Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.09.1082] Осколки падающих звезд


[18.09.1082] Осколки падающих звезд

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

- Локация: о. Драконий зев, Край света
- Действующие лица: Минори, Юки, Клир, Юрико и другие сэндайцы
- Описание: Сэндаец Тору, переодевшись в обычные одежды, ищет помощи для раненых, которые прячутся в городском убежище "ёкаев", после поджога кораблей и Торговой Гильдии алиферов. Среди пострадавших Юрико - ее ранение самое тяжелое и грозит ей скорой смертью.

Связанный эпизод - [18.09.1082] Я иду искать

Отредактировано Широичи (10-01-2021 14:42:10)

+3

2

Клир не знала сколько она пролежала без сознания, но судя по всему не долго. По ощущениям это было похоже на то, когда проваливаешься в пятнадцатиминутный сон, бред длящийся для тебя всего пару секунд.
Очнувшись, она увидела краем глаза большую темную тень рядом. Демоница дернулась, чтобы встать, испугавшись, что это могли быть алиферы. Она тогда еще не думала, что вряд ли что-то сможет им противопоставить.
Резкая боль в плече, на котором она успела еще и очень неудачно полежать, заставила ее скукожиться и громко выругаться.
-Тише! - Хвала всем богам, это был голос Тору - одного из драконов Широичи. Сквозь полумрак, она смогла его разглядеть. Клир не стала ему отвечать. Действительно в положении загнанных в подвал крыс, в котором они были сейчас, шуметь было очень некстати. Демоница кое-как поднялась. Голова болела так же как и все тело.
Тору велел ей, как единственной кто был хоть немного в сознании, приглядывать за ранеными и убитыми. Клир кивнула, и дракон отправился за подмогой.
Она же проверила оставшихся. Пареньку уже оказали первую помощь, демоница подозревала, что жить он будет. В отличие от своего собрата.. Клир отвернулась. Ей не хотелось рефлексировать на эту тему. Слишком много уже она видела. Ужасы войны были уже пережиты. Внимание требовалось живым. И в первую очередь ей самой.
Раны Юрико она трогать не стала, подозревая, что медленно тающий шип еще какое то время сдержит кровь, хоть и недолго, но вмешательство плохо разбирающийся в медицине демоницы может только ухудшить ситуацию.. А вот ее собственная рана продолжала кровоточить.

Клир вспомнила одного наемника из Остебена, с которым выпивала в таверне много лет назад. Они обсуждали работу, и тогда он рассказал ей, что самая сильная боль, которую он когда либо испытывал были не зубы зверя или меч врага, а тот момент, когда в деревенской кузнице друга он по неосторожности нарвался на стальной прут. Лекарь был в отъезде, поэтому, чтобы избежать заражения и потери крови, кузнец тут же прижег ему рану. “Никогда в жизни я так не орал. Меня даже вырубило от боли!” - вспоминал он со смехом. Веселый был парень. Один из немногих, кто умер от старости...

Сейчас Клир было совсем не смешно. Надо было что-то делать.
Она огляделась и нашла на полках небольшую масляную лампу, кресало и маленький деревянный брусок. Подожгла лампу. Глухой без окон подвал залил тусклый оранжевый свет. Демоница села на полу, скрестив ноги, скинула с раненого плеча одежды, пропитанные кровью и размотала бинты. Одно хорошо - они не успели присохнуть к ране.. Но приятного, все равно мало.
Она поморщилась.  Рана была глубокая, но достаточно ровная и не сквозная. Втянула носом воздух - не пахло ничем кроме крови - это хорошо, значит заражения еще нет. Лезвие кинжала она обтерла о кусок ткани и начала греть на слабом огне. Действительно раскалить металл так не получится, но нужной температуры хватит.
Так она сидела минут пять, а может и больше, глубоко и ровно дыша. Раньше ей не приходилось применять такие радикальные меры. Все-таки она не доверяла драконам.. Точнее точно знала, что большинство больше терпит ее и предполагала, что оказывать ей помощь будут в последнюю очередь. Значит необходимо было спасать себя самостоятельно. Клир потушила лампу и выдохнула.
Деревянный брусок она зажала в зубах. Слова наемника предостерегающе звучали в памяти.
Она не стала тянуть и сделав резкий выдох, словно собиралась опустошить чашу чего-то крепкого, прижала лезвие к ране.
Ей показалось, что именно так чувствуют себя враги, которых она убивает взрывом. Острая словно пузырящаяся боль, пронзающая каждый нерв, сопровождается неконтролируемыми судорогами, которые корежат тело. Будто бы время остановилось на моменте когда клинок вонзается в плоть и растянулось на бесконечность.
Мир заполнили разноцветные пятна и кромешный мрак.

Отредактировано Клир (11-01-2021 15:00:28)

+3

3

- Помогай! Тащи еще воду!
- Растяпа Фойрров!.. держи здесь!
Кто-то ругался. Кто-то приглушенно стонал от боли. Где-то истошно вопил перепуганный паникой и суматохой ребенок.
А перед глазами Минори снова стояла резня в Анвалоре - битва, в которой она проиграла тогда. Ночное небо, окрашенное заревом пожаров. Чужая кровь, пропитавшая одежду. Смерти... столько бессмысленных смертей!
Все повторялось. Круг замыкался.
- Юки! - кто-то всунул ей в руки ведро, и Минори, очнувшись, принялась передавать по цепочке воду к ближайшему дому, вспыхнувшему от долетевшей искры. Краем глаза заметила растрепанного целителя, склонившегося над рыдающей женщиной - половина ее лица была обожжена, правый рукав превратился в лохмотья.
Он тоже делал то, что должен был, не задумываясь и не колеблясь - только так и можно было остаться в здравом рассудке.
Не вспоминать Анвалор...

***
Улица, на которой располагался "Золотой дух", плавно поднималась вверх, к зданиям Торговой Гильдии, и потому, когда в городе вспыхнули первые пожары, и поднятые из постелей жители выскочили на улицы, Канто, Юки и Минори были среди них. Куда делся Хиро, исчезнувший еще накануне, в общей сумятице как-то забылось.
Золотой дракон умчался к эпицентру пожаров, оставив их с Юки тушить дома, не так сильно охваченные пламенем, и помогать растерянным и пострадавшим жителям.
И они тушили. Окатывали водой крыши и стены домов. Таскали вещи и людей. Успокаивали напуганных. Раз за разом, пока время не потерялось, пока не начали путаться мысли и болеть руки, а пламя, лизавшее стены домов, не утихло окончательно.

Тогда кто-то впервые упомянул о черных поджигателях с лицами демонов, которых видели на пристани и у здания Торговой Гильдии - и картина в голове Минори медленно сложилась.
Анвалор и нападение пиратов.
Демон тумана в маске ёкая.
Исао, так и не сумевший убедительно солгать о Широчи и его причастности к зловещему пирату.
Демоны в черном, устроившие хаос...
Он все-таки донес хаос и сюда. Буря, вызревавшая так долго, все же грянула.
Минори в отчаянии сжала кулаки. Нужно было бежать и скорее найти Канто, сообщить ему... нет, отыскать Оборо и убедиться, что глупая девчонка не принимала в этом участие...
И куда, во имя Рейлана, подевался Хиро?!
- Великое Пламя... - выдохнула Минори, утирая лицо и не замечая, что оставила на лбу темную полосу сажи. Драконы не боялись ни огня, ни жара, но были утомлены, и белая рубашка на спине девушки стала мокрой насквозь и серой от грязи. - Юки! Юки...
Она пробилась к другу, только что отпустившему раненого дракона, - мельком Минори узнала в нем знакомого пекаря, работавшего на этой же улице, - и схватила его за руку:
- Нужно найти Канто. Эти пожары... эти ёкаи! Все не то, чем кажется!
Она вовремя остановила себя: здесь было слишком много народу.
- Скорее! - драконица потянула целителя за собой. - И держись рядом.
Рука привычно легла на рукоять меча у пояса. Эта ночь могла оказаться еще опаснее, чем выглядела.

Отредактировано Минори (12-01-2021 19:17:49)

+3

4

Пожаров Анвалора Юки не видел – когда в город пришли пираты, он оставался в Драак-Тале, и лишь на следующий день вместе с матерью и Джаном отправился помогать раненым. Но он помнил, как вспыхнул от молнии корабль, захваченный ульвами, и когда увидел огонь и услышал крики, то оторопел от подступающей паники, замер на месте, не зная, что делать, и лишь после окрика Канто «Помогите тушить!» бросился вслед за Минори к полыхающим зданиям. Сам золотой дракон метнулся к постройкам торговой гильдии, с которой, по слухам, пожар и перекинулся на соседние дома, учеников с собой не взял, и вскоре и Юки, и Минори вовсе потеряли его в дыму из виду: работы у них было много итак – и огонь помогать тушить, и раненых подлечивать.
Последним Юки как раз и занимался. Пострадавших набралось  не так много, как могло бы быть, - от огня жители города успели разбежаться, а ожоги и ранения получили лишь те, кто пытались спасти пожитки, наплюнув на собственные жизни. Юки понимал их и не осуждал: на пожаре теряли и вещи, и запасы продовольствия, и сбережения – все, что было накоплено в прошлом, рассыпалось пеплом – вот люди и рисковали сгореть живьем или надышаться дымом.
- Это все ёкаи, - твердил старик, которому целитель снимал боль с обожженной руки. – Черные, со страшными мордами! Скакали по крышам и рассыпали огонь! Их видели, да.
- Кто-то прогневил их... – ответила ему женщина, качающая на руках ребенка.
- Надо было их раньше выгнать с острова и все здесь вычистить...
К разговору присоединялись все новые потерпевшие, но Юки не спешил с ними спорить или задавать вопросы – просто слушал и делал свое дело. Он жалел, что не было с собой никаких трав, мазей или зелий. У матери дома шкафы ломились от всякой всячины на все случаи жизни, но здесь, на Драконьем Зеве, Юки был такой роскоши лишен.   
- Нужно найти Канто. Эти пожары... эти ёкаи! Все не то, чем кажется! – Минори ухватила его за руку, прервав все размышления, едва он закончил перевязку.
- Куда мы пойдем? – целитель ничего не понял, но перед ее напором не устоял – пошел следом, даже не стараясь освободиться от цепкой хватки. – Погоди! Что ты имеешь в виду?
- Скорее! И держись рядом, - все, что он получил в ответ. Но заметил, как подруга положила руку на рукоять меча.
– Только не говори, что собралась искать ёкаев! - пронеслась в голове Юки догадка. - У нас уже были работорговцы, пираты, ульвы... и злоебучие обезьяны! Может быть, хватит искать приключений? Мы не справимся – ёкаи же волшебные, ты даже не знаешь, что от них ждать!
Минори его не слушала, продолжая упорно идти вперед – быстро, почти переходя на бег.
- И где мы сейчас найдем Канто? – попробовал зайти с другой стороны Юки. – Может он уже на другой стороне города, или вовсе за ёкаями улетел в джунгли – только зря тратим время... Минори! – целитель наконец-то вырвал свою руку из ее хватки. – Объясни мне! Почему мы куда-то бежим, если твой учитель сказал помогать жителям?
Он остановился посреди затянутой дымом улицы и дальше двигаться без объяснений не собирался.

+3

5

- Госпожа демон, - вкрадчивый, но подрагивающий голос врывался в сознание Клир. - Госпожа демон…
   Кацу - молодой дракон, попавший в убежище вместе с Тору, - подполз к потерявшей сознание демонице и теперь аккуратно расталкивал ее, пытаясь привести в чувства. Ему было страшно оставаться одному, среди мертвецов и полу мертвецов. Старший товарищ мог не вернуться вовсе: Кацу сегодня очень близко видел, какой быстрой и неожиданной бывает смерть, как легко перечеркивает она жизни и планы, даже если ты совсем еще молод. Мертвый Аки был тому жутким примером. И закончить вот также или в пыточных алиферов, которыми пугал мастер Широ, молодой дракон не хотел. У него был глубоко взрезан мечом левый бок, так, что кишки едва не выпали на мостовую, но Тору крепко перевязал его и велел не двигаться. Кацу исполнял его наставление, но когда Клир свалилась без чувств, прижигая собственную рану, дракон пополз к ней из своего угла наплевав на боль. Эта женщина сейчас была единственной, кто мог всех их защитить если что… кто мог защитить лично его.
   - Госпожа демон! Не умирайте, госпожа демон… Вернитесь сюда, госпожа демон…

  Тору, переодетый в обычное городское одеяние, тем временем бежал по улицам. Он искал уже даже не своих, а любого лекаря, который мог бы отозваться на его просьбу о помощи. Как это объяснять, и что Широ по итогу велит сделать с этим несчастным, дракону сейчас не думалось, он лишь хотел спасти те жизни, какие еще мог. А потому стучался в лавки и дома целителей поблизости, но все они были или пусты, или жены отвечали ему, что хозяин отправился помогать на пожаре. Отчаяние подступало к горлу.
   В какой-то момент, дракон едва не сшиб вставшую посреди улицы парочку, и взвинченный и разозленный на обстоятельства, он выкрикнул: “С дороги!”. Но схватив Юки за одежду на плече, чтобы отпихнуть в сторону, Тору так и не довел своего грубого жеста до конца, узнав юношу.
   - Юный Такаги, - из груди сэндайца вырвался вздох облегчения. - Благословение Рейлана! Хорошо, что я встретил тебя! Ты же учился целительству, верно? Мне нужна помощь…
   Тору перевел взгляд на хмурую Минори, что стояла рядом, и наконец отпустил молодого лекаря, выпрямившись.
   - Для госпожи Юрико. Она очень тяжело ранена.

+3

6

Клир не потеряла сознание полностью. Она находилась между сном и явью, от нестерпимой боли наблюдая лишь цветные созвездия, прорезающие тьму закрытых глаз. Требовалась недюжинная сила воли, чтобы выбраться из такого транса самостоятельно, но демоницу вырвал неуверенный, полный страха голос одного из молодых драконов. Почти детский голос разрезал калейдоскоп в голове, а обострившаяся от тряски тупая боль в теле выдавила из груди тихий хриплый стон.
Когда вернулось сознание, вернулось и восприятие боли. Клир открыла глаза и хришло зашипела, отстраняясь рефлекторно, от чего стало только хуже.
Я тут-тут, только не тряси меня, - ее голос смягчился - а то точно отойду в Бездну.
Она сидела, откинувшись на прохладную стену. Застоявшийся запах в подвале, который превратился теперь то ли в госпиталь, то ли в морг стоял отвратный. Демон повернула гудящую голову в сторону парня, заглядывая ему в распахнутые в испуге глаза. Видимо он никогда не сталкивался со смертью так близко. Или не видел такую смерть. Настоящую. Воняющую сталью, гарью, дерьмом и кровью. Она могла бы успокоить его заклинанием... Но не стала. Да и магический резерв был почти на нуле.
Клир отложила остывший уже клинок, который так и остался у нее в руке. Вздохнула глубоко, и со стуком откинула голову, упираясь ей о стенку.
Она уже не знала жива Юрико или нет, да и проверять не было сил. Клир все равно не могла бы сделать с этим что-то еще. Единственное, что они могли это ждать. Ждать либо подмоги, либо следующей ночи, когда все уляжется и они смогут попытаться сбежать из города. Если конечно алиферы не найдут их раньше.
Она, не меняя положение головы слегка прикрыла глаза и скосила взгляд на своего товарища по несчастью.
-Тебя же, кажется, Кацу зовут? - она помнила смутно как называли его имя, когда распределяли командование. - Не беспокойся. Сегодня ты уже не умрешь.. Так.. - она бросила взгляд на развороченный труп в углу, который смотрел в пустоту из под прикрытых несимметрично век. - Мы либо точно проживем еще один день, либо умрем тихо. - она усмехнулась. Голос был хриплый и еще слабый. Она устала. - в этих обстоятельствах просто истечь кровью, не такой уж страшный конец.
Это все звучало не слишком утешительно,  но она не собиралась врать даже тому, кто по ее меркам был ребенком. Смягчение углов не сделает смерть легче. А вот правда хотябы позволяет здраво смотреть на происходящее вокруг. Пусть сам взвесит на внутренних весах свои идеалы и свою жизнь.. А что еще важнее - свою смерть.
Демон немного пошевелила плечом, пытаясь понять его состояние и чуть сморщилась. Было чертовски больно - обожженная кожа стянулась, но кажется кровь и правда больше не текла.
- А вообще, Кацу, ты бы не ползал тут - она бросила на него короткий взгляд - Я скорее всего уже доживу до утра, ставлю на это жопу Люциана. А вот ты растеряешь свои потроха, если не будешь осторожен.
Они сидели в подвале и ждали. Ждали, когда подброшенная богами монетка упадет одной из сторон.
Клир ненавидела ожидание.

Отредактировано Клир (15-01-2021 23:58:38)

+3

7

Они пробежали несколько улиц, прежде чем Юки начал задавать вопросы, и Минори пришлось остановиться.
- Никакие это не ёкаи, Юки! - Минори вздохнула, нервно оглянувшись по сторонам, и понизила голос. - Широичи и его сэндайцы... Да послушай меня хоть раз! Мне никто не поверил тогда, после Анвалора, но я была права! И теперь все это повторяется здесь. Снова. Он привел их на смерть, как я и боялась...
Она видела по лицу целителя, что Юки готов возмутиться. В прошлый раз ее поиски справедливости привели их на корабль работорговцев, а затем - на одинокий остров. И теперь, видя творящееся кругом, Минори снова не могла остаться в стороне.
- Я просто хочу найти госпожу Юрико и Оборо. И убедиться, что они...
Она не закончила. Быстрый стук деревянных подошв по мостовой, злобный окрик - навстречу им из-за поворота вылетела темная фигура. Врезалась в Юки, схватила юного целителя за воротник.
- Убери руки! - меч Минори с шипением выдвинулся из ножен - молодая драконица была слишком взвинчена, и к тому же понимала, сколько врагов теперь может оказаться вокруг. Но нападавший уже сам отпустил юношу - и в тот же момент Минори узнала его и со щелчком задвинула меч обратно. - ...Тору?
Она не сразу вспомнила имя этого дракона - одного из клана Сэндай. Но она узнала его, и он их с Юки - тоже. Он тяжело дышал и выглядел взволнованным и...
Испуганным?
- Что случилось?
В следующее мгновение сердце Минори пропустило удар.
Госпожа Юрико тяжело ранена. Настолько тяжело, что Тору готов искать помощи даже у жителей Драак-Тала, которых сэндайцы всегда презирали.
Юрико...
Неужели случилось то, чего она боялась? Из-за планов безумного дракона погибнут ее близкие?
Ей понадобилась секунда, чтобы выдохнуть и сдержать вспыхнувшие в ней страх и ярость. И еще одна - чтобы принять решение. Она внучка великого Сейджина. Не время сомневаться и выяснять отношения.
- Веди, - коротко велела она Тору. - Мы поможем. Юки, пойдем! Скорее!

Запах крови был густым и резким. Пахло смертью - тяжелой и мучительной. А еще - паленой плотью.
Мигала тусклая масляная лампа, и в ее свете Минори, оглушенная этой чужой смертью, не сразу разглядела  четыре тела, лежавших на полу мастерской. Один из молодых драконов - мертв, второй - тяжело ранен. Незнакомая светловолосая женщина - также раненая. И белая драконица, неподвижно распростертая в углу...
- Госпожа Юрико!.. - Минори опустилась рядом с ней на колени, но не коснулась ее: рана выглядела страшной. Обломок ледяного копья пронзил драконицу, словно бабочку, и теперь она умирала.
Та, что единственная любила Минори, как мать. Та, которую сама Минори любила, как потерянная дочь.
На глазах вскипели слезы, и Минори яростно сморгнула их. Обернулась к Юки.
- Юки... прошу тебя, помоги ей. Сделай все, что сможешь, и мне говори, что делать.
Она знала, что молодой целитель уже потратил часть сил на помощь жителям, и готова была поделиться с ним собственной энергией, если потребуется.
Все остальное - после.

+3

8

Широичи! Опять Широичи!
Кто бы сомневался!
Юки скептически хмыкнул, но ничего не ответил, и вовсе не из-за того, что не нашел слов, а потому что в него врезался куда-то несшийся по улице парень и ухватил за плечо. В ответ Юки успел лишь удивиться, а Минори быстро взялась за меч.
— Убери руки!
— Юный Такаги.
- ...Тору?
И пока Юки вспоминал сэндайца и пытался сообразить, что происходит (возможно, он успел надышаться дыма и соображал не так быстро, как Минори), Тору уже продолжал:
- Благословение Рейлана! Хорошо, что я встретил тебя! Ты же учился целительству, верно? Мне нужна помощь…
Юки кивнул, совершенно растерявшись.
- Для госпожи Юрико. Она очень тяжело ранена.
— Веди, — ответила парню мгновенно перепугавшаяся Минори и, ухватив опешившего Юки за руку, поволокла за собой. — Мы поможем. Юки, пойдем! Скорее!
Остальное целитель соображал уже на бегу. Госпожу Юрико ранили и, вероятно, серьезно, раз Тору так взволнован. Имя парня целитель бы и не вспомнил, если бы его не упомянула Минори – он не слишком общался раньше с сэндайцами, которые старательно игнорировали всех, кто не умел держать в руках меч. В голове Юки вертелась тысяча вопросов для Тору, но пока все торопились, задавать их вроде бы было не ко времени.

В помещении, куда привел Тору, раненых оказалось трое. И один уже мертвый – Юки определил его по погасшей ауре и сразу потерял интерес – помощь требовалась живым. Минори сразу бросилась к Юрико, Юки прошел следом, и чем ближе он подходил, тем больше сомневался, что сможет помочь – слишком страшной выглядела ее рана. Ледяное копье пробило драконицу насквозь, уходя под ребра. Юки еще не знал, что повреждено, но точно  видел, что крови Юрико померяла много – она была бледна, без сознания и дышала так тихо и незаметно, что дыхание едва улавливалось.
  — Юки... прошу тебя, помоги ей. Сделай все, что сможешь, и мне говори, что делать, - в глазах Минори стояли слезы.
Да и без ее просьбы целитель не смог бы отказать в помощи. Он знал белую драконицу не так хорошо (на празднике Марьянника он, конечно же, все врал про знакомство с ней), но в Драак-Тале Юрико любили и уважали, хоть она и покинула деревню, уйдя за Широичи.
Юки быстро глянул вокруг себя – вроде бы больше пока никто не умирал,  - подошел к белой драконице и опустился на колени рядом с ней. Достал нож и разрезал одежду вокруг раны.
- Отойди, - приказал подошедшему было Тору. Это целителю можно смотреть на голых дракониц, остальным не полагалось.
И как только Тору отошел, мир вокруг Юрико перестал существовать – Юки видел только ее, сосредоточившись на ране и отстранившись от всего остального. Копье прошло насквозь, миновав крупные сосуды, но зацепив печень и повредив правое легкое, и теперь магическую ледышку следовало извлечь и сразу же остановить кровь и залатать внутренние повреждения. В теории Юки знал, как это все делается – мать и Джан ему показывали. Но он никогда не пробовал делать ничего подобного сам – не было повода, да и сил все же еще не накопилось столько, чтобы  проворачивать сложные операции.
- Я попробую, - произнес Юки вслух, не отвлекаясь от Юрико и не особо заботясь, слышат ли его. – Но не уверен, что смогу помочь. Здесь нужен кто-то сильнее, моих способностей не хватит... Мне жаль, Минори... Но если ничего не делать, госпожа Юрико все равно скоро умрет.
Как он понял из тишины вокруг, никто против его лечения не возражал, поэтому Юки уверенным движением выдернул копье и приложил руки к ране. У него не было  времени на сомнения сможет он осилить сложные заклинания или нет, - время утекало, капало, о другом было думать некогда. От рук Юки пошло тепло и слабый свет, но сам он этого не видел и не чувствовал, тщательно скрупулезно стараясь срастить поврежденные ткани, сосуды  и нервы.
Если у него получится – случится чудо. Но ему было так жаль Юрико и Минори, что он бы с радостью согласился и на чудеса, чего бы те ни стоили.
Впрочем, об этом он тоже не думал. Не думал ни о чем, кроме своей работы, пока перед глазами не заплясали темные пятна.

PS:
• проявляющий свет — заклинание направлено на обнаружение мест внутренних повреждений — 30 маны.
• тяжёлые открытые раны — от 80 маны.
• повреждения внутренних органов — от 90 маны.
• внутреннее кровотечение — 80 маны.

+3

9

Для Юрико
1 - умрет в скором времени на месте
2 - умрет, но спустя какое-то время так и не оправившись окончательно
3 - выживет, но будет восстанавливаться какое-то время

[dice]count = 1 | sides = 3 | bonus = 0 | reason = [/dice]

0

10

Слова Клир заставили юного дракона притихнуть. Он больше не трогал демоницу, привалившись спиной к стене рядом с ней, и вперил невидящий взгляд в недвижно лежащую Юрико. Сейчас утешение вроде: “истечь кровь не так уж плохо” - вовсе не виделось ему облегчающим, Кацу даже представить себе не мог какого это, хоть и был сам ранен. Рукой он невольно коснулся болезненного перемотанного бока, поморщился, устраивась удобнее, и поднес окровавленные пальцы к лицу. Рана кровоточила, но дракону хотелось верить, что она не так страшна, как у белой драконицы - его учителя.
   - Просто не уходите никуда, - глухо и уныло пробормотал он, имея в виду скорее беспямятство или отход в Бездну, чем бегство из убежища. - Если даже мастер Юрико… так, - у Кацу не нашлось подходящего слова, чтобы описать то что он видит, или не нашлось смелости. - Что стало с другими? Вдруг их тоже убили или переловили… Мы подвели мастера Широичи.
   Он ненадолго замолчал мысленно бичуя себя за невыполненный долг перед Сэндаем, а затем совершенно растерянно спросил:
  - Может надо перевязать госпожу Юрико?
  Вот только у обоих для этого не было ни сил, ни должного умения, и они просто ждали. Чего нибудь.

Сколько прошло времени сказать было невозможно: мгновения тянулись, как липкая смола. Снаружи то и дело доносились чужие голоса, но всякий раз они проходили мимо - никто не лез в чужую полу подвальную мастерскую. Кацу то нервно бормотал что-то о долге и своей матери, то тревожно дремал, привалившись головой к сложенным у стены доскам. Юрико так и не приходила в себя. Но вот входная дверь осторожно распахнулась и внутрь поспешно вошли трое.
   - Это я, Тору! - предупредил с порога дракон, чтобы находящиеся внутри не волновались понапрасну и не учинили вредительства себе или спасителям. - Я привел помощь.
   - Но это драак-тальцы! - возмутился Кацу, приглядываясь к двум молодым драконам, что пришли вместе с Тору. - Внучка старейшины Сейджина!
   - И племянница госпожи Юрико, - холодно осадил его старший дракон, напоминая юноше, что Минори всегда была желанной гостьей его учителя. - Прояви уважение - они пришли помочь.
   Кацу ничего не ответил, но хмуро наблюдал за спасителями со своего места. Минори и Юки первым делом устремились к белой драконице и Тору оставался рядом, готовый помочь чем только будет нужно, но целитель отослал его, когда стал вспарывать черные одежды Юрико. Походив из стороны в сторону неприкаянным, он наконец сел рядом с Клир и с тяжелым вздохом пригладил взмокшие волосы обеими ладонями, прикрыл глаза. Сейчас он просто молился Великому Пламени, ибо больше ничего сделать не мог.

Юрико лежала недвижно среди столярных опилок и соломы, которые жадно впитывали ее кровь и облепили черные одежды, налипли на растрепавшиеся волосы. Маска белого ёкая Хання была сброшена тут же подле. Дыхание драконицы было таким слабым, что оставалось незаметным для глаз, кожа побелела как снег, губы потемнели, а на лице застыло выражение сонного умиротворения. Ни одна мышца не дернулась в ней, когда Юки вырвал из раны злополучное копье - боли Юрико уже не чувствовала. Тепло рук и души целителя стягивало обмороженную плоть, заживляло органы, но оказалось не способно вернуть жизнь, которая за это тело не цеплялась. В какое-то мгновение веки драконицы обнадеживающе дрогнули, и Юрико приоткрыла глаза, слабо пошевелила рукой, потянувшись к Мирони одними только непослушными пальцами.
   - Оборо, - едва слышно выдохнула она. - Я... рада... что ты жива…
   Блеклая улыбка показалась на губах и померкла вместе с последним выдохом.
   - Госпожа Юрико… - тоскливо позвал ее Кацу, но услышан не был.
   - Нужно раздобыть одежду и уходить из города сейчас, - отстраненно и холодно произнес Тору, обращаясь к демонице. - Сможешь вывести Кацу? Пока твориться хаос - будет проще выскользнуть незамеченным. Нужно рассказать Широичи…
Последняя фраза была скорее размышлением, чем призывом к действию.
[nick]Тору[/nick][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/641/492546.jpg[/icon]
[sign]
Зимние поля,
Бредет крестьянин, ищет
Первые всходы.[/sign][status]Птицелов[/status]

Отредактировано Широичи (19-01-2021 16:24:05)

+3

11

Клир не хотела отвечать молодому дракону. Она сидела, опираясь спиной о стену, запрокинув голову и прикрыв веки. На фразу о том, что они подвели Широичи, она лишь усмехнулась, не скрывая своего пренебрежения.
Она еще помнила Кабалу. Начальника армии города Трерьях, который часто приходил к ее отцу. Сурового, даже злого демона, которые считал своих солдат скорее инструментом, чем личностями и муштровал их так же тщательно, как каждый из этих воинов затачивал свой клинок изо дня в день. Но даже он всегда брал все ошибки в боях на себя. Он знал, что они инструмент - а он мастер. Инструмент -  это ресурс, который нужно беречь. И инструмент не может подвести мастера, если он умеет обращаться с ним. Если затачивает бережно, но безжалостно.
Широ же, в ее глазах просто добивался своей цели, абстрактной и нелепой, словно мальчишка, бросающий самых верных людей в огонь. Таких вот молодых как Кацу. А эти идиоты только рады разрезать свою грудь ради того, чтобы он сказал им хоть слово. Сироты, для которых любовь и внимание - самое ценное богатство. Настоящее богатство, за которое они готовы умирать.
Тупорогие придурки.
Интересно что скажут те, что выжили, когда повзрослеют? Если они так и останутся идиотами - их страну не ждет ничего.

Из размышлений ее выдернул голос Тору. Он все-таки вернулся. Клир не пошевелилась, лишь наблюдая из-под прикрытых глаз за тем что происходит. Лишь немного напряглась, когда увидела, что с ним были еще двое.
Они бросились к телу Юрико, а сам Тору упал рядом с Кацу и Клир. Он тоже выглядел уставшим. Смертельно.
Женщина упала рядом с белой драконицей на колени. Она что-то шептала, помещение заполнил удушающий запах отчаяния. Демону даже пришлось напрячься, чтобы поправить свои ментальные барьеры, ослабшие от моральной истощенности. Ей было хреново и без этой рыдающей дуры.
Племянница Юрико. Пришли помочь. Клир мысленно немного выдохнула - возможно им всем и не придется сидеть в этом подвале или даже умирать здесь. Даже у маленького воинствующего Кацу появился шанс. Особенно учитывая, что, судя по движениям один из Драак-тальцев был целитель.
Но не всем везло.
Когда Юрико вздохнула последний раз, а неизвестный целитель почти потерял сознание, не вернув однако жизнь в тело драконицы, Клир нахмурилась и раздраженно цикнула, впервые за все время подавая хоть какие-то признаки жизни.
Ей было чертовски досадно. Она чуть не умерла, пытаясь спасти труп. Ярость немного прояснила сознание.
“Проклятье...”
Она начала шевелиться и с трудом подниматься с пола, словно деревянная игрушка, пытающаяся стать человеком. Демон старалась не опираться на больную руку.
Клир выпрямилась.
- Хорошо - отчеканила они Тору, и немного неуклюже пошла рыться в вещах, которые лежали в мастерской. Вскоре она нашла старые, неприметные городские балахоны, для себя и Кацу. Не поворачивая головы, она обратилась к целителю. Ее голос был достаточно холоден. Жгучая досада сжимала там, где насколько она знала у демонов тоже было сердце - Времени мало, и нам тоже не помешала бы помощь. Разобраться с трупом вы еще успеете, она уже никуда не уйдет. - пауза - Если подлечите и меня, то я смогу найти Широичи, доложить ему обо всем, после того как отведу Кацу в деревню.
Она встряхнула одежду, держа ее так, чтобы не заляпать свежей кровью. Хотя, учитывая хаос в городе окровавленные горожане бы не удивили никого. Она кинула один из балахонов Кацу, чуть более безжалостно чем следовало при его ранении.

Отредактировано Клир (19-01-2021 21:45:22)

+2

12

- Юки!
Минори, неотрывно наблюдавшая за тем, как энергия целителя затягивает страшную рану Юрико, первая заметила, как побелело от напряжения лицо юного дракона, руки, испускавшие поток теплого света, задрожали. Перенапрягся. Сегодня Юки спасал много жизней и потратил слишком много сил...
Она обхватила его за плечи, не давая упасть, сжала его руку под локтем, торопливо передавая ему собственную энергию, красновато-золотистый поток, который должен был восстановить его силы. Вскоре пальцы Юки дрогнули, дыхание стало спокойнее - сознание возвращалось к нему.
Никто из сэндайцев не сдвинулся с места, чтобы хотя бы попытаться помочь. Наблюдали из угла комнаты, словно стервятники.
Но Минори мигом забыла о них, когда услышала слабый, еле слышный голос Юрико, и тут же развернулась к ней.
В одно мгновение ей показалось, что у Юки все получилось - но первое же слово, слетевшее с серых, бескровных губ тетки, болезненно ударило в сердце:
- Оборо...
Юрико смотрела на нее - но не видела. И ее слова были последней вспышкой гаснущего сознания, последней отчаянной надеждой умирающего духа увидеть дочь живой и невредимой.
Она не могла видеть слез в глазах Минори, и уже не чувствовала, как Минори нежно сжала протянутую к ней ладонь.
— Я... рада... что ты жива…
Минори не могла лишить ее этого утешения.
- Конечно жива... мама.
Ее голос дрожал, но последнее слово, слетевшее с ее губ, зажгло улыбку на лице Юрико, и вздох белой драконицы был вздохом облегчения. Ее пальцы обмякли, глаза закрылись, аура погасла.
И Минори заплакала - так как только может плакать ребенок, впервые в жизни потерявший родителя. Она задыхалась и всхлипывала, не стесняясь собственных слез. Что ей до сэндайцев? Что ей до кого бы то ни было? Она больше не могла удерживать эту боль внутри себя. И не хотела.
Юрико не должна была умереть так - в грязном подвале, таясь под нелепой карнавальной маской, вдали от собственной дочери. Она вообще не должна была умирать...
Минори не знала, сколько прошло времени - для нее мгновения растянулись болезненно и страшно. Отчаяние душило ее, но при звуках знакомого имени сменилось другим чувством.
- Нужно рассказать Широичи…
- ...я смогу найти Широичи, доложить ему обо всем...
Широичи.
Что-то внутри драконицы зарычало, заворочалось, пробуждаясь - глубинное, темное. Она медленно подняла голову, уставилась на Тору и незнакомую женщину немигающим звериным взглядом.
- А по-твоему, он не знал, что так произойдет?
Минори выпустила руку Юрико, поднялась на ноги. Пальцы сами собой сжались в кулаки - до побелевших костяшек.
- Не догадывался, сколько жизней это отнимет? Не собирался пожертвовать вами всеми - и Юрико... собственной семьей?! Зачем? Ради чего?! Ради чего вы допустили это?!
Теперь она почти кричала, не сводя яростных глаз с Тору. Слезы все еще струились по ее лицу, но ее чувства не были отчаянной истерикой. Боль и скорбь, что испытывала сейчас Минори, превратились в обжигающую...
...ненависть.
- Вы виноваты в том, что произошло. Вы все, ослепленные фанатики, позволившие увести вас сюда, как скот на бойню! Вы, позволившие управлять вами обезумевшему ублюдку и убийце, возомнившему себя богом!
Ее не заботило, что они сделают в следующий момент. Юрико умерла - а эти спокойно обсуждали, что и как расскажут своему ненаглядному черному дракону...
И ей не было стыдно ни за свои слезы, ни за свою ярость, ни за свои слова.

Отредактировано Минори (20-01-2021 10:59:24)

+2

13

Не получилось.
Ничего не получилось, а ведь он так старался...
Юки мотнул головой, когда показалось, что свет слишком быстро гаснет, и через мгновение обнаружил, что Минори держит его за плечи. Так значит, все же потерял сознание? Он испуганно взглянул на Юрико – рана почти затянулась, но белая драконица уже не дышала.
Юки замер неподвижно, отказываясь принимать то, что видит, и ощущая разлившуюся в душе пустоту. Рядом плакала Минори, и от этого становилось еще больнее и горше – он не помог близкому человеку, не оправдал надежд, не спас жизнь. Ему не хватило ни сил, ни знаний.
Но ведь все могло бы быть иначе, если бы он дома больше слушал мать!
Но Юки не слушал, полагая, что его жизнь всегда будет протекать тихо и мирно в родной деревне под защитой семьи. Он не предполагал, что когда-то от его действий будет зависеть чужая жизнь, и  сейчас винить во всем мог только себя. 
Юки не чувствовал, как ломит от боли в висках, как дрожат руки, не пробовал утешить Минори, – пустота в душе разрасталась, ввергая в оцепенение, - лишь поправил ткань на груди и животе Юрико, закрывая рану. Драконы рядом начали собираться, чтобы уходить, а он перебирал в голове все, что он сделал, и искал ошибку. Мог ли исход его лечения быть другим?
Очнулся, когда рядом прозвучал звонкий голос Минори:
— А по-твоему, он не знал, что так произойдет? – драконица поднялась на ноги и выливала свою злость и отчаяние на Тору. — Не догадывался, сколько жизней это отнимет? Не собирался пожертвовать вами всеми — и Юрико... собственной семьей?! Зачем? Ради чего?! Ради чего вы допустили это?!
- Минори... – Юки, шатаясь, поднялся на ноги и положил руку, перемазанную кровью Юрико, ей на плечо.
— Вы виноваты в том, что произошло. Вы все, ослепленные фанатики, позволившие увести вас сюда, как скот на бойню! Вы, позволившие управлять вами обезумевшему ублюдку и убийце, возомнившему себя богом!
- Минори... Не стоит, - он выпустил ее руку и посмотрел на беловолосую женщину. Та не была драконом, не была человеком или алифером – Юки видел это по ауре. Но кто она, целитель не знал – не встречал подобного. – Ваша рана не опасна для жизни, руку вы не потеряете, а вот он, - целитель  перевел взгляд на Кацу, - умрет, если куда-то сейчас двинется с места... Если не от кровопотери, то от заражения крови точно.
Он неотрывно смотрел на бок мальчишки – хоть его второпях и перевязали, тряпки не блистали чистотой и давно пропитались кровью. Юки знал, что не сможет сейчас, за один раз, полностью вылечить Кацу, также как и не сможет помочь двоим. Но обеззаразить рану и остановить кровь ему бы, наверное, сил хватило. И плевать на Широ, что бы там ни говорила Минори: мальчишка был драконом и из Драак-Тала, хоть Юки и не помнил его имени.
Да и хватит на сегодня смертей!
- Многие ошиблись, когда пошли за Широичи, - целитель вновь взглянул на Минори. – Это их дело. И госпожа Юрико сама выбрала, куда и зачем ей идти.
Юки казалось, что это говорит не он, а кто-то другой – голос прозвучал слишком уж отстраненно. Наверное, так бы сказал Канто, а он сам... больше всего целителю сейчас хотелось разреветься, но он не мог себе позволить даже этого. Не мог показать, насколько не уверен в себе, насколько боится, что теперь провал последует за провалом. И если сэндайцы не поверят в его помощь, то тоже будут правы.

Отредактировано Юки (21-01-2021 20:14:40)

+2

14

Тору выдержал отчаянный и злой крик Минори с холодным достоинством. На сердце у него тоже лежал тяжелый груз после смерти Аки, которого он не смог спасти даже находясь рядом. Смерть Юрико - опытнейшего мастера и воина, - лишь добавляла тяжести на душу, и дракон чувствовал себя бесконечно усталым и пустым. Но до спокойного отдыха было еще далеко, как и до полнейшего отчаяния.
   - Это война, юная Хоши, - коротко произнес он. - И тут проливают кровь и умирают. И лучше так, чем в кандалах работорговцев, или от трусливой старости.
   - Сама ты овца! - не выдержал царящего напряжения Кацу, когда стянул с головы брошенные в него Клир одежды. Эта небрежность демоницы лишь добавила ему раздражительности. - Господин Широичи не щадит других, но и не щадит себя! В клане Сэндай все равны и никто не прячется за спиной другого! Как вы, трусы! Вы сами скот, который живет в своем загоне и ничего кроме него не знает! Жрете до отвала и спите до обеда, пока другие драконы по всему Рейлану умирают в мучениях! Господин Широичи единственный, кто желает своему народу новой лучшей жизни! А этот путь никогда не бывает простым и бескровным! Мы настоящие воины, которые сражаются!
   Крик молодого дракона сорвался на хрип, он кашлянул и заскулил от внезапно пронзившей его боли - общее напряжение дало о себе знать в ране. Все произнесенные слова не принадлежали самому Кацу, но он отчаянно цеплялся за них, потому что так во всем происходящем был смысл, в его боли был смысл, и в окружавших смертях.
   - Тише вы, - шикнул Тору. - Нас так услышат с улицы, как вы кричите. А если схватят, то правых и виноватых разбирать не станут, - он хлестко взглянул на Минори и Кацу. - Юный Такаги прав: каждый из нас сам выбрал свой путь, и никто силой никого не вел. В том числе и госпожу Юрико… - строгость из голоса дракона пропала, выпустив наружу усталость. - А кто из нас ошибся рассудит только история, а не сегодняшний день. Прошу… - Тору склонил перед Юки голову, - помоги Кацу. Я останусь должен и отплачу этот долг по возможности. Можешь назначить цену: деньгами или делом.
   - Мне не нужна его помощь! - ершисто процедил сквозь зубы молодой дракон, но старший тут же осадил его: - Помолчи, или умрешь от тех змей, что сыпятся у тебя из пасти.
   Тору тяжело вздохнул, и получив от Юки согласие, отступил в сторону. Он сделал петлю по небольшому подвалу, подняв с пола маски Юрико и Аки, а затем протянул их Клир.
   - Спрячь это у себя и передай господину Широичи. В деревню пока не возвращайтесь - слишком опасно. Лучше в храм. Кацу знает дорогу. Ближайшие дни там соберутся все. Все, кто выживет.
   Под Храмом в присутствии чужаков Тору подразумевал тайный лагерь в лесу, где сэндайцы собирались для боевых тренировок, где хранили оружие и все необходимое для своего дела, отводя тем самым подозрения от мирной деревни.
[nick]Тору[/nick][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/641/492546.jpg[/icon]
[sign]
Зимние поля,
Бредет крестьянин, ищет
Первые всходы.[/sign][status]Птицелов[/status]

+3

15

Клир корчась от боли облокотилась о деревянную балку. Она нагло и мрачно, почти не моргая рассматривала драконов вокруг. Неизвестная девушка кричала поддавшись порыву эмоций, что немного раздражала демоницу. Все эти горячие споры и обвинения можно было услышать на другом конце города, что совершенно не устраивало их. Ярость  на всех, включая Широичи, делала Клир молчаливой и мрачной, ей казалось еще немножко и она просто ударит эту орущую девицу, чтобы та взяла себя в руки.
Скандалом не вернуть время вспять. Тело уже остывает.
На агрессивные “Вы допустили!”, “Вы виноваты!”, она не отвечала, только непримиримо смотрела драконице в глаза. Она вообще не считала себя причастной ко всему происходящему. У демона не было идей, выгоды или необходимости связанной с этой войной. Она орудие, как не раз повторял Широ. И в совсем не романтическом смысле этого слова. Ее мнения не спрашивал никто. Она спасала свою жизнь, здесь, на Краю Света, в окружении людей, которых почти не знала.
А тех что знала, становилось все меньше..
Впрочем второй человек, которого привел Тору был разумнее и попытался успокоить подругу. Хотя судя по взгляду подавлен он был не меньше. Чтож. Самое время.
- Тогда лечи его скорее, - она махнула здоровой рукой - Самое время убираться отсюда.
Клир оттолкнулась от балки всем телом и демонстративно отошла в сторону и повернулась к происходящему спиной. Она решила для себя, что ей нет дела до этого.
Клир переоделась, прикрыв ожог свежей рубахой. Плотно бинтовать она пока не решилась. Она найдет лекаря в безопасном месте и он скажет ей как быть.
За спиной она слышала речи Кацу и Тору о трусливой старости и лучшей жизни. Это не вызывало у нее ничего кроме усмешки. Так могли говорить либо идиоты, которые никогда еще не проливали кровь, либо те, кто не видел в своей жизни ничего кроме войны. В эту секунду она была абсолютно уверена, что они все просто умрут.
И быть может она вмести с ними.
Проклятье.

Ее отвлек Тору, протягивающий ей маски Юрико и Аки. Клир долго смотрела на них перед тем как взять.
Клир казалось, что нести их с собой было очень глупо и небезопасно. Нарваться на патруль с масками за пазухой..Их бросят в темницу без суда и следствия. Этот жест дорого им обойдется. Впрочем, спорить с романтичными дураками она не решилась. Как только выйдет отсюда, она найдет место где их можно быстро сжечь.
- Поняла! - буркнула она без эмоционально. Отряхнув городской балахон, она подошла к небольшим каменным ступенькам ведущим к выходу из подвала.
Клир бросила взгляд на Юрико. На ее бледном лице все еще была улыбка.
Что ж, судьба подарила ей не самую тяжелую смерть.
Демоница перевела холодный взгляд на Кацу, которого уже заканчивали лечить. Видимо успешно, потому что на его лице начал появляться еле заметный румянец.
- Постарайся держать ритм. Я не буду останавливаться ради тебя.

Отредактировано Клир (25-01-2021 20:52:33)

+3

16

Ничего они не понимали. Не хотели понимать. Не хотели видеть...
Тору смотрел мрачно. Кацу - зло. Незнакомая светловолосая женщина - испепеляюще. Для них Юрико была всего лишь потерей в войне, которую они сами себе навязали, пойдя за чудовищем. Помехой на пути к светлому будущему, которое они нарисовали себе в несбыточных мечтах.
— Минори... - Юки положил руку ей на плечо, но драконица едва ли заметила это. Сердце рвалось от боли и злости, и она была бы рада, если б можно было отвесить Кацу оплеуху в ответ на его глупые, пустые, злобные выпады - такую, чтоб голова дернулась, такую, чтоб сбить с ног и чувствовать, как зудит от удара кулак...
А Юки еще хотел их лечить - даже сам едва стоя на ногах, даже после всего этого.
Юки был добрее нее. И она понимала, что значит для него сейчас спасение этой никчемной маленькой жизни сэндайца. В руках ее друга только что истаяла жизнь, которую он пытался сохранить, и Минори, как бы ни хотела, не могла помешать ему помочь.
Но и молчать тоже не могла.
- Эту войну развязали вы сами... - глухим, прерывистым голосом проговорила Минори сразу и Тору, и Кацу. Руки ее дрожали от ярости. - Это вы пришли сюда с оружием и надумали себе врагов. Видели вы, сколько людей пострадало на улицах от ваших поганых рук? Хотя что вам до того... вам и на Юрико наплевать, и на Аки. Если старость для вас так позорна, то я желаю никому из вас не дожить до нее... Ни вам, ни тому выродку, которому вы служите!..
Она прикусила губу, взглянула, как Юки склонился над раной глупого дракона-мальчишки, который вряд ли найдет для него хоть одно слово благодарности, и отвернулась. Медленно опустилась на корточки рядом с телом Юрико.
Ей вдруг пришло в голову, что это, возможно, последний раз, когда она видит Юрико, и слезы снова подступили к глазам. Она не сможет даже похоронить ее, как подобает - ведь благодаря Широичи, Юрико числится теперь среди поджигателей и убийц. И белая драконица не делала этот выбор - у нее просто не было иного.
- Прости... - выдохнула Минори, осторожно приподнимая окровавленную руку Юрико. Вытащила из собственных волос зеленую ленту, осторожно завязала на запястье мертвой драконицы.
А их я не прощу. И не забуду. Никогда не забуду.
Она выпрямилась, когда Тору подошел к светловолосой женщине, уже успевшей скрыть окровавленную одежду, протягивая ей маски умерших. Непримиримо взглянула на старшего дракона.
- Что будет с их телами? - спросила Минори ровно и спокойно. Слишком ровно и чересчур спокойно. - И где Оборо? Она тоже... участвовала во всем этом?
Если в эту ночь погибла и сестра...

Отредактировано Минори (26-01-2021 18:35:10)

+3

17

- Прошу… — Тору склонил перед Юки голову, — помоги Кацу. Я останусь должен и отплачу этот долг по возможности. Можешь назначить цену: деньгами или делом.
- Я помогу, и мне ничего от вас не нужно, - отказался целитель от любой оплаты. Ему это лечение нужно было не ради долга, а чтобы вернуть веру в себя.
— Господин Широичи не щадит других, но и не щадит себя! В клане Сэндай все равны и никто не прячется за спиной другого! Как вы, трусы! Вы сами скот, который живет в своем загоне и ничего кроме него не знает! - голосил тем временем сам Кацу, задетый словами Минори. - Жрете до отвала и спите до обеда, пока другие драконы по всему Рейлану умирают в мучениях! Господин Широичи единственный, кто желает своему народу новой лучшей жизни! А этот путь никогда не бывает простым и бескровным! Мы настоящие воины, которые сражаются!
Господин Широичи отсиживался в Драак-Тале, когда горел Анвалор, — тихо ответил Юки. — И если бы не дозор, отправленный Канто, то город был бы разграблен и разрушен до основания. Там погибли многие: хоть они и не были драконами, но они были живыми и хотели жить, а не умирать, ради чужой прихоти. И Минори бы там погибла, если бы ее вовремя не спасли. И драконы в Рейлане умирают не больше, чем другие народы, так что сиди спокойно, будет немного жечь.
Он не слушал, что там бурчит мальчишка в ответ — просто выполнял свою работу. Убрал тряпки с его раны, осматривая повреждения. С Кацу было не так все плохо, как с Юрико - клинок прошел наискосок, рассекая кожу и брюшину, но не задел ни петли кишечника, ни другие внутренние органы. Оставалось все вправить на место, обеззаразить и залатать саму рану. Плохо лишь то, что мальчишка потерял много крови, но он был молод, и оставалось надеяться, что его организм справится с этой потерей сам.
От рук целителя снова пошел неяркий свет, рана Кацу постепенно стала затягиваться, срастаться по краям, пока не оставила вместо себя тонкий бурый шрам.
- Все, - подытожил Юки, поднимаясь с пола, вытирая кровь с рук тряпками, что недавно служили Кацу бинтами, и глядя на Тору, а вовсе не на раненого драконенка. — Мне ничего от тебя не нужно, Тору, - повторил он. - Моя семья не бедствует. Я не смог помочь госпоже Юрико, так пусть живет хотя бы этот мелкий дурак. Я не буду спорить сейчас кто прав, а кто виноват. Но останусь при своем — должен быть другой путь, мастер Канто прав. Мстить нужно тем, кто причинил вам зло, а не всем подряд. Драак-Тал никогда не был против вас, но в следующий раз мы можем оказаться по разные стороны баррикад уже по-настоящему. Я бы этого не хотел... Уходите и живите достойно.
Он поклонился Тору, прощаясь, и отошел в сторону. Его работа была закончена, сэндайцы собирались покинуть подвал, и Юки с нетерпением ожидал этого момента, больше всего на свете желая сейчас остаться в одиночестве.

+2

18

- Их похоронят в огне, как воинов Сэндай - с честью, - ответил Тору Минори, пока Юки занимался раной Кацу. Он считал слова внучки Сейджина несправедливыми - скорбь от потери разъедала сердце старшего дракона не меньше, но в отличие от девушки, Тору не мог себе позволить плескать ее наружу. Каждый горевал по своему. И именно поэтому он не стал ничего говорить Минори на этот счет, лишь ответил на ее вопросы.
   - Оборо где-то в городе, да. Сражается, как любой из нас, - дракон произнес это, пристально взглянув юной Хоши в глаза. Скрывать подобное не было причин, более того, это знание могло даже уберечь Минори от необдуманных поступков. Например от желания указать кому бы то ни было на их убежище или назвать их имена. - Но я не знаю где она сейчас.
   В обязанность Тору входила необходимость проследить за драконятами, чтобы каждый из них добрался до убежища, однако бросившись на помощь Аки, он в один миг потерял всех из виду, кроме Кацу. И теперь, после того, как живые покинут это место, он намеревался оставить мертвецов и проверить другие потаенные места сэндайцев, чтобы оценить потери, и помочь, если так будет необходимо. Тела они заберут после.

- Какое дело нам до Анвалора, - огрызался меж тем Кацу, мрачно глядя на целителя, что врачевал его рану. - Пусть хоть все передохнут, драконья жизнь в разы ценнее их. И Минори не следовало туда лезть - это были дела ульвов и людей… тссс…
   Молодой дракон болезненно поморщился и тут же выдохнул, почувствовав облегчение. Впору было бы сказать Юки спасибо, но благодарность застряла в глотке Кацу поперек гордости. Все, что он сделал это просто замолчал, прекратив поливать грязью окружающих.
   Все еще поддерживая рукой недавнюю рану, он поднялся и поковылял за Клир, на ходу скидывая с себя черные одежды и облачаясь в подобранные с пола вещи.
   - Без меня ты дороги не найдешь, - расхорохорился он в ответ демонице, будто бы всего полчаса назад не звал ее жалобно “госпожа демон”.
    Вместе они покинули подвал первыми.

   - Это не месть, юный Такаги, - ответил Тору на речи Юки. - Мы забираем то, что нам исконно принадлежит. Этот край был сотворен для драконов, и чем раньше алиферы поймут это и усмирят свои амбиции, тем меньше крови будет пролито. В тебе есть мудрость, но не тебе говорить за Драак-Тал. В любом случае, я благодарен за вашу помощь.
   Дракон вновь поклонился. Он не собирался покидать убежища раньше, чем чужаки покинут его.


Конец эпизода
[nick]Тору[/nick][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/641/492546.jpg[/icon]
[sign]
Зимние поля,
Бредет крестьянин, ищет
Первые всходы.[/sign][status]Птицелов[/status]

Отредактировано Широичи (01-02-2021 17:48:25)

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.09.1082] Осколки падающих звезд