Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Край света»

Жители Анвалора часто видели, как над горами парят драконы, рассекая воздух огромными сильными крыльями. После уничтожения родины драконов, они не имели земли, но здесь, в горах, смогли воссоздать свою резервацию. «Гнездо дракона» — так она называлась. Великий Драак-Тал. Жители деревни — негостеприимный народ, который знает об алчности людей, желающих заполучить чешую и кровь драконов. Они живут своим огненным племенем, где нет места чужакам. Но вопреки своему недружелюбию, желают общего мира и стремятся к нему.



«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [20.08.1082] Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь


[20.08.1082] Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

- игровая дата
20.08.1082

- локация
о. Драконий зев, Край света

- действующие лица
Рейн, Майлон

+1

2

Рабочие дни потекли своим чередом, и работы было действительно много - маленькая пташка вертелась и выбивалась из сил, находя отдых только в купальне и рисовом вине. А Майлон старался не подводить ее, хоть за пару дней существенно улучшить канцелярские навыки было просто невозможно, и все же он пытался. Заканчивая корпеть над бумагами и получая свободное время, он вновь садился писать где-нибудь в углу общей комнаты или во дворе со складным столиком, медленно выводя буквы и отдельные слова, следя за их формой и размерами, постоянно чиня перо ножом, будто снова был мальчишкой, который учился грамоте. Бэлу всегда казалось, что его руки достаточно тренированы, ибо мечником он считал себя хорошим, но перо показало, что были мышцы, которые даже от непродолжительного усилия отзывались болью, как у дохляка. Да ему даже снилось, что он пишет! А иные документы Кречет разглядывал не только ради их содержания, но и самого написания. Учиться было не у кого, только у немых бумаг, но подводить Рейн ему не хотелось, и если теперь перо его меч, то он его отточит до совершенства!
   Но если бы только в его навыке была проблема маленькой бастардки. Она жила в каком-то колесе забот, покидая дом только чтобы выйти на очередную деловую встречу, и ни с кем не общалась просто ради общения. Насколько Майлон понял из разговоров слуг - ее банально не выпускали, и в том была “забота” мужа о ее безопасности. Что ж он ее в башню не посадил и драконов не приставил? Благо оных тут было с избытком. Это порядком злило Кречета, хотя он доподлинно не знал подноготной: может быть подобные меры безопасности действительно оправданы и над пташкой висит серьезная угроза. С другой стороны здесь, на острове, она всего-лишь жена торговца! Схватить ее могут разве что конкуренты, и то только те, кто совсем уж обнаглеют.
   В итоге, как и говорила Нарин, принцесса была одна, и даже, казавшаяся близкой, стражница отгородилась от нее дурацкой установкой “я лишь слуга”. Не удивительно, что Рейн так глупо пыталась держать Бэла при себе - он с ней хотя бы разговаривал не только про работу и заботы. Это немного льстило новоявленному писарю, но в тоже время ему хотелось сделать для пташки нечто большее, отчасти из искреннего желания помочь, а отчасти от чувства вины. Хотелось наверстать все семь лет своего отсутствия, додать разом, но остатки благоразумия останавливали алифера, и он старался чрезмерно не наседать на бастардку, не отвлекать ее, как в первый день. Конечно полностью серьезным он быть не мог, давая разрядку в шутки собственному уму в первую очередь, но деловое отношение выдерживал.
   Была еще только середина дня, когда Майлон вернулся в кабинет после обеденного часа, и с невозмутимо деловым видом сообщил:
   - Тут оказалось, что нам позарез нужны зеленые чернила! Мы не можем без них работать, а у управляющего их как назло не оказалось. Но! - Кречет важно поднял указательный палец. - Очень удачно, что через полчаса Нейл отправляется в город докупить какой-то провизии или провианта, и я могу поехать с ним и выбрать то, что нам нужно, если Ваше Высочество меня отпустит. А ваше Высочество меня отпустит, потому что у нее тоже есть дела!
   Алифер подался чуть вперед и заговорил гораздо тише, заглядывая пташке в глаза.
   - У меня есть для тебя место в телеге. Я решил, что тебе просто необходимо проветриться для того чтобы вернуться к работе со свежей головой. Никакой стражи, никаких слуг. Ты сможешь расправить крылья. Во всех смыслах. Полдня настоящей свободы!

+1

3

- Зелёные чернила? – Рейн скептично посмотрела на Майлона. Она вообще не была уверена, что такие существуют. Видела чёрные, иссиня-чёрные и, пожалуй, красные. Красные стоили очень дорого и были редкими. Места, где их можно использовать, тоже были чёткими, и чаще всего имели какое-то отношение к церемониям и праздникам. А вот зелёные зачем?..
За общим настроением, которые в последние дни у Рейн было одним и тем же, она не заметила подвоха в словах Майлона и приняла их как чистую монету. Да и где тут углядеть подвох, когда с утра и до вечера у неё полно работы, а с вечера и до ночи горе утопает в рисовом вине? Удивительно, как она ещё держалась на ногах и не засыпала, пуская сопли на деловые бумаги. Плюсом и минусом было то, что у Рейн отчаянно не получалось напиться. Казалось, что ей или щедро разбавляли вино, чтобы она не губила своё здоровье, или мысли в голове были настолько тяжёлыми, что хоть бочку выпей, а ничего не изменится.
С Майлоном она тоже почти не говорила, ограничиваясь только обменом слов по делу, когда где-то нужно было его участие. За своими мыслями она даже не замечала, что заметки на бумагах выглядели значительно лучше – это отметила Нарин, когда иногда видела труды нового писаря, но всё равно ещё временами ворчала на него, говоря, что пишет он как петух с одним когтем и тем левым.
- Езжай, - она пожала плечами, спокойно отпуская «пленника» без задней мысли, пока Майлон не наклонился к ней и не заговорил тише.
Рейн отвлеклась от составления списка того, что надо закупить в ближайшее время, и подняла взгляд на алифера. Какое-то время она молчала, смотря на него, с нейтральным выражением лица, словно за последние несколько дней окончательно пропила мозги и уже ничего не соображала.
- И как я, по-твоему, отсюда выйду без стражников? – серая бровь скептически изогнулась.

Голь на выдумки хитра. Из-за угрозы встретить Теней Алира или нарываться на других неприятелей, Рейн излишне опекали, никуда не отпуская без сопровождения. Помимо того, что сам император решил следить за сохранностью дочери после всех передряг, в которых она побывала за последний год – да что там… семилетие! – за Рейн ещё и присматривал Солмнир, который опекал её даже больше отца. Не без причины. Оба прекрасно знали, что и в спокойные времена она умела находить себе и остальным проблемы, а уж теперь от её жизни зависело слишком многое, о чём так долго и много говорил Солмнир, и это ещё больше давило на неё.
Майлон смотрел на всё проще, через знакомую Рейн призму расп… безответственного парня. Отчасти по этой причине общаться с ним было намного проще, чем с вечно серьёзным Солмниром. Но Рейн постоянно видела в нём не только прошлое, которому не суждено было развиться во что-то хорошее, но и отражения себя самой – теперешней – которая так и не научилась быть серьёзной и собранной.
- Это месть, да? – хмуро спорила Рейн, когда увидела, как Майлон собирается вывезти её в город.
Бочки, приготовленные для провизии, были пустыми и накрытыми плотной тканью. На выезде из дома торговца их никто не досматривал за ненадобностью, а потому никто и не подумал искать в них Рейн, которая приказала приготовить ей купальню среди дня, чтобы отдохнуть и расслабиться перед тем, как поехать на очередную деловую встречу.
На глупую затею Майлона она согласилась из желания что-то поменять.
Стоило, наверное, надеть, что-то подходящее.
Провожая взглядом едущую дальше телегу и Нейла, Рейн поморщилась, когда осознала, что вся одежда пропахла рыбой. Неудачная была бочка, чтобы спрятаться в ней.
- И где ты собрался искать свои зелёные чернила? – она оглянулась на алифера, словно они приехали в город по делу, а не чтобы отвлечься. Рейн так долго оставалась под присмотром Чёрных Рита, что уже забыла, как это – просто гулять по городу без сопровождения. Лишь бы её только никто не узнал.

+1

4

- И как я, по-твоему, отсюда выйду без стражников? - скептично спросила Рейн и Майлон широко улыбнулся, с тем азартом в глазах, который не сулил ничего хорошего.
   Все, что нужно было сделать маленькой бастардке, чтобы за ней не увязалась даже Нарин, так это приказать себя не беспокоить, а затем пробраться во внутренний двор, где уже стояла грузовая двухколесная телега, запряженная дюжим мерином. Нейл в это время делал последние уточнения по закупкам у управляющего, а Майлон околачивался возле повозки, в ожидании его и беглянки, точно бы лениво поглядывая за двором. Если бы лишние глаза показались здесь, то их стоило ненавязчиво отвести. Принцесса, конечно, вольна была ходить где хочет, но если вдруг ее хватятся, то первым делом вспомнят про писаря и телегу, а потому будет лучше если пташку никто не заметит. Для этого Кречет даже расправил свои белые крылья, чтобы за ними Рейн могла пересечь небольшое расстояние до телеги, не попавшись никому на глаза из окон дома, и влезть в открытую для нее бочку.
  - Это месть, да? - ворчливо спросила пташка, и Майлон поторопил ее: - Лезь, давай, пока никого нет. Это не месть, а перенятие удачного опыта…
   Бэл и правда не думал мстить, а видел в своей задумке лишь хорошую возможность вывезти бастардку наружу. В конце концов бочка была куда лучше пыльного мешка! Накрыть ее тканью удалось как раз в тот момент, когда Нейл спустился во двор.
   - Чего это ты распустился? - поинтересовался он, видя крылья, которые писарь в обычное время по привычке прятал. - Сам полетишь?
  - Да вот думал, но потом вспомнил, что города почти не знаю, и лучше я с тобой доеду, как и планировали.
  - Садись тогда.
  От дома торговца до торгового квартала было ехать недолго, но Нейл, кажется, успел устать от Майлона который все время без остановки чесал языком, делясь своими наблюдениями о странных обычаях драконов. Во всяком случае он больше помалкивал, вставляя неопределенные “угу” и “ага”. Рейн писарь выпустил, когда Нейл остановился чтобы заглянуть в одну из нужных лавок.
   - Давай, ныряй пока за те корзины, - посоветовал Бэл, махнув рукой в сторону высоких плетеных коробов, целой горой выставленных на продажу у стены. Сам он намеревался распрощаться со своим попутчиком, и лишь после, когда телега тронулась дальше по улице, нашел бастардку. Кажется бочка была не самым удачным местом для поездки и от Рейн теперь стойко несло рыбой, а кое-где к одежде прилипла чешуя, но она была свободна! Радости вот только на лице пташки все еще видно не было, даже наоборот она будто бы стала смурнее.
   - И где ты собрался искать свои зелёные чернила? - деловито поинтересовалась она, словно они и правда вышли за покупками.
   - Да, Фойрр с ними! - небрежно ответил Кречет и, встав возле плеча пташки, неопределенно повел рукой, жестом охватывая все пространство, что было перед глазами Рейн. - Весь город в твоем распоряжении! Ты хоть видела его толком? Я вот нет. Почему бы просто не прогуляться? У тебя разве не возникало желания куда-то отправиться, если бы ты могла? А хочешь можем полететь еще дальше… Ну, или можешь рискнуть и довериться моему выбору.
   Майлон улыбнулся.

+1

5

А видела ли она город?
Рейн задумалась над словами Майлона. В последний раз она прогуливалась по Краю свету сначала с Солмниром, когда он показывал ей город, но было это ещё до того, как ситуация в Поднебесной накалилась с их браком. Уже тогда их везде сопровождал Чёрный отряд, от которого не было возможности избавиться. Разве что в купальнях Сада журавля, но и это продлилось недолго. Позже, уже после их ссоры, она улетела на остров сама, но дальше питейных и местного вина ничего не видела. Теперь же, когда на неё свалились обязанности, Рейн выбиралась из застенок только по делу и в сопровождении стражников. Ни о каком отдыхе и веселье речи не шло. Да и город она не видела, несмотря на то, что успела побывать во многих его местах, пока проверяла чужую работу или пыталась помочь Крейну заключить договора.
И вот он… город перед ней. Хочешь – бери.
Майлон так легко и беспечно давал ей то, что не хотел и не мог дать Солмнир.
Рейн понимала, почему Рит не позволяет ей уходить из дома без стражников. Понимала, что гиперопека вынужденная в рамках их шаткого мира, и потому после замужества и признания себя в качестве законной дочери императора, смирилась с  тем, что даже беззаботные прогулки ей не светят. Обижалась ли она за это на Солмнира? Наверное. Он, в отличие от неё, чаще разминал крылья и выбирался за пределы острова, а не копался в скучных бумагах. И в то же время… он из кожи вон лез, чтобы создать мир и избавиться от всех угроз. Понимал ли Майлон, почему её заперли и никуда не отпускали одну? Знал ли он о Тенях Алира? И что бы предпринял, зная, что происходит в Поднебесной? Позволил бы ей так же разгуливать по городу или согласился бы с Солмниром, что ей лучше сидеть дома и не рисковать головой?
- А хочешь можем полететь еще дальше…
Дальше?.. Рейн зацепилась за слова алифера. Сначала ей показалось, что она ослышалась. Медленно повернувшись к Майлону, она смотрела на него не то удивлённая, не то поражённая тем, что услышала. Он предлагал ей отправиться за пределы острова? На материк? Сбежать, бросив всё? Это казалось очередной детской глупостью. Вряд ли Майлон не знал, что их вскоре спохватятся, найдут магией и вернут обратно. Её запрут, а его отправят на казнь быстрее, чем из очередного священного похода вернётся Солмнир.
«Всерьёз или шутит?..» - гадала Рейн, смотря на алифера.
По Майлону так сразу и не скажешь: серьёзный он или дурачится, чтобы отвлечь и разбавить атмосферу.
- Дурак… - бросила Рейн и, отвернувшись, пошла по улице, так и не объяснив, за что обозвала.
Она не хотела думать о том, насколько ей хочется бросить всё и вернуться к прошлому. Когда всё было намного проще, чем сейчас. Можно было беззаботно путешествовать по материку, наживать себе приключений, развлекаться, пить, знакомиться с новыми людьми, устраивать пьяные мордобои, а что она могла сейчас? Гулять по городу с Майлоном и надеяться, что у них в запасе есть хотя бы час, прежде чем их найдут чёрные Рита и снова запрут.
Самой простой и понятный вариант провести время – это зайти в первую попавшуюся питейню, заказать сытный обед и к нему рисовое вино или эль, но Рейн не хотела потратить так возможность прогуляться. Возможно, она будет первая и последняя. Второго такого шанса уже не будет. Но, может, не стоило совсем уж оставаться наедине с алифером, чтобы не плодить ненужных слухов? Чтобы никто не решил, будто она в отсутствие супруга развлекается с писарем?
Проходя по рыночной площади, где торгаши предлагали самый разный товар, Рейн остановилась возле лавки со сладостями. Пекарь предлагал отведать свежих булочек, и по запаху и внешнему виду Рейн понимала, что они действительно свежие и заманчиво аппетитные. Майлон своего жалования писаря ещё не видел и вряд ли имел при себе какие-то деньги вообще.
«Ещё и голодный, наверное…»
Бросив косой взгляд на алифера, Рейн достала из поясного мешочка несколько монет и отдала их пекарю. Одну из дынных булочек она тут же сунула себе в рот, а вторую протянула Майлону с таким видом, словно или он её прямо сейчас быстро возьмёт или булочку получит случайный прохожий. Во второй руке у неё осталась круглая коробка с красными бобовыми булочками, чтобы подкрепиться уже в пути. Вряд ли Майлон пробовал что-то такое в скромных обедах прислуги.
А можно ещё взять пареного цыплёнка и пообедать где-то у пруда…

+1

6

Майлон ждал от Рейн решения или хотя бы намека на то, что ей хотелось бы. Наверняка сидя взаперти она ни раз думала на что потратила бы свободные часы, будь у нее такая возможность. Но сейчас пташка смотрела на него так, будто бы он предлагал ей бегать по городу голыми и кидаться ослиным навозом.
   - Что? - настороженно спросил Бэл, когда пауза между вопросом и ответом начала затягиваться, но маленькая бастардка лишь обозвала его дураком и гордо последовала своим собственным путем вверх по улице, оставив алифера окончательно обескураженным. Похоже мало было подарить Рейн свободу для тела, требовалось выпустить из заточения ее дух. В былые времена она была рада выбираться из дворца, с жадностью пожирала глазами мир вокруг себя и все ей было удивительно и все ново. Тогда Майлон гордо следовал за ней в сиятельном гвардейском облачении и все казалось... проще. Но похоже семь лет не прошли бесследно для них обоих. Взгляд Рейн отяжелел. Если подумать, за все эти дни Кречет ни разу не видел чтобы глаза ее просто улыбались. Губы - да, а вот глаза оставались блеклыми, уставшими, потухшими. Можно подумать, что ей не двадцать лет, а двести. И это заставляло вину в сердце скручиваться еще сильнее. Кажется придется переставить приоритеты целей на сегодняшний день, и не просто проветрить пташку, а сделать так, чтобы она хотя бы раз искренне улыбнулась.
   Вздохнув, Майлон последовал за бастардкой, быстро нагоняя свое отставание. Какое-то время они просто шли молча по цветастой улице, над которой на веревках были развешаны яркие красные и оранжевые бумажные фонарики, а крыши домов причудливо изгибались, будто чешуйчатые хребты драконов. Пахло рыбой, готовящимися прямо на улицах пряными блюдами и сластями. Чего ни говори, а драконы похоже любили поесть. И Рейн им не уступала… Остановившись возле одного из лотков, пташка накупила свежих булочек, одну из которых почти не глядя сунула Кречету едва ли не в нос. Пахла она аппетитно, и слюна невольно наполнила рот. Несмотря на то, что перерыв на обед у Майлона был, он потратил его на разговоры с управляющим, а затем Нейлом, дабы организовать весь этот побег, на планирование которого ушло целых два дня.
   - Эм, спасибо, - произнес писарь, принимая сдобный перекус, и тут же откусил от булочки. По неписанным законам за все платить стоило бы ему, раз уж эта прогулка была его инициативой, но кроме казенных денег на чернила, у Бэла не было ни монеты. Впрочем смущало его это недолго - в следующую минуту алифер уже спокойно жевал за чужой счет. Вкус у булочки оказался довольно необычным, но приятным. На материке в его походный рацион входили в основном ржаные лепешки и сухари, а свежий хлеб удавалось купить только в городе. Но и то последнее время Остебен скуднел на пищу, и хлеб закономерно дорожал.
   Проходя мимо одной из лавок, Майлон заметил в открытую дверь, что все нутро ее было уставлено рядами деревянных ящичков и банок - похоже то было одно из мест, где, как ему рассказывали, продавали диковенные драконьи снадобья, которые могли бы посоперничать в омерзительности с некромантскими.
   - Пойдем зайдем посмотрим! - предложил Бэл, уже подхватывая Рейн под локоть и утаскивая в лавку. Внутри помещение было совсем небольшим, заставлено всевозможными емкостями и шкафчиками до самого потолка, но и там на потолочных балках сушились целыми охапками какие-то травы, рыбины и лягушки. Сушеные твари были везде: в керамических банках, на полках, торчали из ящичков. Черепахи, ящерицы, сороконожки, всевозможные жуки и лечинки, части животных покрупнее, разделанные на мало узнаваемые куски. Но было и много трав, плодов, грибов и семян.
   - Смотри! Сушеные морские коньки! Никогда не видел из так близко… - восхитился диковинкой Кречет, приоткрыв крышку одного из сосудов, и откусил булочку.
   - В отварах с яблоками или грушей - хорошо лечат кашель, - подал голос старичок, которого  едва ли можно было отличить от продающихся препаратов по сушености. До появления посетителей он сидел в углу возле мерного стола и долбил какой-то порошок в ступке, но теперь оставил свое занятие и с хитроватым прищуром поглядывал на молодых алиферов.
   - Но чаще его берут для улучшения кровотока у мужчин, - важно добавил он, оглаживая длинную, но жиденькую бороду.
   - Пожалуй, мне это не нужно… - пошел на попятную Майлон, закрывая сосуд и оборачиваясь к хозяину лавки. - И что, все это можно есть? А у вас нет ничего расслабляющего, чем можно было бы заменить… вино. Но желательно чтобы оно раньше не бегало.
   - Есть чаи...

+1

7

Рейн едва не выронила булочку из рук, когда Майлон резко потянул её с дороги в одну из торговых лавочек. Не успела даже возмутиться, потому что рот был занят жеванием. Не подавилась от неожиданности – и на том спасибо. Поначалу она даже подумала, что алифер где-то в толпе увидел гвардейцев, Крейна, патрульных или чёрных из отряда Солмнира, а потому решил быстро с ней убраться с дороги, пока не прижали и не схватили, но быстро поняла, что дело не в возможной опасности. В лавку торговца Майлона привёл интерес.
Дожёвывая булочку, Рейн рассматривал товар на полках. Вид сушенных гадов или жуков нисколько не портил ей аппетит, даже будь они живыми. В передрягах с Оливером по Лунному краю и в Зенвуле она на разное насмотрелась, чтобы смущаться каких-то букашек. Всё, что продавалось в лавке, казалось странным и отталкивающим, но Рейн не понаслышке знала, что всё это жители Края света употребляют в пищу – где-то в порошках, запивая водой, где-то из этого заваривают чай, где-то варят снадобья. Лекарь с острова, который приходил к ней, тоже их использовал, рассказывая о свойствах многих существ или трав, которые водились в море или на острове. Даже предлагал ей специальное снадобье, чтобы «чрево стало теплее» - по его словам, это должно было увеличить шансы на зачатие. Тогда Рейн отмахнулась, сказав, что шансы увеличатся только когда у советника будет больше времени на жену, а сама же решила, что дело не во времени, а в том, что бесконечные ссоры никак не способствуют сближению. Так что и в снадобьях смысла нет.
Рейн задумчиво посмотрела на сушенных морских коньков, и тихо прыснула, когда торговец сказал, для чего их используют.
- Как культурно сказать «чтоб шишка встала», - в сторону сказала Рейн, делая вид, что изучает банку с плавающими в ней двумя змеями.
О том, что Майлон о ней слишком хорошего мнения и любые её грубые и неотёсанные слова не уложатся в его картину мира, она как-то не подумала. Поэтому вела себя так, как привыкла за последние годы, нисколько того не смущаясь.
Рейн порядком удивилась, когда Майлон попросил что-то, что сможет заменить вино. Даже обернулась, чтобы посмотреть на алифера, но быстро поняла, что главная проблема у Майлона и Нарин в последнее время – то, что Рейн пила. Скорей всего по этой причине Майлон искал, как бы заменить вино так, чтобы нужный эффект остался, а проблем было меньше.
- Дайте ему, что он хочет, - вздохнула Рейн, и оставила на прилавке торговца оговоренную сумму.
В силу чая она не верила, потому что понимала, что ни чай, ни вино не могут изменить того, что её гложет и тяготит.
- Пойдём, поищем, где нам твой чай заварят, - с напущенной небрежностью бросила Рейн.
С выбором места была проблема. В любом заведении на улице Края света им могли бы заварить что угодно, но все столики находились на улице, а потому легко просматривались. Другое место, где их бы не потревожили и дали бы спокойно посидеть в комнате – Сады журавля, но там Рейн уже знали в лицо, а потому без слухов и проблем не обойдётся, если жена Солмнира явится в бордель с другим мужчиной и попросит выделить им комнату для отдыха. Выбора фактически и не было, если только не выбрать какую-то далекую таверну на краю города, куда сунутся в самую последнюю очередь. Не варить же им чай в котелке, в самом-то деле?
Подходящее место так и не нашлось. Зато в руках двух беглецов прибавилось «награбленного». Майлону пришлось тащить закупоренный графин с холодным напитком, по словам торговца – бодрящим, но за счёт того, что в нём был острый корень имбиря и много местного кислого фрукта. Вдобавок к нему добавились ещё два цыплёнка, чтобы обед был достаточно сытным и не на один зуб.
Со своим добром алиферы дошли до менее людного места на окраине города.
В саду было тихо и спокойно. За деревьями и кустарниками, скрывался приличных размеров пруд, где, не боясь людей, встречались живые журавли. Майлон и Рейн видели одного такого, когда потревожили его покой. Пройдя вдоль пруда, Рейн вышла к тропе из гладких камней – те уводили в центр пруда, где возвышалась круглая беседка.
- Не урони еду, - предупредила Рейн, когда ступила на чуть скользкие камни, - и сам тоже не упади.

+1

8

Сальная шутка Рейн, по сути даже не была грубостью, лишь хохмой, веселой, и все же подобных слов Майлон никак не ожидал от маленькой бастардки. Такое было впору услышать от сослуживца или иного служки во дворе подальше от господских ушей, но не от императорской дочери. Не то, чтобы это сильно смущало Бэла, но озадачило своей неожиданностью, а потому он оставил это высказывание без комментария, заведя разговор с хозяином лавки. Тот посоветовал с десяток расслабляющих напитков, витиевато расписывая их вкусы и свойства, пока Кречет не сдался и не попросил любой, который понравился бы женщине. Старик понимающе улыбнулся и закивал, отмеряя в бумажный кулек травяную смесь.
   - Пейте вместе, - напутствовал он, забирая с прилавка деньги. - Для хорошего чая важна хорошая компания.
   Майлон не придал этим словам особого значения, косясь на Рейн. Больше всего он опасался, что она будет против пробовать что-то этакое и заупрямиться, но пташка даже решила сама заплатить. Покупка вышла спонтанной, как и мысль о подобной подмене спиртного. Заходя в лавку, Бэл был ведом исключительно любопытством и лишь желал посмотреть правда ли драконы делают свои снадобья из всего что растет или ползает, ну и поделиться этими новыми впечатлениями с бастардкой. Но ту не сильно впечатлили даже змеи в банках. Кречету показалось, что она выпила бы настой и из них…
   Странное чувство: Рейн вроде бы оставалась прежней, и в то же время совсем другой. В первый день Майлону казалось, что это потому что она повзрослела, но все последующее общение показало, что дело совсем в другом. Изменились ее привычки, изменилась речь, она подавала себя по другому, по другому смотрела, но решения, которые она принимала оставались все такими же детскими. Более всего она походила на подростка, который хотел казаться взрослым и перенимал то, что как ему казалось делало его старше в чужих глазах. Хотелось как-то помочь обрести ей уверенность.
   Но пока удавалось лишь помогать нести покупки. Складывалось впечатление, что Рейн в мужнином доме не кормят, и теперь она закупалась всем тем, что давно хотела попробовать. Бэл ничего против не имел, он и сам был не дурак вкусно поесть. В бродяжей жизни хорошо наесться удавалось не часто, бытность писарем тоже оказалась постной даже в богатом доме - на слугах там продолжали нещадно экономить, не выдавая и куска мяса, лишь рыбу да морских гадов.
  А меж тем разговор все не клеился. Пташка хоть и шла рядом, а все равно оставалась отгородившейся, и Бэл уже не теребил ее по поводу и без. Судя по тому, что путь уводил их все дальше от города, в безлюдный сад, Рейн хотелось побыть одной по настоящему, без оглядки на случайных прохожих или кусты в которых бы могла сидеть ее личная охрана. Кречет уважал это желание.
    - Не урони еду, и сам тоже не упади, - наставительно предупредила маленькая бастардка, и Майлон улыбнулся.
   - Я могу фехтовать стоя на птичьей жердочке! - похвалился он и тут же поскользнулся выронив из рук одну из куриных туш на влажные камни, чудом не в воду, из которой сразу же высунулся с десяток жадных рыбьих ртов. Благо завернут цыпленок был в какие-то широкие и плотные зеленые листья. - Ладно, это будет мое…
   До беседки Бэл дошел уже в разы осторожнее и с облегчением положил все набранные припасы на скамью.
   - Хорошее место, - одобрил он, глянув на зеркальную поверхность пруда. За эти местом явно ухаживали: прибрежные заросли были не густыми, а вода стояла прозрачная, не зацветала, лишь небольшим количеством каких-то диковинных кувшинок, над которыми парили быстрые стрекозы. - Тут точно никто не увидит как ты набиваешь за щеки!
   Майлон обернулся к Рейн с самым невозмутимым видом, а затем достал перочинный нож, с которым уже несколько дней не расставался, чтобы разрезать веревки на свертках, и развернуть принесенную еду. Не известно как пташке, а самому Кречету нормально поесть уже хотелось после всех прогулок.
   - Прости, но я забыл какой из цыплят падал. Если вдруг почувствуешь песок на зубах, то можешь сразу отдать мне. Но не уверен, что драконы не кладут песок как приправу, которая что-то лечит...

+1

9

— Я могу фехтовать стоя на птичьей жердочке! – сказал Майлон и уронил еду.
- А руки из задницы…
Рейн не была неженкой. Жизнь на материке диктовала свои условия, и она привыкла к тому, что пища не всегда хорошего качества, свежая и не вываленная в земле раз десять. По тем временам Серая почти не скучала. Разве что иногда думала, что ей комфортнее с мечом в руках на поле сражения, чем с важными бумагами в стенах кабинета. Прославленным воином она так и не стала и вряд ли уже сможет повести кого-то в бой. Даже то вторжение в демонический притон было каким-то ненастоящим, как и обучение в военном корпусе под присмотром чёрного отряда. Больше подобных вылазок не было, а Рейн не отказалась бы немного размяться. Может, предложить Майлону?..
«Писарь, который фехтует как гвардеец… Плохая идея», - тут же отказавшись от затеи, Рейн поймала себя на том, что слишком долго смотрит на алифера.
— Хорошее место.
- Да, - согласилась Рейн, не подозревая, что после этого Майлон решит пошутить.
Хмуро глянув на алифера, она усмехнулась.
- Думаешь, я там меньше ем? – хмыкнув, Рейн сняла крышку с одного из блюд.
Булочки всё ещё были тёплыми и ароматно пахли. Каждая из них была чем-то украшена – то лепестками каких-то цветов, то маковыми и кунжутными зёрнышками, то орехами.
- Ты где нож достал? – заметив, Рейн посмотрела на нож в руках Майлона. К тому времени, как алифер взялся срезать верёвки, она уже сидела на скамейке, сложив ноги крест на крест и жевала одну из булок, приукрашенную орехами. Булочка оказалась сладкой и покрытой каким-то липким и очень сладким сиропом, который тут же испачкал пальцы, но была вкусной и сытной. – Неуютно в доме без оружия, да? – она не укоряла Майлона. Скорее понимала, что он привык жить, чтобы оружие было под боком – в вечном ожидании беды и угрозы, а здесь у него ничего кроме пера да чернильницы не было. Конечно, как гвардеец, беспомощным без оружия он не был, но долго ли потанцуешь с голыми руками против вооруженного мечом и магией противника?
Не закончив с булочкой, Рейн второй рукой полезла к цыплёнку, сразу стараясь оторвать от него лапу. Есть солёное вприкуску со сладким было странно, но вкусно, и Рейн удивительно чувствовала себя голодной, словно дома её не кормили и заставляли питаться одним рисом или водой.
- Несмотря на то, что драконы едят всё, что шевелится, они знают толк в лечении, - Рейн пожала плечами, сжевав тонкую шкурку с цыплячьего бедра. – Твоё лицо тому подтверждение, - она усмехнулась, посмотрев на Майлона. – Мазь помогает.
Рейн не спрашивала; она утверждала. Синюшность и бледность сходили. Алифер уже не выглядел как побитая жизнью собака. Может, под одеждой всё было не так хорошо, как на лице, но этого она уже не увидит и не узнает, если лекарь вновь не осмотрит алифера.
Потянувшись к кувшину с напитком, Рейн выронила куриную лапу – то, что от неё осталось – на пол. Цыкнув с досадой, быстро подняла и… ополоснула в пруду, смывая с мяса налипший на него песок.
- Теперь точно оба в песке, - улыбнувшись, Рейн облизнула выпачканные пальцы, и поняла, что именно сейчас ей легко и свободно без всякого чая или вина.

+1

10

- Да разве ж это нож... - хмыкнул Майлон, садясь по другую сторону от импровизированного стола, и глянул на свое “оружие”. Нож был коротенький, с клинком в длину его собственного указательного пальца, и писарь использовал его для того чтобы точить перья и подрезать ногти. Малость, но с ним и правда было уютнее чем совсем без ничего. А еще он целиком, вместе с костяными ноженками, помещался за матерчатый пояс и вовсе был не различим в его складках. Куда Бэл его и убрал, улыбнувшись. - Но, пока противник над тобой гогочет, видя, как ты встал с ним в стойку, есть шанс приложить его чем нибудь тяжелым и подручным.
   Боковым зрением Кречет замечал на себе взгляды Рейн, однако не торопился ловить их, хоть они и были приятны - боялся спугнуть, смутить и по итогу лишиться этого внимания. Он позволял себя разглядывать, и тогда держался нарочито прямо, даже немного горделиво, как если бы все еще носил бело-золотое облачение. В свою очередь, когда не замечала пташка и была чем-то увлечена, он наблюдал за ней. Ненавязчиво, немного исподтишка, наслаждаясь ее компанией, узнавая былые повадки и жесты, подмечая новые. Иногда в такие мгновения ему казалось, что не было семилетней пропасти между ними, и они расстались только вчера, выскользнув из объятий друг друга, но потом реальность сминала эту хрупкую иллюзию, напоминая как далеко их отнесло друг от друга во времени и пространстве. Ощущала ли маленькая бастардка это так же? Или лишь он сам все эти годы эмоционально простоял на одном месте?
   - О, ты просто не видела мое лицо, когда я намазан этой дрянью, - весело усмехнулся Бэл, вразрез с тревожными мыслями, и выкрутил у второго тощеватого цыпленка также лапу. - Эта мазь мало того, что воняет, как дохлая кошка, так еще и цвет имеет зеленоватый. Все слуги в комнате в первый день поутру решили, что я откинул крылья. Но выражения их лиц были бесценными, когда я все же зашевелился и сел. Таких витиеватых ругательств я не слышал даже в казармах! С тех пор я сплю снаружи комнаты, на том балкончике… или галерее - не знаю как правильно назвать это зодчество. Зато свежо! Всем.
   Майлон деловито откусил мясо от кости. Он вовсе не жаловался на свое положение, скорее наоборот, подшучивал над собой и призывал к этому же Рейн. Раз уж он взялся сегодня немного повеселить бастардку, пусть в ее голове хоть немного погуляют мысли о вещах беззаботных и простых. Кречету все еще хотелось спросить у пташки о многом, но он опасался, что подобные разговоры вновь загонят ее в грусть. Зачем ворошить прошлое или грядущее, если им сейчас вполне неплохо в настоящем здесь и сейчас? С хитроватым прищуром Бэл проследил за падением куска курицы и делано строго поцокал языком в отместку за недавнее ворчание самой Рейн. Но в следующую минуту его увлекло очередное появление у поверхности пруда множества раззявленных рыбьих пастей и ярких чешуйчатых спин: золотые, белые, черные, пятнистые, как кошки, водные создания бесстрашно толклись возле беседки и казалось их можно было ловить руками.
   - И зачем только покупать еду, когда она сама выпрыгивает? - задумчиво произнес Кречет и, отломив кусочек от одной из булочек, бросил в воду. От стремительности с которой рыбы набросились на него, даже полетели брызги.
- Странное место этот остров драконов, - с доброжелательной улыбкой проговорил алифер, выбрав, как ему казалось, довольно нейтральную тему для расслабленной беседы. - Но интересное. Будь у меня свобода, то я обошел бы его весь! Тут даже рыбы диковинные. Зачем он вообще Поднебесной? Раньше алиферы никуда не вмешивались, а теперь договоры, союзы - только успевай чернила подливать! Похоже, я много пропустил.
  Отломив еще кусочек булочки, Майлон вновь бросил его в воду, не глядя на Рейн, и продолжил уплетать куриную лапу.

+1

11

Рейн могла бы с большей серьёзностью отнестись к здоровью Майлона и его ночёвке вне комнаты, но только подтрунивала:
- Надо было, когда из дома бежали, просто горшок мази в них кинуть. Или тебя, всего ей обмазанного, к ним навстречу выпустить. А то бочки… рыба… У тебя такой шанс был!
Конечно, это не помогло бы им сбежать из-под присмотра чёрного отряда Рита, но зато картина, красочно представленная в воображении, повеселила. Она казалась до нелепости смешной, но полностью соответствовала образу Майлона, которого Рейн никак не могла представить серьёзным ни годы назад, ни сейчас. Какие-то свои таланты – очаровывать дуростью – алифер не растерял в скитаниях по материку. Иногда у Рейн подмывало спросить, чем он занимался последний годы, когда оставил Поднебесную, и чем жил всё это время, но тема казалась ей болезненной. По крайней мере, для себя – точно, потому что в ответ пришлось бы рассказать о себе. Или вспомнить, почему в Поднебесной одному алиферу не рады.
Проследив за взглядом Майлона, Рейн заметила рыб в пруду.
- А, - протянула она, словно что-то вспомнила. – Это золотой карп. Они тут что-то вроде… для красоты. Местные богачи разводят их в прудах. Одна такая рыба очень дорого стоит. Живая, естественно. Впрочем, есть их – тоже едят. Но эти у них вместо кошек и собак. Одомашненные.
Рейн такой любви к рыбам не разделяла, и не понимала, как можно заменить ласковую кошку или верного пса рыбой, но драконы смотрели на это иначе. У них вообще было много странных и необычных традиций и обычаев, которые у жителя Алира не укладывались в голове, но здесь было так принято и чужие обычаи принято уважать и чтить, не осмеивая. По крайней мере, не там, где могут услышать.
Когда Майлон хоть и вскользь задел политику, Рейн нахмурилась. Она помнила, с чего всё началось и кто это всё затеял.
- Можно сказать, что остров – это приданое, которое получил Солмнир, - она старалась не смотреть на Майлона, когда говорила, и пыталась занять себя остатками булочки. – Он вместе с торговой гильдией уже давно занимался островом, но тайно и в обход Поднебесной. Учитывая его нынешнее положение в обществе, хватит желающих обвинить его в действиях за спиной императора или в пути против воли Ньёрая. На острове нет ничего ценного, но он до конца не изучен, и служит связующим звеном между нами и материком – он удобен для торговли с другими народами, не напрямую с Поднебесной. Торговля на нём уже налажена, а если Поднебесная «откроет двери» для других рас, то проще делать это через уже отработанные и проверенные связи, чем зачинать новые. К тому же, наши ресурсы сильно ограничены. Остров – большие угодья, где можно развернуться, ничего не потеряв. Отец… пытается изменить текущий уклад, чтобы желающих снести мне и Солмниру голову и посадить кого-то другого на трон, было меньше. А в последнее время этого не хочет только ленивый.
Она хмыкнула, обмыла липкие руки в воде после сладкого и снова взялась за цыплёнка. Почему-то говорить о Солмнире, политике и опасностях и при этом смотреть на Майлона ей было неловко и даже стыдно.
- Приобщая меня к делам, они пытаются подчистить мне репутацию. Я теперь… герой Зенвула и спаситель Нарин с сыном советника, - хмыкнула Рейн, показывая, как относится к этому.

+1

12

Шутки Рейн слышать было отрадно, это говорило и об ее общей расслабленности, и о том, что она больше так не беспокоилась о нем, как в первый день. Нет, с одной стороны ее суетливая забота была приятна, но с другой - Майлону не хотелось быть причиной излишних волнений маленькой бастардки - ей без него хватало проблем. И здесь, в парке, они немного забывались, точно бы весь внешний мир исчезал за кронами деревьев, и дальше видимой глазу границы не было ничего. Теплое и хорошее чувство. Бэл даже успел пожалеть, что заговорил про остров, коснувшись политики, пусть мимолетно, но Рейн точно бы стало неловко. Неудобно сделолось и самому Кречету, ведь следом за островом в разговор вторгся Солмнир и их в беседке сразу стало трое.
   Но хорошее приданое, ничего не скажешь. Майлону было сложно решить насколько правильным был такой политический ход - он в подобном не разбирался - это были дела имперского масштаба. Из документов, которые он составлял для принцессы и перечитывал, у Бэла невольно складывалась некая картина происходящего, но для полного понимания не хватало более обширного знания, и сейчас многое встало в голове Кречета на свои места. Вопросы оставались, но любопытство не стоило хорошего настроения пташки. Вот только более всех политик и стратегий Майлону желалось спросить, а хотела ли она быть принцессой? Выбора у Рейн скорее всего не было, независимо от ее желания… не стоило бередить и это. Зато отчасти становилось понятно зачем бастардку так стерегли - ее узаконивание не многим пришлось по вкусу.
   - Открытая Поднебесная, - Майлон хмыкнул, складывая обгрызанную кость на пустой оберточный лист, и отодрал от киля кусок нежной куриной грудки. - В интересные времена мы живем. Я не против открытости, но со всем уважением к твоему отцу и… супругу, все эти сделки не кажутся мне честными. Выходит, что народ драконов даже не знает с кем имеет дело и что тут планируется. Ну да потому я и не политик.
   Бэл улыбнулся, сглаживая свое высказывание и разломив уже общипанную булочку, запихал кусок мяса между двух половинок. Откусил и не прожевав до конца продолжил:
   - Но я фсефда на фвоей фтофоне! Фтобы не фотел фебя уфить, я им не пофолю.
   Проглотив злосчастный кусок, Кречет запил его из кувшина и протянул тот Рейн с видом невозмутимым, хотя ее слова о подчистке репутации вновь всколыхнули чувство вины. Но не посыпать же себя пеплом при каждом неудобном воспоминании, гораздо лучше будет создать новые хорошие воспоминания, которые однажды перевесят все плохое.
   - О, ты была в Зенвуле! Я слышал Триумвират очистил его от скверны. Ты тоже участвовала в этом? Я, признаться, никогда не подходил к нему слишком близко. Города с живыми людьми неизменно привлекают меня больше - у живых хотя бы встречается чувство юмора. А что, кстати, случилось с Нарин? - Бэл искоса взглянул на Рейн. - Я понимаю, что эта тема неприятная для нее, но все же… Она довольно милая девушка, я не хотел бы ее задеть по незнанию. Может тебе стоит чаще приглашать ее к себе на посиделки? Сама она не пойдет. Считает, что недостойна твоей компании. А в итоге сидите тоскливо по разные стороны от бумажной стены. У меня сердце разрывается!
   Майлон широко взмахнул будербродом и вновь откусил от него большой кусок, так же с удовольствием мешая сладкое и сытное.

+1

13

- Не думаю, что Поднебесная когда-нибудь станет открытой, - забыв о еде, Рейн задумчиво посмотрела в сторону на рыб, щипавших крошки в пруду.
Открытая Поднебесная и сотрудничество с другими расами – это мечта Солмнира. Рейн не отрицала, что нужно что-то изменить в алиферском мире, закрытом от всех, но понимала, что существенных изменений не будет ни с Краем света, ни без него. Алиферы, которые придерживаются другого мнения, могут поселиться на острове и жить бок о бок с другими расами, но основная масса крылатых останется в Алире, надеясь на то, что в нём никогда не появится чужаков, а бескрылые не получат возможность подняться в небо. Никто не пожелает, чтобы к ним в дверь постучалась война, а открытый мир рано или поздно к этому приведёт, и причин для этого было много.
- Да, не знают, - Рейн чуть нахмурилась. – Отец и Солмнир опасаются, что Тени Алира, узнав о том, что я здесь, или что Поднебесная планирует, решат помешать, и воспользуются случаем избавиться от меня и Солмнира, потому что в прошлый раз не вышло.
Она как-то не подумала о том, что Майлон, прожив столько лет на материке, вряд ли что-то слышал о Тенях Алира. Рейн тоже о них почти ничего не знала, пока не столкнулась нос к носу вместе с Оливером, но тогда уже было поздно что-то менять в своих познаниях. Сейчас она поступала неосмотрительно, но слишком устала от всех этих игр в политику и четырёх стен, окружённых товарищами Рита.
— Но я фсефда на фвоей фтофоне! Фтобы не фотел фебя уфить, я им не пофолю.
- Не подавись, а то не пофолять будет некому, - Рейн специально повторила произношение Майлона, хотя сама в это время ничего не жевала и не пыталась говорить с набитым ртом. Его слова она воспринимала скорее с шутовством, чем серьёзно, хотя, возможно, в минуту опасности Майлон действительно встал бы на её защиту.
«Вооружившись ножом для бумаги, ага».
Взяв кувшин из рук Майлона, Рейн сделала несколько глотков, чтобы промочить горло и «смыть» привкус сладкого, пока тот не стал слишком приторным и не перебил вкус цыплёнка.
- В Зенвуле была, но от склеры я его не чистила, - Рейн поставила кувшин на скамью между ними и продолжила: - Мы планировали с Оливером вернуться в Алир, переговорить с отцом, рассказать ему, что произошло в Зенвуле, и вместе с армией алиферов уже вернуться в город, чтобы очистить его от Проклятого древа, но отцу было не до Зенвула, - пожав плечами, Рейн обняла колено, подтянув его ближе к груди и нагло пристроив пятку на скамейке. – Меня, конечно, выставили героем Поднебесной, который узнал, что там происходит. А что до Нарин…
Рейн притихла. Говорить об этом было ещё сложнее, чем о Зенвуле и незаслуженной славы. Какое-то время она молчала, вспоминая, что произошло, и бесконечно возвращаясь в тот самый день, когда Солмнир выдернул её из военного корпуса и закинул с отрядом в гущу сражения, ничего не объяснив.
- Она младшая дочь Второго генерала Поднебесной, Хранителя Юга. Из рода Барт. Нарин вместе с младшим сыном советника Хоу выслеживала пиратов на материке. Они пытались освободить рабов, но стратегия и тактика, которые хороши в Поднебесной, не работают против пиратов и демонов, не знающих ни чести, ни достоинства. Они оба угодили в плен, и без того нарушив закон, когда покинули Поднебесную без разрешения.
Рейн не поднимала головы и смотрела только перед собой, хмурясь. Одновременно и злилась, на себя в том числе, и всё ещё чувствовала вину за то, что случилось.
- Солмнир решил, что спасти их – это хорошая возможность показать меня в Поднебесной с лучшей стороны. Меня вместе с отрядом Чёрных он заслал в притон демонов. Мы нашли Хоу, но… - запнувшись, она, казалось, сжалась ещё больше, и говорить стало труднее. – Когда мы нашли Нарин, я не заметила демона, который был в той комнате. Я замешкалась, а она лишилась руки. Я не умею работать в группе и не знала, зачем мы там на самом деле. Да и… вряд ли бы это что-то изменило.
Взгляд снова отыскал золотые и оранжевые спины карпов, медленно плавающих в пруду у самой кромки воды.
- Меня выставили спасителем, а Нарин – из дома. Она изгнанница без рода, и даже имя своё использовать не хотела. Так что я не лучшая для неё компания. Не лишись она руки, может быть, её бы и не изгнали, и помолвка с Хоу не расторгли бы.

+1

14

- А кто такие Тени Алира? - поинтересовался Майлон, хватаясь за еще один пропуск в познаниях. - Они уже пытались на тебя покушаться? Давно?
  Как бывший гвардеец Бэл хорошо знал насколько опасно быть членом импереторской семьи, а с той поры как в нее официально вошла Рейн, врагов у нее несомненно должно было прибавиться, как известных, так и неизвестных. Однако он не совсем понимал смысл в переодевании. Рано или поздно информация об этом все равно утечет. И если император Алира одобряет дела на острове, то что мешало возвести здесь обособленную и охраняемую резиденцию? Маленькую крепость, если угодно, где у пташки было бы гораздо больше пространства, и охрану можно было организовать более надежную. Как оборонятся в бумажном доме Кречет представлял себе очень плохо. Однако высказывать свое сомнения в организаторских способностях начальника всей этой миссии он вслух не стал. Подвергал ли он сам ее сейчас опасности при таком раскладе? Выходило, что да. С другой стороны эта выходка была настолько спонтанной, что ни один незримый враг не имел ни малейшего шанса к ней подготовиться и воспользоваться ей. Разве что они встретят неприятеля случайно. Но сад был пуст - хорошо, что они ушли из города. Однако внимательнее поглядывать по сторонам отныне стоило. Пусть писарю было не положено оружие, но гвардейских навыков Майлон все еще не растерял.
   Он улыбнулся передразниванию маленькой бастардки, но та вновь падала в мрачноватую тоску. Не те темы он выбирал для разговора, ох не те, но так или иначе об этом стоило узнать, ведь вряд ли у них будет возможность так запросто поговорить о подобном в стенах торгового дома. Особенно о Нарин, которая постоянно присутствовала где-то рядом. Вот уж кто настоящая тень.
   Из рассказа Рейн становилось понятно, почему она так хочет выслужиться в этой торговой компании на острове - она считала что ей незаслуженно, авансом оказали почести, которые она теперь вроде как была обязана оправдать. Может быть это было правильно с точки зрения императорской семьи, где все должны были блистать лицом и далеко прятать свое нижнее белье, но слушая, Майлон испытал въедливые чувство омерзения к этому Солмниру. И даже не потому, что тот был мужем его пташки! Бэлу претили сами способы, которыми Рит набивал репутацию ей и возможно себе тоже. Раздутая слава о Зенвуле, спасение Нарин из корыстного желания выглядеть блистательно на фоне чужого провала, само по себе положение Рейн, когда она чувствует себя обязанной отрабатывать кредит отношения к себе, как займ у ростовщика! И при этом ей ни шагу нельзя ступить куда-то по своему желанию - сразу припугнут Тенями Алира и неизбежной смертью, хотя это охрана должна ломать голову, как обеспечить безопасность охраняемой персоны, не ограничивая ощутимо ее передвижений. Императору бы попробовали так заявить, что ему никуда нельзя, кроме дворца иначе его убить могут! Мерзость мешалась со злостью, и Кречет нарочито побольше откусил от своего бутерброда, лишь бы не высказать ничего маленькой бастардке - вряд ли она оценит прямые оскорбления своего мужа. Хотя отношения у них и без этого, похоже, не сильно клеились. Темное торжество поднималось от этих мыслей в душе, но Бэл не давал ему разрастись. Уподобляться Солмниру и выбелятся на чужом непреглядном фоне он точно не станет.
   - Ну, в этом мы с Нарин похожи, - блекло улыбнулся Кречет, когда выдохнул и прожевал булку с курицей. - Изгнанники без роду и племени. Хотя ей наверно тяжелее, я то никогда не принадлежал к родовитой семье. Но точно могу сказать, что жизнь на этом не кончается!
   Улыбка стала неловкой. Майлон прекрасно понимал, как чувствует себя от случившегося Рейн. В конце концов он тоже разломал ее помолвку и все без этого могло сложится как-то совершенно иначе. Может даже первый жених был моральных качеств получше, чем Рит, а может и еще хуже. Как бы все знать…
   - Знаешь, есть у меня один знакомый, - заговорил Бэл тоже уставившись на карпов в пруду. - Не плохой в целом парень, но дерьма он в свое время натворил, что и лопатой не отгрести. И, наверно, не сделай он всего, что сделал, то все могло быть совсем иначе. Некоторые остались бы в живых, некоторые жили бы иначе. И я его не оправдываю, да он сам знает, что виноват и возможно ничем и никогда это не искупит. Однако, тут недавно он вдруг встретил девушку, которой когда-то навредил, непростительно с его точки зрения, но она, почему-то, не злилась на него. И он тогда понял одну истину - чтобы не происходило, нельзя позволять себе решать за другого, ни в радости, ни в горести, ни в том, что ему делать, ни в том как к кому относится.
   Кречет искоса взглянул на Рейн.
   - Ты решила, что не достойна общаться с ней, а она тоже решила про тебя. Вот в этом гораздо больше вреда, чем в отрубленной руке.
   Майлон запихал в рот остатки бутерброда и вновь взглянул на пруд.
  - Фсетахи, фдефняя прирофа нафефает филофию фытия...

+1

15

- Изгнанники Алира.
Рейн поняла, что сказала лишнего в присутствии Майлона, который ничего не знал о ситуации в Поднебесной, но раз он остаётся рядом с ней и тоже может попасть под удар, лучше рассказать ему всё, что она знает.
- Они хотят уничтожить нынешний уклад, потому что считают, что Поднебесная вместе с династией прогнили. Политика отца их не устраивает. Если я правильно поняла, то они охотятся на всех наследников трона. Включая моего кузена-изгнанника, чтобы не осталось других претендентов на трон. Но… кажется, никого из родов Алира они тоже не хотят пропихнуть на трон. Их главарь говорил, что они хотят, чтобы империи и наследования трона вообще не было. Что все проблемы от этого.
Что было истинными мотивами Теней – они могли только гадать, но, возможно, Солмнир и отец рассказали ей не всё, что знали.
- Три месяца назад они поймали меня… с другом, когда мы возвращались из Зенвула. Меня отправили во дворец к отцу с предупреждением, а он остался у них, - Рейн не стала рассказывать подробности того, что ей на Сосуд души накладывали заклинание. – Я должна была уговорить отца отказаться от власти, но как видишь…
Никто ни от чего не отказался.
- Поэтому меня держат здесь под стражей и следят за каждым шагом. Думают, что Тени снова попытаются меня использовать или убьют по случаю.
От Теней уже давно ничего не было слышно. Рейн не надеялась, что они сами по себе неожиданно исчезли. Скорее где-то затаились после последней облавы Чёрных и гвардейцев императора на одной из своих убежишь в стенах Алира и ждут удачного момента напасть по случаю.
- Кончается старая жизнь, к которой она привыкла, и нужно время, чтобы она перестроилась и нашла своё место. Прошлое от неё никуда не денется, как и горечь от того, что она потеряла с этими переменами, - Рейн посмотрела на кувшин, думая о том, что могла бы изменить в жизни Нарин кое-что, но возвращение руки даже магией, пусть и не из плоти и крови, едва ли что-то изменит. Поможет ей вновь стать мечником, пусть и не таким искусным как раньше, и на тренировку тоже уйдёт много времени и сил, но что ещё она могла сделать для неё? Переговорить с Хоу? Плюнуть в лицо главе рода Барт?
Майлон заговорил о себе, проводят параллель с историей Нарин, но общего в них – на скромный взгляд Рейн – было немного. И дело не в том, что Нарин родилась в родовитой семье, добилась определённо успеха в Поднебесной и славы, а потом лишилась всего. У каждого из них был выбор, как ему поступить, и их выбор привёл к тем последствиям, которые казались очевидным исходом.
Рассказ про знакомого был таким толстым, что даже Нарин, не имеющая понятия, кто такой писарь на самом деле, поняла бы, что говорит он о себе. Рейн не стала перебивать алифера и прерывать его рассказ, слушая, что он скажет дальше. Майлон, наверное, и сам прекрасно понимал, что Рейн догадается, о ком идёт речь, но всё равно продолжал.
- Не могу не согласиться, - негромко хмыкнув, Рейн прикрыла глаза, облокотившись на один из столбов, поддерживающих крышу беседки. – Эта девушка тоже думала, что при первой возможности убьёт этого алифера или закроет глаза на то, как с ним поступят другие.
И думала об этом, когда получила в подарок на свадьбу гвардейскую форму от Лаллен.
Пусть они и не упоминали собственные имена, но опасно ходили по краю.
- Может быть, - Рейн не стала отрицать, что, возможно, слишком несправедлива к себе и к Нарин, когда решает за девушку, что для неё будет лучше. Все её поступки продиктованы чувством вины, а от него никогда и никому лучше не становилось. – Ты там не лопнул ещё? – переводя тему разговора на более нейтральную, Рейн скосила взгляд на Майлона, наблюдая за тем, как их запасы еды медленно, но верно превращаются в кости и крошки.

+1

16

- Ну, я чуть не умер в сундуке! - воскликнул Майлон, разом сбрасывая все неуклюжие иллюзии о несуществующем приятеле. Рейн имела полное право на него злиться, но не злилась, и Бэл это чувствовал с самого первого дня, когда вместо ненависти его окружили заботой. Теперь же было приятно услышать и словесное подтверждение. Если бы не вина, мог бы он вернуться к Рейн раньше? Попробовать что-то искупить, вместо того чтобы искать на материке смерти? Наверно многое могло бы сложится совсем иначе. Вот только иначе не значило хорошо. Возвращение в Поднебесную с большой вероятностью означало смерть, даже без возможности увидеть пташку перед ней. Но что теперь было об этом думать. Он боялся осуждения маленькой бастардки и прожил в этом страхе целых семь лет - напрасных и непоправимых. Оставалось только хватать каждую возможную минуту в настоящем.
   Бэл не стал продолжать разговора о Нарин, дав Рейн возможность самой что-то обдумать, однако, это не значило, что он отказался от идеи подталкивать девушек друг к другу. Им обеим в жизни нужен был друг, они обе были одиноки, и ибе имели довольно сомнительные причины не сближаться друг с другом. Сам Кречет не всегда мог быть рядом с пташкой, а Нарин была, и ему хотелось быть уверенным, что маленькая бастардка сможет опереться на кого-то и кому-то довериться. Ведь не исключено, что придет день, когда его все же казнят, если не императорский суд, то разозленный советник Рит. Но стоило ли чернить хороший день печальным прошлым и суровым будущим?
   - Не-е, - протянул Майлон в ответ на вопрос о собственной сытости и размашисто похлопал себя по плотно набитому животу. - В меня еще много влезет! Я привык есть как волк - когда придется. А ты, полагаю готова сдаться?! Предлагаю немного утрясти съеденное. Как ты смотришь на то, чтобы полетать над прудом? - Бэл хитровато прищурился и скосился на пташку. - И похватать на лету рыбу! У меня руки чешутся, она в них так и просится!
   Кречет поднялся с места, ступая на край беседки, и призвал белые крылья, показывая тем самым готовность подурачиться. Даже упоминание о том, что рыба стоила дорого и могла случайно издохнуть от такого веселья, его ничуть не смущало.
   - Тебе терять нечего, рыбой от тебя попахивает до сих пор. Разве что я увижу, что ты разучилась летать, сидя взаперти!

+1

17

- И что?.. Не умер же! – хмыкнула Рейн с таким видом, словно жизнь Майлона была какой-то глупостью. И что он так о ней переживает?
Без разговоров о политике и вине стало намного свободнее и легче. Рейн не хотела возвращаться к прошлому или думать о чём-то, что в последнее время становилось причинами для выпивания в одиночестве. Одно прошлое и так находилось на расстоянии руки от неё и грозило обернуться такими проблемами, что лучше о будущем не думать. Возвращения Солмнира Рейн боялась больше, чем  слухов о странном писаре у неё в помощниках, но свои опасения она оставляла при себе, не делясь ими с Майлоном. Зачем? Она знала, на что идёт, когда тащила его на остров. Поступок был на эмоциях и не продуманным совершенно, но сейчас Рейн прекрасно понимала, что сделала.
- На тебе торговый дом разорится, - хмыкнула Рейн, смотря на то, как алифер поглаживает живот.
К еде она уже не тянулась. Аппетит исчез после неприятных разговоров, но Рейн делала вид, что просто наелась. Откуда Майлону знать, сколько она обычно съедает за раз? При нём она в прошлом ела немного и чинно, если вообще удавалось поесть.
- Утрясти? – Рейн скептически посмотрела на алифера, потом на пруд. С пруда перевела взгляд на кувшин с напитком. – А там точно ничего кроме воды и фруктов не было?.. Или они успели забродить?..
Предложение полетать и половить карпов в пруду - было глупым. Особенно, если их кто-то заметит. Как два алифера летают над водой и ловят голыми руками карпов. Местные точно сочтут их нездоровыми духом. А если ещё узнают в оном из дураков жену торговца…
- Сам лови, - хмыкнула Рейн и потянулась к кувшину, собираясь с видом незаинтересованного в глупостях алифера отдыхать в тени беседки и дальше, но слова Майлона про рыбий запах едва ли не вынудили её выплюнуть напиток фонтаном. – Да как ты…!? – возмутилась девушка, но так и не подобрала подходящих слов, чтобы выразить свои эмоции и отношение к словам Майлона.
Резко поставив кувшин на стол – будь он больше чем на половину полным, напиток точно бы расплескался – Рейн встала из-за стола, поравнялась с алифером и с решительностью во взгляде и стойке посмотрела на пруд. Карпы беззаботно плавали в воде, даже не подозревая, что на них уже открыли охоту.
Расправив серые крылья, Рейн поднялась в воздух. Когда она летала в последний раз? Во время встречи с инквизиторами на мысе в Остебене? Или и тогда не было такой возможности? Нет, кажется, тогда Солмнир запихнул её в портал, чтобы не пугать местных появлением крылатых нелюдей в небе.
Навык никуда не делся, но лететь над прудом было трудно, а уж ловить руками больших и ленивых карпов – едва ли проще, чем пескарей в реке. И всё же у Рейн получилось поймать одну рыбину, замочив рукава рубашки и наручи.
- Ха! – победоносно крикнула Рейн, разворачиваясь на лету и стараясь показать свою добычу Майлону.
Добыча отважно забилась в её руках, размахивая ярким хвостом, и выскользнула из ладоней Рейн. Карп, наверное, был не менее ошарашен собственными способностями к полёту, чем Майлон, в которого он полетел. Охнув от неожиданности, Рейн вдруг весело рассмеялась.
- Ну что? И кто теперь из нас смердит рыбой?
Как отхватить леща карпом.
Предвидя, что за эту выходку, пусть и случайную, последует возмездие, Рейн решила, что лучше отлететь подальше от алифера и не давать ему к себе приблизиться.

+2

18

Рейн ворчала, хмыкала и вела себя показательно безучастно к жизненным затруднениям Майлона, но даже сквозь все это алифер видел ее неравнодушие. За минувшие годы она определенно научилась прятать свои эмоции за напускной холодностью или даже грубоватостью, что при поверхностьном общении наверно впечатляло других и не подпускало слишком близко, но Бэл смотрел глубже и видел больше. А потому язвительные слова не задевали его - он и сам в словах должником не оставался.
    - А там точно ничего кроме воды и фруктов не было?.. Или они успели забродить?.. - поинтересовалась пташка и Кречет ухмыльнулся, потягивая раскрытые крылья: - Обычно я пью хмельное только затем, чтобы прикрыть им трезвую дурость!
   Майлон подначивал маленькую бастардку и та охотно повелась, хоть и продолжала ворчать и злиться для солидности. Может быть, идя сюда, Рейн действительно думала, что посидит чинно на природе и потрапезничает в тишине - неплохое развлечение для принцессы, но для той девчонки которую знал Бэл и которой, как ему казалось, пташка осталась - жизненно необходимо было движение: телесное, эмоциональное, мысленное. В конце концов ему самому было скучно просто сидеть и пялится на пруд, когда кругом было столько негласных развлечений.
   Рейн первой выскользнула из беседки - Кречет щедро дал ей эту фору, ну а еще затем чтобы посмотреть, как маленькая бастардка держится на крыле - простое, но привлекательное все же зрелище. Как и походка, свой стиль полета был у каждого алифера, по которому его можно было узнать в небе, даже видя один лишь силуэт. Майлон почти не видел, как летает его пташка и желал наверстать это, а потому больше следил не за рыбой в пруду, а за тем, как резвиться над водой Рейн. Она была внешне сосредоточена на этой дурости, будто бы обловля была заданием торговой гильдии, но потухшие глаза ее наконец разгорались живым огнем. Кречет не отставал. Еще непривычно широкие рукава его одежд быстро отяжелели от воды, хоть он и пытался их закатывать. А карпы, пусть и подплывали близко к поверхности показывая на солнце блестящие головы и спины, но ухватить их скользкие тельца голыми руками было задачей совсем не простой. Тут Бэл даже не поддавался, когда бастардке удалось выхватить рыбину первой. Писарь отвлекся на ее ликование, подлетая ближе, и, даже не успев сказать похвального слова, получил звонкий удар рыбьим хвостом по лицу. Несмотря на смачное звучание, хлопок вышел сильным, но неожиданным. Алифер отшатнулся, теряя с правой ноги плетеную сандалию и оставаясь в одном белом носке. Сама по себе обувка не потонула, но вот жадные рыбины, привыкшие хватать все, что падало в воду, тут же начали ее терзать и тащить на дно.
   - Вот же расписные паршивцы! - благообразно выругался Майлон и напускно сурово взглянул на хохотавшую пташку. До Фойрра приятно было слышать ее искренний смех, но и спускать ей этого просто так писарь не собирался. И Рейн, похоже, это сознавала, отлетая от него подальше. Кречет не задумываясь за ней погнался, попутно хватая с листа плавучего растения не успевшую соскочить в воду лягушку.
   - Стой, а то я запущу в тебя жабой! - пригрозил он и без того намереваясь сунуть несчастную тварь Рейн за шиворот.

+2

19

Рейн догадывалась, что Майлон не оставит её выходку без ответа. Выходка, конечно, была чистой случайностью - ну, или закономерностью, – но не отменяла того, что за ней последует возмездие. И Рейн это нисколько не огорчало. Наоборот! Подогревало интерес, добавляло азарта и поднимало настроение. Ей выпала редкая возможность беззаботно повалять дурака без оглядки на мнение общественности и титул, который накладывал на неё определённые ограничения.
— Стой, а то я запущу в тебя жабой! – грозился Май, пока в его руках, негодуя, висела несчастная лягушка.
- Хрена с два!
Рейн даже не оглянулась, чтобы увидеть, где там Майлон и его снаряд возмездия. Приложив все силы к спасению, она думала, что сможет оторваться от алифера, но где там! В ловле крылатых бывший гвардеец оказался сноровистее и удачливее, чем в поимке карпов. Очень быстро Рейн оказалась в западне из рук и крыльев, а за шиворот, жалобно квакая, упала лягушка. Влажное, липкое и мерзкое существо, которое пыталось спастись под одеждой и выбраться хоть куда-то, заставило Рейн по-девчачьи пискнуть, а потом закрутиться, пытаясь вытрясти лягушку. Но снизу выпасть она не могла из-за пояса, плотно прижимавшего ткань рубахи к телу, а добраться до неё сверху, просунув руку под воротник, Рейн не хватало ни гибкости, ни терпения.
Ничего страшного в лягушке не было, а танец со стороны казался смешным и нелепым. В будущем Рейн обязательно это припомнит Майлону и отомстит, по меньшей мере, угрём в штанах среди ночи. Так сказать, небольшой сюрприз и угощение прямо в постель. Свеженькое. Но прямо сейчас о мести думать не получалась по вполне понятным причинам, и даже когда алифер решился ей помочь и достать лягушку, ничего хорошего не вышло. Только то, что оба по неуклюжести и неосмотрительности оказались в воде.
Пруд был достаточно глубоким, чтобы промочить алиферов до нитки, а лягушке – подарить спасение в родной стихие. Несчастная жаба, спасаясь, выбралась из складок раздутой от воздуха ткани, и поплыла к ближайшему камню, подальше от сумасшедших крылатых.
Рейн перестала крутиться и пытаться добраться до лягушки. Холодная вода в пруду немного привела её в чувства. Вынырнув, девушка хмуро посмотрела на Майлона. Такого же мокрого и нелепого, как и она сама.
Вряд ли в этом пруде можно ловить рыб и, тем более, купаться, но что сделано – то сделано. Шум и всплеск воды распугали карпов и редких журавлей, которые не испугались крылатых, когда те решили полетать над водой.
- Ты… - обвинительно бросила Рейн, ткнув Майлона пальцем в мокрый нос, но так и не нашла что сказать. Хмурость ушла из её взгляда, а на лице появилась весёлая улыбка.

+2

20

Не понимающая ничего в происходящем лягушка время от времени сучила лапами, крепко зажатая в руке Майлона, и пучила глаза на окружающий мир, стремительно мельтешащий перед ней. Двое алиферов, несмотря на свои размеры, носились над прудом быстро и бойко, как ласточки. И тут главное было не открывать рот, чтобы не уподобиться образу окончательно, нахватав роящейся над водой мошкары. Бэл молчал, лишь улыбка, которую он был не в силах унять, невольно растягивалась по его точеной физиономии. Эти догонялки были тем беззаботным дурачеством, в котором вообще можно было ни о чем не думать, а просто быть и нестись в потоке возвышенных эмоций.
   Настигнуть Рейн оказалось не сложно - летала она явно не часто, за что и поплатилась, получив лягушку за шиворот. Никакого мстительного торжества Кречет при этом не испытывал, одно лишь легкомысленное веселье. И глядя на вертящуюся пташку, отчаянно пытающуюся достать ошарашенную животину у себя из рубахи, Бэл широко улыбался, посмеиваясь без голоса. Однако любовался он этим зрелищем не долго, и в какой-то момент ему стало жаль маленькую бастардку в ее бесплодных попытках извернутся, а потому попытался помочь. Тщетно. Уже через пару мгновений оба алифера упали в пруд, окунаясь с головой, и лишь широко расставленные крылья не позволили погрузиться слишком глубоко. Дальше они наоборот только мешали передвигаться в воде и Майлон предпочел их спрятать, выныривая, отфыркиваясь, отирая ладонью от воды глаза и убирая с лица налипшие волосы. Первое что он ясно увидел - это палец Рейн, обвинительно утыкающийся ему в нос, а после искреннюю лучащуюся улыбку. Авантюру с побегом из-под стражи можно было считать удавшейся.
   - Я, - согласился Бэл с глубокомысленным высказыванием пташки. - А ты теперь похожа на настоящую Рейн, - и снял с ее волос налипшие нити черно-зеленых водорослей, отбросив назад в воду. От взгляда глаза в глаза вдруг стало неловко, и Майлон поторопился замять это действием. - Гребем назад до беседки, пока нас не поймали за порчу домашней рыбы. Кто последний - тот куриная гузка!
   Выиграть Кречет не старался, это было совсем не важным. К тому же он не знал хватит ли маленькой бастардке сил преодолеть расстояние по воде. Взлетать из нее было делом совершенно бесполезным. И Майлон держался рядом, чтобы в случае чего помочь пташке не утопнуть. Добравшись до беседки, он подтянулся и сел на ее край, а затем подал руку Рейн.
   - Вот и помылись, - подытожил он. - Рыбой никто больше не воняет - ее перебивает запах тины! И кажется я потерял второй сандаль…
   Кречет задумчиво посмотрел на два белых носка на ногах и опустил их обратно в воду. После чего принялся отжимать верхнюю одежду, сняв ее, оставшись в белой нижней запашной рубахе, которая была настолько тонкой, что мокрая просвечивала все темные синяки на торсе. Снимать штаны Бэл не стал, отжав их как мог прямо на себе. Но лужа все равно скапливалась под ним от стекавшей воды на дощатом полу беседки.
  - Ты похожа на мокрую пигалицу, - попутно весело заметил он.

Отредактировано Майлон (2020-05-24 10:37:48)

+2

21

Настоящую Рейн… А что это значило? Наивную влюблённую девчонку, которая глупо кидалась в чувство, не думая о последствиях связи с гвардейцем? Беззаботную пьяницу, которая за маской веселья, грубости и иронии пряталась последние семь лет, чтобы было не так больно? У неё не было ответа. Майлон знал её юной и не умудрённой жизнью девочкой, которая смущалась его взглядов и лёгких прикосновений. Сейчас он видел её другой – тем, кем она стала после всех передряг. Вернуться к прежней себе, несмотря на то, что эта «я», всегда была глубоко внутри неё и хотела чего-то хорошего для себя, Рейн не могла. Но иногда очень хотелось…
Даже с открытыми глазами она видела то, чего не должна. И хотела то, что не могла нельзя.
Майлон протянул к ней руку, касаясь вопреки странному ожиданию, её волос, чтобы снять с них налипшие водоросли. Замерев, когда внутри будто бы кольнуло какое-то странное чувство, Рейн потупилась, словно девчонка, а потом покраснела, потому что думала, что алифер собирался прикоснуться к её щеке. Тихо хмыкнув, отведя взгляд, она дёрнула плечом, отгоняя наваждение и налипшую неловкость.
- Теперь я благоухаю ещё и водорослями.
- Кто последний — тот куриная гузка! – бросил Май, разворачиваясь в сторону беседки, и разрушил момент.
- Сам ты! – бросила Рейн, не договорив, и кинулась следом, не собираясь уступать алиферу в этом серьёзном соревновании не на жизни, а на звание куриной гузки.
Плавала Рейн не хуже, чем летала, но сделать это в одежде было сложнее, чем достать из-за шиворота лягушку. Она старалась, но всё равно не угналась за Майлоном. Многослойная одежда, в которую кутались драконы, то раздувалась в воде, образуя вокруг бастардки тёмные и белые облака, то грузом тянула ко дну. В итоге пришлось не плыть, а бежать, а бежать в воде – это ещё нелепее, чем пытаться переловить крапов в пруду.
Выбираясь из воды последней, Рейн дула губы, словно ребёнок, и смотрела на Мая снизу вверх гордо и обиженно.
Поначалу отказываясь от его помощи, она вдруг резко и крепко схватила его руку, подавляя жгучее желание опрокинуть его обратно в воду. Сдержалась.
Отжимая вещи на пару с алифером, Рейн иногда посматривала на него, отмечая, что не все раны на его теле затянулись, раз их всё ещё видно через ткань. Это вызывало беспокойство, но девушка старалась сдержать порывы. Подумала, что обязательно спросит о состоянии Майлона у лекаря и направит его к нему, чтобы проверил, насколько всё хорошо заживает.
- Пигалица, да? – Рейн посмотрела на Майлона, приподняв бровь, с таким взглядом, словно его ждёт возмездие за эти слова.
Так и случилось, когда Рейн начала мотать головой и во все стороны полетели капли воды, в том числе на алифера, стоявшего близко к ней. Волосам это почти не помогло, несмотря даже на то, что они были короткими, всего лишь по плечи девушки. Теперь они свисали влажными сосульками, а кое-где торчали неопрятным ёжиком.
Самодовольно усмехнувшись, она бросила взгляд в сторону горизонта, прикидывая сколько сейчас времени и как долго они смогут пробыть здесь без свидетелей. Рейн не хотелось этого признавать, но она понимала, что даже если их не найдут в ближайшие часы, то лучше бы вернуться до того, как это случится. Уходить и расставаться Маем, зная, что второй случай может и не представиться, она не хотела, а потому решила кое-что предложить ему.
- Я подумываю отправиться на материк вместе с грузом для Остебена. И там мне понадобится писарь.
Она говорила это будто бы невзначай, пока перебиралась на скамью.
- И думаю, что нам лучше вернуться до того, как нас найдут Чёрные. Не хочу объяснять, какие чернила мы искали в пруду.
Рейн пыталась напустить небрежности, но отчаянно не могла смотреть на Майлона, когда говорила.

+2

22

- Эй! - рассмеялся Майлон, когда в него полетели брызги с волос. Пусть сам он без того был мокрым, но инстинктивно заслонился от этой атаки локтем - получить мелкую дробь капель в глаза было все же не так приятно.
  - Ладно, уделала! - примирительно согласился он и, закончив выжимать вещи, вновь сел на край беседки прямо на пол, полубоком к Рейн, чтобы иметь возможность поглядывать не только по сторонам на случай непредвиденных гостей, но и видеть пташку.
   - О-о-о! - протянул он, когда бастардка вновь заговорила о делах и взгляд ее закономерно начал грустнеть, а выражение лица каменеть серьезностью. - Так значит ты смогла оценить мой писарский талант! Того и гляди торговые дела без меня встанут! - Бэл вдруг повалился на спину, закидывая руки за голову, и из этого положения уставился на сидящую на скамейке Рейн. Улыбнулся, разглядывая как мокрые ткани липнут к ее телу, отчетливее обозначая силуэт. - Материк, так материк. Хоть в Фойрровы ямы. Но должен предупредить, что в некоторых землях Остебена меня разыскивают чтобы повесить… у меня бывали недопонимания с законами и тамошними господами. Это чтобы вдруг не возникло неожиданностей. Хотя, думаю, мало кто станет тыкать пальцем в твою свиту.
   Кречет небрежно поморщился и перевел взгляд на крашенные в красный перекладины потолка беседки. Упоминание скорого и неизбежного расставания не радовало его самого. Казалось, что времени прошло ничтожно мало, коротеньких вдох, за который просто невозможно было надышаться, но все же это было прекрасное время. Да и они с пташкой не расставались на совсем, лишь вынуждены будут надеть прежние маски условностей.
   - Нам не стоит возвращаться единовременно. Если ты вернешься одна, то сможешь отделаться словами о том, что вышла прогуляться. Хоть Черным это и не понравиться. Не завидую я караульным… - Бэл состроил морду, которая по его мнению должна была обозначать личность не при делах. - Если мы вернемся вместе, то вопросов будет гораздо больше. Ты же можешь просушить одежду магией, - Кречет вновь запрокинул голову, чтобы взглянуть на Рейн. - И можешь не ждать. Я провожу тебя до угла и ещё немного погуляю. Может и правда найду зеленые чернила. 
   Улыбка все не уходила из уголков губ, появляясь там против воли и всякого усилия. Майлон ощущал себя вполне счастливым и чувствовал себя на своем месте рядом с Рейн. Так стоило ли грустить, если никто не умер?

+2

23

- Торговые дела скорее встанут с тобой, - хмыкнула Рейн. Впрочем, она не собиралась обижать Майлона. За последние дни алифер действительно старался оправдать возложенное на него доверие. До хорошего писаря ему ещё далеко и по хорошему стоило бы взять на его место кого-то другого, но Рейн продолжала поддерживать легенду, а Майлон – старался ей соответствовать. Даже хорошо, что она «прославилась» тем, что окружает себя алиферами, которым не нашлось места в обществе из-за какой-то ошибки. Как вышло с Нарин. Только ошибки Майлона были намного серьёзнее, и одним изгнанием он здесь не отделается. В лучшем случае, ему разобьют Сосуд, в худшем…
- …в некоторых землях Остебена меня разыскивают, чтобы повесить…
Рейн скосила взгляд на бывшего гвардейца, приподняла бровь, смотря на него очень внимательно. Как на идиота. Законченного.
С другой стороны… Что она ждала от Майлона? Этот парень умудрился во дворце нажить себе врагов с двух противоборствующих сторон. Может быть, если бы императрица не воспользовалась той ситуацией, отец бы нашёл способ, как восстановить репутацию дочери, и выдал бы её замуж за гвардейца. Хватило бы заверения, что она его любила и не желала ему смерти? Неблагородное происхождение Майлона никак не сказывалось. Алиферы тем и отличались от людей на материке, что титул и положение в обществе зависело не от крови, а от умений и талантов, но…
«Если бы он действительно любил», - немного грустно подумала Рейн, и чуть улыбнулась, поддавшись эмоциям.
- Позарился на дочь барона? – усмехнулась бастардка, но, поняв, что ершится и задевает для них двоих больную тему, быстро добавила: - Извини.
Лучше им не вспоминать прошлое, чтобы не танцевать на больных мозолях зажигательный ламарский танец.
Рейн поднялась, поправила мокрые волосы, и подсушила вещи магией, чтобы возвращаться в дом хотя бы в сухой одежде. Короткие волосы могут высохнуть по пути, благо, отрасли они не так сильно, чтобы доставлять проблемы.
- Погуляй по городу за нас двоих, а я пойду разбираться с Чёрными.
Не глядя на Майлона, бросила Рейн и вышла из беседки, ступив на тропинку из каменей, уводившую через пруд к саду.
- И чай не забудь, - бросила напоследок и скрылась из виду.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [20.08.1082] Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь