Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [19.09.1082] Шепот в темноте


[19.09.1082] Шепот в темноте

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://i.imgur.com/Hn78qWN.jpg

Предыдущий эпизод:
[18.09.1082] Осколки падающих звезд

Локация: Драконий Зев, Край Света
Участники: Юки, Минори, Канто
Описание:
Юки и Минори подавлены гибелью Юрико и возвращаются в "Золотой дух", пытаясь смириться с произошедшим.

Отредактировано Минори (09-02-2021 22:09:01)

+1

2

Он все провалил.
Эта мысль не давала Юки покоя, пока они с Минори добирались по ночным улицам до «Золотого духа». Не справился, не помог, не сохранил жизнь. Когда он пришел, Юрико была еще жива, и окажись там на его месте мать или Джун, то они бы ее спасли.
А он не смог.
Только сейчас Юки до конца понял, насколько пустой до сих пор была его жизнь, ведь не валяй он дурака в Драак-Тале, а занимался прилежнее, то сейчас и умел бы больше. И если бы можно было отмотать время вспять, и все изменить! Но нет, все случилось так, как случились - белой драконицы больше не существовало, и в душе Юки расползалось огромное пустое Ничто. Он слишком явственно ощущал собственную никчемность, а чувство вины глушило все остальные чувства – даже осознание того, что, что он позже исцелил рану Кацу, не помогало ничем.
Опираясь на плечо Минори, Юки не замечал, как по щекам катились слезы. Ему было все равно. Да и кто бы их увидел в темноте? По его мнению, и Минори должна была бы его презирать, но она упорно шла рядом, собираясь дотащить его до дома. Сам бы Юки дойти не смог - слишком много сил израсходовал на других, совершенно не думая, что останется ему самому. А ведь он был бы сильнее, если бы...
Его мысли петляли по замкнутому кругу, все время возвращаясь к одному и тому же – он не спас доверенную ему жизнь.
Улицы Края Света под утро становились пустынными – пожары потушили, и большинство жителей разбрелось по домам, а те, кто остались без крыши над головой, – по родственникам и соседям. Все еще тянуло дымом и гарью, по городу рыскали лишь алиферы, и Юки с Минори не спешили попадаться им на глаза – они и сами могли показаться крылатым подозрительными, а на доказательства невиновности сейчас не было ни сил, ни желания.
- Мы должны сказать обо всем Канто? – когда до трактира оставалось меньше квартала, Юки все же заговорил. Они с Минори как раз остановились в очередной раз передохнуть: быстро идти у целителя не получалось – голова кружилась, и слабость накатывала с такой силой, что перед глазами все плыло. – Он не будет в восторге, если узнает, что сэндайцы замешаны в поджогах... Но я не хочу, чтобы еще и он встрял во все эти разборки, так может нам лучше промолчать?
Юки привалился спиной к стене дома и поднял глаза на Минори. И уже по ее взгляду понял, что она не промолчит, а если не промолчит, то придется рассказать и про Юрико.
А это будет больно и стыдно.
Он вытер глаза рукой и опустил взгляд:
- Я... наверное, мне сейчас лучше будет вернуться домой, в Драак-Тал.
Подальше от своего позора.
- Минори, прости меня, - он все же набрался сил, это произнести. – Я знаю, насколько дорога... она... была для тебя. Прости.
И хорошо, что там, в подвале, еще не было Оборо! Тогда бы Юки и вовсе не нашел слов.

+2

3

Минори почти не слышала его. Не вслушивалась в слова, которые пролетали не столько мимо ее ушей – мимо сознания, не желавшего мириться с реальностью.
Юрико мертва…
У нее даже слез больше не было. Только тяжелая, давящая боль внутри, столь сильная, что Минори не придумала еще, как с ней бороться. Просто терпеть.
Темному городу, окружавшему молодых драконов, не было дела до ее смерти. Низким предрассветным тучам наплевать было на скорбь и отчаяние Минори. Темным окнам было все равно, какое чувство вины лежит на плечах Юки.
Просто терпеть. Просто идти вперед, чтобы дойти до «Золотого духа». Или уже хоть куда-нибудь. Юки с трудом переставлял ноги и тяжело дышал, и Минори крепко держала его за пояс и за руку, чувствуя, как неровно бьется его сердце.
Она чувствовала себя слишком усталой, чтобы идти, слишком усталой, чтобы думать и принимать решения, а Юки ждал их от нее.
Должны ли они рассказать обо всем Канто?
Минори думала недолго.
- Да, - хрипло отозвалась она, придержав Юки за плечи. – Я не хочу больше иметь от него тайн. Тем более – таких тайн. Я расскажу ему… а дальше решение за ним.
Но сэндайцев и устроенную ими войну нужно было остановить, пока весь остров не утонул в крови…
— Я... наверное, мне сейчас лучше будет вернуться домой, в Драак-Тал, - проговорил Юки. Минори подняла на него взгляд и только сейчас заметила, что его глаза были полны слез.
А ведь он и сам мог сегодня погибнуть – сжечь себя полностью, пытаясь спасти Юрико, пытаясь вылечить неблагодарных головорезов… Минори только теперь поняла это – и испугалась. Сегодня она могла потерять еще и его. Своего друга и… своего любимого
Быть может, в Драак-Тале ему действительно будет безопаснее? Юки слишком добр и нежен. Он не создан для войны, мести и крови. Она никогда не хотела, чтобы он пачкал во всем этом руки. Никогда не хотела, чтобы он винил себя в том, что был не в силах предотвратить.
- Тебе не за что… извиняться, - Минори обняла его, ткнулась лбом в лоб, чтобы видеть его глаза, совсем близко, рядом. – Ты пытался спасти ее, и едва сам не погиб. Только благодаря тебе она умерла с миром… и я… смогла с ней поговорить… в последний раз…
Она умолкла – в горле смерзся громадный горький ком, не позволяющий ни говорить, ни даже дышать. Вдохнула – с огромным усилием, медленно, прерывисто. Может, если бы она смогла снова заплакать, стало бы легче, но она не могла.
- Пойдем… - сипло выдохнула Минори, помогая Юки отлепиться от стены.

Канто искал их, и уже давно – Минори поняла это, когда увидела рослую фигуру золотого дракона в предрассветном сумраке. Он выглядел встревоженным, и еще больше расширились его глаза, когда он разглядел лица своих изможденных подопечных.
Минори подошла и несколько мгновений молча смотрела на него.
- Юрико мертва, - наконец, вытолкнула из себя драконица, решив сказать это разом, резко, как отсекают зараженную плоть. – Погибла у нас на руках. Юки пытался спасти ее, но рана была слишком тяжела.

+2

4

Юки с Минори задерживались, и Канто начинал волноваться – он сам отправил их помогать на пожаре, но огонь в общей массе уже был потушен, а драконят нигде не было видно. Канто успел обойти несколько улиц и даже драконом облетел над городом, но так никого и не высмотрел. Оставалось вернуться к трактиру и ждать, пока его ученики вернутся сами, надеясь, что беды с ними не приключилось.
Появились они только под утро – подавленные, уставшие, еле держащиеся на ногах. Канто поспешил навстречу, тут же отметив, что одежда его подопечных испачкана не только сажей и грязью, но и кровью.
- Что случилось? Вы ранены? – он спросил то, что волновало его в первую очередь.
Юки в ответ лишь отрицательно мотнул головой и отвернулся. Но Канто успел заметить, как блеснули в его глазах слезы.
— Юрико мертва, — ответила на несколько мгновений позже Минори. — Погибла у нас на руках. Юки пытался спасти ее, но рана была слишком тяжела.
- Юрико? – вот уж о ком Канто сейчас не думал совсем, но он быстро понял причину подавленного состояния обоих драконят. – Минори...
Он по-отечески обнял девушку, позволяя уткнуться носом себе в плечо. И был бы рад избавить ее от всех проблем, взвалив их на себя, - ему было привычно, - но это, увы, оказалось невозможным.
- Я в дом, - тихо произнес Юки и побрел в трактир. Канто посмотрел ему вслед, но не остановил. Целителя, хоть и шатало, но идти он мог. Состояние дочери золотого дракона интересовало намного больше - за каждую ее слезу ему было больно, словно в душу кололи раскаленными иглами.
Он молчал, пока плечи Минори вздрагивали, терпеливо ожидая, когда юной драконице полегчает, и лишь изредка поглаживал рукой по волосам. И только когда всхлипы прекратились, позвал:
- Пойдем, расскажешь мне все.
В трактир он зашел с ней вместе, обнимая за плечи, поднялся на второй этаж, где были их комнаты, но провел Минори в свою:
- Подожди, отдохни пока, принесу чай и позову Юки.
Но вернулся он один. Комнату Юки делил с Хиро, но когда Канто заглянул к ним, то целитель уже спал (или старательно делал вид, что спит), а Хиро так в эту ночь и не появился.
- Юки? – золотой дракон все же позвал, но ответа не получил и настаивать не стал – прикрыл дверь и прошел к себе в комнату, неся металлический чайник с кипятком, взятый на кухне.
- Видимо, тебе придется рассказывать все самой -  Юки слишком устал для разговоров, - Канто уселся за низенький столик напротив Минори и занялся чаем, заливая кипятком приготовленные в другом, уже глиняном, чайнике листья. Он не торопился, зная, что спешить некуда – если бы была возможность помочь Юрико или кому-то грозила бы опасность, драконята уже давно бы все выложили. Но ни Юки, ни Минори словом не обмолвились, что дело срочно требует разрешения, значит, все уже свершилось, и исправить случившееся было невозможно. – Я сочувствую твоему горю, Минори. Юрико была хорошей женщиной. Что с ней случилось? Кто ее ранил? Ты говоришь, что Юки пытался ей помочь?
Он закрыл чайник крышкой, ожидая, пока листья заварятся.

+2

5

Все же оказалось, что она выплакала еще далеко не все слезы.
Стоило Канто неожиданно обнять ее и прижать к себе, как они хлынули сами. Минори отчаянно обхватила наставника, и в кольце его крепких рук почувствовала себя ребенком, мечтающим об утешении - роль, которую она уже и не помнила, когда в последний раз примеряла на себя.
Но Канто не возражал. Не говорил ничего, не пытался утешить ее - просто молчал, позволяя ей излить всю боль на его кожаную куртку. Его ладонь, неловко поглаживавшая ее по растрепанным волосам, была так похожа на теплую руку деда, что Канто и сам казался Минори в эту минуту совсем родным и очень близким...
Когда слезы, наконец, иссякли - стало легче дышать, будто на горле разжался тугой железный обруч. Минори прерывисто вздохнула и позволила учителю увести ее в комнату, молча кивнув, когда он вышел за Юки. Хотела было пойти с ним проведать юного целителя, но сил не было даже на это.
Заговорила она лишь когда Канто вернулся снова - один, но с горячим чайником. Уставилась на пар, медленно поднимавшийся из носика чайника, сцепила руки на коленях. Сейчас, когда они сидели так, друг напротив друга, ей почему-то вспомнился домик разведчиков и далекое детство в Долине Туманов, когда они с Канто долго сидели вечерами, рассказывая друг другу истории.
Но на сей раз истории были горькими и мрачными.
- Эти беспорядки в городе учинил клан Сэндай, - прямо сообщила Минори учителю, уже не заботясь о том, поверит ей золотой дракон или нет. Она знала правду и просто рассказывала ему, как есть. - Они сами этого не скрывали. Нас с Юки нашел Тору из клана Сэндай. Узнал нас. Позвал на помощь...
Она рассказала ему все. Про подвал, в котором прятались раненые сторонники Широичи. Про мальчишку Кацу, который и не думал скрывать намерений Черного дракона и его сторонников. Про странную женщину. Про Юрико и ее смерть - на этот раз у нее получилось не заплакать, на это сил тоже не было. Про то, как Юки перенапрягся и едва не потерял сознание сам, пытаясь спасти всех.
- Потом они ушли, - подытожила она, не сводя глаз со стены, на которой дрожали их с Канто тени в свете свечей. - Забрали раненых, сказали, что тела Юрико и Аки сожгут. Но... я до сих пор не знаю, что с Оборо, и жива ли она - они сами не знают, но Широ и ее отправил устраивать пожары. И... и Хиро... где он? Теперь я боюсь, что и с ним что-то случится.
Воспоминание о друге кольнуло Минори новой тревогой. Хиро в последние дни стал молчалив и отстранен, все реже проводил с ними время. Кто мог поручиться, что он не пострадал - от рук сэндайцев или местных жителей, которые всего лишь защищали свои дома и свой образ жизни от неизвестных поджигателей и убийц?
Только сейчас она начинала понимать, как повезло им с Юки добраться обратно до "Золотого духа", не попавшись никому на глаза.

Отредактировано Минори (19-02-2021 19:15:59)

+2

6

Канто слушал внимательно, не перебивал. Он подозревал, что пожары на Краю Света без Широ бы не обошлись, но до сих пор не мог понять цель всего случившегося. Для него логика Широичи во многом ускользала от понимания как когда-то в Анвалоре, так и сейчас – они мыслили слишком разными категориями, хоть в целом и признавали, что согласны пойти на все ради сородичей.
- Значит, Юрико мертва... Не думаю, что Широ хотел бы этого, - произнес Канто, когда Минори замолчала. – Вряд ли бы он послал ее на смерть, и если это случилось, значит, ситуация вышла из-под контроля. Если он хотел проверить, настолько здесь развита военная сеть алиферов, то, думаю, он просчитался – все оказалось не тем, чем выглядело.
- Я не знаю, чего он добивался этими пожарами. И вряд ли хоть кто-то это понимает, кроме него самого, - тихо произнесла Минори. - Для слепцов вроде Тору, дурака Кацу и Аки, прими Пламя его душу... это священная война, и я не знаю, понимают ли они, за что воюют. Но теперь все они его волей - бандиты и преступники. Даже Оборо. Даже Юрико...
- Даже Хиро, - глухо отозвался Канто. – Я видел его на пожарах, но не со стороны простых жителей. Он не вернется.
Своего ученика он узнал бы в любой одежде и маске, как бы тот ни хотел скрыться от чужого внимания – Канто слишком хорошо знал его повадки, движения и манеру боя, чтобы ошибиться. Но он так и не понял, почему: Хиро не произнес ни слова, что уходит, ни разу не завел разговор о сэндайцах, наоборот, не одобрял их попытки развязать столкновение рас на острове. И все же он ушел. Молча, тайком, не собираясь прощаться и объяснять.
- Хиро?.. - Минори неверяще выдохнула его имя. - Х-хиро... с ними? Нет, быть не может...
Она так резко поставила пиалу с остывающим чаем, что несколько капель пролилось на низкий деревянный столик.
- Ты уверен, что это был он?
Канто кивнул.
- У него должны быть причины...  – в обратное он поверить не мог. - Хиро что-то говорил тебе или Юки?
- Нет... ничего не говорил, - Минори, до сих пор ошарашенная этой новостью, самым подлым ударом за сегодняшнюю горькую ночь, не сводила с него расширенных глаз. - Ничего не было, только...
Она умолкла, вспомнив те дни, что проводила с Юки. Те дни, что они любили друг друга, ласкались, целовались, пробовали познавать собственные тела. Хиро был влюблен в нее, но могло ли это стать причиной, толкнувшей его к их врагу?
Мог ли он вообще узнать об этом?
Минори не верила.
- Нет, ничего... - повторила она угасшим голосом.
Но Канто заметил ее смущение.
- Только? – переспросил он, видя, что юная драконица недоговаривает. – Даже мелочь может быть важна, Минори. Я, конечно, попробую поговорить с Хиро завтра... уже сегодня, - за окнами светало. - И надеюсь, что что-то прояснится. Мне казалось, что он стремился домой – помогать матери. Видимо, я ошибся.

+2

7

- Я ничего не знаю о Хиро, - Минори сжала руки в кулаки на коленях. - И я... жалею о том, что была к нему невнимательна. Я больше проводила время с Юки...
В горле снова сжалось, и драконица несколькими жадными глотками опустошила пиалу.
- Я хочу пойти с тобой.
- В лагерь Широичи? Ты уверена? – сам Канто, наоборот, рад был бы этого избежать. Боялся, что Минори сорвется и наговорит глупостей. – Не думаю, что тебе стоит это делать, тем более после смерти Юрико. В Драак-Тале не желают развязывать войну, но сэндайцы нам не враги. Многие из них пришли сюда из нашей же деревни, и я не хотел бы устраивать с ними конфликт, не зная точно, что происходит.
- А как же Оборо? - Минори сверкнула глазами. - Я должна узнать, что с ней. И неужели ты думаешь, что я захочу остаться в стороне и не поговорить с Хиро?
- Я думаю, что надо присмотреть за Юки, - спокойно ответил Канто. – Он выглядел слишком подавленным, чтобы оставаться сейчас одному. И насчет его здоровья я тоже волнуюсь: если целитель не может справиться с болезнью, он часто перетягивает ее на себя. Думаю, ты тоже это слышала.
Минори поникла, лицо ее стало растерянным. Канто был прав. Как бы не хотелось ей разорваться надвое, чтобы попытаться спасти всех - сейчас она действительно могла спасти только Юки. И они были нужны друг другу - Канто и сам не представлял, насколько сильно.
- А как же ты? - тихо спросила она, опуская глаза. - Я не доверяю сэндайцам, они забыли, что такое честь и что такое кровные узы. Что если опасность там будет грозить тебе?
- Не думаю, - Канто улыбнулся. – Мы недолюбливаем друг друга, но мы не враги. Максимум, что может произойти, - Широичи меня выставит вон. Но уж точно не рванет убивать  – ему это ни к чему. Не волнуйся, я вернусь. И еще я думаю, что когда прилетит Кеничи, вам с Юки лучше будет покинуть остров на время вместе с ним и отправиться домой. Пока здесь идут беспорядки, Край Света небезопасен.
- Юки - несомненно. Он и сам хотел этого. Но зачем ты отсылаешь меня? Речь идет о моих родных тоже! Кроме того, я уже видела, на что способны сэндайцы, и я хочу помочь... Канто! - Минори подалась вперед. - Я еще в Драак-Тале твердила, что к этому придет, но никто не захотел меня слушать! Я не хочу нарушать твой приказ вновь, но не отсылай меня, когда я правда хочу попытаться остановить все это!
- Потому что я не собираюсь тебя терять, - отрицательно мотнул головой Канто. – И надеюсь, что в этот раз ты мой приказ не нарушишь. В моей жизни было и так слишком много потерь - я не хочу, чтобы к ним добавилась еще и ты. Жизнь длинная, в ней много трудностей, поверь, тебе их еще достанется с лихвой. Я верю тебе, Минори, и верил в Драак-Тале, но ты сейчас не сможешь ничего остановить. Это не наша война.
- Если бы ты видел сегодня то, что видела я, ты не говорил бы так... - Минори покачала головой, упрямо уставившись ему в лицо. - В этом участвуют наши близкие. Это наша война.
- Я видел достаточно смертей в своей жизни, - Канто поднялся на ноги, давая понять, что разговор закончен. Спорить он не хотел, да и если Минори начинала спор, то, значит, с ней уже все было в порядке – шок от случившегося прошел. – Ложись спать. Бессонная ночь не несет ничего хорошего, а днем у нас будет немало проблем. Алиферы – не идиоты, начнут искать зачинщиков. И пока я не узнаю, что происходит, мы – и я, и ты, и Юки, - будем молчать о том, что знаем. Надеюсь, ты  меня не ослушаешься.
Минори сжала губы и умолкла. Какая-то ее часть понимала, что Канто прав, и что он действительно не хочет пороть горячку и торопиться с решениями, но как же это было горько и больно! Слова рвались наружу, но сегодня она уже слишком часто давала им волю. И сил на споры у нее не осталось.
- Нет, учитель, - тускло отозвалась она и поднялась, покачнувшись от усталости. - Я пойду к себе. Только загляну проверить, как там Юки...

Отредактировано Минори (21-02-2021 14:25:43)

+2

8

Юки думал, что в эту ночь не уснет совсем, слишком потрясен был всем случившимся, слишком много мыслей вертелось в голове. Он с трудом поднялся по лестнице, дошел до своей комнаты и рухнул на постель, успев заметить лишь то, что Хиро до сих пор так в трактир и не приходил. Но стоило лечь, как все мысли из головы и про Юрико, и про Хиро, и про собственную бесполезность вымело напрочь – он уснул почти мгновенно. 
Ему снился дом, родители, которые почему-то ждали гостей, Хиро, носившийся по деревне с яйцом, откуда должна была появиться его сестренка (при этом какая-то часть сознания Юки помнила, что сестра у него уже родилась), Минори играла на флейте, и ленты в ее волосах развивались по ветру. Все было настолько мирно и обыденно, что проснувшись, Юки не сразу понял, где находится. А вспомнив, подумал, что лучше было и не просыпаться вовсе.
Он медленно поднялся, решив, что надо хотя бы умыться. Вечером не хватило сил даже на это - как был в одежде и чужой крови, так и отключился, не успев ни умыться, ни раздеться. До сна Юки чувствовал себя усталым и разбитым, сейчас бодрости прибавилось, но тело болело так, словно его били всю ночь. С магией он все же переборщил – подорвал собственные силы и теперь расплачивался.
Настроение оставалось отвратительным, делать ничего не хотелось – стоило вспомнить свои никчемные попытки лечения белой драконицы, как на глаза наворачивались слезы. Но Юки все же заставил себя встать, умыться и переодеться. Чистая одежда лежала стопкой на скамье рядом со столом. Вероятно, Канто заходил в его комнату, пока он спал, иначе Юки объяснить появление новых вещей не мог.
Но стоило вспомнить о Канто, как тот уже стукнул рукой в дверь:
- Юки, я войду?
Делать вид, что спит, было нелепо, и Юки согласился:
- Да.
Канто прошел в комнату, задвинув за собой дверь, скользнул взглядом по сторонам:
- Как ты себя чувствуешь?
- Все хорошо.
- Юки...
- Ну... не совсем хорошо, но это из-за маны. Я перебрал с заклинаниями, - Юки опустил взгляд в пол. – Никогда раньше их не пробовал, но матушка рассказывала, что нужно... У меня не получилось.
- Все приходит с опытом, - Канто шагнул к нему ближе. – И дело не в новых заклинаниях, а в том, что опыт и сила приходят с годами практики.
- Если бы я научился этому дома... а не валял дурака...
- Ты бы все равно не смог помочь Юрико, - Канто развел руки в стороны, и Юки послушно уткнулся носом в его плечо. Ему нужна была поддержка. Любая. – Твоя мать могла бы научить тебя более сильной магии, но ты все равно бы с ней не справился – ты для этого слишком юн. Со временем научишься всему, это я точно тебе говорю, и то, что Юрико погибла – вовсе не твоя вина. Ты сделал все, что мог, а других лекарей рядом не было. К тому же ты помог Кацу – он ведь тоже мог умереть, - Канто потрепал мальчишку рукой по макушке. - Так что не кори себя за то, что является вовсе не твоей ошибкой.
- Но если бы... – все еще не сдавался Юки.
- «Если бы» не существует. Есть то, что есть. Так должно было быть – и так случилось. Но у меня есть для тебя предложение...
- Да? – Юки оторвался лицом от его рубашки и поднял взгляд.
- Ты говорил про местного целителя – господина Дейгона. Почему бы не навестить его и не взять несколько уроков? Да и помочь заодно, - по губам Канто скользнула улыбка. – Это очень полезное дело. Сходи к нему, я узнал его адрес.
- Вы думаете, он согласится со мной разговаривать?
- Почему нет? Целителей намного меньше, чем воинов, и поверь, они во все времена не менее важны, а может даже и более востребованы, чем простые вояки.
- Вы просто меня утешить хотите, - парировал Юки, но идея Канто уже закрепилась в его сознании.
- Да, хочу, - рассмеялся тот. – Не только утешить, но и подсказать, что делать. Но сначала давай позавтракаем. Минори, наверное, нас уже ждет, а потом я отлучусь, а вы отдохнете. Или навестите господина Дейгона. Согласен?
Юки кивнул.
- Тогда ступай вниз завтракать. Там и встретимся.
Но когда Юки спустился, Канто уже успел покинуть «Золотой дух». По словам Минори, он очень торопился, но оставил записку с описанием дома целителя-дракона.

Отредактировано Юки (23-02-2021 12:49:37)

+2

9

Минори молча сидела над своим завтраком, почти не притронувшись ни к чаю, ни к сладостям. При виде Юки она слегка ожила, на бледном лице мелькнула слабая улыбка. Ночь и для нее прошла тяжело: под глазами обозначились темные круги, веки были припухшими, губы - потрескавшимися.
- Канто ушел по делам, - она взяла Юки за руку, слегка сжала пальцы. - Сказал, что вернется к вечеру. Ты хотел сегодня куда-то пойти?
- Да... – целитель немного растерялся. – Канто говорил, что знает, где живет господин Дейгон. Это целитель... А куда он ушел?
Минори помедлила. Ей не хотелось говорить Юки про Хиро - целитель казался таким хрупким и изможденным, что она боялась, как бы эта новость не подкосила его.
- Хочет побольше узнать о вчерашнем, - обтекаемо отозвалась она. - Давай сходим вместе. Я хотела бы зайти в Храм...
Она умолкла. Помолиться о душе Юрико - вот единственное, что Минори сейчас могла сделать для нее.
- Да, давай, - согласился Юки, усаживаясь за стол. После слов Канто ему стало все же спокойнее. Дома при всей прилежности и старательности он не смог бы научиться сразу всему, и если раньше у него не было ни цели, ни желания постигать новое, то сейчас Юки очень четко понимал, что хочет, и видел свои ошибки, над которыми стоило работать. Знал, к чему будет стремиться. И хоть он никогда не сможет воскресить Юрико, он станет сильнее, чтобы в следующий раз действительно суметь оказать реальную помощь, если та понадобится.
Завтракали в тишине и быстро, не слишком ощущая вкус еды. Минори столько всего хотелось сказать Юки, но она опасалась вновь растревожить его душу - да и свою тоже, - воспоминаниями о вчерашнем, а о том драконе, к которому хотел пойти целитель, она ничего не знала. Потому она была рада покончить с едой и поскорее отправиться в город.
В свете утреннего солнца следы вчерашних пожаров казались неестественными темными пятнами: покрытые копотью стены некоторых домов, непросохшие лужи на земле после тушения пламени, серые от усталости лица жителей. Больше всего жгло душу то, что она знала, кто виновен во всем этом - и не могла этого раскрыть всем. Потому что и Хиро, и Оборо, и молодые, наивные идиоты вроде Кацу тогда тоже понесут наказание, которое должен был бы понести один Широичи. Потому что имя Юрико тогда покроется несмываемым позором, которого Минори для нее не хотела.
Эта двойственность разрывала ее.
- Юки... - она подала голос, когда впереди и выше, на горе, показались очертания Храма Великого Пламени. - Послушай... ты ничего не говорил Хиро про нас с тобой?
- Нет, - целитель обернулся к ней, не скрывая удивления. – Да он и не спрашивал. Он вообще какой-то молчаливый в последнее время. Мне стало казаться, что я ему мешаю, и я решил его не доставать разговорами. Почему ты об этом спросила?
- Мне он тоже казался странным в последнее время, - Минори так и не решилась рассказать про то, что Канто видел Хиро ночью, вместе с поджигателями. В сердце до сих пор оставалась надежда, что, быть может, Канто просто ошибся, и до тех пор, пока он не вернулся, она решила помалкивать. - Знаешь, я... он тоже сказал мне, что я ему... небезразлична. Еще на острове. Но я не могла ответить ему взаимностью. С тех пор я думаю: может, поэтому он стал так отстранен?
- Он тебе признавался? – Юки удивился еще больше. Он-то понятия не имел, что пока были на острове, Хиро пытался ухлестывать за Минори. Целитель замолчал, задумавшись и вспоминая, но нет, ничего подозрительного вспомнить так и не смог  - Хиро вел себя как всегда - что на острове, что до него, что сейчас. Или он, Юки, сам настолько был глуп и ненаблюдателен, что ничего не заметил? Ему почему-то стало обидно, хоть обижаться тут было и не на что. То, что Хиро ему не рассказал о чувствах к Минори? Так он и сам ему сейчас не сказал ни слова о том, что они с драконицей начали встречаться и далеко не так как обычные друзья.
- Ну... да, что-то вроде, - Минори задумалась. Если Юки не общался об этом с Хиро - значит, молодому воину неоткуда было узнать об их отношениях. Значит, хотя бы к этому они с Юки никак не причастны.
Это слегка успокоило ее. Она взглянула на поникшего целителя и обхватила его под локоть.
- Я здесь, с тобой. Потому что я сама так решила, - драконица заглянула ему в глаза. - Я сама этого хочу, Юки. Я тебя люблю.
- Я тебя тоже, - он улыбнулся в ответ. Знал, что любит, и даже немного гордился, что обошел в этом вопросе Хиро. – Давай сами спросим Хиро, что у него происходит. В конце концов, он не сможет молчать вечно – когда-то да проговорится.
- Конечно, - Минори вздохнула. - Спросим, как только встретим его.
А в этом она почти не сомневалась.

***
Храм Великого Пламени, возведенный здесь, на Краю Света, был самым большим и красивым, какой видела Минори. Колонны-ворота ярко-алого цвета, увенчанные изогнутой крышей и несколькими звенящими колокольчиками, прямая, как стрела, лестница, ведущая к массивному зданию. Вокруг колонн и на коньках крыш были высечены изображения Рейлана - великий дракон взирал на остров мудро и благосклонно, словно любящий отец.
Внутри было тихо - лишь едва слышно звенели колокольчики и негромко шептала молитву женщина в углу. Худенький служка-дракон с обритой головой смахивал пыль щеточкой из мягких перьев, одежды его были алыми, как пламя. В Храм всегда мог прийти любой почитатель в любое время и с любой своей бедой - взять  ароматную палочку и совершить возжигание в специальной курительнице. И пока от палочки поднимался благоуханный дым, считалось, что это - то самое время, когда Великое Пламя слышит обращенные к нему молитвы.
Минори помедлила, взяла палочку, горько пахнущую полынью, зажгла ее прикосновением пальца и опустила в прохладную фарфоровую подставку. Сизый дымок тонкой струйкой вился к высокому, теряющемуся в полумраке потолку.
Минори молилась за душу Юрико, прося Великое Пламя даровать ей покой. За благоразумие своих сородичей, ввязавшихся в войну, о которой никто не просил. За безопасность своих близких, таких уязвимых, несмотря на всю свою драконью силу и гордость. Ей очень хотелось верить, что Отец драконов действительно слышит ее.

+2

10

Юки молча последовал примеру Минори: помолился за Юрико и Аки. Хоть он Аки особо и не знал, решил, что так будет правильно. И еще попросил у Рейлана прощения за собственную лень и безответственность. Он искренне хотел исправиться и даже решил, что начнет новую жизнь именно с сегодняшнего дня – вот сходит к лекарю-дракону и начнет. А если же тот откажется его немного подучить, то Юки твердо решил продолжить все сам, как только вернется домой. На словах и в мыслях все было правильно, легко и радужно, и на душе драконенка тоже посветлело – он верил, что дальнейшая его жизнь в его руках, и он сделает все, чтобы больше никого не подводить и смертельных ошибок не допускать.
Когда они с Минори отошли от курительницы, он сам взял драконицу за руку, чтобы поддержать, а заодно хоть немного отвлечь от грустных мыслей:
- Купим таблички, чтобы написать желания?
Таблички продавались здесь же у жрецов, здесь же можно было написать желание и повесить табличку на специальную доску с набитыми на ней крючочками. Считалось, что желание непременно сбудется – так рассказывала Оборо, и у Юки не было повода ей не верить.
Минори кивнула и подозвала юного жреца, чтобы за символическую монетку купить у него маленькую деревянную табличку.
- Вам на здоровье? На удачу или на любовь? - спросил молодой дракон. На его высоком выбритом лбу был нарисован маленький цветок лотоса.
- На здоровье, - подумав, отозвалась Минори. Она беспокоилась и за Оборо, и за Хиро, и за Канто, ушедшего в лагерь сэндайцев, и за Юки, вновь готового сжигать себя ради исцеления других.
- На удачу, - ответил в свою очередь Юки. Почему-то ему казалось, что именно ее им сейчас не хватало.
На небольшом столике у стены храма лежали кисти и тушь. Можно было написать пожелание на табличке или нарисовать его, если писать не умеешь. Можно было просто вырезать его или выжечь магией – считалось, что Рейлан прочитает просьбу в любом ее виде и непременно исполнит.
Минори взяла кисть и удивилась тому, насколько непослушными за эти последние месяцы стали ее пальцы. А ведь она была неплоха в каллиграфии дома, в Драак-Тале - сейчас же едва сумела вывести символы драконьих рун ровными, и то перепачкала в туши руки.
- Спасибо, - поблагодарила она жреца, вешая табличку с желанием на маленький крючок - стена во дворе Храма была отведена специально под пожелания и была вся увешана табличками.
«Пусть все будет как раньше», - написал Юки на своей дощечке. Раньше все было мирным и понятным. Безопасным. И он очень хотел вернуть то ощущение тепла и света, которое когда-то жило в его сердце. Наверное, оно бы могло вспыхнуть вновь, если бы он сам вернулся домой, но пока что вокруг раскинулись кварталы Края Света, а дом оставался так далеко, что Юки даже не представлял, в какой он стороне находится.
Храм они покинули задумчивыми, но скорбь, тяжелым камнем лежавшая на сердце, все же немного отступила, уступив место терпеливому ожиданию. До тех пор, пока Канто не вернется из деревни Сэндай, Минори не могла быть спокойна, но оставалось только ждать и надеяться на лучшее. На то, что с Хиро их наставник ошибся, на то, что Оборо не пострадала во вчерашней схватке, на то, что Кеничи скоро вернется и заберет Юки домой, в Драак-Тал.
Сама Минори верила, что Канто все же позволит ей остаться.
Они спустились по храмовой лестнице и прошли сквозь ворота, когда драконица первой ощутила на себе пристальный взгляд - настолько отчетливый, что она даже приостановилась, пытаясь отыскать его источник.
- Я искал тебя, - нищий, что случайно встретился драконятам по пути на пристань, вышел из-за высокой стены, что огораживала храмовый двор, и перегородил дорогу. – Ты меня избегаешь, но я тебя понимаю, - его безумный взгляд был направлен на Минори.
- Он пьян, - тихо констатировал Юки. От нищего и впрямь разило не только нечистотами, но и запахом дешевого пойла.
- Что тебе нужно от нас? - Минори невольно отступила на шаг назад. При виде этого искалеченного дракона ей по необъяснимым причинам было жутко.
- Что? – он неопределенно пожал плечами. – Твое прощение. Я думал, что ты погибла... Я столько лет так думал. Но сейчас... – нищий протянул к ней руку, пытаясь дотронуться. – Может ты призрак? 
- Ты с кем-то путаешь меня... - Минори выставила перед собой руку, отводя его ладонь и не позволяя к себе прикоснуться. - Ступай с миром, я не та, которую ты ищешь, кем бы она ни была.
И все же в глазах безумного дракона читалась странная убежденность, которая ее смущала.
Нищий не ответил. Он долго стоял на месте, глядя вслед уходящим драконятам, но куда потом делся, они не поняли – когда обернулись в очередной раз, дорога перед храмом уже была пуста.

+2

11

Дом целителя Дейгона им подсказали прохожие. Был он опрятным, двухэтажным, и весь утопал в зелени: благоухание трав с аптекарского огородика чувствовалось за несколько шагов от крыльца. На первом этаже была небольшая лавочка, по совместительству - приемная почтенного дракона, на втором - его жилье.
Однако на стук долго никто не открывал.
- Может, его нет дома? - с сомнением спросила Минори, оглядываясь вокруг. Создавалось впечатление, что с утра к уважаемому Дейгону приходило очень много посетителей, влажная земля была вся покрыта следами.
Ответить Юки не успел – дверь все же открылась. На пороге стоял мужчина средних лет, темноволосый, темноглазый, одетый по драконьей моде. Но вот был ли он тем самым лекарем, которого искали? Этого драконята не знали, так как сами господина Дейгона никогда не видели,  а Илэр его внешне никак не описал, когда рассказывал Юки про целителя-дракона.
- Простите, что отвлекли вас от дел, - Юки поклонился мужчине. – Мы ищем господина Дейгона.
Взгляд мужчины обежал их обоих, словно подозревал их в чем-то, глаза прищурились.
- И какое у вас дело к господину Дейгону? - поинтересовался он.
- Мой друг - целитель, и очень хороший, - отозвалась Минори, которой этот взгляд не очень понравился. - Он хотел бы учиться у такого опытного лекаря, как господин Дейгон. Нам многое про него рассказывали.
Дракон пристально посмотрел на Юки:
- Так ты - целитель?
- Да, - кивнул Юки. – Мы приехали сюда из Анвалора, - про Драак-Тал он по привычке умолчал, - и я подумал, что господин Дейгон мог бы мне дать несколько уроков.
- Дети, вы действительно хотели бесплатно получить уроки от известного целителя? – дракон рассмеялся. – Вы или наивны, или глупы.
- Мы заплатим, - покраснел Юки, на самом деле вовсе не подумавший о деньгах. – Вернее, я заплачу.
Денег у него с собой не было, но он решил, что может попросить в долг у Канто – уж тот об оплате точно знал, раз сам подал идею сходить к местному лекарю на урок.
- Я мог бы помочь господину Дейгону, - осторожно предложил Юки, пока странный мужчина не захлопнул дверь дома перед их с Минори носом. – После пожаров у него наверняка много работы.
Это заставило мужчину слегка задуматься.
- Да, работы со вчерашнего вечера прибавилось изрядно, - заметил он. - Но что толку с целителя-недоучки?
- А вы испытайте его! - на щеках Минори вспыхнули яркие пятна: ей стало обидно за Юки, который накануне потратил столько сил на спасение жизни Юрико и Кацу. - Испытайте, а потом уже говорите, есть ли с него толк или нет!
Дракон усмехнулся:
- Испытать, говоришь? - он перевел взгляд с Минори на Юки и обратно. - Сегодня утром мне уже хватило испытаний и проверок с лихвой. Но я ценю смелость. Что скажешь, мальчик? - обратился господин Дейгон (а в том, что это был именно он, уже не возникало сомнений) к Юки. - Я дам тебе один шанс, пока еще не приступил к работе.
- Я сделаю, что вы скажете, - подтвердил Юки, чувствуя себя под его взглядом довольно неловко.
- Заходите в дом, - дракон наконец-то открыл дверь шире и отступил в сторону, пропуская своих гостей внутрь.
Внутри было на удивление беспорядочно: все лекарства и настойки, все высушенные травы и ингредиенты почему-то громоздились на прилавке, в то время, как полки были пустыми, будто на них - или за ними, - кто-то усердно что-то искал. Столик для гостей был сдвинут в угол, циновки перевернуты, занавеси на окнах раздернуты.
- А, - Дейгон невесело усмехнулся. - С утра в моем доме искали раненых поджигателей. Представляете? - он с возмущением фыркнул. - Как будто я мог бы укрыть кого-то из них у себя после того, что они устроили! Как будто я могу поддерживать весь это хаос... - его рука описала в воздухе сложный жест.
- Говорят, что это ёкаи, - подал голос Юки. – Но разве они бы стали прятаться у вас? – что-то подсказывало ему, что про сэндайцев лучше не вспоминать.
- Кто знает... - проворчал Дейгон. - Я не привык отказывать в помощи раненым, если меня о ней просят, но согласился бы я помогать преступникам, из-за которых страдают жители? Я сам не знаю, и, Великое Пламя миловало, не послало мне возможность проверить это...
Минори, опустившаяся на колени на подушку, чтобы не мешать разговору лекарей, неуютно поёрзала. Ей казалось, что разговор приобретает опасное направление.
- Ну да хватит об этом, - лекарь прошел за прилавок и принялся расставлять свои микстуры и скляночки обратно на полки, не прерывая при этом диалог. - Я вижу, мальчик, у тебя в самом деле аура целителя. Как долго ты учился?

+2

12

- С детства, - ответил Юки, облегченно выдохнув, что разговор сменил тему. Он так и не понял, говорил про «преступников» Дейгон серьезно или хотел всего лишь проверить их с Минори мысли на этот счет. – Моя матушка сама меня учила, она тоже целительница. И еще наш местный целитель Джун.
- Почему же ты не остался обучаться у них? - дракон метнул на него острый, внимательный взгляд.
- Мы хотели посмотреть Край Света – родину драконов, - нашелся Юки. Про Широичи, пиратов и прочее он упоминать не стал. – Через некоторое время мы вернемся домой. Но я подумал, что мог бы быть полезен здесь после пожаров: помогу нуждающимся и получу хоть какой-то опыт в своем ремесле.
- Хм... возможно, - Дейгон погладил слегка колючий подбородок. Было заметно, что обычно лекарь бреется, но со вчерашнего дня, видимо, у него не дошли до этого руки. - Но помимо магии я лечу своих пациентов и многими другими способами. Вот например... - он взял с прилавка маленький стеклянный пузырек без подписи, ловко откупорил пробку и протянул его Юки. - Сможешь сказать, что там?
Юки поднес флакон с пурпурной жидкостью к носу и осторожно произнес:
- Парцен?
Но здесь было просто – запах и цвет у зелья все же были довольно оригинальными. Сложнее пришлось бы, если бы Дейгон задал отгадывать что-то менее редкое – большинство лекарственных жидкостей не имели ни ярко выраженного запаха, ни своеобразного цвета.
- А это? – словно услышав его подозрения, лекарь протянул следующий флакон с желтоватым раствором.
Юки принюхался и неопределенно пожал плечами. Он не знал ответ.
- Ягоды черемухи и корни амана, - ответил за него сам лекарь. – Отличное средство от поноса, если правильно его приготовить. Я знал, что ты не отгадаешь, - он усмехнулся.
- Разве здесь растут черемуха и аман? – удивился Юки.
- Нет, - ответил Дейгон, убирая флакон на место. – Но это не отменяет того, что сырье можно купить у торговцев. Хорошо... А что ты скажешь об этом? - он развернул чистую тряпицу, в которой лежали блестящие тонкие иглы разной длины. - Если, скажем, у меня болит голова... Покажи точки, куда бы ты поставил эти иглы.
Про иглы Юки точно знал все, что только можно, – Джун их обожал настолько, что не отстал, пока его ученик не вызубрил все энергетические точки на теле. Но показывать их на Дейгоне Юки все же постеснялся, да и вообще иглы в руки брать не стал, – любой целитель ими слишком дорожил, чтобы отдавать кому-то чужому,  – просто показал нужные точки на себе в области лба между бровями, на висках и темени.
Дейгон удовлетворенно кивнул - похоже, то, что Юки не прикоснулся к иглам, понравилось ему не меньше, чем сам правильный ответ.
Наконец, дракон вытащил из-за пояса маленький, но очень острый нож в ножнах, и Минори, сидящая в стороне и молча наблюдавшая за целителями, невольно напряглась.
- А если я сделаю вот так... - он уколол ножом собственную ладонь, сделав аккуратный, точный надрез и даже не поморщившись. - Что ты будешь делать?
Юки протянул свою ладонь прикоснувшись к ране – сущая мелочь по сравнению с тем, что ему пришлось лечить ночью. Кровь под его рукой подсыхала, слегка пузырясь, мельчайшие сосуды срастались, а вслед за ними начали восстанавливаться и остальные поврежденные ткани. Это было в несколько раз легче, чем отгадать на вид настойку от поноса.
- Хорошо, - Дейгон осмотрел свою ладонь, не найдя на ней ни царапины, и кивнул. - Теорию неплохо бы подтянуть, но для своего возраста ты неплохо обучен, мальчик... Сколько тебе лет и как твое имя?
- Юки, господин Дейгон. Мне двадцать два, - по драконьим меркам это было всего ничего, но Юки считал себя уже вполне взрослым.
- Совсем ребенок, - усмехнулся целитель, но на этот раз безобидно. - Ладно, Юки, считай, что я беру тебя в ученики. Можешь приходить завтра с утра, когда я приберу тут весь этот беспорядок.
- Мы можем помочь вам его убрать, - подала голос Минори, внутренне радуясь, что Юки прошел строгий отбор лекаря.
- Да? Буду благодарен... и попробую отблагодарить вас лучшим чаем на всем Краю Света.
- Конечно, - Минори поднялась на ноги.
- Поможем, - согласился и Юки. Он склонился, поднимая с пола несколько маленьких деревянных коробочек. И все же решился спросить о том, что его все еще волновало.  – Господин Дейгон, сколько будет стоить ваш урок?
- Я согласен обучать тебя бесплатно - вижу, ты смышленый паренек, а мне здесь нужна пара рабочих рук. Так что... в качестве платы будешь работать с травами, составлять микстуры и помогать лечить мелкие болезни. И тебе практика, и мне подспорье.
Минори улыбнулась, собирая в стопку циновки, чтобы встряхнуть их во дворе. Она видела, что Дейгон глядит теперь на Юки совсем иначе, и ее радовало, что ее возлюбленный нашел дело, которое покажет ему, чего он на самом деле стоит.
Юки и сам был рад: если он сможет приносить пользу окружающим, то постепенно простит себя и за смерть Юрико. И платить за уроки не надо – тоже несомненный плюс – не придется занимать деньги у Канто.

+2

13

Уборка в лавке Дейгона затянулась почти до самого вечера, - лекарь то и дело отвлекался на посетителей, заглядывавших в его дом, - а когда с ней наконец-то было покончено, он действительно пригласил своих помощников за стол, как и обещал. Отказываться драконята не стали, тем более что завтрак в «Золотом духе» уже успел полностью позабыться.   
- У меня здесь как... - говорил целитель своим слушателям, раскладывая по тарелкам тонкую яичную лапшу с овощами. - Работы много, почитай, весь город. Даже алиферы из Торговой Гильдии зовут, если какая хворь случится. Ну и плату, конечно, тоже беру по справедливости. В ученики ко мне приходили проситься, да все бездари, по-настоящему одаренных юношей что у алиферов, что у драконов днем с огнем не сыскать.
- Алиферы тоже хотели у вас обучаться? - полюбопытствовала Минори, делая глоток чая - действительно необычного на вкус, с какими-то местными травами. За этой мирной беседой страшные события ночи и утра несколько поблекли. Недаром Сейджин говорил, что совместная работа и сближает, и отвлекает от тяжелых мыслей.
- Илэр мне говорил, что вы ему жизнь спасли, - как бы между прочим заметил Юки.
- Илэр? – Дэйгон на мгновение задумался, наморщив лоб. – Что-то не припомню...
- Он алифер... – пояснил Юки, но заметив, что это тоже не помогло лекарю, пожал плечами. – А может и приврал.
- Возможно, я запамятовал, - пожал плечами Дейгон. - Хотя это странно. Обычно я помню по именам почти всех своих пациентов.
- Скажите, - подала голос Минори, вспомнившая встречу возле Храма. - А знаете ли вы такого дракона... однорукого? Он, кажется, бездомный и безумный - побирается возле дорог и Храма. Я кроме него не встречала нищих драконов на острове, и тем более - калек...
- Ты про того безумца, что вечно пьян? – уточнил лекарь. – Он тут давно, но сам по себе. Не рассказывает почти ничего, ни с кем не общается – связные фразы из него редко можно выбить. Но в целом он безобиден – сидит, пьет, никого не беспокоит. Живет где-то на острове, так что иногда его и долго не видать, а иногда каждый день подачку ждет.
Минори и Юки переглянулись.
- С нами он говорил довольно связно, - нахмурилась драконица. - Даже дважды. Кажется, он путает меня с кем-то, и потому преследует. Как его имя?
- Он его никому не сказал, - пожал плечами Дейгон. - Мы называем его просто Рю - Дракон. Он ведь дракон, - лекарь усмехнулся, - хоть и позорит наш род. Кое-кто его иногда подкармливает, что со стола останется, но пускать пьянчужку под одну крышу никому не улыбается. Бедовый он. Но безопасный, так что не нападет, не бойся. Просто не разговаривайте с ним, идите своей дорогой.
- Ясно, - Минори покосилась в окно, через которое было видно закатное солнце. - Господин Дейгон... нам, наверное, уже пора.
- Жду тебя завтра на рассвете, если не передумаешь и не проспишь, - напутствовал лекарь Юки.
Тот заверил, что не забудет и, конечно же, встанет пораньше. Да и как можно забыть подобное? Юки получил то, к чему стремился, и уж точно не собирался нарушить слово в первый же день своих новых работы и обучения.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [19.09.1082] Шепот в темноте