Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [11.03.1082] И швец, и жнец, и на женах игрец


[11.03.1082] И швец, и жнец, и на женах игрец

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

- примерная локация
г. Мирдан. Поместье Маджере
- действующие лица
Рейстлин Маджере, возможное присоединение Сары
- описание
предшествующий эпизод [1.03.1082] Не глядите в замочные скважины глаза
Последние полторы недели были сложными. Князь старался не подвести доверие своего императора и оправдать его надежды, но дорога, пусть и казалась на первый взгляд прямой и легкой, оказалась огромной пропастью с хлипким мостом.

0

2

Интересно, отдавал ли император себе отчет в том, что он просил сделать Маджере? С каждым новым днем Князь сомневался в этом все больше и больше.
Он завалился домой заполночь, еле живой от усталости. Молча позволил снять с себя камзол, застегивающийся на тысячи дурацких мелких пряжечек, и отдал шпагу Муге, велев подать вина в кабинет.
Голова гудела так, точно в ней шла самая настоящая вторая мировая война, с несуществующими в этом миру танками, бомбардировщиками, коктейлями Молотова и так далее по списку. Рейстлин рухнул в кресло и устало помассировал ноющие виски. Не особо помогло, но на пару секунд стало явно легче. Вампир не спал почти трое суток, да и напряжение прошедшей недели давало о себе знать. Князь становился агрессивным и несдержанным. Ему нужен был перерыв.
Из-за Шейнира Рейстлин все поставил на карту. Все, чем он дорожил, все, над чем трудился на протяжении многих лет, все оказалось подставлено под удар. Князь не мог расслабиться ни на секунду, нервы напряжены до предела. Путь к трону, о котором с такой легкостью говорил Виззарион, оказался извилист и тернист. "Ты будешь должен мне по гроб жизни. Император." - и помассировал лоб, изгоняя оттуда хоть какие-то крупицы боли.
Дверь отворилась, и старый Муга, бесшумно ступая, поставил на стол графин вина, перед этим наполнив бокал. Вампир хотел что-то сказать, но Рейст жестом остановил его и отрицательно покачал головой.
- Позже, Муга. Все позже. Я хочу побыть один. Ступай.
Вампир посмотрел на молодого господина и, не проронив ни слова, поклонившись, вышел, плотно прикрыв за собой дверь.
Рейстлин сделал глоток и запрокинул голову, закрыв глаза. Ему нужен сон. Просто сон.

- Рейстлин, - мягким, отеческим голосом начал самый старый член Совета. - Скажу тебе откровенно, ты мне нравишься. Ты молодой, умный, амбициозный. Как ты, наверняка, знаешь, Совет еще не определился с женихом Ее Высочества, и побег Элениэль все осложнил. Но я готов голосовать за тебя. Есть лишь один аспект, который мне хотелось с тобой обсудить. Аспект решающий. Как ты мог догадаться, речь пойдет о традициях.
Традиции. Рейстлин медленно кивнул, смотря на Старейшину, как смотрят ученики на выдающегося учителя. Он внимательно ловил каждое его слово.
Конечно, я понимаю... Волосы? Юношеская авантюра, проявление себя, как индивидуальности... Конечно, Вы правы. Исправлю сегодня же.
- Тебе, как будущему представителю императорской семьи, так же не следует якшаться с теми, кто традиций не чтит и не собирается чтить. - Рейстлин внутренне весь напрягся. - Как ты понимаешь, я говорю о Харуке Ревио Ариго. - Пауза, Рейстлин молчит. - Этот революционно настроенный юнец, вместо того, чтобы соблюдать традиции, ставит себя выше всех, и поддерживает самодурство Шейнира. Это неприемлемо. Общение с ним отбрасывает тень на твою кандидатуру, тянет ее вниз. Мне бы крайне не хотел, чтобы в отборе победил Архель.
- Я сделаю все, что в моих силах. Благодарю за данный мне шанс. - Рейстлин поклонился и, повинуясь, жесту Старейшины, покинул кабинет.
- Я на тебя рассчитываю! - услышал он, когда двери закрывались.

- Ммм... - Князь вновь помассировал голову, в тщетной попытке облегчить боль.
Он действительно вернул волосам былую белизну, что же до отношений с Хару...

Здравствуй, Харука.
Я долго думал и пришел к выводу, что наше общение тянет меня вниз. Я давно вырос из юношеских революционных взглядов и больше не могу тратить свое время на кого-то, кто остался на уровне ребенка. Шейнир ведет себя крайне глупо, и мне очень жаль, что ты поддерживаешь его в его самодурстве (и это я не говорю еще о твоей женитьбе). Надеюсь, ты поймешь меня и сделаешь правильные выводы.
С наилучшими пожеланиями,
Рейстлин.


Князь искренне надеялся, что друг его поймет.
Позже, когда у них все-таки появится возможность поговорить, Рейстлин узнает, что Каратель все понял и что письмо вскрывали. Харука усмехнется: "Тоньше стали работать. Заметно тоньше". Но это потом. Сейчас же он не знал о друге ничего.
Проблема с Архелем решилась довольно быстро.
По городу уже давно ползли слухи, что Совет отбирает женихов для Элениэль. В финал вышли двое. Никто не удивился, что это были представители домов Багряной Луны и Белого Лотоса. Оставалось только узнать, кто угодит старейшинам больше.
Не составляло труда пустить в народ грязные слухи. Рейстлин щедро платил тем, кто помогал ему в продвижении к трону.

- Архель - латентный гомосексуалист.
- Фу...
- А вы слышали, что он на днях до полусмерти избил беременную женщину?
- Его возбуждает только боль, вы знали?
- Он похож на импотента.
- Я слышала, что Сарэлет не отказывалась от прав главы дома - Архель заставил ее написать отказ, а потом избавился от сестры. Не удивлюсь, если он убил ее.
- Да он вообще похож на психа. И постоянно домогается до всего, что движется.
- Могу сказать вам, в постели он... так... даже на двоечку не тянет.
- Как же ты...?
- Как, как? Я слегка выпила, когда мы отмечали с подругой бесову ночь. А тут он такой весь из себя. Пальцы веером, весь из себя самец самцом! А как до дела дошло... Ох, бабаньки, хуже мужика я в жизни не встречала.
- А я слышала, что он к принцессе приставал, но Рейстлин ее спас. Вообще Маджере хорош. Даже жаль, если остепенится.
- Да, ты права. Такой мужик пропадает...
- А что? Я б пошла к нему в наложницы. Что вы так смотрите? Будто сами бы не пошли!

За неделю глава Дома Багряной Луны стал одной из излюбленных тем для обсуждений.  Высокий, ладный, благородный. Он был точно принц из детских сказок. В то же время все знали о его похождениях, и это только подсыпало перца. Многие женщины в тайне (а кто и не в тайне) мечтали оказаться на месте тех, с кем вампир проводил ночи. Агентура Маджере распространяла о нем отвратительные слухи, вызывавшие зависть у молодежи. В то же время пускались слухи о его благородстве. Внезапно выискались свидетели того, как Рейстлин спас ту или иную особу. Как уделал неудавшегося вора и помог пожилой женщине, когда та упала, подвернув ногу. Еще больше огня добавляли рассказы о том, как он засиживался за чтением стихов у благородных дам. Третья стража. Братский поцелуй в щеку, прыжок с балкона в объятья стражи (знакомого офицера), и так далее. Народ был всецело за Маджере. И Старейшины не могли этого игнорировать.

Самым сложным оказалось заручиться поддержкой жен/дочерей старейшин. Рейстлин устал от постоянного общения с этими глупыми, развратными бабами. Но он не мог их игнорировать – они многое знали и многое могли.
Пришлось приложить огромное усилие для того, чтобы уверить каждую из этих глупых куриц в том, что он влюблен только в нее, в нее одну. Самую прекрасную и расчудесную. Что только о ней он мечтает в ночи, что она достойна всего самого лучшего, и, будь его воля, он увез бы ее далеко-далеко. Богиня. Просто Богиня! Но он не властен, и его мечтам не суждено сбыться – над ним довлеет власть ее мужа/отца. Но! Если он сможет сравняться с ним, став мужем Элениэль, то муж/отец больше не будет помехой. А Элениэль… зачем она ему, когда у него перед глазами есть Богиня?
И вот состоялся разговор со старейшинами.

- Должны признать, что ты показал себя достойным нашего расположения.
- Благодарю.
- Не благодари. Есть одно «но». Элениэль до сих пор не вернулась. Мы не знаем, ни где она, ни что с ней.
- С этим нет проблем, уважаемые Старейшины. Недавно мне пришло письмо от принцессы. Я могу его предъявить.
Письмо, действительно, было. В нем говорилось о том, что девушка боится, что ее могут выдать замуж за Археля, и что если бы ее женихом стал Рейстлин, она вернулась бы домой. Она просила прощения у аристократа, что причиняет ему беспокойство, зная, как он добр был к ней, но помимо Археля, есть еще одна причина, по которой девушка боится возвращаться во дворец. И эта причина – ее брат. Элениэль очень дорожит добрым расположением Рейстлина и не хочет подставлять мужчину под удар, который непременно возникнет, если они обвенчаются.
Вы не представляете, пишет она, на что он способен! Это просто зверь. Он убьет не только меня, но и Вас. Я не могу этого допустить. Пока власть в его руках, мне нигде не будет покоя. Прошу понять меня и не искать. Так будет лучше для нас обоих. И как только я уверую в то, что мы можем жить свободно, не опасаясь гнева моего брата, я вернусь к Вам. Я обещаю.
Дата. Подпись.
Старейшины задумались.

Рейстлин усмехнулся, вспоминая задумчивые лица Старейшин и делая очередной глоток, эта авантюра того стоила. Но как трудно было сдержать самодовольную улыбку и не выдать себя с потрохами. Рейстлин был прав, заручившись таким документом сразу после разговора с Шейном. Как и ожидалось, Арата, человек, нанятый специально для этого дела, легко подделал почерк принцессы и предоставил ему нужное письмо.
Ну а теперь, оставалось только ждать. Он подкинул им мысль о том, что не будет Старейшинам покоя, пока Виззарион у власти, что девчонку они не найдут и не будет у них удобной пешки. И теперь они либо сметут старую фигуру, подписав определенный документ, либо власть Шейна останется незыблемой, и им придется прогнуться. Изучив верхушку, Рейстлин был готов поставить на свержение. Старые хрычи слишком любили власть, они должны были риснуть.[AVA]https://pp.vk.me/c616627/v616627272/b016/dsSOyg0tBPs.jpg[/AVA]

Отредактировано Рейстлин (2014-05-06 09:40:50)

+1

3

Сара свыклась с той мыслью, что живет, словно цыганка, кочуя с место на место со своим табором, и дом ее – свобода, а не клетка, но в отличие от гитан, уж они знают, что такое настоящая свобода, а не она… птица, которая меняет одну клетку на другую. Из отчего дома в бордель, а из него в самое логово зверя. И везде она была под присмотром, то отца, то брата, то хозяина борделя. Нет ни покоя, ни жизни, какой может быть достоин благородный, но во всем этом была одна маленькая загвоздка – девушка и не хотела жить иначе. Не рвалась к свободе, не пыталась выслужиться или сбежать, чтобы избавить от брата или Маджере. Могла обвинить обоих и объявить в сговоре, могла спихнуть некоронованных королей с трона и подарить Карателю в воскресное утро, чтобы он взмахом своего меча свершил правосудие, но… Она любила этих мужчин и одного, и другого. Каждого своей любовью, и каждый из них отвечал на нее по-своему, кто-то неумело и слишком грубо, кто-то страстно и властно до тяжелого кома в груди и жара, так что не хватало дыхания и становилось невозможно дышать. Оба душили, но один всепоглощающим желанием, а другой руками. Но только одному из них она голова была отдать себя без остатка. Только одним хотела упиваться и одному хотела принадлежать, и только с одним оставалась рядом. И тогда начинала душить уже не страсть и даже не желание, а осознание того, что он никогда не будет принадлежать ей полностью, и сделка с Императором говорила за нее больше, чем могли бы сказать слова. И дело даже не в репутации вампира, а в его образе жизни. Не слухи делали его жизнь, а он, расточая себя на других, крохи забирая себе. И лишь какая-то часть перепадала ей, чтобы не пели любимые губы, как бы искренне не обжигали уши дыханием, как бы руки крепко не прижимали к своей груди, где беспокойно бьется сердце.
Неделя была тяжелой для двоих – Рейстлин превратился в призрака в собственном поместье, где теперь бывал еще реже, чем в постели очередной властной женщины, которая творила для него историю мужчины, который взобрался по благородной лестнице с грацией снежного барса. Его замок медленно умирал без ласки хозяина. у которого не было больше сил следить за работой своих подопечных. Теперь он должен был побеспокоиться о себе, чтобы подниматься с каждым днем все выше и выше, заставляя Археля стремительно падать вниз.
Двое любимых ее мужчин боролись за девушку, к которой не имели интереса. В игре призом был трон, но власть влекла только одного, и он был готов идти на все, чтобы ее получить. Анри слишком хорошо знала своего брата, который никогда и не перед чем не остановится, только бы получить то, что он хочет. Он не сможет понять истинные намерение аристократа, но наверняка уже строит планы, как сделает ему очередную подножку, рисует в своем воображении, как будет стоять вверху и наблюдать за тем, как его протвник катится вниз по лестнице, чтобы потом, надев корону, спуститься вниз и долго, мучительно убивать его, пока не насытится пролитой кровью и болью, ведь убивать он будет не одного, а двоих.
Рейстлин продолжит играть с огнем, отдавая Императору долг, которого нет. Рискует всем, что у него есть, ради кого-то, кто даже ничего не сможет дать ему взамен. Спокойное существование в Совете? Признательность? Орден? Что? У Сарэлет не укладывалось в голове, что такого может дать ему Шейнир, чтобы риск действительно стал оправдан. Если не власть, и не трон. Неужели просто желание победить у Анри? Размазать его по стене, в очередной раз доказав, что ему нечего ловить в этой жизни, что не он победитель, ведь даже самое дорогое, чтобы было у него, он уже проиграл, когда отдал ее Князю.
Сара молчала, топила беспокойство и боль в себе, чтобы лишний раз не тревожить своего вампира – у аристократа хватало проблем и без нее. Он все равно не передумает и не остановится, даже если она его попросит, продолжит добиваться своего, а конец уже совсем близок и оттого беспокойство ее возрастает с каждым днем и все сложнее отпустить его и часы до возвращения кажутся ей бесконечно долгими, но об этом, пожалуй, известно только стенам и слугам.
Он снова дома. Останавливается в комнате, чтобы выпить бокал вина и снова крепко уснуть, ведь сил больше нет, он истощен и почти доведен до своего предела, а что остается ей? Только тихой поступью спуститься вниз, чтобы вторгнуться в его пространство, но не потревожить – стать тенью, стражником, который не желает, чтобы кто-то посмел нарушить его сон.
Анри еще не видела вампира, но была уверена в том, что, открыв дверь, увидит его спящим. Поворот ручки, мягкий шажок в комнату и дверь беззвучно закрылась за ней. Тишина. Размеренное дыхание. Аристократка была права – он снова уснул, но так и не добрался до постели, заснул прямо в кресле и, кажется, не заметил того. Бокал выпал из руки мужчины и одиноко валялся на полу опустошенный, как и его хозяин.
Прошла в комнату, подняла бокал и аккуратно поставила его на столик. Хорошо, что вино не пролилось на пол, а бокал не разбился, иначе бы пришлось отмывать пол и собирать осколки, чтобы он не поранился и не выпачкался – тогда появился бы риск того, что она разбудит вампира. Стоило бы. Он должен нормально спать и выспаться, что сделать в кресле, по меньшей мерею, неудобно.
Сара взяла плед, чтобы как-то улучшить условия вампира, укрыла его, раз спать он в кровать не отчалит, и собралась уже уйти, когда задержалась возле него. Коснулась мягких прядей, которые теперь были белыми, словно снег. Теперь он еще больше напоминал ей брата, но она знала его другим, и этого было достаточно. Присела на ручку кресла, легкое движение и она склонила его голову к своей груди.
- Спи спокойно… Рейстлин…

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [11.03.1082] И швец, и жнец, и на женах игрец