Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Умерший шесть раз


Умерший шесть раз

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Игровая дата:
11 листогора 1076 год от С.м.
Месторасположение:
г. Азерот

by Алек Эарлан

Ты всегда хотела знать, какого бы это было, окажись ты на моем месте…Хотела посмотреть на это со стороны…Так смотри же…Моё представление только для тебя…Где театр одного актёра, а ты…Мой вечный зритель…

Чёрный плащ вороновых крыльев встрепенулся, срывая вниз своего хозяина с одной из башен Замка Альянса. Взметнув огромными крыльями, бороздя бескрайнее пространство неба над городом некромантов из края в край, ворон смотрел вниз. Где внизу во мраке ночи светились окна жилых домов и таверн, подобно второму небу, но уже на земле, или искрам, иногда вырывающимся из величественного пламени огня. Где белыми брызгами разбивались о скалы волны морского прилива, выбрасывая на каменистый берег рыбу и водоросли, распугивая моряков и чаек  приближающимся штормом.
Ночь успела вступить в свои полные права. Город некромантов, вечно пребывающий в тени солнца и сейчас небо отдает только светом полной луны – единственное святило некромантов.
Для прогулок по улицам Азерота в это время суток был далеко не лучший вариант, если вам дорога ваша шкура и нет никакого желания потягаться с кем-то не на жизнь, а на смерть, чаще всего обоих и, в лучшем случае, без посторонних и невиновных лиц.
Но Алека это никогда не останавливало, он уверенно шел по одной из азеротских улочек, не придавая шорохам вокруг себя никакого значения. Побывав на войне, парень перестал ощущать такое чувство, как страх. Находясь постоянно на волоске от смерти, постепенно начинаешь привыкать к этому чувству.
Пройдя несколько улиц, Алек остановился. Где-то справа послышался молодой женский голос, послышался плачь, но в ответ на них только смех, мужской смех. Маг шумно вздохнул и снова возобновил шаги.
Голос словно преследовал его, становясь всё громче, ближе, больше склоняя к тому, что он сам шел на шум. Мольба…Снова смех…И тихий выкрик…Затем тишина.
На этот раз слева послышался шорох и Алек остановился напротив одного из переулков. Шевеление двух силуэтов скрытых тенями, всего в пяти метрах от него. Один из силуэтов, судя по очертаниям принадлежавший мужчине, продолжал прижимать к стене второй, более хрупкий, принадлежавший плачущему женскому голосу. Но будто и, не замечая своего нежданного зрителя, отступил в сторону, смотря на то, как хрупкое женское тело медленно опускается по стене вниз. В стенах переулка раздался нездоровый смех, и мужской силуэт побежал вглубь улицы.
Алек ускорил шаг, заходя внутрь переулка, минуя расстояние до сцены, где на его глазах заканчивался ночной спектакль в свете луны. Присев рядом с хрупким силуэтом, парень провел рукой по воздуху, оставляя за ладонью золотистую нить, стекающуюся в небольшой шар, заигравший ярким огнём в тёмном переулке, пуская на манер солнца на стены окружающих их домой, освящая собой лица…
Серые бесчувственные глаза осмотрели слегка вьющуюся копну белокурых волос, не миновали взглядом и скрытые веками глаза, нежно алые теплые губы. Взгляд спустился ниже на шею с красноватыми следами от пальцев. Ещё ниже, по слегка виднеющейся из корсета груди, на живот с зияющим на светлой ткани ярко алым пятном обволакивающим прорезь в одеянии.
Алек протянул руку к шее девушки, прикладывая к ней два пальца, немного задержался, не желая отпускать этот тепло, которое безжалостно поглощала холодная ночь. Перенес руку вверх, нежно касаясь немного бледноватой кожи щеки.
Один скорый рывок, поднимая девичье тело с земли, не по воли своей, приковывая к ней взгляд. Хрупкая поступь, лежащая в его руках, как сломанная кукла, ключ от которой навеки потерян где-то в небытие, а новый уже вряд ли подойдёт, даже если перевернуть и небо, и землю, меняя их местами.
Шорохи и шаги по улице, но на этот раз уже не один…

Использовано: "Малый огонь"
Затрачено: 15 МгМ
Остаток: 495 МгМ

+3

2

Ещё одно темное место, но на этот раз уже не переулок. Дом Магистра Призыва, одна из его комнат, с давних времен отданная его сыну под лабораторию.
Небольшое помещение с тусклым освящением, компенсируемое плавающим в воздухе ярким шаром. Открытое окно, впускающее внутрь холодный ветер вздымающий темные шторы и срывающиеся сверху холодные слезы небес. Из мебели в комнате были только шкаф со старыми книгами и пару столов, один из них рабочий со склянками и инструментами, второй – занимало тело девушки.
Алек стоял рядом, бережно вспарывая ножницами корсет на груди, оголяя верхнюю часть тела. На глаза снова попалась кровь и глубокая рана, растянувшаяся по животу.
Нить с иглой ловко заходи туда обратно, соединяя один край с другим, оставляя за собой ровный шов. Белое полотенце окрасилось в алый цвет, оттирая с тела девушки и рук парня вязкую жизненную жидкость, утерявшую свои жизненные силы.
Теперь всё было готово. Некромант переместил девушку со стола на пол и опустился на колени рядом с ней, расставляя вокруг девушки, пять свеч, равномерно отдаляя те друг от друга. Он не чертил никаких рисунков на полу, что обычно нужно для некоторых видов некромантии, но даже так, смотря на свечи сверху, можно было мысленно прикинуть на полу, нарисованную пятиконечную звезду, в которую ровно попадали все расставленные парнем свечи.
Глубокий вдох, ещё раз смотря на её лицо, будоража память воспоминаниями, стянул с шеи медальон, кладя его в руку девушки, когда одна из ладоней легла на её лоб.
Алек закрыл глаза и губы стали шептать слова, повторяя строки раз за разом, как молитву, становящуюся с каждым разом только громче.
Дождя за окном припустился сильнее, волны безумно бились о скалы, наровясь стереть город некромантов с континента, холодный ветер касался спины, вызывая неприятную телу дрожь. В горле замер сухой ком, грудь болела так, как если бы в неё воткнули закругленные спицы и потянули те в стороны, разрывая её на части. Холодные глаза распахнулись, отдавая болью, шепот стал тише, отвлекаясь взглядом на отсутствие изменений, как голос парня снова стал громче, за малым не перекрикивая разыгравшуюся на улице грозу, но ничего не менялось.
Алек убрал руку от лица девушки и нашел в себе силы постепенно встать, ноги были ватными и отказывались слушаться своего хозяина. В голове звучал только один голос, мольба о снисхождении, спасении, жалости. В груди на части рвалось сердце. Он сдался…
В одно мгновение его одержал гнев, глаза вспыхнули яростью, опрокинулся стол, вдребезги разбились все сосуды, растеклось и рассыпалось их содержимое.
Прислонившись лбом к холодной стене, будто бы она поможет ему охладить свой пыл и, что не менее важно, поможет ему найти решение – всё, что ему было нужно.
-Что я делаю не так? – Справа послышался отчетливый стук птичьего клюва в стекло, привлекая к себе внимание парня. Алек повернул лицо в сторону окна, откуда на него смотрела черная пара глаз. Ворон издал крик, угрожающе расставляя иссиня-чёрные крылья.
До какой-то птицы ему не было никакого дела, парень отвернулся от навестившего его дом вестника, посмотрев на бездыханное тело девушки на полу.
В два скользящих шага преодолел расстояние до неё, решительно опустился на одно колено рядом с ней и немного резко приподнял девушку на уровне плечь. Вторая рука легла на холодеющий лоб, а он упрямо продолжил читать заклинание, чаще скрываясь на крик, будто хотел докричаться до своего безымянного бога.

Использовано: "Воскрешение"
Затрачено: 110 МгМ
Остаток: 385 МгМ

+2

3

Ничего. Снова ничего не изменилось. Он только зря потратил свои силы, так ничего и, не сделав. Нежеланно отпустив тело девушки, Алек отступил, направляясь к окну с его нежданным зрителем. Ворон встрепенулся, скрываясь по ту сторону оконной рамы, оставляя некроманта один на один со своими мыслями.
Подставляя лицо под холодные капли бушующего на улице дождя, как холодный душ, просветляющий собой затуманенный рассудок, Алек закрыл глаза, продолжая искать выход.
Шорох. Он медленно сходит с ума. Снова шорох. Нет. Ему это не показалось. Так ему хотелось. Без надежды обнаружить позади себя что-то, Алек обернулся. Её грудь всё так же неподвижна.
Ухмыльнувшись на своё поражением, маг направился к выходу из комнаты, так и оставив всё на своих местах. Оставив девушку в окружении тысячи осколков, подобных тропам из лепестков роз, но сейчас выполняющих только роль опасных шипов.
Плотно закрыв за собой дверь лаборатории, опираясь на неё спиной, Алек вздохнул и вместе с этим медленно сполз вниз, осев на полу. Рука встормошила чёрные волосы, придавая им растрепанный вид, а парень бросил взгляд вверх, как делают люди, когда хотят обратиться за помощью к их Богу. Но его Бог – Смерть и он может только забирать, но никак не дарить…
Оттолкнувшись от дубовой двери, немного пошатнувшись, некромант направился на верхний этаж, здесь его больше ничего не держало. Единственное, что ему сейчас хотелось, - это просто заснуть, забыть всё как страшный сон, будто ничего этого и не было. Или же было, но только не с ним.
Ещё раз, ополоснув лицо холодной водой, Алек зажег в своей комнате один из светильников и, не раздеваясь, лег на постель. Сон никак не шел, но и его ничего не тревожило, кроме чувства пустоты. Взгляд отрешенно смотрел на бушующий океан за окном, на разыгравшуюся грозу, но думая о чем-то своём.
Отвернувшись от вида за окном, парень запрокинул голову назад и закрыл глаза. Усталость накатила незаметно, утягивая парня в объятья Морфея.

Свет от солнца, редкого на некромантских землях, потревожил непривыкшие к нему глаза, вызывая сквозь веки раздражающее чувство жжения. Алек неохотно разлепил глаза и сел на постели. По правой щеке пробежала холодная полоса, и ладонь ринулась стереть этот след, пальцы покрылись влагой, вызвавшей на лице мага ничего кроме ухмылки.
Добравшись до ванной комнаты, не переодеваясь, только закатал рукава смятой им после ночи рубашки, умылся, стирая с себя остатки сна. Черные волосы торчали ежом, но поправлять их никто не собирался. Алек недолго смотрел на своё отражение в зеркале, после направился в лабораторию, решив прибраться в доме до появления отца с сестрой. По уходу парня зеркало отозвалось треском и пустило по себе тонкую сеть трещин.
Девушка так и лежала на полу, где её вчера оставил маг. Грудь парня отозвалась вчерашней болью, но придавать этому особого значения парень не стал.
Алек поставил опрокинутый им в порыве гнева стол и стал собирать осколки на полу, ковровой дорожкой огибающие собой тело девушки.
Острый край врезался в ладонь, оставляя за собой след, обрушивая вниз несколько алых капель. Лицо так и осталось не встревоженным эмоциями, можно было решить, что он ничего не почувствовал.
Вытянув из плоти осколок, парень направился к выходу из комнаты. Привычка вынудила, тщательно очистить рану от более мелких осколков, промыть и перевязать, позволив белым лоскутам местами приобрести другой окрас.
Бросать дело на пол пути из-за незначительной заминки, Алек не собирался, поэтому по окончанию всех процедур снова начал собирать осколки на полу лаборатории.
Хлопот от крыльев и карканье привлекли внимание, и парень посмотрел в сторону окна. На пол закапала кровь от сжатого в ладони стекла, оставляя поверх старой раны новую.
Возле окна стояла девушка, с вороном на своей руке, протянутой к синему небу .
Сердце сжалось и замерло. Осколок выпал из руки. Девушка повернула лицо в сторону шума от стукнувшегося об пол выпущенного осколка и Алек обомлел.
Белокурая всклоченная шевелюра, загорелые щеки с играющим на них манящим румянцем. Она смотрела на него. Нежные губы дрогнули, и она неожиданно заговорила ЕЁ голосом.
-Алек… - Она назвала его по имени, разжигая внутри привычное ему тепло. Захотелось подойти к ней ближе, но прежде чем он хотя бы успел встать, девушка переменилась в лице. Вместо глаз пустота с идущими от нее черными развилками выпирающих вен, ядовито красные губы, с виднеющимися из-под них острыми клыками. Но он словно этого и не замечал. Для него это была она…Белокурая девушка, которую он знал с самого детства и, она ничуть не изменилась…– Что ты со мной сделал?! Что?! – Черные глаза смотрели на него с гневом, со всем своей жгучей ненавистью. Она стремительно подошла ближе, замахнулась, когда яркая огненная вспышка поглотила их обоих.

+3

4

Алек открыл глаза. Перед ним был белый потолок его спальни знакомый с самого детства. А за открытым окном темные облака приобрели золотой контур, говоря о пришедшем в город некоромантов редком солнце.
Значит, уже утро.
-А это был всего лишь кошмарный сон… - Парень устало вздохнул, потирая успевшее покрыться испариной лицо и свесил ноги вниз с постели, не торопясь вставать.
Он не помнил, как вчера пришел домой и что делал прошедшей ночью. Правильнее было сказать – мало что вообще помнил о вчерашних событиях. Только нестерпимо болело всё тело, а слабость сулила о том, что его магический резерв был истощен до предела, но на что он ушел – оставалось загадкой его памяти.
По полу были разбросаны его вещи, которые он вчера не успел убрать, вернее, не смог, всего его силы ушли на…воскрешение девушки, но была неудача…
Везение нашло его в другом, о чем свидетельствовало внутреннее удовлетворение, перепачканная в чужую кровь одежда и всплывающие в голове ошметки фраз, мольба, слова жалости, даже сожаление, но уже мужского голоса.
Теперь Эарлан отлично понимал, что месть, какой бы сладкой она не была в момент её свершения, не покроет собой того, что уже никак нельзя вернуть. Не заполнит собой пустоту, оставленную потерей, не смотря на это чувство удовлетворения.
Алек поднял взгляд выше, направляя его к зеркалу в комнате и в этот же момент покраснел. Разумеется, он мог не блистать сейчас своей юношеской красой, учитывая всю побитость его состояния, возможность мешков, синяков, бледности, но именно на эти мелочи он махнул бы рукой, но только не на то, что он увидел там…
Силуэт стоящий прямо напротив него и вертящийся близ зеркала, с не покрытым интересом рассматривающий собственное отражение, будто бы впервые его видит, принадлежал девушке. Правда, если у неё непокрытым был бы только её интерес к самой себе, а не всё, что попадалось на глаза…
Алек медленно встал, а лучше бы он протер глаза, и подошел ближе, без смущения протягивая к открытому девичьему плечу руку. Но девушка его словно и не замечала.
В памяти всплыл кошмарный сон и возникло желание отдернуть руку и покинуть это место как можно быстрее.
Это всёго лишь сон.
Парень неодобрительно нахмурился на свои желания к побегу и все же опустил руку.
Девичье плечо вздрогнуло и необычная гостья обернулась. Алек стойко остался на своем месте, даже медленно отнял от нее руку, смотря на девушку. Черные глаза без зрачков, длинные вогнутые уши, тонкие пальцы заостренные к концам и выглядывающие сквозь русые пряди черные небольшие рожки. Всё было, как и в его сне, но вот ту защитную вспышку повторить он не сможет, не сможет воспроизвести и единого заклинания, на это нет сил. Оставалось только посмеяться над самим собой, над своей не предусмотрительностью.
Нет…Я всё предусмотрел. Мне всё равно.
Он не спал, а перед ним стояла девушка, что-то, что было копией той, кого он упорно пытался воскресить.
Девушка удивленно посмотрела на него, но, будто бы поняв, кто потревожил её покой, радостно улыбнулась, склонив голову к правому плечу.
-Алисия? – Некромант никогда не видел ничего подобного, он отлично знал, как именно проходил обряд воскрешения, знал все погрешности и что могло пойти не так, но он ничего не видел ничего подобного. Тело, манеры – всё было её, если бы не некоторые отличительные особенности. И ничего хорошего от такого перевоплощения парень не ждал и тому виной было не только незнание происходящего, но предостерегающий его сон, часть которого уже успела воплотиться в реальность.
-Меня так зовут? – Радость ушла с девичьего лица и на смену ей пришел вопрос.
Так похожа на неё…Но не она…
Алек, казалось, только сейчас приметил это расхождение, между той девушкой, которую он хотел видеть перед собой и той, которую он видел.
-Нет. – Голос прозвучал холодно, с пренебрежением, в первый раз позволяя себе обратить так к ней.
Это не она.
-Но ты назвал меня так.
-Я принял тебя за другую.
-Кого?
Замолчи…Замолчи!!
Внутренний голос безудержно вопил, пока его хозяин напрягся, стараясь сохранить прежнее спокойство, быть тем, кем он должен быть – бесчувственный некромант, прислушаться к тому, чему его учил отец, к тому, что так ненавидел и призирал, только потому, что так было легче. Легче было забыть и не чувствовать.
-Так звали мою…Это не имеет никакого значения.
-Почему мне нельзя взять её имя себе?
Как она не понимает?! Почему она не может замолчать…
-Потому что ты не она и никогда ею не будешь! – Нельзя запереть в себе эмоции только тогда, когда тебе этого хочется, даже когда в этом сильно нуждаешься. Гнев всё равно находит себе выход, нашел и сейчас, голос стал грубее, тон стал выше, серые глаза вспыхнули ненавистью, злобой.
-Алек… - Она назвала его по имени, а ведь он не говорил ей его, это заставило его немного осесть, закрыть глаза, что бы поспособствовать скорейшему подавлению бушевавшей внутри него бури.
Когда он открыл глаза, она так и стояла перед ним, смотрела куда-то в пол, как провинившийся ребенок перед отцом, черные глаза без зрачков «шевелились» от наполнявшей их влаги.
-Нечисть…Плачет? – Алек не понимал, он не мог понять, как то, что завладело телом дорогого ему человека могло испытывать какие-то эмоции, не знать, кто она такая, но знать его, помнить, иметь теже привычки. Чувства…Парень сглотнул подступивший в горлу ком.
На лице девушки появилась улыбка, прозрачные капли так и застыли в уголках глаз, когда она снова посмотрела на него и неожиданно сделала несколько шагов назад, отдаляясь от него, как дичь от охотника, которая хочет жить, но он не собирался её убивать, не сейчас, даже не думал об этом, не смотря на свой гнев. Тогда что заставляло её бежать? Боль?
Нечисть не может чувствовать.
Алек переубеждал самого себе, не перестал этого делать даже тогда, когда она развернулась и поспешила покинуть комнату некроманта. А он стоял посреди комнаты, не понимая, что происходит, не понимая, что ему делать…с собой…с ней…что делать вообще…

+2

5

Немного времени понадобилось некроманту на то, чтобы прийти в себя, но так и не понять всего того, что ему довелось лицезреть за это утро. Он понимал, что его воскрешение дало сбой и вместо души девушки он призвал что-то в её тело, что-то отчасти изменившее ее внешность и обладающее частичной памятью, что-то, что он принял за нежить, которая могла чувствовать и это никак не укладывалось в его голове.
Этого времени было достаточно для того, чтобы Алек больше не слышал отдаляющихся её шагов и только тогда он смог сдвинуться с места и снова заговорить.
-Алисия! Подожди! – Вряд ли она могла слышать его слова и вряд ли он сможет её ещё догнать, но этот некромант всегда был упрямым и сейчас не было исключения, только осознание произнесенного им обращения в адрес беглянки породило очередной ряд противоречивых мыслей.
Какая она мне к чёрту Алисия?! Всего лишь её оболочка, от которой нет никакого прока.
Противоречивость мыслей не заставила его остановиться, Алек сбежал вниз, но её, как и предполагалось, уже не было. Парень замедлил свои шаги у входной двери.
Не могла же она так далеко уйти.
Маг распахнул дверь, выбираясь на крыльцо с освящающим его ослепляющим солнцем. Сквозь образовавшиеся щели от прищура глаз он осмотрел улицу. Безлюдно. Девушка как провалилась под землю.
И куда идти её искать, если я понятия не имею, какую часть памяти она унаследовала?
Алек тихо вздохнул и не торопясь зашел в дом, в последующем облокачиваясь спиной на захлопнувшуюся входную дверь.
-Ни девушки. Ни тела. Молодец, Эарлан. – Парень тихо хмыкнул, убирая руки в карманы, по одной из мальчишеских привычек и оттолкнулся от двери. Правую руку обдало прохладным прикосновением ветра и, если бы не с шорохом перекатывающиеся по полу поблекшие листья, парень счел бы это за обычный сквозняк.
Алек повернулся в сторону распахнутой двери, впускающей в дом незваных гостей в виде ветра и листьев, и улыбнулся чему-то своему.
Мог бы и догадаться.
Теперь можно было не торопиться. Его дорога вела в сад во дворе и если девушка была именно там, то никуда дальше его пределов она не убежит, к слову, и маг тормозить больше не будет.
Как и предполагалось, девушка была в саду, занимая место у пруда, уткнувшись носом в колени, подтянутые к себе руками.
-Вижу, нагота тебя явно не смущает. – Алек усмехнулся, встрепенувшейся девушке, накинув ей на плечи стянутую с себя рубашку и, тут же пришлось немного надавить ей на плечо, когда девушка поспешила встать. – Сиди уж…Беглянка. – Девушка посмотрела на руку на своем плече, но ничего не ответила, не стала, и сопротивляться воле мага, позволив ему спокойно убрать руку с её плеча и сесть рядом, свесив ногу в пруд.
Парень облокотился на руки и перевел взгляд на горизонт, подставляя лицо лучам редкого солнца.
Такое ощущение, что ты позагорать сюда вышел…
Но это было не совсем так. Некромант искоса поглядывал на девушку, наблюдая за её поведением. Она не долго смотрела на мага, а потом, опустив взгляд вниз и натянув на себя одолженную вещь, заговорила.
-Спасибо.
Алек вздохнул.
-Для нечисти ты чертовски вежлива и эмоциональна.
-Я не нечисть. – Девушка неожиданно возразила ему, вызвав на лице мага не только удивление, но и неподдельный интерес. – Я - энида.
-Впервые такое слышу. – Некромант продолжал удивляться и не только происходящему, но и сказанному девушкой.
Может и действительно не нечисть, тогда бы это объяснило её поведение.
-Хм. – Девушка не стала рассказывать или переубеждать мага, и он расспрашивать её об этом тоже не стал. В голову полезло немного другие мысли. – Извини. – Слова извинений из губ этого некроманта были удивительными не только для него, но и для девушки, к которой они были обращены. – Я не хотел тебя обидеть.
-Ты мой создатель.
-Это не причина. – Алек нахмурился, если она и вправду не имела никакого отношения к нечисти, то будь он ей хоть отцом родным, это не давало ему право так её называть. – И я не твой создатель. – В последнем маг сомневался, что-то же должно было породить её.
-Я не такая, какой ты хотел меня видеть? – Что-то было в её лице в тот момент, что навило магу ощущение того, что её это действительно заботит.
-Я ждал немного другого. – Лгать парень не хотел и не мог. И дело было не в его умении это делать, а в том, что язык не поворачивался.
-Какого?
-Я пытался воскресить дорогого мне человека.
-Но ты призвал меня.
-Да.
-Ты можешь вернуть меня туда, откуда я пришла. – Парня поразили не только сказанные ею слова, но и та интонация, с которой она это сказала, как если бы ей было все равно на то, что ждет её дальше.
-Для этого мне придется тебя убить.
-Ну, и что? – Даже уточнения той судьбы, что ждет её после таких слов не изменил её мнения.
-Нет. – Алек нахмурился, такая идея ему не нравилась. Кем бы она не была, он не будет её убивать до тех пор, пока не узнает о том, что она такое и как можно все исправить.
Если ещё можно.
-Я останусь с тобой? – Девушка повернула к нему лицо, с удивлением смотря на некроманта и даже с каким-то непониманием.
-Видимо да. – Парень пожал плечами, переводя взгляд на небо.
-Тогда ты можешь называть меня так, как хочешь. – После предложения девушки, Алек с некоторое время смотрел на небо, размышляя над тем, какое имя дать этой девушке, когда на языке вертелось только одно единственное.
-Алисия.
-Но…
-Я могу и передумать. – Некромант взглядом явно дал понять, что ещё одно возражение с её стороны и он действительно передумает.
-Спасибо. – На тонких девичьих губах появилась улыбка, сочетающаяся с возникшим на её щеках нежным румянцем.
-Ладно. – Алек встал с травы. – Пойдем в дом. Надо привести тебя в должный вид. – Хмыкнув, парень протянул девушке руку.
-Это как? – Девушка с непониманием посмотрела на парня, не забывая принять протянутую ей руку. - Должный вид?
-Будешь меньше болтать – узнаешь. – Парень улыбнулся и помог девушке встать, после уже направляясь вместе с ней в сторону дома.

+2

6

Перерыв в доме несколько шкафов, Алек недовольно нахмурился.
-Не успела мать отправиться на тот свет, как он уже избавился от всех ее вещей, как от чего-то ненужного. -Такое наблюдение мага совершенно не радовало.
Парень успел разозлиться и в тон своему настроение хлопнуть дверью шкафа.
-Ненужного... - Зациклившись на последнем слове из своих рассуждений, Алек поспешно покинул комнату в которой был и отправился вниз, в чулан, решив проверить свои догадки. - И почему я сразу об этом не подумал? - Упрекнув себя, перерывая пыльные полки, парень прихватил одну из грамоздких коробок и вместе с ней направился в свою комнату, где его ждала девушка.
А девушка ли она?
-Здесь полотенце, там ванная комната - Указав на названное, парень поставил принесенную коробку на стол. - Тут кое-какие вещи. Что-нибудь должно подойти...На первое время.
На первое время?
Кажется, она задержится здесь...пока я не решу эту проблему.
Подойдя ближе, Алисия изучающе осмотрела коробку, проводя по ней пальцами руки, пока не натолкнулась на надпись на ней.
-Кто такая Эрика?
-Это моя мама.
-И это её вещи?
-Да.
-А она не будет...
-Мертвым уже все равно. - Поняв, что таким ответом он приближает себя к своему отцу, чей постопук его сегодня уже успел разозлить, парень добавил. - Она была бы не против. Она никогда не была против кому-то помочь. А тебе это нужно.
Нам нужно...
Не закончив с перебиранием коробки, Алек пошел к выходу из комнаты, решив оставив девушку саму.
Слишком много смертей за один год.
-Алек...Извини. - Парень задержался  в проходе, но не для ответа на ее извинения.
Ещё бы ты был вежливым с кем-то, кроме себя...
-Поторапливайся, если не хочешь неприятностей. - Сегодня должен был вернуться его отец, но когда именно свершится это "долгожданное чудо" и Магистр Призыва соизволит наведать своего сына - неизвестно.
Может, нужно было остаться? Нет...Здесь с ней ничего не должно случиться.
Остановившись в коридоре под дверью комнаты, Алек задумался над тем, что ему делать со своей гостьей дальше. Лишних разговоров некроманту не хотелось. К тому же, он и понятия не имел, что представляет собой энида и как на неё отреагирует отец. Самым нежеланным последствием была бы смерть эниды. Тогда бы маг лишился всякой надежды на воскрешение его Алисии. И потерять не только ее душу, но и оболочку - сосуд души.
Нужно узнать больше, но прежде чем заняться познаниями неизвестного, нужно спрятать ее...Только где?
Ответ пришел неожиданно.
Лучше спрятано то, что находится у всех на виду.
Усмехнувшись своим мыслям, парень снова направился в комнату матери, перерывая все полки и ящики стола в поисках того, что ему нужно.
-Что ты ищешь? - Голос Алисии отвлек его от дела и парень осмотрел то, что вышло из эниды.
Одежда легла как по фигуре: длинная темная юбка с разрезами от колен, кофта без рукавов, но с капюшоном - последняя деталь радовала чрезмерно.
-Ищу одну незаменимую вещь. - Вернувшись к своим поискам и, нащупав тонкую кожанную веревку, Алек потянут за неё. - Нашел.
-Что это?
-Артефакт. Полезная вещь, особенно в нашем случае. Он поможет тебе не выделяться на фоне остальных. - Парень всучил артефакт девушке и снова вернулся к коробкам.
Подозрительная тишина со стороны девушки отвлекла мага от его занятия и Алек обернулся, с непониманием смотря на эниду.
-Он не кусается.
-Для вас так важна внешность?
Парень задумался над вопросом, с самого начала вообще завернув не в ту степь.
Хорошо, что не вслух.
-В нашем случае - да. - Маг согласно кивнул и решил разъяснить свою точку зрения. - Пока я не узнаю "кто" или "что" ты, я не знаю, как отреагируют на тебя другие жители города. Твоей смерти я не хочу, поэтому лучше перестраховаться, чем потом жалеть о последствиях, которых можно было избежать.
-Я ведь говорила тебе, что я - энида.
-Да, но мне это ничего не говорит. - Алек устало вздохнул. - Пусть меня и насильно учили некромантии, я знаю достаточно много. В том числе о нечисти.
-Я не нечисть! - В голосе девушки послышалась обида с толикой злости.
-Может, я и неправ. - Безразлично пожав плечами, парень решил вернуться к тому, с чего вообще начался весь этот разговор. - Ты его оденешь сама или мне тебе помочь? - Вопросительно посмотрев на девушку, парень ждал результата.
Мимика лица девушка осталась прежней: обида со злостью, но артефакт оказался на ее шее, как маг и просил.
-Доволен?
Прежде чем ответить на вопрос девушки, Алек осмотрел то, что получилось. Пропали странные заостренные уши, пальцы приняли правильную форму, цвет волос сменился, нормальными стали и глаза. Правильнее было бы сказать, что ничего не изменилось, поскольку то, что видел он - иллюзия, которую будут видеть и другие некроманты.
Опытный некромант почувствует проявление магии.
-Более чем. - Вынеся свой вердикт, парень подошел ближе к девушке и быстрым движением скрыл амулет под одеждой. - Не стоит выставлять его напоказ.
Это не скроет ту магию, что исходила от вещи, но никто не полезет к ней выяснять что-то и искать причину.
По крайней мере, пока я буду рядом.

Внизу  послышался скрип открывающейся входной двери, шаги и детский голос.
- Братишка!! Мы вернулись!! – сомнений в том, что Шейли вернулась вместе с отцом – не было. Алек уже ждал этого момента и хотел успеть справиться со своими неожиданными делами быстрее, чем придется изворачиваться еще больше, как змея, ведь у него нет прочной драконьей чешуи, но есть два острых зуба, которые могут впрыснуть яд в кожу не единожды, даже если его жертве хватит всего одного укуса.
- Пошли, – не дожидаясь ответа от девушки, некромант взял ее за руку, точнее даже за запястье, не подумав о том, что сейчас он, банально, ведет себя просто грубо по отношению к ней, но, как он думал, на это были причины.
Он быстро спустился по лестнице, просто столкнувшись в коридоре вместе со своим отцом. В этот момент парень изменился. Замер, не делая последнего шага, поскольку рядом с выходом стоял его отец. Алек даже не сразу приметил свою маленькую сестру, которая не отрывала от него взгляда.
- Братишка… - она с непониманием смотрела на него, не понимая, почему брат не замечает ее, непонимающе смотрела и на девушку с ним.
- Новая пассия? – Эарлан старший едко усмехнулся, смотря на то на сына, то оценивающе на девушку с ним. – Не дурно. Хоть в чем-то вкус у тебя есть.
- Буду вечером, – хмурый взгляд, ненависть, отрешенность, но нет презрения, впрочем, и уважения в нем тоже нет. Некромант сделал последний шаг – единственное, что отдаляло его от выхода из дома. Едва задел, плечом отца, не обронив больше ни слова, только сильнее сдавил запястье девушки, неосознанно, но от этого его жест не смягчился.
- Внуков мне не принеси. – Алек ничего не ответил, даже не остановился во дворе, не ускорил шага, как тот, кто хотел бы убежать. Бежать – значит, признать свое поражение, признать его высшим за себя, а он был не таким.
Парень мог остаться здесь и продолжить этот разговор, но не мог этого сделать. Девушка, которой пришлось следовать за ним, была этому причиной. Его отец мог почувствовать магию, которая шла от нее, попытаться что-то разнюхать. Алек не знал, к чему это может привести, но не хотел рисковать даже тем, что у него осталось. Оболочка, которую он не хотел терять.
Погруженный в свои мысли он остановился не сразу. Ему послышалось, что-то обронила девушка. Только тогда он заметил, что они находятся на людной улице. Он бросил на нее взгляд через плечо, натянул ей капюшон на лицо и ослабил свою хватку на ее запястье. Последнее не избавит ее от синеватых контуров его пальцев, но перестанет доставлять неудобства.

+2

7

[AVA]http://s8.uploads.ru/8wyRm.png[/AVA]Услышав какой-то шум, доносившийся с первого этажа, а затем голос, энида вопросительно посмотрела на парня, ожидая его реакции. Услышав короткое:
-Пошли,- и, почувствовав руку Алека на своём запястье, девушка не стала ничего говорить, а просто пошла за ним. Ещё спускаясь по лестнице, Алисия начала рассматривать людей, стоящих внизу.
Мужчина не сильно заинтересовал эниду. Девушка заметила лишь его явное сходство с Алеком. А вот девочка, стоящая с этим мужчиной, очень понравилась эниде. Она была очень хорошенькой, этакой куколкой с золотыми волосами, правда на этом схожесть с куклой кончалось, так как глаза выдавали её живой характер.
Поймав непонимающий взгляд девочки, Алисия извиняюще улыбнулась, неожиданно почувствовав себя так, как будто была единственной виновной в том, что Алек не обратил, внимая на неё.
Стоя  в низу у самых дверей, Алисия не слушала, о чём говорил Алек и этот мужчина, а только смотрела на девочку, пытаясь запомнить её образ, на тот случай если больше не увидит её.
Почувствовав, как рука парня сильнее сдавливает ей запястье, причиняя хоть и терпимую, но всё же боль, Алисия не решалась сказать об этом Алеку, а только последовала за ним.
Идя за Алеком,  девушка не думала, что её ждёт и куда её ведёт, тот, кто создал, а просто наслаждалась каждым моментом. Она рассматривала людей, дома, все, что попадалась на глаза.
Они прошли не так много, когда парень остановился. Девушка поймала на себе его взгляд, после чего он накинул на неё капюшон и освободил руку. В тот момент, когда из глаза встретились, Алисия искренне понадеялась,  что Алек не причинит ей вреда.

Отредактировано Алисия (2014-03-28 11:17:45)

+1

8

Пару минут Алек смотрел на свое творение, решая, что делать с ней дальше. Гениальных идей не было, а эмоции затмевали разум, не давай мыслить здраво и хладнокровно, что свойственно большинству некромантов. Было бы проще, если бы тогда он отказался от эмоций, как этого требовали обычаи, но упрямство и желание делать все наперекор отцу, не позволили совершить то, чего нахватало сейчас. Ничего не попишешь. Нужно отталкиваться от того что есть.
- Слушай меня внимательно. Будь ниже травы и тише воды. Лишние глаза мне ни к чему, - некромант нахмурился. - Куда ты так увле... - слово застряло на языке. - Увле... Гхр... Не отвлекайся, когда я с тобой разговариваю, - сказать простое слово не вышло. Все нутро некроманта сжималось и выдавало спазм, отрекаясь от упоминания проявляемых эмоций. Жаль, что не всех.
- Пошли, - парень не стал объяснять своих поступков. Снова взял девушку за запястье и потянул в сторону замка альянса. Тянуть эниду ему надоело достаточно скоро. Он отпустил ее руку и каждый раз проверял, чтобы девушка шла следом за ним, не отставая, пока они не добрались до нужного места.
На главный вход Эарлан решил не лезть, чтобы лишний раз не светиться с девушкой. Зашел со стороны черного входа и, осмотревшись, усадил эниду на лестницу.
- Сиди здесь и жди меня, - брать ее с собой в кубло темных магов - не лучшая идея. Если он встретит Кайлеба или отца Алисии, то энида не доживет до того момента, когда Алек решит, что с ней делать.
Стараясь не столкнуться ни с тем, ни с другим, и в то же время выглядеть естественно и отстраненно некромант вошел в здание и направился в левое крыло.
Среди всех знакомых был только один темный маг, которому он доверял. Хорес был уже стар, руки были не такими ловкими, а былой славы хватало на то, чтобы остаток своей жизни быть советником магистра и сидеть в уютном кабинете. Он прожил немало лет, поэтому в его голове больше знаний, чем во всех некромантах в замке альянса вместе взятых. И язык не длинный. По совместительству несколько лет назад он был неофициальным наставником Эарлана, у которого внезапно проснулась тяга к некромантии. Он должен был знать ответы на его вопросы.
- Снова входишь без стука, - сухой голос старика и слабая усмешка. Один из немногих некромантов, который оставил эмоции, руководствуясь тем, что сильна та магия, в которой есть страсть и желание, а не только нужда.
Алек промолчал.
- Проходи, раз пришел, - старик сел в кресло и внимательно посмотрел на своего гостя. - Пожаловал за новыми книгами?
- Нет. С вопросом.
- Интересно, - старик удивился, пригладил бороду и кивнул на диван. - Задавай, коль не шутишь.
Лучше бы шутил.
- Меня интересует воскрешение умершего человека.
Старик удивился.
- Тебе ли не знать всех тонкостей, сын магистра?
- До недавнего времени я думал, что знаю все, что касается воскрешения, но столкнулся с тем, что мне неизвестно.
- И что же это?
- Я натолкнул в приданиях на описание ритуала воскрешения, но в теле оказалась не душа призываемого, а другое существо, нарекающее себя «энидой», - рассказывать всю правду Алек не торопился, решив начать издалека и косвенно касаться правды.
- Хм, - старик встал, прошелся по кабинету, развеивая надежду молодого некроманта на то, что здесь он найдет ответы на свои вопросы. - А что еще было написано в том фолианте? - спросил мужчина после длительной паузы.
- Больше ничего.
- Энида - порождение эмоций, которые испытывает маг-воскреситель, поэтому так важно во время воскрешения оставаться хладнокровным. Главенствующей эмоцией эниды будет та, которую испытывал маг. Ненавист, значит, ненависть. Зависть, значит, зависть.
- Любовь…
Старик рассмеялся.
- Вот уж не ожидал услышать это от тебя, - заулыбался старик. – Но суть ты уловил.
- А что еще известно о них?
- Они наследуют тело, голос, привычки, частично даже память воскрешаемого, являясь недоделанной копией оригинала. Энида, как и человек, испытывает те чувства, которые испытывал тот, в чьем теле она находится.  Она является проводником между двумя мирами и их можно использоваться для идеального воскрешения. Разумеется, для этого придется убить эниду.
- А можно завершить процесс воскрешения и из копии сделать оригинал?
- Нет.
- Гарантия того, что, убив эниду, воскрешение получится удачным, есть?
- Только в том случае, если воскреситель будет хладнокровен, но это все сказки. Я ни разу не видел эниды, так что не бери в голову.
А вот я увидел…
- А что это ты так интересуешься? Призвал эниду? – хохотнул мужчина
- Просто интерес, - некромант дернул плечем.

0

9

[AVA]http://s8.uploads.ru/8wyRm.png[/AVA]Глядя на Алека и слушая то, что он ей говорил, энида лишь кивала головой в знак того, что она согласна его слушаться, а также что ни в коей мере не хочет быть той, что навлечёт на него неприятности.
То, о чём он говорил и как он об этом говорил, показывало, что это и впрямь серьёзно, но когда Алек запнулся на слове, Алисия не держалась и улыбнулась. Девушка не знала как себя вести с Алеком, да и она в обще ничего не знала, от этого и подчинялась парню.
Поэтому когда он просто сказал «- Пошли», Алисия пошла, да и по-другому поступить она не могла, ведь Алек настойчиво тащил её за собой. Поначалу он держал девушку за руку, от чего она недоумевала.
-Неужели он настолько мне не доверяет? Думает что сбегу? - а потому как он постоянно оглядывался, именно так Алек и думал.
- Сиди здесь и жди меня, - последнее что услышала энида от парня, до того как он скрылся в каком-то здании.
Первые минут пять Алисия и вправду тихо сидела и ждала, потом девушка начала оглядываться. Как раз в этот момент неподалёку от девушки расположилась маленькая компания, состоящая из четырёх ребятишек. Один из них был чем-то расстроен, и по щекам малыша катились крупные прозрачные  слёзы.
Алисия честно пыталась усидеть на месте, но печальный вид ребёнка не мог оставить девушку в покое. Решив, что ничего плохого не случиться, если она успокоить малыша, девушка направилась к нему. Опустившись на колени перед мальчиком, уничтожая тем самым своё платье энида ласковым голосом успокаивать ребёнка и выспрашивать что случилось.
Всё оказалось очень простым, для игры, в которую дети хотели поиграть, им не хватало ещё одного игрока, а Алисия как раз этим недостающим игроком и стала. И благодаря этому уже через несколько минут, вся компания шумно бегала по улице, и заливалась громким смехом.
Алисия была в восторге, она сама вела себя как ребенок, да и похожа была на него, так как одежда её была вся перепачкана и в отпечатках маленьких ладошек, а волосы, растрёпаны и все в пыли.

Отредактировано Алисия (2014-03-28 11:17:32)

+1

10

Очень странный типус расхаживает по нашей улице, - думает бабка-ведьма, третий день подряд сталкиваясь взглядом с улыбчивым парнишкой с огромным чехлом для алебарды или посоха за спиной. А эта улыбка на его лице казалась ещё более странной в сочетании с колючими холодно-серыми глазами и свидетельством хронического недосыпа, расправившим тёмные крылья по обе стороны от переносицы. И всё-таки она бы не дала ему больше двадцати, наверное,  за лисье-кошачьи черты и морковно-рыжие прядки в русых волосах. В Азероте такие не живут. Одежда слишком лёгкая и пёстрая (будь в Рейлане цыгане - она бы называлась цыганской), выгоревшие по-летнему волосы, недостаток серьёзности в поведении... Для них столица - слишком холодный город даже в мягкий листогор.
Понаехали тут всякие провинциалы со всяких остебенских границ, - ворчит старуха, поправляя шаль и занавешивая окно. Кошачий сын ей подмигнул, проходя мимо. Ведьма была за кристальную черноту идеалов общества некромантов, и её выскочки, извращавшие тёмное ремесло своим несерьёзным отношением и недостаточной преданностью, раздражали.

А Кайлебу было плевать. Он приехал в Азерот с десятком причин гораздо важнее, чем сделать очередной плевок (ха-ха) в лицо поклонникам ископаемых нынче ценностей старой аристократии Альянса. Это было примерно на уровне погромов в тавернах и прочего весёлого вредительства.
Никаких больше пьяных драк, - подумал Кай, вспоминая истёкшего кровью парнишку в придорожном трактире.
Я не контролировал себя, - убеждал себя Ворлак. Безуспешно. Потому что он мог вывернуть задире руки, выбить суставы, вырубить ударом в затылок, в конце концов.
Но ведь с кровью гораздо интереснее, не так ли?
Это были тревожные мысли. С последнего боя прошло где-то полгода, а Кай всё ещё слышал ритм боевого танца. Кровожадное чудовище, которое он увидел в зеркале в ту ночь откровения в казарме не желало более засыпать. Оно сидело в тёмном углу его сознания, сверкало жёлтыми глазами и шептало ужасные вещи, иногда заглушая голос разума.
Кайлеб приехал в Азерот сразу, как только ему удалось открыть портал для письма. Оказалось, талант к покорению пространств спал в нем ещё глубже тёмной магии.
Я полон сюрпризов, - сказал он Эйр, когда в первый раз смог телепортировать к себе, зачерпывая глубже возможностей бытовой магии. Невеста радовалась за него даже больше, чем он сам, несмотря на то, что им грозила разлука до Кетэля. Под руководством опытного ментора их письма летали куда быстрее.
Помимо учёбы Кай имел немало дел. Его давно ожидали: военный трибунал для окончательного закрытия дела об измене; совет Культа; муж закона, обещавший помощь с переходом Эйр в джентри при заключении брака и, наконец, сестра. Он не раз писал Алисии после их встречи в конце лета, но тогда он был слишком рассеян, а письменно так и не решился сказать ей о смерти отца. Но теперь он обещал доставить вести матери, которая была в курсе, несмотря на нынешнюю глушь, которую звала домом, и не мог откладывать его исполнение. Одна беда: за несколько дней Кайлеб так и не смог застать ни сестру, ни Эарлана ни на улице, ни в их обычных местах пребывания, а в дом Магистра его природной наглости сунуться всё-таки не хватило. В прошлый раз встреча закончилась цивильно исключительно из-за присутствия ещё нескольких офицеров в столовой, только что с фронта и при оружии. Политический хозяин Альянса как-то не желал признавать, что именно его промедление стоило жизни тысячам солдат. Ведь лекарство от Розы так и не нашли.
Ворлак боялся, что его импульсивность во время беседы тогда могла серьёзно попортить жизнь ни в чём не виноватой сестре. На последнее письмо с указанием дома в Азероте она так и не ответила, и в гости не пришла.

Замок Альянса. За время возни с трибуналом Кайлеб успел этот рассадник канцелярских крыс, словоблудов, популистов и прочих человеческих уродов искренне возненавидеть.
- Думаю, с бумагами мы закончили, - сказал ему культист под прикрытием, поправляя позолоченный зажим на папке. - Через неделю, если сможешь держать язык за зубами, они поставят последнюю подпись и дело будет закрыто. Думаю, тебе даже орден какой-нибудь присудят.
- Да ну? - Кай посмотрел на мужчину с приподнятой бровью.
- Без дураков, Варлок.
- Но они же уже объявили, что война была ужасной ошибкой.
- Что не помешает им налепить сотню-другую героев для того, чтобы оставить армию боеспособной для возможных конфликтов в ближайшем будущем. Политика - крайне лицемерная штука, Кайлеб. Я в этой яме дерьма искупался уже по пояс, а ведь я даже не стою на трибунах, - юрист рассмеялся и помахал ему папкой, останавливаясь в конце коридора. - Тебе бы не советовал даже пробовать. Ты слишком быстр на расправу, и голова у тебя похожа на гречневую кашу с морковкой.
- О, да, как смешно, - фыркнул Потрошитель ульвов, неосознанно проводя пальцами по виску.
- Плюнь на зелья, седину лучше хной, - посоветовал культист.
- Да пошёл ты!
- Нет, ты!

И он пошёл. Вниз, по лестнице, быстро-быстро перебирая ногами, чтобы поскорее выбраться из змеиного гнезда этих бюро-аристо-дерьмократов. Наиболее лояльную часть из этих неприятных рож он и так встретит на следующем же тайном собрании Культа, и, чтобы не пресытиться ими до той прекрасной поры, он торопился вдвойне.
Во дворе рыжий притормозил. Он слышал нервирующе громкий смех чиновьичьих выродков, которые каждый день безнаказанно нарушали положенную возвышающемуся над миром мрачному замку тишину. Кайлеб сделал пару шагов, убеждая себя в незначительности раздражителя и заглушая внезапную жажду крови, но уловил в хохоте и криках другие нотки. Такие... знакомые.
Лис, - сердце громыхнуло внутри, и Ворлак снова заспешил. Вприпрыжку он обогнул лестницу и башню, выбираясь на задний двор замка. Четыре ребёнка прыгали вокруг возвышающейся над ними изящной девушки. Тёмные волосы в пыли, платье в грязи, он не видел её лица, и с каждым шагом надежда становилась призрачнее.
Я... обознался? - подумал он, обходя компашку. Дети остановились и теперь разглядывали его, наверняка, идиотское, растерянное выражение лица. Шаг, шаг, шаг. Кайлеб увидел лицо, прекрасное, почти как у сестры, копия, превосходнее Эйр. Он был озадачен: каждая частичка тела говорила "да", но Ворлак видел абсолютную незнакомку.
Или...
- Лис? - спросил он хрипло и тут же позвал, - Алисия?
Эти глаза.
Васильковые глаза Алисии Ворлак смотрели на брата и... не узнавали его? Эта тень во взгляде продержалась не больше мгновения, сменившись нерешительностью, но ущерб был нанесён. Кайлеб обратился к своей магии и магия рассказала ему много интересных вещей.
Тело принадлежало Лис.
На нём был силён след смерти.
А ещё сиял след воскрешения.
И теперь внутри драгоценной сестры сидела чужая душа.

- Эарлан! - скрипнул зубами Кай, в три шага сокращая расстояние до этой... фальшивки. - Кто ты и где моя сестра?! - он схватил девушку за запястья, не давая возможности сбежать. Дети-грязнули бросились врассыпную в ужасе.
Колдун старался взять себя в руки, не причинять родной крови боли, но на её запястье уже синели следы чужой, знакомой хватки, и это бесило его ещё больше.
- Где моя Лис? - тряс он девушку. - И где Безликий носит этого засранца Алека, срань его, Эарлана?!

Отредактировано Кай (2013-08-22 23:40:33)

+1

11

- Помнится, раньше тебя так не тянуло к некромантии, - протянул старик. – Что-то изменилось?
- Война меняет всех, кто видел ее собственными глазами и коснулся мертвецкого шлейфа, не желая того. Вам ли не знать об этом.
Старик зрел в корень и Эарлану это не нравилось. Отвести его взгляд от истинной причины было сложно, в силу того, что жизненного опыта у Хореса было больше и он слишком давно знал молодого некроманта, чтобы так просто поверить в то, что он начал копаться в непроверенных фактах, а не пришел к нему за новой порцией знаний. Сын Магистра был ленив и не так сильно интересовался магией, даже после того, как побывал на войне, а если интересовался, то исключительно боевыми заклинаниями. Другие на арене не применишь, а защитных хватало. Использовать в бою магию призыва умершего – глупое и ненужное занятие. Заниматься «смертной» работой магу с его родословной не предстало, а живого интереса не было ни в словах, ни в действиях, ни в глазах.
- Каждого она меняет по-своему и иногда не в лучшую сторону, - мужчина покачал головой и задумчиво посмотрел в окно. Молчание затянулось. Алек уже подумывал оставить старика и вернуться к эниде, пока не случилось что-то невообразимое, когда Хорес повернулся и, порывшись в своем столе, кинул на него какой-то обшарпанную старую записную книгу.
Раньше, чем Алек задал вопрос, мужчина пояснил свои действия.
- Я собирал все свои знания по крохам, возможно, что здесь ты найдешь то, что тебе нужно, - голос старика звучал невесело. Будь молодой некромант внимательнее к чужим эмоциям, то мог бы понять, что что-то в этих знаниях есть такое, что доставит еще больше хлопот, чем уже есть. - И парочку новых заклинаний для своих турниров, - усмехнулся старик, не дав в голове зародиться мысли о подвохе.
Эарлан скрипнул зубами, взяв книгу.
- Я не… - он хотел возразить по поводу турниров, но отвлекся на картину за окном. – Я же сказал ей ждать меня, - некромант нахмурился.
Не прощаясь, не благодаря, он вышел из кабинета, поспешив спуститься вниз. Один необдуманный шаг этой девчонки и он потеряет все и тогда даже те знания, которыми с ним решил поделиться Хорес, пригодятся только для того, чтобы подтереть свои желания.
По рассказам Алисии, Алек знал, что Кайлеба не должно быть в городе в ближайшее время, поэтому увидеть его Эарлан не ожидал, но никто не выгонял из города главу семейства Ворлак и он точно узнает свою дочь и почувствует магию, как бы Алек не пытался скрыть ее след и изменить внешность девушки.
Я убью ее своими руками, если ее заметит кто-нибудь из Совета..
- Эарлан!
Этого голоса было достаточно для того, чтобы некромант перешел с быстрой ходьбы на бег и оказался во дворе так быстро, как только мог. Кайлеб не просто был в городе, он уже столкнулся с энидой и понял, что произошло. Желание придушить чертовку не уменьшилось, но, если он не поторопится, то Ворлак сделает это за него.
- Остынь, Ворлак, - тяжело сохранить внешнее спокойствие, когда одна часть тебя хочет врезать по физиономии старого друга за то, что он так обходится с Лис, вторая боится, что он навредит оболочке, а третья желает сохранить нейтралитет и обойтись без ругани. Эарлан нахмурился и, опустив ладонь на запястье Ворлака, сжал его. – Тебе не говорили, что портить чужие игрушки вредно для здоровья? Я убил на нее целый день, чтобы она была похожа на Лис, а ты оставляешь на ней синяки. Она предназначена не для тебя, - соврать было легко, как и выдумать историю, не поведя бровью. Алек сам не понял, почему решил идти вокруг да около, чтобы обезопасить эту оболочку вместо того, чтобы сказать все как есть.
Гарантия того, что Кайлеб остынет и выслушает его – не было, поэтому нужно было отстранить его от эниды раньше, чем огонь вспыхнет и начнет поглощать все, что его окружает, начиная с эниды и заканчивая им любимым.

+2

12

[AVA]http://s8.uploads.ru/8wyRm.png[/AVA]Девушка наслаждалась каждой минуткой этой детской игры, она чувствовала себя живой и практически счастливой. Правда, длилось это счастье совсем недолго.
Радостные крики, беготня, веселье -  всё это как-то резко оборвалось. Увидев, что дети разглядывают что-то за её спиной, Алисия обернулась. На неё смотрел парень, довольно необычной внешности. Посмотрев ему в глаза, девушка как-то странно себя почувствовала, какие-то размытые образы проскользнули в голове, но от них Алисию отвлёк голос всё того же странного парня.
- Лис? - услышала девушка и немного нахмурилась.- Алисия?
Услышав своё имя от незнакомого  человека, девушке стало как-то не по себе, захотелось спрятаться, да хоть травой притвориться, главное чтобы незаметно было, и это странное желание с каждым мгновением всё усиливалось.
- Эарлан! - сказал этот тип и слишком быстро оказался около Алисии, она ничего не успела сделать.
- Кто ты и где моя сестра?! - этот вопрос испугал эниду, а после того как он схватил её за руку, Алисия вообще потеряла дар речи от страха. Этот парень начал трясти её как куклу, задавая вопрос, на который энида ответить не могла.  Очень быстро  такое к себе отношение надоело Алисии.
Страх, от которого девушка только что не могла и пошевелиться, резко отпустил, а вместо него совсем другие чувства захватили её.
Дернув руку с той силой, с которой могла, Алисия тихо, но при этом уверенно произнесла.
-Отпусти! Я ничего тебе не сделала…
Хотелось побыстрее освободиться от этой хватки, а вспомнив, что ей сказал Марек, по поводу сидеть тихо, так вообще чуть не застонала.
-Если сейчас появиться Марек, ничего хорошего не произойдёт… - успела подумать девушка и практически тут же услышала голос своего создателя.
- Остынь, Ворлак.
-Великолепно…
Как же хотелось эниде исчезнуть, в тот момент, когда Марек подошёл к ней и этому странному парню.
– Тебе не говорили, что портить чужие игрушки вредно… - вот что услышала энида, а всё остальное было уже для неё не важно.
Игрушка… Игрушка….А ты ожидала чего-то другого??? Дурочка… - энида и сама не понимала, почему её так задели эти слова, но в тот момент они казались ей самыми ужасными.
Алисия ещё раз  резко дёрнулась, и на этот раз у неё получилось освободиться. От неожиданности девушка чуть не упала, но, всё же удержав себя в вертикальном положении, бросилась бежать  прочь от парней. Эниде было совершенно всё равно куда бежать, главное как можно дальше.

Отредактировано Алисия (2014-03-28 11:16:57)

+1

13

Рейлан не знал ещё слова "напалм", но именно так можно было описать Ворлака. Самое злое, жгучее, беспощадное пламя, которое вспыхивало почти моментально и бушевало, не унимаясь, до тех пор, пока в округе не оставалось ничего, кроме золы и пепла.
- Остынь, Ворлак.
Кажется, предыдущего человека, произнёсшего эти слова, он "милосердно" добил к концу отбитого нападения ульвов. Под песню косы его смерть звучала так логично, поэтично… правильно? Сейчас у Кайлеба не было при себе косы, и в голове звенели паузы во время молчания. Он прислушивался к словам, сейчас.
- Отпусти! Я ничего тебе не сделала
Действительно? А почему от тебя так разит кровью моей сестры и воскрешением? – подумал Кай, и прищурился, смутившись: он понял, что не чувствовал под кожей лже-сестры знакомого покалывания светлой магии. Он вообще не чувствовал ничьей магии, кроме Эарлана. Это настораживало.
Тебе не говорили, что портить чужие игрушки вредно для здоровья? Я убил на нее целый день, чтобы она была похожа на Лис, а ты оставляешь на ней синяки. Она предназначена не для тебя.
- И по какому же праву, – начал он, цедя слова сквозь зубы. Слова Алека так призрачно-призрачно намекали на что-то, и Варлок всмотрелся в "игрушку". Его ощущение теперь было абсолютно сбито с толку. Иллюзия немного расступилась, и родное лицо с чуждым выражением растворилось в выступившей со дна истинной оболочке. Он видел какую-то потустороннюю тварь, сильно похожую на демона, – ты использовал нашу кровь, чтобы воплотить эту тварь? Где сама Лис?
Он быстро переводил взгляд то на друга, то на его неведомую зверушку, о которой можно точно было сказать лишь то, что она – не человек. И опять на Алека. И опять на слишком глупое для настоящей Алисии лицо фальшивки с чёрными, как бездна, глазами. Ему так хотелось верить, что с Лис всё хорошо, а отклик крови – всего лишь недоразумение, порождённое долгой разлукой. Тут девушка рванулась, и Кайлеб её отпустил. Он смотрел, как она бежит прочь от обоих, не видя обыкновенно скрытого под благородными манерами проворства сестры. Нет, плоха поделка, даже близко не похожа оригинал.
- Смотри, Эарлан. Если ты что-то с ней сделал, если я не найду её… Я тебя из самых глубоких ям преисподней выкопаю!
Кай отступил на шаг, потом на другой от того места, где схватил грязноватое подобие сестры; потёр руки. Дорогого стоило ему не плюнуть Эарлану в ноги. Нужно было уйти, чтобы не видеть этой паскудно-надменной морды, найти Лис, убедиться, что её эксперименты не задели… А ещё разузнать у братьев из Культа, до какого предела может некромант изменять воскрешаемые тела. Сам Кайлеб ещё никого не поднимал: товарищи либо гибли до того, как у него восполнялись силы, либо их души просил голос косы.

Ворлак испытал невыносимое желание вытереть руки. Сегодня на нём не было перчаток, и они уже казались ему грязными.

0

14

- По праву собственности.
Тебе ли не знать, что такое быть с некромантом? И о каких правах может идти речь, когда мне плевать на всех, кроме себя?
- Я использовал кровь Лис, но не твою, поэтому тебе я ничего не должен, Ворлак, - отсчитываться перед братом Алисии Алек не собирался. Это касается только их двоих. Его и Лис. Брат он ей по крови или нет – не его дело. Он здесь лишняя фигура, которая может только мешать и все равно не поймет, что и зачем будет делать Эарлан. У них никогда не сходились взгляды на жизнь, магию и общение с другими. Единственное, что их объединяет – тяга к этой девушке.
Объединяла…
- Откуда мне знать? Я не имею привычки следить за каждым ее шагом, и был слишком занят, - слукавил некромант.
Игра игрой, а бабские козни по расписанию. Не успел парень хмыкнуть на слова Ворлака, как пташка выпорхнула их клетки и теперь маг бессмысленно держал руку псевдодруга. Отпустив запястье, не имея больше надобности в этом действии, Алек тихо рыкнул.
- Чертова девчонка…
Старик говорил, что она будет похожа на Алисию, но ни Кай, ни он не воспринимали ее, как оригинал. Оболочка, которая мелькала перед глазами и раздражала – в этом некроманты были солидарны, как и в обмене любезностями.
- Лопату не забудь или точило для ногтей, - на большее не было ни времени, ни желания. Голова язвительного Эарлана была забита девчонкой, а не старой перепалкой.
Забив на Ворлака, некромант отправился следом за беглянкой. Потерять ее во второй раз было не смешно. Не было смешно и в первый, но, марра ее дери, что за женская привычка бегать? Если бы это было не тело Лис, то Алек, не поведя бровью, с чистой совестью (которой у него, к слову, нет) отправился бы домой, а теперь приходилось искать по улицам и закоулкам тело.
Мертвой она мне нравилась больше…
Искать эниду дедовскими методами долго и нудно, Алек решил пойти другой дорогой. Найти магический след намного проще. На руку было то, что Лис пропитана его магией, а ее след он почувствует в любом случае четче, чем любую другую, неизвестную ему.

0

15

Убежала она не далеко. Остановилась у ближайшей площадки, где резвились дети. Посмотрела на них с какой-то затаенной тоской и осталась. Присела на ступеньки чьего-то дома и подперла щеку кулачком, наблюдая за игрой. Три мальчика и четыре девочки. И играют они в свадьбу императора и девушки из народа. Так мило. Так чисто и невинно.
Первая вспышка прошла, и эниде стало стыдно. Все, что она сегодня делала – это доставляла неприятности. Вот и убежала еще. А почему? Потому что, видимо, дура. Хотелось плакать. Навзрыд. Потому что… Просто потому что. И вернуться бы, да не может. Это детское, непонятное чувство противоречия. А вообще она просто боялась. Она совершила не одну ошибку, а как минимум две. И теперь боялась посмотреть в глаза Алеку, потому что… Потому что она любила его, а теперь огорчила. Он может посчитать ее ненужным, источающим неприятности мусором. Она и сейчас чувствует, как он злится. И от этого хуже всего. Он может вернуть ее обратно в небытие. И это, конечно, было бы логично – она сама предлагала ему, но… Ей хотелось жить. Хотелось чувствовать и любить. А так ли важно, что то, что она чувствует – это остатки «оригинала»? «Я ведь живая. Я не нечисть. Я не игрушка», - почти по-детски уверяла она себя. Может и не нечисть, но вот насчет игрушки уверенно сказать не могла.
И этот, второй. Алисия не испытывала к нему теплых чувств, потому что сначала он ее напугал, а потом сделал больно. И ни капли об этом не сожалел. Черствый сухарь. Как можно так обращаться с девушкой? Как его… Ммм… Кажется, Ворлак. Ворлак… Девушка задумчиво сдвинула брови к переносице и посмотрела на небо. Ворлак… Точно пробует это имя на языке. Алисии кажется, что она уже его слышала. Она его знает. Но не может вспомнить. Ну и ладно, в общем-то. Не то, чтобы прям сильно хотелось, но… Это ведь был кто-то из жизни той, другой девушки, чье место по ошибке заняла она.
Ну… Во всем есть свои плюсы. Пусть это и ошибка, но зато она теперь знает, что такое жизнь, что такое любовь. Знает, как приятен ветер, ласкающий лицо, смех детей, солнечный свет. Жизнь прекрасна – за нее стоит держаться. Она еще слишком глупа, но она научится. Она не будет обузой для Алека. Она станет самой верной помощницей. Даже если он ее никогда не полюбит. Зато она будет рядом. К тому же, у него такая милая сестренка! При мысли о ней, на губах Лис появилась улыбка, теплая и обезоруживающая. А потом пришло воспоминание. Само собой, совершенно естественно, будто ее собственное.
Это был день, когда их представили друг другу. Алисия стояла перед Алеком, в руках которого был подарок специально для нее. Кажется, он был удивлен, увидев девушку. И не хотел отдавать коробку. Это только сильнее разожгло любопытство, и, улучив момент, Алисия выхватила ее у него из рук и открыла. Внутри нежить. Для белого мага получить подобный подарок несколько… необычно. И отшвырнуть бы от себя (Лис знала много девушек, которые поступили бы подобным образом), но она смотрит на нее совершенно спокойно. Ей даже нравится. И улыбка трогает губы. А он удивлен. Он так мило пытается забрать несчастную нежить, но Лис не отдает. Почему?
- Ведь ее сделал Ты. – и она улыбается ему, широко и открыто.
И сейчас на губах ее появляется та самая улыбка, потому что это было мило. Очень мило. По-настоящему трогательно и нежно. Это как-то помогает перебороть страх. Энида встает и медленно начинает идти назад. Что бы ни случилось – она справится. Он не отправит ее назад, потому что… Потому что это он.
[AVA]http://s8.uploads.ru/8wyRm.png[/AVA]

Отредактировано Алисия (2014-03-28 11:16:12)

+2

16

Надо было оставить ее дома, - некромант вздохнул, понимая, что искать девушку в Азероте, равносильно тому, что он нырнул бы в океан, искать там медную монету, заранее не зная, где именно она лежит. Предугадать действия Алисии было не сложно, но не эниды. Гарантии того, что копия будет во многом схожа с оригиналом — нет. Хорес, может, всего и не знал, но смыслил в этом больше молодого некроманта по сроку службы и длительности прожитого века.
Война меня к такому не готовила.
Найти врага — пожалуйста, найти укромное логово — пожалуйста, скрытую ловушку — снова пожалуйста, но не девушку, которую ты не знаешь.
Алек еще не успел научиться пользоваться своей связью с призванной энидой, поэтому старался ориентироваться на оставленный ею магический след. Прибавил шаг, когда почувствовал, что след где-то близко и нить больше не натягивается, как струна.
Она должна быть где-то…
Здесь… — выдохнул некромант, поймав девушку, шедшую ему навстречу. Он не стал разбираться: нашел ли он ее случайно, или энида внезапно передумала и решила к нему вернуться — эмоции вытеснили желание строить догадки и руководствовать здравым умом. Разозлился. Крепко сжал плечи Алисии и заставил ее посмотреть на себя. — Больше… Никогда… Так… Не делай… — Алек старался держать себя в руках и не дать волю желанию хорошенько ее встряхнуть, как тряпичную куклу, но сменить гнев на милость не получалось. Встреча с Кайлебом стала подтверждением того, что эниду нельзя оставлять одну никогда и ни при каких обстоятельствах. Не все люди идиоты, а некроманты неумехи, которые не отличат один магический след от другого. Ворлак слишком хорошо знал свою сестру и друга, который сегодня попал в список недругов и заклятых врагов. — Ты меня поняла? — парень хмуро смотрел на эниду, надеясь, что такого больше не повторит, и он в последний раз вынужден бегать за ней по городу.
Одним рывком прижал ее к себе, не дождавшись ответа. Ему было необходимо почувствовать ее присутствие, что она рядом, и он не потерял ее снова, как прошлой ночью. Ошибка не должна повториться. Особенно сейчас, когда он нашел, как можно все исправить, получив еще один шанс завершить начатое, но еще не придумал как.
Закрыл глаза и пару минут молча постоял, не выпуская ее из объятий. Старался не думать о том, что за оболочкой скрывается другая сущность. По всем ощущениям, за исключением витающей магии, перед ним была его Алисия. Мягкость волос, хрупкость тела, ее комплекция, особенности фигуры, рост, запах – все естество верещало, что перед ним то, чего он хочет, но реальность не терпит иллюзий, а в объятия не что иное, как сильно приукрашенная действительность.
Сиюминутный порыв прошел и Эарлан отпустил девушку, но придержал ее за руку — не хватало повторения истории.
Ты за это утро уже два раза от меня убегаешь, — тихо вздохнул некромант, и устало потер лицо. — Я такой страшный? — он вопросительно посмотрел на эниду, пытаясь найти оправдание ее поступкам. — Я, конечно, некромант, темный маг и все дела, но…
Нашел, чем утешить и как себе оправдать. Теперь только больше поводов для того, чтобы бежать и не ждать меня прекрасного. Двадцать один год, а ума как не было, так и нет. Дурак.
Опустил взгляд, пытаясь найти, как удачнее завершить реплику и отвлекся на запястья девушки. И он, и Кайлеб. Оба хороши. Наставили следов.
Надо привести тебя в порядок, — заключил некромант, рассматривая тонкую вязь уродливого рисунка. Энида была не виновата в том, что она — не совсем тот результат, которого ждал Эарлан и точно не тот подарок, который хотел по возвращению Ворлак.
Главное не сорваться и не пойти в Сартер, сгонять злость…
Отличное место, чтобы забыться и не думать о проблемах и при возможности выплеснуть накопившиеся эмоции, без ущерба для себя и окружающих. Не считая противника, разумеется, но для этого он и ходит туда каждую ночь, чтобы выплеснуть все и напомнить себе в очередной раз, что он может.
Только Алисия этого никогда не одобряла.
Усмехнулся, вспомнив ее слова, и перевел подобревший взгляд на эниду.
Пойдем, наведаемся к моему знакомому. Не хочу, чтобы у тебя были такие безвкусные «браслеты», — Алек мягко приобнял девушку за талию, чтобы не наставить дополнительных синяков на пострадавшем запястье и направил ее в сторону знакомого дома.

+2

17

[AVA]http://s8.uploads.ru/8wyRm.png[/AVA]
Энида инстинктивно сжалась и втянула голову в плечи, когда Алек начал ее не то, чтобы отчитывать, но, да… отчитывать. Она осторожно поглядывала на него снизу-вверх, точно нашкодивший щенок, коим она, по сути, и была. Было сложно абстрагироваться от тех эмоций, которые мощным потоком шли от некроманта к девушке, но Алисия пыталась вновь не впасть в панику. Она уже решила, что переборет свою глупость и не будет убегать от проблем. Тем более, когда эти проблемы создала она сама.
Ей в какой-то степени это удалось. Она не стала вырываться, в ужасе пятиться и делать что-либо еще, что должно было бы, по ее разумению, защитить ее от гнева создателя, но в итоге, конечно, привело бы к еще большему негодованию со стороны последнего. Она просто смотрела него большими виноватыми глазами, периодически опуская их в землю, потому что сейчас выдержать взгляд Алека было сложно. Конечно, она больше так не поступит. Она больше не…
Глаза на секунду стали шире, когда парень обнял ее, прижав к себе. Это было неожиданно, поэтому еще секунду энида не понимала, что делать. Счастье подкралось на цыпочках – и врезало со всей дури. Как всегда, не вовремя.
Лис закрыла глаза и, ткнувшись носом  в плечо Алека, обняла его в ответ, доверчиво прижавшись. И кто скажет, что то, что она чувствовала в этот момент, не было ее собственными чувствами?
Она чуть сильнее сжала объятья, точно говоря, что она поняла и больше такого не повторится, а потом вновь ослабила их. Все ее естество стремилось к мужчине. Это было таким правильным – просто стоять, обнявшись. И лишь бы не кончалось. Пожалуйста.
Вдыхать его запах, чувствовать крепость рук и тепло объятий – что может быть лучше? Это все было таким родным, таким любимым и желанным. И только ради этого момента стоило вести себя, как полная идиотка. Наверное, если б ей дали второй шанс, она вновь бы убежала. Просто чтобы оказаться в его объятьях, чтобы почувствовать, как он ей дорожит. Как любит. И пусть нее, а лишь это тело. Но так ли это сейчас важно?
Все рано или поздно кончается. И вот ее выпустили из объятий, но не выпустили ее руки. На щеках эниды заиграл румянец, и девушка поспешила отвести взгляд, чтобы Алек этого не заметил. А потом он начал не то, чтобы наговаривать на  себя, но…
- Нет, дело не в тебе! – горячо возразила она, и сама смутилась своей пылкости. – Просто… Прости, пожалуйста.  – И столько искреннего раскаяния в голосе…
Вообще-то дело было как раз в нем. Но совсем не в том, что он страшный, некромант и все такое. Нет, дело было совсем в другом. Но как это объяснишь? Это слишком неловко, говорить вещи наподобие: «Я убежала, потому что люблю тебя. Потому что мне стало страшно и обидно, когда ты назвал меня игрушкой». Но больше, чем неловко, это выглядело бы глупо. И у Алисии хватило мозгов не говорить подобные вещи. Достаточно, и так дров за сегодня наломала. Нечего сказать, старт в новую жизнь у нее получился «потрясающим».
Лис посмотрела на свои руки, где уже проступали следы наливающихся синяков. Ну… Да, сейчас запястье было не самой привлекательной частью ее тела. Да и вообще выглядела она сейчас потрясающе: растрепанные волосы, платье в пыли… Редкостная красавица! Убрав свободной рукой за ухо выбившиеся волосы, девушка несколько неловко улыбнулась.
- Да это пустяки, не переживай! Завтра-послезавтра сойдут. – Уверенно и бодро произнесла она, хотя, конечно, сильно сомневалась насчет регенеративных свойств своего тела. Энида, конечно, не человек в прямом смысле этого слова, но все же.
Лис не хотела причинять новых беспокойств, но разве сейчас можно было отказать Алеку? Особенно когда он так приобнял ее за талию.
Алисия сдалась.
- Ммм… - начала энида после некоторого молчания. – Знаешь, у тебя очень милая сестренка. – На ее губах вновь появилась та самая теплая, обезоруживающая улыбка. – Мне кажется, она тебя очень любит, - доверительно сообщает ему Лис и на мгновение поворачивает голову, чтобы посмотреть в глаза. А потом вновь смотрит на дорогу. Ей комфортно. – Поэтому сегодня она очень расстроилась, что ты не обратил на нее внимания. Нет, - быстро добавляет она, - я тебя не обвиняю! Просто… Малышка была так расстроена. Как ее зовут?

Отредактировано Алисия (2014-03-28 11:16:28)

+1

18

Ответные объятия Алисии оказались не менее ценными и подкрепили иллюзию присутствия его невесты, как и смущенный взгляд свойственный Лис. Его Лис.
Алек мягко улыбнулся, и несильно взъерошив волосы девушки. Ее прически испортилась от беготни, поэтому вмешательство некроманта не сыграло большой роли. Нахлынувшее тепло относилось к воспоминанием, и природа его шла от привычке быть другим рядом с юной представительницей рода Ворлак. Так было всегда и будет, пока он не поймет, что перед ним другая девушка, живая, со своими эмоциями и душой, но другая. И обнимает он и греет не ту, которую любил и любит, а ее оболочку, которая, не опустила, но изменила содержание, оставив несколько пересечных, которые дергают некроманта за нитки, как куклу и заставляют поступать так, а не иначе.
Алисия привила ему это тепло. И темные маги меняются в присутствии светлых, их магия и виденье жизни в корень отличаются, но ей удалось привить ему то, что годами отвергалось. Первой светлый камень постаралась заложить его мать, но он утонул в мрачном фундаменте черной магии Магистра, а Лис… Проделала в каменной темнице окно, которое добавило света там, где его никогда не было и не должно было быть.
Вспомнил об этом слишком поздно, когда исправить что-то невозможно. Дело сделано, а повернуть стрелки часов на несколько дней назад — невозможно, даже с его магическим даром искажать реальность, создавая «карман». Никто не в силах этого изменить.
Будь у Алека и Кайлеба больше мозгов и меньше мальчишеских амбиций, они бы давно нашли общий язык и на пару решили бы эту проблему, замяв инцидент, как старые добрые друзья, но это было слишком просто и скучно. Парни пошли другой дорогой, начиная перетягивать именное одеяло каждый на себя как только мог, не думая о том, что в конечном итоге порвут ее пополам, а тепла не получит никто. Эарлан — набивку, которая рассыпается в его руках, а Варлок — разодранную тонкую ткань, которая не согреет, как в нее не кутайся.
Я предпочту не узнавать, когда они сойдут у тебя естественным путем, — заключил парень. Характер его Алисии проступал и здесь — не хочет доставлять лишних хлопот, но забывает о том, что и сама часто уподоблялась ему. Он отказывался от помощи, а девушка упрямо пыталась обработать незначительную царапину, чтобы быстрее зажило. Помнил. Не сказать, что такое внимание ему не льстило, но ежиться для видимости сын Магистра не прекращал.
Темные не сдаются без боя. Особенно светлым. И даже любимым.
Шейли… — негромко ответил некромант, задумавшись о сестре. Пока Алисия не заговорила о ней, Алек и не заметил бы, что накосячил где-то еще. В голове была только нежеланная смерть и куча проблем, которые вызвали его эмоции.
Если бы их не было, было бы проще.
Эарлан неосознанного прижал к себе девушку — поздно сработал инстинкт сохранения дорогого.
Мы пришли.
Дорога до нужного дома заняла немного времени. Алек и был бы рад погулять по городу, чтобы не пришлось возвращаться домой к отцу и смотреть на его ухмыляющуюся рожу, довольную жизнью, но сначала он хотел отдать девушке должное и подправить то, что успел наделать, а потом найти укромное место, где можно все еще раз обмозговать.
Постучав в дверь, некромант стал ждать ответа. Целитель не торопился открывать, но и Эарлан не уходил. Чувствуя присутствие знакомой светлой маны, он немного нетерпеливо постукивал ногой. Выразиться в привычном стиле он не мог, пока рядом была Лис, а других выражений мужчина не понимал. Дрогнула занавеска на окне и Алеку стоило огромны усилий закрыть глаза, сосчитать до десяти и не дать магии что-то подорвать. Бровь дернулась.
Я знаю, что ты дома.
Щелчок. Дверь открылась, и в образовавшуюся щель выскочил рыжий, облезлый, но раскормленный кот. Прошмыгнул между парнем и девушкой, давая деру от выглянувшего хозяина. Последний несильно отличался от своего любимца. Такой же побитый, с рыжей копной волос, но худой и долговязый.
— У меня не бордель, — лениво ответил мужчина и, зевнув, поспешил закрыть дверь.
Алек обнаглел в край и успел поставить ногу так, чтобы стало понятно — разговор не окончен, а терпение вот-вот доберется до хлопка.
— Алек! — внезапно радостно завопил мужчина и распахнул дверь, выскочив наружу. — А я и не признал тебя! — продолжал он сладко петь свою тираду, едва не кинувшись с пламенными объятиями.
Ну, да. Конечно, — саркастично ответил некромант и кивнул на дверь. — Дело есть.
— Конечно, проходи! — пропел мужчина и пропустил нежеланных гостей, скрипнув зубами, когда понял, что придется работать и разговора с сыном магистра ему не избежать. Долговязый прошмыгнул в гостиную, для видимости уборки запихнул разбросанные вещи под диван, что смог — в мусорную корзину и посмотрел на гостей. — Чем могу помочь сыну магистра?
Нужно подлатать девушку, — Алек показал целителю запястья. — И проверить все остальное. Я мог что-то опустить и не хотел бы узнавать об этом, когда уже будет поздно.
Рыжий плотно сжал губы, стараясь изысканно не выразиться по поводу пустяка, ради которого его вытянули из уютной берлоги и заставили работать.
— Сию минуту! — и прытью поскакал к девушке, оттеснив от нее некроманта.

+1

19

[AVA]http://s8.uploads.ru/8wyRm.png[/AVA]От его настроения через связь шло тепло, окутывая эниду точно одеялом. Теперь казалось несусветной глупостью бояться гнева Алека. Вот же он, вот он настоящий. Совсем не страшный, добрый и отзывчивый. И от этой мысли стало так хорошо на душе, что захотелось обнять весь мир – просто потому что невозможно держать столько тепла в себе. Да и неправильно это. Счастьем надо делиться, и тогда сам мир станет чуточку счастливей. Не правда ли?
Красивое имя, - искренне говорит Лис. – Ей очень идет.
И ласково улыбнувшись, посмотрела наверх, где плавало  не очень теплое, но все-таки ласковое, солнце листограда. Это солнце напоминало сестру Алека. Ее золотистые волосы. Только в отличие от этого солнца, девочка была и теплой и ласковой. Лис не знала этого наверняка, но почему-то была уверена.
Облака медленно текли по небесному полотну, и девушке вдруг пришла странная мысль. Мысль, будто они нарисованы. Почему ей пришло это в голову, Алисия сказать бы не смогла. Но выглядело именно так. И это небо, размытое в сотни полутонов…
Алек прижал ее к себе чуть сильнее, и на щечках вновь загорелся румянец. Девушка осторожно посмотрела на него, с легким удивлением. Было приятно. Разумеется, было приятно.  Пожалуй, хорошо, что энида так чувствует своего создателя.
- Знаешь… - начала она, но тут же оборвала себя, поскольку они пришли. – Потом. – тут же добавила она и отрицательно мотнула головой, показывая, что это не важно, чтобы некромант не заострял на этом своего внимания.
Ждали они не сильно долго, но достаточно для того, что бы Лис начала чувствовать некоторую неловкость. Если бы Алек не был так уверен в том, что от «браслетов» следует избавиться сейчас же, девушка утянула бы его куда-нибудь подальше от этого места. Это банально неприлично столько стоять у чужой двери, когда тебе не открывают.
Откуда она это знала? Вопрос хороший. Энида не смогла бы на него ответить, но была уверена, что она права. А потом в окошке дрогнула занавеска.
Ли чувствовала, как Алек начинает терять терпение, и это ее беспокоило. Рожденная от эмоций, она слишком остро на все реагировала. Ей еще только предстояло обрасти цельным костяком, чтобы не так сильно попадать под влияние настроения создателя. Но это в будущем, сейчас же девушка тоже начинала нервничать, но виду старалась не показывать.
Дверь, наконец, открылась, и на улицу выскочил очаровательный облезлый котяра. Лис сразу отвлеклась от недовольства некроманта, переключив свое внимание на кота и того человека, который показался вслед за животным. Он чем-то очень напоминал своего хвостатого друга. Такой же рыжий и побитый. Но худой и долговязый.
«Как грубо», - с детским негодованием подумала Лис и неосознанно поджала губки, когда мужчина высказался по поводу их прихода и начал закрывать дверь. Но да, конечно. Закрыть дверь. Закрыть дверь, когда по твою душу пришел Алек. Очень смешно.
Хозяин тут же «проснулся» и «узнав» своего гостя радостно заверещал. Ли удивленно приподняла брови, но на лице ее читалось общая доброжелательность. Мужчина позабавил девушку, и она была готова поверить в его искренность. И поверила бы, если бы не сарказм Алека. Но все равно она нашла этого человека забавным и он ей даже чем-то понравился. Ну, натурально – кот!
В доме Лис с любопытством осмотрелась. Здесь царил относительный бардак и было понятно, что женской руки в доме нет – не чувствовалось ее присутствия. Эниде сразу же почему-то захотелось здесь прибраться. Потому что обстановка (она успела оценить) очень приятная, и если убрать лишнее, то здесь будет очень уютно. Но, конечно, никто ей этого сделать не дал.
Молодому человеку показали запястья девушки. Лис почувствовала себя в этот момент очень и очень неуютно. В конце концов, это действительно пустяки! Не стоит, право, не стоит. А когда Алек произнес свою последнюю фразу… Глаза Алисии широко раскрылись и в них читался… ужас. Может, она, конечно, подумала не совсем о том, о чем говорил некромант, но все-таки.
- Право, у меня синяки только на запястьях, - защебетала она, выставляя руки в условной защите, когда рыжий начал оттеснять девушку от ее создателя. – В остальном я цела и невредима!
Ноль внимания.
- Я цела и невредима. – очень медленно и внезапно твердо произнесла энида, понизив голос, поняв, что ее не слышат. – Только запястья. Как думаете, мне видней? – очаровательно улыбнувшись, сказала она, но в глазах была настороженность.
Что значит, проверить все остальное? Алисия не желала оголяться перед совершенно незнакомым мужчиной, чтобы он искал на ней какие-то повреждения. Помимо шрама от ножевого ранения, на ней не было никаких других изъянов.
Лис посмотрела через плечо незнакомца на Алека и послала ему лучи «любви» и «добра» за то, что он сейчас заставляет ее сделать.

Отредактировано Алисия (2014-03-28 11:19:25)

+1

20

Алек отошел от девушки, дав возможность целителю сделать свое дело. Некроманты не умеют исцелять так, чтобы не было нежеланных последствий и все, что связано с жизнью – противоречит их действиям, потому природа всячески подстраивает козни и хаос рождается там, где быть его не должно и где его не ждут. Парень успел допустить ошибку за прошлую ночь и это утро, допустить еще одну он права не имел, поэтому дал возможность профессионалу выполнить все, что требуется.
Сам сел в кресло, напротив, и стал наблюдать за его работой. Оставлять девушку на попечительство целителю – глупо, учитывая, какие у них взаимоотношения, и что лень возьмет верх над долгом, а от этого пострадает желанное качество работы. Сын Магистра привык лично следить за тем, чтобы работа была выполнена качественно, а не кое-как, только бы отвязались.
Не в этом случае.
- Вам, сударыня, может, и было бы виднее, если бы образование у вас было медицинское! – рыжий поправил на носу воображаемые очки и хмыкнул. – Не мешайте работать! Это дело моей медицинской чести!
Запястья – пустяк, на который можно было закрыть глаза. Они сойдут и не принесут никаких неудобств в физическом плане. Боль от них несущественна, но они портили его Алисию и раздражали – Алек не привык, что кто-то позволяет себе грубости в адрес его невесты, но больше бесил не факт того, что Варлок оставил свой след, а то, что его руки были вторыми, посягнувшими на чистоту ее кожи, а первым был он сам из-за своей неосторожности в общении с ней.
Некромант видел взгляд, который ему адресовала девушка, и понимал ее нежелание давать кому-то смотреть и касаться себя, но не видел в этом ничего ужасного, потому не сказал ничего против и не остановил действия целителя. Он должен это сделать, нравится ей это или нет. Она должна понимать, что Эарлан – не имеет никакого отношения ни к целителям, ник  травникам, а шов, который он наложил, может быть неправильным. В рану могла попасть зараза и тогда он рискует потерять оболочку, так и не поняв, что именно он призвал в этот мир и что ему с этим делать.
Еще рано прощаться.
- У нее рана на животе, - спокойно сообщил некромант. – Я зашил ее как мог, но не уверен в надежности швов.
Рыжий тихо пробурчал себе под нос, что-то вроде того, что каждый, кому не лень, мнит себя профессиональным лекарем. А потом приходит к нему, чтобы устранять косяки, которые можно было устранить еще на начальном этапе, не допуская их до необратимых процессов. Ему оставалось понадеяться на то, что не все так плохо и работы ему от этого не прибавится сверх той, что уже есть. Не обращая внимания на возмущения девушки, целитель приблизился вплотную и приподнял блузу девушки на животе, открывая рану.
- Не знал, что некромантов учат рукоделию и шитью, - тихо фыркнул мужчина, придирчиво рассматривая шов. – Сойдет, но я предпочел бы немного другой способ, - рыжий опустил ладонь на живот девушки, прощупывая линию шва.
Энида перед ним или его невеста, а оболочка осталась от Алисии. Алек отвел взгляд – смотреть на то, как кто-то, пусть это и целитель, касается его Лис – трудно. Он не привык делиться с кем-то тем, что давно называл своим. Собственник напрягся, но не дал проявиться. Холодный разум хотел, чтобы целитель выполнил свою работу. И только когда рука целителя начала подниматься выше, Эарлан не выдержал.
- Аарон… Я здесь, - холодно окликнул некромант, бросив взгляд на мужчину.
Рыжий ничего не ответил, но руку убрал.
- Оставлю так, - заключил он и переключился на запястья. С ними было проще. Короткое прикосновение, ничтожное количество затраченных сил, приятное тепло и следы от чужих пальцев исчезли с тела, но не из памяти. – Готово.

+1

21

[AVA]http://s8.uploads.ru/8wyRm.png[/AVA]Unbelievable. Алисия даже не могла сказать, почему ее так возмутила мысль, что ее могут увидеть обнаженной. Если вспомнить сегодняшнее утро, то можно было сделать логический вывод, что энида не стеснялась наготы. И это было так. Но откуда же это нежелание? Сказать было трудно.
Еще больше осложняло понимание ситуации то, что Алеку это тоже не нравилось. Не нравилось, что ее будут касаться чужие руки, но он был согласен на это. Тот канал, что был между ними, был слишком сильным, поэтому эниде казалось, что она чувствует даже еле заметные порывы души некроманта. Было ли это на самом деле так – не так уж и важно. Но это ставило в тупик. Девушка не понимала.
Когда чужие руки подняли блузку и коснулись ее живота, Алисия отвернулась и на ее бледном лице вспыхнул румянец. Пальцы целителя показались холодными, и когда он коснулся ее шва, прощупывая, что-то неприятно начало тянуть, вызывая желание резко перехватить руку человека, отстранить его от себя.
Алисия закрыла глаза и глубоко вдохнула. Алек хотел, чтобы она через это прошла, и она пройдет. Быть живой трудно. Тактильные ощущения слишком сильны, и девушка чувствует грубоватую поверхность ниток, которыми Эарлан штопал тело своей любимой. Чувствует, где и как они пронзали тело, в которое ее призвали. И нельзя сказать, что это ощущение ей понравилось.
Алисия стойко переносила осмотр, но когда руки мужчины поползли выше, не сдержалась и все-таки напряглась, разом как-то подобравшись. Ей было не неприятно, нет. Просто непривычно, необычно и немножко, совсем чуть-чуть, но, пожалуй, все-таки приятно. И энида была рада, когда Алек одернул рыжего, потому что она чувствовала, что еще чуть-чуть и ее румянец приобретет  оттенок спелого помидора.
Блузка вернулась в исходное положение, и девушка вздохнула с облегчением, а на губах появилась легкая улыбка. Самое страшное было позади и теперь, когда все кончилось, Лис вновь готова была любить весь мир. Ей даже стало немножко стыдно за свое недавнее поведение.
- Спасибо, - искренне благодарит девушка и поднимает свои лучистые глаза на целителя. Улыбка на губах становится более открытой, и Алисия потупляет взгляд, смотрит куда угодно, но только не на рыжеволосого парня. Через весьма короткий промежуток времени, парень еще и отойти не успел, энида отрешилась от своей стыдливости и прочей ерунды, и подняла глаза, но на этот раз взгляд был обращен к Алеку. Лицо девушки было светлым от той доброты, что переполняла ее изнутри.
Лис ждала, что некромант предпримет дальше.

Отредактировано Алисия (2014-03-28 11:20:56)

+1

22

Эарлан кивнул, одобряя проделанную работу. Целитель мог нарочно сказать, что со швом все в порядке, только бы работы не прибавилось. Заставить его не проблема, но молча стерпеть, когда кто-то касается тела его невесты… мертвой невесты, Алек не мог. Выйти и проветриться, чтобы не мозолить себе глаза, это выход, но тогда он будет нервничать еще больше, не зная, что происходит за дверью. Он, в отличие от эниды, не чувствовал эмоций своего творения и не мог угадать момент, когда стоит появиться.
Некромант встал с кресла, подвинул ногой кучу бумаг.
Ты бы здесь прибрался, — вздохнул Эарлан, оценивая хаос в помещении.
— Я же не знал, что ты придешь, — саркастично хмыкнул рыжий.
И надеялся, что не приду, — кивнул парень и, обойдя целителя, стал рядом с энидой. Ее настроение изменилось, но Алека интересовало не душевное состояние девушки, а физическое. Он придирчиво осмотрел запястья. Следов не осталось — желаемый результат был достигнут. — Пойдем, — взяв Алисию за руку, Эарлан направился к выходу.
— А «спасибо»? — крикнул вдогонку целитель.
Спасибо от некроманта? — скептически переспросил аристократ, остановившись у порога.
Аарон хотел ответить что-то изысканное, пользуясь моментом, но не смог, девушка исправила оплошность своего создателя, и мужчина прикусил язык.
— Ай, ладно, — он махнул рукой и, отвернувшись, стал собирать бумаги, разбросанные на полу.
Некромант усмехнулся и вместе с девушкой вышел из дома целителя. Алек еще не решил, что он будет делать со своей подопечной и куда ее определит, чтобы не вызывать лишних подозрений. Оставлять одну — не вариант, тянуть домой — тоже. Любознательный отец обязательно сунет нос туда, куда не следует.
Марра… — парень хлопнул себя по лбу. — Я же книгу забыл, — испугавшись за сохранность Алисии, маг совсем забыл о книге, которую ему подсунул его учитель, а там должна быть нужная ему информация. — Нет. Возвращаться в Альянс сейчас не самое подходящее время, — тихо бурчал мистик. Кайлеб может быть там и во второй раз вряд ли поведется на сказки о нелепой кукле, если уже пронюхал об убийстве сестры. — Его мне только не хватало сейчас, — вздохнул Эарлан и задумчиво посмотрел на девушку. — И что мне с тобой делать
Он должен вернуться за книгой, но сделает это позже, когда решит, где оставит девушку, чтобы вернуться в замок без угрозы для нее. Проблема была в том, что друзей у некроманта, как таковых, не было, чтобы он мог оставить им на попечительство Алисию и свалить решать свои дела, не заботясь о ее целости и сохранности. Оставить одну маг не рискнет, помня, чем в прошлый раз закончилась его оплошность.
Голодная? — не то чтобы Эарлану было интересно, проклюнулся у девушки аппетит после прогулки или нет, но сам он был не против завернуть в ближайшую таверну и выпить чего-то покрепче, чтобы расслабиться и подумать.
А подумать и расслабиться таким образом точно вещи совместимые? Плевать. У меня уже мозг кипит от этой бессмысленной возни.
Так что? Пойдем?

+1

23

[AVA]http://s8.uploads.ru/8wyRm.png[/AVA]К Аарону у Лис было весьма странное отношение. Она не могла бы точно его описать, но он ей определенно нравился. Первое какое-то не сильно теплое впечатление исчезло, не оставив после себя и тени. Рыжеволосый целитель вызывал у девушки сидром «материнского чувства»: хотелось обнять, умыть, причесать, убрать дом, покормить и вовремя спать уложить. Очень странное чувство для появившейся всего несколько часов назад на свет эниды.
- До свидания! – громко и благодарно сказала на прощание Алисия и удалилась вслед за Алеком.
На улице пришлось задержаться, потому что Эарлан не знал, куда деть Лис. Она это чувствовала благодаря связи с создателем, но все равно виновато поджала губы и опустила взгляд. Если бы не ее оплошности, некромант не волновался бы сейчас, а теперь он не может вернуться за тем, что забыл. А все почему? Правильно! Потому что Алисия молодец.
- Я… - и тут же замолчала, неловко положив ладонь себе на загривок.
Она хотела сказать, что парень вполне может оставить ее одну, если он хочет куда-т о отлучиться. Что она не сойдет с места, что готова поклясться (и откуда только этот обычай знает?) всеми богами, что не доставит ему больше неприятностей. Ну, по крайней мере, по своей воле. Но почувствовала по душе Алека, что это не лучшая идея.
Она тоже не знала, что с ней делать, поэтому еле заметно пожала плечами, смотря на мужчину точно нашкодивший котенок.
Она могла бы предложить оставить ее у целителя: кажется, если бы Алек сказал Аарону, что у него внеплановые гости, то парень не стал бы сильно возражать. Нет, то есть, он бы возражал, но оставил бы эниду у себя. А за то время, пока Эарлан не вернется, она бы помогла ему привести дом в порядок, познакомилась поближе и, возможно, обзавелась бы очень хорошим другом. Она бы рассказала ему… А что бы она ему рассказала? На секунду Лис даже задумалась. Ну да не суть, что-нибудь рассказала. Или спела бы. Она отчего-то точно знала, что в ее запасе есть много красивых песен.
Лис как раз хотела предложить свою идею Алеку, но он ее опередил. Алисия с некоторым недоумением посмотрела на мужчину, пытаясь понять, что он у нее спросил. Голодна? И спросить бы, что это значит, да как-то неловко. А потом до нее дошло, и в этот момент ее как раз переспросили. Лис через чур активно кивнула головой, соглашаясь, но это была мелочь. На губах ее вновь появилась лучезарная улыбка, и девушка взяла парня под руку и повела вперед. Но сообразив, что не знает, куда идти, сбавила шаг и позволила себя вести.
Пока они шли, энида что-то восторженно рассказывала про детей, как она с ними играла и как наблюдала за их игрой. Поинтересовалась, есть ли у Шейли друзья и выказала надежду, что у нее выдастся возможность с ней поиграть. Эниде не приходило в голову, что она может выглядеть странно. А еще ей жутко мешали ботинки. Хотелось снять и почувствовать босыми ногами землю. Но отчего-то девушка точно знала, что и эта ее затея не будет воспринята с восторгом со стороны создателя. А посему лучше пока воздержаться. И так накуралесила за этот бесконечный день.
- Ммм… - промычала энида, когда они пришли. – Не закажешь что-нибудь для меня? Я тут ничего не знаю, - как-то застенчиво произнесла она и с надеждой посмотрела на Алека. Вообще, все было намного проще – Лис не умела читать. Вернее, она не помнила, как это делать. Но интуиция подсказывала, что где-то в глубине ее сознания, все есть. Нужно только постараться.
- А какое твое любимое блюдо? – спросила она, когда они вновь остались, относительно, наедине. Поставив подбородок на стол, она смотрела на создателя из-под приподнятых во внимании бровей. В целом, она могла это, конечно узнать сама, может быть даже в тот же вечер, просто получив эту информацию через канал, но так было не интересно. Она хотела знать своего человека, она хотела говорить с ним. А не так ли все равно о чем будут эти разговоры?

Отредактировано Алисия (2014-03-28 11:21:32)

+1

24

Девушка попыталась проявить инициативу и повести его в таверну. Эарлан не противился, шел следом, ему было все равно, где сидеть и размышлять о смысле жизни. Пока энида будет чем-то занята, но Лисса быстро сдала назад и уступила ему возможность вести.
Некромант не стал заморачиваться. Понимал, что девушка может многого не помнить и город, в котором она прожила несколько лет, стал ей чужим. Он свернул в ближайшую таверну – не самая лучшая, что была в Азероте, но и не забегаловка с заплеванным полом. Достаточно тихо и спокойно и кормят неплохо.
Занял столик, недалеко от черного входа, чтобы в любой момент мог покинуть помещение, если нагрянут нежелательные гости и подальше от основной массы зала, чтобы никто не решил составить им компанию и пропустить кружку другую.
Сразу подозвал официантку, чтобы не терять время зря. Кивнул девушке, чтобы она выбрала, что ей хочется. Но и тут обломился. Пришлось снова проявлять инициативу. Непривычно. Его Алисия успевала заказать на двоих раньше, чем он открывал рот. Пришлось думать самому.
- Мне эль. Девушке ваш стандартный обед и чай из елушника.
Записав заказ, официантка удалилась.
Первый раз Алек задумал о том, что любит, когда у него об этом спросила Алисия. С того времени в предпочтениях некроманта ничего не изменилось и он со спокойной душой ответил на ее вопрос.
- Запеченный угорь с яблоками или треска в соленом тесте.
Такую треску он в последний раз ел еще при живой матери, а давиться тем, что готовят в таверне – лучше сожрать башмак пахаря. После смерти матери готовить было некому. Кухарка, конечно, могла отрыть свой рецепт и приготовить желаемое, но вкус все равно был не тот, госпожа Эарлан добавляла особый ингредиент, о котором мало кто знает, в том числе и сам Алек. Раньше для него готовила Алисия, сменив его мать, но и с ней в последнее время некромант не виделся, с головой уйдя в подпольные игры, и вот во что это вылилось. Он сидит в таверне, давится элем, который не идет в горло, а напротив него сидит непонятное что-то с глазами его убитой невесты. Жизнь прекрасна, а ты Алек мо-ло-дец.
- Ваш эль, чай и обед.
Девушка поставила заказ на стол и получив оплату, удалилась , обслуживать соседний столик.
Эарлан молчал, думал о своем. Придвинул к девушке еду, себе забрал эль, сделав несколько глотков – пить можно, но под настроение что-то бы тяжелее, но не в этом месте и с этой особой. Если кто-то решит сунуть нос не в свое дело, ему потребуются трезвые мозги, а не хмельные.
Парень взял со стола яблоко, достал карманный нож и стал его чистить – это успокаивало и давало ему отвлечься от окружения. Шум отходил на задний план, и некромант сосредоточенно смотрел на фрукт, рефлекторно срезая с него шкурку, которую отбрасывал на стол рядом с кружкой эля.

+1

25

Еху! Плюс один к познанию создателя. Значит, запеченный угорь с яблоками и треска в слоеном тесте? Отлично! Алисия поставила себе мысленную галочку, чтобы не забыть, и решила что в ближайшее время научится это готовить. Ну или вспомнит, если получится. Хотя, пожалуй, начать стоило с более элементарных вещей: с яичницы, например, или.... а что было элементарней яичницы? Энида задумалась.
Лис подперла подбородок кулачком и молча посмотрела на Алека. Наконец-то они никуда не шли, и у эниды появилась возможность рассмотреть его. Эарлан не был красавцем, каким изображают прекрасного принца или еще какого воздушного персонажа, о которых мечтают девчонки. Нет. Но в его внешности было что-то благородное. Как говорил отец Алисии: "мужчина должен быть чуть красивее обезьяны", - а некромант был. Он был по-мужски очень красив. Несколько резковатые черты лица не отталкивали, наоборот как-то притягивали. Лис с затаенной нежностью подумала, что даже такое сосредоточенное, несколько напряженное выражение лица его ничуть не портит. Скорее даже придает ему какую-то изюминку. Эдакую стереотипную некромантскую мрачность со шлейфом таинственности. Но здесь оно все было очень в тему.
Высокий рост и широкие плечи - это вообще мечта любой девушки. Рядом с таким мужчиной сразу начинаешь чувствовать себя маленькой и хрупкой, донельзя женственной, в каком бы одеянии ты не была. А руки... Лис прикрыла глаза ладонью и отвернулась. Так. Все.  Хватит. Ее щеки залил румянец и как-то сразу стало немножко душно. Да, Алисия, у тебя определенно был хороший вкус, с этим не поспоришь.
Наконец, принесли заказ.
- Спасибо, - поблагодарила девушка официантку и с интересом уставилась на тарелку с супом. - О, рыбный! - с радостью узнавания воскликнула энида и тут же отправила в рот первую ложку. Она проглотила не сразу - смаковала, пытаясь различить на вкус ингредиенты. Она не могла их знать, но некоторые безошибочно называла (благо, не в слух), вспоминая все как-то походу. Память - странная штука! Нет бы что более существенное подсказать - она подсовывает всякую, по сути, не нужную мелочь.
Было вкусно. Было, действительно, очень вкусно, и на лице Лис появилось по-детски блаженное выражение. Казалось, счастливее нее нет сейчас никого на свете.
- Спасибо за угощение! - бодро произнесла она, когда закончила с едой.
Отставив тарелку в сторону, Лис вновь внимательно посмотрела на своего создателя. С губ девушки не сходила легкая улыбка.
- Прости, что доставила тебе сегодня хлопот. Обещаю больше не допускать подобных ошибок. Если тебе надо по делам, ты можешь оставить меня, где тебе покажется это уместным, и по возвращению ты найдешь меня на том же самом месте. Обещаю. И вообще, пить на голодный желудок - вредно для здоровья. - и очаровательно улыбнувшись, пододвинула поближе к Алеку тарелку со вторым.

[AVA]http://s8.uploads.ru/8wyRm.png[/AVA]

Отредактировано Алисия (2014-03-28 19:25:35)

+1

26

Алек слушал. Девушка пыталась исправить ситуацию и найти выход – в стиле его Алисии, но в их случае дело бесполезное. Столкновение с Кайлебом доказало, что оставлять девушку одну он не может, если точно не будет уверен в том, что об это месте никто не знает и энида не найдет, как из него выбраться, пока он сам не захочет выпустить ее в свет. Накладно, но это не главная проблема. Он сможет найти место, где спрячет оболочку так, чтобы Ворлак не подумал ее искать, но что он сам будет делать с этой оболочкой – понятия не имел.
Эарлан решил, что должен вернуться к наставнику и забрать у него все записи, которые касаются эниды, чтобы знать, что за фрукт ему достался и есть ли у него шансы исправить то, что он натворил. Плевать на Кайлеба, который может устроить скандал, кинуть защищать сестрицу и перетягивать одеяло на себя, Алек, как истинный эгоист, хотел получить обратно свою невесту.
Девчонка перед ним не имеет ничего общего с его Алисией, кроме оболочки, а от нее нет никакого прока, пока содержание – непонятное что-то, которое он непонятно как и зачем призвал в тело невесты. Хотел одно, получил другое, как с отцом и выбором жизненного пути. Не хотел быть некромантом – на тебе, сынок, сапоги можешь не чистить, иди, меси грязь в лунных землях, становись некромантом. С энидой вышло так же. Хотел исправить свой косяк с девушкой, спасти ее, а в итоге получил страшное нечто, которое не вызывает у него ни грамма желания (если не учитывать желание убить).
Есть мистик не собирался, пить перестал. Закончил с яблоком и вручил его девушке. Привычка. Алек осознавал, что перед ним другая девушка и внешность обманывает его, как и его тело, которое чувствует и знает, что она – его, отдана ему и сердцем, и душой, и телом. Умом понимал, но подсознательно обманывал себя, поступая так, как привык, но не как должен. Ему потребуется много времени для того, чтобы привыкнуть, но он не предпринимал попыток, самоуверенно надеялся, что скоро исправит ошибку. Ворлак к тому времени успеет поднять панику и попытаться всыпать ему, но он все исправит.
Должен исправить…

эпизод завершен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Умерший шесть раз