Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Край света»

Жители Анвалора часто видели, как над горами парят драконы, рассекая воздух огромными сильными крыльями. После уничтожения родины драконов, они не имели земли, но здесь, в горах, смогли воссоздать свою резервацию. «Гнездо дракона» — так она называлась. Великий Драак-Тал. Жители деревни — негостеприимный народ, который знает об алчности людей, желающих заполучить чешую и кровь драконов. Они живут своим огненным племенем, где нет места чужакам. Но вопреки своему недружелюбию, желают общего мира и стремятся к нему.



«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.05.1073] Капли дождя на клинке


[17.05.1073] Капли дождя на клинке

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/t60622.jpg

- игровая дата
17.05.1073 год
- локация
Драак-Тал
- действующие лица
Минори, Широичи


Урок, преподанный мастером меча юной ученице.

Отредактировано Минори (2020-02-28 15:32:30)

0

2

для атмосферы

С утра прошел дождь, и трава, по которой ступали ее ноги, была еще влажной. Горные вершины укрывал плотный белый туман, но здесь, в деревне, прохладный утренний воздух был чист и ясен, и упоительно пах свежей зеленью и мокрой землей.
Минори дышала глубоко и размеренно, начиная свой привычный ритуал приветствия дня. Вдох-выдох. Распахнуть сознание всему миру. Ощутить, как тело, такое юное и гибкое, наполняется энергией. Почувствовать каждой клеточкой эту утреннюю свежесть, ласкающие, как шелк, прикосновения ветра.
Будь она сейчас в истинном облике - взлетела бы, но увы, истинный драконий облик Минори все еще не обрела, хоть и ждала этого так, как ничего иного в жизни не ждала. Дед говорил, что до тех пор ей стоит тренировать и человеческое тело - она и тренировала. По его методикам, по его знаниям.
Самым сложным было - не думать, и это-то и нарушало утреннюю концентрацию духа и тела. В память настойчиво просились события вчерашнего вечера, когда к деду зашел Широичи Сэндай.

Она знала, что дед любил Широ - любил, как родного сына, которого никогда не имел. И понимала достаточно, чтобы осознавать, какую боль причиняют ему слова черного дракона. Мрачный, непокойный дух его жаждал мести - желал нести ее всем, кто некогда вторгся в его собственную размеренную жизнь, и зажигал этим огнем всех, кто слушал его убедительные речи. Долгие годы мастер Сэндай странствовал, не подавая о себе вестей - и вот недавно вернулся, и снова принялся спорить с Сейджином, пытаясь убедить старейшину Драак-Тала действовать.
Дед слушал его всегда неизменно вежливо и спокойно - и все так же неизменно отвечал отказом. Слушала и Минори - невольно, хотя ее никто и не гнал и не приказывал удалиться. Накануне вечером она подавала деду и гостю чай, а после находилась в своей комнате за тонкой бамбуковой перегородкой, занятая каллиграфией - и, конечно, слышала почти весь разговор. И то, что она слышала, смущало ее ум и душу.
Сэйджин говорил, что их дом теперь - здесь, в Драак-Тале. Что сокрытие деревни защитит их лучше, чем нападение на людей. Что им всего хватает здесь, в горах Алавес, и незачем больше мчаться сквозь туманы и грозы, утверждая свое владычество на землях, которые им не принадлежат, незачем вглядываться в недостижимые дали, проще обратить взор на то, что рядом, укрепить, взрастить, улучшить и защитить это близкое.
Но в словах Широичи была странная, страстная убежденность, к которой волей-неволей прислушивались окружающие. Он говорил о войнах, которые ведутся там, за пределами острова, о людях и нелюдях с оружием, разоряющих дома друг друга, и о том, что они непременно явятся сюда, не успокоятся, пока не найдут новый дом драконов, и необходимо предупредить их приход.
В конце концов их размеренный диалог сбился на повышенные тона, кто-то ударил кулаком по столу - и с шелестом скользнула, закрываясь дверь их с дедом дома. Как и многие другие, этот разговор не привел ни к чему.
И все же... неужели кому-то действительно понадобится приходить сюда, на Драак-Тал, где они живут столь уединенно и мирно?
Если так, то она, Минори - пусть ей всего пятнадцать - будет готова защищать свой народ. В этом ее долг. Так говорил дед.

Шаг. Другой. Поворот. Деревянный меч в руке кажется легким - пока что легким, - но тонкая рубашка на спине уже взмокла от свежего пота, а широкие штаны по низу - от влажной травы. Она не останавливалась. Эти движения были ей знакомы, как танец, и получались сами собой, естественно, как дыхание. Минори почти не думала о них - мысли ее до сих пор были поглощены вчерашним спором.
И тут она заметила его - скорее всего, не заметила бы, если бы он сам не захотел. Остановилась. Опустила тренировочный меч. Сложила руки перед грудью в приветственном жесте, чуть склонила голову.
- Мастер Широичи.
Зачем он здесь сегодня?

Отредактировано Минори (2020-02-28 19:57:36)

+2

3

По возвращении Широичи много бродил по деревне и ее окрестностям в одиночестве, отдаваясь призракам прошлого. Здесь прошла его молодость, и многие места были наполнены воспоминаниями, которые, казалось давно забылись, но теперь поднимались вновь. Укромный дом драконов, который он помнил, изменился: деревья и былые дети выросли, дома и некогда статные мужчины и женщины состарились. Неизменным был лишь уклад жизни, неторопливый, размеренный, точно бы выпавший из времени. Сейджин берег это место от перемен, и не готовил к ним никого, точно бы молодящаяся старуха, отрицающая навалившийся возраст. И на то и на другое было отвратно и грустно смотреть.
   В Драак-Тале было спокойно, настолько непривычно спокойно, что дракон не находил себе места. Тревога преследовала его. Иногда, глядя с холма на деревню, он невольно представлял себе ее охваченную огнем, а всех, кого знал - мертвыми. Их кровь растекалась по земле, а небо заполнял черный дым. И он сражался в этой иллюзии с врагами, метаясь между страхом и яростью. Меньше всего Широичи хотел, чтобы это стало правдой, и похоже больше всех понимал, насколько вероятен такой исход. Мир за пределами деревни разрастался и через несколько десятков лет в нем не будет места, где не побывают люди.

  Теперь, ноги сами вели его знакомой тропой к дому, который перестал таковым для него быть, и вчерашний разговор со стариком лишь утвердил это лишний раз. У Широичи не поворачивался язык про себя называть Сейджина учителем, хоть он продолжал обращаться с почтением к его возрасту и статусу. Он больше ничему не мог научить…
   Порыв ветра принес в лицо сбитые с листьев капли и оборванные лепестки цветов, запах земли и цветущей свежести, а до уха донеслись шелестящие по траве шаги и свист рассекаемого воздуха - характерный и знакомый. Сендай остановился, прислушиваясь, а затем свернул с тропы, направился нарушить чужое уединение.
   Встретить Минори - так вроде бы звали внучку старика - возле садов его дома было неудивительным. Как неудивительным было и ее занятие. Похоже Сейджин все еще передавал свое искусство: Широичи видел его движения в движениях девочки, знал каждое из них наперед. В исполнении молодой драконицы они далеки были еще до совершенства, но уже были ясны и отлажены. А еще бездумны. Тело повторяло заученную последовательность, но ум ее определенно был в другом месте. Атакуй он ее сейчас и этот танец собьется. Но вмешиваться в происходящее действо Сендай не торопился. Он остановился поодаль, прислонившись к перекрученному годами стволу дерева с гнущимися до земли ветвями и просто наблюдал из-под соломенных полей потрепанной шляпы. Темный, как тень, в своих одеждах.
   Минори была совсем еще юной, должно быть лет на пять старше Оборо, не больше. Точно маленькая птичка, она порхала над землей, наверняка представая себе в мыслях грозной орлицей. В свое время ему самому казалось, что овладев техникой старика он станет непобедим и он старался! Но время проведенное вне Драак-Тала показало, что совершенных техник нет. Ученики Сейджина годами варились сами в себе, не зная серьезных противников, соревнуясь лишь друг с другом и встреча с мастерами меча из прочих народов, с их стилями, могли бы неприятно удивить их. Широичи многое перенял у своих врагов, смешав эти знания со знаниями полученными от старика, и в итоге получил свой собственный стиль, который считал более подходящим для борьбы против врагов из внешнего мира, тот которому собирался учить любого, кто захочет присоединится к нему.

   Его заметили. Минори прервала свое занятие, чтобы поприветствовать и Сендай ответил ей той же вежливостью, степенно кивнув. После чего подошел ближе.
   - Ум, который фокусируется на чем-то и пребывает в одном месте, не может действовать свободно, - произнес он, останавливаясь в нескольких шагах от девушки. - Разве дед не учил тебя этому?

Отредактировано Широичи (2020-02-03 10:29:32)

+2

4

Она не сразу поняла, что он имел в виду. Опустила руки, озадаченно сдвинула брови. Ей впервые пришло в голову, что мастер Сэндай наблюдал за ней уже какое-то время и, по всей видимости, не был впечатлен.
Эта мысль обдала скулы Минори румянцем - внезапным и ярким. О воинском мастерстве черного дракона ходило множество слухов, и не один молодой дракон, в том числе и среди учеников Сейджина, втайне мечтал о том, чтобы скрестить с ним клинки. Мечтала - что уж там! - и сама Минори: что настанет день, когда великий мастер сразится с ней в дружеском поединке и уважительно кивнет, признавая ее таланты. Дед говорил, что эти таланты у нее есть, и она была горда этой его немногословной похвалой.
И вот теперь - дракон смотрел на нее, но в его спокойном низком голосе ей почудилась разве что легкая насмешка, заставившая щеки полыхнуть еще жарче. На этот раз - потому, что истинный смысл слов Широичи задел ее гордость.
- Я достаточно сконцентрирована, мастер, - Минори не хотела, чтобы это звучало оправданием, и потому постаралась отвечать со всем возможным достоинством, какое могла собрать. Сердце ее в этот момент колотилось где-то у горла, заставляя быстро пульсировать жилку на шее. - Именно этому учил меня мастер Сейджин, и я стараюсь следовать его урокам, - она намеренно не назвала Старейшину дедом, не желая, чтобы ее оценивали только и единственно как родственницу великого дракона. - Но я буду рада любому наставлению с вашей стороны.
Немного чести со стороны прославленного мастера просто посмеяться над ученицей, еще не достигшей совершеннолетия. Но Минори, кажется, догадывалась, к чему он клонит. Его появление здесь сегодня было продолжением вчерашнего противостояния - просто скрытым. Накануне он не согласился с позицией Сейджина относительно того, как должно жить драконам - а сегодня бросает вызов самой школе Сейджина.
Как последователь этой школы, она просто не могла оставить это без внимания.

Отредактировано Минори (2020-02-18 14:05:27)

+2

5

Широичи не думал смеяться над Минори: перед ним было всего-лишь дитя, чья жизнь только начиналась, и глупо было бы судить по ребенку, который не умеет еще ходить, о том, что из него вырастет. Тем более, что она была неплохо подготовлена для своих лет - Сейджин наверняка уделял внучке особое внимание - но Путь Война это не только крепость тела, но и крепость разума. И юный ум был достаточно гибок, чтобы влиять на него.
   Именно в молодняке Драак-Тала черный дракон видел теперь будущее, в таких как эта девочка. Их разум еще не был окостеневшим, как у Сейджина, именно им предстояло жить в новую эпоху, и именно им выбирать. А о том, как сделать выбор Широичи намеревался обучать в своей школе даже больше, чем владению мечом. Это будет не быстрый путь, но посеянное сейчас - даст всходы через годы.
   Демон Тумана смотрел на Минори с отстраненностью, но от его внимания не ускользнул румянец разлившийся по щекам: кажется он смущал ее. Многие в деревне робели перед ним, отводили глаза, когда он смотрел и наоборот таращились в спину. Стайки разновозрастных мальчишек волочились за ним по улицам на уважительном расстоянии, перешептываясь и прячась за углами - Широичи не подавал виду, что замечает их. Заглядывали они и в окна дома, где гостил Сендай и его близкие, а там уже старуха Чизо гоняла их со двора помелом. Такой интерес раздражал вспыльчивую натуру черного дракона, но он оставался внешне холоден, обучившись за годы скрывать порывы собственных чувств, вот только те продолжали гореть в нем, как огонь подо льдом. Особенно остро он ощутил это вчера, за разговором со стариком. Придя в его дом, Широичи мыслил, что нажитой непоколебимости ему хватит и он наконец-то на равных встанет против него, а то и превзойдет Сейджина в поединке Духа. Но внутренний огонь проломил духовные доспехи и дракон вспылил.
   Теперь, глядя на него, невозможно было сказать, что это его кулак ударил по столу, так что подпрыгнула на нем скромная глиняная посуда. Сендай даже не ответил девочке сразу. Порыв ветра играючи пронес меж ними белые лепестки, сорванные с садовых деревьев, и несколько из них зацепились за соломенную шляпу Широичи. В этот миг было слышно, как распевают утренние птицы и жужжат крыльями тяжеловесные жуки, в попытках совладать с не постоянными потоками весеннего воздуха.
   - Любой, кто начинает новую практику в чем-либо - пуст, - его разум подобен чистому листу, - неторопливо и довольно издалека начал свою мысль дракон. - Затем, он начинает учиться и должен тщательно следить за каждым своим действием, постоянно держать в уме почему он делает так и для чего. И лишь достигнув мастерства, он совершает полный круг, и разум его вновь должен очиститься и стать пуст. Это и будет истинным умением. Ты была сконцентрирована, но не на том, что ты делаешь… Не стоит начинать знакомство со лжи. С гораздо большей пользой ты могла бы принести в дом воды и пота из тебя вышло бы столько же. Ты чем-то обеспокоена?  Встань в стойку, я покажу как занять твой ум делом.

+2

6

- Я вовсе не лгала! - Минори ощутила, как щеки вновь полыхают предательским румянцем. Хотела было возразить Широичи и в прочем, но Черный Дракон явно не был настроен на спор. И к тому же...
Дед тоже говорил, что наибольшей мудростью в мире обладают старики и малые дети: их разум чист и способен познавать явления и вещи такими, какими они есть - сегодняшним днем, единым моментом, не отвлекаясь на постороннее. Возможно, о чем-то похожем говорил сейчас и Сэндай, отчитывавший ее за отсутствие концентрации.
И все же он задал вопрос.
Минори откинула со лба прилипшую прядку, выдохнула, выравнивая дыхание, встала напротив Широичи, даже не снявшего свою широкополую соломенную шляпу. Его глаза, скрытые в ее глубокой тени, казались двумя пылающими угольками.
- Я слышала ваш разговор с мастером Сейджином накануне, - наконец, отозвалась она, перехватывая рукоять деревянного меча обеими руками. Быстрые ноги чуть согнуты, спина ровная - даже совершенствованию стойки она посвящала изрядное количество времени. А Сейджин и вовсе мог выхватить меч единым, слитным движением, мгновенно поражая тренировочное чучело - или нерасторопного врага! - и этому умению он тоже обучался несколько лет. - Я вовсе не собиралась подслушивать его нарочно, но вы, мастер Широичи, были крайне... громогласны, - она подавила мгновенную улыбку, вызванную тем, что и горделивый дракон очень даже способен был потерять концентрацию, в чем упрекал ее сейчас. Не хватало еще, чтобы он принял эти слова за насмешку. - И я не понимаю. Разве может дух, стремящийся к мести, быть... чистым? Разве ненависть не отравляет самое сердце, сбивая концентрацию и оскверняя всякое начинание? Разве драконы, поставив себя выше прочих, не сходят тем самым с назначенного им пути, отринув свое совершенствование? Мы сильны в своей цельности, - вспомнила она слова деда, - и разве не раздробит нашу сущность желание отомстить тем, кого мы даже не знаем?
По отполированному деревянному клинку скатились холодные капли, сброшенные с близкой яблони. Минори, не мигая, смотрела на старшего дракона. Какой странной и чужеродной казалась его темная фигура этим прохладным, очищенным, свежим утром...

+2

7

Минори попыталась возразить, но вовремя сообразила, что этого делать не стоит, отступила, послушалась, вставая в показательно ровную боевую стойку и давая ответ на заданный вопрос. Вот только ответ Широичи не понравился. Его верхняя губа презрительно дернулась, а недовольство, блеснувшее в глазах, он спрятал за полями шляпы, ниже опустив голову. Девчонка говорила не своими словами, черный дракон слышал в них речи старика, его мысли и его суждения. Сама Минори была еще слишком юна, чтобы думать своей головой и слишком мало видела. Не она одна, многие драконы даже более старшие, выросшие под крылом Сейджина судили о мире только с его слов, смотрели его глазами. И Демон Тумана намеревался показать им другую сторону привычного.
   Пожалуй, если бы именно Минори пошла за ним, как когда-то Юрико, тогда вера в идеалы старика среди других драконов пошатнулась бы быстрее, ведь даже его дети отвернулись бы от него. Юрико была первой, кто когда-то назвал Широичи мастером, кто разделил его идеалы, и черный дракон был благодарен ей за ее вверность и поддержку все минувшие десятилетия. Но вместе с тем он испытывал темное торжество, думая, что именно дочь Сейджина находится рядом с ним, чувство праведной правоты и всецелого обладания.
   Коротким движением руки, Широичи сорвал длинную травину с кисточкой на верхушке. Несколько капель сорвались с нее, попав дракону на руку, и он задумчиво сунул зеленый стебель меж зубов, пожевав.
   - Месть? Это тебе говорит твой дед, что я жажду мести? - спросил Сендай, вновь поднимая голову, чтобы видеть лицо Минори. - То, что Сейджин называет местью, для меня поиск справедливости. Он говорит обо мне так, будто бы я желаю завоевать весь мир, но я желаю лишь отвоевать драконам место, где бы они жили не прячась и где с ними считались бы прочие народы. Не мои учения преисполнены гордыней, а те, что твердят будто бы мы должны думать о других расах, всепрощать и быть выше. Это Сейджин считает, что мы выше всего и всех, хотя сами прозябаем, забившись в горы. Я думаю исключительно о своем народе, и хочу чтобы он не боялся показываться миру, хочу чтобы другие боялись нас тронуть! Разве это не истинное равенство?
   Широичи с испытующим вниманием заглянул в глаза девочки и полукругом, непринужденно обошел ее. Он вовсе не собирался вставать против ее меча, он желал его направить.
   - У тебя хорошие задатки. Не твоя вина, что ты не знаешь прочие народы, но зная, понимала бы меня. Драконам пора перестать прятать трусость за мудростью. Представь своего противника. Он перед тобой - твоя тень и твое отражение. Куда ты станешь бить? Где тебе видится его слабость? Живой враг не чучело, от которого можно отвлечься на свои мысли. Врага нужно изучать. Сегодня твой враг ты сама.

Отредактировано Широичи (2020-02-15 17:12:53)

+2

8

Что-то в словах Широичи - плавных, гладких, вроде бы правильных, - было не так. Царапало сознание. Кусалось, словно заползший в ботинок муравей. Минори не могла понять, что именно, хотя хмурила темные брови, пытаясь уложить в голове все это - новое для себя, непривычное, странное.
Затем поняла: взгляд.
Именно глаза Широичи выдавали его и слишком расходились с его же речами. Он говорил, что не жаждал мести - но его глаза горели мрачным, яростным огнем. Он говорил, что не желал войны, но именно на словах о прозябании драконов и обретении нового дома его голос звенел опасной, холодной сталью.
Его слова пахли дымом и кровью - и все же было в его мечте нечто... притягательное. Возможность расправить крылья и без опаски летать над миром и морем, говорить с людьми, не скрывая своей истинной природы, отправиться путешествовать, не боясь, что станешь жертвой чужой алчности - все это задевало потаенные струны души, тайные желания, о которых Минори не говорила деду. Слишком осторожному, стремящемуся упорядочить и подчинить определенным правилам всю жизнь в Драак-Тале.
Она встряхнула головой - и встретилась с Широичи глазами. В зрачках черного дракона кружилась бездна, и Минори спряталась за ресницами, быстро, словно юркнула в безопасное убежище. Неприятным и жестким был его взгляд, жадно ищущим, ловящим каждую ее ошибку.
А ошибаться ей сейчас было ох как некстати.
- Но разве не приведет это стремление к войне, которая будет длиться бесконечно? - все же задала она вопрос. - Люди Анвалора добры к нам и живут с нами в мире - разве они нам враги? А если все вокруг враги, то о каком доме можно мечтать? Если нас будут бояться, мира не будет никогда...
Сейджин говорил об этом не раз и не два. Разделишь чужую радость - умножишь свою, а ищешь врагов - непременно найдешь. Сейчас они не искали врагов, и вполне способны были оборонить Драак-Тал от вторжения чужаков, но что будет, если выйти в мир и открыто бросить вызов тем, другим? Эльфам, людям, алиферам, ламарам... всем тем странным созданиям, почти никогда не бывавшим в их скрытой маленькой деревне.
Минори представила себя сражающейся против целого мира. Как познать врага, если враг - везде?
Ее собственная тень возникла перед внутренним взором - маленькая, нерешительная, неуверенно державшая меч рядом с грозной тенью Широичи, тихо, вкрадчиво обходившего ее кругом. Ей не нравилось то, какой видит ее мастер Сендай. Она не такая. Она не враждует с собой. И с миром тоже не враждует. Зачем превращать воинское умение в орудие мести?
- Я не враг самой себе, - Минори опустила меч, вновь вскинула глаза на Широичи, и на этот раз не отвела взгляда. - И в том нет трусости. Мастер Сейджин всегда говорил, что поиск врага нарушит твой собственный покой. Он видит, что и ваш покой нарушен, мастер Сендай. Вам не нужно враждовать с ним, он вовсе не желает вам зла...

Отредактировано Минори (2020-02-18 14:04:32)

+2

9

- Только если нас будут бояться - будет мир, - с нажимом произнес Широичи и перегнал длинную травину из одного уголка рта в другой. Заняв место сбоку от Минори, он вновь замер, наблюдая за ней, недвижимый и казалось бы непоколебимый. Только ласковые порывы ветра путались в широких рукавах его одежд, и раскачивали выбившиеся из-под шляпы пряди черных с сединой волос. - Мир и есть вечное противостояние. То что Сейджин называет миром - это вечное бегство. Когда встречаются два вооруженных воина на одной дороге они скорее разойдутся миром, чем если один из них будет невооружен. Когда люди видят у тебя меч они десять раз подумают хотят ли на него напороться. Только так создается мир.
   Слова про Анвалор черный дракон сознательно проигнорировал, большинство его жителей даже не догадывалось, кто живет у них по соседству, и уж тем более мало кто знал, как найти Драак-Талл - Сейджин хорошо научился прятаться. Настолько хорошо, что драконы скоро вовсе забудут, что они драконы, скрывая свою истинную суть! И эту философию он насаждал новым поколениям и называл Покоем?!
   Минори опустила меч, взглянув с непозволительной дерзостью. В этот момент в ней ясно читалась готовность отстаивать заблуждения своего учителя. Хорошее качество, но как всякое оружие способное одновременно уничтожать и защищать, эта слепая убежденность губила будущее целого народа.
   - Мастер Сейджин слеп, если не видит своих врагов! Их даже искать не нужно! - голос Сендая загремел, показав всю свою мощь, которая годами преодолевала рев морского ветра и лязг сражений. Теперь же среди цветущего сада он грянул как громовой раскат, заставив притихнуть щебетание птиц поблизости. Пожеванная травина упала на землю и Широичи стиснул зубы, сам не ожидая насколько громкими будут его слова. С заметным недовольством он шумно выдохнул и продолжил разговор гораздо тише: - Покой Сейджина - это закрыть глаза и не замечать ничего, притвориться, что ты не дракон. Мне не нужен такой покой. Мне больно видеть во что превращается мой народ. Посмотри на себя!
   Черный дракон повел рукой, неопределенным жестом окинув фигурку девочки.
   - Каждый из нас враг самому себе! Каждый день ты должна побеждать этого врага! Любовно принимая свою слабость - ты останешься слабой. Стоячая вода становится болотом! - Широичи подался чуть вперед, нависая над девичьей фигурой, глядя ей прямо в глаза, раз уж она смела бросать ему такой вызов. И в янтарных глазах дракона горело гневливое пламя. - Сейджин не желает мне зла? Его бездействие наивысшее из зол! Встань в стойку и посмотри на себя вновь! Зачем ты вообще взяла меч?!

+2

10

Она уже видела подобную вспышку гнева прежде - как раз вчера, за разговором Широичи с дедом. Но тогда этот гнев не был направлен на нее саму. Теперь же...
Голос черного дракона больше напоминал звериный рык. Глаза в густой тени полей широкополой шляпы горели яростью. От него исходил слабый запах разогретого металла - словно в отцовской кузнице, когда раздуют меха, и пламя на угольях полыхнет коротко и жарко.
Поначалу Минори опалило этой вспышкой, выбило из равновесия и, оробев от неожиданности, она отступила на несколько шагов назад, когда Широичи приблизился. Воспитанная в спокойствии и почитании старших, девушка не привыкла открыто перечить, и не привыкла к тому, чтобы кто-то повышал на нее голос, и в особенности - знаменитый мастер меча, черный дракон, любимый ученик Сейджина. Она слышала, с какой теплотой вспоминал о нем дед - с теплотой и горечью, как о ребенке, которого он не сумел спасти.
Тогда она не понимала, от чего его хотел спасти дед. Теперь же - видела воочию. От всепоглощающей ненависти. От жизни, полной сражений. От ночей, полных кошмаров. От холода одиночества, в котором его согрело бы только собственное неугасимое пламя злости.
А он ответил Сейджину этой вспышкой ярости...
Искра его гнева упала на благодатную почву. Широичи мог сколько угодно и что угодно говорить о самой Минори - но не о Сейджине. Не о той жизни, которую она искренне любила.
- Чтобы... чтобы защитить себя и тех, кто мне дорог, - страх в глазах юной драконицы медленно сменился ответным огнем. Опущенный было меч взлетел вновь - острием к Сендаю, заставляя его отстраниться, отступить. - Чтобы никому из нас больше не пришлось скитаться двести лет по морям в поисках врага, которого можно было бы ненавидеть, платя сородичам черной неблагодарностью. Чтобы никому из нас больше не пришлось кого-то терять!
Она взмахнула клинком, и бамбуковый меч описал в воздухе широкую свистящую дугу. В стойке Минори больше не было неуверенности или нерешительности. Ветер трепал пряди черных волос, выбившихся из-под ленты, но она не обращала на это внимания, не сводя глаз с дракона.
- Вот зачем я взяла меч, Широичи Сендай!

Отредактировано Минори (2020-02-24 10:51:11)

+2

11

От поднятого меча, даже деревянного, Широичи инстинктивно отпрянул, уходя на ту дистанцию с которой бы его нельзя было достать не сделав хотя бы шаг. Девчонка бросала вызов ему и в ее глазах не было больше страха, только горящая злость - внутреннее пламя, которое и должно было гореть в каждом драконе. Огонь никогда не находился в покое! Сэндай бы даже порадовался этакой решимости и такому рвению, если бы в словах Минори все еще не слышался упрек старика.
   - Давай же посмотрим, чему Сейджин тебя научил и сможешь ли ты защитить хотя бы себя после всех его потуг! - глухо рыкнул черный дракон, извлекая из-за широкого матерчатого пояса свой меч вместе с ножнами. На какое-то мгновение могло показаться, что Широичи намерен использовать против девочки настоящие оружие: взявшись одной рукой за устье ножен, второй Сэндай вытянул непривычный для здешних мест прямой меч. Весеннее яркое солнце игриво блеснуло на смертоносной стали, заиграло на алых атласных нитях кисточки темляка, которым был украшен хищный эфес. Однако в следующую минуту боевое оружие легло в сочную траву, заставив кузнечиков выпрыгнуть в разные стороны. В руках у черного дракона остались лишь ножны и их окованный металлом наконечник был направлен в сторону Минори. Широичи даже не стал перекладывать это импровизированное оружие из левой руки в правую, встав в левостороннюю стойку, настолько низкую, что сравнялся в росте со своим противником.
   Никакого традиционного приветствия принятого перед началом любого тренировочного поединка в школе Сейджина не последовало. Черный дракон атаковал, стремительно и быстро прямым колющим ударом. Все его движения были лишены широких и размашистых жестов, присущих рубящей технике. Широичи расчетливо выискивал слабости в защитах Минори, не давал ей продыху, наступал и теснил ее. Любое попадание по телу в тренировочном бою уже считалось поражением и поединок должен был бы начинаться заново, однако Сэндай не останавливался, точно намеревался наоставлять девчонке как можно больше синяков.

Отредактировано Широичи (2020-02-25 20:08:40)

+2

12

Вот теперь его злость стала обжигающей. Минори почувствовала ее на себе - мгновенную вспышку, словно удар хлыста. Его голос превратился в рычание, и на какое-то мгновение ей показалось, что он, опустивший руку на рукоять меча, попросту зарубит ее, не совладав с собственным гневом - и сердце кувыркнулось где-то у горла.
Но нет. Широичи оставил себе лишь ножны, небрежно держа их в левой руке, словно его противник не представлял для него ровным счетом никакой сложности.
Впрочем, так оно и было.
Первый же рывок атакующего черного дракона она едва не пропустила - еле успела выставить меч, парируя удар - и он был такой силы, что отдался в ее ладонях.
Он был беспощаден. Минори ожидала, что злость лишит Широичи сосредоточенности, но она ошиблась. Он действовал со сверхъестественной расчетливостью и почти неуловимой скоростью, не делая скидок ни на возраст, ни на опыт. Его деревянные ножны вспарывали воздух тут и там, и Минори почти сразу поняла, что отбить их ей не удастся.
Это была незнакомая ей техника - жесткая и быстрая. Он не рубил, а колол, мешая блокировать или отражать, и юной ученице оставалось лишь уворачиваться. Снова и снова. И снова и снова. Она была проворной и быстрой - пожалуй, самой ловкой среди всех нынешних учеников Сейджина - но уже через минуту такой концентрированной ярости запыхалась, рубашка на спине промокла от пота, мокрые пряди прилипли ко лбу. Широичи словно не знал усталости: он рубил и колол, и несколько раз Минори уже больно получила по рукам и бедрам.
По правилам, поединок пора было прекратить, но черный дракон плевал на правила, а сама Минори не могла просить у него пощады. Только не у него. Только не сейчас. Она упрямо стискивала зубы, все сильнее, перехватывала мокрую от пота рукоять и снова уворачивалась. Отражать она уже не пыталась - каждый блок черный дракон почти мгновенно переводил в новую атаку, заканчивавшуюся новым болезненным тычком.
Бамбуковый меч все ощутимее оттягивал руки. Широичи выматывал ее, и Минори понимала, что одними уворотами не окончит сражение. Да и край выложенной камнем тренировочной площадки был уже близок - она ощущала его напряженной спиной, - а в высокой траве сражаться будет в разы сложнее.
И она попробовала атаковать сама - Широичи приглашающе открылся для атаки, и в какое-то мгновение она почти поверила, что ей удастся достать его.
Но в следующий миг ей под ребра влетел таран. Или так ей показалось.
Задыхаясь и хватая ртом воздух, Минори выронила меч и повалилась на колени, сгибаясь. Перед глазами плясали искры. Деревянные сандалии Широичи были совсем близко, перед самыми глазами - топтали пробивавшиеся сквозь камни зеленые травинки.

Отредактировано Минори (2020-02-27 14:47:57)

+2

13

Давно прошло время, когда злость Широичи была слепой, когда Сейджин ставил ее в упрек и называл слабостью. Тогда юный черный дракон частенько сам получал синяки от учителя, просто потому что кидался на противника опрометью, напролом. И очень долгое время Сэндай верил что должен уподобляться учителю, и очень долгое время злился от того, что не может соответствовать. Понимание того, что он другой пришло к Широичи запоздало, и до сих пор он винил старика за то, что тот желал выплавить из него то, чем бы он никогда не мог стать - второго себя.
   И в тот момент, когда черный дракон перестал считать гнев слабостью, он многократно вырос в своем умении. Его пламенная натура была особенностью, которую он отточил, научившись не подавлять, а концентрировать свои силы телесные и духовные, призывать для схватки весь свой внутренний резерв. Да, Широичи слабел, когда вспышка гнева проходила, но с некоторых пор дождаться этого момента мог уже далеко не каждый... 
    Юная Минори шансов на это просто не имела, даже в своих попытках выскользнуть из-под атаки и отступить. Однако видимая легкость в скорости и движениях тоже стоила Сэндаю усилий: дорожки пота пролегли по его вискам, пот пропитал волосы под жаркой шляпой и заставлял липнуть ткань одежд на груди и к спине. Но дыхание дракона оставалось все таким же ровным.
   Видя, что под его напором девчонка собирается отступать пока земля под ногами не кончится, Широичи открылся. Уловка была старой как мир, и измотанная Минори с надеждой ухватилась за эту возможность нанести хотя бы один удар в унизительном для нее поединке, больше похожем на избиение, чем схватку.
    В последний момент перед тем, как деревянный клинок меча должен был его коснуться, Сэндай ушел с прямой линии атаки в бок, одновременно нанося Минори удар под дых не вооруженной рукой.
    - По количеству синяков ты сможешь наглядно увидеть свои слабые стороны, - шумно выдохнул черный дракон, отбрасывая наконечником ножен тренировочный меч девочки, дабы ей не взбрела в голову глупость хвататься за него вновь. Сам Широичи в ее возрасте так и сделал бы - вставал и вставал, пока сознание не оставило бы его, глупо и упрямо. Впрочем, Юрико считала, что он оставался таким до сих пор…
   - И подумай много ли ты смогла защитится, постоянно удирая. Рано или поздно тебя нагонят. Только бьющий на опережение - имеет преимущество.

+2

14

Боль мешала дышать. К горлу подступала тошнота, и Минори с трудом сдерживалась, прижимая обе руки к животу, словно надеясь инстинктивно защититься от нового удара - которого, разумеется, не последовало. Широичи не спешил добивать - лишь оттолкнул ее меч туда, где она не смогла бы до него дотянуться, если бы вдруг вздумала это сделать.
Его голос долетал откуда-то издали, сквозь звон в ушах, но даже так Минори слышала в нем самодовольные, покровительственные нотки. Обида, злость и боль застилали глаза, и она, даже не поднимая головы, могла представить выражение лица черного дракона. Словно одержав верх над ученицей школы Сейджина, он одержал верх над самим старым учителем...
Что сказал бы Сейджин? Что она подвела его?
Нет, вряд ли.
Он сказал бы...
Сэндай все еще стоял над ней, черная фигура против слабого утреннего света. Ждал? Ждал. Что она разозлится и попытается напасть? Что она заплачет?
Минори сделала несколько неглубоких вдохов, пытаясь восстановить дыхание, как учил дед. Медленно выпрямилась, несмотря на боль и головокружение - по-прежнему не вставая с колен. Лицо ее было мокрым от пота, губы искусанными, волосы растрепались, все тело - абсолютно все, как ей сейчас казалось! - болело от ударов, что непременно станут синяками. И все же она села ровно, подняла голову на Широичи.
И улыбнулась. Уверенно и мягко, как улыбнулся бы Сейджин, хотя в самой глубине темных глаз можно было заметить тлеющие угольки.
Любой твой соперник - твой учитель. Не воспринимай поражение как собственное унижение, ведь он научил тебя...
Если Широичи ожидал увидеть ее гнев и ярость и посмеяться над крахом учения Сейджина - он этого не дождется.
- Я... благодарю тебя, Мастер Сэндай... - по частям выдохнула Минори, борясь с желанием согнуться от боли, и внезапно ощутила, что то, что с ней произошло - действительно всего лишь урок. А вот какой именно - над этим она поразмыслит позже, когда окончательно справится с обидой и досадой. - Ты указал мне... на слабости в моей защите... и теперь я этого не забуду. Спасибо, что уделил... свое время.
И она опустила голову в поклоне, открыв черному дракону беззащитную шею под затылком.

Отредактировано Минори (2020-02-28 13:50:36)

+1

15

Широичи смотрел, как девчонка сжимается от боли у него под ногами, как широкие рукава ее тренировочного наряда метут мелкое каменное крошево и песок. Лучи утреннего солнца, пробившись сквозь ветви деревьев, не к ситуации радостно заплясали на ее вмокшей спине. В сердце у черного дракона не засочилась жалости. Любое свое поражение каждый должен был пережить и встать, подняться назло своим врагам.  Сэндай ждал от Минори справедливого гнева, ярости, которая бы отринула всю милосердную философию Сейджина, всю его унижающую жалость к противникам…
   Но девчонка улыбнулась ему, и Широичи скрежетнул зубами. Она благодарила его, и черный дракон все еще слышал слова старика, насмешливые и упрямые. Она поклонилась ему со всем почтением, но Сэндай не чувствовал удовлетворения. Он смотрел на ее беззащитную тонкую шею, и испытывал черное желание свернуть ее.
   Стиснув зубы так крепко, что желваки проступили на щетинистых щеках, дракон высоко вскинул голову, и оставил Минори без ответа. Верность была хорошим качеством, как ее не поверни, и девчонка была верна своему учителю. Но и Широичи был верен своим убеждениям. Пусть сейчас Минори выиграла битву духа, война за молодые драконьи умы еще только начиналась. Каждый в Драак-Тале вскоре задумается так ли хорош тот путь, которым десятилетия вел драконов Сейджин, точно баранов. Сэндай собирался напомнить своему народу, зачем боги подарили им крылья, зубы и когти, наделили всепожирающим пламенем! Однажды поймет это и упрямая девчонка в его ногах, и встанет не против, но позади.       
   Широичи раздраженно хмыкнул и отступил от склоненной Минори. Подобрав из травы свой меч, он направился прочь от сада. Неудовольство и решительность кипели в нем, настолько бурно, что проходя мимо одного из деревьев, черный дракон одним текучим движением перерубил цветущую ветвь, и лишь тогда спрятал клинок в ножны.
    Мир вокруг продолжал радоваться весне, точно бы не было жестокого урока.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.05.1073] Капли дождя на клинке