Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [28.09.1082] Тени за спиной


[28.09.1082] Тени за спиной

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

https://i.pinimg.com/564x/0a/08/5a/0a085a0135247b5df74bf66c76178417.jpg


- игровая дата
28. 09.1082
- локация
Альянс Девяти, г. Лейдер
- действующие лица
Лазарин, Оливер, Натан

Отредактировано Оливер (20-01-2021 13:58:50)

+1

2

Лазарин шёл по улицам Лейдера не особо следя за дорогой. По тишине, с которой его встречали серые улочки бедных кварталов, можно было подумать, что чуму, кроме него, вообще никто не пережил. От покосившихся пустых домов и обугленных в ходе уличных боёв каменных стен, от изъеденных рытвинами мостовых и зловонных канав, где собралась вся грязь, смытая недавним дождём, - отовсюду веяло болезнью и смертью. Лаз старался лишний раз не смотреть по сторонам, чтобы не видеть трупы, поскольку они непременно возвращали его мысли к Натану, о котором пантендорец хотел забыть хотя бы на время этой прогулки. Он плохо соображал, куда идёт, но двигался вызывающе уверенно и быстро. Сперва собирался найти тихую лавку под каким-нибудь кустом и почитать книгу, но беспокойство в груди требовало постоянного движения, словно так можно было убежать от проблем.
   Чужое присутствие Лаз почувствовал слишком поздно — уже после того, как незнакомцы решили объявить о своём присутствии.
- Эй, некр! - Грубый женский голос заставил пантендорца подскочить на месте и крепче сжать в руках книгу — настолько не ожидал он услышать чей-то голос в полумёртвом городе. - Ты что здесь делаешь?
   Не успел Лаз ответить, как дорогу ему перегородили три невысоких женских фигуры в тёмных плащах и с сердитыми лицами и одна из девушек — та, что постарше — вырвала из рук книгу, принялась подозрительно её рассматривать.
Ведьмы...
- Я.. - Лаз не успел договорить. Руки сами дёрнулись колдовать, поскольку от этих девиц некромант не ждал ничего хорошего и, раз уж они не убили его сразу, то нужно было использовать возможность. Но ведьмы предвидели такой исход и главная тут же схватила его за руку, мешая осуществить задуманное.
- Кууда собрался?! - насмешливо прошипела незнакомка, сдавливая запястье и не без удовольствия наблюдая за страхом и растерянностью белобрысого, - Тебе лучше не давать поводов  себя прикончить.
- Рей, нам было сказано не трогать их, - попыталась вмешаться вторая девушка, в которой Лаз тут же выявил потенциальную союзницу.
- А им было сказано не высовываться из крепости. - Возразила Рейя, сверкнув в утреннем сумраке жёлтыми глазами, и Лаз почувствовал, как по его ноге ползёт толстая чёрная лоза - К тому же он собирался напасть, ты видела? Не бойся, я не собираюсь его убивать — так, проучу немного.
- Не трогай меня! - рявкнул Лаз и попытался вырваться, но Рейя только сильнее скрутила ему руки: А то что?
- Я заразен! Мой друг умирает от чумы. Вы тоже заразитесь, дуры!
- Да ну? - рассмеялась ведьма, мысленно приказывая лозе связать ему руки. - Не похож ты на чумного. На побитую загнанную шавку — да, но на больного..
- Рей, не похож он на шпиона, — проговорила третья ведьма, что всё это время без стеснения рассматривала листки с записями, вложенные в книгу. - Тут какой-то студенческий бред и каракули.
- Кто знает, - пожала плечами главная ведьма, выпуская руки парня, которые уже были связаны. Лаз пошатнулся, едва удержав равновесие. Фойрровы суки.. Правильно Натан про них.. Натан!
- Ты на нашей территории. Вам же сказали сидеть смирно, пока взрослые решают вопросы.
- Эта улица ведь ведёт к городским воротам? Их держат ведьмы?
- Ты где спал, приятель? Ведьмы держат уже полгорода.-
- Я.. Мне.. - Лаз запнулся, собирая в голове по кускам раздробленную картинку. Их с Натаном действительно слишком долго не было на улицах. А поскольку стрижи с ним не общались в последнее время, он совсем не знал, что происходит на улицах. Но то, что ведьмы не убили его сразу, было самым странным. Неужели, война и правда заканчивается и Магистр сумела как-то договориться с ними? Неужели…
- Пойдём. - Рейя с силой дёрнула лозу как верёвку, заставив его сделать несколько шагов вперёд. - Там расскажешь свою охренительную историю. А мы послушаем. Посмеёмся может. А то нынче на улицах скука.. смертная...
- Я не сражаюсь за магистра. Клянусь! - Лаз не знал, куда его вели, но на всякий случай пытался оправдываться, раз уж ему давали такую возможность. - Никогда не сражался! Просто хотел уйти из города… Вместе с другом, мы…
- С чумным другом-то? Ну-ну, рассказывай.
- Я не лгу! Послушайте, мне просто нужно покинуть Лейдер...
- Все некроманты лгут. - Фыркнула Рейя, швырнув книгу на грязную лавку рядом с бывшей алхимической лабораторией, переоборудованной под временный штаб захватчиц, судя по тряпке с ведьминским символом на двери.
- И это мне говорит ведьма?! - прошипел в ответ пантендорец, поскольку веры задобрить их мольбами и добрым словом у него поубавилось.
- Заткнись! - рявкнула главная, сдирая с него накидку, отчего холодный осенний ветер тут же заставил его поёжиться. - Карла, закрой ему рот. И привяжи к забору вон там, где доски покрепче. Сейчас вернусь. - С этими словами, Рейя скрылась за дверью лаборатории, напоследок улыбнувшись пантендорцу.
   Улыбкой, которая ему совершенно не понравилась.

Отредактировано Лазарин (31-12-2020 22:22:37)

+4

3

С той поры, как Оливеру и Вилрану удалось убедить Марабарас пойти на переговоры с Магистром, в городе воцарилось мертвое перемирие: ведьмы перестали атаковать и ловить некромантов, а последним разрозненным магам уже попросту нечем было ответить, и единственный их оплот оставался на острове в академии, куда Ковену было не добраться. Не всем пришелся по вкусу подобный поворот: молодым и горячим особам казалось, что эта остановка в захвате города была глупостью, ведь до полной победы и власти над Лейдером оставалось совсем чуть-чуть, но Главе Ковена подчинялись.
   Переговоры были назначены на первые числа подступающего месяца, и у ведьм и у группки магов в доме Оррванов была возможность к ним подготовиться. Оливер же держался немного особняком и от тех и от других, и вместе с тем бывал и там и там, когда необходимо было решить какие-то вопросы или просто поесть и спокойно поспать… Остальное время Шоу проводил в городе, который носил на себе следы войны и чумы, как прокаженный. Видеть Лейдер таким было тоскливо для бывшего студента, и он силился сделать хоть что-то для тех, кто еще оставался жив и для тех, кто уже был мертв.
   В попытке остановить чуму, Таэрион обучил Ковен ритуалу уничтожению ее семян, и ведьмы успешно справлялись со своей задачей, проявляя, однако, мстительную избирательность среди тех, кому нужна была помощь. Столетия унижения и травли Ковена, теперь выплескивались на некромантов, и недавние изгнаники подчас становились новыми тиранами. И если простой человек мог получить помощь от ведьм со снисходительным покровительством, то маг подчас должен был молить о ней, если еще мог. Оливера это удручало и злило. Сам он не отказывал никому. Расхаживая по улицам в компании крепких зомби и телеги, он собирал с улиц мертвецов, чтобы захоронить их в общей могиле за городом, и помогал тем живым и зараженным, которых мог найти. В эти дни его магический запас расходовался так быстро, как никогда прежде, и зачастую приходилось пополнять его из тех же мертвецов.
   К одному из домов, где проживали теперь ведьмы - этакому локальному посту, - он свернул чтобы немного поесть и передохнуть. Труповозка, которая следовала за ним силами пары поднятых мертвецов было полна чуть меньше чем на половину, и содержала в себе совершенно различные стадии разложения. Ароматы она источала соответствующие, и прячась от них, Шоу носил на себе кожаную маску с длинным “клювом” в который были набиты ароматные травы. Остановив телегу чуть в отдалении, чтобы она не смущала ведьм, и отпустив рабочих зомби, чтобы они не тратили ману, он направился к домику, на ходу снимая перчатки и “воронью” маску. Дышать стало чуть легче, как и видеть. Уже на подходе Оливер заметил, что парочка молодых ведьм стоит возле беловолосого паренька, который привязан к покосившемуся забору колдовскими лозами. Шоу подошел ближе, и ведьмы при его приближении заметно напряглись.
   - Что происходит? - поинтересовался он, глядя не на самих девушек, а на их пленника. Тот определенно был некромантом, но слабым - возможно кто-то из разбежавшихся студентов, однако Оливер не мог припомнить его: внешность юноши была приметной, к тому же он был примерным ровестником, но вспомнить его среди студентов академии Шоу никак не мог.
   - Ничего особенного, - с промедлением ответила одна из ведьм. - Он терся здесь неподалеку с магической книгой и хотел поставить ловушки. Мы его поймали.
   - Ааа, - отстраненно протянул Оливер, перехватывая маску поудобнее - под мышку, и заглянул в необычные для некроманта зеленые глаза. - А ты знаешь, что у нас перемирие?

Отредактировано Оливер (03-01-2021 15:46:34)

+4

4

Клара громко цокнула на приказ старшей «сестры» и, не став ничего изобретать, запихала ему в рот старую отсыревшую тряпку, что висела тут же, на заборе, не дав ничего возразить. Лаз завертелся с новой силой, попытавшись избавиться от мерзкого на вкус и запах кляпа, но только сильнее раззадорил девиц, разглядевших в нём забавную игрушку на время скучного перемирия.
- Чего угомонился? - хихикнула третья ведьма, когда Лазарин устал сопротивляться и расслабил связанные конечности, безвольно опустив голову. Он уже понял, что убивать его не собираются, и меньше всего хотел веселить этих дамочек своей беспомощностью. Даже странно как-то было после всего пережитого чувствовать банальную обиду на  такие детские издевательства, но Лаз чувствовал. Грязный, потрёпанный, уставший и истощённый, он всё чаще ловил себя на мысли прекратить всё это. Даже если придётся отправиться в Бездну к своему создателю. Некроманту в последнее время всё чаще казалось, что реальность не особо-то и отличается от его видения загробного мира.
   Главная ведьма вышла из лаборатории с вытянутой светлой колбой, наполненной голубоватой жижей. Пузырёк напомнил ему о яде в карманах штанов. Прощальный подарок Каспара... Надо было дать выпить Натану и хлебнуть самому. Теперь это казалось ему лучшим решением, но запоздалым.
   Рей заговорщицки ухмыльнулась и подошла к пантендорцу почти вплотную, но сделать ничего не успела — всех их отвлёк щуплый паренёк в птичьей маске. Студент? Лазарин поднял голову, всматриваясь в чужое лицо, которое почему-то показалось знакомым, но никого из бывших стрижей в темноволосом некромант не узнал. И на юных солдат Магистра он не был похож — скорее на бродягу. Не слишком разумного бродягу, раз решил в открытую соваться к ведьмам. И тем страннее было наблюдать их реакцию. Ведьмы замялись, занервничали - как малые дети, пойманные за воровством яблок в чужом саду. И, кем бы ни был этот странный парень, Лаз мгновенно усмотрел в нём надежду на… Да хоть на что-нибудь.
- МММ! - Возмущённо промычал пантендорец, снова пытаясь вырваться из пут и выплюнуть тряпку, а когда не вышло, активно замотал головой, надеясь, что такой ответ незнакомцу будет понятнее. Тот, впрочем, весьма любезно подошёл ближе и помог Лазарину избавиться от проклятой тряпки, но вместо слов пантендорец принялся отплёвываться и кашлять. Рей, наблюдая эту картину, лишь презрительно фыркнула: Он пытался напасть — вот и связали. Убивать не собирались. Сейчас он наплетёт тебе с три короба — ваши это умеют.
- Иди ты… В Фойррову задницу — прошипел Лазарин в сторону девушки, прекрасно понимая, что находится не в том положении, чтобы нарываться на грубость. - Ничего я не знал! Я их вообще не трогал и не собирался. Я… Некромантов убил больше, чем ведьм. Я просто шёл мимо. Клянусь тебе! Разве я похож на солдата или диверсанта? Да я застрял в этом фойрровом городе и… - Лаз запнулся, не решаясь высказать собрату мысли о побеге. Всё-таки если он один из прихвостней Магистра, то о таких мыслях лучше умолчать. - Я просто… Послушай, мой единственный друг умирает от чумы. Может, уже умер… Я слишком слаб, чтобы драться или ставить ловушки. Я даже не знал, что этот квартал теперь держат ведьмы! Прошу… - Лаз вновь потянул руки, отчего лоза только сильнее впилась в кожу, и уставился прямиком в тёмные глаза незнакомца. - Развяжи меня. Кто ты.. Я тебе не враг. И им… Им тоже не враг.
   Последние слова пришлось выдавливать силой — пантендорец ещё слишком хорошо помнил заваленную трупами площадь и расплавленную ногу Келборна. Рей тоже лишь фыркнула в ответ на это заявление. Ну и плевать. Слова Лазарина всё равно предназначались не ей.

+3

5

Когда Оливер вытащил кляп из утонченного на вид некроманта, как жуки из под отодранной коры, посыпались ругательства из его рта. Бледный юноша напоминал Шоу аристократа, пусть и изрядно потрепанного жизнью. Возможно потому что единственные аристократы, которых он видел живьем, были Беннаторы, а они были так же тонки и белы. Знатные отпрыски редко появлялись в академии, даже если числились в ней, и получали лучших учителей прямо на дом. Всем остальным приходилось довольствоваться общими лабораториями и рассеянным вниманием преподавателей.
   Оливер вздохнул. Он понимал, что корни вражды между ведьмами и некромантами уходят в века, и просто так за пару дней они не проникнуться друг к другу пониманием, и все же ему было тяжело слышать, как через его голову лаятся представители двух миров темной магии. Эти четверо даже не знали друг друга, впервые встретились, но уже успели подгадить друг другу, мстя непонятно за кого непонятно кому. Глупые, тупые, слепые эмоции были разрушительны, и с этой стороны Шоу даже понимал Безымянного решившего, когда-то избавить от них некромантов. Разбираться кто прав, а кто виноват Оливер сейчас не собирался, тем более что все давно и глубоко были неправы.
   - Давайте просто разрешим этот инцидент, посмотрим друг на друга, и больше не будем ни в кого кидать заклинаниями и бранью? - устало предложил Шоу и коснулся рукой черной лозы, удерживающей белого некроманта у забора. Ведьмино колдовство, с которым едва ли мог разобраться ученый маг, отступило перед недавним студентом: он не жег лозу и не резал ее, мертвый корень просто истлел под его пальцами, превращаясь в то, чем был - землю и перегной, а пленник обрел желанную свободу.
   - Ты еще пожалеешь об этом, - произнесла Рей, но в голосе ее не было угрозы, только холодное назидание. - Пусть твой новый друг знает, что если он что-то выкинет в Нашем городе, то так хорошо это для него не кончится.
   - Он больше не доставит неудобств, - пообещал Оливер, слабо улыбнувшись ведьмам, и те мрачными тенями отступили назад в переулки города, продолжная свой скучный патруль. Впрочем, самая юная из них, кажется, была даже рада такому исходу, и ответила Шоу зеркальной улыбкой на немое прощание, которое немного смутило некроманта. Прячась от этого чувства, Шоу обернулся к новому знакомому и запросто спросил: - Ты есть хочешь?
   За всеми перепалками Оливер так и не ответил кто он, как не торопился расспрашивать об этом белого некроманта. Не так это все было важно здесь и сейчас. В конкретный момент они оба были лишь блуждающими душами, среди полумертвого города: прошлое, все звания и титулы, имена не имели никакого значения. Мир Лейдера был поделен только на мертвых и живых, на ведьм и некромантов.   
   Вдвоем они прошли внутрь разоренной лаборатории, где однако были восстановлены и переоборудованны уцелевшие аппараты. Вот только напоминало все теперь скорее кухню, нежели рабочее место алхимика. Здесь же были расстелены несколько спальников и древняя старуха, как недвижное чучело, восседала у огня очага на стуле, слепая и дремлющая.
   - Это я, тетушка Тейла, - оповестил о себе Оливер, хоть завернутая в тряпки женщина никак не отреагировала на это. - Я привел гостя. Мы немного отдохнем здесь.
   Шоу вполне привычным жестом положил маску и перчатки на край щербатого стола, и умыл лицо и руки в бочке при входе. Однако меньше мертвечиной от него пахнуть не стало.
   - Проходи, - бросил он медлящему некроманту. - Сейчас что-нибудь состряпаем.
   Оливер стянул через голову перепачканую в грязи и пепле мантию и бросил ее на спинку стула, оставаясь в штанах и рубахе, у которой закатал рукава. Сдвинув крышку с бочки в дальнем углу, он извлек из нее за хвост просоленную пучеглазую рыбину и перенес на разделочную доску. - Надеюсь ты любишь озерную рыбу. Кроме нее здесь больше ничего нет.
   Взявшись за нож, Шоу ловко вспорол рыбине брюхо, выпустив наружу склизкие кишки. Твари, обитавшие в озере Лейдера, сильно отличались от морских гадов. Вечный сумрак оборачивался для глубоких вод непроглядной тьмой и рыбы озер Альянса как на подбор обладали уродливыми мордами с огромными глазами или были вовсе лишены их; зубы этих созданий напоминали изогнутые крючками иголки; хвосты были тонкими и длинными, почти змеевидными, а еще зачастую они все светились слабым светом в темноте.

+3

6

Сейчас Лаз был согласен на что угодно — лишь бы убраться отсюда подальше, но вместо внятного ответа лишь растерянно кивнул головой, потянувшись за книгой. Ведьмы в ответ пробуравили его взглядом, но ничего не сказали. Странно было всё это.
   Новый знакомый, хоть и выглядел странно и вонял трупами (а кто не вонял в нынешнее-то время), всё же был некромантом. Ему пантендорец, в отличие от ведьм, мог хоть как-то довериться. К тому же, Лазарина всё не покидало чувство, что они с темноволосым мальчишкой уже встречались прежде. Да и внешне он очень подходил на тот тип «сереньких» людей, которых очень легко забыть. Подозрение это лишь усилилось, когда тот учтиво проигнорировал возможность представиться. Но настаивать пантендорец не стал. Ему казалось, что он был не в том положении, чтобы на чём-то настаивать.
   Он тенью проследовал за студентом, положил книгу на тот же стол, только подальше от маски и перчаток. Странно засмотрелся на бочку с водой, вспоминая прежнюю жизнь, пока парень здоровался со старухой и возился с мантией в другом краю комнаты. Но всё же умылся дрожащими руками и сполоснул руки, настойчиво стирая с них налипшую по локоть грязь от колдовских лиан и полугнилого забора. Перестал оттираться только когда его окликнули. Встряхнул руки, закатав рукава повыше, и подошёл ближе к своему случайному спасителю.
   В иные времена запах озерной рыбы едва ли произвёл бы на Лазарина такое впечатление, но теперь, после продолжительной диеты из пресных грибов и чёрствых лепёшек, организм мгновенно отреагировал урчанием на возникшую перед глазами тушку. И пантендорец понял, что всё это время был чертовски голоден, и вид сравнительно неплохой еды отчего-то растрогал его. Впервые за долгое время что-то его по-настоящему порадовало...
- Люблю. - Голос Белобрысого дрогнул, хотя сам он ощущал странное спокойствие в этом доме и рядом с этим парнишкой, который, как казалось,  был готов вообще ко всему в свои… Сколько ему лет?
   Лаз подошёл с другого края, жадно следя за тем, как мрачный паренёк выковыривает из рыбины внутренности, ловко орудуя ножом: Чем тебе помочь? Пантендорец не слишком хорошо разбирался в поварском ремесле — просто по старой привычке вспомнил  о самых банальных навыках общения и решил, что совместное дело как-никак да поможет наладить контакт. Да и сидеть в молчании ему больше было невыносимо. Благо, некромант принял его предложение, указав в сторону сушёных грибов, развешанных на верёвках в дальнем углу. Грибы… Ну конечно. Лазарин вздохнул, снимая с крючка одну из верёвок с нанизанными сморщенными шляпками и, повозившись с узлом, принялся снимать их по несколько штук и складывать в пустую деревянную плошку, найденную поблизости.
- Эта маска защищает от чумы? - Лаз отцепил от верёвки очередной особо упрямый гриб и покосился на собрата. - Ты не боишься заразиться?
   В некоторые моменты их непродолжительной встречи пантендорцу казалось, что он вообще ничего не боится.

+3

7

Оливер не ожидал, что беловолосый попросит работу и первые мгновения судорожно соображал, чего бы такого ему поручить, чтобы не сильно утруждало и пользу принесло. Но потом он наткнулся взглядом на подвешенные в углу грибы и указал на них ножом.
   - Сними немного. Нафаршируем ими рыбину, - предложил Шоу.
   Одной озерной твари им на двоих вполне должно было хватить. Некромант отсек ей голову размашистым движением, а затем срезал мясо с затылка и выдрал язык. Из кома внутренностей, он вытащил печень, желудок и молоку. Все вместе эти мелкие части отправились в пустое брюхо рыбы - в условиях голода, любая съедобная часть шла в дело. Особых поварских талантов Оливере не имел, однако за студенческую жизнь приготовить себе поесть был способен, да еще и Натана накормить.
   - Маска? - Шоу на мгновение отвлекся от готовки, глянув в сторону где оставил свои вещи, точно бы никогда не видел их. - А, это. Нет. Она больше защищает от запахов. Я здесь что-то вроде могильщика - хожу по городу и собираю трупы, чтобы похоронить их за стеной. Некоторые из них уже довольно долго лежат на улицах или в своих домах. Иногда воздух такой, что глаза режет. А в этой штуке более-менее ничего.
   Никто бывшего студента об этом не просил, да и работа была выматывающей: пусть физическим трудом занимались поднятые мертвецы, но на их поддержание уходила мана, как и на то чтобы разверзнуть землю для общей могилы. Однако Оливеру хотелось что-то сделать для города и его жителей - избавить их от болезней, которые неизбежно придут с брошенными мертвецами, без всякой Чумы Силентиса, а еще вернуть Лейдеру чуть более “живой” вид. И эта незаметная, монотонная и скорбная работа, нравилась ему гораздо больше, чем игры в посланника Безымянного - с мертвецами было просто, в разы проще чем с живыми.
   - Чума уже не заразна, - обронил он, и точно опомнившись быстро добавил: - Ну, по моим наблюдениям.
   Пояснять случайному встречному откуда у него такая уверенность и познания Шоу не хотел, и надеялся, что ему хватит и такого ответа. Оливер опустил глаза к рыбине и стал запихивать ей в брюхо грибы из миски.
   - Заразившиеся не исцеляются, но и новых заболевших больше нет. Так что, сила этого заклинания, можно считать, пошла на спад. Ты, я вижу, не болен, так что тебе опасаться Чумы больше не надо. Если ты, конечно, готов довериться моим выводам…
   Некромант неловко улыбнулся и отошел от стола, чтобы оборвать несколько веточек пряной травы, из тех, что были ведьмами развешаны под потолком наравне с грибами. Они так же отправились в брюхо рыбе, и Шоу взялся уже за сковороду.
   - А твой друг… ну если он уже скончался, но ты боишься к нему ходить, то я мог бы его найти и похоронить, если ты знаешь где он. Можно даже в отдельной могиле, если тебе это важно. Мертвецам-то не важно.
   Шлепнув рыбину на сковороду и подлив воды вместо отсутствующего масла, Оливер поставил нехитрый обед на жаровню в очаг, и довольный проделанной работой, вытер руки о полотенце.

+3

8

Запахи… Лазарин уже и забыл, как пахнет что-то приятное и чистое. Здесь, в старой лаборатории теперь сильно пахло сырой рыбой, и это напоминало о портовых улицах Пантендора. Но он всё ещё не мог вернуть в сознании светлый образ родного города, как ни пытался.
   А этот паренёк и правда был похож на могильщика — такой же спокойный и тихий, будто замкнут в собственных мыслях о смерти, которую видит каждый день. Лаз то и дело поглядывал на него, подбирая в уме нужные слова. Почему он так легко решил помочь ему и накормить? Почему при этом так молчалив и отстранён?
-  Чума уже не заразна, - некромант говорил ровным и уверенным тоном, так что у Лаза не было причин не верить ему. И всё же, пантендорца не покидало чувство, что этот парень осведомлён в произошедшем намного больше него или того же Каспара. - Заразившиеся не исцеляются, но и новых заболевших больше нет.
- Не исцеляются? У заразившихся совсем нет шанса?! - Вопрос звучал скорее как просьба опровергнуть столь безнадёжное заявление. Не мог он поверить в то, что Натан умрёт вот так. Теперь, когда перед глазами не было его измождённого бессознательного тела, в это было труднее поверить. И, словно бы подслушав мысли, парнишка сам заговорил о нём. И никакой поддержки в его словах пантендорец не нашёл...
- Замолчи! - Один из грибов выскочил из дрогнувшей руки и покатился по полу. "Замолчи!" получилось громким. Даже старуха, дремавшая в кресле, зашевелилась. Лазарину стало немного стыдно. Разве мог он требовать искреннего сочувствия от постороннего, да ещё и некроманта? Этот парень пытался помочь как умел, а он опять был слишком эмоционален. - Когда я выходил, он ещё был жив… Но уже долго не приходил в сознание. - Лаз снял с верёвки последний гриб и переставил тарелку поближе к «повару». После чего — сел на старый табурет поблизости, безвольно опустив руки.
- Я обещал сделать из него химеру, если он умрёт, - пантендорец невесело хмыкнул и отвернулся, - Хотя лучше бы он умер как-нибудь в другой раз... Потому что я пока ещё не умею делать хороших химер. Да и плохих — не умею…  Что за чушь…
   Лаз с досадой шлёпнул себя ладонями по щекам, чтобы очнуться и перестать говорить всю эту несуразицу. Хотя сейчас ему очень нужно было говорить хоть о чём-нибудь… Пальцы нащупали металлическое кольцо в правом ухе, которое он так и не снимал с того вечера, хоть и считал некрасивым. Немного повозившись, он всё же вынул его. Долго вертел в руках, пока собрат суетился у очага со сковородкой. Подумал и, с трудом нащупав нужную дырку, вдел в левое ухо. Чтобы не заросло...
- Скажи… Ты так и не представился, но… У тебя когда-нибудь был друг?

+3

9

Беловолосый говорил так эмоционально, так взволнованно и тоскливо-трепетно, что Оливер не решался его прерывать, только смотрел растерянно. Впервые он видел столь сильную эмоциональную связь некроманта с кем либо, кого можно было бы назвать “друг”. Он был удивлен, что это слово вообще кто-то употребил из жителей Альянса. Даже в обещании сделать химеру из мертвеца, сквозила странная теплота. Кем бы ни был этот заразившийся, но он был счастливчиком.
   - Разумное существо, как первооснова для химеры - плохой выбор, - произнес Шоу, скрывая за занудностью собственные чувства. - Потребуется присоединять душу человека, а это очень сложно сделать даже в случае не измененного тела. К тому же Безымянный не поощряет подобные манипуляции…
   Замолчал некромант так же внезапно как заговорил, и вернулся к столу, небрежно бросив на его край полотенце. На вопрос он не торопился отвечать, отведя взгляд и отвернув голову. До недавнего времени Оливеру казалось, что друзей у него нет и никогда не было, пока он вместе с Сайбер не вернулся в Лейдер и не попросил Натана о помощи. Тот мало того, что не отказал, но долгое время помогал, хотя выгоды с этого не имел никакой - только проблемы. И потому бегство приятеля из катакомб Шоу не осуждал - неправильно было требовать от него чего-то сверх того, что Ларс уже сделал. Удивительно, что он вообще оставался рядом так долго, сидел в архиве… Самые невероятнейший его поступок - это именно копание в бумагах! Оливер даже невольно улыбнулся, вспомнив об этом.
   - Пожалуй, что был, - ответил некромант, все еще не глядя на Беловолосого, и по итогу вздохнул. - Если твой друг жив, то можно попробовать исцелить его. Есть один способ, но он не гарантирует результата - все зависит от того насколько истощен организм, и есть ли в нем еще силы бороться…
   Шоу хотелось помочь столь искренней дружбе которая пролегала между новым знакомым и его неизвестным другом, но он вовсе не хотел излишне обнадеживать. Смерть следовало уважать, особенно некромантам, принимать ее неотвратимость и безграничное превосходство. Эта наука давалась даже самому Оливеру с трудом.
   - Но сначала мы все же поедим, - резюмировал он. Как бы жестоко это не звучало по отношению к умирающему, но они все равно не смогут ему помочь, если не будет маны и сил. Сюда на пост Шоу вернулся чтобы немного отдохнуть и восстановиться после работы, и его собеседник выглядел ничуть не лучше. Благо рыба жарилась достаточно быстро, и некромант встал у очага, нетерпеливо ворочая ее ложкой с боку на бок. Надо было порубить ее на куски…
   - Я к слову Оливер, - запоздало представился он. - А ты?

+3

10

И всё-таки, повздыхав о каких-то собственных мыслях, темноволосый дал ему надежду. Слабую, скромную, ничего не обещающую... Но Лаз ухватился за неё, как тонущий — за небрежно протянутую соломинку. Этот парень создавал впечатление человека, который редко говорит что-то не подумав — и говорит при этом весьма откровенно и прямо. А значит, и намёк на возможное исцеление - не выдумка. Зачем ему врать?
- Так ты ещё и целитель?! - Пантендорец нетерпеливо подскочил с табурета, будто собирался немедленно бежать туда, где оставил Ларса. Уставшее осунувшееся лицо как будто оживилось, а в теле словно бы вновь появилась энергия, но слова паренька с маской в очередной раз осадили его точным замечанием. Не было у Лазарина никакой лишней энергии, и уже давно.
   Он болезненно вздохнул и вернулся к столу, ожидая, пока гостеприимный собрат закончит с приготовлением. Белобрысый всё ещё был жутко голоден, а наполняющий дом запах жареной рыбы вызвал новые приступы урчания в животе. Но теперь, когда «могильщик» намекнул на возможность спасти патлатого, усидеть на месте становилось трудно. До этого момента Лазу казалось, что время в ожидании смерти тянется мучительно долго, теперь же минуты проносились столь стремительно, что он боялся опоздать. Может быть, он уже опоздал, и эта жалкая надежда — лишь очередная жестокая шутка судьбы?
- Он крепкий... - Лаз бормотал неуверенно, словно пытался обнадёжить сам себя. - Мы с ним не одну передрягу пережили здесь, в Лейдере... Но лучше поторопиться. Он уже долго болеет…
   Он снова повернул голову к темноволосому и некоторое время следил за тем, как тот ворочает рыбину и, кажется, не собирается никуда торопиться. И этой размеренностью и бесстрастным спокойствием юноша был похож на некроманта больше, чем любой из жителей Альянса, встреченных Лазарином в Лейдере и за его пределами.
- Я, к слову, Оливер, - представился «могильщик» как бы невзначай, хотя Лаз уже и не ждал ответа на этот вопрос, решив, что своё имя тот скрывает намеренно.
   И без того огромные зелёные глаза пантендорца округлились ещё больше, словно студент перед ним вдруг обратился в Магистра Призыва или даже в самого Безымянного. Слишком уж часто Лаз слышал это имя из рассказов патлатого — особенно по первости, когда тот ещё мучался воспоминаниями о своём поступке в катакомбах. В рассказах Ларса Оливер и правда, порой, становился почти мистической фигурой, хоть и ниче не примечательной. Да нет… Он ведь мёртв. Мало ли здесь других Оливеров… Хотя возраст и внешне… Не может быть...
   Пантендорец сглотнул и волнительно встал из-за стола, едва не опрокинув табурет, на котором сидел. И теперь уже без стеснения подошёл к собрату почти вплотную, рассматривая его как чудо-диковинку, о которой многое слышал, но не верил, пока не увидел собственными глазами. Рука сама потянулась к щуплому плечу студента, чтобы убедиться в его материальности, и Лаз усмехнулся, протирая другой рукой защипавшие глаза: Оливер... Шоу? Паучок?..

+3

11

- Я… некромант, - качнул головой Оливер, когда Беловолосый поспешно нарек его целителем, аж подскакивая от нетерпения. Шоу не нравились те восторженость и эйфория, которые накатывали на людей, стоило им хоть что-то пообещать, ибо они воспринимали это не как возможную вероятность, но как безоговорочное спасение. И когда эта надежда не оправдывалась, они проклинали своего спасителя так, будто он один был виноват в кончине их самих или же их близких. Надежда - худшее из зол.
   Но, нужно отдать новому знакомому должное, свой порыв он утихомирил быстро, сев обратно за стол. Все, что он позволял себе теперь - это успокаивающее бормотание, которое вполне устраивало самого Оливера. Он молча тыкал жарящаюся рыбу, никак не поддерживая эту молитву, но и не опровергая ее. Все, что он счел нужным сделать это представиться, раз уж общее дело теперь вело их дальше - в этом было простое удобство. Однако некромант не ожидал, что простое имя вызовет очередную не сдержанную реакцию. Шоу бы попятился от Белобрысого, но запнулся за кресло в котором дремала старушка у огня, и едва не сел ей на колени, вовремя схватившись за подлокотник.
   - Что-то не так? - насторожено спросил Оливер у Беловолосого, который подошел едва ли не вплотную и глядел так, словно у Шоу выросло еще по паре рук или глаз. В какой-то момент молодой некромант поймал себя на том, что выставил впереди себя ложку, как если бы она была кинжалом, и готов ткнуть своего гостя в бок, если тот сделает еще хотя бы шаг ближе. Но тот всего-лишь положил руку на плечо Оливера и улыбнулся с неуместной ласковостью.
  - Оливер... Шоу? Паучок?.. - уточнил он, и бывший студент не сразу сообразил откуда незнакомец знает его.
  - Да-а, - с настороженной размеренностью произнес Шоу в ответ и чуть прищурился. - Мы знакомы? Ты из академии… или? Прости, я тебя не помню.
   Некромант запоздало подумал, что Паучком его звал только Натан, однако делал он это так часто и не стесняясь никого, что другие вполне могли подхватить это глупое прозвище и именовать Оливера между собой им.

+3

12

- Нет. Я не студент. - Лаз легонько мотнул головой, подтверждая слова и отступил на полшага, видя, что смутил студента своим вниманием. - Но я о тебе знаю. Натан рассказывал. - Пантендорец тихо хмыкнул, отворачиваясь к очагу, от которого тут же приятно пахнуло в лицо теплом. А от запаха готовой еды в животе вновь заурчало.
- Откуда ты его знаешь? - голос Оливера оставался спокойным и тихим, но что-то в нём изменилось. Появились новые нотки, которые Лазу показались более приземлёнными и человеческими для его-то возраста. Белобрысый обернулся, но не ответил. Вместо этого взял у него ложку и деловито потыкал в шипящую на сковородке рыбину: Смотри, кажется, уже готово?
   Лаз сам аккуратно порезал рыбу на несколько кусочков прежде чем они с Оливером уселись за стол. На голодный желудок пахла она так вкусно, что, казалось, слёзы вот-вот из глаз потекут. И, позабыв про все правила этикета и вежливости, которыми в иные времена пантендорец пытался маскировать своё низкое происхождение, Лаз набросился на эту рыбу так, словно бы это была последняя еда в его жизни.
- Меня зовут Лазарин — представился некромант, когда голод немного отступил. - Я сам из Пантендора. Встретил Натана тут, в таверне. Пьяным. Нас повязали стражники - хотели казнить за дезертирство, а потом на лагерь студенты напали. С Айвором Денвертом — слышал о нём? Они называли себя стрижами. И мы с ними… - Лаз задумался о чём-то, проглатывая очередной кусочек, и чистым мизинцем отодвинул ворот рубашки, демонстрируя Шоу побледневшего и истёршегося стрижа на груди. - Несколько недель в подполье просидели, пока не сбежали. - Пантендорец вкратце рассказало неприятных событиях, которые рассорили их со студентами, умолчав о болезненных для себя вещах, вроде Тереза. Дошёл до момента, когда Натан заразился — и как-то поник. Стал жевать медленнее. - Я тогда уснул на лавке. Плохо мне было… А Нат потом рассказывал, как встретил двух… «Странную нежить", как он сказал, которая интересовалась вашим учителем. И на следующее утро — заболел.
   Лазарин нахмурился, пытаясь вспомнить, когда это произошло, и сколько дней уже Натан не поднимался на ноги. Не вспомнил. Но вновь посмотрел на Оливера, этого странного невзрачного паренька, о котором Ларс так часто вспоминал во время разговоров, и тепло улыбнулся. Словно одно только присутствие «Паучка», новость о том, что он жив, поможет Натану поправиться.
- Он думал, ты умер там, в катакомбах. Переживал, знаешь… Он… Был бы рад тебя снова увидеть. Если б проснулся… - Лаз судорожно вздохнул, опуская взгляд на тарелку, где ещё остался большой кусок, который он не тронул намеренно. - Спасибо тебе. За рыбу. И за ведьм. Ты тоже добрый. Вы оба... Пойдём?.. Ты знаешь дорогу в бедный квартал? Мне кажется, я немного заблудился с этими ведьмами... - Он суетливоосмотрелся по сторонам и взял с полки старую пустую плошку. - Можно взять? Вряд ли Натан мог бы съесть эту рыбу, даже если б проснулся, но попробовать стоило. В конце-концов, он всегда делился с белобрысым вкусной едой, которую удавалось достать.

+3

13

Подтверждения озвучено еще не было, но Оливер уже подсознательно понимал, что умирающий друг Беловолосого скорее всего именно Натан. В этот миг он пожалел, что сам призвал к рациональному - подкрепить собственные силы, а не бежал через город неизвестно куда, ловя, возможно, последние утекающие минуты чужой жизни. Почему-то до этого бывшему студенту казалось, что уж с Ларсом точно ничего не случится, что бы не происходило - он всегда мог выкрутится, вывернутся и пережить это - сущий крысеныш! Но ничья удача не переиграет Смерть…
   Опасения подтвердились, когда они накрыли свой простой стол и Лазарин, как назвал себя Беловолосый, начал рассказ. Оливер не перебивал его, поглощая рыбину и навешивая на край тарелки тонкие кости, лишь иногда отвечал на возникающие вопросы, но достаточно коротко, чтобы не затягивать с трапезой. Теперь и ему хотелось торопиться. В глубине сердца некроманта ворочалась вина: следовало найти Натана сразу же, как только ведьмы позволили свободно передвигаться, но Шоу посчитал, что не вправе больше беспокоить друга, которому без того доставил столько проблем. Но проблем у Ларса по итогу оказалось даже больше.
   - Я слышал про Стрижей и про Денверта, - ответил Оливер, подцепляя ложкой раскисшие и слипшиеся грибы из начинки рыбы. - К нам, - а именно так он невольно обобщил себя и ведьм, - попала капитан стражи, которая много неприятного рассказывала. Хорошо, что вы убежали. Насколько я понял Денверт служил Культу и для Стрижей все закончилось неважно.
   Коментировать часть про “нечисть” Шоу никак не стал, хоть смутно и догадывался кого пришлось встретить Натану - само Сердце Чумы. И тем тоскливее было слышать, что все это время Ларс не только вспоминал, но и переживал. Вот чего бы Оливер никогда бы не подумал - слишком хорошо приятель прятал свои эмоции за колкостями.
   - Ну, меня ведьмы хотели принести в жертву, но… не сложилось, - невнятно оправдался некромант, точно бы это могло сейчас успокоить все прошлые волнения Натана. И рассеяно, но торопливо стал собираться вслед за Лазарином.
   - Да, без проблем. Да, конечно, - бормотал он, в ответ на благодарности пантендорца и его просьбы, при этом Шоу даже не успел вникнуть в то, что именно новый знакомый хочет забрать. Сам он сгребал в холщовую сумку ведьмачьи травы, и пусть заговорить их на исцеление он не мог, но сами по себе они тоже были дающим сил питьем или припаркой, которое понадобиться Ларсу, даже если его придется воскрешать из мертвых!
   - Идем! - объявил Оливер, когда посчитал себя готовым и устремился наружу из лаборатории, однако через несколько шагов вернулся, чтобы выкрикнуть: - Тетушка Тейла! Мы будем в Крысином Квартале, если Сайбер станет меня искать!
   Старуха никак на это не прореагировала, но Шоу и не ждал от нее ответа, вновь метнувшись наружу. Сначала он просто шел по улице быстрым шагом, а потом вдруг припустил бегом. Лишь оказавшись в разоренном нищем квартале, он поинтересовался у Лазарина куда дальше.

+3

14

Когда он очнулся, вокруг него было темно и пусто. И тихо: ни стука дождя по крыше, ни негромкого дыхания Лазарина - этот звук Натан слышал даже тогда, когда почти проваливался в беспамятство. Этот звук напоминал ему о том, что он все еще жив.
А теперь его не стало.
- Ла... - хрипло позвал Натан. На большее его не хватило. Короткий хриплый вздох сразу же растревожил боль в груди, в горле, на потрескавшихся губах. Во рту стало солоно от крови, но Натан больше не звал - это было бессмысленно.
Он был один.
Ларс закрыл глаза - перед ними все равно все расплывалось, - и просто лежал, со свистом вдыхая и выдыхая. Представлять Лазарина - как тот собирается и поспешно уходит из зачумленного дома, - было проще, чем видеть это воочию. Кукушонок так давно хотел уйти. Он ненавидел Лейдер - а Натан задерживал его и подвергал опасности.
И он ушел.
Но ведь Натан был все еще жив...
Как и Оливер, когда Ларс оставил его. Имел ли он хоть какое-то право обвинять Лазарина в том, что сделал некогда и сам?
Эта мысль утешением не была. Натан не хотел умирать, и не хотел умирать вот так. Это было несправедливо. Это было... неправда.
Никто не верит в собственную смерть - даже некроманты. И Натан тоже не верил.
Он снова открыл глаза и со стоном попытался повернуться. Одежда на нем промокла от крови, сочащейся из раскрывшихся трещин, и прилипла - и сейчас отдиралась с болью и кусочками сухой, словно штукатурка или бумага, кожи.
У него не хватит сил, чтобы добраться до двери - хотя бы доползти. Натан уже понимал это.
Не хочу умирать так! Не хочу...
Что-то маленькое выпало из-под его матраса и отлетело в сторону, скользя по грязному полу и сверкая в тусклом свете, проникавшем сквозь щели в заколоченных окнах. Натан моргнул слезящимися глазами, попытался присмотреться.
Половинка клевера Лазарина. Та самая, которую пантендорец отдал ему еще в убежище Стрижей и сказал...
Что можно позвать его - и он услышит...
Натан глухо выдохнул сквозь стиснутые зубы - половинка амулета лежала на полу в каком-то метре от его тощей постели, но с таким же успехом это могли бы быть мили. Он не дотянется.
Но попытается. Потому что лежать и ждать смерти хуже - гораздо хуже. Он не знал, услышит ли его Лаз, и вообще не был уверен, что запомнил, сколько раз нужно активировать медальон - в конце концов, Лазарин растолкал его с этим посреди ночи. Но все это было неважно.
Он снова повернулся - и на этот раз упал с кровати, ударившись о пол правым боком. Боль вспыхнула сразу везде. Все его тело было разбито и вопило от боли, но у самого Натана не было сил ни вопить, ни даже ругаться. Ноги запутались в покрывале, которым он был накрыт. Ларс отчаянно потянулся вперед, и сразу стало холодно до озноба. Руку, протянутую к амулету, колотило дрожью, и все же Натан упрямо продолжал тянуться.
Лазарин не услышит. Никто не придет.
Из-под раскрошившихся ногтей сочилась кровь. Кровь пузырилась возле ноздрей с каждым тяжелым, неровным выдохом. Натан возился на полу, пытаясь сделать еще один рывок и схватить половинку клевера, но силы иссякали вместе с кровью, пока не иссякли совсем.
Ему было уже почти тепло.
Пальцы совсем немного не достали до амулета.
[nick]Натан Ларс[/nick][status]выживший[/status][icon]https://i.imgur.com/bIP3qQU.png[/icon][sign](не)удачливый раздолбай[/sign]

+3

15

Теперь и Оливер торопился. А Лаз бежал вслед за ним. И чем ближе они подбирались к бедняцкому кварталу, тем сильнее нарастал страх внутри пантендорца, а воображение рисовало всё более жуткие картины того, в каком виде он обнаружит своего приятеля. Во всей этой спешке и волнении белобрысый даже не сразу вспомнил про элей, который оставил патлатому. Держа книгу под мышкой и прижимая к груди плошку с рыбой, плотно обтянутую тканью сверху вместо крышки, Лаз свободной рукой вытащил из-под рубашки клевер и дрожащими пальцами провернул половинку на сто восемьдесят градусов. Амулет послушно засветился, указывая на магический след второй половинки, и пантендорец обогнал Оливера, объяснив, что вспомнил правильную дорогу.
   Нужный дом Лаз приметил ещё издали и ускорился, подгоняемый желанием поскорее со всем покончить. Но у самого крыльца затормозил, опирасясь свободной рукой на старую деревянную колонну, и задрожал, глядя на аккуратно нарисованный своими же руками белый крест на двери.
- Здесь. - Тихо кивнул он Оливеру, поднимаясь по маленькой покосившейся лестнице. Взгляд непроизвольно метнулся в сторону к грязной повязке, пропитанной зельем Каспара, которую он тут оставил, но надевать её снова пантендорец не хотел и не стал, вспоминая слова Шоу. Съеденная вкусная рыба тут же дала о себе знать, подступая к горлу нервной тошнотой, но Лаз лишь громко выдохнул и, наконец, со скрипом, открыл входную дверь и тут же поморщился от едкого запаха, пахнувшего в лицо — запаха болезни и смерти.
- Натан!!! - Небрежно швырнув книгу и плошку на лавку, Лаз бросился к лежащему на полу приятелю, судорожно пытаясь нащупать пульс на посеревшем и истрескавшемся запястье. Магии в нём он почти не чувствовал. - Оливер, иди скорее! Он просыпался! Проснулся, а меня на было... Фойрр! Что если… Если… Пальцы, наконец, ощутили слабый толчок под кожей — едва уловимый, но это дало новый приток надежды на то, что ещё не всё потерянно.
- Что делать? - С тревогой обратился он к Оливеру, перекладывая этим самым на Шоу всю ответственность и право командовать, поскольку только он и мог помочь Натану. - Скажи, Оливер! Он такой холодный...
   Лаз сухо всхлипнул и отступил в сторону, подпуская Шоу к неподвижному и измученному телу друга и только теперь обратил внимание на кровавые пятна на полу и старых простынях, а ещё — на элей возле руки Натана. Дрожащей рукой подобрал его, стирая засохшую кровь с полупрозрачного камня в основании. Видимо, Натан так и не надел его на шею, чтобы не потерять. Неужели постеснялся «девчачьей» подвески? Или просто забыл? Так или иначе, мысль о том, что на пороге смерти Ларс пытался позвать его, больно сдавила сердце. Это было так несправедливо и так не вовремя, что, не будь Натан в таком плачевном состоянии, он непременно разозлился бы на него за то, что не дождался.

+3

16

Оливер следовал за Лазарином по указанию магического предмета и, когда они были уже возле самого дома, помедлил. Сердце пропустило удар и некромант нерешительно поджал губы. Не опоздали ли они? Меньше всего Шоу хотел бы увидеть своего приятеля мертвым, даже если имелся шанс воскресить его. Но Беловолосый вел его дальше и Оливер пошел за ним - по лестнице в грязную затхлую комнатку, как привязанный.
   Увидев Натана на полу из-за плеча Лазарина, некромант застыл в дверях, бездумно глядя, как пантендорец бросился к бесчувственному телу друга, в попытках нащупать жизнь. Шоу это было не нужно, - он по слабой ауре видел, что душа Ларса еще здесь, и вымученая, неуместная улыбка облегчения прокралась в уголки губ.
   - А ты боец, - тихо, почти ласково произнес некромант, медленно проходя вглубь комнаты. Только теперь Оливеру открылось, как же они оба выросли с Натаном, с той поры, как просто были студентами и соседями по комнате, сколько всего пережили. По сути оба они уже умерли, в том качестве, в каком отправились в Акропос, и теперь переплавлялись и рождались вновь. Шоу успокаивающе коснулся плеча Лазарина и опустился на колени рядом с головой Ларса. - Все будет хорошо теперь. Возьми свои эмоции и возобладай над ними. Они ничем тебе не помогут там где нужно слепое действие. Вот!
   Оливер снял с плеча сумку и протянул пантенлорцу.
   - Сможешь приготовить? Нужно заварить травы, на кружку: от каждого пучка по щепотке. Нужно вскипятить воды.
   Дело было не сложным, но должно было немного усмирить метания пантендорца. Да и Натану понадобиться это питье после того, как он очнется. А в том, что это случится Шоу не сомневался - иначе он просто не успокоиться.
   Осторожно перевернув Ларса за плечо, Оливер положил его голову себе на колени. Пальцы липли в подсыхающей крови от множества ран на потрескавшейся коже. Вот только некромант не замечал этого, глядя через бренную плоть глубже, в самую суть живого естества, туда, где его душили нити семени Чумы. Уже ни раз Шоу проделывал это, но только теперь высвобождаемая душа была по-настоящему важна ему, и он тянул магический клубок скверны особенно осторожно. Обрезав Нейглингом нити, что связывали семя с телом Натана, Оливер тут же перехватил его за предплечье, чтобы передать те немногие магические силы, что у него еще оставались. Просить о подобном Лазарина он не стал, хорошо чувствуя насколько слаб пантендорец.
   - Все же ты до Фойрра везуч, - подытожил Шоу, обессилено откидываясь плечами на неудобный край кровати. От ложа разило кровью и чем похуже, но некромант уже даже привык к дурной атмосфере, что еще с плена преследовала его по пятам. А теперь в чумном городе и вовсе было бесполезно сетовать на смрад. Смерть никогда не изящна.

+4

17

«Все будет хорошо теперь»…
   Слова Шоу приятным теплом разлились по телу, и Лаз, наконец, расслабился и обмяк, сидя на полу и чувствуя странное покалывание в конечностях. Большие зелёные глаза внимательно следили за Оливером, словно этим прикосновением тот оказал на него некое магическое влияние. Он не понимал, откуда у студента младше Натана такая рассудительная уверенность в своих силах, но в тот момент полностью положился на него и в самом деле перестал суетиться. Суета утомляла.
- Ты прав, - тихо согласился он с последними словами Шоу, принимая сумку с травами. Слепое действие... - Я просто… Ничего не мог сделать. Сейчас… - Лаз вздохнул, поднимаясь на ноги, и пошатнулся, как пьяный, от накатившего головокружения. Но так и не сказал вслух оправданий своей эмоциональности. Вряд ли Оливеру были интересны эти оправдания и уж точно они никак не могли помочь патлатому. Лазарин ещё раз взглянул на его иссохшее безжизненное лицо и молча направился в другой угол дома, где в ведре ещё должна была оставаться вода из колодца.
   Раскопав среди старой посуды у очага глиняную кружку, он хорошенько сполоснул её и набрал чистой воды. Затем - взглянул на почерневший от копоти очаг и, немного подумав, забросил туда пару поленьев, зажигая магическую искру. Раз уж ведьмы теперь не атакуют некромантов, о дыме из трубы можно не беспокоиться, а дом давно нужно было как следует прогреть.
   На фоне всего остального Лейдера, сушёные травы пахли приятно и напоминали о доме, где всегда росло много зелени. Лазарин бережно отщипывал от каждого пучка по нескольку листочков и бросал в воду, то и дело поглядывая на Шоу, что творил свою странную магию. Огонь в очаге разгорался лениво, словно поленья были сырыми или в комнате не хватало кислорода. Лаз попытался раздуть его, но ставить туда кружку не стал. Магией будет быстрее… Он видел, как Оливер отдаёт Натану часть своей энергии и чувствовал, как аура Ларса становится плотнее и насыщеннее. И ему тоже хотелось приобщиться к этому странному для некромантов действу. Хотелось передать патлатому часть своей энергии, пусть и не напрямую, а через чашку с травами. Хотелось избавиться от мерзкого чувства, что подселилось в груди при виде такой заботы о ближнем, которую демонстрировал Оливер. Студент не знал, что пантендорец собирался сбежать. Не знал, что он пытался отравить Натана. Но Лаз знал о себе всё, и ему было противно от этого.
   Он не заметил, как нагретая кружка обожгла пальцы и громко шикнул, одёргивая руки. Терпкий запах лечебных трав слегка оттенил собой болезнь, но Лаз опять ощутил слабость. Тело противилось неразумному расходу энергии, но пантендорцу казалось, что страшное позади и теперь он сможет отдохнуть и поспать, не отрывая голову от лежака в ответ на каждый шорох.
- Что это было? - Поинтересовался он у Оливера, опускаясь рядом с кружкой. - Какая-то магическая болезнь?

+4

18

Вначале он ощутил прикосновение пальцев - длинных и холодных. Это ощущение вторглось в плотную жаркую темноту, в которой плавал Натан, и было похоже на тонкий луч света, неожиданный мазок белой краски на черном полотне. Это ощущение разбудило боль, о которой Натан уже успел забыть. Это ощущение напомнило ему о том, что он все еще был жив.
Затем холодные пальцы подцепили что-то внутри него, внутри самой его сущности - неосязаемое, нематериальное, но оттого лишь еще более опасное, - потянули прочь. Натан хотел было взвыть от внезапной боли, но тело не повиновалось ему даже для скулежа или стона. И это было уже совершенно несправедливо.
Если умираю - так дайте сдохнуть нормально!
Запутавшись в ощущениях, Ларс почти не сомневался, что холодные пальцы принадлежали какому-нибудь упырю, пришедшему поднять его тело зомби, или ведьмам, решившим растащить его на кости.
Что-то натянулось в нем до предела - и... отпустило. И вместе с этим ушла боль, и Натан с облегчением потонул в темноте снова.
Но на этот раз не насовсем.

***
— Все же ты до Фойрра везуч...
— ...какая-то магическая болезнь?
Голоса были знакомыми. Более того, эти голоса принадлежали единственным его друзьям... Но такого быть не могло. Наверное, он все же умер.
Вместе с голосами пришло и ощущение собственного тела - больного, тяжелого, липкого от пота и крови. Хотелось пить. Было холодно. Голова его лежала на чем-то теплом и костлявом. Натан разлепил слипшиеся ресницы - и увидел склонившееся над ним лицо.
Оливер.
Значит, он все-таки умер. Ведь Паучок сгинул в логове ведьм.
- Пау...чок, - пробормотал Натан, с трудом шевельнув сухим языком. - Изви...ни...
Извини, что бросил тебя там.
Извини, что пришлось ждать... какого хрена ты вообще ждал?
...Какого хрена Бездна выглядит как тот же самый проклятый дом, в котором он помер?
Натан только сейчас понял, что для Бездны вокруг слишком убого, и потолок над головой все тот же, даже пятно, похожее на собаку, в углу - на месте. И...
Лазарин?
В зеленых глазах пантендорца стыли слезы, но это как раз не было удивительно - он всегда из-за чего-нибудь плакал. Куда удивительнее, что они с Оливером оба были здесь. Разом.
- Лаз?.. Вы что... оба..?
[nick]Натан Ларс[/nick][status]выживший[/status][icon]https://i.imgur.com/bIP3qQU.png[/icon][sign](не)удачливый раздолбай[/sign]

+3

19

- Да, заклинание, - ответил Оливер Лазарину и с усилием выпрямился, разглядывая лицо Натана, измученное и изуродованное Сердцем Чумы. Множественные шрамы скорее всего с ним так и останутся, разукрашивая лицо молодого некроманта по настоящему, в отличие от его красок, которые он так любил. - Одно из тех, что были заперты в Силентисе. Культ применил его на Лейдер, но довольно неудачно, и…
   Некромант не договорил, веки Ларса дрогнули и тяжело разлепились, приоткрывая мутный расфокусированный взгляд. Шоу улыбнулся, склоняясь над старым приятелем, и прислушиваясь к тихому бормотанию. Похоже он еще не совсем разбирал по какую сторону Границы находится.
   - Оба вынимаем тебя из Бездны, - завершил слабую фразу Оливер, чувствуя невероятный прилив сил от самого созерцания хрупкой жизни в своих руках. Пусть тело все еще было охвачено слабостью, но душа некроманта точно бы расправила незримые крылья. - Прости, что так долго шел… Если бы не Лазарин, то я бы даже не узнал во что ты вляпался.
   Пока однажды не зашел в этот дом, чтобы забрать очередной труп… Эта внезапная мысль с ярким образом резанула воображение. Они действительно успели в последние часы - едва ли Натан дожил бы до завтрашнего утра - замерз бы на полу, устав бороться с болезнью. Однако, стоило ли переживать о том, чего не случилось…
   - Давай-ка, вернем тебя на кровать, - Оливер чуть кивнул пантендорцу, призывая его помощь и одновременно отвлекая от излишних чувств. Вдвоем, они с усилием подняли исхудавшего Ларса, положив на его ложе. При этом Шоу чуть сам не повалился следом, ощутив, что этакий рывок усилия был преждевременным и не совсем осмотрительным. А потому некромант вновь сполз на пол прямо у изголовья, приходя в себя.
   - Чуть оправишься и мы тебя отмоем. К вечеру принесу мази, чтобы убрать зуд от ран - они через пару дней затянутся. А пока можно отвар поглотать, - Оливер взглянул на отставленную за всем остывающую кружку с настоем. - Сухая пища первые дни в тебя едва ли полезет. Но я могу достать рыбы на бульон. Умеешь ты все же заводить друзей...

+3

20

Силентис... Левар порой упоминал эту книгу, но, как и в случае всего остального леваровского обучения, глубокими знаниями данного вопроса пантендорец похвастать не мог. Кажется, Оливер разбирался в этом намного лучше, и тем страннее было воспринимать его как студента. Лазарин хотел спросить, где он научился так аккуратно манипулировать душой, что уже практически пересекла границы Бездны. Шоу владел некромантией лучше Натана и лучше Айвора Денверта. Может быть, даже лучше Левара — это никак не укладывалось у белобрысого в голове.
   Но спросить Лаз не успел — Натан зашевелился, притягивая к себе внимание обоих некромантов. И если Шоу принял это как должное с лёгкой усталой улыбкой, то пантендорец, не ожидавший столь быстрого эффекта, выпучил глаза так, словно Оливер только что воссоздал перед ним огромного дракона-лича.
- Нат… - Руки, державшие кружку задрожали, и Лаз отставил её подальше в сторону, чтобы не пролить отвар. Он подполз на коленях поближе к приятелю и легко коснулся пальцами его щеки, словно не мог поверить, что снова слышит его невнятное бормотание. Затем опомнился и одёрнул руку, опасаясь причинить боль израненной коже. Натану итак было больно — он это видел и чувствовал.
- Давай-ка, вернем тебя на кровать, - скомандовал Оливер, и Лаз послушно помог ему уложить Ларса обратно в постель, аккуратно накрыв сверху старым одеялом. Только сейчас он подметил, что «Паучок» из них троих выглядит самым тощим и хилым — вон, даже на пол сполз от таких усилий. Хотя, скорее всего, дело было в затраченной на «исцеление» магической энергии. Лаз осторожно подоткнул одеяло и положил руку ему на плечо: Тебе самому нужно отдохнуть. Да и мне тоже. - Некромант указал ему в сторону лежака, который соорудил для себя. Кровать в доме была только одна. - Можешь там прилечь. А я потом… Потом… Белобрысый по-хозяйски придвинул к кровати старый табурет и поднял кружку, пока отвар не успел остыть.
   Бормотание Оливера странным образом, по-отечески, успокаивало, и Лаз удовлетворённо проговаривал эти наставления в своей голове. Да, теперь всё будет хорошо… Отмоем… Нам бы и самим не мешало... Но я смогу отдохнуть и натаскать воды… Мази… Мази это хорошо. И бульон. Да. Из рыбы… Надоели проклятые грибы... Лаз взял небольшую ложку, чтобы ненароком не облить приятеля. Из ложки поить его будет проще, тем более, что Ларс толком не мог ни глотать, ни шевелиться. Не мог, но всё-же жадно, через боль, хватал ожившими губами горячую воду, словно это был не отвар из ведьминских трав, а эликсир мгновенного исцеления.
   «Паучок» замолчал, и Лазарину вдруг показалось, что он, как и Натан, несправедливо добр к нему. Шоу то и дело напоминал вслух о том, какой Лаз прекрасный товарищ, и что Ларсу очень повезло с таким другом. И Лаз действительно проявлял небывалую заботу и участие... Но эти добрые слова резали по сердцу больнее, чем молчание. Нет, белобрысый не искал помощи и не просил её. Он жил в ожидании чужой смерти, полагая, что эта смерть избавит его от угрызений совести. Он сам был готов приблизить её… Он подносил яд к этим губам так же, как подносил сейчас отвар. От этой мысли на глаза вновь навернулись слёзы, хотя, казалось, никуда они и не исчезали. Споив Натану очередную ложку отвара, Лаз вытер глаза тыльной стороной ладони и улыбнулся — так, словно бы плакал от счастья. А, может, так оно и было.
- Тише, Натан, тише… Это всё тебе. - Лаз говорил с другом почти шёпотом, мягко — как с маленьким ребёнком, который набросился на лакомство, словно его вот-вот отберут. - Целая кружка. И ещё заварю, если понадобится. Теперь всё закончится...

Отредактировано Лазарин (25-01-2021 02:29:25)

+4

21

Друзья...
Они пришли, чтобы вернуть его из Бездны, в которую он почти провалился. Лазарин не сбежал, не бросил его, - он привел помощь. Единственного, кроме самого пантендорца, человека в Лейдере, которому Натан Ларс не был безразличен.
- Но... как вы?.. - Натан охнул, не закончив вопроса, когда Лаз и Паучок в четыре руки подняли его, чтобы втащить на кровать. Они очень старались сделать все осторожно - и все равно Ларс невольно задохнулся от боли, в глазах на миг потемнело.
Но даже так он был изумлен и счастлив. Двое его друзей, самые близкие ему...
Энергия Оливера пульсировала в его ослабевшем теле, успокаивая боль, хотя сам Паучок стал бледно-зеленым от напряжения. И он, и Лаз расплывались перед глазами, но Натан упрямо не хотел сдаваться и засыпать снова. Кто знает, если он снова опустит веки - поднимет ли их потом?
И пока утомленный Оливер прилег на лежак, указанный Лазарином, сам Натан, позабыв о былой гордости, поспешно глотал подозрительного вида отвар из кружки Лаза. "Чай" мерзостно пах и выглядел, но странным образом казался самым лучшим из того, что он пробовал сейчас.
Сейчас. В новой жизни после почти-что-смерти...
- Лаз... - он перевел взгляд на пантендорца, сжимавшего кружку с отваром до побелевших костяшек пальцев. - Ты чего..?
Попробовал улыбнуться, но губы трескались и болели, а в горле стоял странный комок. Натан все никак не мог поверить, что это все наяву. Что его не бросили подыхать вместе с другими заболевшими. Что Оливер жив, не пропал среди ведьм, и Лаз как-то сумел его отыскать.
— Тише, Натан, тише… Это всё тебе...
Пантендорец шептал мягко, успокаивающе, заботливо. А он-то считал, что Лаз сбежал, бросив его.
Комок в горле разросся до размеров яблока.
Натан Ларс, ядовитый насмешник и неунывающий балагур, отвернул голову к стене от ткнувшейся в губы ложки - не хотел, чтобы Лазарин видел, как щемит у него на сердце, выбивает из глаз непрошеные слезы облегчения, стекавшие на ветхую подушку по изъеденному трещинами лицу.

- Как вы нашлись? - все же сумел спросить он какое-то время спустя, когда отвар был выпит, слезы пролиты, а Оливер немного отлежался. - В целом... Лейдере... я думал, ты умер, Паучок...
[nick]Натан Ларс[/nick][status]выживший[/status][icon]https://i.imgur.com/bIP3qQU.png[/icon][sign](не)удачливый раздолбай[/sign]

+3

22

Оливер охотно воспользовался предложением Лазарина, и с благодарностью повалился на лежак, вытягивая ноги. Какое-то время он наблюдал за Натаном и пантендорцем, отмечая трепетную заботу, а затем отвернул взгляд к потолку, не смущая чужие эмоции излишним вниманием. Странно было видеть такое отношение одного некроманта к другому, странно, но тепло. Судя по рассказам Беловолосого они с Ларсом пережили многое за минувшую пару месяцев, и этот совместный опыт сближал сейчас двух людей не меньше, а может даже больше, чем беззаботные годы. Шоу испытывал странное чувство от этого осознания - оно было вкрадчивым и мягким, умиротворяющим: его друг был не один, и один больше не останется. Оливер не считал себя вправе куда-то еще волочить Натана, но едва ли мог бы оставить его после того, в каком состоянии нашел. А вот Безымянный смог бы. Перед лицом происходящего, когда на чаше весов лежал весь Альянс и все некроманты, одна жизнь теряла свое значение и Шоу был уверен, бог легко поступиться ей, уведя их обоих туда, куда нужно было ему. И бывший студент хорошо понимал его умом, однако душа желала иного. Теперь же, несмотря на шаткое будущее их всех, на болезненное состояние Ларса, душа была за него спокойна. И Оливер умиротворенно прикрыл глаза.
   - Как вы нашлись? — послышался через какое-то время слабый голос приятеля. - В целом... Лейдере... я думал, ты умер, Паучок…
   Некромант повернул голову, глядя ни сколько на Ларса, сколько на пантендорца, ища тем самым его соучастия в короткой истории.
   - Мы совершенно случайно встретились сегодня утром. Потому я и считаю, что ты ужасно везуч. Лазарина схватили ведьмы, а я проходил мимо и мы разговорились. Оказалось, что у нас есть один общий знакомый, который надумал умереть. Я рад, что ты повременил с этим, а то бы мне пришлось доставать тебя из Бездны целиком. Ты помнишь, чем это кончилось последний раз?
   Шоу вновь улыбался, бледно и невыразительно, но легко, как чувствовал себя.
   - С ведьмами мы немного повздорили. Они хотели принести меня в жертву, но в последний момент передумали. Теперь у нас договоренность - никто сейчас не охотится на некромантов… кроме Культа. Я рад, что вы не попали в его сети со Стрижами.

+3

23

Ложка ткнулась в сжатые губы, и капля отвара стекла по подбородку Ларса, вызвав искреннее недоумение на лице пантендорца. Словно бы тот прочёл его мысли и теперь отказывался есть и пить что бы то ни было из его рук.
- Нат?.. - Лаз убрал ложку, взглянул в глаза приятеля и тут же всё понял. Слабость и беззащитность его друга в этот момент тысячью маленьких иголочек искололи вставший в груди ком - и он вдруг растаял, тёплой волной разлился по телу. Всего на мгновение, но и отвратные запахи, и мрак старого дома и собственная усталость растворились в этом до дрожи приятном чувстве эмоциональной близости. Лаз вдруг отчётливо понял, что видит Натана таким, каким его ещё никто не видел и, может, никогда не увидит — и с трудом сдержал стихийный порыв утешить его. Сделать хоть что-нибудь, чтобы накатившее ощущение бесконечной жалости к ближнему нашло свой выход. Лазарину казалось, что тогда ему станет очень легко и хорошо в душе. Но делать этого не стал. Опустил взгляд на чашку, предоставляя Ларсу возможность справиться с эмоциями, которых тот до жути стыдился.
   Тишину прервал стук дождя по ветхой крыше — хорошая погода редко задерживалась в Лейдере надолго. Но в этот раз Лазарин был даже рад его слышать. В этот раз стук дождя привнёс в этот древний дом с потрескивающим в углу очагом хоть какое-то ощущение уюта. Пантендорец осмотрелся кругом и даже захотел навести здесь порядок, когда отдохнёт. Потом…
   - Как вы нашлись? - Прокряхтел Натан, когда пришёл в себя. Здорово всё-таки, что он мог говорить, пусть и сбивчиво, задыхаясь от последствий болезни.
- Не поверишь — ведьмы, - Лаз снисходительно усмехнулся не самым приятным воспоминаниям о «дамах» и отставил кружку в сторону. Только лишь оттого, что ведьмы послушались Оливера, любить он их больше не стал. - Эти сучки думали надо мной позабавиться. Привязали к забору и какую-то ссаную тряпку… В общем, Оливер вовремя показался. Не знаю, что они со мной сделать собирались, но… - Пантендорца вдруг осенило, и он обернулся к Шоу. - Какого Фойрра тебе вообще удалось с ними договориться?! Обычно они не давали нам и секунды на приветствия. Объяснение «просто передумали» явно не выглядело для пантендорца достаточно убедительным.

+3

24

Натан пытался улыбаться, глядя на них обоих. Момент уязвленной, постыдной слабости прошел, и он был рад, что и Лаз, и Оливер предпочли не заметить ее. А дальше наверное уж можно как-то выкрутиться...
Он усмехнулся воспоминаниям о воскрешенной шлюхе. Забавно, что об этом вспомнил Оливер - и вспомнил так спокойно. В прошлом Паучок старался всячески избегать говорить об этом случае.
Да что там, нынешний Оливер не был похож ни на себя студенческих времен - забитого, трусоватого заучку, - ни на себя до Приюта Бродяг, - высокомерного "божьего посланца". Это был какой-то новый, повзрослевший Оливер. Словно бы обретший что-то, что сделало его, наконец, собой.
Даже с ведьмами как-то уладил.
Ведьмы...
Вот уж во что Натан никогда не поверил бы, так это в то, что с этими тварями можно о чем-то договориться. В этом он придерживался, скорее, точки зрения Лазарина, которого ведьмы поймали и связали. И странно, что не проделали то же самое с Паучком, еще тогда, в Приюте Бродяг.
- Да... мне тоже интересно... - поддержал Лаза Натан в его вопросе. - Они нас просто убивали... ты бы видел, что они... на площади сделали, - говорил он все еще с трудом, делая паузы для дыхания, и быстро уставал. - Тут такое творилось... Эти бабы, войска Магистра... я не знаю, кто из наших остался жив. Последним я видел Каспара. А потом еще эти двое белых... Паучок, они чуму разносят, сами сказали! - вспомнив об этом, Натан нездорово оживился. - Небось пол-города перезаражали...
[nick]Натан Ларс[/nick][status]выживший[/status][icon]https://i.imgur.com/bIP3qQU.png[/icon][sign](не)удачливый раздолбай[/sign]

+3

25

Оливер замялся с ответом. Натан и Лазарин ждали от него разъяснений, а некромант даже не представлял, что можно им сказать. Беннаторы удивительно легко приняли в нем бога, и это многое для них объяснило, но Ларс всегда был более земным, и его никогда не интересовали высокие материи. Шоу казалось, что и друг ему нужен простой, с которым можно делить простые моменты, а не божественные откровения. И в глубине души Оливер опасался, что потеряет Натана когда вновь заговорит о судьбах мира, что тот опять сбежит - потому что это выше него, и больше, чем он готов принять. Его и винить то за это было невозможно, бывший студент и сам бы хотел просто скромно жить, не привлекая ничьего внимания и не ввязываясь в неприятности. А потому Шоу заговорил сперва об остраненном:
    - Да, белые… я знаю. Я их встречал. Они искали мастера Оррвана, верно?
   Оливер вновь помедлил. Счажи он сейчас, что Беннаторы действительно принесли Чуму в город и эти сведения расползутся быстро, а за этим кто-то непременно захочет отыграться на опальных магистрах и убить их. Но в корне они были лишь орудиями, которые направляла незримая рука и чужая воля. А потому Шоу обратился к самому корню.
   - Они искали спасения. Чуму в город послал Культ, опробовав на Лейдере один из Ключей Силентиса. Точно так же, как на Акропосе был опробован другой Ключ. Но полной мощи заклинание не достигло и было остановлено волей Безымянного.
   Оливер не смотрел на собеседников, устремив отрешенный взгляд в потолок. Отчасти потому что боялся увидеть на их лицах что-то не то. Раздражение? Разочарование? Насмешку?
   - Он же заключил договор с ведьмами, и теперь они исполняют свою часть сделки. У нас перемирие, - повторил Шоу. - Ведьмы помогают справиться с последствиями чумы. Надеюсь, что никто больше не будет никого убивать без причины... Скажи, Ларс, твой отец еще жив?
   Вопрос прозвучал отстраненно и совершенно внезапно, но некроманта вдруг посетила спонтанная мысль. Этот дом совсем не подходил для больного.

+3

26

Когда Оливер начал отвечать, осторожно подбирая слова, словно ступал по тонкому льду, Лазарин вдруг вспомнил рассказы Ларса о его сумасшествии и голосе Безымянного в голове. Сейчас истощённый Натан вёл себя так, словно и не говорил всего этого о друге, но прозвучавшее из уст Шоу упоминание бога встревожило в Лазарине эту мысль, и он уже не смог от неё избавиться. Оливер говорил о Безымянном и его "воле" так, словно бы лично видел, как он заключал договор с ведьмами. Словно и правда имел какое-то отношение к виновникам и причинам всей этой заварушки...
    Если бы это было и правдой, зачем вообще богу заключать договор со смертными? - Думал Лаз, наблюдая за костлявым щуплым тельцем сверстника. Пожалуй, если бы он не был свидетелем того, как Шоу избавил Натана от странной болезни, то тоже принял бы его за сумасшедшего.
   Так или иначе, в то, что ведьмы решили помочь городу просто так, Лаз, прожив всю жизнь в Пантендоре, не поверил ни на секунду.
- И что они получат взамен за свою помощь? - Лазарин фыркнул, вспоминая о собственном опыте общения с подобными дамами в родном городе. Пантендорский ковен всегда был чем-то вроде местной страшилки для детей. А его представительницы брезговали общаться даже с парнями вроде Лаза, чем и вызывали взаимное отторжение у юноши, привыкшего к женскому вниманию. И альтруизмом эти коварные женщины не страдали определённо точно.
   Упоминание Ларса старшего всколыхнуло в Лазе воспоминания о пренеприятном знакомстве, которое у них произошло. И после случившегося на берегу, когда Натан выступил против того, чтобы вновь просить отца о помощи, пантендорцу и в голову не приходило поднимать эту тему снова. Но Оливер говорил так спокойно и рассудительно, что белобрысый мысленно отругал себя за несообразительность. Это действительно был выход, и Грей действительно мог бы помочь своему сыну хотя бы приличными условиями содержания. А может и чуму бы вытащил, как сделал Оливер. Или нет? Пантендорец вновь глянул на «Паучка», пытаясь понять, в чём секрет, но собственная аура некроманта не выдавала в нём каких-либо особенных сил.
- Я могу сходить туда. Когда отдохнём немного. Я помню дом и… Квартал помню. -Лаз вздохнул, безуспешно пытаясь оттереть ногтем тёмное грязное пятно с посеревшего рукава рубашки, и вдруг словно опомнился. - Можем вдвоём, если ты его знаешь. У нас… Честно говоря, не задалось знакомство.
   Лазарин не сомневался, что даже такой суровый и холодный человек вряд ли откажет в помощи единственному сыну, находящемуся на грани смерти. Но не был уверен, что Ларс спокойно воспримет появление пантендорца на пороге своего дома.

+3

27

Снова Ключи... Воля Безымянного... Чума...
В какой-то момент Натану начало казаться, что он снова бредит - Оливер говорил вроде бы на понятном человеческом языке, но о вещах, о которых студент Ларс не имел ни малейшего понятия. И к тому же говорил так, будто был абсолютно уверен в том, что его поймут.
А возможно, это было действие лихорадки, от которой еще не оправился Натан.
Ведьмы помогают некромантам бороться с последствиями чумы...
Нет, он точно все еще бредит.
Встрепенулся он только тогда, когда Паучок неожиданно вспомнил о его отце. Жив ли Грей Ларс?
- Я не знаю... - пробормотал Натан, облизывая потрескавшиеся губы, и вдруг понял, что это незнание пугает его. Они с отцом не ладили уже давно. Очень давно. Они разочаровали друг друга, они пытались причинить друг другу боль - но мысль о том, что его отец, возможно, уже мертв, внезапно оказалась сильнее той боли.
Он перевел взгляд с Оливера на Лазарина и снова повторил - растерянно, будто сам не понимая, что говорит:
- Не знаю...
Как бы ему хотелось, чтобы знали они. Сказали бы, что его старик - такой козел, что даже чума его не возьмет. Он согласился бы с этим с облегчением и радостью, потому что эту мысль было проще вынести.
Но они тоже не знали.
А он хотел знать?
Натан прикрыл глаза - и понял, что да, хотел. И хотел, чтобы Грей Ларс оказался жив. И хотел принять его помощь, хотя еще неделю назад был на это не готов.
И был благодарен Лазарину, когда тот вызвался пойти - при том, что последняя их встреча оказалась такой, что пожилой некромант мог бы и прихлопнуть пантендорца.
Но...
- Вы оба... пойдете туда? - эта мысль неожиданно страшила. Они уйдут туда - а он снова останется здесь один, гадая, вернется кто-нибудь, или ему снова придется ждать, что случится.
Паучок лучше ладил с Ларсом-старшим. Но Лазарин, с его хорошо подвешенным языком, мог бы уболтать старика помочь, даже если бы тот изначально был против.
- У него там... охранная печать, - сообщил Натан, как будто кто-то об этом не знал. Или как будто эта печать могла бы защитить от чумы. - В дом так просто не попасть. Лаз не сможет...
[nick]Натан Ларс[/nick][status]выживший[/status][icon]https://i.imgur.com/bIP3qQU.png[/icon][sign](не)удачливый раздолбай[/sign]

+3

28

- Больше силы, - просто ответил Оливер на вопрос о ведьмах, и перевернулся на бок - лицом к собеседникам, когда разговор переменил русло. Говорить о вещах отстраненных, бытовых ему было в этой компании в разы проще - им он никого не задевал и никуда не вовлекал, наоборот, даже мог помочь.
  - Я не удивлен, - с грустной улыбкой произнес Шоу, когда Лазарин признался, что общения с Ларсом старшим у него не вышло. Некромант подложил костлявый локоть под голову и на на какое-то время его взгляд стал задумчиво рассеянным, невидящим. - Сломать печать не проблема… Да и не то чтобы нужно ее ломать… Мне кажется, в этом главная причина непонимания - некроманты не испытывают уважения: к чужому дому, к чужой жизни, к чужой душе…
   Оливер зябко поежился.
   - Думаю, что если не вламываться в дом господина Ларса, а попросить о встречи с порога, назвав себя и свою цель - он послушает. Что-то ответит. А даже если нет, снаружи все равно будет видно жилой дом или нет. Нам ведь это важно в первую очередь? А после мы придем туда уже все втроем.
   Шоу поднял внимательный взгляд на пантендорца.
   - Я думаю ты справишься один. Если ты боишься ведьм, то я могу послать с тобой фамильяра - они узнают его, и больше не тронут тебя. А я пожалуй останусь с Натаном. Он еще слишком слаб для одиночества.
   Некромант вновь мягко улыбнулся.

+3

29

Больше силы…
   Это звучало куда убедительнее и было похоже на ведьм, которых знал Лазарин. Да и кто в нынешнее время не хотел бы получить больше силы, тогда как сила напрямую связана с влиянием, которым ты обладаешь в Альянсе. Лаз и сам покинул бордель в поисках возможности учиться и совершенствовать свою магию. И, раз уж война в Лейдере подходила к концу, стоило задуматься над итогами своего «приключения». При поверхностном рассмотрении итоги его совсем не радовали.
- Я схожу один. - Коротко, но уверенно ответил Лазарин на предостережения Натана, хотя и сам прекрасно понимал, что вряд ли сможет дезактивировать пентаграмму опытного некроманта. По крайней мере, теперь он знает, чего ожидать от Ларса старшего и будет осторожен. - Я же не собираюсь вламываться в дом силой. Надеюсь, что и твой отец не станет нападать с порога.
   Безопаснее, конечно, было бы остаться здесь, с Натаном. Ни патлатый, ни Паучок не требовали от него больше, чем он мог сделать. Снять грибы с верёвки. Зажечь огонь. Заварить травы. Побыть рядом, чтобы Натану, едва выбравшемуся из Бездны, было не так страшно. Служить кому-то. Греть кого-то. Всё это - такие простые и привычные для пантендорца вещи. Порой, они даже приносят больше удовольствия, нежели занятия магией. Что ж, может, он и в самом деле не создан для другой жизни...
   По крайней мере, Оливер поддержал его решение. Лаз встретился взглядом с этим странным спокойным пареньком и слабо улыбнулся, поднимаясь на ноги.
- Я не боюсь ведьм. - Это было неправдой, но Лаз хотел бы поверить в собственную смелость. -  Буду осторожен. Оставлю вам элей на всякий случай, но, думаю, он не пригодится. - Некромант вытащил из кармана подвеску, которую подобрал с пола и положил на лавку между кроватью Натана и лежаком с Оливером. Так будет спокойнее.
   Дело клонилось к вечеру. Им всем требовался хороший отдых, и Лаз больше не доставал Натана разговорами и не сгонял Оливера с лежака. Устроился в стороне у очага с книгой, методично просматривая старые записи, но не вчитываясь и не вдумываясь в собственные заметки.
   К сумеркам дождь за окном усилился, но Шоу всё равно отправился за мазями. Лаз проводил его, запер дверь и вернулся к Натану, который из-за слабости так и пребывал в состоянии между сном и реальностью.
Пантендорец прерывисто вздохнул, опускаясь на корточки у изголовья кровати и осторожно коснулся холодного лба приятеля. Чувство жалости в очередной раз заскулило в сознании, требуя внимания и ласки к своему тёмному прошлому, но Лаз отогнал эти мысли и, вместо этого, осмотрелся вокруг в поисках ещё каких-нибудь тёплых тряпок.
- Тебе холодно? Я сделал огонь сильнее, но в доме полно щелей… У твоего отца должно быть теплее. У вас... Хороший дом. Завтра я всё улажу и… Что потом? Лаз впервые задумался об этом с момента, когда ситуация в Лейдере пошла не по плану. Он собирался искать здесь учителя и заводить нужные знакомства, а теперь… Теперь городу понадобится не один десяток лет, чтобы оправиться, если ведьмы и вовсе не возьмут его под свой контроль — слишком уж их много стало на улицах. - И ты вернёшься домой.
   Здорово всё-таки, что его другу было куда вернуться.

Отредактировано Лазарин (09-02-2021 19:51:59)

+3

30

До вечера Натан почти не разговаривал больше, слишком утомленный нехитрыми действиями вроде еды и нескольких фраз, брошенных друзьям. Пока Оливер и Лаз были здесь, он не боялся заснуть и не проснуться – и пользовался моментом, чтобы закрыть глаза и провалиться в чуткое, неспокойное забвение.
Сквозь этот полусон он слышал шелест дождя и негромкие разговоры друзей, решавших, кто из них отправится к Ларсу-старшему, а кто останется с ним. Слышал треск пламени, которое старательно раздул Лазарин, и, кажется, наконец-то начал согреваться. Вместе с теплом боль, терзавшая его кожу и тело, постепенно уходила и не возвращалась, если он не начинал двигаться.
Когда именно ушел Оливер, он не слышал – где-то в его сне тихо хлопнула дверь, и Паучок ушел. За травами для него. Через дождь…
Его лба коснулась теплая рука. Натан приоткрыл глаза и увидел Лазарина, склонившегося над ним. Слабо двинул уголками губ в подобии ухмылки: на лице пантендорца застыло такое жалостливое и заботливое выражение, какого Ларс никогда прежде не видел.
- Что… хорош я теперь? – пробормотал он. Натан помнил, что Лаз не пожелал стать свидетелем его полного бессилия и слабости, и был благодарен ему за это. Хотя бы его слез белобрысый не застал.
Вместо этого Лазарин заговорил о делах – которые будут завтра, до которых надо бы еще дожить…
- Дом… - Натан облизнул пересохшие губы. – Если там вообще будет, куда идти… Ты же слышал Паучка? Похоже эти сучки… все же победили. Теперь никому их не прогнать. А значит, и никакого Лейдера, как прежде… больше не будет.
Он пошевелился, пытаясь плотнее завернуться в тряпки, которыми накрыл его пантендорец. Его все еще слегка знобило.
- Если мой дом еще цел… мы могли бы жить там какое-то время. Отец поймет. Он строит из себя старого козла… но он не дурак. Ты, я и Паучок… нам хватило бы места…
Звучало это скорее так, как если бы Натан пытался убедить самого себя.
[nick]Натан Ларс[/nick][status]выживший[/status][icon]https://i.imgur.com/bIP3qQU.png[/icon][sign](не)удачливый раздолбай[/sign]

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [28.09.1082] Тени за спиной