Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » И он пришел


И он пришел

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

игровая дата
~ первые числа 03.1082
локация
Альянс Девяти, г. Акропос
действующие лица
Гипнос, Оливер

Ничем не примечательный студент Оливер Шоу прибывает в разлагающийся Акропос с письмом от своего учителя, которое даёт ему полномочия получить бумаги с исследованиями и отвезти в академию Лейдера. Поручение много ума от посланника не требует, а вот везения ему потребуется изрядно.

+1

2

Стук трости – и шелест тяжелого плаща по каменным плитам. Снова неровный стук – и шуршание. Гипнос Беннатор спешил в свою комнату, чтобы там, укрывшись от любых посторонних глаз, прочесть долгожданное письмо.
Как же редко он их получал! До сих пор его единственным собеседником извне оставалась Камелия де Катос, единственный соратник и союзник в исследованиях. И все же область интересов Камелии лежала подчас слишком далеко от его собственных. Камелия – теоретик, а не практик. Артефактор, а не некромант, а Гипносу нужны были именно некромантические познания.
И он написал в Лейдер, не слишком надеясь на ответ Цитадели знаний.
Безумный, искалеченный Гипнос Полумертвый, наследник загнивающего Акропоса, города, от которого давно отрекся Магистр Призыва… кому там, в башнях и лабораториях лейдерской школы, нужны были его исследования? Кого интересовали его дела? Акропос существовал отдельно от остального мира, огражденный, словно чумными флажками, собственной дурной репутацией.
И все же, после того, как они с Джеральдом де Катосом уничтожили странную тварь, принимавшую чужие обличья, Гипносу это дело не давало покоя. Кто-то создал это существо. Кто-то приложил усилия к тому, чтобы вывести этот новый вид нежити, так разительно отличавшийся от всех химер и големов, до сих пор виденных Гипносом. Признавая опасность, которую несло это открытие, молодой некромант не мог не восхититься тем, с каким тщанием сделано – если так можно было выразиться – это существо, как продуманы все его органы. Гипнос вскрыл тело, со всей осторожностью, на какую был способен, но так и не нашел ничего, что могло бы пролить свет на его изменчивую природу.
И ничего, что указало бы на его создателя.
Именно поэтому Гипнос все же решился. Пытаться узнавать что-то в одиночку – долго и бессмысленно. В Лейдере же наверняка могут найтись и более пытливые умы, чем его собственный, и ресурсы на исследования.
В своем письме Полумертвый подробно описал странное создание, упомянул о необычных способностях твари и ее потенциальной телепатической связи с неведомым хозяином, и намекнул, что уже провел некоторые исследования, результатами которых готов поделиться с ученым сообществом. Самой тварью он делиться готов не был – но об этом умолчал.
Кто знает, быть может, ему даже позволят обучаться, пусть и на расстоянии, пусть и только по переписке… учителя, посещавшие Акропос по приглашению Магистра, больше ничему не могли научить искалеченное дарование его наследника, а более сведущие мастера ехать не соглашались.
Почти не чувствуя боли от волнения, Гипнос проковылял в собственные покои, плотно затворил двери, добрался до стола и вскрыл плотный конверт, принесенный магическим вороном, ножом для бумаги. Крепко сжимая письмо в руках, отошел к окну, чтобы прочесть коротенькое послание при тусклом свете угасающего, темного дня.

«Милорду Гипносу Беннатору, наследнику Акропоса.
Ученый совет Лейдера в настоящее время, в целом, не заинтересован в сотрудничестве с исследователями извне, не принадлежащими к сообществу Школы, и в изучении новых, как вы изволили заявить, видов неживых существ. Однако господин Киранис Оррван, вивисектор, автор трактата «О природе рукотворных созданий», выразил свой личный интерес к вашему вопросу. Господин Оррван направляет в Акропос своего студента, Оливера Шоу, наделенного полномочиями ознакомиться с вашими трудами и привести их результаты в Лейдер.
Студент Шоу прибудет в Акропос в первых числах зимобора. Просим вас обеспечить безопасный проезд по землям, находящимся под управлением вашей семьи – совету известно об участившихся нападениях бесконтрольной нежити на территории города.
С уважением,
господин М. Айрон, секретарь Лейдерской школы магии и наук».

Гипнос тяжело оперся о каменный подоконник, глубоко, как мог, вдыхая холодный весенний воздух, и засмеялся, нервно вздрагивая плечами. Акропос, темный и щерившийся острыми иглами башен и защитных сооружений, лежал под его тонкими птичьими пальцами.
- Они бы еще позже прислали это письмо, - пробормотал Гипнос, обращаясь не то к мертвому брату, который все равно не мог ответить, оставаясь, тем не менее, бессменным и подчас единственным его собеседником, не то к полумертвому городу. – Тогда и охранять было бы некого…
Разумеется, никакую охрану приезжему студенту он обеспечить уже не успевал. Если расчеты ученых мужей, задержавших ответ (нечаянно или намеренно?) были верными, студент Оливер Шоу уже должен быть где-то на территории города.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

+3

3

Небольшой продовольственный караван следовал из Атропоса к городу близницу Акропосу по главному тракту. Состоял он из трех телег, груженных бочками и мешками, с впряженными в них мертвыми лошадьми, бегущими размеренной ровной рысью. Пожалуй, только такие твари могли выдержать путь, где любая остановка и промедление могли обойтись дорого: сама земля была здесь неспокойной, не говоря о слоняющейся бесконтрольной нежити, которая по слухам буквально заполонила окрестности полумертвого города.
   Оливер сидел на козлах рядом с возницей первой из телег с интересом вглядываясь в однотипно-унылый пейзаж, иногда свинцовым карандашом что-то записывая или зарисовывая в свой журнал - потрепанную тетрадь с гибкой кожаной обложкой. На одном из ее листов среди вдумчивых записей и анатомичных рисунков красовалось корявое и ярко-чернильное изображение распутно обнаженной женщины, теперь стыдливо-густо заштрихованное. То было дурацкой выходкой Натана, который должен был сопровождать Оливера в его экспедиции. Однако, когда они оба оказались в Атропосе, вырвавшись из опостыливших стен Лейдерской школы, Натан быстро взвесил, что в городе с возможностями разнообразно развлечься гораздо лучше, чем в городе, где можно разнообразно умереть. А так как в письме от мастера Оррвана значилось всего одно доверенное имя - Шоу, Натан заявил, что преподавательский любимчик один и может со всем справится, в то время, как его подождут здесь. Дорожные деньги он, однако, предлагал поделить в свою пользу, для чего даже взял в заложники упомянутую тетрадь, замарав своими художествами девственные листы. Оливеру пришлось согласится на требования, однако рано утром перед самым отъездом, он все же вытащил кошель с монетами из-под лежака подгулявшего за ночь товарища и отправился в путь с чувством удовлетворения и отмщения за свой журнал. 
   Возница ворчал, что лучше бы юнец взял с собой оружие или охрану, а не “писульки”, но вместо ответа Оливер лишь молчаливо зарисовал стариковский профиль с кустистыми бровями на край листа. Этот человек казался студенту настолько старым, что даже возникали сомнения жив ли он. Мертвечиной от него, однако, не веяло, в отличие от лошадей. Скелеты обтянутые шкурами, с тускло светящимися пустыми глазницами - они наверняка были созданы еще при деде возницы, о чем свидетельствовал их потрепанный и много раз залатанный вид. Даже студенты сейчас могли поднять более совершенное рабочее создание, если относились к своей учебе достаточно серьезно. Оливер зарисовал одну из кляч, попутно раздумывая, что бы усовершенствовал в ней, отчего вскорости рядом появились наброски ездовой химеры, довольно отдаленно напоминающих исходную лошадь.
Вопреки беспрестанным байкам старика, дорога выдалась даже скучноватой. Проблем с нежитью так и не возникло, однако возникли иные опасения:высылая их с Натаном в Акропос учитель обещал, что им будет предоставлено сопровождение до самой обители магистра, но на первом же сторожевом посту о прибытии студентов никто не знал, как и на втором, и на третьем… Возница только добавлял страстей, рассказывая про монструозного наследника Беннатора, чье существование не иначе как притягивало нежить, и как бы юному бедолаге не оказаться очередной жертвой его ритуала, а то и просто ужином.
   Оливер же лишь уныло заметил, что если бы его ждали на ужин, то точно встретили бы… Скорее всего про студента забыли. В случае с неприметным Шоу это случалось частенько и в какой-то степени даже закономерно: его теряли в открытой аудитории, забывали даже если он стоял рядом с чьим-то плечом, с ним не здоровались в коридоре и даже несколько раз запирали вечером в библиотеке, решив что в ней больше никого нет. Оливер был привычен и был уверен, что в нынешней ситуации вовсе не вина принимающей стороны - забыл о нем вернее всего его собственный мастер. Но студента это уже не расстраивало, гораздо больше ему было тоскливо от мысли, что он теперь никак не сможет доказать, что прибыл забрать труд младшего Беннатора от имени школы, а не себя, и что его наверняка выставят вон. Однако попытаться стоило.
   В Акропос караван прибыл уже под вечер. Возница предложил юноше снять место на ночь, предупредив о близости комендантского часа, но Шоу был уверен, что успеет разъяснить всю неприятную ситуацию вовремя.
   Не успел.
   Ночь Оливер провел в заточении, и лишь под утро стража набралась смелости передать Гипносу, что задержанный подозрительный некромант уверяет что у него есть дело к семье Беннатор.

+3

4

- И мне об этом сообщают только сейчас... - прошелестел Гипнос, устало потирая переносицу. Некроманта с ночи мучили головные боли, и под серыми глазами залегли тени еще более глубокие, чем обычно.
"Снова не воспринимают тебя всерьез?" - с насмешливым сочувствием откликнулся Вилран. - "Как и всегда?"
Гипнос проигнорировал его. Лишь поплотнее запахнул ворот мантии, пряча от сторонних глаз скрюченное детское тельце брата. Все-таки перед представителем школы Лейдера ему хотелось выглядеть не свежеподнятым из могилы трупом и не некротическим экспериментом полубезумного ученого - а солидным молодым исследователем, может быть - может быть! - вполне достойным того, чтобы быть заочно принятым на обучение...
"Мечтать не вредно, братец!"
Что с ним еще можно было сделать? Едкие, бьющие по самому больному мысли Вилрана не остановить и не запретить...
Гипнос отказался от завтрака, но велел как следует накормить студента и со всеми предосторожностями привести в замок Акропоса. Может быть, и к лучшему, что его не доставили ночью: пара слишком резвых и слишком голодных мертвецов, встреченных по пути - и в Лейдер придется писать уже объяснительные послания.
"Да ты, никак, волнуешься?"
Он волновался. Только показывать этого не хотел. Гипнос редко общался с представителями других городов и научных сообществ, редко общался со своими ровесниками... да, Безымянный раздери, вообще редко общался. Вдруг студент Лейдера поймает его на незнании какого-нибудь важного факта или упущении? Вдруг он и вовсе уже постиг такие вершины, до которых самому наследнику Акропоса так же далеко, как до Драконьего Зева пешком? Вдруг он...
...оказался простым молодым человеком в дорожной одежде, слегка помятым после долгого пути и, в общем-то, вполне обычным.
Слишком обычным для того, на кого Полумертвый возлагал такие надежды!
Гипнос рассматривал Оливера Шоу во все глаза, почти физически ощущая, как тот с не меньшим любопытством разглядывает его самого. Чуть старше его самого, темноволосый, темноглазый, бледный - как большинство уроженцев Альянса. Лишенный даже намека на некоторую эксцентричность, присущую многим выходцам из знатных некромантских семей.
А точно ли вообще студент? А то, может, сцапали не того...
Гипнос прочистил горло. Он принимал гостя в малой гостиной отца - наименее запыленной и наиболее обжитой - и сейчас чувствовал себя отчего-то крайне неловко. Зато сидя он выглядел почти как нормальный человек - обширная мантия скрывала и перекошенную спину, и слабые ноги, черной лужей растекаясь по полу.
- Приношу извинения за то, что вам пришлось провести ночь в камере, - начал некромант, не вставая с кресла, но жестом предлагая студенту присесть на соседнее. - Письмо господина Айрона я получил лишь вчера вечером. Надеюсь, вы не слишком утомились, и вас хорошо накормили...
Беннатор толком не умел соблюдать формальности, и мечтал сейчас поскорее с ними покончить и перейти к демонстрации. Так ребенок жаждет похвастать своими достижениями перед более старшим.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

+3

5

Стража схватила студента довольно внезапно, лишь стоило ему подойти поинтересоваться у патруля как пройти к дому магистра. Вопрос был по сути невинным, по мнению Оливера, однако вызвал довольно резкую реакцию. Ему задавали массу вопросов пока тащили в казематы и при этом удивительным образом не слушали ответы. В какой-то момент юноша смирился, решив, что поговорить будет продуктивнее с кем-то вышестоящим по званию, и просто повис в руках стражей порядка, прекратив какие-либо попытки что-то доказать. Вот только раньше утра появления офицера никак не ожидалось.
   В камере было холодно, темно и пахло склепом: сырой замшелой землей. Всю ночь Оливер просидел на сыром же соломенном матрасе, сжавшись и обхватив колени руками, слушая как попискивают и скребут коготками вездесущие крысы. Было тревожно, хоть студент держался надеждой, что следующим днем недоразумение непременно разрешиться. Только бы крысы не начали есть его во сне… Однако ближе к утру силы бдить у юноши кончились и он начал проваливаться в сон, а иногда и видеть грезы наяву, балансируя на грани реальности и нелепых видений. Так утром к нему подошла на задних лапах здоровенная крыса и, внимательно посмотрев, пнула сапогом в бедро.
   - Поднимайся, крысеныш! - приказала она за какие-то доли мгновений перевоплотившись в усатого и плечистого тюремщика, что заставило студента борзо проснуться и тряхнуть головой. Незадачливого гостя Акропоса ждал впереди трудный разговор с неким магом, который слушал рассказ Оливера с тем унылым выражением лица, с каким обычно думают об остывающем завтраке или оставленной в постеле девице. Он ничего не пообещал юноше, не принял никакого решения, отправив Шоу обратно в камеру, однако уже через час студента накормили, выпустили и вернули все вещи, а затем один из стражей проводил его на встречу.
   Входя в дом Беннаторов, пусть заметно обветшалый, но все еще хранящий величие прошлого, Оливер чувствовал себя неловко. После дороги и камеры выглядел он откровенно помято и не слишком свеже. Все что он успел сделать перед приемом с представителем родовитого семейства это причесать взъерошенные волосы пятерней. Лучше не стало. И входя в зал гостиной студент заметно жался, не находя места рукам.
   Глядя на Шоу мало кто мог бы заподозрить в нем некроманта, если бы не характерная аура. Он не выглядел представительно и не выглядел таинственно или броско, в отличие от того же Натана. Вот он то красил волосы в темно-фиолетовый цвет и имел по телу массу устрашающих татуировок, что так нравились лейдерским шлюхам, и придавали ему образ практикующего профессионала, хотя знаний у него было в разы меньше. Оливер же просто напоминал писаря. Писаря который слишком засиделся в помещении и работал без сна. Даже пальцы его на правой руке хранили въедливый след от чернил.
   - Ничего страшного, - ответил студент на извинения наследника, - мне не привыкать. Не в плане проводить ночи в камере! А в целом… Кхм, да, благодарю, обо мне позаботились. Как могли. Думаю, мы можем просто забыть этот инцидент, - юноша нервно переплел пальцы у себя за спиной и покачнулся с пяток на носки и обратно. Взгляд его действительно был направлен на сидящего Беннатора с тем любопытством, которое сложно скрыть. На первый взгляд Гипнос совсем не выглядел так, как судачили о нем. Он был миловиден, утончен и аристократичен, едва ли намного младше самого Оливера, и должно быть имел свой успех у женщин, даже несмотря на репутацию.
   - Я, кстати, Оливер Шоу, - запоздало вспомнил про этикет юноша и тут же вслух себя поправил: - Хотя вам очевидно доложили. Я прибыл ознакомится с вашим трудом и передать его мастеру Оррвану! Хотя вы знаете и об этом… - студент неловко улыбнулся и тут же уголки его губ напряженно опустились. - Думаю, мы можем приступить...

+3

6

- Да, конечно, знаю... - откликнулся Гипнос.
Пауза была очень неловкой. Полумертвого грызло любопытство. Как живут люди за пределами Акропоса, свободные от давящей репутации мертвого города-балласта и от такого же балласта-тела? Чему их учат в Лейдере? Как они проводят свои дни? Несмотря на незначительную разницу в возрасте, пропасть между молодыми людьми была колоссальной: Гипнос, будучи наследником целого города и единственным сыном знатного рода Альянса, никогда не знал той жизни, которую вел Оливер Шоу. И страстно хотел узнать.
Но, по счастью, лейдерский студент, также неловко переминавшийся и улыбавшийся напротив него, первым напомнил о деле. Неловкости это, впрочем, не убавило: ведь теперь некроманту пришлось бы встать.
Хорошо сидеть и изображать хозяина, когда твой собеседник, по-видимому, не в курсе о твоем уродстве. И совсем другое - чувствовать, как разглядывают: со спины, искоса, а иногда даже и вовсе не скрываясь.
- Разумеется, - вздохнул Полумертвый, покрепче сжимая трость. - Пойдемте, я проведу...
Опереться - и встать. Однажды вышел конфуз, когда трость соскользнула, слабые ноги не удержали веса его тела, и он растянулся на плитах прямо перед отцовскими гостями. После этого он очень внимательно смотрел, куда ставит ноги, и достаточно ли надежна опора.
В этот раз обошлось. Он поднялся и, старательно делая вид, будто ничего не должно смущать его собеседника, заковылял по коридору, кренясь на правый бок. В таком положении его перекошенное тело уже ничто не могло скрыть, но что уж поделать...
Замок Беннаторов, несмотря на внушительные размеры, был полупустым. Немногочисленные слуги, заслышав шаркающие шаги наследника, спешили убраться с дороги или сделать вид, что жутко чем-то заняты. Плотно закрытые двери и щелястые ставни на окнах производили гнетущее впечатление.
- Я столкнулся с этим созданием почти полгода назад, - прикинул Гипнос, размеренно стуча тростью. - Прочитал все, что у меня было, но так и не определил, что это может быть. Впервые встречаюсь с таким. Но, наверное, мастера Лейдера смогут определить? - он говорил об этом так, словно нисколько не сомневался в величии умов мастеров Лейдера. - Чем они... чем вы занимаетесь в школе? - не сдержал наследник любопытства, останавливаясь у мощной, неприятного вида двери и отпирая внушительный навесной замок висящим на поясе ключом. - Ваш мастер изучает различных рукотворных тварей. Вы, наверное, и сами их создаете? Я немного изучал химер, но, боюсь, не в таком объеме, в котором могло бы позволить домашнее обучение, и мне очень хочется... то есть, я бы с радостью послушал.
Вниз, в подвалы, уходила крутая винтовая лестница, и Гипнос шел особенно осторожно, прижимаясь к стене. Зато уж внутри собственной лаборатории, оборудованной так, как ему было нужно и удобно и усовершенствованной после советов Камелии, некромант чувствовал себя, как рыба в воде. Полки, уставленные реагентами и колбами, толстые книги, стол для вивисекции и отточенные инструменты для препарирования, образцы, законсервированные во флаконах и склянках - все это наполняло его душу тихой гордостью за свою скромное, но с любовью подобранное оборудование.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

+2

7

Разговор выходил неумелым. Оливер имел довольно общее представление, как должно общаться с родовитыми семьями. Сам он происходил из семейства средней руки, за которым не числилось выдающихся достижений, однако и бездарностями Шоу не слыли. Поступая в Лейдерскую школу юноша питал большие надежды на то, что сможет проявить себя и, чего греха таить, поднять свое имя выше чем кто-либо из его предков, но желание это заметно пообтесалось на первом же году обучения. Как оказалось не достаточно быть просто талантливым. Что бы выделится и чего-то достичь требовались в первую очередь хорошие навыки общения и связи, власть и, конечно, деньги. Кормовые места признанных мастеров магии занимали сильные, но далеко не выдающиеся представители, которые укрепляли свою власть гораздо тщательнее чем науки, и как ходили слухи, не гнушаясь убийствами конкурентов. Более того, они были вовсе не заинтересованы в том, чтобы плодить себе конкурентов новых.
   Оливер был далек от понимания этого мира, был слишком замкнут, чтобы заводить друзей, а потому с самого начала и по сей день оставался на обочине магического сообщества, занятый только тем, что было интересно ему. Учителя его не слишком любили, ибо он задавал много неудобных вопросов и ставил под сомнение их высказывания; товарищи по обучению видели в нем или предмет для насмешек или же того, у кого можно было бы содрать работу или теоретический экзамен. Иногда это чудесным образом переплеталось.
   Юный Беннатор не походил на выскочку, какими зачастую были обладатели известного имени. Шоу не видел в нем брезгливости или презрения в собственную сторону, не чувствовал демонстративной утомленности от вынужденного общения, лишь такое же знакомое стеснение и зажатость, хоть не понимал от чего бы они могли быть у наследника Акропоса. Не понимал, пока тот не поднялся. Тогда, казавшаяся литой и статной под всеми одеждами фигура Гипноса заметно искривилась. Оливер увидел насколько трудно было передвигаться его сверстнику, и тут же припомнил все слухи об изуродованном теле младшего Беннатора. Похоже доля правды в них все-таки была. Новая неловкость охватила юношу, за то что он утруждает калеку лишним движением, однако сам хозяин дома держался с невозмутимым достоинством и Шоу последовал за ним, стараясь выдерживать темп своего провожатого, ступая за ним тихо точно тень.
   - Честно говоря, мастер Оррван не предоставил мне деталей о вашей находке, - признался он, искоса поглядывая на слуг, расползающихся как тараканы при свете. - Но я бы с удовольствием с ней ознакомился, если вы позволите.
   Вопрос о школе немного озадачил Оливера, ведь для него все происходящее в ней было довольно обыденным иногда даже тягостным, но юный Беннатор похоже искренне интересовался тем, что происходит в Цитадели Науки.
   - Мы вроде как изучаем магию… - задумчиво ответил студент, и принялся спускаться по лестнице. - Я бы не сказал, что так уж много создал за свою практику, но химеры меня привлекают более всего. У меня даже есть несколько проектов, которые я хотел бы осуществить, но школа не готова предоставлять материалы, а сам я заполучу их еще Безымянный знает когда… Прошлой осенью нам выдали тушки жаб и цыплят для самостоятельной работы. Та еще была задачка… А еще “веселее” был после парад этих существ, - юноша невесело усмехнулся. - Мне кажется даже мастер последний раз резал и сшивал что-то сам еще до моего рождения. Мэтры Лейдера заняты спорами о том, кто у кого списал трактат и выдал за свой, а вовсе не изучением чего-либо.
   Оказавшись в самом низу в небольшой лаборатории, Оливер замер на входе, разглядывая богатства младшего Беннатора. Для такого как Шоу даже эта маленькая обитель была пределом мечтаний, и он с неподдельным трепетом переступил порог, осторожно двигаясь вдоль полок. Хорошо быть сыном магистра! Хорошо иметь свой собственный угол и возможность заниматься!
   - У вас есть собственная коллекция препаратов, - студент внимательно вгляделся в ряды склянок. - Красивая и чистая работа! Я бы завел себе такую же, если бы мне было где ее хранить...

Отредактировано Оливер (2019-11-18 00:18:59)

+3

8

Тушки жаб и цыплят?
Гипнос недоуменно моргнул, подозревая, что попросту не так понял Оливера. Неужели школа Лейдера настолько бедна деньгами и знаниями, чтобы заставлять своих студентов - будущее некромантических изысканий и открытий! - работать с такой мелочью? Не предоставляет им ни времени, ни места, ни материалов?
Он хотел было переспросить, но увидел, с каким неподдельным интересом и даже восхищением разглядывает Оливер его лабораторию. Да, Гипнос старался, буквально по кусочкам обустраивая здесь все так, как необходимо было ему для работы - не только для праздного интереса, но и ради процветания Акропоса. И все же он считал свое оборудование достаточно бедным и не слишком-то подходящим для действительно серьезных исследований.
- В школе... действительно настолько мало времени уделяют практике? - Гипнос проковылял к столу, провел пальцами живой руки по выщербленной, потемневшей от времени, крови и реагентов деревянной поверхности. На этом столе они с Камелией накачивали мертвеца консервантом, составленным по старым рецептам, здесь он пытался изучать ульвийскую пленницу, а еще - работать с существом, о котором намеревался рассказать Лейдеру.
Полумертвый впервые задумался о том, нужно ли это Лейдеру. Не потому, что его знания были недостаточны, но потому, что школа в том виде, в котором она существовала, могла действительно в них не нуждаться. Теория, традиции... чего они все стоят, если некромантов - будущих повелителей смерти! - не обучают работать с материалом с самых деталей?
Так говорил отец. Так говорила Герцера. И редкие приглашенные учителя. Именно поэтому отец не позволял своему наследнику прозябать в бездействии, поощряя и подталкивая его к препарированиям и изысканиям до тех пор, пока Гипнос сам не возгорелся этим. А чем еще он мог загореться, будучи запертым в замке?
Взгляд, которым Оливер осматривал помещение, был Гипносу знаком - этот огонек жажды знаний. Огонек жажды действия.
- Я расскажу. И... покажу, - Полумертвый с неожиданным для себя самого воодушевлением прошел мимо Оливера к дальней стене, возле которой находился сплошь уставленный пустыми колбами и заваленный бумагами и перьями стол. Около стола громоздился обширный предмет, скрытый темной, запылившейся материей. - Помогите мне снять это...
Он кивком пригласил молодого некроманта подойти и сдернуть ткань.
Предмет оказался огромной колбой - самой гигантской, которую Гипносу удалось отыскать в Акропосе, выше пояса взрослого человека. И все равно скрытое внутри существо с трудом помещалось внутри, согнутое в три погибели.
Бледное и худое тело, больше напоминавшее обтянутый кожей гибкий скелет, раскрытые в смерти белесые мутные глаза, крупные, заостренные уши, лишенный волос череп, раскрытый беззубый рот.
Гипнос невольно поморщился, вспомнив, с какой легкостью эта тварь меняла обличья.
- Вот, - тихо сказал он, не сводя глаз с существа, что некогда приняло его собственный облик. - Знаю, выглядит это совсем как обычный мертвец... ну или не совсем обычный. Взгляни, - он невольно перешел на "ты", увлекшись и сокращая дистанцию. - У него удлинены конечности и пальцы. Если присмотреться, видны следы швов вот здесь... и здесь, - некромант прочертил по стеклу ногтем, показывая. - Но не это в нем самое необычное. Оно меняло облик. Ты когда-нибудь видел нежить, которая меняла бы свой внешний вид? Я не призраков имею в виду, это было вполне материальным. Оно напало на меня и на господина дознавателя Альянса прошедшей осенью. Я не стал сообщать об этом - хотел изучить его. Но сколько бы я ни вскрывал его и ни пытался найти, чем оно создано, какой аномалией или каким гением... так ничего и не дознался. След его создателя потерян...
Гипнос поднял взгляд на Оливера, пытливо выискивая в его лице недоверие или насмешку.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2019-11-18 23:01:58)

+3

9

- О, практики у нас достаточно! Правда, не магической или анатомической... - Оливер сдержался от того чтобы пощупать чужие вещи пальцами, но откровенно пожирал их глазами. Легкий прищур при этом говорил, что он не слишком хорошо видит издалека. - Многие учителя не гнушаются заводить себе своего рода помощников… из тех студентов, что не имеют шанса пробиться куда то.
   “Вроде меня” не весело захотелось уточнить Шоу, но он воздержался.
   - Можно выполнять небольшие поручения, вроде: возьми из библиотеки книги или верни на место, помой лабораторную тару, съезди за бумагами в Акропос… - Оливер натянуто улыбнулся. - Что-то такое для чего мертвяки слишком глупы или неуклюжи. Тогда есть шанс препарировать вместо мастера, или проводить иную исследовательскую деятельность. Правда после в случае открытия или просто качественной работы, они будут выданы за учительскую, а ты вроде как остаешься не удел, но зато хоть с каким-то опытом.
   Странное дело: еще несколько минут назад они даже не были знакомы с наследником магистра, а сейчас Оливер уже позволял себе откровенность, какую бывает сложно выдавить даже при длительных отношениях. С Гипносом по внутренним ощущениям было легко и просто, создавалась иллюзия, что тебя непременно поймут, если ты скажешь, что думаешь. И переход на “ты” с его стороны только укреплял это чувство. Они точно были связаны единым духом и имя ему было “жажда познания”.
    Студент с готовностью исполнил чужую просьбу, сдернув ткань с огромной колбы - таких он даже и не видел никогда. Охваченный интересом, юноша присел рядом с загадочным мертвецом, едва ли не утыкаясь носом в стекло. Взгляд его скользил по уродливому лицу, присматривался к швам, легко сопоставлял размеры и пропорции костей, а главное вовсе не отражал в себе скепсиса. У Оливера не было причин не верить Гипносу, тем более, что он сам признавал, что не понимает как оно работало.
    - Все что нападало на меня - это гуси, когда я хотел надрать перьев. Жуткие твари… у них не клювы, а зевы в Бездну… - зачем-то произнес вслух студент.
   Хотел бы и он каких-нибудь приключений, невероятных встреч, однако в тоже время совсем не покидал школу, даже если его звали тишком покутить в городе. Оливер был выше этого, как он считал, хотя по сути ему было просто боязно что-то менять, расставаться со стабильностью. Наверно по этому ему хорошо давалась стихия земли. Этот выезд в Акропос был вторым его большим путешествием после непосредственное переезда из дома в школу.
   - Баргесты еще способны менять облик, но они тоже не совсем материальны, насколько я читал, - задумчиво произнес Шоу, и взглянул на младшего Беннатора из своего положения снизу вверх. - У него был фиксированный второй облик или он сменил несколько? Они соответствовали его изначальной массе или менялась и она? Перемене предшествовали какое-либо действие или эмоция? Ох, Безымянный, я должен это записать! - студент немного суетно потянулся к своей сумке и блокноту упрятанному в ней. - Ты не думал, что если ничего не нашлось внутри этого перевертыша, то эта способность могла быть наложена внешним ритуалом? Или он мог обладать способностью к иллюзии. Что, конечно, тоже невероятно...

Отредактировано Оливер (2019-11-21 23:34:31)

+3

10

Это было неважно, что Оливер задавал вопросы, на которые у Гипноса не было - пока что не было! - точного ответа. Главное, как они были заданы, и кем: человеком, охваченным той же страстью, что и сам Полумертвый.
- Я записал, что вспомнил, - Гипнос крепко стиснул руки поверх трости. - Все здесь, в документах, которые я собираюсь передать в Лейдер. Это существо... оно вправду невероятно! Я никогда прежде не встречал такой детальной и искусной работы. Если на него и наложены чары, позволяющие ему менять облик иллюзией, то они вплетены прямиком в его плоть. Можешь себе такое представить?
Гипнос отдал короткий приказ, и слуга-зомби, помогавший хозяину в лаборатории, бесстрастно проковылял к колбе, без усилий отвернул плотно пригнанную крышку.
- У меня нет понимания, как много обликов оно могло менять. Но его способности в каждом новом теле сохранялись прежними и, как я успел разобраться, он копировал лишь поверхностную оболочку. Понимаешь, мое тело - оно... - Гипнос замялся и невольно поднял мертвую правую руку, хрупкую и детскую, слишком маленькую по сравнению с левой, поплотнее запахнул плащ, - ...не самое простое для копирования, и всего он не учел, когда попробовал превратиться в меня. Но издали мог бы сойти, иллюзия была превосходной.
Мертвый слуга извлек тварь-перевертыша из колбы, плюхнул его, истекающего раствором-консервантом, на стол. Скрюченные конечности, не сдерживаемые больше стеклянными стенками, постепенно, неохотно распрямлялись. На полу под столом натекли лужицы раствора, но Гипноса они не волновали.
- Я склоняюсь к тому, что он все время оставался на связи со своим создателем. Он выглядит разумным, но вряд ли сам по себе воскрешенный мог додуматься действовать так хитроумно, как он пытался. Следовательно, его хозяин до сих пор на свободе, - Гипнос достал надел на живую левую руку толстую матерчатую перчатку из плотной, хоть и потрепанной кожи. Вторую такую же пару протянул Оливеру, позволяя гостю внимательнее ознакомиться с его мертвым пленником и даже потрогать самому. По студенту Шоу было понятно без слов: он достаточно опытен, чтобы не повредить уникальный материал.
Но в тот момент, когда пальцы Оливера коснулись распростертого на столе тела, мертвый перевертыш внезапно повернул голову к студенту и распахнул большие, блеклые, ничего не выражающие глаза.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

+3

11

- Оу, - сконфужено произнес Оливер, запихивая выдернутый блокнот обратно в сумку. На мгновение он почувствовал себя немного глупо, ибо младший Беннатор действительно уже проделал всю работу, наверняка структурировано и качественно, и не было никакого смысла повторять ее в коротких записках. Однако Шоу был настолько окрылен неведомым и новым, так желал к нему прикоснуться, что из головы его вылетела очевиднейшая вещь - он приехал в Акропос именно чтобы забрать записи по неведомой твари...
   - Могу, - немного рассеянно ответил студент на вопрос Гипноса о возможности представить чужую искусность в работе с телом, и тут же добавил: - И не могу. В том смысле, что иллюзии это иная школа. Чтобы провести такой ритуал должно быть знающим в двух сферах, а я таких людей и среди мэтров не встречал, - Оливер поднялся с пола, посторонившись, дабы дать возможность мертвому слуге подойти к колбе. - Может его поднял не один человек?
   Если у твари был всего один создатель и хозяин, как считал наследник Акропоса, то он и вправду должен был быть гением. И в этот момент юношу даже не смущало, что плод гениального творения был создан для возможного убийства людей. Оливер восхищался искусным мертвяком точно так же, как восхищаются искусно выкованным мечом, и конечно же желают им обладать. Ну, или сделать хотя бы пару взмахов и почувствовать себя удальцом.
   Второй раз произнести схожее “оу” студенту захотелось, когда Гипнос невольным жестом выпростал из под плаща точно бы иссохшую мертвую руку, за которую непроизвольно цеплялся взгляд, однако Шоу сдержался. Как сдержал очередную массу вопросов подступивших к горлу и застрявших в нем. Они были любопытны и абсолютно не вежливы, а как либо задеть Гипноса Оливеру не хотелось, особенно в тот миг когда между ними возникло такое понимание. Потому юноша зацепился взглядом за мертвеца, перетаскивающего на стол другого мертвеца.
   Стоило признать, что несмотря на все трудности небогатой жизни студента у него хотя бы было крепкое тело… толку только с него.
   Шоу украдкой вздохнул, подходя к рабочему столу следом за зомби, не замечая, как растоптанные башмаки чавкаяю при каждом шаге по разлитому раствору.
   - Да, с разумным поведением у поднятых мертвецов есть некоторые сложности, - согласился Оливер с высказыванием младшего Беннатора. - Если их душа уже не при них. Тем занимательнее звучит высказывание, что некромант должен быть бездушным.
   Юноша позволил себе улыбку, и принял пару перчаток у Гипноса. Привычным и легким движением студент натянул их на руки и чуть склонился над скрюченной тварью, характерно щуря темные глаза.
   - Странно, что он не искал свою куклу… Это была дорогая работа. Я бы огорчился такую потеряв, - не долго думая, Шоу вознамерился обследовать голову твари, но стоило ему коснуться пальцами подбородка мертвеца, как тот двинулся и распахнул глаза. У Оливера екнуло сердце, пропустило один удар и тут же заколотилось бешено, как у зайца. Он резко отпрянул от стола, ударяясь задницей о выступ шкафа со склянками, которые предостерегающе зазвенели. Сам студент стал еще бледнее, чем был от рождения.
   - Ах, ты ж блудливый единорог! - сдавленно выругался он, и взглянул на Гипноса широко распахнутыми глазами. - Это вообще нормально для него?!

Отредактировано Оливер (2019-11-27 09:03:22)

+3

12

Это было ненормально. И невозможно.
Тварь не должна была быть живой. Гипнос готов был поклясться в этом живой половиной своего тела - создание чужого некромантического искусства было мертвее камня. Оно было таким, иначе как бы оставалось все это время в колбе, плавая в стабилизирующем растворе и подвергаясь многочисленным экспериментам самого Гипноса?
И, тем не менее, перевертыш смотрел. Смотрел, и более того - определенно видел Оливера.
Или не Оливера?
Тварь смотрела точно на студента Шоу, не обращая внимания на Гипноса, и у молодого некроманта пробежал по спине противный холодок, когда он вдруг осознал, что опасное создание никак не зафиксировано на столе - ни цепей, ни ремней. Да и к чему они были, если они с Оливером собирались изучать абсолютно мертвое тело, и уж точно никак не оживлять его?
- Осторожно! - вскрикнул Гипнос в тот самый момент, когда чудовище рывком поднялось.
Двигалось оно так же быстро и стремительно, как и в тот день, когда напало на самого наследника Беннатора. Распрямившись, словно пружина, с силой толкнуло Гипноса и метнулось на Оливера, сбивая его с ног, вспрыгнуло не грудь. Глаза, белые и мутные, будто сваренные вкрутую яйца, были теперь совсем близко от лица студента, подвижные гибкие руки сомкнулись на его плечах.
Гипнос с трудом приподнялся, опираясь на дрожащую левую руку - толчок твари отбросил его в угол, выбил из рук трость, на которую опирался некромант. Он собирался запустить в перевертыша сгустком тьмы - но остановился в последний момент.
Во-первых, слишком велик был риск попасть в Оливера.
А во-вторых - и в этом, пожалуй, крылась главная причина - разрушение создания столь уникального казалось почти кощунственным. Второго такого нет. Неужели все усилия по его изучению пойдут прахом? Неужели все труды, которые позволили бы Беннатору войти в круг учеников Лейдера, пойдут прахом?
Только тогда он понял, что чудовище до сих пор не убило Оливера.
Даже напротив - тварь застыла на груди молодого некроманта. Неподвижно. Завороженно. Неотступно вглядываясь в самые зрачки студента Шоу.
Словно пытаясь разглядеть в них что-то, чего не видел сам Гипнос.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

+3

13

Оливер не мог найти в себе силы пошевелиться под пристальным белесым взглядом твари. Инстинктивно ему казалось, что если он совершит хоть малейшее движение, то спровоцирует этим нападение. И студент стоял замерев, вжимаясь в лабораторный шкаф, точно силился стать единым целым с ним. Шоу следовало создать какое-то хотя бы защитное заклинание, но ум юноши цепенел перед опасностью вровень с телом.
   Из этого остолбенения его вывел выкрик младшего Беннатора, и Оливер попытался бросится к выходу из лаборатории, неуклюже проскальзывая в разлитом по полу растворе. Сейчас он напоминал того зайца у дороги, которого в самый последний момент страх заставляет бежать под колеса телеги и копыта лошадей.
  Все случилось настолько быстро, что студент даже не успел осознать что оказался на полу, запомнив лишь ощущение падения. И он падал, и падал, но медленно, точно бы погружался на дно, которого никак было не достать. Мир потемнел, заглох любой звук, а единственная мысль вспыхнула и погасла: “Это смерть?..”
   На взгляд Таэриона мысль была хоть и запоздалой, но на редкость проницательной. Большинство смертных никак не успевало понять, что они умерли. Жизнь прерывалась для них достаточно внезапно, даже если этому предшествовали вполне красноречивые предпосылки вроде вывернутых наружу органов и лужи крови. Что говорить, но заключение собственного духа в смертную оболочку было для Безымянного не меньшей неприятностью, особенно после длительного времени проведенного вовсе без какого-либо тела. Было тесно, в затылке и спине зудело въедливое чувство, зовущееся болью, а перед глазами, заслоняя собой весь мир нависало чье-то лицо. И как смертные не понимали с ходу, что происходит в мире Теней, так Таэрион был немного озадачен происходящим в мире живых.
   Мертвец смотрел на некроманта белесыми глазами, а тот взглянул на него в ответ глазами настолько черными, что даже блики света, которые должны бы были отражаться на влажной поверхности, проваливались в эту темноту. Длилось это недолго, - лишь стоило Оливеру моргнуть, как взгляд его вновь был вполне человеческим. Разве что спокойное для такой ситуации лицо, никак не вписывалось в происходящее.
   - Ты все еще привязан… - ровно обронил студент, и насколько это было возможно, при скованности от чужой хватки, приподнял руку, касаясь пальцами груди измученного существа. Последние нити заклинания были оборваны, и Безымянный оказался придавлен к полу безвольным телом. Какое-то время он не двигался, занятый перебором воспоминаний своего сосуда, дабы разобраться в происходящем, а получив ответы, наконец сбросил с себя труп и сел.
   Оливер Шоу, значит.
   Таэрион бесстрастно взглянул на свои ладони перепачканные раствором и несколько раз сжал и разжал тощие пальцы, прислушиваясь к новым ощущениям. А их была масса. Кажется он начал забывать каково это - иметь оболочку. В какой-то момент Безымянный соизволил обратить внимание и на Гипноса, посмотрев изучающе пристально.
   Это стало быть новое поколение его “детей?”.

Отредактировано Оливер (2019-11-30 08:38:17)

+3

14

Сердце отсчитывало удар за ударом - а Оливер Шоу до сих пор был жив.
Гипнос, замерший в углу бесформенной грудой черной материи и белых волос, не мог найти этому рационального объяснения. Вышедший из-под контроля мутировавший мертвец, созданный чужой магией для убийства - и убийства быстрого и эффективного! - не спешил вырывать студенту кадык или впиваться в глотку. Оливер не успел бы ему помешать. Наверняка не успел бы сам Гипнос.
Тогда - почему?
Он услышал, как Оливер что-то сказал - удивительно спокойным, безэмоциональным голосом, словно бы на его груди не сидела кровожадная тварь. Увидел, как студент неторопливо поднял руку.
А в следующий миг создание безжизненно обмякло поверх ученика Лейдера. Длинные руки, лежавшие на плечах и шее Оливера, безвольно сползли на пол, разметавшись, как опущенные плети.
- Оливер?.. - пробормотал Гипнос, не вполне уверенный, что произошло.
Студент приподнялся, все с тем же неторопливым любопытством оглядывая собственные ладони, грудь, лежавшую тварь, стены лаборатории, уставленные препаратами, приборами и книгами. Выглядел он как человек, впервые оказавшийся в новом для него месте и нисколько не испытывавший страха перед тем, что с ним приключилось.
Затем его взгляд остановился на Гипносе, и по искривленному позвоночнику Полумертвого пробежал холод.
В глазах студента Шоу было что-то... было нечто.
Похожее на то, как глядит на тебя бездна Безымянного, когда обращаешься к ней с призывом. Похожее на слабый отклик бесплотной души, который ощущал Гипнос, когда взывал к мертвым. Похожее на мертвое.
Зрачки Оливера на мгновение заполнили всю радужку глаза, весь белок. Или показалось?
Будто нечто разом пронзило все существо Беннатора, мгновенно выжало его до последней капли души и отступило.
Гипнос моргнул, с удивлением обнаружив, что все еще дышит. И Оливер Шоу, только что показавшийся ему живым мертвецом, вполне себе жив и здоров.
Или нет?
- Ты цел, Оливер?.. - Гипнос слепо зашарил по полу, дрожащими руками пытаясь отыскать свою трость и не сводя глаз с юноши. - Что это было? Что ты с ним сделал?
Тварь все еще лежала рядом с Шоу - несомненно мертвая, но целая.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2019-12-03 16:16:17)

+3

15

Оливер.
   Имя было простым и мягким, точно как его носитель, но звучало чужеродно по отношению к богу. Таэрион вовсе не был привычен, чтобы к нему обращались вот так запросто и вместе с тем не имел ничего против. Для смертных он был Богом Без Имени и в то же время имел множество имен на разных языках, среди которых “Оливер” теперь было самым безобидным. Придется привыкать отзываться на него…
   Некромант по-птичьи склонил голову к плечу, разглядывая юного некроманта, немощно шарящего по полу рукой в поисках опоры. Две ауры замысловато переплетались в нем поддерживая одна другую и одновременно взаимно пожирая. Замерший миг, отложенная смерть.
   Гипнос Беннатор.
   Безымянный отыскал это имя в памяти Оливера, но не нашел более ничего существенного, что могло бы прояснить судьбу негаданного свидетеля, лишь ворох слухов и личных догадок студента. Эксперименты “детей” заходили все дальше и дальше в попытке отсрочить неминуемое.
   - У тебя интересная сущность, Гипнос, - невпопад обронил Шоу и опустил взгляд к распростертому телу искусственной твари у себя под ногами. В следующий миг юноша невозмутимо выжал из него всю возможную ману, дабы немного восполнить ту разницу, которая образовалась из-за появления Таэриона, ведь даже безжалостно урезанные возможности бога, были ощутимо больше настоящих умений Оливера.
   - Я отпустил его, - запоздало ответил некромант на один из вопросов. - Тебя разве не учили, что прежде чем заниматься изучением чужой игрушки нужно или переподчинить ее или хотя бы оборвать ее связь с хозяином?
   Оливер по-хозяйски прошелся вдоль стола, остановившись напротив замершего зомби-помощника, раздумывая не пополнить ли магию еще и за его счет. Путь предстоял долгий. Если верить памяти студента, то они сейчас находились в Акропосе, от которого до острова Силва было изрядно миль. Если сейчас выйти отсюда в Зенвул, то выйдет намного ближе, но не ответить на Зов Таэрион не мог: следовало появиться перед братьями, и ради этого придется сделать внушительный крюк. Вот только помимо очевидной затратности такого путешествия, Безымянный не слишком жаловал общество прочих детей Люциана - оно ожидалось особенно глупым и особенно шумным. В планах Безымянного было исполнить необходимость как можно быстрее.

+3

16

- Что? - Гипнос непонимающе вскинул руку к воротнику плаща, проверяя, не распахнулся ли тот слишком сильно. Застежки были на месте. Оливер не мог видеть Вилрана и не знал о нем. Тогда с чего и откуда это замечание о его сущности?
С чего и откуда этот холодный, незаинтересованный взгляд, вовсе не похожий на горящий любопытством и азартом взгляд Оливера, когда тот впервые попал в лабораторию некроманта-практика?
С чего и откуда этот снисходительный, покровительственный тон?
- Безымянный тебя отымей, что ты делаешь?!
Этот болезненный вопль вырвался у Гипноса в следующий момент, когда Оливер, взглянув на тело твари, высосал его досуха, обратив в пыль.
Просто взял - и уничтожил! Всю работу Полумертвого за последние месяцы! Единственную зацепку, ведущую к таинственному создателю подобных монстров!
От шока, возмущения и обиды Гипнос не находил слов - молча открывал и закрывал рот, таращась на Оливера, который прохаживался теперь по его лаборатории с таким видом, будто это он тут хозяин.
- Ты хоть понимаешь, что спалил к хренам все, над чем я работал?! - зомби-слуга наконец-то сообразил подать господину трость и помочь ему подняться, и теперь палка дрожала в руках Гипноса, когда он опирался на нее. - Что я теперь предъявлю Лейдеру?! Пустые записи без доказательств? Как теперь искать того, кто вылепил это? Бездна, оно ж тебе даже уже не угрожало, ты уже его упокоил! Оливер Шоу, ты сумасшедший! Зачем?!
У Полумертвого дрожали губы, и он прерывисто, неровно дышал. Любое состояние волнения - ускоренное дыхание, неровное сердцебиение, - причиняло ему боль, но сейчас Гипнос не обращал на нее внимания. Даже костяная рука Вилрана, цеплявшаяся за его шею, больно впилась пальцами в кожу.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

+3

17

- Ты не очень-то чтишь своего бога… - буднично подметил Безымянный, услышав гневное восклицание младшего Беннатора. Оно одновременно резало слух своей противоестественностью и в тоже время было вполне закономерным для языков всех народов. Смертные от чего-то любили словесно сношать все, что было им знакомо и близко, даже собственных матерей, что уж говорить о богах. И чаще всего в этом плане доставалось Фойру, хотя с его репутацией как раз представить брата за подобными действиями было совсем не трудно.
   Зомби перед юношей покачнулся, вспоминая о нуждах своего хозяина, и двинулся с места, обходя гостя. Таэрион не стал его трогать, через плечо наблюдая, как тяжело поднимается с пола Гипнос, как трясет его от эмоций и слабости. Ослепленное "дитя".
   По законам мира этому магу не суждено было существовать: жизнь в той форме, каковой создал ее Отец, должна была давно убить его. Однако Безымянный вручил своим "детям" возможность вторгаться в неписанные правила, перекраивать их, сохранять то, что должно было умереть и отнимать то, что должно бы существовать. Это знание повлекло за собой многое: деяния, которые ожидаемо изменили мир, но совсем не в ту сторону, в какую смотрел Таэрион. Хаос в действии…
   - А ты не думал, что оно ограничивает тебя? - Шоу задал встречный вопрос, так и не соизволив обернуться к собеседнику полностью, как требовало уважение к его титулу, да и в целом элементарная вежливость. - Если ты считаешь, что вся твоя работа лишь прах, то стоила ли она усилий?
   Студент протянул руку к книжной полке, стащив с нее за корешок первый попавшийся том и открыл его также наугад. Это оказался труд по технике препарирования и со страниц книги на Безымянного взглянул человек без кожи, окружённый множественными пометками.
   - Ты видел перед собой только одно решение и один путь. Как одержимый. Я освободил и тебя, - ровно пояснил Оливер, разглядывая подробный и яркий рисунок. - В этом всегда проблема: люди видят конец там, где на самом деле множество новых начал.
   Некромант захлопнул книгу и уже более внимательно взглянул на Гипноса. Понимает ли он?
   Несмотря на насущные дела, Таэрион не мог себе отказать немного побеседовать с одним из своих "детей", который, похоже, лишь начинал свой путь мага, делал на нем первые неуверенные шаги. Не мог отказать себе в интересе к его образу мышления. Когда-то Безымянный много наблюдал за тем как развиваются его подопечные, как переворачивается их сознание от знаний, а иногда и за тем, как оно не выдерживает его. Занятно, что при всех накопленных сведениях разум проходил одни и те же ступени раз за разом.

+3

18

Чем больше говорил Оливер, тем в большее отчаяние приходил Гипнос.
Его эксперименту - конец, его мечте об обучении в Лейдере - конец, а студент, которого прислали за материалами, судя по всему, не выдержал потрясения и спятил.
И что теперь делать?
- О чем ты говоришь? - простонал Гипнос, потерев висок пальцами живой руки. - В этом нет никакого смысла! Кого ты освободил? Мертвеца, призванного служить? И при чем тут я?
На нетвердых ногах он подковылял к единственному в лаборатории стулу, жесткому и деревянному, и устало рухнул на него, не сводя глаз со студента Шоу. Куда подевалась вся робкая радость Оливера, весь его энтузиазм от предстоящей работы? Молодого человека словно подменили. И этот пробирающий до костей взгляд...
Может, страх от произошедшего повредил его сознание? Оливер же сам говорил, что в школе они оживляли куриные тушки, и материалов для работы было немного. А тут - опасная оживленная тварь, да еще и попробовавшая его убить...
Минуту назад разозленный Гипнос был готов отдать приказ схватить паршивца за то, что испортил эксперимент. Сейчас же понимал, что ничего это не даст. Ну что делать с безумцем? Отослать обратно в Лейдер (естественно, безо всяких записей), сопроводив письмом с извинениями - мол, мой монстр вашего студента напугал? Не держать же его под стражей, пока мастера Школы не пришлют гневные вопросы, куда запропал их ученик.
А ему придется начинать всю работу заново...
Множество новых начал.
Он поднял взгляд на Оливера и невольно сжал губы. Ответный взгляд студента Шоу был пристальным и непроницаемым - словно это не он испортил чужой эксперимент, а напротив, Гипнос был непослушным ребенком, которому Оливер силился что-то доказать. Как могли настолько разительно измениться ощущения от одного и того же человека за такое короткое время? Или Шоу лишь разыгрывал из себя робкого студента, а теперь устраивал проверку?
Зачем?
- Какие новые начала? - устало спросил Гипнос. - Мне придется начинать все заново по моим записям, а я так и не узнал, что служило основной компонентой его перевоплощений. Были ли это вплетенные при создании чары, или человек, который послужил основой для его создания, сам по себе владел магией иллюзий? Только если...
Он осекся и снова недоверчиво посмотрел на Оливера.
- Ты что, предлагаешь мне создать все это же с нуля? Самому? Используя все теории и догадки разом? - если так, то Шоу явно издевался. Гипнос не чувствовал себя готовым для такой кропотливой и сложной работы. - Ты, должно быть, повредился головой при падении...
С другой стороны, время было единственным, что имелось у наследника Акропоса в избытке.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

+3

19

Таэрион не торопился отвечать на тот град вопросов, что высыпал на него растерянный наследник Акропоса, пытающийся осознать произошедшее и сказанное. Он лишь слушал. В этом мире очень важно было задать правильный вопрос, иногда даже важнее, чем получить правильный ответ.
   В свое время Безымянный зарекся нести какое-то знание тем, кто не в состоянии был услышать. Но эти два юных некроманта, застанные им по пришествии, были охвачены неподдельным любопытством и глубокой жаждой познания, свободной от алчности. Да, обращена она была не на то, но сама искра ее делала двух людей не безнадежными в глазах демиурга. Она была тем самым, что когда-то он искал в смертных, увлекая за собой тех счастливцев или тех проклятых, в ком смог ее разглядеть. Возвращаясь в Рейлан, Таэрион не ждал встретить этого огня в своих “детях”, однако тот все еще горел…
   Меж тем молчание Оливера дало свои плоды и Гипнос, через череду вопросов, вышел на верный путь сам, тут же испугавшись его.
   - Возможно, - уклончиво согласился студент с предположением о травме собственной головы, и даже пощупал затылок - в спутавшихся волосах определенно наливалась болезненная шишка. С ходу перевоплотится в Шоу Таэриону было непросто, даже разделив с ним воспоминания. Он был совсем другим. И все же, если Безымянный желал пройти среди смертных незамеченным, следовало подражать им. Ну, или, действительно, сойти за сумасшедшего… А потому он чуть ослабил свое давление на Оливера, позволив образам и речам просачиваться в окутывающую его тьму. Таэриону были нужны человеческие мысли и эмоции.
   - Но должен заметить, - произнес он, аккуратно ставя книгу на место, - что твой разум - пленник твоего тела. Им ты ищешь опору точно так же, как свою трость. Но умом ты не калека. Вернее калека, пока считаешь так. Никогда не будет достаточно знаний. Никогда не будет достаточно сил. В тот миг, когда ты решишь, что обладаешь чем-то из этого, или всем сразу, ты начнешь свое падение, но вряд ли сможешь осознать это.
   Таэриону вспомнились его глупые “дети” так отчаянно уверенные, что смогут совладать со Смертью. В какой-то мере, бессмертия они добились: память о них жила в разуме бессмертного существа.
   - Лейдер полон магов, которые воруют друг у друга открытия и копируют без разбора, - некромант даже попробовал изобразить отвращение, которое подсмотрел при этой мысли у Шоу. Вышло чересчур резко, точно бы студент раскусил что-то кислое. Не простое это дело - мимика. - Разве не хорошо создать что-то самому?

+3

20

Создать самому...
Некроманты никогда ничего не создавали. Само предложение о созидании идет вразрез с их природой - использовать нечто, уже созданное, видоизменить его, расчленить, разложить на составляющие, извлечь благо из пульсирующего биения жизни и поднять мертвым и чуждым. Даже некромантические создания вроде големов или химер, есть ничто иное, как искаженные, сшитые заново тела - вне всяких сомнений, произведения искусства в своем роде, но все же - вторичный продукт, изменение.
- Весь Альянс полон магов, копирующих друг у друга открытия, - Гипнос сверкнул серыми глазами. - И при чем тут, во имя Безымянного, мое тело?!
Слова Оливера Шоу странным образом не просто задели его - но и практически испугали. По спине бегали холодные мурашки, будто в подземной лаборатории внезапно открылось окно, веявшее ледяным ветром.
Почему ему так жутко?
До сих пор большинство некромантов старались избегать прямых разговоров о его, Полумертвого, уродстве. Исключение - тот позорный случай на помолвке, о котором он сам предпочел бы забыть. С тех пор никто не называл его калекой в глаза, никто не говорил ему что-либо о состоянии той оболочки, в которой он обитал. Сам Гипнос тщательно скрывал ее от посторонних глаз, скидывая тяжелый плащ только при служанке, обихаживавшей наследника. Откуда об этом знал Оливер, и что ему вообще известно?
И неужели он не боится говорить об этом вот так, стоя перед ним лицом к лицу?
Незачем лукавить: Гипнос действительно нередко задумывался о том, насколько сильно его искалеченное тело сдерживает его же разум и его открытия. Кем бы он смог стать, если бы не был привязан к жесткому расписанию лечебных и укрепляющих процедур? Куда смог бы отправиться и у кого учиться, если бы не страдал от медлительности и боли? Каких вершин бы достиг, если бы собственные нужды и слабости не отвлекали бы постоянно его мысли?
Это несправедливо. Он слишком молод, а уже знает наперед всю свою судьбу - медленно умереть в стенах собственного дома, не достигнув и двадцати пяти, ни разу не увидев мира за пределами Акропоса. Но кого за то винить? Разве что богов. Безымянного, будь он неладен.
И сейчас, сидя напротив Оливера, Гипнос ощутил бессильную ярость. Этот мальчишка-студент, немногим старше него самого - свободен и здоров. Он обучается у мастеров некромантии и сам не понимает собственного счастья - и более того, пытается поучать его, Гипноса Беннатора! Да он и понятия не имеет, каково это - жить вот так.
- Убирайся, - прошипел Гипнос сквозь зубы, с трудом удерживая самообладание. - Ты ничего не знаешь ни обо мне, ни о моей жизни, а теперь еще и разрушил то, над чем я работал... Я не брошу тебя в тюрьму только потому, что ты явно не в себе, и твои учителя ответственны за твой проступок. Но я ни минуты не хочу больше слушать тот бред, что ты несешь! Ты не прорицатель и не пророк, ты вообще никто, так что не смей говорить со мной... говорить... вот так!
На последних словах голос юного некроманта все же дрогнул.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2019-12-11 13:28:59)

+3

21

Юный Беннатор его не слышал: как раз не в теле была суть. Но из всего сказанного он зацепился именно за него. Должно быть Гипнос много думал о своей покареженной плоти, был зациклен на ней, точно так же как из раза в раз копался в теле чужой марионетки в поисках "секретов" ее создателя. Творение, безусловно, многое могло рассказать о творце, те же некроманты носили на себе отпечаток его - Безымянного - своего бога, но разбери любого из них до голой души станешь ли подобен богу? Многие почему-то считали, что да… Таэрион мог ответить свое однозначное нет. При всех своих знаниях он так и не смог постигнуть Люциана, и уж тем более уподобиться ему.
   Люди много труда вкладывали в поиски неких секретов, искали важное в потаенном, мудрое в авторитете, хотя на деле все было у них перед глазами, достаточно взглянуть и увидеть, прислушаться и услышать… Наследник Акропоса был слеп и глух, даже при трепещущей в его груди искре.
   Таэрион взглянул на него бесстрастно, молча выслушав все его негодование. Юный некромант не желал слушать и Безымянный не стал ничего говорить. Глупое дитя. Задумывался ли он хоть на мгновение, что каждый в этом мире “никто” и “все”?  Создавая своих “детей”, Безымянный создал их равными, дабы они независимо от происхождения могли бы равно говорить друг с другом и равно строить его новый мир. Но в итоге одни маги встали над другими так же, как стояла знать над простым людом в прочих землях. Лорды стали называться магистрами.
Но помнили ли они, что вели свой род от беглецов, отверженных и презренных? Помни ли, что перед Смертью равны все?
   Похоже, что нет.
   Что ж, задерживаться в замке Беннаторов больше не было никакого смысла и Оливер все так же молча оставил Гипноса одного, в маленьком мирке его взлелеяной лаборатории. Шоу покинул пропахшую раствором комнату неторопливо, все так же по-хозяйски, точно бы не наследник магистра выгнал его вон, а точно бы наследник магистра вдруг перестал существовать. У первого же слуги наверху, в коридорах, он попросил проводить его на выход.
   Впереди был еще долгий путь.

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » И он пришел