с тех пор Юки так и не видел, но после пожаров подозревал, что его новому знакомому, возможно, просто не до прогулок и встреч, так что не обижался и надеялся, что алифер еще пожалует к нему в гости до того, как вернется Кеничи, и придется покидать Край Света.
Мастер Дейгон отпустил Юки домой почти сразу после полудня, узнав, что тот рвется поскорее забрать подарок для своей девушки. Не спорил, не хмурился – лишь усмехнулся, качнул головой и попросил не опаздывать на следующее утро. Юки опаздывать и не собирался, поэтому быстро распрощался с учителем и помчался в лавку, где оставлял заказ.
Медальоны его уже ждали и выглядели даже красивее, чем он предполагал. Серебряные драконы сверкали цветными глазами-камнями, и целителю не терпелось отдать одного из них Минори. Но вот незадача – планировал он одно, а вышло другое – драконицы на рынке не оказалось. Юки знал, что, стараясь быть полезной, она обычно помогала торговцам, и быстренько опросил всех, кого знал, но Минори не видели с самого утра. Мало того, несколько человек заикнулись, что утром девушка беседовала с нищим, который так напугал ее и самого Юки недавно на дороге из храма. На душе у Юки стало совсем нехорошо, и он помчался в трактир, чтобы убедиться, что Минори вовсе не пропала, а ждет его там.
Но, увы, в «Золотом духе» целителя встретил лишь Канто. Минори он тоже с утра не видел, и тоже заволновался, когда драконенок рассказал о нищем, что преследовал их все последние дни.
- Он – псих! Говорил странные вещи о мертвых и явно принимал Минори за кого-то другого, - тараторил Юки, пока Канто собирался идти с ним на поиски. – Принял за другую женщину! Зачем она пошла с ним?
- Минори сумеет за себя постоять, - напомнил ему Канто. – Не паникуй так. Сейчас день, она могла задержаться где угодно.
- Я выспросил, где этот Рю живет.
- Хорошо, мы проверим.
Канто не спорил. Он расправил крылья, едва вышел вслед за Юки из трактира.
«Что там тебе рассказали? Не будем терять время, раз нищий, по твоим словам, опасен. Почему вы не рассказали мне раньше?» - донеслось до целителя.
- Думали, что не важно... Мало ли на свете дураков. Минори жалела его, - Юки тоже перекинулся в дракона и поднялся в небо вслед за Канто. Он не знал, где нужно точно искать и передал лишь слова торговцев:
«Он живет в пещере где-то западнее города. Возле моря, но никто точно не знает, где – он никого не приглашал в свое жилище до сих пор».
«Хорошо, смотри внимательнее», - напутствовал Канто.
И дальше они летели уже молча, то снижаясь, то поднимаясь ввысь, выискивая возле скал малейшие признаки обитания дракона или человека. Иногда Канто вновь принимал человеческий облик и отправлял на поиски духа-ищейку, но результатов тот пока не принес никаких. И все же, по словам торговцев, Минори ушла пешком, не улетела, значит, пещера Рю не должна была быть слишком уж далеко.
Если тот, конечно, не обманул всех вокруг...
Но Канто все же рассчитывал, что в случае самых плохих его опасений, Минори достаточно сильна, чтобы справиться с нищим калекой, если тот надумает напасть и причинить какой-либо вред.

+1

8

Замерла лодка,
Вслушиваясь в тишину...
Сны-пассажиры.

Сны Минори были отрывочными и туманными. В темной дымке мелькали лица Канто, Юки, Хиро, Сейджина... Рю.
Нет, не Рю. Йоширо. Ее отца.
Нет, не ее отца.
Мысли путались и вновь бродили по кругу - пассажиры, потерявшие собственную лодку. Тело было тяжелым, руки казались неподъемными, и даже такие простые ощущения, как дуновение ветра, шелест волн и скрип песка были далекими и нереальными.
Он что-то подлил ей. В тот самый чай, который нахваливал. Сам он не пил.
Эти кусочки ясных мыслей были единственным, что сформировалось в голове у Минори. И именно эти кусочки заставили ее попытаться разлепить ресницы и пересохшие губы.
- Рю... - с трудом выдавила она. Сфокусироваться на окружающем до сих пор не получалось.
- Да, дорогая, - дракон тут же взял ее за руку. Он сидел рядом возле ее импровизированной постели, изготовленной из вороха одеял. – Ты долго спала.
- Почему?.. - она сделала попытку высвободить руку, но безуспешно. Тело было тяжелым и горячим, и совершенно ей не подчинялось. - Ты... усыпил меня...
Лицо Йоширо выплыло из темного тумана, и Минори невольно вздрогнула: столько неподдельного, заботливого участия было в его сумрачном взгляде. Безумие окончательно овладело драконом, и вряд ли он теперь вообще отличал реальность от собственных фантазий, которые в ней воплотились.
- Это чтобы ты снова меня не покинула, - Йоширо улыбнулся. – Мы будем друг у друга, и чуть позже я куплю нам дом – моя жена не должна жить в пещере. Моя жена и наши дети. Мы ведь снова заведем детей. На этот раз у нас должно все получиться.
- Что..? Нет! - Минори вдруг сообразила, что именно стоит за этими его словами. С сумасшедшего вполне станется попробовать взять ее силой, пока она находится в таком состоянии, а эту картину она не хотела себе даже представлять. - Ты... не тронешь меня...
Драконица отчаянно попыталась взять собственное тело под контроль, но единственное, что ей удалось - это дернуть рукой, которую Йоширо нежно сжимал в своей ладони.
- Ты меня не любишь? – он выглядел расстроенным.
- Нет!
- Это все из-за него! – рыкнул Йоширо и выпустил руку Минори. – Ты даже сюда его притащила! Я видел! Но я знаю выход – я его убью, - его голос стал тихим. – Вокруг тебя не должно быть других мужчин, а они постоянно вертятся... Надо решить этот вопрос одним из первых.
Дракон говорил сам с собой, больше не обращая внимания на Минори – его собственные мысли и планы сейчас захватили полностью его разум, и Йоширо перестал обращать внимание на все, что творилось вокруг.
- Я знаю, где живет твой любовник, - продолжал он все также тихо. – Я дождусь его утром у входа в трактир и убью. Он даже понять ничего не успеет... Не-ет, сначала я попрошу монетку... а потом зарежу и затолкаю ему эту монетку в горло, чтобы знал, что не все можно купить деньгами, - Йоширо вновь обернулся к Минори. – Тебя он тоже ими купил?
- Нет... - по спине Минори побежали ручейки холодного пота. Ни Канто, ни Юки даже не догадываются, насколько опасен может быть Йоширо. Они вообще не знают, кто он такой на самом деле! Они могут остановиться и заговорить с ним, и тогда он их убьет. - Не трогай никого! Не убивай...
На этот раз ее хватило даже на то, чтобы самой схватить безумца за потрепанный рукав, но тот выскальзывал из слабых пальцев.
- Я не Азуми! Не Азуми! Моя мать мертва!..
- Ты мне врешь, - Йоширо задумчиво посмотрел на нее, а затем отвернулся, поднялся на ноги и вышел из пещеры, больше ничего не добавив.
- Нет... стой! - Минори попыталась рвануться за ним, и страх за жизни Канто и Юки придал ей сил: ей удалось отчаянным усилием перевернуться на живот, и она вцепилась пальцами в одеяло, пытаясь ухватиться и подтянуться. - Рю... Йоши...ро!
Он не слышал. Вряд ли он вообще слышал хоть кого-то, кроме самого себя.
Минори застонала и, взмокшая от пота, с трудом перетаскивая неподъемное тело, поползла к выходу из пещеры. Голова кружилась, и пятнышко дневного света то и дело расплывалось перед глазами.

Отредактировано Минори (14-03-2021 15:10:25)

+1

9

На этот раз дух-ищейка вернулся к Канто с хорошими вестями – Минори была рядом, он ее нашел. Совсем рядом со скалами, где Канто с Юки остановились в последний раз, чтобы осмотреть окрестности более внимательно.
- Идем, - скомандовал Канто целителю, спрыгнул с камней, на которых стоял, и поспешил за духом.
Юки последовал за ним.
Но едва они обогнули ближайшую скалу, как путь им преградил Рю.
- Я тебя нашел, - с мрачной торжественностью объявил он, не сводя глаз с Канто. - Ты украл мою жену. Ты умрешь...
В его единственной опущенной руке тускло поблескивал старый, потрепанный, но все еще острый и хорошо заточенный короткий меч.
- Да ты спятил! – махнул было рукой на нищего Канто, но голос показался ему знакомым и заставил присмотреться внимательнее. – Йоширо?
Он не сразу поверил глазам, но потрепанный и изувеченный дракон все же был тем самым мужем Азуми, который давно покинул Драак-Тал, никому не сказав, куда отправляется. Для всех жителей деревни он остался пропавшим – никто не мог ответить, где он, и что с ним стало.
- Значит, ты меня вспомнил, - глаза Йоширо вспыхнули огнем. - Второй раз тебе не удастся ее забрать, ублюдок! Я окажу тебе честь, убив в поединке, а не так, как ты того заслуживаешь!
И он ринулся на Канто - неожиданно быстро и ловко, целясь своим клинком в горло золотому дракону.
Но острое лезвие встретило лишь другое лезвие – Канто был не менее быстр. А еще он был здоров и не бросал тренировок ни на день, в отличие от Йоширо, давно уже носившего меч на поясе только ради памяти о прошлом.
- Ищи Минори, - бросил золотой дракон отскочившему в сторону от сражающихся Юки.
- Да, Мастер, - коротко ответил тот и метнулся к скалам, что были за спиной нищего. Он догадался, что Канто знает безумца, что выслеживал их с Минори не один день, но выяснять, откуда, решил после.
- Ты совсем повредился рассудком, - золотой дракон без труда отражал атаки рассвирепевшего Йоширо, но сам не нападал. – Я пришел за Минори. Она у тебя?
- Минори - твой ублюдок, я ее не видел и не хочу видеть, - рычал Йоширо, раз за разом пытаясь пробить защиту Канто. - Я отыскал свою жену, и теперь у нас будут собственные дети! А твою голову я принесу Азуми, и она узнает, что только я любил ее все это время!
- Значит, Азуми все же успела тебе сказать... – до этого в Драак-Тале Йоширо и словом не обмолвился, что знает о том, кто отец Минори, - Канто нахмурился. – Что ж, так даже лучше. Но Азуми мертва. Тебе ли не знать это? Ты же сам принес ее в деревню на руках, - на душе у золотого дракона становилось все тревожнее. – И если ты причинишь хоть малейший вред Минори, я тебя убью. Мне плевать, что ты калека – никаких поблажек я тебе не дам. Так что одумайся, пока не поздно! Где девочка?
- Она не мертва! - Йоширо тяжело дышал, на лбу выступили крупные капли пота. Он действительно утратил прежнюю форму, да и двигался с одной рукой теперь совсем не так, как когда-то. - Не мертва! Она обманула меня дважды: первый раз, когда понесла, второй - прикинувшись мертвой. Она умеет притворяться, превращаться в труп, в дым, в призрак... и приходить снова!
Все вопросы о Минори для него словно бы не существовали.

+1

10

На Юки Йоширо, сосредоточенный только на Канто, как на своем главном  враге, внимания не обратил, поэтому целитель быстро проскользнул мимо сражающихся и, завернув за выступ скалы, тут же обнаружил едва теплящийся костер и чуть прикрытый ветками вход в пещеру. И девушку, лежащую на земле возле входа.
- Минори! – он бросился к ней. – Что с тобой? Он что-то тебе сделал? 
- Юки?.. - Минори приподнялась, опираясь на руки, вскинула на него огромные изумленные глаза, совсем черные от расширенных зрачков. Она дышала неровно, словно не проползла несколько шагов до выхода из пещеры, а пробежала пару миль. - Он... я... что-то выпила... он Йоширо, Юки! Он опасен!.. опасен...
- Я знаю, он там с Канто сражается, - отозвался целитель, опускаясь на колени рядом. – Полежи, я сейчас... – от его рук пошел свет, опутывая драконицу теплым коконом. Насколько мог, Юки старался нейтрализовать попавший в организм Минори яд.
Она глубоко вдохнула от резко накатившей и столь же внезапно успокоившейся дурноты. Действие травки, которую Йоширо подбросил в чай, и без того уже проходило - Юки просто ускорил процесс, и взгляд Минори постепенно прояснился.
- Ох... - она облизнула пересохшие губы и сжала ладонь целителя. - Ты сказал... Канто здесь? Он же убьет его!
Кто и кого убьет, Минори сама теперь уже не знала. Ее настоящий отец и тот, кого она все это время считала своим настоящим отцом, сражались - драконица и сама слышала звон металла.
- Надо остановить их...
- Почему? – не понял Юки, помогая Минори подняться на ноги. – Этот Рю хотел убить тебя! Канто просто надерет ему зад. Он тебя точно не обидел? Зачем ты с ним вообще ушла с рынка? Мне сказали торговцы, когда я пытался тебя найти.
- Это Йоширо... - Минори оперлась на его руку. - Йоширо, мой... муж моей матери. Он с ума сошел, Юки! Он принял меня за мою мать...
- Йоширо? Твой отец? – Юки, конечно же, не понял ее слов. Об Йоширо он слышал еще в Драак-Тале, но никак не думал, что они с Минори встретят его на Краю Света. – Как он тут оказался?
- Он... я не уверена, что он мой отец, - Минори выдохнула. Насколько можно верить словам безумца? И что делать, если они все-таки окажутся правдой? - Он сам сказал об этом... Юки, пожалуйста! Я потом все объясню, я боюсь, что он убьет Канто, он грозился...
- В смысле не твой отец? – опешил целитель. – И не бойся ты за Канто! Там скорее он Йоширо убьет...
Юки все еще придерживал Минори, пока шли до выступа скалы, за которым открывался вид на сражавщихся драконов. Никто из них друг друга до сих пор не убил и не покалечил, но даже со стороны было заметно, что Йоширо взбешен, а терпение Канто потихоньку убывает – его удары становились более резкими и опасными для безумного нападавшего.
- Йоширо! - крикнула Минори, насколько хватало сил, понимая, что именно безумца стоит остановить прежде всего.
И он действительно остановился, услышав ее голос - в единый миг, будто его поразило заклятьем. Обернулся к драконице, стоявшей с помощью обнимавшего ее Юки, и в лице его что-то сломалось.
- Ты снова... снова бросаешь меня? - выдохнул он. - Ты нашла себе еще одного?! Подлая шлюха...
- Заткнись! – Канто тут же оставил росчерк клинком на его щеке. Следующим ударом он вышиб меч из руки безумца, собираясь закончить всю эту комедию. Минори была жива, и сердце золотого дракона успокоилось. – Сдавайся, Йоширо. Ты уже и так натворил много бед.
Йоширо, рыкнув, дернулся было в сторону отлетевшего меча, но лезвие Канто возле самого его горла заставило его остановиться.
- Канто, это правда? - теперь Минори смотрела только на своего учителя. На дракона, которого все эти годы звала учителем. - Он сказал, что ты... мой отец. Настоящий отец.

+1

11

- Что? – удивленно переспросил Юки. – Канто твой отец?
Сам Канто отвечать не спешил.
Минори даже не повернула голову. Она смотрела на Канто, и на ее лице застыло странное выражение - смесь надежды и горечи.
- Так правда? - повторила она. - Скажи мне ты. Я не могу верить безумцу.
- Да, - коротко ответил Канто, пронзив Йоширо ледяным взглядом. – Зачем ты это сделал? 
- Ты украл мою жену, - вновь вскинулся тот, оскалившись.
- А ты ее убил, - голос Минори был тяжелым, как камень. - Значит, и здесь ты сказал правду, и вполне помнишь об этом. Так, Йоширо?
- Ты хотела оставить меня... - прошептал он в ответ, глядя на нее с мучительным обожанием и ненавистью одновременно. - Как я мог тебя отпустить?
- Что? – Канто опешил настолько, что даже меч от горла соперника отвел. – Ты убил Азуми? Но пираты... Ты же рыдал и говорил, что на нее напали...
Он замолчал, только сейчас понимая, как Йоширо провел всех в деревне. Пиратов в тот раз ведь и впрямь не нашли. Но ему поверили. Не могли не поверить, видя, как муж убивается по погибшей жене.
- Я не отдам ее тебе... - Йоширо бросил на него полный ненависти взгляд. - Если б ты забрал только ребенка, но не ее...
- Замолчи! - Минори стиснула зубы. Только сейчас она понимала, как этот полуразрушенный безумец уничтожил половину ее собственной жизни. - Мне больно даже смотреть на тебя, - она покачнулась и снова ухватилась за плечо Юки.
Взгляд старого дракона стал пустым, будто огонь внутри него разом угас.
- Ты не хочешь меня видеть?
- Никогда в жизни, - Минори отвернулась от него, с трудом сдерживая слезы.
И тогда он бросился - к собственному мечу, лежавшему в мокром песке у самой кромки прибоя.
Канто, видя его стремление вновь схватить оружие, лишь сместился в сторону, отгородив от безумца Минори и Юки, но мешать брать меч не стал: если хочет, пусть умирает с оружием в руках - за смерть Азуми золотой дракон вовсе не собирался даровать Йоширо жизнь и прощение.
Он собирался его убить. За Азуми, за собственную разрушенную жизнь, за обман, в который поверил весь Драак-Тал.
Но Йоширо избрал своей целью не его, не Минори и даже не Юки. Его удар был направлен на самого себя.
Старый меч с размаху вонзился в тощий живот сумасшедшего дракона, и Йоширо застонал от боли, мучительно пытаясь завершить самоубийство. Между его стиснутых зубов стекала кровь, пачкая подбородок, он хрипел и корчился, но дрожащие руки не повиновались ему. Он сделал два нетвердых шага, и костлявые ноги подломились, дракон грудой окровавленного тряпья осел на песок.
Минори смотрела на него с ужасом, до боли вцепившись в пальцы Юки.
- Я найду тебя... в Бездне... - отплевываясь кровью, выдавил Йоширо.

Отредактировано Минори (16-03-2021 21:24:11)

+1

12

- Не найдешь, - качнул головой Канто, так и не двинувшись с места. Не уточнял, к кому обращался Йоширо – к нему, к Минори или к давно погибшей Азуми, - по любому, места рядом у безумного дракона не было ни с кем из троих. Канто не жалел Йоширо и не собирался его прощать, а потому, обернувшись к Минори и Юки и заметив вопросительный взгляд целителя, коротко бросил: – Нет.
Минори отвернулась, крепко сжав губы. Впервые в жизни она не знала, что думает, и даже что чувствует на самом деле.
Взгляд Йоширо потерял осмысленность, зрачки затуманило. По-прежнему на четвереньках, он прополз немного вдоль кромки прибоя и завалился набок, тяжело дыша и хрипя. Смерть его была долгой и мучительной, выносливое тело дракона до последнего корчилось в агонии, но помутнившийся разум уже осознал неизбежное.
Когда очередная волна с плеском выкатилась на берег, шевельнув откинутую в сторону единственную руку дракона, он ее уже не почувствовал.
Канто подошел к его телу, постоял минуту в задумчивости и бросил, не оборачиваясь драконятам:
- Возвращайтесь в трактир, я его похороню, как положено.
Что еще добавить, он не знал, так же как не знал и того, что наболтал Минори безумец, поэтому тянул время, списывая его на неотложные заботы, отодвигая разговор и ответы на вопросы, которые молодая драконица теперь точно задаст.
Минори, уткнувшаяся лбом в плечо Юки, не стала спорить или протестовать - все еще была ошарашена произошедшим. В этой жуткой тишине, нарушаемой только шелестом волн о берег, молодой целитель принял истинный облик, и Минори вскарабкалась ему на спину, уцепившись за шипы. После чая, которым ее напоил Йоширо, она все еще чувствовала слабость, чтобы дойти до города пешком.
Вдвоем они поднялись в небо и быстро исчезли в сумерках, оставив Канто наедине с трупом его неожиданного врага.
«Я так и не понял, что произошло, - сознался Юки, когда злосчастны скалы остались позади. – Это точно Йоширо? Почему он убил твою мать? Почему Канто твой отец?» - он, конечно, слышал все те обрывки фраз, что были при нем брошены, но никак не мог поверить в то, что из них складывалось. 
- Я не знаю... - выдохнула Минори, чувствуя себя так, словно вновь целую ночь сражалась со штормовыми волнами. - Не знаю, Юки... Мне казалось, что хоть в чем-то моя жизнь понятна, но оказалось, что нет...
Она прижалась к нему, чувствуя, как в глубине громадного драконьего тела быстро бьется сердце.
«Но если Канто – твой отец, то получается, что у тебя есть еще родня, кроме Сейджина! Наверное, это неплохо?» – Юки опустился недалеко от трактира, терпеливо ожидая, пока Минори слезет с его спины.
- Канто - сирота, - напомнила Минори, сползая с него. - И он... все эти годы молчал об этом. Почему?
Наверное, этот вопрос жег ее сейчас сильнее всего. Хотя нет, не только он. Слишком много их было и теснилось на языке.
- Потому что у твой матери был муж? – Юки сменил облик и обнял Минори уже человеком. - Я не берусь судить о том, что между ними было, но подумай сама, как косо смотрели бы на тебя наши старые деревенские драконицы, если бы узнали, что твой отец вовсе не Йоширо. Да и Канто вряд ли пользовался бы тем уважением, что у него сейчас есть.
- Возможно, ты прав... - Минори уткнулась лбом ему в плечо. - Но теперь я уже совсем не знаю, кому верить. И во что верить.
Уже совсем стемнело, но ей не хотелось заходить внутрь трактира. Поэтому, невзирая на удивленные взгляды постояльцев, они вдвоем взобрались на изогнутую крышу "Золотого духа", дожидаясь Канто под ночным небом. Минори подтянула колени к груди и обхватила их руками, теребя подол запыленной юбки.
- Ты можешь верить мне, - Юки улыбнулся, присаживаясь рядом и доставая наконец-то из-за пазухи сверток с подарком. – Смотри, что я тебе принес, – он развернул кусок синего шелка, в который были спрятаны медальоны. – Один - твой, один – мой, - он протянул свитых в кольцо серебряных драконов Минори, чтобы она смогла их лучше рассмотреть.
Она положила их на ладонь, теплых от его руки, провела пальцем по свитому кольцу серебристого тела.
- Они так... чудесны, - сдавленно прошептала Минори, и голос ее дрогнул. - Только тебе я и могу верить, Юки...
Драконица сглотнула комок в горле и приникла к плечу молодого целителя.
- Какой из них мой?
- С глазами из лазурита твой, а вот этот, с желтой яшмой, мой, - пояснил Юки. – Буду смотреть и вспоминать твои чешуйки, - он легонько чмокнул Минори в щеку. – Ну а ты, надеюсь, вспомнишь меня...
Она подняла голову и посмотрела на него - долгим, темным взглядом.
- Я не собираюсь тебя забывать, - Минори провела пальцем по его щеке. - Я хочу быть с тобой... теперь мне уже все равно, кто и о чем подумает, и даст ли хоть кто-то на это разрешение.
- Я тоже не собираюсь, но мало ли... – Юки попробовал оправдаться. – Может Канто возьмет тебя с собой в Остебен или еще куда-то, а мне придется остаться в Драак-Тале. Всякое же может случиться.
- Он возьмет меня в Остебен? - Минори невесело усмехнулась. - Почему? Мой дом - в Драак-Тале, и если я полечу куда-то, то только по собственному желанию. Если бы он хотел куда-то забрать меня, мог бы сделать это давным-давно...
Юки мгновение молчал, не понимая, про что говорил девушка, затем обнял ее за плечи:
- Ты меня не поняла. Я не имел в виду, что заберет насовсем. Но даже если тебя не будет несколько дней, я уже начну скучать.
- Я никуда не уйду, - пообещала она, прижимаясь к нему. - И ты не уходи. Не оставляй меня.
- Не оставлю, - в свою очередь пообещал Юки. – Ну, разве что ненадолго, пока вы с Канто болтаете, - он кивнул в сторону летящего над городом золотого дракона.
Канто возвращался в трактир, как и обещал.

+1

13

Канто сжег тело Йоширо, как и обещал, развеял пепел над морем, но молитву прочитать о душе погибшего дракона не получилось - язык не повернулся. Злость змеей свернулась на сердце, всколыхнула старые воспоминания, резанувшие новой болью по старой ране, и разум отказывался принимать все тем, чем оказалось на самом деле.
Если бы знать раньше...
Канто чувствовал себя идиотом, долгие годы верившим в  сказку, рассказанную убийцей всему Драак-Талу. Он принял все, как есть, не ища доказательств, ведь Йоширо горевал так искренне, что обманул всех вокруг и даже самого себя.
И все же... если бы знать раньше...
То Канто бы убил его еще тогда своей рукой. Плевать, как на это посмотрели бы сородичи, плевать, что сказал бы Сейджин! Йоширо сломал ему жизнь, и Канто, в приступе бессильной злобы совершенно не помнил, что и сам сломал жизнь Йоширо, уведя у него жену. Оправданием могло служить лишь то, что Азуми его любила и хотела уйти от мужа сама. Если бы она пожелала, Канто бы исчез из ее жизни, ничем не напоминая о том, что случилось на пути к Источнику – ни единым словом или жестом.
И уж точно он бы ее не убил, поэтому и простить Йоширо не мог.
Пусть прощают другие.
Он долетел до городского Храма и сообщил жрецам о смерти бродяги, считая, что на этом его долг перед сородичем выполнен - он со своей стороны сделал все, что смог. Жрецы не особо интересовались, что произошло – нищий их не волновал, а уж то, отчего он помер, тем более. Так что Канто они пообещали все устроить в лучшем виде, взяли пожертвование и отправились молиться за душу Йоширо.
А золотой дракон развернулся к трактиру.
Он понимал, что предстоит разговор с Минори и боялся его как ребенок, провинившийся перед родителями. Он не знал, что делать, не знал, что сказать – все оказалось каким-то сложным и перекрученным – совсем не так, как он себе иногда представлял. Разве объяснишь, почему жизнь сложилась так, а не иначе, в двух словах? Да и не в двух не объяснить. Поэтому Канто залетел по пути в лавку за рисовой водкой, выпил немного и лишь затем отправился в «Золотой дух», где его должны были ждать драконята.
В глубине души, он надеялся, что они, уставшие за день, уже спят, но надежды не оправдались. Минори и Юки встретили его, едва он переступил порог трактира. Юки, правда, тут же сослался, что засыпает на ходу, и сбежал в свою комнату, тактично позволив Канто поговорить с Минори наедине.  Но сама Минори вовсе спать не собиралась.
- Как ты себя чувствуешь? – спросил у нее золотой дракон, пока поднимались по лестнице наверх. В общем зале было слишком людно и шумно, чтобы спокойно поговорить по душам.

+1

14

- Я в порядке, - Минори то и дело бросала на него взгляд, и все же снова и снова отводила глаза.
В ее душе обида и непонимание боролись с неподдельной, искренней любовью и уважением. Это же был Канто. Канто, которого она знала и которым восхищалась с детства. Канто, обучавший ее тому, что она знала и умела. Канто, ради нее облетевший половину мира.
Канто, который ни словом не обмолвился о том, что было на самом деле.
Она молчала, пока они не прошли в его комнату, и дракон не закрыл за ними дверь - совсем как тогда, после смерти Юрико. Сердце болезненно кольнуло при этом воспоминании.
Минори опустилась на колени возле маленького столика и подняла на Канто темные глаза.
- Это действительно был Йоширо?
- Да, - золотой дракон по обыкновению сел напротив. – Драконы медленно стареют. Хоть он и запустил себя, не узнать его невозможно. Жрецы в храме будут молить о его душе. 
- Я почти не помню его... да совсем не помню, если честно, - Минори сжала руки на коленях. - Я встретила его на площади сегодня утром, и прошла бы мимо, но он упомянул имя моего деда. И матери. Я никому здесь их не называла, и никто посторонний их знать не мог. Поэтому я захотела понять и пошла за ним. А потом он сказал, кто он такой... и кто такой мой настоящий отец.
Она помолчала. О стекло изнутри бился невесть как залетевший в комнату ночной мотылек.
- Как это произошло?
- Ты очень похожа на свою мать, - задумчиво произнес Канто, - видимо, поэтому в голове Йоширо все перепуталось – он принимал тебя за Азуми, вот и позвал с городского рынка с собой... В тот день, когда он ее убил, мы хотели уйти из Драак-Тала. Втроем – я, ты и Азуми. Но твоя мать настояла, что поговорит с мужем сама - мне оставалось лишь сказать правду Сейджину. Но чуть позже в деревню прибежал Йоширо с Азуми, истекающей кровью, на руках, - рассказывать даже после водки Канто было сложно. – Он твердил про нападение пиратов и так горевал, что ему поверили. Пиратов, конечно же, в тот день не нашли, но решили, что плохо искали. 
Минори опустила глаза. Канто всю жизнь ненавидел пиратов, еще до той резни в бухте...
- Она хотела уйти? С тобой и со мной? Но... как? Почему?
Со стороны драконица казалась спокойной, почти отстраненной - но за этой отстраненностью скрывала глубокий шок от произошедшего, разрывающий ее на клочки. Все, что она знала о самой себе, переворачивалось с ног на голову, и единственным, кто мог на все ответить, был Канто.
- Потому что мы любили друг друга, - просто ответил Канто. - И ты была моим ребенком. Йоширо, видимо, вообще не был способен иметь детей – так нам сказал один из человеческих жрецов в Андериле. Азуми перед твоим рождением нашла старые легенды о чудесном источнике в землях людей, который может исполнять желания. Она очень хотела ребенка и тут же собралась туда, поверив в легенду. Но Йоширо отказался ее сопровождать, и тогда твой дед отправил меня, чтобы я защитил его дочь в пути. И мы действительно отыскали тот источник... но все оказалось сложнее...
Он замолчал. 
Минори не сразу осмелилась прервать это его молчание, но все же прервала - когда поняла, что дракон ушел глубоко в собственные мысли.
- Сложнее? - она помнила, Канто говорил ей про этот источник. И даже, кажется, упоминал, что она, Минори, родилась именно потому, что ее мать искупалась в нем.
Теперь его слова обретали новый смысл.
- Мы долгое время были вместе и влюбились друг в друга, - объяснил Канто то, что, по его мнению, и так было понятно. – И даже не хотели возвращаться обратно в Драак-Тал. Отправились в Берсель и какое-то время... чудесное время... жили там у моря. Но потом Азуми поняла, что беременна, а еще чуть позже почувствовала себя нехорошо и испугалась, что с ней или тобой может произойти нечто плохое. Тогда мы решили вернуться на время в деревню, чтобы рядом были целители-драконы, которые знают, что и как нужно делать, когда ждешь ребенка. Все же мы не как люди, и человеческие лекари не смогли бы помочь Азуми, если бы в родах что-то пошло не так. Мы вернулись... Йоширо был так рад, что она не смогла все ему рассказать – решила дождаться твоего рождения.
- Теперь понимаю... - Минори отчаянно ловила его взгляд. Канто был похож на человека, приговоренного к казни, но она не могла заставить себя прекратить его пытку. Только не сейчас. - И никто... никто больше не знал об этом? Зачем она сказала Йоширо?
- Твой дед знает. Он догадался, - кивнул Канто. – Но со дня смерти Азуми мы ни разу об этом с ним не говорили. Больше никто... Хотя, нет, еще знает старенький жрец в Андериле, у которого мы с Азуми останавливались – он указал на путь  к источнику и помог упокоить душу погибшего ребенка, которая увязалась за нами, видимо, приняв за родителей, - Канто невольно улыбнулся, вспоминая. – Но это другая история, может быть, когда-нибудь я ее тебе расскажу... А Йоширо... Лучше бы я сам с ним поговорил тогда, но твоя мать очень его уважала и хотела все сделать сама и по-честному. Она рассчитывала на его понимание, - ладонь дракона невольно сжалась в кулак. Если бы Йоширо сейчас был бы здесь, он бы его убил еще раз и ни капли бы не пожалел.
- Дед знает... - на сердце Минори стало еще тяжелее. Сколько тайн мог хранить в себе Сейджин? Ее мать была вовсе не такой идеальной, как все о ней рассказывали? И каково было Канто все эти годы смотреть на нее и видеть в ней Азуми?
- Почему ты мне не рассказал? - наконец, задала она вопрос, который жег ей язык больнее всего. - Почему даже не намекнул? Неужели думал, что я проболтаюсь?
- Боялся, что не поймешь. Быть внучкой Сейджина намного лучше, чем дочерью Канто, у которого и семьи-то никогда не было. В день смерти Азуми твой дед попросил, чтобы ты осталась в его доме – он боялся оставаться в одиночестве. И он дал тебе намного больше, чем дал бы я, ведь если бы все узнали правду, то Драак-Тал нам с тобой пришлось бы покинуть.
Минори помолчала. Она не могла обвинять Сейджина... да, во имя Пламени, она вообще никого не могла обвинять. Драак-Тал был ей домом, родным и уютным. Ее любили. Ее уважали. Неужели все это испарилось бы в мгновение ока, если бы кто-то узнал, чья она дочь? Неужели у ее сородичей могли быть настолько гнилые сердца, чтобы презирать ее или Канто только поэтому?
Ей не хотелось в это верить.
Но она почему-то верила. В последнее время вскрылось столько грязи, столько боли и отчаяния, что Минори уже и этому не удивилась бы.
- Знаешь, я... - она почувствовала комок в горле и упрямо сглотнула его. - Я с самого детства так тебя любила... Еще когда ты взял меня с собой в горы, тогда. Я так мечтала, чтобы ты вдруг оказался моим отцом! Это сделало бы меня такой счастливой. А ты и был им все это время... мечты сбываются! - она горько усмехнулась. - И я ведь все еще люблю тебя. Ты даже вообразить не можешь, насколько сильно...
- Я всегда любил тебя, Минори, и всегда был рядом, насколько это было возможно, - Канто чувствовал, что и у него самого слезы наворачиваются на глаза. Она его любит! Не разозлилась, не послала лесом, и даже наоборот рада тому, что узнала. На душе у золотого дракона потеплело. – И сейчас люблю. И любил бы, даже если бы ты после всего сказанного не захотела меня больше видеть.
Он хотел бы ее обнять, но между ними был фойрров стол!
- Я... я хочу тебя видеть, - Минори несколько раз глубоко вздохнула, но слезы унять не смогла - все равно предательски пролились, и она, не думая, смахнула их. - Но мне нужно время, чтобы все это принять. Вся моя жизнь полетела кувырком, и это все так... горько и больно.
Ей хотелось прижаться к нему и снова почувствовать, как его руки успокаивающе гладят ее по волосам, но она этого не сделала.
Не смогла.
- Дай мне немного времени... Канто.
- Конечно, - кивнул он. – Сколько потребуется.

Отредактировано Минори (20-03-2021 21:13:09)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [26.09.1082] Старые грехи, забытые убийства