Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [28.09.1082] Тени за спиной


[28.09.1082] Тени за спиной

Сообщений 31 страница 41 из 41

31

- Хорош, - Лазарин по-доброму усмехнулся, - Лучше, чем был с утра. Приятно всё же осознавать, что в этот раз им удалось обмануть смерть. Приятно и тяжело после всего, что было. Пожалуй, только за этим Лаз и подошёл к нему теперь — убедиться, что всё это правда. В такие минуты хотелось думать о хорошем и не говорить о дурном. Поэтому про дом Лаз говорил с такой уверенностью, будто уже всё проверил и убедился в его сохранности..
- Конечно цел. Ведьмам тоже нужно где-то жить — зачем им жечь дома… - Если уж на то пошло, они и сами едва не сожгли торговый квартал, поджигая трупы на площади. Предложение Натана пожить у него было весьма соблазнительным, учитывая обстоятельства, в которых они все отказались. Хотя Лазарин и сомневался, что Господин Грей окажется того же мнения.
- А Лейдер… - Лаз запнулся, подавив в себе едкую шутку, которой было не время и не место. Всё же Ларс вырос в этом городе и по-своему любил его. Возможно, до восстания и нападения ведьм он и правда создавал более приятное впечатление. - Мне жаль, что так вышло.
   Пантендорец помог ему натянуть импровизированное покрывало из тряпок и сполз на пол, прислоняясь спиной к кровати: Мой.. старый знакомый говорил, что город — это люди, которые в нём живут. А власти, чья бы она ни была, всегда плевать на простых людей. Магистр тоже хотела нас прикончить. Помнишь Асвин?
   Вряд ли Натан когда-нибудь её забудет. Шрамы от чумы — ничто по сравнению с рубцами, оставленными кнутом капитанши. Внутри Лаза до сих пор всё трепетало от страха и волнения, когда он видел их и представлял себя на месте товарища.
- Все вокруг только и зовут умирать за великую идею. И никто не предлагает за идею жить. - Рука в очередной раз нащупала в кармане колбу с ядом, но Лаз не стал её доставать, чтобы не пришлось объясняться перед другом. Вместо этого — сложил руки на согнутых коленях, уставившись на маленькое забрызганное грязью окно, за которым хлестал дождь.
- Думай о себе, Натан, - пробормотал пантендорец, слегка дёрнув плечами. - Мир не станет лучше, если ты умрёшь в бою с ведьмами или ещё где-нибудь. Городу будет всё равно. И людям будет всё равно... - Тонкие пальцы сильнее вцепились в рубашку на локтях. - Хватит уже страдать за других. Твоей добротой слишком удобно пользоваться.

Отредактировано Лазарин (12-02-2021 13:13:13)

+2

32

Натан слушал его и улыбался - без прежнего ехидства или насмешки, которыми обычно щедро сыпал в своем общении с пантендорцем.
Он и сам не заметил, насколько сильно изменила их чума, как повлияли все те страхи, разрушение города, близость смерти. Они выросли - все трое. Растеряли юношеский задор, стремление бороться за чужие идеалы и великие идеи, о которых говорил Лаз. Натан и не знал, хочет ли он теперь бороться с ведьмами, хочет ли строить Лейдер, о котором мечтал прежде.
Сейчас он, наверное, больше всего хотел просто жить. Как и Лазарин. Только Оливер продолжал говорить и поступать так, будто его все еще вела чья-то неведомая воля. Но, рано или поздно, и Паучок придет к тому, что бороться будет не за что, а захочется просто остаться в покое.
Рядом с друзьями. Рядом с близкими.
- Спасибо, Лаз... - Натан повернул к нему голову. Пантендорец сидел возле его кровати, подтянув к груди согнутые колени. Ларс подумал и осторожно, легко касаясь, положил руку на его исхудавшее плечо - собственная ладонь была костлявой, пальцы узловатыми, кожа - серой и потрескавшейся после болезни. Живой мертвец да и только.
Он не стал уточнять, за что именно благодарит - наверное, сразу за все. Что не бросил его и привел Оливера. Что вызвался пойти и поговорить с его отцом, хотя прекрасно знал, чем это может обернуться для него самого. Что общался с ним, как и прежде, хотя прежним Натан сейчас как раз и не выглядел, не чувствовал себя. Не был.
И не стал бы таким без Лазарина.

***
К тому времени, как вечером пришел Оливер, они почти успели задремать. Паучок, мокрый и продрогший от дождя, был оставлен сушиться у огня, а Натана принялись растирать какими-то редкостно дрянными мазями, от которых Ларс живо вспомнил все известные ему ругательства и даже придумал парочку новых.
Но если бы он не ругался совсем - с них бы еще сталось решить, что он все еще при смерти и нужно натереть его еще чем-нибудь посильнее.
И все же...
Натан поймал себя на мысли, что сейчас ему парадоксальным образом хорошо. После того, как с лечебными процедурами было покончено, они втроем слушали стук дождя по крыше, потрескивание огня в очаге - и просто молчали, не желая разбивать эти звуки разговорами о будущем. Они все были живы - здесь и сейчас.
[nick]Натан Ларс[/nick][status]выживший[/status][icon]https://i.imgur.com/bIP3qQU.png[/icon][sign](не)удачливый раздолбай[/sign]

+2

33

Лаз ничего не ответил на удивительно тёплый для Натана жест, только слегка повёл плечом, ощутив болезненное покалывание под сердцем и сильнее поджал к груди ноги. Странно, что эта холодная полуживая рука ощущалась такой тёплой и мягкой. Странно, что ещё полчаса назад его задело недоверие в словах патлатого касательно идеи отправиться к отцу в одиночку, а теперь он был почти согласен хоть всю жизнь просидеть у этой кровати, забыв о собственных амбициях. Только бы чувствовать это чужое тепло на своём плече. Хоть от кого-нибудь…
   Поэтому Лазарин не смог заставить себя подняться, даже когда Ларс убрал руку и в очередной раз уснул. Физическая усталость и душевное спокойствие, что неожиданно поселилось в этом доме, клонило в сон и его самого. И пантендорец не противился ему, хоть и понимал, что перед сном надо дождаться возвращения Шоу. Дремать под шелест дождя и треск поленьев в камине было особенно приятно, и он дремал, впервые за всё время в Лейдере чувствуя невероятный комфорт и от старого дома и от грязи повсюду и даже от своей неудобной для сна позы, которую боялся сменить хоть немного, чтобы не спугнуть это странное, но приятное состояние.
   Его разбудили шаги Оливера, осторожно взбиравшегося по мокрому скользкому крыльцу. Вымокший до нитки Паучок теперь создавал впечатление человека, который завтра же сам свалится в постель с простудой или воспалением. Дрожащие руки сунули Лазарину банку с мазью, а сам Шоу направился к камину сохнуть и греться. Немного поразмыслив, Лаз всё же вытащил из сумки единственную чистую рубашку, подаренную Натаном и протянул Оливеру, предлагая переодеться, пока его вещи не высохнут. Тот принял предложение несколько неловко, но со взрослой рассудительностью. И пока Шоу в спешке стягивал с себя мокрые тряпки, Лаз размазывал по Натану терпкую густую субстанцию, от которой тот принялся ругаться и отплёвываться ещё похлеще, чем тогда в мертвячке. И пантендорец не пытался его останавливать или успокаивать — за всё это время он даже успел соскучиться по этой ругани.
   Кажется, за окном стояла уже глубокая ночь, когда он плюхнулся на лежак, предлагая Оливеру немного потесниться. Странно конечно, что Паучок так легко согласился спать рядом, но Лаз списал это на то, что Шоу, в отличие от Натана, не знает его прошлого и, к тому же, очень замёрз, пока гулял под дождём. В иной ситуации он непременно отмочил бы какую-нибудь похабную шутку в ответ на такое доверие, но сейчас портить момент совершенно не хотелось, и Лаз деликатно отвернулся в другую сторону, прислушиваясь к мирному сопению Натана пока сам не уснул с мыслью, что за все эти месяцы совершенно забыл, как приятно и спокойно бывает чувствовать чужое тепло под боком.
***
   Когда пантендорец открыл глаза, в комнате было удивительно светло, но холодно — видимо, дров в очаге не хватило на всю ночь, и огонь погас. Оливер проснулся раньше и развёл огонь снова, но согреть старый дом было не так-то просто и быстро.
   Пантендорец поёжился и натянул покрывало на голову, не желая вылезать из нагретого места в реальный холодный мир, но вдруг вспомнил, что именно сегодня ему предстоит наведаться к Грею Ларсу, заволновался и больше не смог заснуть. На самом деле Лазарин не сомневался, что ему удастся уговорить старика помочь родному сыну, но реакции мужчины в свой адрес немного страшился — были на то веские основания. Поэтому решил не откладывать и сделать всё как можно скорее, пока друзья не решили, что он испугался и передумал.
   Он попросил у Оливера мантию, успевшую высохнуть за ночь у огня, чтобы было теплее, уточнил, в какой стороне находится рыночный квартал, чтобы не заблудиться, напомнил про элей и отправился в путь. По старой «стрижовской» привычке — подворотнями и глухими закоулками, чтобы не встретить ни патрулей ни ведьм.
   К своему удивлению, знакомый квартал Лазарин нашёл быстро, лишь один раз завернув не туда, чем слегка удлинил себе маршрут. От предложения Оливера взять с собой его фамильяра он отказался. Во-первых — чтобы казаться им двоим смелее и самостоятельнее, чем было на самом деле. А во вторых — пантендорец не желал, чтобы Шоу или Натан хоть каким-либо образом были свидетелями этой встречи.
   Он тенью прошагал мимо ряда угловатых и мрачных домов и остановился у уже знакомых кованых ворот. Обезвредить ловушки, как это делал Натан, пантендорец даже не пытался, учитывая, что Грей после того случая мог изменить их местоположение. Около минуты пялился в тёмные окна, собираясь с силами, затем сглотнул, подобрал с земли небольшой камень с помощью «Пальцев колдуна» и постучал им по двери. Сперва — неуверенно, затем — громче и настойчивее, с замиранием сердца ожидая хоть какого-нибудь ответа.

Отредактировано Лазарин (14-02-2021 00:53:33)

+2

34

Дом Ларсов выглядел еще более мрачным и забытым, чем тогда, когда Лазарин видел его в первый раз. Окна казались безжизненно-черными, острые пики ограды и крыши вспарывали низкое серое небо.
Но все же и дверь, и окна дома были целыми, не разбитыми, не снесенными из проемов. Это вселяло надежду, что некромант еще жив, и ни чума, ни вандалы, ни ведьмы до него не добрались.
На стук пантендорца никто не отозвался. Проходили минуты, а дом стоял все таким же пустым и темным, недружелюбно и с холодной гордыней возвышаясь над ним.
Наконец, когда камень, левитировавший возле дверей, все же упал, неожиданно скрипнул засов. Дверь медленно отворилась, являя черное нутро, и оттуда, из темноты, показалось бледное лицо.
Господин Грей Ларс выглядел изможденным, его обычно тщательно вычесанные волосы поседели и неряшливым облаком торчали вокруг головы, лицо заросло колючей темной щетиной, под глазами пролегли глубокие черные тени, резче обозначились складки возле рта. Теперь, когда он выглянул на улицу – в прошлый раз Лазарин и Натан разговаривали с ним в полумраке дома, - стало заметно, что не так уж он и стар, как говорил Натан, но крушение его мира прибавило старшему Ларсу возраста.
А еще – похоже, алкоголь. Темные глаза некроманта были мутными, взгляд не сразу остановился на Лазарине, но когда остановился – стал чернее окон его собственного дома.
- Я не вырвал скелет из твоего тщедушного тельца только потому, что поражен твоей наглостью, - раздельно, слишком старательно проговаривая каждое слово, хрипло произнес старший Ларс. – И мне стало любопытно. Не так уж часто ко мне в дом стучатся те, кого я рад был бы убить… - он икнул и прислонился к дверному косяку. В его опущенной правой руке виднелось горлышко бутылки. – Пару дней назад попробовали постучаться те, кто хотел бы поживиться чем-то в моем доме… эй, вы там! А ну… сюда!
Он обернулся назад и махнул рукой в темноту коридора. Что-то тяжело прошаркало, и на зов хозяина явились два поднятых трупа, безмолвно замерли за его спиной. Грей Ларс усмехнулся и снова перевел взгляд на Лазарина.
- Так чего тебе? Хочешь присоединиться?
[icon]https://i.imgur.com/C7Wuoaa.jpg[/icon][nick]Грей Ларс[/nick][status]тень былого величия[/status]

+2

35

Лазарину казалось, что он готов к этой встрече, но, стоило входной двери скрипнуть, по телу пробежала дрожь, а пальцы на руке, которая только что колдовала, сжались в плотный кулак от страха.
   Грей Ларс напоминал призрака в собственном доме - одинокого, одичавшего и озлобленного. Но верного своим принципам и защищавшего это мрачное но родное жилище до самого конца. Он был пьян. Лаз понял это по неуклюжему движению, когда тот опёрся на дверной косяк и уже после — заметил в руках бутылку. Возможно, пантендорец пришёл не в самый удачный момент, но…
   Но, хоть Грей и был зол, он не стал нападать и гнать его прочь, не узнав о причинах столь смелого визита.
— Так чего тебе? Хочешь присоединиться?
- Нет! Я… - Лаз шагнул вплотную к воротам, хватаясь рукой за один из прутьев, словно искал в нём поддержку. - То была дурная шутка, Господин Грей. - Пальцы ещё сильнее сдавили железный прут. Лаз прислонился к нему горячей щекой, стараясь не обращать внимания на мертвяков, копошившихся за дверью. Может, это и не самое лучшее место для Натана… - Я о ней сожалею... Если хотите — можете меня наказать за неё. Потом... - Лаз не хотел. Но знал, что подобный трюк частенько прокатывает и помогает немного смягчить собеседника. - Но сейчас вашему сыну нужна помощь!
   В груди снова всё сжалось, сковало мышцы страхом от возможного последующего отказа. Всю дорогу пантендорец был уверен, что старик согласится помочь, но теперь сомневался. Получится ли ему убедить Ларса, если он пошлёт его к Фойрру или попросту не поверит его словам? Дом, в котором они остановились, сможет хоть как-то греть их до первых заморозков, а потом… Нет, другого выхода у него не было.
- Он заразился чумой и чуть не умер. - Голос белобрысого как будто стал смелее и громче, хотя внутри по-прежнему всё клокотало. Он наполовину протиснул голову между решёткой и сделал глубокий вдох напоследок: Оливер его спас. Оливер Шоу... Помнит ли он Паучка? Но сейчас Натан очень слаб. Пожалуйста выслушайте меня...
   Был в запасе пантендорца и ещё один «трюк» - давить на жалость через благородство, обещая покинуть этот дом сразу же, как только поможет Натану, и больше никогда не появляться в жизни Ларсов. Но Лаз предпочёл оставить его про запас. Поскольку, как бы сильно его не волновала шкура товарища, о своей тоже следовало бы подумать. Пожалуй, за это ему было стыдно даже больше, чем за ту безобидную шутку.

+2

36

Чем больше говорил Лазарин, тем сильнее сгущались тучи на лице старшего Ларса. Стоило Лазарину подойти ближе к решетке, как некромант тоже шагнул вперед. Казалось, он хотел без особых изысков запустить в пантендорца сгустком тьмы, ставя решительную точку в этом разговоре, начатом с оправданий - но остановился, услышав имя сына.
- Натан?
Это, казалось, слегка отрезвило Грея Ларса: початая бутылка вина дрогнула в его руке, и он, нагнувшись, поставил ее на крыльцо. Хмуриться он не перестал - напротив, лицо его сделалось еще более сумрачным, а взгляд, поднятый на Лазарина - тяжелым.
- Он всю жизнь просил моей помощи - и в последний раз я видел, чем это обернулось... - голос колдуна стал глухим.
Но Лазарин продолжал говорить, и старший некромант поневоле прислушался. Натан ошибался: как бы его отец ни старался выглядеть безразличным, судьба собственного сына была для него важна. Возможно, именно потому, что Натан оставался последним из его семьи - и живым укором, и связующим звеном, - они с отцом в равной степени любили и ненавидели друг друга. Но не могли относиться спокойно.
Грей выслушал молча, не сводя мрачного, хмельного взгляда с лица Лазарина. Долго молчал, и ожившие мертвецы за его спиной казались более живыми, чем их хозяин - переминались с ноги на ногу, негромко порыкивали, тогда как сам Ларс оставался неподвижным.
Наконец, он заговорил:
- В этом ему следует винить собственную беспечность. И еще, пожалуй, тебя, - уголок рта Грея Ларса дернулся в нехорошей усмешке. - Если бы не ты, он остался бы тогда жить в доме, и не пострадал бы. Это ты понимаешь, мальчишка? - в его голосе прозвучали угрожающие нотки, но более важные вопросы перевешивали. - Где он сейчас? В каком состоянии? Кто с ним? Ваши дружки-повстанцы?
Он сделал несколько шагов, спускаясь с крыльца и движением руки разряжая невидимую ловушку-пентаграмму. Давно не стиранная мантия волочилась за ним, как сломанное птичье крыло.
[icon]https://i.imgur.com/C7Wuoaa.jpg[/icon][nick]Грей Ларс[/nick][status]тень былого величия[/status]

+2

37

- А у кого ему ещё было её просить?! - Голос продолжал немного дрожать, хотя в вопросе и мелькнули едва уловимые обвинительные нотки. Лаз быстро поправился. - Мы не знали тогда, что всё так получится. Я не знал…
   В самом деле, почему он тогда просто не стерпел унизительное отношение к себе и не остался жить в тепле, под крепкой крышей и защитой взрослого некроманта? Столько раз за свою жизнь терпел, а тут…
- Я… Понимаю. - Лаз с трудом выдавил из себя эти слова, чувствуя очередной укол в больную точку. Ну конечно… Грей Ларс ещё тогда напомнил ему Левара своим чутьём на больные места. Ещё тогда давил в них колкими и едкими словами, заставляя прорываться наружу то, что мальчишка больше всего хотел ото всех скрыть. Поэтому он совершил ошибку тогда. Поэтому и сейчас ему вдруг очень захотелось ответить на обвинение грубостью, но страх пересилил это желание, и Лаз проглотил этот яд. Отпустил решётку и отступил назад, когда мужчина спустился с крыльца и направился в его сторону.
   Вопросы Ларса Старшего вселяли в него надежду на то, что он всё-таки поможет Натану, но, вместе с тем, - тревогу касательно собственной дальнейшей судьбы. Грей не скрывал своего презрения, поэтому отвечать на его вопросы было сложно, сколько бы Лаз не пытался абстрагироваться от этой ненависти. Он старался говорить спокойно и покорно, как только мог. Просто потому, что обещал Натану привести отца и должен был это сделать за всё то, что вынес его друг на своей шкуре. Терпеть унижение — не такая уж и большая цена для того, кто всю жизнь прожил в борделе.
- Он в одном из старых домов Крысиного квартала. С Оливером. Повстанцев больше нет. Мы одни. - Лаз поправил на плечах мантию, ёжась от холода и приложил холодную ладонь к щеке, которая продолжала гореть, словно по ней влепили затрещину. - Он очень слаб, но… Оливер вытащил Семя Чумы из его тела и сказал, что Натан будет жить. - Только сейчас пантендорец подумал, насколько неубедительно звучат слова Паучка их его уст. Шоу был всего лишь студентом и даже не лекарем, но в тот момент Лаз так легко и искренне ему поверил, будто иначе и быть не могло. Так уверенно говорил он тем вечером… Странно.

Отредактировано Лазарин (16-02-2021 19:41:02)

+2

38

- Понимаешь... - голос Грея Ларса прозвучал надтреснуто и бесконечно устало. - Что ты вообще можешь в этом понимать?
Это был вопрос, но обращенный не к Лазарину. Для некроманта, всю жизнь прожившего в Лейдере, то, что творилось кругом, было хаосом, обрушившим весь его привычный уклад, где он был уважаемым горожанином, его сын - студентом и наследником, а дом - надежной крепостью. Сейчас, когда все вокруг рушилось, уже ни статус, ни образование больше не имели смысла: в городе хозяйничали чужаки, Магистр, которой он служил, сошла с ума, а сын едва выкарабкался из Бездны...
Пожалуй, последнее сейчас стало решающим - единственным, за что имело смысл бороться. В глазах колдуна, когда он выслушивал Лазарина, промелькнул прежний блеск.
- Мой сын - в Крысином квартале... - с горечью усмехнулся он. - В окружении недоучек и шлюх. Не такой судьбы я для него хотел, и вряд ли хотел он сам. Ты отведешь меня к нему, - на этот раз некромант смотрел прямо в глаза Лазарину, открывая тяжелые створки ворот. Один из немертвых слуг молча следовал за хозяином. - Но когда он будет в безопасности - исчезнешь из его жизни навсегда. Мы друг друга поняли?
Он отвернулся и принялся вновь возводить защиту вокруг дома, собираясь оставлять его на время.
[icon]https://i.imgur.com/C7Wuoaa.jpg[/icon][nick]Грей Ларс[/nick][status]тень былого величия[/status]

+2

39

- Я был там! - возразил пантендорец, едва удержавшись, чтобы не добавить язвительное «а ты — нет» в конце. То, что Грей так легко обесценивал его попытки помочь Натану, казалось Лазарину жуткой несправедливостью и вызывало ответную агрессию, которую он старался сдерживать, чтобы ничего не испортить. Конечно, белобрысый и сам отчётливо понимал, что без него у патлатого случилось бы куда меньше проблем и страданий в Лейдере. Но это вовсе не означало, что выслушивать правду от постороннего будет легко и приятно. Лазарин противился ей и пытался оправдаться перед самим собой.
   Нет, он не шлюха... Больше нет. Он некромант... Который ничего не умеет. Он помог Натану… И пытался его отравить. Недоучка вытащил Натана из Бездны. Я же видел… Пока Грей Ларс заливал горе алкоголем и даже не пытался связаться с сыном. Ты тоже бросил его…
-  Ты отведешь меня к нему. Но когда он будет в безопасности — исчезнешь из его жизни навсегда. Мы друг друга поняли? - Взгляды некромантов пересеклись, и Лаз почувствовал, как по спине пробежал холодок. Зато потом ему вдруг стало удивительно спокойно и легко, словно что-то очень тяжёлое сошло с души, позволив ему вздохнуть полной грудью, пусть странное ощущение было и обманчивым.
- Да. - Он отступил в сторону, пока Ларс колдовал защиту и отвернулся, протирая ладонью резко защипавшие глаза. - Обещаю. - Лаз сильнее натянул на плечи мантию и зашагал вперёд первым, усиленно собирая испуганные мысли в нечто осознанное. Не хватало ещё заблудиться и завести Грея в тупик.

+2

40

Путь по Лейдеру вместе с Ларсом-старшим был куда менее опасным, чем прежде: некромант хоть и не был трезв, но держался так, что ни одна шпана, поджидавшая в переулке, не осмелилась бы преступить ему дорогу. Разве что ведьмы – но с ними, как говорил Оливер, было заключено перемирие.
Грей ни о чем больше не спрашивал и не говорил – от белобрысого мальчишки он услышал все, что хотел слышать, и не опасался, что тот заведет куда-нибудь не туда. Не настолько он дурак, чтобы подстраивать ему ловушку. Единственное, что оставалось непонятным – для чего он все же обратился к нему самолично? Неужели Натан попросил?
В то, что Натан обратится к нему на пороге смерти, не верилось до тех пор, пока господин Грей Ларс не увидел покосившуюся халупу, в которой, по словам мальчишки, находился его сын.
- Здесь? – недоверчиво приподнял бровь старший некромант.
И первым открыл дверь.

***
- Паучок… Оливер?..
В очаге горел огонь, бледный в слабом сером свете, пробивавшемся сквозь щели в ставнях. Натану не спалось, хотя друг и утверждал, что лучшее сейчас для него лекарство – это сон. Спать Ларс по-прежнему опасался, и проваливался в забвение только тогда, когда уставал держать глаза открытыми. Сейчас к этому добавлялась еще и тревожность: за Лазарина, который ушел в полный опасностей город, за собственного отца, неизвестно, живого или нет. За самого Оливера, в котором все меньше оставалось от того Паучка, которого Натан знал.
- Что с нами будет? Ты же знаешь, наверное…
Натан сам не знал, почему задал этот вопрос. Верил ли он в то, что Оливер действительно общается с непостижимыми силами и способен голыми пальцами вытаскивать Чуму из человека? Ну, из него же вытащил. Может, ему и будущее теперь известно, а будущее Натану знать хотелось...
И не хотелось одновременно. Прежнему Лейдеру пришел конец. Не было больше прежнего Оливера и прежнего Ларса, развеялся по улицам пепел прежних друзей и врагов. И будет ли что-то там дальше вообще?
Побывав одной ногой в Бездне, Натан становился философом. Мастер Актар мог бы гордиться: близость смерти сотворила то, чего не могли сделать его лекции – заставила Ларса задуматься.
Правда, он отнюдь не был уверен, что Оливер ответит на эти вопросы, даже если знает на них ответы. И потому не смотрел на него прямо – лежал, уставившись в потолок и устало вытянув руки вдоль тела.
И невольно вздрогнул, услышав приближающиеся шаги за дверью – как вздрагивали все, кто носил когда-то метку Стрижей на груди.
Менее всего он ожидал увидеть на пороге собственного отца – в Крысином квартале, вот так просто явившимся сюда. За ним.
Просто пришел после всех ссор и разногласий, что между ними были.
И сердце почему-то заболело особенно сильно.
[nick]Натан Ларс[/nick][status]выживший[/status][icon]https://i.imgur.com/bIP3qQU.png[/icon][sign](не)удачливый раздолбай[/sign]

+2

41

Болезнь больше не угрожала жизни Натана, и теперь только слабость была его главным врагом, но и она непременно отступит, если ему помочь - Оливер в это верил. Даже если пантендорец вернется ни с чем от дома Ларсов, некромант не думал бросать приятеля без должного ухода, и собирался забрать его в Ковен. Вариант был крайним, ибо Шоу был уверен, что Натан откажется вновь связываться с ведьмами, но мысленно уже прокручивал слова, которые бы могли послужить к убеждению студента. Все же первостепенным было выздоровление, а уже после эмоции. К тому же, лелея надежды на грядущие переговоры с Магистром, Оливер грезил, что жизнь в Лейдере непременно наладится, а Ковен и некроманты заложат фундамент нового сотрудничества. Едва ли все будет по прежнему, но…
   - Что с нами будет? Ты же знаешь, наверное… - слабый голос друга прервал его мысли, и Шоу обернулся, отвлекаясь от приготовления снадобья, которое Натану требовалось пить до всякого приема пищи: оно обволакивало органы, помогая их заживлению, и способствовало лучшему усвоению рыбного супа, которым потчевал его Оливер.
  - Я? - переспросил некромант, как будто в тихой комнате кроме них был еще с десяток студентов. Он не знал. Более того, даже не был уверен, что сам Безымянный это знает. Все, что у них было - это планы: вернуть тело богу, победить Культ, упокоить Розу… Оно были зыбкими, но хотя бы явственными, а вот что было за всем этим было окутано чернотой.
   - Будет… что-то, - неуверенно произнес Шоу. - Что-то… иное.
   Да, пожалуй, только так - ни хорошее, ни плохое - иное. Как бывало всегда.
   На этом их без того неуклюжий разговор вдруг прервали чужие шаги, и на пороге, чуть покачнувшись возникла фигура старшего Ларса. Лазарин все-таки нашел его? Однако самого пантендорца за спиной гостя не было. Оливер окинул его внимательным взглядом, не сразу признавая в нем холеного в прошлом некроманта.
   - Мастер Ларс, - произнес Шоу своего рода приветствие. - Натан уже идет на поправку, ему нужно лишь время, чтобы восстановится, и подходящие условия…
   - Выйди, - сухо произнес Ларс старший, который явно устал от приятелей вьющихся вокруг его сына, и теперь желал остаться с ним наедине. Оливер не воспротивился, поторопился к выходу, и лишь на пороге обернулся к Натану, взглянув на того с приободрением.
   О чем длительное время беседовали отец и сын Шоу так и не узнал, но уже к вечеру, к огромному облегчению, они перенесли Натана в отцовский дом. Остаться им позволено не было, но Оливер все равно планировал навещать друга, пока дела не увели бы его из Лейдера.

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [28.09.1082] Тени за спиной