Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [07.07.1082] Песнь о семерых


[07.07.1082] Песнь о семерых

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

- Локация
Лунный край, граница с Остебеном
- Действующие лица
Аш-Шырак, ГМ (Шериан)
- Описание
предыдущий эпизод - [15.06.1082] Бастионы средь впадин и нор
Харгу племени ульвов, что не так давно вернулись в Зенвул, хочется узнать, что это были за герои, очистившие город-призрак от склеры, что в нём случилось и какую цель они преследовали, вступая в проклятый город спустя триста лет бездействия.

+2

2

Прошло около полумесяца с тех пор, как передовой отряд ульвов во главе с Аш-Шыраком прибыл в Зенвул. Скорая подготовка к прибытию основной части северного племени увенчалась относительным успехом: были найдены источники воды, годной для питья, а из кое-как уцелевших и пригодных хаотических останков города удалось соорудить временное пристанище для наиболее уязвимой части племени, состоящей из детей и стариков. Когда же, наконец, две сотни волков прибыли в город, его освоение продолжилось с ещё большей силой.
Основная часть трудоспособных ульвов была занята тем, что очищала город от остатков Зенвульской цивилизации, превращенных в бесполезный мусор. Всё, что не имело губительного запаха или не отравляло почву, стаскивалось и заполняло огромную дыру в сердце города. Вредный же мусор старались вынести подальше за черты города и закопать, хотя подобного было очень мало: вероятно, огонь и магия достаточно очистили это место.
Часть разведчиков наблюдала за обстановкой вокруг города, и, в случае обнаружения нежити, уничтожали своими силами или силами отряда бойцов, который смотрел за безопасностью на территории, близкой к Зенвулу. Ещё некоторые были посланы на разведку более далеких земель: наблюдать за действиями других племён и поселений ульвов, за присутствием и движением нежити, изменениями в Лунном крае.
Также Аш-Шырак рассказал своим соплеменникам о камнях и деревьях: харг объявил, что племя должно быть благодарно такой жертве, и что они должны сохранить все те имена, что написаны на камне, и позаботиться о самом памятнике. Позже он замечал, как старые ульвы и дети приносили цветы к этому камню, а те старцы, которые владели людским языком, подолгу сидели рядом с ним и перечитывали имена.
Сын Усула разделял эту глубокую благодарность, и вместе с тем он понял: это является лучшим ключом к тому, чтобы племя открылось к другим народам. До сих пор страдавшие из-за чужаков ульвы, наконец, увидели, что не все они однозначно плохи и некоторые даже заслуживают дружбы.
Но харг, правя даже столь малым племенем, и до сих пор особо не зная фактического положения дел в чужих землях, ибо его знания ограничивались слухами и доносами разведчиков, понимал, что эта жертва должна иметь больше причин. Он ещё мог понять поступок эльфов, но почему же они решились сделать что-то только сейчас? И почему на жертвы пошли и люди? Бесспорно, ульв понимал, что и в них хватает благородства, но почему изменения пришли спустя столько времени?
Одновременно с работой над восстановлением Зенвула и обустройством новой жизни, он прокручивал в голове всевозможные причины этого героического поступка. И во многом эти мысли сходились в одном: была иная причина, более существенная, более важная, чем расход стольких сил. Даже эльфы живут, направляемые политикой, и уж тем более люди. И Аш-Шырак понимал, что и ему нужно знать эту причину. Да и необходимо знать, какие же это герои, покинувшие этот мир ради чужого потерянного города.
Но как найти ответы? Расспрашивать разумное дерево в центре города – идея очень плохая; харг уже составил простую, но очень эффективную стратегию, как задобрить эту силу, и она уже начала воплощаться в жизнь, но весь процесс определенно займет много времени. Искать свидетелей – едва ли получится, ибо и эльфы, и эти люди, должно быть, живут совсем далеко от тех земель, куда может безопасно добраться ульв.
Единственный вариант – попытаться вытянуть хоть что-то из самих людей. И для этого сын Усула собирался использовать уже старую, но достаточно эффективную тактику: торговля с людьми, живущими на периферии с Лунным краем. Стоит расположить в одной беседе простого человека, как он, не тая расскажет тебе всё, если увидит, что ты неплохой человек.
Оставив присматривать за городом своего тарла – Дэлгэра, Аш-Шырак с небольшим отрядом из восьми ульвов, включая его самого, направился к границе с Остебеном. Отряд, состоящий в основном из разведчиков, взял с собой тележку, нагруженную товарами на продажу: шкуры, изделия из кожи, высушенные лекарственные растения Лунного края и ещё разные малочисленные товары, кое-как добываемые и производимые племенем.
Помимо добычи информации, харг собирался построить достаточно хорошие отношения с близлежащими людскими поселениями для дальнейшей постоянной торговли. Ну и сама торговля тоже была целью племени: Аш-Шырак думал о том, что племени стоит выстроить хозяйство, присущее оседлым цивилизациям. Едва ли им будет легко к такому приспособиться, но от этого зависит дальнейшее благополучие всего племени.

+4

3

Свентокш – одна из деревень, пострадавших во время наплыва нежити в начале весны. Из-за расположения, остебенская деревня приняла на себя первый серьёзный удар и с трудом его выдержала. Люди, напуганные нападением нежити, бежали прочь с отравленных земель – кому удалось выжить и не пасть под стенами Дозора-у-Моста. В родные земли после заверения короля, что на границах с Лунным краем безопасно, они возвращались неохотно. Не всегда спасали даже отряды инквизиции, сопровождавшие их, и лекари и целители из Триумвирата, которые следили за порядком и здоровьем жителей.
Первыми возвращались пахари и скотоводы, на которых возлагали большие надежды. Вместе с ними – маги природы, которые по указу короля должны были помочь с урожаем и возродить его на некогда отравленных землях Остебена. Здесь всё ещё ходили отряды магов и воинов, следивших за границами, чтобы ни одна живая тварь, пережившая кампанию в Зенвуле, вновь не сунулась новой угрозой на земли людей.
Все дороги, ведущие в деревню из Анвалора и прибрежных деревень, тщательно контролировались. Всё ещё случались разбои и грабёж, хоть и редко. Из-за сложной ситуации и бегства с земель, чаще деревни пустовали, а многие из них продолжали чистить от следов склеры и тел мертвецов, чтобы вдобавок к нежити и голоду не добавилась болезнь, расплодившаяся на гнилой земле и отравленной воде.
Людей здесь было немного. И ютились они группами, чаще в бараках, чем в стенах покоцанных и обнищавших домов. Словно самое своё дорогое сокровище, берегли они поля пшеницы, кукурузы и других овощей, которые хорошо хранились зимой и обещали бы добротный урожай к сроку. Деревенские люди, мало знавшие о магии, качали головой, опасаясь, что урожай не успеет поспеть к заморозкам, а рук не хватает, чтобы за всем уследить и уберечь от засухи или паводков.
На группу незнакомцев, высунувшихся из Лунного края, смотрели с подозрением, и сразу остановили на дороге, требуя у тех бумаги, подтверждающие, что перед ними торговцы.
- Велено никого не пускать, - объяснился стражник на дороге, которого никак избрали среди деревенских жителей. Был он не один, а в компании напарника – такого же крепкого детины, но молчаливого. Только одно «угу-к» и сказал, подтверждая слова второго стражника. – Вы из Анвалора или откуда? Не нашенские…

+5

4

Летняя погода нового Лунного края радовала ульвов, в том числе и Аш-Шырака. Он не мог насытиться жизнью в Зенвуле, ему не могла наскучить работа по его восстановлению, и не утомляла забота о своем племени. Но в равной степени ему хотелось вырваться за пределы города, и устроить путешествие по всему Лунному краю: запечатлеть собственным присутствием перерождение своей Родины, наблюдая, как к солнцу тянутся множество цветов, что дикой вязью украшают равнины, затопленные зелёным морем, по которому волнами пробегает лёгкий ветер, неся собой вести о великих изменениях. Ему хотелось любоваться, как местные леса становятся гуще, наполняясь жизнью, что вырывается наружу пением птиц и топотом зверей. Как у чистых рек утоляют свою жажду стада рогатых оленей, прежде чем продолжить свой путь с юга на север, в степные просторы.
Харг хотел увидеть, как на огромных свободных просторах ведут охоту волчьи стаи, удерживая то равновесие, которое необходимо, чтобы земля оставалась многообразной в своей жизни.
Потому путь до Остебена стал для него настоящим отдыхом, как и для сопровождавшей его семерке. Природа, конечно, не была ещё настолько изобильной и красочной, но изменения невозможно было не заметить.
Когда же они достигли границы Лунных земель, почти не заметив, как быстро пролетело время, на горизонте начали появляться другие, довольно удручающие виды.
Свентокш – деревня расположенная близко к Лунному краю. Множество лет назад сыну Усула удалось побывать здесь, но тогда всё было немного иначе: достаточно многочисленные и здоровые крестьяне, способные похвастаться неплохим урожаем, которые вполне активно торговала с ульвами. В ходу, тогда, конечно, было меньше денег, и больше происходил взаимовыгодный обмен разными товарами, но всё же крестьяне охотно торговали со странствующими торговцами.
Сейчас же перед Аш-Шыраком встала унылая картина потрепанного поселения, который нельзя было даже поставить в сравнение с восстановленной частью Зенвула. Было очевидным, что что-то нехорошее прошлось по этой земле. Но что? Стихийное бедствие, болезнь или же война? Харг, конечно, всегда старался знать, что происходит в пределах Лунного края и в ближайших границах, но примечательных вестей о Свентокше он не мог припомнить. Вероятно, далеко за Зенвул разведчикам едва ли получалось пройти.
Чуть больше ясности внёс стражник, возникнувший у них на пути, и потребовавший документов о том, что пришельцы являются торговцами.
Притом харгу не казалось, что встретившая их пара обучена грамоте. А вот то, что было велено никого не впускать, наталкивало на мысль, что произошедшее тут никак не может быть связано со стихией. Тогда война? Но с кем? А может, случился какой-то бунт. Хотя и таких вестей, и даже слухов не поступало.
– Вы правы, мы из Анвалора. – Выступил вперед Аш-Шырак, возвышаясь над всеми присутствующими своим ростом, и тем, что он был верхом на коне. Представляться ульвами было сомнительной идеей. – Какие именно документы вам нужны? – В руках харг держал несколько свёрнутых листов. – До сих пор, куда бы мы ни приходили, в Остебене нам были рады, и ничего с нас не требовали. Кто именно поручил вам проверять торговцев? Я бы хотел позже поговорить об этом с ним, дабы узнать, почему стража препятствует свободной торговле.
Ульв при этом говорил достаточно спокойно, но без пауз, не давая и секунды страже вставить слово. Даже если их требование было правдой, харг ожидал, что пройти в деревню у них получится без труда. Аш-Шырак не сильно знал устройство местной жизни и типичное поведение стражи, но всё же, он смел предположить, что грамотная речь и спокойствие мужчины сможет переубедить стражу. Судя по поведению харга вполне могло показаться, что он представляет собой успешного и авторитетного торговца.

+4

5

- Документы, в которых сказано, что вы – торговцы и торговля вам разрешена по закону. Что везёте и куда.
Всё ещё хмурясь, стражник присматривался к восьмёрке незнакомцев и их груженой телеге. Его товарищ, который не тратил время и дыхание на слова, прошёл ближе, собираясь заглянуть внутрь телеги и проверить, что там везётся и не припрятано ли что-то опасное или запрещённое законом.
- То раньше было, что мы каждого в деревню пускали и не спрашивали, а сейчас бандитов и воров хватает на дорогах. Торговцев развелось, как мух на гнили, считая тех, кто и не торговцы вовсе.
Стражник разговорился, хотя ему, стоявшему на посту, не стоило бы болтать попусту.
- Приказ короля, - сухо ответил мужчина, нисколько не смягчившись ни в настроении, ни в отношении к чужакам. - Так что хотите или нет, а к нему на разговор пробиться не выйдет. Не до торговцев ему сейчас. И без торговли бед хватает. Коли вы не еду везёте или что другого полезного, то нечего вам здесь делать. Никого другой товар не интересует кроме еды и силы, - мужчина пожал плечами. – Или до Анвалора слухи доходят долго? И не знаете, что у нас тут нежить толпою ходила, людей жрала и из домов повыгоняла, а теперь мы тут все нищие и чужакам не рады, потому что одни только беды нам с Лунного края?

+4

6

Стражник оказался не так глуп, чтобы просто сдаться под напором возвышающегося над ним всадника, которого подсознательно можно было бы и испугаться. Ведь даже разумные существа не могут избежать инстинктов, но этот, видимо, не видел в Аш-Шыраке никакой угрозы. Что тоже было на руку ульву.
Всё ещё не спеша давать в руки человека никаких бумаг, сын Усула обратил внимание на действия второго, крупного стражника. Тот собирался, по-видимому, проверить содержимое телеги. Ну и пусть проверяет, ничего подозрительного там точно не было, и отряду незачем переживать, хоть и некоторые из ульвов злобно смотрели на наглеца. К слову, ульвы в целом негодовали из-за сложившейся ситуации – харг чувствовал это, и потому старался сохранять спокойствие, не давая повода своим соратникам сделать какую-нибудь глупость.
Еды у нас совсем немного, только своя, на дорогу припасенная. – Ответил Аш-Шырак. – Но зато у нас есть целебные травы, которые нужны вашим лекарям, а дешевые шкуры и кожаные изделия пригодятся каждому, кто не хочет остаться голым и босым. Если нет денег – то мы и обмен устроить можем, да и в долг поторговаться можем, мы тут не в первый и последний раз.
Харг старался вытащить максимум из своего скромного опыта торговли, пытаясь убедить стражника, наконец, пропустить ульвов.
– Мы и силу имеем, можем наняться и помочь, пока тут не торгуемся. И мы не чужаки вам, а беды, что настигли вас, настигали и нас. Потому путешествуя по Лунному краю и торгуя, опыта в борьбе со всяким врагом мы набрались достаточно.
И вправду, собираясь в Остебен, все ульвы имели при себе кое-какое снаряжение, чтобы ни у кого не вызвало подозрении, что торговцы пришли из опасной земли без какого-то оружия. Да и к тому же, сам Аш-Шырак вновь заставлял своих подчиненных сражаться больше именно в человеческом обличии, чем в волчьем.

+3

7

- Шкура и кожа нас не интересуют, - отмахнулся стражник, всё так же хмурясь.
Его товарищ уже осмотрел содержание телеги. Заглянул и под телегу, высматривая, чтобы нигде не было припрятано какое-то оружие, алхимические зелья или другие странные твари и предметы, которые бы натолкнули на тревожные мысли, что перед ними очередные проблемы, а не действительно странные торговцы.
- Воины и лекарские снадобья – другое дело, - заключил стражник. – Но надо у старосты спросить и местного начальства, что с вами делать.
Второй стражник, осмотрев телегу и показав знаком, что всё в порядке, отошёл от группы чужаков и встал рядом с первым. Ни одного слова он так и не обронил, словно от рождения был немым. Первый же продолжил говорить:
- Вы можете оставить телегу здесь, и большую часть своих людей – тоже. Кто у вас тут главный – отведу к старосте, там поговорите и решим, что с вами делать дальше. Получите добро на торговлю и обмен – впустим в деревню, а нет – поезжайте торговать дальше. Может, кому ваши меха и шкуры больше пригодятся, чем нам.
Присмотревшись к реакции торговцев, стражник оставил своего товарища на дороге с сомнительными гостями, прекрасно зная, что в случае чего – прирежут и тот крякнуть не успеет, но нёс вести в деревню о гостях, потому что отпускать их без присмотра не мог.

На лошадях добрались быстро. Гостей здесь не ждали и к чужакам относились с подозрением. Большая часть хижин пустовала, люди редко выходили в оскудевший двор, где и скотина встречалась едва ли чаще, чем люди. Старый пёс, привязанный к конуре, даже не поднял головы с давно ослепшими глазами, когда мимо него проехали всадники. Пользы от него никакой не было, но рядом стояла миска с костью, выглядывающей из скудной похлёбки, а рядом играла потрёпанной куклой семилетняя девочка, чумазая и в штопанном из лоскутков платье. Дома встречались редко и чаще заброшенные – в них жила беднота или простые работяги, которые трудились в поле с рассветом и только после заката возвращались домой.
Дома получше и побогаче находились ближе к переправе. Там и нашлось строение, двух этажей в высоту, более-менее похожее на таверну. Отсюда открывался вид на крепость Дозор-у-Моста. Некогда величественную и неприступную, но имя покойного лорда упоминали с руганью и проклятиями, и с большим почтением относились к главнокомандующему, исполняющему обязанности лорда.
Люди вернулись в деревню недавно, и большую часть времени проводили в полях вместе с магами, так что встречались здесь не только целители и инквизиторы, но и маги природы и представители Триумвирата и Гильдии магов.
- Нам сюда, - стражник показал на таверну и вошёл внутрь первым.
Главный в деревне нашёлся здесь же – решал дела с недовольными пахарями, которые считали, что работают много, но в оплату за свои труды получают ничтожно мало. И речь шла не о монетах, а о зерне, которое теперь ценилось дороже золота. Староста был мужчиной в летах. Седина тронула его виски и залегла плешью, с каждым прожитым годом становившейся всё больше.
- Тут торговец, - представил чужака стражник, когда староста обратил на него внимание. – Говорит, что у них полезный товар на обмен. Лекарское что-то, шкуры… и мечом они махать тоже умеют.
Выслушав стражника, староста посмотрел на гостя, смерил его взглядом, и спросил:
- Откуда ты, чужак? И что привело вас в Свентокш?

арты

https://www.worldanvil.com/uploads/images/9e2544db8fb76a69fa21f33d3e262a5a.jpg
https://i.pinimg.com/originals/af/79/b4/af79b46e6769769a9ea8a7ec769953a2.jpg

+3

8

Наконец, стражник прекратил требовать бумаги и документы, которые, впрочем, он едва ли смог бы прочесть. Хотя в этом всё же можно было посомневаться: стражник был достаточно осторожным и умным, чтобы понимать, что к чему в сложившейся, как оказалось, тяжелой ситуации в их деревне. Высказавшись, что шкуры и кожа им не нужны, но пользу могут принести имеющиеся травы и воинские навыки отряда, он повёл за собой Аш-Шырака с одним из ульвов, которого харг представил своим помощником, к старосте деревни.
Издалека несложно было заметить бедность, поселившуюся в Свенктоше. Но оказавшись в самой деревне, глазу открывалась более удручающая картина. Какая же эта нежить, что хлынула в это поселение и так его потрепала. Даже ульвы не сталкивались с подобного масштаба нашествием и нападением на их стоянки. Хотя у них, конечно, было более удобное расположение, которое первоначально было продиктовано необходимостью обороняться от различных чудищ. Людское поселение же, должно быть, было основано тут по другим, более мирным, причинам.
Заметив людей в робах и мантиях, и в иной одежде, более ухоженной и дорогой, и явно не принадлежащей местным жителям, сын Усула понимал, что местные власти не оставили деревню погибать дальше, а теперь стараются восстановить общими силами. Это наводило на мысли о Зенвуле: до сих пор племя восстанавливает город собственными силами, и остальные ульвийские общины практически никак не поддерживают возрождение, как считают, по крайней мере, сами наследники Зенвула, бывшей столицы Лунного края. Вот какова сила единства – и это то, что нужно Лунному народу, то, к чему на самом деле стремится Аш-Шырак.
Помимо этого у харга появилась мысль и о том, что всё произошедшее может быть связано с их городом. Ульвы всегда знали, что между нашествием нежити, всеобщим ухудшением ситуации в Лунном крае и падением Зенвула есть какая-то связь. Но с чего бы бросать столько сил из-за потери деревни на далекой границе, ведь нежить вполне может обитать не только в Лунных землях, но и в приграничных территориях.
Дойдя, наконец, до старосты деревни, ульвы и стражник застали его за не самой приятной беседой с местными тружениками. Подобное было знакомо и харгу: хоть ульвы, привыкшие к тяжелой жизни, почти никогда не жаловались самому лидеру племени, Аш-Шырак сам знал обо всех проблемах своего народа. Думы об этих трудностях и поиски путей их решения порой отнимают сил больше, чем труд руками: по крайней мере, если лидер способен сопереживать, сочувствовать и болеть за свой народ. А седовласый старейшина, вероятно, был именно таким. Ульв был бы рад убедиться, что он не ошибается в своих мыслях.
– Мы торговцы из Анвалора. – Староста не стал тратить время на приветствия, и сын Усула тоже решил сберечь его время. – Давно нам не удавалось поторговать из-за того, что слишком много стало нежити. Сейчас же, как их стало меньше, мы, наконец, решились выйти за пределы города и поторговать. Город наш тоже пострадал от темных сил. – Казалось, что харг говорит об Анвалоре, но по правде же речь шла, конечно, о Зенвуле. – На его восстановление нужны деньги и ресурсы, поселению нужны семена и какой-то скот, чтобы вырастить их к зиме, и пережить его. Хоть мы и торговцы, но цены наши низки ради простого народа, и сами мы всегда стараемся поделиться или хотя бы сбить цену ещё ниже.
Аш-Шырак говорил, как обычно, спокойно, практически не выражая лишних эмоции ни мимикой лица, ни голосом.
– Да, мы предлагаем вам целебные травы и свои силы, – подтвердил слова стражника харг. – Но мы можем предложить и шкуры, кожаные изделия, и ещё некоторые мелочи по дешевке. Сейчас оно вам не нужно, но позже сможете это выменять на что-то более полезное или продать по большей цене. Если мы поедем дальше торговать, тогда цену за всё придется поднять, чего мы сейчас не хотели бы. Никто это покупать не будет, да и в тяжелые времена нам нужно проявить сочувствие друг к другу.

+4

9

- Семян и скота нам самим не хватает, - староста нахмурился, но не из-за недовольства или злости. Тяжелые мысли не давали покоя всем старейшинам деревень и держателям баронств и графств, которым приходилось пожинать плоды нашествия нежити.
Немногочисленные поля, засеянные в поздний срок, лишь подтверждали слова старика. С урожаем на зиму будет худо.
- Мне понятны ваши желания – раздобыть еды для своего народа, чтоб не голодать, но наши земли пострадали. Едва ли меньше, чем ваши.
Мужчина пожевал сухую губу, посмотрел на торговца.
- Мы можем взять у вас целебные травы и настойки, но расплатиться с ними монетами. Большего нам не нужно здесь. Везли бы вы зерно и скот или какой другой урожай – мы бы с вами с радостью поторговались за него. Видит Всеотец, мы используем любую возможность, чтобы восполнить разорённые запасы.
Он не лгал.
С деньгами ситуация складывалась едва ли лучше, чем с зерном. Старостам в деревнях повезло, что король направил в города и сёла свои отряды, а потому «питались» они за счёт казны, но неизменно разоряли чужие запасы пищи, а соседство с вампирами так и вовсе не внушало доверия.
Мужчина сел на стул и показал гостю на соседний.
- Сейчас цена на шкуры и кожу упала даже в столице. Разве что вашим товаром заинтересуются торговцы из других государств или ближе к востоку Остебена. Но я не уверен, что и там вы найдёте, от кого получить семена и скот. Дела в нашем королевстве идут из рук вон плохо, - почесав седую бороду на подбородке, мужчина посмотрел на селян, собравшихся небольшой группой за одним столом.
От бунта их сдерживали только люди короля, которые обещали, что к концу пахотного сезона урожай вырастет вдвое и успеет созреть к сроку, ещё до прихода губительных холодов.
- Если хотите прокормить свои семьи, то мой вам совет… оставайтесь. Присоединяйтесь к жителям деревни в полях. Всех, кто здесь трудится, ждёт оплата мешком зерна. Трудящиеся с голоду не помрут, хотя явно недовольны тем, что за их труд не заплатят больше.
Староста немного помолчал, думая о чём-то своём, и ненадолго выпал из разговора, а потом вдруг сказал:
- Может, ситуация изменится, когда до нашей деревне дойдёт Его Высочество. Говорят, что он движется сюда с войском… Вы можете остаться у нас и дождаться его. Всяко лучше, чем искать другую возможность с кем-то поторговать. В ближайших деревнях ситуация ничуть не лучше, чем в нашей.

+4

10

Дела в Свенктоше оказались хуже, чем могло бы показаться на первый взгляд. Ульвы почти не имеют опыта работы на полях, но даже самую малую горсть семян Аш-Шырак был готов посадить и ухаживать лично, лишь бы они взошли, и хотя бы одна ульвийская семья смогла бы прокормиться результатами труда несколько дней. Опаснее нежити сейчас был именно голод, который, не смотря на все старания и расчеты Аш-Шырака, можно встретить зимой. В крайнем случае, им, конечно, удастся перебиться охотой на всю живность, которая только встретится в ближайших и далеких землях, но тогда они лишаться всей дичи на годы.
Но что же делать, если даже люди, которые издревле выращивают самую разную полезную зелень и плоды, на грани голода? Помощи искать, вероятно, придется в Анвалоре. Сын Усула и без того собирался заключать дружеские отношения с городом, но он надеялся, что ему не придется просить у Анвалора многого. Едва ли они безвозмездно отдадут им достаточно пищи по простой дружбе.
Радовало, что хоть травы и настойки заинтересовали Свенктош. Ульвы редко болеют, но благодаря давним записям, сохранившимся со времен Зенвула, им были известны свойства самых разных трав и растений, прорастающих в Лунных землях. Поскольку в племени каждый, помимо способности охотиться и биться за свою жизнь, должен был владеть хоть каким-нибудь мирным искусством, то в племени было несколько травников. К их помощи редко прибегали, но вожак племени всегда знал, как ценятся подобные знания у людей. Он и сам высоко ценил умения и мастерства, приносящие пользу обществу.
– Тогда мы будем рады сделать скидку на наши травы и снадобья! – Заверил Аш-Шырак. В момент, когда деньги нужны племени, такой поступок мог оказаться глупым и неоправданно щедрым. Но ульв был честен в своих словах о том, что он, сочувствуя обычному народу, будет готов сбить цену. К тому же, расположение и дружба ближайшей людской деревни – дороже потерянной прибыли в монетах.
Ульв придал много значения словам старосты о том, что в королевстве в целом дела идут незавидным образом. Вполне возможно, что ситуация в Зенвуле, нашествие нежити на людские земли, и обстановка в Остебене – всё между собой связано в той или иной степени. Хотя при этом нельзя было недооценивать ресурсы и возможности целого государства, и переоценивать влияние нашествия нежити на границу. Приграничный регион мог действительно ощутить очень сильный удар, но чтобы от этого пострадало всё королевство – сомнительно. Значит, этих знаний ещё не хватает для полной и правдивой картины.
Когда же староста предложил потрудиться в обмен на пропитание, Аш-Шырак поспешил прояснить условия.
– Что, если шестеро из моих людей какое-то время будут трудиться на ваших полях? Скажем, месяц? – Это предложение уже было выгодным, несмотря на то, сколько бы заплатили ульвам. Важнее было то, что эти шесть ульвов могли стать первыми фермерами в племени. В это время Аш-Шырак и ещё один свободный ульв смогут заняться чем-нибудь другим, и тоже вытащить иную выгоду. В частности, было бы полезно понаблюдать за восстановительными работами. Местные строители наверняка знают множество хитростей. Если свободному ульву удастся чему-то у них научиться, то он сможет обучить этому своих соплеменников. Сам харг планировал вести торговлю и постараться больше контактировать со старостой и местными людьми.
Дальнейшие слова старейшины о том, что в деревню приближается «Его Высочество», удивили ульва не меньше всего, что ему удалось увидеть здесь, в сумме. Перебирая в голове рассказы о людском королевстве, сын Усула с трудом вспомнил, что так зовут всё же принца, а не короля. Птица чуть более низкого полёта, но, вероятно, неизбежен тот день, когда и принц вознесется ввысь, ведя за собой свой народ. А вот к лучшему или худшему будущему, это уже зависело от него самого. Хотя, Аш-Шырак также вспомнил, что крупные королевства всегда живут вместе с внутренним дележом власти, и, порой, сила и власть короля уходят на борьбу с внутренними врагами, в худшем же случае власть фактически принадлежит кому-то другому. Харг занимается чем-то подобным, но вместо заговорщиков и предателей, он тратит свои силы на перестройку ульвийского общества…
Интересно, что смог бы сделать ульв, если он столкнулся бы с дворцовыми интригами. Сын Усула всегда старается всё спланировать и часто проявляет излишнюю осторожность, но какая же разница должна быть между ним и теми, кто умудряется править тысячами и тысячами людьми, будучи, не давая никому отнять власть и корону. Харг и сам намерен получить большую власть в Лунном крае, но для него власть – лишь средство, при помощи которого он намерен преобразовать жизнь на свой Родине к лучшему.
Однако опасным может оказаться встреча ульва с принцем, который идёт с войском. С ним могут оказаться маги, которые узнают в Аш-Шыраке и его соратниках ульвов. И даже вся волчья сила может не спасти их от целого войска. Ожидать теплой встречи с великодушным аристократом не стоит. Но и упускать такую возможность – было бы весьма глупо. Харг уже строил в голове, чем может обернуться эта встреча. И, что важнее, какой она должна быть? Подставлять своих соратников он не собирался, но и сам рисковать не хотел.
– Неужели сам принц Остебена прибудет сюда? Для меня будет большой честью хотя бы увидеть, и преподнести ему дары как торговец! – Восторженно произнёс Аш-Шырак. – Я, непременно, постараюсь его подождать, если нас не настигнут какие-нибудь дела… Так, а с какой же целью принц идёт сюда с войском?
Можно было предположить, что в приграничную с Лунным краем землю принц идёт для борьбы с нежитью, но лучше уж точно удостовериться в этом.

+4

11

- Отлично! – с воодушевлением согласился староста. – Лишних рук в работе не бывает.
Он улыбнулся чужаку, а потом обратился к стражнику, который его привёл:
- Скажи спутникам этого торговца, что могут въехать в деревню. Да пусть сюда направляются. Подберём им место для ночлега… Пустых домов хватает после нежити, - мужчина негромко вздохнул, а потом обратился к гостю. – Среди торговцев есть пахари? Впрочем, это дело наживное… Сейчас в полях трудятся даже придворные маги, чтобы как-то изменить дело к лучшему.
Староста по привычке погладил бородку, думая, как бы выкрутиться из ситуации, чтобы выиграть как можно больше из неё.
- Да, Его Высочество недавно прибыл к Дозору-у-Моста. Это недалеко от нас, - мужчина мотнул головой себе за плечо, намекая на сторону света, в которой располагается замок. – Его отсюда видать, если на улицу выйти. Большая крепость на реке… Говорят, что принц ехал с войском от столицы, охраняя людей, которые решили вернуться в дома. Сюда. На земли, по которым нежить прошлась. Возглавляет войско, чтоб показать, что людям нечего бояться, раз король отпустил в поля своего единственного наследника.
Насколько такой вариант был действенным – они могли видеть по количеству людей, которые занимали дома в Свенктоше.
- Добивают нежить, которая осталась, и латают стены Дозора, чтобы выстояла переправа, если вдруг нежить опять нагрянет.
Никто не давал никаких гарантий.
Вдруг вспомнив о важной вещи, староста представился:
- Меня зовут Гледор. Как ты понял, я здесь староста и начальник. Выше меня только маги из гильдии, - на последних словах мужчина хрипло рассмеялся.

+4

12

Несмотря на отсутствие возможности заработать денег, или хотя бы обменять принесенный товар на скот и семена, харг не расстроился. Ведь торговля сама по себе была в первую очередь прикрытием, чем основной целью этого похода. А поскольку староста, представившийся Гледором, проявил общительность и открытость на предложенную рабочую силы, то и харг решил использовать этот момент, чтобы чуть больше продвинуться к главной цели.
– Рад знакомству, Гледор. – Поклонился харг. – Меня зовут Аш-Шырак. Раз уж мы договорились, то я больше не смею вас занимать. Единственное, о чём я хотел бы спросить перед уходом, что вам известно об изменениях в Лунном крае? До нас доходят странные слухи… А когда мы шли сюда, путь оказался очень безопасным для той земли, неужто вся нежить свалилась сюда? Я уже подумываю о том, чтобы отправить позже кого-нибудь на охоту, может, получится чего поймать.
Узнать больше слухов или даже правду, известную местным, сын Усула планировал во время торга и общения с местным народом. Вместе с этим, он забеспокоился о «магах из гильдии», стоявших выше местного старосты. Не разгадают ли они истинную сущность ульвов? Надо будет осторожничать, и держать дистанцию от всех, кто хоть как-то смахивает на магов. Хотя при этом именно они заинтересовали Аш-Шырака.
– И с кем мне нужно будет переговорить насчёт продажи нашего товара? Более того, получится ли организовать встречу с магами при необходимости? Думаю, их могут заинтересовать кое-какие наши товары. Я мог бы оставить их у вас или где им удобно, чтобы уважаемые маги могли посмотреть их, когда будет время.

+3

13

Имечко у гостя было «чужестранным» и настораживало, но планы старосты это, пока что, никак не портило.
- Да все разговоры сейчас только о Зенвуле, - махнул рукой староста. – Как не то инквизиторы, не то Триумвират – Фойрр их разбери – влезли в самое пекло города, очистили его от злых духов, а нежить сама полегла… Ну как полегла. Перестала нападать стаями, как разумные твари. Что правда. Это мы и сами заметили. Нежити стало меньше. Убивать её проще.
Мужчина почесал подбородок, о чём-то задумавшись.
- Болтают, что в Андерил привезли одержимую. Мол, вселился в неё дух ульвийской богини или что-то вроде того. Да только кажется мне, что всё это сказки. Что ульвийской богине делать в пропащем Зенвуле? – мужчина хмыкнул. – Кто ж нам правду скажет? Триумвират говорит одно, король и инквизиция – другое. Да только деревни наши от нежити чистят инквизиторы и маги из гильдии, а не жрецы. Можете у них сами спросить, как принц до нас доберётся.
Гледор поднялся, показал на выход, и сам пошёл вперёд, продолжая рассказ:
- За ужином побеседуете. Их до поздней ночи в деревни не видать. Чаще кучкуются своими и держатся особняком от нас, чтобы опять перепалки между деревенскими и магами не случилось. Не жалуют их тут.
Вздохнув, староста повёл Аш-Шырака дальше. Пришлось немного вернуться тем же путём, каким чужака вели на разговор – к старым и обветшалым хибарам, в которых уже давно никто не жил.
- Небогато, но зато крыша не протекает. На первое время сгодится, а завтра мы вам что-то получше посмотрим.
В доме была всего одна комнатка под косой крышей. Низкий потолок, так что только старосте с его ростом получилось пройти через порог, не пригибая головы. Внутри была печь, которую уже давно не пытались топить, а рядом с ней – запасы дров, покрытых паутиной и пылью, но не успевших отсыреть настолько, что не растопить.
- Печь подымит первое время, но должна быстро прогреться.
Места внутри было немного, да и мебели – тоже. Стол, несколько стульев, да подобие постели со сваленными на неё одеялами и подушками. В углу – пристроенный к боку печки, тюфяк. На скромных полках стояла домашняя утварь, тоже уцелевшая, но запыленная. При желании, гости могли улечься на пол и вполне бы в тепле ночь переждать. Лучше, чем под открытым небом.
- Распоряжусь, чтоб вам ещё тюфяков натаскали.

+3

14

Вести и слухи, которыми поделился старейшина деревни, были неоднозначно восприняты Аш-Шыраком. Никаких знаний о чем-то подобном у харга не было, но едва ли на пустом месте подобных истории никто выдумывать не стал бы, предположил он. К тому же, если где-то должен существовать демиург ульвов, то подобное вполне могло оказаться правдой. В конечном итоге, всё это лишь значит, что появилась ещё одна тема для беседы с магами, и, если получится, с приближенными принца. Придётся только найти повод посущественнее для встречи или заслужить право на это – помочь поселению и заслужить расположение старосты – возможно, достаточно для этого. Хотя, кого он там ставил выше себя?
– Весьма странные слухи. – Коротко прокомментировал сын Усула.
Дойдя до лачуги, которая должна была послужить ночлегом для ульвов, в лучшем случае, на первый день, сын Усула решил проявить свою благодарность:
– Спасибо вам за этот кров и вашу заботу, старейшина. – Поклонился харг. – Я оставил бы одного из своих людей, чтобы он растопил печь, и тут не было так сыро. Остальные пусть передохну́т, и сегодня же приступят к работе.
Конечно, подозревать кого-то в том, что он ульв без более очевидных оснований – глупо, но харг проявлял осторожность, так как их пребывание в Свенктоше могло растянуться дольше, чем Аш-Шырак предполагал, планируя эту поездку. Было необходимо даже в мелочах вести себя подобно людям, чтобы не вызывать никаких нежелательных мыслей.
После ульв дал поручение следовавшему за ним соратнику, которого ранее он представил как своего помощника, привести сюда остальных и прикатить тележку к дому. В это же время мужчина прошелся вокруг лачуги, изучая обстановку вокруг. Хоть староста и сказал, что им поищут дом получше, Аш-Шырак был готов пожертвовать удобством ради лучшего для них варианта: места поближе к краю деревни. На крайний случай, если им придётся бежать.
Также он посматривал в сторону Дозора-у-Моста. Сложно было вообразить, что где-то там, вероятно, находится столь высокая и важная для Остебена персона. Должно быть, с ним большая армия и куча телохранителей. Ещё сложнее было поверить в то, что он вскоре должен прийти в эту деревню. Такие действия можно было трактовать и понимать совершенно по-разному, и потому харг стал обдумывать всевозможные варианты развития дальнейших событий.
***
Когда спустя небольшое время в дом явились остальные ульвы, харг объяснил им дальнейшие планы. Ульвы растопили печь и зажгли пучок пахучих трав, окурив им дом, заодно дав своим одеждам пропитаться резким травяным запахом. Людям, если они будут любопытствовать, можно сказать, что это целебные травы; на деле же цель была в том, чтобы перебить и скрыть волчий запах.
После ульвы разделились: шестеро ушли работать и учиться на полях, один пошёл к строителям, всякое отсутствие знаний и навыков он посоветовал объяснить тем, что большинство из них занимаются иными ремеслами: собственно, касательно почти всех так оно и было. Аш-Шырак, в свою очередь, не торопясь начинать торговлю, ибо большинство народу были заняты своей работой, решил пройтись по деревне и осмотреть обстановку поподробнее. Всё же, если правильно наблюдать, то можно чему-то научиться.
Торговлю харг начал ближе к концу дня. Говоря коротко, было ожидаемо небольшое число любопытствующих и ещё меньшее число покупателей. Попытавшись разговорить каждого, сын Усула постарался осторожно вытянуть все мыслимые и немыслимые слухи. В итоге он продал мало чего, но познакомился с некоторыми крестьянами и услышал кое-какие достоверные новости, касающиеся обстоятельств жизни в Остебене.
В это же время к дому потянулись остальные ульвы: все, кроме одного, кто ушёл помогать с отстройкой зданий. Отправив шестерых ульвов на поиски, поручив им поделиться на две группы и не разделяться, харг вместе со своим помощником направился к старосте.

Отредактировано Аш-Шырак (2020-07-07 18:09:15)

+3

15

- О! Вы как раз вовремя! – староста с гостеприимной улыбкой встречал Аш-Шырака вместе с его товарищем.
Они вместе с другими деревенскими устроился в просторном зале таверны – там же, где они с чужаком вели первый деловой разговор. Людей под вечер порядком прибавилось. Были здесь и женщины, и дети. По большей части – мужчины, которые либо сидели особняком за столом, либо устраивались на ступеньках или прямо на полу, не смущаясь ни пыли, ни грязи, которые наносили за день.
- Подоспели к ужину, - улыбнулся мужчина, показывая на места рядом с собой.
Сам он сидел за столом и предлагал Аш-Шыраку сесть рядом. Для него быстро нашёлся стул, для его товарища – уже с трудом хватало места, чтобы расположиться внутри зала, а не на улице.
- Присоединяйтесь к нам. Скромная трапеза для сытых, но для нас – настоящий праздник! – радостно сообщил Гледор, устраиваясь обратно за столом. - И остальных позовите. Негоже оставлять их без еды, когда другие сытые!
Люди, казалось, были повсюду. На чужаков они смотрели немного ревностно и жались со своими мисками, полных жидкой похлёбки, но довольно жирной и наваристой, с плавающими в ней кусочками мяса.
- Сегодня наши охотники поймали большого оленя, - староста похлопал по плечу сидевшего справа от него мужчину. – Так что еды всем хватит! Твои ребята хорошо потрудились в полях сегодня, так что заслужили отужинать вместе с нами.
Распорядившись, чтобы и для гостей принесли по миске, староста взялся за торчащую их мутной жижи полуголую рёберную косточку, и взялся обгладывать мясо. Многие старались есть как можно быстрее, надеясь, что ещё успеют и смогут выпросить вторую порцию. Когда ещё такой случай представится? С проклятой нежитью большая часть диких стад покинула земли, а здесь такая удача!
- Ты выглядишь хмурым, Аш-Шырак... Случилось что? – спросил после небольшой паузы староста, присмотревшись к чужаку. – О дурной торговле не тревожься… Пройдут тяжёлые времена, и станет лучше!

+3

16

Служившая днем резиденцией старосты таверна, вечером служила одной большой трапезной, где пищу делил глава деревни с остальными крестьянами. Но отметить такое единство Аш-Шырак отметить не мог, так как его мысли были заняты его пропавшим соплеменником. Проходя сквозь толпу, которая оглядывалась на незнакомцев: харга и его помощника, сам ульв смотрел на лица присутствующих в ответ, пытаясь обнаружить кого-то или что-то, стоящее внимание.
Пространство было наполнено запахом почвы, солнца, трав и людей. Поблагодарив за предложенное место и ужин, и усевшись возле старосты, сын Усула продолжил своё наблюдение, но так и не мог заметить никого и ничего подозрительного.
– Благодарю вас, староста. – Произнёс Аш-Шырак, принимая угощение. От него все ещё исходил слабый запах трав, которыми они окуривали свое жилище и одежды. – Я и мой помощник с радостью разделим с вами трапезу, а остальные, пожалуй, ограничатся теми запасами, которые у нас есть с собой.
Еда, которую подавали этим вечером, не казалось харгу чем-то плохим или скудным. Он и сам часто ограничивал себя в еде, оставляя больше своим соплеменникам, своей жене и детям. На самом деле ему даже казалось, что легкое чувство голода лучше чувства сытости – так лучше думается; да и голодный зверь определенно опаснее сытого.
– Рад за ваших охотников, из-за малого числа дичи, многие наши охотники были вынуждены заниматься чем-то другим, – Казалось что ульв говорит об Анвалоре, но опять же, он говорил о жизни своего племени. При этом такое изменение в укладе жизни охотников возникло уже давно, ещё до рождения Аш-Шырака, когда Лунный край медленно погибал вместе со всей населяющей её живностью, включая самих ульвов. – Сейчас животные возвращаются в наши края, но мы всё так же не охотимся на них, чтобы не распугать. – И это тоже было правдой. Харг также думал о том, что подобным образом стоит поступить и местным, но он понимал, что люди просто не хотят голодать сегодня, а завтрашний день их не так сильно беспокоил, так как в них всегда теплится вечная надежда о лучшем «завтра», сытом, безопасном, здоровом и счастливом. Этого не хватало многим ульвам, в особенности тем, что предпочитали жизнь в изоляции от всего мира и медленно исчезали, прекращая своё существование в нём.
– Нет, спасибо, всё в порядке. – Ответил Аш-Шырак на беспокойство старосты. Его слова вновь показали человеческую натуру. В мире, наполненном могущественными с самого рождения народами и существами, а после в конкуренции между собой, даже простым людям удавалось расти и процветать. – Надеюсь, что вы правы.
– Я хотел узнать, как прошёл сегодняшний день, поскольку мне не удалось толком переговорить со своими соратниками. – Приступая, наконец, к трапезе, произнёс ульв. – Не ведомо ли вам, как прошли работы на полях и работы по восстановлению домов?
– И что насчёт магов? Они, должно быть, питаются отдельно от вас? Надеюсь, нам удастся сегодня с ними свидеться? Чем раньше травы попадут им в руки, тем больше пользы они принесут.
Восхищаясь человеческой природой, харг не забывал и о своих целях. Также он поглядывал в сторону двери, ожидая, что вскоре может подойти один из ульвов с вестями о пропавшем соплеменнике. Ульву не казалось, что произошло что-то плохое, но и расслабляться тоже нельзя было.

Отредактировано Аш-Шырак (2020-06-08 00:27:56)

+3

17

Староста кивнул. Ему же лучше, если голодных ртов станет меньше. По его приказу в зал таверны принесли две плошки с супом, с такими же кусками мяса, какие доставались всем, кто сегодня сидел с ними за одним «столом».
- Мы не поощряем охоту в эти сложные времена, - согласился Гледор, когда Аш-Шырак заговорил о проблемах со стадами. – Но сложно запретить что-то тем, кто от голода теряет рассудок и близких.
Покачав головой, мужчина лишь продолжил есть.
- Нежить знатно попортила нам жизнь. Пострадали не только поля и звери, которые испугались мертвецов и оставили эти земли, но и сама земля отравлена тёмной магией.
Чего пока хватало в наличии, так это разных корешков, грибов и ягод, которые использовали в пищу, но и от их изобилия не ломились столы.
- Почти все наши охотники сейчас работают в полях, чтобы зимой не голодали их семьи. А кто нет – охотится далеко от нашей деревни, куда ушли все стада, чтобы хоть что-то достать для детей.
Отставив в сторону пустую миску с голыми костями, староста отмахнулся от предложения получить ещё порцию супа, сославшись на то, что у них хватает больных и детей, которых нужно кормить, а ему – старику – хватит и того, что есть.
- Маги обещают, что рожь взойдёт вовремя, да и урожай весь поспеет. Землю они магией чистят, а потом снова магически обрабатывают, когда засеяли всё. Даже если этот год проживём и зимой от голода не умрём, то следующий год едва ли будет хоть сколько-то плодородным, даже если засеем вовремя и никакая нежить сюда не сунется, - мужчина вздохнул, покачал головой. – Твои товарищи пока что учатся работать с плугом. До серьёзной работы их так быстро, необученных, не допустят, а работы в поле столько, что учителей, у которых есть время передать знания, не так уж много. Больше браниться учатся, - посмеялся староста. – Ну да ничего. Со временем и эта беда пройдёт.
Мальчишка, сидевший на лестнице, ведущей на второй этаж таверны, закашлялся, подавившись едой. На помощь ему тут же пришла мать, похлопывая по спине, пока причина не вышла из горла к нему на ладонь.
- Маги в деревне нечастые гости. Где живут, за полями, там и питаются, - кивнул староста. – Закончат возделывать поля через день-два – так и ринутся в нашу деревню, отдыхать и развлекаться, да народ раздражать. В отличие от магов, у нас – простых работяг – времени отдыхать нет.
Откашлявшись, мальчишка бросил мусор на пол, обтёр руку о штанину, но не сразу вернулся к супу. Выглядел он бледным и измотанным, и будто бы что-то тяготило его мысли. Мать же шептала ему на ухо и пыталась успокоить, внушив, что всё хорошо, но первая же ложка, которая пошла в рот после её заверений, вернулась обратно.

+3

18

Староста был прав. Когда на кону жизнь – даже разумное существо будет готово съесть далеко не только редкого оленя. Да и если скверная магия, не приносящего ничего, кроме бед, затронула людские земли – то Аш-Шырак мог понять их лучше, чем кто-либо другой на этом свете. Особенно он мог понять старосту, хоть и место харга не будет правильным сопоставить с ролью старосты.
Отличия были также в конечных средствах и приемах, к которым прибегали Гледор и Аш-Шырак.
А ваши охотники доходят до Лунного края? – Приступая к еде, спросил харг. Его помощник принялся есть суп, сразу после своего вождя.
Едва ли граница между Остебеном и Лунными землями была четко определена, но местным должно было быть известно о том, что их поселение находится на самой периферии людского королевства возле земель, которые принадлежат лунному народу. Хотя за три века забвения и медленного уничтожения о них могли забыть или считать их уже легендой прошлого.
– До нас доходили слухи, что там до сих пор можно встретить ульвов. Вам ничего не доводилось видеть?
Сын Усула не думал противиться или запрещать деятельности деревенских охотников на территории Лунного края. Хотя при желании он мог разными способами отогнать их подальше без всякого физического вреда.
– Не теряйте надежды, староста. – Поддержал ульв Гледора. – Никто не знает, что с собой несет завтрашний день.
На самом деле сам Аш-Шырак никогда не рассчитывал на одну надежду, но часто старался подбадривать словом и действием тех, кто пребывал в грусти или печали. К тому же, за свою жизнь он понял, что чудеса всё же случаются: одним из них было очищение Зенвула и перерождение Лунного края. Хоть и не без больших жертв.
– Веками мы были вынуждены прятаться и перемещаться как можно быстрее, когда нам приходилось бывать в Лунном крае, пустынном и мертвом. Но вот, произошло нечто, из-за чего та земля вновь заросла зеленью и над ней стали летать птицы, своим пением возвещая о новых днях. А нежити стало куда меньше, дороги стали безопаснее. Хотя, конечно, все ещё недостаточно, иначе мне бы не пришлось брать с собой крепких бойцов, способных защитить меня и наши товары.
Аш-Шырак в середине своей речи заметил, как какой-то мальчишка закашлялся, как оказалось, подавившись своей едой. На вид он был совсем не здоров. Ульвийские дети благодаря своей природе болели редко, и потому харг не мог даже предположить, что могло случиться с этим маленьким человеком. Да и болезнь ли это вообще? Может это лишь голод.
Посмотрев на своего помощника, харг сказал ему
– Посмотри позже того мальчика, – указывая на ребенка. – Может какая-нибудь из твоих трав поможет ему.
Этот помощник являлся одним из нескольких травников ульвийского племени. Конечно, будь мальчик болен, то его, должно быть, излечили бы маги, но харг решил, что проявить заботу не будет лишним. В крайнем случае, ему можно дать то, что укрепит его тело и здоровье.
– Значит, подождем их. – Заключил Аш-Шырак, услышав об обычном поведении магов. Вообще лучшим, возможно, будет не ждать, а самому сходить к ним. Он, конечно, опасался тайных сил, которыми владеют одаренные магией существа, но его любопытство и открытость к подобному мастерству присутствовали тоже. К тому же, вдруг, пропавший ульв, который с течением времени вызывал всё больше беспокойства, как-то напоролся на них?
Харг закончил свою трапезу, и также отказался от добавки. Через пару минут таким же образом поступил его помощник.

+3

19

- Некоторые смельчаки… или очень отчаянные люди заходят на земли ульвов, - кивнул староста. – Стада животных собирались раньше на границах, подальше от заражённых земель, но теперь, после нападения нежити, желающих приблизиться к землям, откуда она пришли, ещё меньше… Да и проку мало. Животные тоже сменили место. Ушли подальше от опасности, а потому дела с охотой идут туго. В округе уже и белок не сыскать, - хмыкнул мужчина, но в голосе его не было даже намёка на иронию или шутку. Одна горькая и голая правда.
Интерес жителя Анвалора к ульвам, живущим в Волчьем лесу, немного удивил старосту.
- Как же не видеть? Видели, - мужчина пригладил бороду, удобно расположившись на стуле. – Ульвы тоже не дураки. Кочуют вслед за стадами своими племенами, чтобы не умереть с голоду. Но сколько их там осталось за годы голода, бедности, травли со стороны нежити и на такой гнилой и неплодородной земле? До сих пор ума не приложу, что этим волкам в лесу милее… Шли бы в Анвалор к своим братьям и жили бы там, спасаясь от зенвульской заразы.
По такой логике и сами жители бедной деревни могли бы не возвращаться в разорённые дома, а остаться, где были. Но голод ждал их везде, а здесь, работая в полях, они могли получить драгоценный мешок зерна по воле короля, если он сдержит данное слово. Продержаться бы и выжить до того времени, не погибнув с голоду.
- Мы думали, что Зенвул и его очищение – сказки, чтобы вызвать наше расположение, но коли гости говорят, что это правда, то, видимо, так оно и есть, - согласился староста.
До Зенвула им едва ли какое-то дело. Свои земли важнее и дороже.
- Ждите, - кивнул Гледор. – Мы дополнительным рукам в полях всегда рады. Быстрее управимся.

Мальчик, который привлёк внимание ульвов,  отставил плошку с недоеденным супом в сторону. Ульв, подобравшись ближе к нему, мог заметить помимо того, что мальчишка выглядит болезненно бледным и тощим, пугается чужака. Мать вставала на его защиту, кутая сына в объятия, и с опаской смотрела на мужчину, ожидая от него скорее худа, чем добра. Даже если староста не видел зла в этих людях и позволял им оставаться в деревне, то у женщины были причины бояться. Словно бы вспомнив о чём-то, она торопливо схватилась за плошку с супом, но из-за слабости в руках и подступающей паники, только обронила её на пол. Наваристый бульон пролился, стёк в щели между досок, вызывая досаду, но мясо, которое не успели доесть, осталось на нём, светясь сваренным, немного раздутым пальцем.
Женщина так перепугалась, переводя взгляд с него на чужака, стоявшего достаточно близко, чтобы всё рассмотреть, что, опомнившись, подскочила, схватила сына и торопливо побежала вместе с ним наверх по лестнице, спасаясь не то от гнева старосты, не то чужака.

+3

20

Значит, репутация у Лунного края остается всё такой же опасной. Пусть мир и дальше видит их земли неприветливыми, непрощающими ошибок, неспособными согреть, дать пропитание и кров, негодными чтобы охотиться, и уж тем более, стать местом обитания и домом. И пускай все останутся слепыми к самому существованию волчьего народа. Так будет спокойнее, особенно Аш-Шыраку, который всегда знал, что разумная угроза опаснее неразумной: точно как химеры, слабые без хозяев, и куда смертоноснее при них. Хотя, судя по всему, практически никто не заинтересован ни в ульвах, ни в их землях.
– Так, вы… считаете, что в Анвалоре живут ульвы? – Заметил харг, удивившись, что это было известно старосте. Занятый беседой о своем народе, он почти не употребил пищу, стоявшую перед ней. На вкус она была совсем необычна даже для далеко не привередливого Аш-Шырака, в похлебке к тому же не было ни куска мяса. Подобным образом, и вероятно, по тем же причинам, поступил его помощник, и когда ему было поручено посмотреть за ребенком, он с радостью отложил свою пищу и направился к больному ребенку. Поесть можно позже и из собственных запасов. – Распространенные необычные слухи о нашем городе. И знаменитая городская байка!
Было бы куда лучше, думай люди, что Анвалор самое обычное людское поселение, лишь по непонятным причинам отдельное от остального Остебена. Сын Усула оценивал важность этого города, как и подобает, высоко. Более того, он в чем-то был согласен со старостой, только вместо Анвалора, племенным ульвам стоило было перебраться в другой, ещё более важный, как минимум, для Аш-Шырака, город.
– Нет, всё же, я не до конца уверен в том, что Зенвул очищен. – Харг на самом деле не лгал, а преподносил правду Гледору в удобном ему свете, недоговаривая многих деталей. Здесь речь шла о том, что неведомые светлые чары ещё не до конца вылечили и очистили ульвийскую землю от тьмы. – Я бы даже сказал, что практически уверен в этом.
В это время травник попытался помочь больному мальчику, который вместе со своей матерью перепугался приближением ульва. Такого Аш-Шырак не ожидал, и он сам не до конца понял причину такого испуга. Неужели эти люди настолько пугливы и они страшатся всякого незнакомца?
– Какая досада, – произнёс Аш-Шырак, когда пролилась еда и без того не самых сытых бедняг. – Я прошу у вас прощения за поступок моего помощника и за потерянную еду. Я обязательно возмещу…
Ульв, отшатнулся, сделав резкий шаг назад, указывая рукой туда, куда пролилась еда сбежавших наверх женщины и ребенка, и в следующий момент его вырвало. Рвотный рефлекс возник и у харга, когда он, встав с места, разглядел и понял, на что именно указывал его помощник. Десятки вариантов, объяснений, причин и оправданий судорожно пронеслись в голове волка. Отвращение от того, что они испробовали эту оскверненную пищу, попытка успокоить себя тем, что они не съели ни куска мяса, жалость к отчаянным людям и гнев тоже возникли в ульвийской голове, заслоняя собой потемневший мир.
Собравшись с мыслями через секунды раздумий, Аш-Шырак, впервые за очень долгое время, дал свободу своей звериной, хищной природе, не подчиняющейся рассудку. Или же наоборот, это было продиктовано лишь совершенным рационализмом? Ведь справедливость требует хладнокровия.
Безжалостный удар настиг старосту в челюсть, вложенной силы хватало, чтобы нанести немалый урон человеку. В следующее же мгновенье ульв опрокинул стол, быстрыми шагами направляясь к своему собрату, задевая по пути всех, кого мог достичь, вооружаясь всем, что попадало под руку. Бедный травник только-только оправился от настигшего его шока, также следуя за своим лидером, безжалостно наказывая всех присутствующих. В битвах ульвам приходилось видеть ужасные сцены, но подобное для них было абсолютным откровением одного из худших грехов, одна мысль о котором вызывала отторжение.
Огонь, думал Аш-Шырак в своём гневе, они сожгут эту деревню, как только перебьют всех до последнего. Что до детей и невиновных – а есть ли такие? И какое будущее уготовано этим детям? Пусть в королевстве посчитают, что всё это дело рук разбойников. Если же маги, или сам принц со своим войском успеет на выручку, то харг не станет оправдываться. Пожелай они мести за этих отчаянных безумцев – значит, и дружба людского правителя ничего не стоит.
Прибыв в приграничную деревню в поиске знаний о семи героях – ульв обнаружил отражение не надежды, которую он совсем недавно воспевал вместе с человеческой природой, а отчаяние, против которого эта деревня не смогла выстоять, впав в безумие. Но нет, судить их не стоит – но не из милосердия или понимания, а потому что приговор лишь один, и в наступающей ночи его должны принести ульвы.

Отредактировано Аш-Шырак (2020-06-18 02:13:34)

+3

21

- Мы хоть и деревенские, но через нас многие караваны проходят, чтоб через брод или Дозор-у-Моста на другую сторону реки перейти, когда с кораблями беда, - усмехнулся староста. – Торговцы чаще нашего брата бывают в Анвалоре и высаживаются недалеко от него. Пиратов там не мало. Вот и доносят разные вести, что сами видели и что давно уж прознали. Как о волках в городе, где, дескать, одни люди живут, или о драконах в горах. Слухи, дорогой гость, не из воздуха берутся. У всего есть зёрнышко правды.
Слова о Зенвуле заинтересовали старосту. Он даже внимательно присмотрелся к гостю, словно пытался в нём что-то рассмотреть.
- И отчего же вы так уверены, что город не очищен? Видели что-то своими глазами? Дорога из Анвалора пролегает не через город-призрак, так отчего же так решили?
Староста отвлёкся, когда заметил с какой прытью мать и ребёнок понеслись наверх, а затем заметил реакцию одного из гостей, и сразу понял в чём дело. Лежи на полу что-то другое – рёберная кость или кусок мягкой мякоти, да даже сваренной и раздутой кожи – никто бы и не подумал ничего дурного, но теперь же, когда кусок плоти явно намекал на часть человека, приходилось действовать.
- Я надеялся, что вы не так скоро узнаете о том, насколько печально наше положение на самом деле, - вздохнул староста.
Мясо Аш-Шыраку и его собрату не положили не из-за жадности, а оттого, чтобы гости не поняли, чем именно тут питаются, и чтобы не связали исчезновение своего товарища с щедрым уловом местных охотников. Он ещё надеялся обманом удерживать гостей в деревне. Хотя бы до ночи, чтобы без лишнего шума, расслабив приезжих, каждого из них пустить в расход, когда придёт время.
Мужчины, которые с самого начала косо смотрели на гостей, медленно поднимались из-за столов, доставая оружие – у кого с собой был нож, кто пришёл с серпом, кто с голыми тяжёлыми кулаками, знавшими плуг и тяжёлый труд. Злые, голодные и давно принявшие своё положение, они подбирались ближе к двум чужакам, окружая их всемером и считая, что на их стороне сила.
Староста лишь крякнул, повалившись на пол, и утирал старческой рукой кровь с лица, потёкшую из разбитой и больно прикушенной губы. Он не отдавал никаких приказов, всё, что он мог, уже давно претворяли в жизнь. Зная о том, что пропавшего торговца станут искать его товарищи, к ним приставили наблюдателей и прямо сейчас, пока Аш-Шырака и травника загоняли к стене, откуда у них было бы всего два выхода – наверх по лестнице или в зал против толпы, за пределами таверны уже пытались окружить других чужаков, вооружившись копьями, вилами и держа каждого из торговцев на прицеле быстрой и дальнобойной стрелы те самые охотники, о которых говорил староста. Они готовились скрутить чужаков, угрожая их жизни стрелами, и не говорили ни слова о том, что их ждёт в скором будущем участь свиньи на вертеле или курицы в супе. У них был шанс сдаться добровольно и без боя, а нет – получить стрелы в грудь или в лоб. Живое мясо полежало бы дольше, но и мёртвыми они сгодятся. Другое дело, что уже двоих – Аш-Шырака и его сподручного, они собирались лишить жизнь здесь же. Без всяких вариантов.
Первым замахнулся и ударил мужчина с серпом, собираясь не то одним крепким ударом отнять чужую голову от тела, не то вспороть горло и упиться кровью Аш-Шырака.

+3

22

Мгновенная ярость, которая, казалось, поглотила Аш-Шырака, оказалась всё же одной большой, но лишь волной, которая на короткое время захватила разум ульва. Из темноты, в которой ему мерещились лишь чужие тени, пронизанные тонкими нитями, наполненными кровью, которые должны были быть сейчас же опустошены, харг увидел холодное свечение луны. Гнев ульва, как ни странно, успокоил образ, который был скорее связан с безумием их природы, образ небесного светила: холодного, безличного и высокого, хоть и порой кроваво красного.
Возвращаясь же к реальности, он понял, что его остудил волчий вой – тихий, чтобы он не был услышан за пределами деревни, но достаточно громкий, чтобы его услышали ульвы. Отблеском этой луны стал его меч, который он обнажил, добираясь до своего соратника. Сын Усула узнал в вое своего соплеменника, одного из разведчиков. Сигнал тревоги, опасности и гнева. Из этого харг предположил, что остальные тоже могли подвергнуться нападению местных безумцев.
Наступление обычных деревенских трудяг, конечно, не слабых и изнеженных, но недостаточно опытных в настоящих битвах, было опасно лишь тем, что ульвам предстояло защищаться в меньшинстве. Благо, что травник собрался и уже был готов отбиваться, когда дело дошло до драки. Вооруженные короткими мечами, ульвы подготовились к обороне.
Хорошую цель выбрал мужчина с серпом, ведь стоявший перед ним торговец являлся довольно крупной, а потому, неповоротливой целью – должно быть, он так и думал, если подходил к выбору своей цели осознанно. Но на деле же перед ним стоял не крепкий торгаш, а опытный воин, закаленный в битвах со страшными чудищами, от которых местные, вероятнее всего, просто бежали бы. Каждая мышца сейчас двигалась рефлекторно, по старой привычке, точно и быстро.
Увернувшись от ожидаемого простого удара серпом, харг контратаковал нападавшего, в ответ направляя клинок меча в горло людоеда. Находясь на лестнице, ульвы заняли позицию на ней, и медленно отступали наверх, компенсируя численное превосходство противника не только узким пространством для боя, но и более высокой позицией: ведь воины, тем самым, стояли выше своих противников, что делало их цели уязвимее. Подобная тактика исходила из очевидных расчетов, и она была результатом долгих лет борьбы за жизнь, в которой выжили лучшие из воинов племени.
Подобная ситуация повторялась и во всех других случаях: поскольку остальные группы поделились на три группы по двое, то и они так же боролись не в одиночку, хотя враг всё же превосходил числом. Исходя из того, что милосердия «торговцам» ожидать не стоит, они, полагаясь на свой боевой опыт, постарались дать бой противникам, используя своё окружение: одна из групп переместилась внутрь дома, возле которого их достали нападавшие, и где они собирались скрыться от дальнобойного оружия. Помимо оружия, которое было у ульвов при себе, они были готовы впустить в ход и все предметы, которые им удавалось найти в доме. Волки обнаружили слежку раньше, чем успели напасть деревенские, так как большая часть отряда состояла из опытных разведчиков, чьи навыки в сочетании со звериными инстинктами и чутьем, и явной неопытностью в слежке у местных, позволили им получить время на подготовку к борьбе с врагами.
Во второй группе находились ульвы, которые перевоплотились в свои волчьи ипостаси, намереваясь пробиваться к своему харгу, собственно, вой одного из них и разнесся по деревне. Битвы не избежать, а в волчьем обличии у них крепкие шкуры, острые клыки и сильнее тела в целом. К тому же, в наступавшей темноте, они получали преимущество ещё за счёт своего лучшего зрения и превосходящей скорости. Силой отряда служил один из опытных воителей.

Отредактировано Аш-Шырак (2020-07-07 18:05:45)

+3

23

Дайсы

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Люди атакуют ульвов из первой группы.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Люди атакуют ульвов из первой группы.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Люди атакуют ульвов из второй группы.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Люди атакуют ульвов из второй группы.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Люди атакуют ульва-травника.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Люди атакуют Аш-Шырака.[/dice]

+1

24

Люди, жившие на краю Остебена, часто защищали свои владения от нежити, выходившей из заражённых земель. К боям за жизнь они привыкли, а руки, закалённые тяжёлой работой в поле, были крепкими и сильными - даже удар кулака превращали в увесистую кувалду: попадёт – мало не покажется. Воинами они не были, но в них играл один важный инстинкт, дававший им силу, - желание выжить любой ценой. Вкус жизни и её истинную ценность они познали ещё до того, как мысль съесть всё живое, что подвернётся, начала отравлять их умы от голода и страха перед смертью. Жрать своих больных и умирающих или же чужаков, так удачно пожаловавших в деревню? Выбор казался очевидным.
Ульвам из первой группы не повезло. Атака людей оказалась внезапной и, на их несчастье, успешной. Стрелы достигали своих целей. Люди врывались в дом, громили ту малую мебель, что в нём была, и добивали противников без сожаления, чтобы после оттащить их в хлев и докончить с ними – освежевав и разделив на куски.
Со второй группой, которая неожиданно перекинулась в волков, деревенским не повезло. Они не ожидали, что гости окажутся волками, а волчьей форме проиграли быстро, не сумев должным образом перестроиться на бой с ульвами. Убить человека или волчью тварь – разные вещи. Один из группы деревенских, нападавших на них, успел только во всю глотку заорать «ульвы», но едва ли это могло на что-то появляться. Староста уже не мог отменить приказ, и выбор стоял только в том – кто этой ночью умрёт.
Деревенские, нападавшие на Аш-Шырака и травника, оба погибли. Сражаться на лестнице им было неудобно – они больше подставлялись под чужие удары. Но те, кто пришёл им на смену, пытаясь вынудить ульвов атаковать иначе и уличить момент, чтобы одного из них схватить за руку и сдёрнуть вниз, заставив покатиться по лестнице кубарем вниз. Несмотря на то, что двое погибли, в зале таверны хватало около десятка людей, вооруженных кто чем, и они медленно поднимались наверх, неотрывно смотря на свою добычу.
Наверху, помимо женщины с ребёнком, были и другие постояльцы, но лишь один из них попытался подкрасться сзади к поднимающимся гостям, чтобы встретить их ударом дубинки по голове.

+3

25

Рефлексы и привычки, выработанные за годы войн и битв, позволили Аш-Шыраку и его соратнику держаться уверенно на лестнице, ведя свою битву. Первые напавшие – оба свалились мертвым кровоточащим грузом на своих ошеломленных земляков, повалив даже кого-то на стоявших позади соратников. Шутка ли – здоровый человек, падающий на тебя в узком пространстве.
Затаившийся и попытавшийся напасть с дубинкой сзади противник не был какой-то неожиданностью – травник направил на него свою силу, намереваясь опрокинуть и его мертвое тело на его товарищей внизу. Которые, кстати, пытаясь преодолеть два трупа, поднимая на ноги упавшего соратника, подставились под очередные удары Аш-Шырака, будучи имея меньший обзор и меньше возможностей защищаться или же контратаковать в ответ. К этому прибавились и ступеньки, по которым стекала людская кровь, делая их скользкими.
Внезапно раздался громкий низкий вой, совсем рядом, и выжившие ульвы, обращенные в волков, настигли таверну и вошли в него, напав на деревенских сзади. Волки, казалось, не имели и царапины на себе, но их пасть и лапы, да и шерсть была в крови. Человеческой крови. Среди повергшихся атаке вот-вот должна была подняться паника от непонятной атаки: людей-то не видно, но почему-то поднялся шум и крики, на пол уже пролилась чья-то кровь.
Тут и, казалось бы, загнанные в угол торговцы, начали уже не отступать наверх, а стали наступать на своих противников.
Звериный рык, рычание, боевой клич, лязг металла и вскрики раненных и умирающих – всё это превратилось в непонятную мешанину, в которой слабые духом не были способны выстоять. А слабых точно не было среди волчьих сыновей.
Должно быть, люди и сами не понимали, как такое могло произойти, почему легкая жертва, которая, казалось бы, сама пришла к ним в руки, вдруг проявила себя как дикий зверь, как волк. Таверна теперь была не ловушкой для харга и травника, а капканом для людоедов, по чьи грешные души пришла кара в виде Лунного народа.
И их поступкам нет никаких оправданий.
– Сдавайтесь! – Рыкнул харг, – И мы сохраним ваши жизни! – Добавил он, надеясь всё же на благоразумие отчаявшихся людей, которые, к тому же, должны уже были быть подавлены после своих потерь.
Не дожидаясь ответа, при этом, ульвы продолжали давить на своих врагов. Люди, наверное, окажутся, но тогда и волки не окажутся столь жестокими в своем наказании.

+2

26

Люди, опьянённые голодом, не ведали милосердия. Они стремились прокормить себя и семью, давно оправдав себя в глазах собственной совести. Думая, что получили в руки отличный шанс поживиться и прокормиться на ближайший месяц, пока не выпадет другая возможность пополнить запасы пищи, они пытались любыми способами схватить приезжих и пустить их на мясо. Но кто же знал, что приезжие окажутся не просто жителями Анвалора, упомянутого накануне, а самыми настоящими перевёртышами?
Это оказалось неожиданным поворотом, и сыграло на руку ульвам.
Волков не любили и боялись, несмотря на то, что нарекали их тупой нежитью едва ли не вровень с бродячими мертвецами. Им противостояли с меньшим энтузиазмом, чаще отступая, медля, опасаясь лишиться жизни, попав под острые когти или крепкие клыки. Мучительная смерть товарищей на их глазах, притормаживала, заставляя подчиниться другим инстинктам – страху, который вытеснял голод, и возвращал толику здравого смысла.
К предложению волков сложить оружие и сдаться деревенские отнеслись с недоверием, считая, что ульвы хитрым и собираются обманом заставить их сложить оружие. Мол, сами сдадутся, облегчат ульвам задачу – безоружных проще убить. И просили сдаться не потому что такие хорошие, добрые и милосердные, а потому что другого шанса спастись у них нет и не будет. Так ошибочно думали, складывая головы, пока не вмешался чудом выживший староста.
- Остановитесь! – крикнул мужчина, обращаясь не то к сородичам, не то к ульвам, не то ко всем и сразу, надеясь, что его услышат. – Хватит проливать кровь зазря! – он слабо надеялся, что это чем-то поможет, и сам понимал, что нападение на ульвов не простят, как и убийство одного из их товарищей, пусть и сама смерть другого волка пока ещё могла ставиться под сомнение его соплеменниками. Мясо оно и есть мясо. В варёном разве разберёшь, кому принадлежит?

+2

27

С приходом подкрепления в виде троих волков, ворвавшихся в таверну, и начавших своё буйство, деревенские стали ощутимо сдавать свои позиции. Подобного Аш-Шырак не заметить не мог, ведь вдобавок к видному ослаблению противника, он, как и его собратья, почуял страх. Люди вспотели, и резкий противный запах страха – а он, поверьте, отличается – распространялся, неся с собой в толпу и панику. Удары и защита деревенских стали менее уверенными, а ощутившие это ульвы – как и подобает хищникам – лишь давили ещё больше, проявляя большую свирепость. Разве что, они проявляли рассудок в том, что оставляли умирать своих поверженных врагов, не изощряясь, и тут же переведя своё внимание не следующую цель. К тому же, действовали они слаженно, как и подобает стае, прикрывая, и компенсируя слабости друг друга.
Пол таверны заливался горячей кровью, которая также стекала с лестницы вниз, пропитывала одежду умерших и вырывалась наружу.
Нельзя было терять преимущество, потому, ульвы не прекращали истреблять своих врагов.
– Мы взяли сполна за своих братьев, – Харг понимал, что потерь было больше, судя по тому, что в таверну не прибыли остальные ульвы. – Потому мы не станем вам мстить! – Громко заявил Аш-Шырак, тем не менее, не останавливая своё нападение. – Отступитесь, дайте нам уйти, и мы покинем деревню без большей крови! Иначе – этой ночью вас, а после, скорой ночью, и оставшихся в живых настигнет кара!
Волки тоже не отступали назад, один из них, перекусил горло упавшему крестьянину. Тот пытался сделать вдох, в панике хватая ртом воздух, пытаясь рукой перекрыть рану, и в безмолвной мольбе обращаясь к другим людям, прося помощи.
– Да прибудь сюда сам принц со своим войском, и окажись он также слеп и безумен, думаете, наши сородичи не знают, где мы!? Здесь останется лишь пепелище и гора сгоревших трупов! Никто и ничто вас не спасёт!
После очередных слов харга и обращения старосты деревни, бойня поутихла. Окровавленные, умытые вражеской кровью волки свирепыми глазами смотрели на врагов, рыча, и взглядом грозясь возобновить свою атаку, если кто-то попытается что-то сделать.
– Отступите и отдайте нам тела наших соратников!– В очередной раз рыкнул Аш-Шырак, требуя, чтобы им расчистили путь к выходу от таверны и вернули тела умерших. Теперь никакой опасности от этих нескольких крестьян быть не должно, хоть и не до конца ясно, сколько ещё осталось вне стен таверны.

Отредактировано Аш-Шырак (2020-07-31 17:05:12)

+2

28

Жители Свентокша не впервые охотились на приезжих или бродяг, стараясь тщательно выбирать новую жертву, чтобы прокормиться и не умереть от голода и болезней, пока не подоспеет новый урожай. Да и сколько будет того урожая и что из него они получат – не отдадут ли всё зерно в столицу, чтобы прокормить в первую очередь знать – никто из них не знал. Голод подкреплял мрачные мысли о беспросветном будущем, и притуплял любые здравые мысли или надежды на что-то хорошее.
Убийство приезжей группы казалось им хорошей затеей, но никто не заметил животных повадок у чужаков, и это обернулось для них кровавой бойней, которую не сможет проигнорировать кронпринц или король. Событиями этого дня непременно заинтересуются, но будет ли расследование и кому здесь поверят? Деревенским жителям, которые попытаются убедить корону, что их вины в том нет? Что на них просто напали ульвы, желая отнять крохи еды, или же чужакам, которые скорей всего здесь не задержатся?
Аш-Шырака и его людей отпустили из деревни, спасаясь от жестокой смерти от клыков и когтей ульвов. Им оставалось лишь надеяться, что волки не вернутся, почувствовав свою безнаказанность и силу, и что кронпринц, который должен пожаловать в деревню со дня на день, - защитит их от напасти и встанет на сторону своего народа.

+2

29

Ульвы проиграли эту битву, даже если они отправили на тот свет больше людей, чем потеряли своих собратьев. Но учитывая то, кто именно был убит людьми, кого лишилось племя, этот счёт не перекрывал их потерю. Аш-Шырак чувствовал гнев, обиду, горе и стыд. Как он, охотник, хищник и харг, для которого деревенщины – ничем не опаснее овец, мог допустить такую катастрофу.
Уходя, ульвы оставили часть привезенных вещей, освобождая место для тел своих падших братьев. После, они спешно покинули деревню и проделали недолгий путь в тишине, в которой Аш-Шырак чуял гнев своих подчиненных, их ярость и злобу.
– Не думайте, что это конец. – Произнёс харг. – Спрячем тележку и отправляемся обратно. Берите своё оружие.
По дороге назад, к деревне, ульв объяснил остальным свой план, который состоял в том, чтобы натравить на деревенских людоедов магов, которые помогали им с урожаем. Волкам не нужен был отдых, и они ещё могли продолжать бой благодаря своей особой выносливости, чего не скажешь о людях, которым бои всё же непривычны. Однако при лучшем стечении обстоятельств – ульвам не придётся сражаться.
Волки притаились, попрятались по сторонам, сохраняя безопасную дистанцию, но стараясь не упускать из виду ничего лишнего. Они наблюдали, как один из ульвов, которому заранее нанесли несколько лёгких ран – они всё равно заживут благодаря волчьей природе – постанывая, задыхаясь, в панике бежал в сторону магов: К счастью, в наступившей ночи, найти их по костру было несложно. А вот спрятавшиеся ульвы, которые держали врагов на прицеле – Аш-Шырак и ещё один ульв были в человеческой ипостаси, а остальные двое в волчьей, – практически были невидимы для чужого глаза.
– На помощь! Молю, спасите! – Ульв зажимал рукой свою рану на голове, его лицо было в крови, отчасти, в крови, которая принадлежала на самом же деле одному из умерших ульвов. – Они убили… забили как свиньей! Всех!
По виду молившего о помощи сложно было подумать, что он прикидывается жертвой: потрепанная и порванная местами одежда, раны, паника и страх наполняли его. Пора бы волкам подумать о своём театре.

Отредактировано Аш-Шырак (2020-08-23 01:43:48)

+1

30

Несмотря на все усилия разыграть представления, маги, приехавшие работать в поле – были всего лишь природниками и магами школы очищения, до чужих проблем им не было никакого дела. Пришлый чужак, испачканный в крови, вызывал больше подозрений и вопросов, чем добивался своей цели, а его рассказ казался мерзким и странным. На слово ему, конечно же, никто не поверил, да и проверять тоже никто не кинулся, считая, что скорей всего группа столкнулась с очередным сумасшедшим или, что вероятнее, учитывая добротную одежду, - попыткой выманить магов и в очередной раз доставить проблемы короне.
Всё, что сделали маги, - это предложили странному человеку отправиться к Дозору-у-Моста, куда пожаловал сам принц, чтобы лично ему рассказать о проблеме и просить уже у него справедливого суда и расследования. Судя по тому, что чужака сдуло как ветром, такой вариант его не устраивал, что выглядело ещё подозрительнее.
Весть в замок послали, чтобы дошла до принца, но на этом действия магов закончились, как и их интерес к деревне или её жителям. Они приехали в западные земли Остебена не для разборок.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [07.07.1082] Песнь о семерых