Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [16.03.1082] Увидел дракона — прячься


[16.03.1082] Увидел дракона — прячься

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

- игровая дата
16.03.1082
- локация
Фалмарил, г. Эрдан.
- действующие лица
Оливер, Флэйк.

Казалось бы, Безымянный настолько скрытен и отстранён от мира, насколько это возможно. Однако на встрече с братьями он был страннее обычного, и затерялся на улицах Эрдана сразу же, как только покинул место воссоединения семьи.
Флэйк, в свою очередь, заскучал, побродил по городу, благополучно потерялся и... наткнулся на Оливера, которому компания пьяного и скучающего дракона требовалась в последнюю очередь.

Отредактировано Флэйк (2019-11-10 16:38:40)

+1

2

Рядом журчал небольшой фонтан, выполненный из некогда белого камня, но с годами посеревший и местами покрывшийся мхом. Рейлан не помнил, как очутился на небольшой городской площади. Не помнил и того, кем была девушка, что стояла перед ним и глядела выжидающим взглядом, пока дракон, в свою очередь, смотрел на её руки. Скрещенные на груди внушительных размеров.
— Эй, ты меня слушаешь, Флэйк? И куда ты смотришь?
Флэйк. Он ещё не привык к новому имени, тем более, столь заурядному. То ли дело Рейлан или Великое Абсолютное пламя, звучащее гордо и достойное демиурга драконов.
— Удивительно, насколько щедрой бывает природа, — выпалил он без лишних раздумий и расплылся в улыбке, увидев, что щёки девицы стремительно окрасились в красный.
— Ах! — возмущённо воскликнула она, но не нашлась чем ещё ответить на столь неприкрытую наглость и попросту надула губы. Впрочем, вскоре перешла на наступление иным способом, вывалив на озадаченного Флэйка столько всего, что тот невольно попятился назад. — Так когда мы уедем? Ох, Флэйк, наконец-то я повидаю мир! И тот остров, о котором ты рассказывал — прекраснейший из всех, чудеснейший из существующих. Сегодня же прикажу Виолетте собрать мои вещи! Доверять ей можно, точно-точно! Отец узнает о нас только тогда, когда мы будем уже обручены!
От услышанных заявлений Флэйк, может быть, и протрезвел бы окончательно, если бы не влил в себя столько эля, сколько по всем законам природы не могло уместиться даже во взрослом драконе. Но уместилось ведь! Да только с последствиями...
Рейлан не понимал, как успел найти себе невесту за те жалкие часы, что провёл в Эрдане и судорожно пытался восстановить потерявшиеся фрагменты в памяти.
Вот он сидит в таверне в одиночестве, поскольку братья уже разошлись. Вот от скуки подсаживается к одному из посетителей и зачем-то рассказывает о том, что размер хвоста дракона всё-таки имеет значение и вообще, дракон с хвостом меньше стольких-то метров — не дракон, а жалкая змея из-под куста! Немудрено, что незнакомец быстро ретировался, а Рейлан заскучал ещё больше и решил пройтись по городу, повидать другие таверны,  не такие тухлые, как этот. Так где же он нашёл девицу? И чего наговорил?
Тем временем, барышня подобралась ближе, взяла его за руки и вновь затараторила. Вместо того, чтобы слушать, Флэйк оглядывался по сторонам, пытаясь придумать, как поступить дальше. Людей на площади было мало, городские колокола недавно прозвенели двенадцать раз, сообщая о том, что наступила полночь. Тем не менее, знакомый тёмный силуэт Флэйк заметил не сразу. Безымянный вообще попал в тело настолько невзрачное, что взгляд на нём задерживался разве что с третьей попытки, и то не всегда. Вот оно — спасение!
— ...как детей назовём? Ты, наверное, предпочёл бы мальчика, но я хочу двух девочек!
— А вот и брат! Пойду… пойду позову его, познакомлю с тобой, ээ… — имени он не помнил, — дорогая.
Барышня наконец-то замолчала и заинтересованно проследила за взглядом Флэйка, который, не теряя ни секунды, направился к Оливеру.
— Хей, братец. Куда идёшь? — последний вопрос, конечно же, подразумевал, что Рейлан обязательно пойдёт за Безымянным, куда бы он ни шёл.

Отредактировано Флэйк (2019-11-10 18:36:03)

+1

3

Безымянный покинул душную и шумную таверну, оставив за спиной компанию братьев. В этот момент ему было все равно, что на город наваливается ночь и все разумное живое наоборот спешит под кровлю, ищет пищи и ночлега. Все самое важное они порешили, и с той минуты, как Рандон разделил братьев для поиска, Таэрион был свободен в своих действиях, и волен был уйти, не дослушивая пустых разговоров. Что и сделал.
   С розыском одного Аллора вся эта свора богов наверняка справится без него, и собственное участие Безымянный решающим не считал. Но было дело, которое требовало именно его личного внимания, ради которого он и спустился в смертный мир, избрав предлогом облаву на младшего брата. Потерянные души необходимо было вернуть в извечный поток ничуть не меньше, чем одного бога в Авур, но если у последнего было целых пять ловцов, то за пути душ отвечал только Таэрион. 
   Вот только мир смертных сильно изменился с того момента, как Безымянный был в нем последний раз. Открыв карту, он нашел для себя много новых названий и новых поселений, отчего проложить маршрут, учитывающий потребности смертного тела, которому нужно будет где-то отдыхать и пополнять припасы, оказалось не так просто. Тут Таэриону пришлось основательно перебрать разум Оливера в поисках нужных знаний, однако оказалось, что тот также изучал жизнь по книгам, а путешествовал исключительно по картам.
   Маги способные к стихии земли всегда отличались консервативностью, основательностью и долей упорства, однако зачастую были чужды переменам, придерживаясь принципа "где родился, там и пригодился". Оливера ждало стабильное будущее: отличник учебы, он бы мог впоследствии занять какой-нибудь пост - высокий настолько, насколько хватило бы скромных амбиций, и служить на нем до конца своих дней. Таэрион в какой-то степени был занят тем же: не покидал своих пределов, исправно поддерживая то равновесие, которое было ему вверено, и никогда не желал большого, хотя был на это способен. Как и Оливер. При всей замкнутости, этого юношу съедало любопытство, которое Безымянный ценил и поощрял в своих "детях". Он видел в том неподдельную живость ума, состояние разума, способного видеть новое. Ум без любопытства - мертв. Потому, за всем страхом и неудовольствием от негаданного приключения, Таэрион видел в своем сосуде живой интерес к миру, который бы тот никогда не отправился познавать, если бы не внезапное соседство.
   А меж тем солнце садилось, народу на улицах и площадях становилось меньше, закрывались лавки, открывались кабаки. Несмотря на продувной морской ветер в городе ламаров стойко несло отовсюду рыбой и унынием. Издавна покровителю Мира Теней приписывали мрачность, способность нести лишь скорбь и безнадежность, однако то было лишь эмоциональным откликом самих смертных на факт своей смертности. Таэрион просто был и не нес в себе ничего. Скорбь и печаль, уныние и безнадежность царящие в крае ламаров тоже были ему чужды, суетны, и он в равной степени желал отстраниться от них, как если бы улицы были заполнены весельем и празднованиями. Однако общаться со смертными приходилось дабы выкупить в дорогу все необходимое на первых парах. Соберись он раньше, братья могли заподозрить по его виду неладное, теперь же он мог следовать собственному плану более свободно. Единственное, что не входило в этот план, так это встреча со Шрайком, который должен был оставаться на другом конце города в компании “любимого” из братьев. Великое Абсолютное Пламя было изрядно пьяно и прибывало в обществе некой девицы. Безымянный уповал на вероятность, что за всем этим его не заметят, и точно бы серая крыса предпринял попытку свернуть в ближайший проулок, но было поздно - дракон уже “летел” к нему с достаточно глупым вопросом, чтобы проснувшись завтра поутру в какой-нибудь канаве, не помнить об этой встрече. А потому Таэрион даже остановился, естественным, едва уловимым движением руки, задвинув походную торбу глубже под плащ.
   - Исследую город, - ровно ответил он. - Несколько часов назад мы решили начать поиски… брата, но вижу ты нашел нечто иное. И оно тебя ждет.
   Безымянный выдержал многозначительную паузу, вовсе не собираясь помогать Шрайку скрыться, наоборот предпочел бы оставить его со смертной, которая пока мялась у фонтана, не зная подходить ей ближе для обещанного знакомства или нет.

+1

4

Оболочка Таэриону досталась как по заказу — от лица столь невзрачного выразительности не ожидалось, что прекрасно скрывало природную ноэмоциональность демиурга некромантов. И выводило из себя Флэйка, поскольку ещё минуту назад ему казалось, что брат шёл куда-то целенаправленно, а теперь уже он не был уверен — ответ на вопрос был абсолютно ровным, спокойным и уверенным. Впрочем, Флэйка цели Таэриона волновали в последнюю очередь. Нужно было избавиться от настойчивой барышни.
— Толку-то его искать? Подумаешь, задержался слегка в мире смертных. Может, он тоже себе нашёл… нечто особенное. — Флэйк многозначительно посмотрел в сторону девушки. — Но куда более желанное. Ты даже не представляешь, сколько она болтает, Таэрион! Надо спасаться, пока она не пришла в себя и не направилась сюда, потом ведь не отделаешься.
Рейлана совершенно не волновало то, что он бесстыже навязывался брату.
— Я может и отец драконов, но ещё потомка заводить не собирался!
Подул прохладный ночной ветер, взъерошив и без того беспорядочные волосы Флэйка. Постепенно проходил дурман опьянения, и не сказать, что дракон был этим доволен — чем трезвее он становился, тем быстрее возвращались воспоминания.
Вот он вывалился на улицу после встречи с братьями, вот прошёлся по паре-тройке новых таверн и в поиске очередного пристанища наткнулся на новый район. Тот был куда более чистым и ухоженным, чем предыдущие. То ли в силу опьянения, то ли небольшого ума, Флэйк не догадался, что оказался в богатой части Эрдана. Впрочем, мысли его были заняты другим — прекрасным женским силуэтом, что виднелся на одном из небольших балконов аккуратного здания. Почему-то Флэйк решил, что ему жизненно необходимо сиюминутно залезать на этот самый балкон, к этой самой даме, и рассказать ей, как прекрасны звёзды на небосводе, хоть с ней им, конечно же, не сравниться.
Вырвать остальные фрагменты воспоминаний из потока мыслей Флэйк не успел. Барышне наконец-таки надоело смотреть и ждать своего нерадивого суженого, потому она быстрым, уверенным шагом направилась к братьям.
Но беда, как говорится, одна не приходит. В то же время сзади раздался громогласный голос:
— Вот он! Ловите мерзавца!
Что же он натворил?

Отредактировано Флэйк (2019-11-20 18:48:56)

+1

5

Занятно, но Таэрион придерживался по сути примерно тех же мыслей, что и Шрайк, относительно их загулявшего братца. Интересно, кроме собравшего их Рандона, кому-то вообще интересна судьба младшего? Или все воспользовались Зовом только чтобы развлечься? Мысль о том, что у других братьев могут быть некие дела сродни его собственным, была мало обоснованной. Безымянный смотрел на прочих демиургов, как на бездельников, занятых удовлетворением лишь собственных потребностей, будь то похоть, скука, гордыня и иные болезни души. У самого Таэриона, как бы это парадоксально не звучало для бессмертной сущности не было времени, чтобы заниматься смертными глупостями - у него было Дело, которому он исправно служил. И оттого попытка Шрайка вовлечь его в свои глупые развлечения, вызывала лишь отторжение.
   - Разве ты не занят тем же? - со всей пытливой серьезностью поинтересовался Таэрион, когда отец драконов пожаловался на излишнюю болтливость смертной девицы. - Или тебе неприятно, что она тебя превосходит?
   Безымянный даже не иронизировал, лишь подмечал, что у этих двоих есть много общего и разве не стоит им оставаться вместе… Ему казалось, что прочим братьям было лишь по вкусу такое липкое обожание, но, кажется, и оно успевало надоесть.
   - И с каких пор тебя вдруг волнуют твои потомки?
   Видя, что смертная устала ждать приглашения, Таэрион рассчитывал использовать ее недовольство, дабы укрыться в тенях проулка, когда Шрайк неизбежно отвлечется, но за спиной вдруг послышались множественные шаги и зычный выкрик. Отход оказался перекрыт другими недовольными, алчущими, судя по всему, также тела Отца Драконов. Удивительная способность нажить себе неприятности всего за несколько часов… Однако Безымянный посчитал, что ему это лишь на руку, если смертные займут собой Шрайка, а потому какие-то доли мгновения просто стоял и смотрел, как разъяренная группа ламаров переходит с тяжелого шага на воинственную рысцу. Вот только Оливер так просто смотреть на это не мог. Человеческое сознание сжалось сначала тревогой, а потом откровенным страхом, понимая, что мимо эта угроза так просто не пройдет. Разъяренные смертные не станут разбирать кем приходятся названному Флейком стоящие рядом, и намнут бока всем прежде, чем додумаются спросить. А то и убьют, если проступок дракона окажется в их глазах искупаем лишь этим. Натворить Шрайк мог что угодно.
    Хмыкнув, некромант сорвался с места, бросившись через площадь в сторону другой улочки, которая, если судить по изученной карте, должна была вывести в соседний квартал, где можно было бы затеряться вновь. Применять магию и привлекать к себе тем самым внимание еще и местной стражи Таэрион не желал, но рассчитывал, что озлобленная компания заинтересуется теперь лишь своей изначальной целью. Вот только Шрайк избрал для своего бегства точно такой же путь, а отнюдь не свой собственный.
    - Почему было не свернуть в другую сторону? Это сбило бы их с толку, - запоздало поделился своей тактикой Таэрион, срывая и без того тяжелое дыхание. Быстро бегать его сосуд был не привычен, как и хорошо видеть в полутьме узкой улочки, куда едва ли попадало много лунного света. Однако его было достаточно, чтобы вовремя замечать очертания бочек и иных выставленных на пути предметов и вовремя огибать или перескакивать. При этом маг старался придерживать одной рукой ножны с мечом, дабы они сильно не раскачивались и не задевали ничего, а другой удерживать на плече торбу с походным запасом. Бег от этого проще не становился.

+1

6

— Таэрион, братец, — Рейлан с умным видом поднял указательный палец, — есть существенная разница между неудержимым словесным поносом и искусством ораторства. А в последнем превзойти меня — меня! — ей будет тяжеловато, сколько бы слов ни извергало это хрупкое существо.
Вопросы Таэриона всегда граничили на линии крайней серьёзности и насмешки одновременно, впрочем, в данном случае ирония разбивалась о твердолобость Рейлана, который упрямо не замечал колкость.
— Меня волнуют только те потомки, которых ещё не существует. Вернее, волнует предотвращение их появления. Конечно, драконов много не бывает — хорошим не насытишься. Но всё же лучше, если они рождены не от меня… в прямом смысле.
Демиург некромантов не стал дослушивать монолог Рейлана, который, как то бывало обычно, заговорился и совершенно позабыл о происходящем вокруг. Потому дракону пришлось прерваться, вспомнить, что по его бедную душу наведалась целая свора вооружённых людей и побежать вслед за братом. В иной ситуации он, вооружившись лишь слабоумием и отвагой, рынулся бы навстречу врагу, да только убегал он ещё и от настырной девицы, которая как раз в тот момент прокричала:
— Отец, не надо! Отец!
Тогда Рейлан драпанул ещё быстрее и почти выровнялся с братом. Узкий переулок был забит кучей предметов, начиная от бочек, заканчивая редкими повозками. Что удивительно, дракон, который с трудом привыкал к человеческому телу и потому был весьма неуклюж, в критической ситуации проявил удивительную ловкость и без труда лавировал между препятствиями или перепрыгивал, если иного выхода не оставалось.
— Оглянись, Таэрион, куда ты предлагаешь свернуть, в стену? Не знаю, как ты, а подобными способностями я ещё не овладел. К тому же, одна голова хорошо, а две — лучше.
Иногда Флэйк оглядывался и видел, что толпе преследующих тяжело приходится, для такого количества живых душ переулок оказался узковат. И только Рейлан обрадовался мысли, что удастся оторваться, так чуть не врезался в высокую стену.
Они оказались в тупике.
— Да… вот тут-то и пригодилась бы способность проходить сквозь стены.
Перевоплотиться дракона он не мог. И нет, не потому, что опасался привлекать к себе лишнее внимание. Им, вниманием то бишь, они были награждены целиком и полностью. В переулке три человека в ряд помещались с трудом, что уж говорить о полноценном взрослом драконе. Потому Рейлан неуклюже достал два кинжала, что принадлежали вовсе не ему, а телу, в котором бог и очутился, когда спустился в мир смертных.

Отредактировано Флэйк (2019-12-02 17:06:43)

+1

7

- Там была целая площадь с пятью прилегающими улицами и тремя проулками, - на бегу заметил Безымянный в ответ на слова Рейлана об отсутствии выбора, и тут же вступил во что-то склизкое. Разбирать однако чем оно являлось возможности не было - погоня с гиканьем и руганью неслась по пятам. - И прекрати звать меня Таэрион. Здесь и сейчас мое имя Оливер. Запомнить такое можешь даже ты.
Конечно никто из ныне живущих не знал имени Покровителя Смерти, в отличии от имен братьев и отца, которые гремели на весь мир, но Безымянный предпочел бы, чтобы оно так и оставалось впредь. Он хотел было добавить что-то про головы и независимость качества от количества, но впереди из полумрака выросла черная стена, преградив путь. Такого поворота Таэрион откровенно не ждал, ибо ему казалось, что он выбрал верное направление. Оценив высоту преграды, расстояние до преследователей и Шрайка выхватевшего две зубочистки, некромант обернулся лицом к открытому проулку. Сделав пару глубоких вдохов, чтобы успокоить сбитое дыхание он обратился к магии своего носителя - стихии земли, чтобы поднять поперек узкого прохода ещё одну высокую стену. Повинуясь заклинанию, камни мостовой заклокотали друг о друга и двинулись вверх, венчая собой земляной вал. Запахло сырой почвой и гнилостью, а по растущему откосу скатилась пара пищащих мышей, чье гнездо было разорено. По сути Таэрион запирал себя с братом в каменную коробку.
  Но видя это один из ламаров, что бежал борзее всех припустил ещё быстрее, успевая перескочить через стену, пока она только росла. При этом он успел витиевато выругаться и выкрикнуть про опороченную честь сестры.
   - Что ж, это твой шанс решить все непревзойденным красноречием, - невозмутимо произнес Безымянный в то время как прыткий брат пышногрудой девицы бросился на Рейлана, обнажая короткий меч. Таэрион в это не вмешивался. Он как ни в чем ни бывало достал из своей торбы карту города и попытался на ней хоть что-то разглядеть в ночных тенях городских стен.
   Тем временем ламары оставшиеся по другую сторону земляной стены принялись ее долбить, выкрикивая слова поддержки своему родственнику, призыв держаться и обещание скоро быть.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [16.03.1082] Увидел дракона — прячься