Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [05.06.1082] Прочь из моего тихого сада


[05.06.1082] Прочь из моего тихого сада

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/t920638.png

- Локация
Драак-Тал
- Действующие лица
Минори, Канто, Юки, Хиро
- Описание

предшествующие события — Есть много дорог, которые ведут к вершине
Пираты больше не грозят ни Драак-Талу, ни Анвалору, но это не принесло покоя Минори. Молодая драконица чувствует, что она не способна сохранять мир в деревне, и потеряла доверие тех ее жителей, кто был действительно для нее важен. Единственный выход она видит в том, чтобы отыскать драконов, ушедших на Край Света, и публично обвинить Широичи Сэндая в измене сородичам.

+2

2

Вот уже второй день, следовавший после разгрома пиратских кораблей в сокрытой бухте, Минори открывала глаза после тяжелой, полной неприятных снов ночи, и думала, что теперь все будет хорошо.
Но лучше не становилось. На сердце наваливалась тяжесть, и драконица не могла избавиться от нее никакими обычными делами. Не могла забыть, выбросить из головы, зажмуриться и продолжать делать вид, словно ничего не было.
Когда она была ребенком, Сейджин учил ее искусству кинцуги: случайно разбитая или расколотая чашка или тарелка не выбрасывались, но склеивались особым составом из вязкого сока и золотой краски. Места трещин и сколов становились удивительным, неповторимым узором, напоминающим о том дефекте, что был исправлен. Такой метод, говорил дед, учит правильно относиться не только к вещам, но и к невзгодам, встречающимся на жизненном пути. Любой изъян в изделии или в жизни необходимо было принять, постараться обратить его к лучшему, но ни в коем случае не прятать его, не пытаться замаскировать.
Вот и сейчас Минори чувствовала себя склеенной из разбитых кусочков ярким, заметным клеем. Все вокруг видели ее изъяны, ее несовершенство, даже если на самом деле никто о них не знал. Она не защитила Анвалор. Она не остановила драконов, ушедших с Широичи. Она нарушила приказ Канто. И даже сейчас, зная имя преступника и предателя, продолжала бездействовать. Это ли не изъян в ней самой - в то время, как она должна была быть безупречной дочерью своей матери? Безупречной внучкой своего деда...

Той ночью, когда они впятером вернулись из пиратской бухты, никто больше так ничего и не узнал. Это дело повязало их всех, и Минори даже на расспросы Юки отвечала устало и коротко. Юки был слишком невинен и добр. Юный целитель, конечно, спрашивал, пытался выяснить, не ранена ли она или другие драконы, но незачем ему было знать о том, что произошло и, самое главное, как произошло.
Поэтому и поговорить с кем-то, выплеснуть все то, что камнем давило на сердце, Минори не могла. Не хотела травмировать Юки. Не хотела впутывать во все это Хиро — единственного, кто сказал, что верит ей, но и единственного, кто заботился о собственных матери и сестре. И уж подавно не могла выговориться Сейджину. Она вообще избегала разговоров с дедом, опасаясь, что проницательный Старейшина поймет больше, чем ей хотелось бы.
Так некогда Юрико пыталась скрыть от отца все то, что лежало у нее на душе, боясь, что столкнется с непониманием...
И все же Хиро ей верил.
Как бы она хотела, чтобы поверил и Канто.
Долгие годы Канто был ее командиром, учителем и наставником — вторым после Сейджина. Она безоглядно вверяла ему свою жизнь и беспрекословно повиновалась его приказам — до позавчерашней ночи. Он знал ее с детства, знал, на что она способна и как мыслит, и должен был хотя бы выслушать ее. Понять, что все это — не капризы девчонки, мнившей о себе слишком много.
И она направилась к Канто — набравшись решимости и помня о том, что он обещал выслушать ее.

Канто жил один в просторном доме на холме, вот уже много лет вызывая любопытство и слухи со стороны многих незамужних женщин Драак-Тала. Молодой командир был хорош собой, отважен, быстр на язык и вполне состоятелен, но не обзавелся ни семьей, ни детьми. Более того, никто не смог бы даже припомнить ни одного его серьезного романа с кем-либо. Сам Канто отшучивался, что полностью посвятил себя ученикам и заботе об охране деревни, хотя вряд ли это помешало бы ему жениться и завести детенышей, если бы он захотел.
Сейчас это, впрочем, было только на руку Минори — поговорить с Канто она хотела без свидетелей. Именно поэтому отправилась к учителю вечером, когда ежедневные тренировки и обходы были завершены. Ни она, ни Хиро на них не появлялись, но это было легко объяснить — Минори еще поправлялась после ранения в Анвалоре, а на Хиро была взвалена забота о собственной семье.
Уже смеркалось, и сумерки просвечивали сквозь ветви старого дерева, клонившегося на соломенную крышу дома Канто, когда Минори прошла через пустой двор и коротко стукнула в дверь.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/755704.png[/icon]

Отредактировано Минори (23-04-2020 16:11:01)

+3

3

(с Минори)

Дом на холме, где жил Канто, мог бы вместить в себя большую семью, но дракон жил в нем в одиночестве, постоянно пропадая то на тренировках, гоняя молодняк, то выполняя какие-либо поручения Сейджина, и в основном возвращаясь под родную крышу лишь для того, чтобы переночевать. Время от времени Канто чинил свое жилище, но в целом не особо за ним следил – многие вещи здесь остались еще от прежней хозяйки – драконицы Чо, некогда самого Канто приютившей и воспитавшей.
Чо была стара как мир. Ее кожа выглядела темной, тонкой и морщинистой. Чо плохо видела и передвигалась, опираясь на палку - даже дети дразнили ее черепахой, а вовсе не бабочкой. Но она до самой смерти сохранила рассудок и была добра ко всем, кого знала.
Чо умерла более пятидесяти лет назад (умерла от старости, как-то раз уснув вечером и не проснувшись на утро), но Канто так и не решился убрать из дома вещи, что раньше ей принадлежали - от костяных гребней для волос до зонтиков, что Чо сама расписывала, когда уже совсем перестала выходить их дома,– сложил большинство в отдельной комнате, да так там и оставил.
При всей своей общительности гостей Канто почему-то не жаловал и приглашал к себе довольно редко. Готовил сам, стирал тоже. Дом был для него неприкасаемой норой, войти в которую мог только он сам. На уговоры Сейджина, что любому дому нужна хозяйка, Канто не реагировал и лишь отшучивался, что драконы живут слишком долго, и у него все еще впереди.
И потому очень удивился, когда поздно вечером кто-то постучал в дверь.
- Минори? – он удивился еще больше, когда увидел стройную девичью фигурку под склонившимся деревом.
Нет, он, конечно же, ожидал, что после ночной вылазки юная драконица еще пожалует к нему со своими подозрениями и упреками, но то, что она надумает идти к нему домой, да еще на ночь глядя, Канто насторожило. Вдруг что-то стряслось серьезное? А он и не знает – так увлекся в последнее время заметанием следов в пиратской бухте, что дела деревни отошли совсем на задний план. Мог что-то и упустить из виду.
- Проходи, - он отошел в сторону, пропуская Минори в дом. – Надеюсь, со Старейшиной ничего не случилось? 
Она молча прошла, оглядываясь по сторонам - темные глаза без любопытства скользнули по убранству дома, который многие из его учеников мечтали увидеть изнутри. В любое другое время Минори и сама была бы счастлива от того, что учитель пригласил ее войти - но сейчас все было иначе, и прежние интересы словно бы потускнели.
- Старейшина здоров и пребывает в мире и покое, - сказала она, наконец, отвечая этой фразой сразу на несколько вопросов. Сейджин до сих пор не знал об их ночной вылазке, и с ним все было хорошо.
Чего нельзя было сказать о самой Минори. Она была бледной, под глазами пролегли глубокие тени, губы были плотно сжаты. В ней чувствовалось внутреннее напряжение - такое, когда душевное равновесие удерживается уже последними силами, и любое неосторожное слово способно привести к взрыву.
Она остановилась взглядом на изысканном бумажном зонтике, сработанном руками старой Чо. Смотреть на него было проще, чем на Канто.
- Той ночью в бухте... - начала она и умолкла, не зная, как продолжить.
Канто кивнул, чтобы Минори садилась, и сам сел напротив:
- Я тебя слушаю.
Его голос был ровным и спокойным. Словно и не отчитывал он драконицу за непослушание совсем недавно.
Она села и наконец-то подняла на него глаза. Взгляд ее был твердым.
- Я нарушила твой приказ, но сделала это не из желания оспорить твое старшинство, - проговорила девушка. - Я искала доказательства своим подозрениям, и нашла их. Ты напрасно думаешь, что тот пират солгал мне. Он не лгал. Я знаю. Демон Тумана, о котором он говорил, и Широичи Сэндай - одно лицо.
Канто вздохнул.
- Мы отловили несколько нападавших еще в Анвалоре и про знали про Демона Тумана, - сообщил он. - Но почему ты так уверена, что это Широичи? Тот человек, которого ты поймала, мог тебе солгать, чтобы выжить. Да и откуда ему знать наверняка, если никто не видел Демона без маски? Он настолько его близкий друг, чтобы вдруг владеть такой тайной?
- Я не знала о пленных, - Минори нахмурилась. Ей никто не сказал об этом, и то, что Канто утаил это от нее, оказалось болезненным уколом. - И потом, не только лицо формирует образ человека. Его голос, повадки, движения, одежда... Необязательно быть ему близким другом, чтобы заметить это.
- Никто не знает и о том, где мы были ночью впятером, - напомнил Канто. – А что до голоса, повадок и прочего... Твой свидетель так хорошо знал Широичи, чтобы сравнить? Нельзя бросаться подозрениями, если они не подкреплены фактами.
- Ты не настолько ослеп, чтобы не видеть явных мотивов! - Минори начинала потихоньку злиться. - Только Широичи было выгодно нападение на Анвалор в ту самую ночь, когда он собирался уходить. И потом, он долгие годы плавал по морям и Великое Пламя его знает, чем еще занимался. Уж с кем с кем, а с пиратами он точно водил самое близкое знакомство!
- Хорошо, - внезапно согласился Канто. Спорить о том, что и другой дракон мог вполне себе заниматься мореплаванием, было бесполезно. Да он, в общем-то, и первоначально спорить не хотел, просто объяснение поступков черного дракона у него было немного другое. – Допустим, это Широичи. Так зачем ему нападение? Напомни мне.
- Он хотел отвлечь наше внимание от собственного исхода, - Минори стиснула переплетенные пальцы. - И доказать, что под властью Сейджина мы не в безопасности.
- А кому важен его исход? – взгляд Канто на мгновение полыхнул огнем. Если Широ считал, что до сих пор оставался в памяти Драак-Тала легендой, то он был неправ. – Его никто не держал, он был волен уйти куда захочет. Да и причем тут безопасность драконов? Напали на Анвалор, где о нас ходят лишь слухи, а не на нашу деревню, и даже твоему деду со всей его миролюбивостью нет дела до жизни других народов, кроме нашего. 
- Но он-то сам так не считал. И из-за этого погибло много невинных людей, а нескольких наших драконов он обманом вынудил пойти с ним. Он обманул их! Ты же слышал, что говорила семья Оки: он обещал им мир, а в итоге заставил драться с теми, кто даже не был их врагом. Ты считаешь, что мы должны так просто это оставить?
- Да. Считаю. Драконы - не малые дети, и те, кто пошли с ним, сделали свой выбор. Мы свободны в решениях. Если они увидят обман, то вернутся. Я вовсе не собираюсь тащить их за шкирку обратно в деревню. Пройдет время – прибегут сами. А Анвалор... Нападение на него не красит Широ, но это не наш народ, и о помощи нас никто не просил. Все, что мы сделали для Анвалора позже, - чисто по нашей доброте душевной.
- Значит, по-твоему, мы должны и дальше разрешить школе Сэндая бесчинствовать и порочить род драконов? - Минори вспыхнула. - Однажды, когда мы все же решимся выйти в большой мир, о нас скажут: вот народ, который грабил и убивал, который стравливал людей между собой - и о каком мире пойдет речь тогда, Канто? Мы в ответе за тех, кто доверил нам свои жизни, и мы должны направить их, если они творят зло!
- Минори! Кроме Сэндая и его учеников в мире полно драконов! Они расселились по чужим странам, когда наша земля пала, и я сам когда-то думал, что весь мир – это Драак-Тал! - Канто аж опешил. – Ты только что говорила, что хочешь лишь вернуть домой тех, кто ушел с Широичи из нашей деревни, а сейчас уже мечтаешь об уничтожении всей школы Сэндая? Каким образом ты хочешь этого добиться? Нам самим объявить им войну? Никто в Драк-Тале не собирается воевать, Минори.
- Я не собираюсь воевать! Тем более со школой Сэндая! - Минори резко подалась вперед. - Я лишь хочу, чтобы все было как прежде, и Драак-Тал снова стал тихим, спокойным местом... домом, - она тщетно пыталась найти в лице учителя хоть какой-то отклик на свои слова. - Но это уже непокой. Я слышала, что говорят некоторые молодые драконы... да ты и сам наверное слышал. Что мы слабы. Что Сейджину пора на покой, а вот Сэндай знает, как направить и повести нас. Разве ты и дальше готов это слушать, Канто?!
- Молодые драконы угомонятся. Угрозы нет. У нас все как раньше, Минори.
Канто замолчал, массируя переносицу. До чего же упертыми и своенравными получались девицы в роде Сейджина! Сплошная головная боль. И хорошо, что не он сам воспитывал Минори... Он на мгновение представил молодую драконицу, расписывающей зонтики, как покойная Чо, и улыбнулся, не сдержавшись. Минори и зонтики – это уж было совсем запределье. 
Но для Минори это была насмешка. Она порывисто поднялась на ноги, едва не опрокинув низенький столик, за которым они сидели, и уставилась на него сверху вниз, сверкая глазами.
- Хорошо же, - проговорила она, с трудом сохраняя спокойствие в голосе. - Если ты считаешь, что мы ничего не должны делать - кто я такая, чтобы тебе перечить. Ты уже доказал, что ни мои мысли, ни мои поступки ничего не значат в этой деревне. Спасибо, что хотя бы выслушал... учитель.
- Минори, погоди! – он поднялся на ноги следом, но девчонка, обидевшись, уже выскочила за двери. – Минори!
Ее силуэт быстро скрылся в подступившей в Драак-Талу темноте.
Канто тихо ругнулся, глядя вслед сбежавшей драконице, с тревогой думая, что весь этот разговор мог бы сложиться и по-другому. Ведь он мог бы ее и обнять, и пожалеть, и сказать, как любит...
Он вздохнул и грустно усмехнулся.
Да нет, не мог. Ни раньше, ни сейчас, ни в будущем.
Он держал слово, которое когда-то дал, а потому всего лишь отвернулся, закрыл дверь и вернулся в дом.
[nick]Канто[/nick][icon]https://a.radikal.ru/a31/2004/e4/6662c38ce90a.png[/icon]

Отредактировано Юки (25-04-2020 17:00:11)

+3

4

Когда она подходила к дому Сейджина, сумерки уступили место глубокой вечерней темноте, и бумажный фонарик, светящийся у самого крыльца, трепещущий на ветру, был единственным ориентиром.
Минори смотрела на этот фонарик — и в груди все сжималось от тоски, обиды и злости на Канто. Каким хрупким и ненадежным казался теперь этот свет... Сколь много было внешних сил, способных раздавить его, смять и развеять по ветру.
Сколь мало было места возле этого света для нее.
Будто во всем Драак-Тале, в ее родном  и любимом с детства доме, что-то непоправимо изменилось — и она, Минори, уже не подходила ему, как не подходил лишний обломок разбитому кувшину, склеенному в кинцуги. По правде говоря, она теперь вообще не была уверена, что хоть куда-то подходит. Не воин и не ученик — потому что как может быть учеником тот, кто утратил веру и понимание Пути? Не девица, но и не наследник Старейшины. Кто она теперь?
Ответа у нее не было. Разговор с Канто окончательно все запутал.
Что теперь делать?
На самом деле в глубине души она уже знала, что — и злость и отчаяние, терзавшие ее всю дорогу до дома, медленно уступали место глубокой, холодной решимости. Будто в своей голове она уже переступила некую черту, перешагнула порог, за который доселе не отваживалась шагнуть. И сделать это оказалось легко.
За дедом присмотрит Юки. Канто проследит, чтобы с деревней ничего не случилось. А всем остальным она была отрезанный ломоть, девушка со странными мыслями и странными подозрениями, в которые никто, кроме нее, не верил.
Что ж, она отыщет, куда увел драконов Широ. Отыщет сама, не втягивая в это никого больше. И сама же призовет его к ответу за все, что он сделал. И вот тогда Драак-Тал может спать спокойно, зная, что безрассудство Черного Дракона больше не нашлет на них ничьи мстительные клинки и стрелы.

***
Этим вечером она не стала заваривать для деда снотворный чай, хотя Юки оставил для нее успокаивающие и целебные травы. Мерно взбивала венчиком любимый дедов напиток, разбавляла кипятком из деревянного ковшичка, но мысли были уже далеко.
Поставила поднос с чайником и пиалами на низенький столик перед Старейшиной. Укрыла его худые плечи расписным платком. Присела напротив, взяла чашку в ладони, согревая пальцы.
Они с дедом часто сидели так, за чаем, перед распахнутыми круглыми окнами, наблюдая, как высыпают на небе первые звезды. Это воспоминание будет согревать ей душу не хуже чая.
- Минори, - Сейджин вдруг опустил пиалу, посмотрел внучке в глаза.
- Да?
Он молчал какое-то время, и она уже успела испугаться, что он знает все. Что Канто каким-то неведомым образом (хотя когда бы успел?) уже рассказал ему об их разговоре. Или что Сейджин сумел прочитать ее мысли — они плавали на поверхности ее глаз, как карпы в пруду.
Он улыбнулся — вокруг глаз побежали лучики-морщинки.
- Просто подумал о том, что ты — лучшая внучка, какая может быть у старика вроде меня.
Она тоже улыбнулась — спрятала глаза в чашку. На поверхности напитка отражалась подернутая рябью луна.
Он ничего не узнает по ее лицу.
- Я тоже тебя люблю, дедушка...

***
Минори думала об этом, задвигая дверь в свою комнату и переодеваясь. Она не зажигала свет — пусть Старейшина думает, что она уже спит...
Широкие штаны, удобная обувь, какую носят люди с большой земли, рубашка, плащ, шляпа на голову. Минори выходила из дома тем же путем, что и давным-давно, две сотни лет назад — ее тетка Юрико. Но ее никто не ждал в саду, да и сам сад, приведенный в порядок, не был больше ни запущенным, ни мрачным. Здесь мерно стучал бамбуковый фонтан, наполняясь водой, здесь цвели камелии и росли клены, и старая вишня склоняла ветви к водоему.
Тихий, мирный сад, совсем не подходящий для побега из дому...
Минори вздохнула — глубоко и шумно, как перед медитацией. Когда выдохнула и открыла глаза — больше ее уже ничего не держало в этом тихом и маленьком уголке спокойствия.
Через минуту золотисто-бежевый дракон, сверкая чешуей, бросил вверх узкое стремительное тело. Поймав ветер, Минори сразу же нырнула вниз, под прикрытие скал. Она знала куда лететь — к своему тайничку, обустроенному на том самом острове, где несколькими днями раньше резвились они с Юки.
Туда она и направилась, зная, что еще до рассвета будет далеко и от Драак-Тала, и от острова-тайничка.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/755704.png[/icon]

Отредактировано Минори (26-04-2020 00:24:09)

+3

5

В то утро отец разбудил Юки спозаранку. Солнце едва успело взойти, как он уже громогласно рявкнул на весь дом:
- Юки, вставай!
Юки, так бесцеремонно выдернутый из сладких снов,  подскочил в постели, срочно стараясь разлепить глаза и сообразить, что он такого вчера натворил, если отец ввалился в его комнату собственной персоной, да еще явно не в добром расположении духа.
- Минори вчера видел? Внучку Старейшины, – продолжал отец, грозно возвышаясь посреди комнаты.
Мать стояла рядом с ним. Испуганная и взволнованная.
Юки наморщил лоб, вспоминая, а потом отрицательно замотал головой:
- Нет.
- А если подумать? – хмурясь, настаивал отец.
- Нет, я же был у Чжана. Сами отправили ему помогать...
- А если хорошо подумать?
- Да не видел я ее! Что-то случилось?
- А если...
- Не ори ты на него, - внезапно вступилась за Юки мать. – Не знает он ничего, видишь ведь сам.
Ее слова возымели волшебное действие - отец вздохнул, покачал головой и развернулся к выходу, прекратив допрос.
- Да погодите вы! Что случилось-то? Что с Минори? – подорвался за ними следом с постели Юки, уже сам заметно обеспокоившись происходящим.
- Пропала она, - тихо ответила мать.
- Как пропала? – искренне удивился Юки, останавливаясь с ней рядом.
- Вот так. Нет ее в деревне, и никто не знает, куда она сбежала. Оставила записку, чтобы не искали, - мать вздохнула. – Так что если ты хоть что-то знаешь, то лучше расскажи. Все волнуются. Старейшина расстроен, Канто – злой, как зверюга! Уже всю деревню опросил, не видел ли кто что-либо подозрительного.
Но Юки не знал. С Минори после той ночи, что он провел у Сейджина, он вообще почти не разговаривал. Ему даже показалось, что драконица намерено его избегает – то, что было ночью, не рассказала, сославшись, что объяснит потом, но «потом» ей и вовсе было «некогда», а весь вчерашний день Юки, и впрямь, по настоянию матери, провел у Чжана, помогая старому лекарю собирать в горах травы. К вечеру Чжан по-прежнему скакал молодым горным козлом, а у Юки с непривычки отваливались и спина, и ноги – он еле к ночи доплелся до дома, чтобы завалиться спать, и уж совсем не думал о разговорах с Минори.
А сейчас получалось, что драконица пропала.
Подозрения у Юки, конечно, были, доказательства – нет. Но волнение за Минори передалось ему в полной мере, и сидеть спокойно целитель уже не мог, а поэтому, наскоро одевшись и перекусив лепешкой с сыром, он помчался к Хиро – единственному, кто, по его мнению, мог действительно хоть что-то знать.

- Хиро! – в дом молодого воина Юки влетел стрелой, забыв про все приличия и даже не постучав. – Что с Минори? Ты ее видел? Куда она пропала?
Он обрушил вопросы на голову Хиро целой кучей, а затем лишь замолк, чтобы отдышаться после быстрого бега.

Отредактировано Юки (26-04-2020 13:50:56)

+3

6

В дом Хиро гости заглянули ранним утром. Он спросонья даже не понял, что произошло и откуда такая поспешность и резкость.
- Что случилось?..
Хиро недоумевал и не понимал, как так вышло, что Минори пропала. Они же недавно виделись и говорили. Куда она могла пойти, не предупредив? Хиро потерялся во времени и не осознавал этого. Смерть той женщины и налёт на пиратов слишком сильно сказались на нём, отравив и сны, и реальность кошмарами и тяжёлыми мыслями. Он с большим трудом возвращался в реальность, и та встречала его дурными вестями.
- Я помогу её искать, - решительно заявил дракон и направился в дом.
Он помнил, что так обеспокоило Минори. Она говорила о Широичи, и он даже сказал, что ей верит, но и помыслить не мог, что одержимость Демоном Тумана толкнёт Минори на бегство. Что-то в них надломилось в тот налёт на пиратов, но как теперь это исправить? И что сказать матери? Он так и не объяснил ей, что произошло во время патрулирования и почему он вернулся домой будто бы тенью себя. А теперь вот Минори пропала…
Думая о том, куда могла пойти Минори, Хиро и не заметил бы наглого вторжения Юки, если бы не закричавшая мать, тут же обозвавшая молодого лекаря невеждой и пригрозившая всё рассказать его родителям, чтобы те оттягали его за уши. Младший брат Хиро сунул пытливый нос в комнату, выглядывая из-за открытой двери, и наклонил голову боком, чтобы лучше слышать чужой разговор. Хозяйка дома ворчливо возилась с яйцом, не одобряя поведение гостя, и даже не предложила ему чай или еду. Не заслужил!
- Я не видел Минори с того дня, как мы разошлись, - ответил дракон, не отвлекаясь от сборов, но подумал, что лекарь может понять его неправильно. – Как только мы закончили в бухте, то разошлись по домам и больше не встречались, - он говорил тише, чтобы мать не услышала, а, заметив младшего брата, кинул в него подушкой.
Маленький дракон издал обиженный рёв и, топоча, побежал в другую комнату к матери.
- Она упоминала Демона Тумана и Широичи, когда мы говорили в последний раз. Мне кажется, это её беспокоило, - Хиро не торопился с выводами, но не мог найти другого объяснения исчезновению девушки. – До твоего появления я думал, что ты что-то знаешь… Или что она тебе сказала… И хотел сначала зайти к тебе… - теперь Хиро казался растерянным и сбитым с толку.
Вздохнув, дракон сел на постель, устало потёр лицо.
- Куда она могла пойти?
[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+3

7

Хиро о Минори тоже ничего не знал, а Юки уж понадеялся...
Но расстраиваться долго ему не дали – обругали за бурное и внезапное вторжение, пообещав отодрать за уши. Уши Юки было жалко, они ж собственные и такие хорошенькие, так что он живенько принялся кланяться матери Хиро, мол, извиняется, сам дурак, но вообще это все Минори виновата – пропала и всех напугала.
Пока извинялся, мать Хиро вроде поостыла, а сам Хиро как раз собрался, чтобы отправиться на поиски, а заодно поговорить спокойно, свободно, без лишних родительских упреков. 
- Опять этот Широичи! – шипел уже на улице Юки. – Ненавижу его! Минори совсем голову от него потеряла! Везде видит его козни! Заговоры! Интриги! Лучше бы он вообще к нам не возвращался!
Юки со злостью стукнул кулаком о плетеную  изгородь, ойкнул, уколовшись о торчавший прут, и тут же заметно поостыл, отвлекшись на собственную царапину.
Но ведь не могла же Минори и впрямь сбежать на поиски Широичи, а заодно и того неведомого края, куда черный дракон увел своих последователей?
Нет. Юки в это не верил. Не хотел верить.
- Лети за мной, я знаю, где она может быть. Уж если не там, то даже не знаю, что и предположить, - он обернулся к Хиро и уже через мгновение расправил лазоревые крылья и устремился ввысь.
Когда Минори было плохо, ее что-то волновало или беспокоило, она летела только в одно место – в их тайник на маленьких островах, тянущихся цепочкой вдоль побережья. Юки поступал также, и сейчас он убеждал себя, что зря беспокоится – драконица, конечно же, сидит там и рассуждает о жизни. Мало ли что снова взбрело ей в голову? Но в душе все же глодало неуверенностью и ныло-ныло-ныло... и Юки даже согласился взять с собой Хиро, хоть до этого никто в Драак-Тале о секретном острове, кроме него и Минори, до сих пор понятия не имел.
И каким же было разочарование, когда возле тайника Минори не обнаружилось! Остров был абсолютно пуст – лишь голые скалы, позолоченные солнцем. Юки с замирающим сердцем спустился вниз, принимая человеческий облик. Ловко пробрался по едва заметной средь камней тропинке до небольшой пещеры, путь в которую с воздуха был совсем незаметен, и отодвинул в сторону валун, скрывавший вход в их с Минори убежище.
- Иди за мной, - похвал он Хиро. – Только никому не говори, что здесь видел.
Над его рукой вспыхнул небольшой светляк и плавно поплыл вперед, освещая пещеру. Здесь было все, что молодые драконы натаскали с затонувших кораблей – статуи, кувшины, сундуки, старинные монеты, украшения, оружие и много другого барахла. Назначения некоторых предметов Юки с Минори и сами не знали.
- Мы принесли все вещи с затонувших кораблей, - пояснил Юки вслух, заклинанием зажигая свечи в глиняных плошках, расставленные то здесь, то там. – У нас была игра – кто больше найдет забавных вещиц на затонувших кораблях или просто на морском дне. Кроме нас и, теперь, тебя это об этом месте никто не знает, так что это тайна. Не выдавай ее.
Он обернулся к Хиро, вокруг которого теперь вился ореол желтого света, падающего от свечей.
- Когда нам было плохо, или мы хотели от всех отдохнуть, то прилетали сюда... – целитель вздохнул и сел на ближайший камень. – Если Минори не здесь, то я даже не знаю... Не отправилась же она на самом деле за Широ! Это безумие какое-то...
Он замолчал. Взгляд случайно упал на рассыпанные на возвышении драгоценности. Там было и его ожерелье, что он совсем недавно дарил Минори. А из-под ожерелья торчал свернутый листочек бумаги.
Целитель тут же подскочил на ноги, вытащил его и развернул, читая про себя:
«Юки, знаю, что ты найдешь мою записку. И знаю, что не дашь деду печалиться слишком сильно. Я вернусь, как только вновь найду свое место.
Побереги для меня это.
Минори».

Она оставила его подарок? Просила поберечь деда? Ушла искать свое место?
- Да какое, к хренам, место в жизни?! – возмутился он вслух, бросив записку. И обеспокоенно посмотрел на Хиро. – Она улетела из Драак-Тала. Я уверен, что за Широ, чтобы вернуть тех, кто ушел с ним вместе из деревни. Иначе бы она никогда этого не написала!
Юки всплеснул руками и снова сел на камень, не зная, что теперь делать.

+3

8

Хиро почти всё время молчал, пока они с Юки добирались до тайного места, о котором говорил молодой целитель. Он всё думал, что толкнуло Минори оставить Драак-Тал, пойти против деда и отправиться в опасное путешествие. Одержимость Широичи была настолько сильной? Или так она думала, что сможет вернуть драконов в деревню и вновь восстановить привычный мир в Гнезде дракона? Не думала же она, что сможет в одиночку расправиться с Широичи? Нет, вряд ли. Минори не была настолько глупой, чтобы в это верить. Но что-то же подтолкнуло её оставить деревню!
«Это я виноват… Если бы я тогда не сказал, что ей верю…»
Как оно было на самом деле и что именно произошло, он мог только догадываться. Может, его слова вообще бы ничего не изменили. В конце концов, она же не пришла к нему просить о помощи в поисках. Может, не пришла, потому что боялась, что он будет её отговаривать? Или решила, что он обо всём расскажет Канто, чтобы её защитить? Или…
«Или решила, что я должен остаться с семьёй».
О том, что Минори с Юки довольно близки – как друзья – Хиро знал, но не думал, что их дружба настолько крепкая, что у этих двоих есть общая тайна, остров и даже пещера!
«Среди сокровищ же нет драконьих яиц?..»
Он рассматривал пещеру, набитую драгоценностями и разной утварью, которой в Драак-Тале даже никто не пользовался. Рассказывать об этом месте он не собирался, но уже понял, что Минори здесь не было. По крайней мере, если она и была, то успела уйти до того, как драконы пришли сюда за ней. И где искать её теперь? Куда она могла отправиться?
Хиро подошёл ближе, когда Юки нашёл какую-то записку, а потом разозлился, прочитав её содержание. У дракона не оставалось сомнений, что письмо написано рукой Минори и она знала, что Юки сюда заглянёт, когда будет её искать. В чужие письма Хиро не вчитывался. Это предназначалось не ему. И молодому дракону стало даже обидно, что именно с ним – тем, кто ей поверил – Минори даже не попрощалась.
- Я слышал, что Широичи говорил о родине драконов. Той, откуда на материк приплыли первые драконы, - сказал Хиро после короткой паузы, смотря на немного помятый кубок, отделанный драгоценными камнями. Когда солнце касалось граней камня, он переливался на солнце и отбрасывал блики на стены пещеры. – Возможно, она слышала об этом от Канто или старейшины…
Хиро перевёл взгляд на Юки, немного помолчал, а потом предложил:
- Мы можем поискать её вместе. Не думаю, что она улетела слишком далеко. Да и… Канто не хуже нас знает, что Минори хочет найти Широ, так что, думаю, он уже пытается её найти.
И скорей всего больше в этом преуспеет, чем два зелёных – во всех смыслах – дракона.
[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+3

9

- Родина драконов... – эхом повторил за Хиро Юки. – Допустим, она есть, где-то, но мы же не знаем где, да и далеко ведь!
Он тоже слышал разговоры о Крае Света – после ухода Широичи эту тему постоянно обсуждали в деревне. Кто-то даже думал, что можно было бы тоже снарядить отряд, чтобы посмотреть, что там сейчас, только Старейшина почему-то эти идеи не поддерживал.
- Далеко, - повторил Юки, рассуждая вслух. – Крылья устанут столько лететь! Это ж надо на север, - на самый край земли! - а потом еще и куда-то через море! И вообще на севере холодно, и кто будет нам в пути готовить?
Он глянул на скривившегося от его нытья Хиро и замолчал. Пусть Хиро думает, что хочет, но в родной деревне Юки было и тепло, и безопасно, и сытно – в общем, полный комфорт. Зачем Минори покинула всю эту красоту и пустилась за Широичи, в голове целителя не укладывалось.
- Канто все равно помчится следом, - добавил Юки, не удержавшись и стараясь хоть как-то прибавить вес своим отговоркам. – А он нас и умнее, и сильнее, и опытнее. Он быстро ее найдет и вернет обратно. Оглянуться не успеем! Вот только накажет поди...
Целитель снова задумался. Вздохнул, почесал за ухом. Минори все это время была ему как сестра, и теперь спокойно ожидать, что ей влетит за самовольство и побег, было немного бессовестно. Или, как минимум, эгоистично! Поэтому Юки начинала мучить внезапно проснувшаяся совесть.
- Нет, я совсем не против помочь Минори... Предупредить ее и вернуть. Но как? – он поймал взгляд Хиро. – Допустим, мы бросимся за ней в погоню. И даже уговорим отправиться с нами домой, и сделаем вид, что она вовсе не за Широичи погналась... Но как нам удастся обогнать Канто? Он сам нас с собой не возьмет, а если мы пересечемся случайно, то наваляет по шее за то, что тоже сбежали! Даже разбираться не станет зачем и почему.
Юки так живописно представил тумаки от Канто, что шея сама заболела заранее, и он, нахмурившись, машинально потер ее рукой.

+3

10

- Тогда можешь остаться в деревне. Я полечу сам.
Хиро думал, что Юки и Минори такие друзья, что ради них и голову сложить не страшно, а поэтому удивился, когда целитель начал искать причины остаться в Драак-Тале и не бросаться вслед за девушкой. Что-то в его словах было правдой и действительно могло бы остановить Хиро от глупости. Он тоже понимал, что у Канто больше шансов найти Минори и вернуть её домой, но что-то подсказывало молодому дракону, что девушка не послушается наставника, а тот вряд ли сможет упрятать её в мешок, силой затащить домой и запереть на замок, чтобы больше и не порывалась. Хиро думал, что у него и Юки – как у друзей Минори – больше шансов вернуть её обратно и уговорить отказаться от бесполезных поисков Широичи, а если и не выйдет, то… то можно вместе с ней попытаться разыскать дракона. Может, тогда она успокоится?
Юки он ничего не сказал, и никак не упрекнул его за нежелание отправляться на поиски. Целитель сделал свой выбор, а Хиро – свой. Сейчас он поступал эгоистично, не думая о матери и младших, и за это его грызла совесть, но и Минори вот так оставить он тоже не мог. Даже несмотря на то, что её молчаливый уход его обидел. Может, он хотел разыскать её не для того, чтобы вернуть в деревню и спасти от гнева Канто и старейшины, а чтобы спросить, почему она так поступила? Почему даже слово не написала в прощание?
Хиро побрёл к выходу из пещеры. Внутри больше делать было нечего, только если Юки вдруг не передумает лететь. Прямо сейчас Хиро не мог отправиться в путь, потому что банально не знал, куда лететь. Туманное «на север» никак не поможет ему в поисках Минори. Конечно, большого дракона очень сложно не заметить в небе, но она же могла прятаться какое-то время, чтобы Канто её не нашёл. Вряд ли она будет настолько беспечной, что останется у всех на виду. Только если не хочет, чтобы её нашли до того, как она хотя бы издалека увидит драконий остров.
- Присмотри за моей матерью и братом с сестрой, - попросил Хиро, нагло перекладывая свою ответственность на чужие плечи. – Я найду её и верну.
Знать бы ещё, как это сделать.
Хиро до последнего думал, что внутри Юки что-то надломится. Что он подумает, что поступает неправильно, бросая Минори на волю случая. Что он как друг тоже должен что-то сделать, а не сидеть в деревне как кисейная барышня и ждать, пока всю работу за него сделают.
- Ты вообще мужчина? - эти слова были грубыми. Открытым оскорблением, за которое его - Хиро - другой дракон мог вызвать на поединок чести, чтобы смыть кровью обидчика грязь со своей чести. Но молодого дракона, злого и на сбежавшую девушку, и на её непутёвого друга, да и на себя в том числе, это не останавливало. Он считал себя в праве так говорить.
Он медленно повернулся, чтобы посмотреть на Юки и отследить его реакцию на свои слова.
- Она там одна. В незнакомом краю. В местах, где есть охотники на драконов. Ты совсем не боишься её потерять? Тебе настолько наплевать на неё и на то, что с ней случится? Настолько дорога твоя шкура и страшен Канто в гневе, что будешь сидеть здесь и трястись? - голос Хиро становился громче, а слова - резче. - Если после этого ты всё ещё считаешь себя мужчиной, то советую обрядиться в дамское платье и вышивать дома лотосы.

[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+3

11

Юки уж думал, что сейчас отправится домой и будет там тихо и мирно дожидаться, когда Канто приведет Минори обратно в деревню (у него и сомнений не было, что именно так все сложится), но не тут-то было. Сначала вроде бы Хиро согласился с его доводами и собрался лететь сам, и даже попросил позаботиться о своих близких... Но потом его прорвало.
— Ты вообще мужчина? – обернулся Хиро, дойдя до выхода из пещеры.
Юки аж глазом дернул. Что это было? Он ослышался?
Но нет, Хиро продолжал в том же духе:
— Она там одна. В незнакомом краю. В местах, где есть охотники на драконов. Ты совсем не боишься её потерять? Тебе настолько наплевать на неё и на то, что с ней случится? Настолько дорога твоя шкура и страшен Канто в гневе, что будешь сидеть здесь и трястись? Если после этого ты всё ещё считаешь себя мужчиной, то советую обрядиться в дамское платье и вышивать дома лотосы.
Челюсть у Юки медленно отвисла, пока он, потеряв дар речи, хаотично соображал, что ответить.
- Это я-то баба? – голос наконец-то прорезался. - Сам ты баба в платье, раз такое заявляешь! – обиженно фыркнул Юки в ответ, не найдя более веского аргумента, и вскочил на ноги.
Он тут ему пещеру показал, тайну раскрыл, а заслужил лишь оскорбления! И еще друг называется!
В гневе и обиде Юки малость позабыл, что Хиро так-то другом ему и не был, и вместе их свело лишь ранение Минори в Анвалоре. До этого молодому воину до целителя и дела не было, впрочем, как и целителю до воина.
- И вовсе я не струсил! – пошел он оправдываться, на ходу стараясь придумать причину повесомее. – Просто Канто сделает все лучше нас. И ни капли мне не наплевать на Минори! Я переживаю не меньше тебя!
Он смотрел на Хиро, пытаясь определить, верит ли тот его словам, но по скептической ухмылке на лице последнего получалось, что не верит. А если не верит, то ведь всем сейчас расскажет, как Юки отказался спасать Мими, и потом полдеревни будут за спиной ржать и предлагать ему вышить лотос... А еще если дед узнает, то пиши пропало: дед Хироки был драконом суровым, не то что его сын, так что в сердцах и по спине своему внуку мог палкой настучать.
Юки тяжко вздохнул. Так-то Хиро считал, что драконица далеко улететь не могла. Всего же несколько часов прошло! Так если недалеко, то и догнать ее можно быстро... Догнать, поговорить и к вечеру вернуться.
- Но раз уж ты считаешь, что мы лучше Канто, то давай... полетим, - на последнем слове целитель завис и скривился, словно лимон прожевал.
Страшно же куда-то лететь из дома! Это Хиро хорошо – он с детства мечом машет и пламенем жахает! А он, Юки, сроду не сражался и дальше Анвалора и родных гор не бывал. В деревне под защитой безопасно, а там, далеко, - пираты, бандиты, некроманты, вампиры и демоны! И пусть Юки никогда их не видел, но слышать слышал, и обычно это были страшилки, которыми пугали детей, да и не только детей. И вот теперь Хиро предлагал лететь в тот ужасный недружелюбный мир, полный монстров. Да еще самим, одним, даже без Канто!
Но другого выхода, вроде как, и не было...
- Мы должны лететь как можно быстрее, - выдал целитель, спешно направляясь к проходу, где стоял Хиро. – Прямо сейчас, даже не заходя в деревню, чтобы не терять времени. Канто тоже тянуть не будет – как только сообразит, что Минори точно нет в окрестностях Драак-Тала, так и рванет на север. И летает он нас быстрее! А значит, мы должны быть намного его впереди, чтобы не пересечься и Минори догнать, - когда все же приходилось действовать, то план в голове Юки рождался молниеносно. – И карта нам не нужна. Полетим вдоль побережья. Уверен, что Минори сама поступила точно также, чтобы не сбиться с пути. 

+3

12

Хиро не считал себя лучше Канто, но не собирался оставлять всё на наставника. И считал, что у него достаточно причин полететь за Минори, не думая о последствиях. Что он не ожидал услышать от Юки, так это то, что целитель предложит лететь прямо сейчас, а не начнёт отнекиваться и искать сотню причин, зачем им нужно вернуться в деревню – такой шаг он бы принял за попытку потянуть время, понадеявшись на то, что за этот период Канто уже успеет нагнать Минори и вернуть её в деревню, а значит и лететь за ней не придётся.
Немного подумав, Хиро кивнул, согласившись с планом Юки.
Сейчас – так сейчас. Быстрее отправятся – выше шанс найти Минори до того, как это сделает Канто. Мнение о целителе Хиро не поменял, потому что считал, что Юки должен был решиться на поиски до словесной порки и до надуманной угрозы, и по случаю точно бы подарил ему девчачье платье.
Хиро не очень нравилась идея отправляться в путь, не оставив записки матери или не собрав в дорогу каких-то важных вещей на тот случай, если их поиски затянутся. Порывистость в этом деле казалась глупой и неосмотрительной, но в то же время дракон понимал, что время не на их стороне, и если замешкаться прямо сейчас, то они точно не смогут найти след Минори и отыскать её.
Сказано – сделано. Выбравшись из пещеры, Хиро обернулся драконом, расправил крылья и поднялся в воздух. Раненное крыло медленно зарастало после стычки с пиратами, но всё равно требовало к себе больше внимания, чем раньше, и быстрее изматывало, вынуждая следить за полётом и манёвренностью намного лучше, чем раньше. Но никакая ни боль, ни усталость не останавливали Хиро. Он собирался любой ценой найти Минори и вернуть её в деревню до того, как её желание разыскать Широичи принесёт ей одни только беды. Даже если Юки передумает и захочет вернуться домой раньше, чем они это сделают.
Вместе с Юки они отправились в путь, даже не подозревая о том, что ни к глубокой ночи, ни к утру не найдут Минори. Время было не на их стороне, а, может, они и вовсе разминулись с девушкой, выбрав разные дороги, ведущие к Краю света.
[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [05.06.1082] Прочь из моего тихого сада