Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [07.07.1082] Черней угля, светлее утреннего солнца


[07.07.1082] Черней угля, светлее утреннего солнца

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

- Локация
Поднебесная, г. Алир
- Действующие лица
Солмнир, Рейн
- Описание
предыдущий эпизод[06.07.1082] I'd Pluck a Fair Rose
Очередная попытка прийти к пониманию и компромиссу.

Отредактировано Рейн (2019-09-10 16:38:39)

0

2

Сложные задачи и пути их не-решения.
Каждый раз, когда Рейн пыталась временно отстраниться, чтобы убрать причины, которые увеличивали пропасть между ней и Солом, всё делалось ещё хуже. Она прекрасно понимала все последствия своего поступка, но не могла донести ни до общества, ни до Рита, который, как ей казалось, знает её достаточно давно, чтобы понять что и почему она делает – что это не просто прихоть, а реальная необходимость как-то реабилитироваться и найти хоть что-то устойчивое. То, что кому-то казалось пустячковой проблемой, чем-то незначительным, на самом деле больно задевало и растаптывало. Сейчас, когда нервы были накалены до предела, любая мелочь становилась фатальной. Так выходило с неосторожными фразами. Рит, конечно, не виноват, что у него такая заботливая подруга среди Чёрных и такая неопытная в плане лекарства и даже дружбы Серая, но ситуацию это нисколько не меняло. Рейн как чувствовала себя паршиво, так и продолжалось. Больше всего давило осознание, что они никогда не придёт к пониманию, потому что на ситуацию смотрят под разными углами.
Ситуацию с предательством она понимала прекрасно. Как это выглядит со стороны – тоже. Никто не станет копаться в причинах, почему она так поступила, а если и станет – не поймёт и не примет. Мол, в её ситуации был другой выход. Он был, но этот выход мог помочь кому-угодно, но не Рейн. В свою шкуру со всеми травмами, страхами и болями она не могла запихнуть непонимающих, чтобы они всё поняли. Как и не могла запихнуть себя в шкуру Рита и понять, что у него на душе и в мыслях. Только отдалённо, отталкиваясь от того, что она знала. Как выяснилось, знала она намного меньше, чем думала, что в очередной раз ставило под вопрос существования дружбы. Ограждали или не доверяли?
Рейн старалась не думать ни о чём, потому что постоянное возвращение к ситуации никак её не решало, а делало только хуже. Она предпочла просто не вписывать в задачу «Как вывести Поднебесную в свет» отношения с Ритом. Точнее, своё нахождения в них, как… как что-то, что эмоционально имеет право высказываться и искать что-то, что ему по душе. Не выходило так, чтобы при этом не страдала гордость Рита и его голова.
Про судьбу пиратского судна и Ирителя Рейн не спрашивала. По приказам Рита, которые она слышала, находясь в соседнем помещении, отделённом от кабинета советника лишь плотной тканью, она понимала, о каком одном пирате шла речь. Солмнир снова шёл против воли императора, за что закономерно мог получить нагоняй в лучшем случае, если всё вскроется или спасение одного пирата не входило в планы императора изначально, когда гнев поутихнет.
Рейн пыталась уснуть, устроившись на постели с краю, подальше от входа в комнату. И старалась не слушать и не вникать. И не думать о том, как планировала вернуться домой изначально. Спокойно, без тайных, без Рита. Даже извинения и те застряли под давлением.
Лучше бы он молчал. Тогда бы она не сказала многого, о чём жалела и чего говорить не собиралась. Ни о друзьях, ни об отношении к Риту. Он и уходила именно для того, чтобы этого не делать, а разобраться в себе, остыть и переговорить уже после, если что-то останется, но ничего не вышло. Как, впрочем, и всегда.

0

3

Рит же в свою очередь задвинул вопрос “что теперь делать с одной девахой” на дальнюю полку. То что они с ней ругались ни малейшим образом не снимало с него задач и нагрузки. За остаток дня, вечера и добрый кусок ночи через кабинет протопала прорва народу от посыльного до главы одного из мелких кланов, демонстрируя масштабы деятельности. Ввиду навязанной Ван Аленом спешки все дела приходилось решать “быстро” и на ходу. Обсуждались десятки алиферов с которыми возможно следовало вести переговоры, чтобы получить поддержку или оказать влияние на мнение кланов или народа. Перечислялись кандидатуры священников,к которым следовало присмотреться.  Обсуждались ходы и действия их явных противников, их возможное значение и какая лучшая идея противодействия.  Кто что сделал, чьих людей где видели, кто говорил с кем и так далее. Не обошлось при этом и без упоминания выходки Рейн. Ситуацию раскрыли, обсудили, проанализировали прикинули последствия, как этим может воспользоваться враг. "Тайные" припомнили что однажды брак Рейн уже расстроили скомпрометировав тогда совсем юную девушку. Похоже что Рит копал на "гвардейца" и его активно искали.  Коротким рефреном был доклад лейтенанта черных о гибели корабля и результатах операции по уничтожению свидетелей. При присутствующем эмиссаре “тайных” о том что главная заноза в оке, остался в живых не упомянули, но после его ухода лейтенант повторил полный доклад уже своим.
Огромное количество времени занимала организация проекта на Зеве, в которую широким потоком, как они и договаривались с Императором, начали поступать деньги, люди и материалы. Из всего этого требовалось создать стройную структуру. Бесконечный список дел от логистики припасов еды, до организации двух баз за пределами города и необходимости убедится в том что поток не захлестнет Край Света. Сотни вопросов, решений, назначений которые формировали новое начинание, изменяли судьбы участников и должны были отразится на Алире в ближайшие годы и десятилетия.
Время от времени в происходящее вклинивались доктора, которые в ультимативной форме указывали что делать их пациенту,  следили за тем чтобы он поправился. Понятное дело что Сол ввиду нагрузки что то делал не так и Рейн, слушая сквозь занавеску, могла убедиться что лейтенант Шинит в случаи ее зоны ответственности, могла переупрямить и самого Рита. И вполне была способна морально подмести им пол указывая уже ему на его долг и обязательства перед Алиром и подчиненными. 
        Обязательные процедуры были обязательными, даже если за дверями торчит очередной посыльный или гость. И ни капли вина! Одновременно с этим Рейн узнала и то что пускай состояние Рита уже было не опасным, но долгоиграющих проблем ввиду скорости заживления будет целый ворох. И то что как мастер копья Рит закончился. Второй раз пересобранный сустав, однажды уже получивший от нетопыря,  просто уже не мог вытянуть ту же нагрузку и гибкость, пускай со временем восстановится и руку можно будет использовать. Сражаться сможет, но на турнир может и не показываться. Разве что с чем то в одной руке.
Солмнир был даже рад этой всей котовасии. Она отвлекала от ситуации с Рейн. Но через две стражи после полуночи все закончилось и последний документ покинул дверь. А мысли остались. Рит все еще чувствовал себя преданным, и не мог ничего с этим поделать. Преданным даже не тем что Серокрылая сорвалась к пирату, который на данный момент тайно был переправлен в его укрепления на Краю Света. А именно тем что все его усилия найти тот самый путь, который смог бы совместить Алир и Рейн летели в труху.  Сол понимал что Рейн хотела как лучше и решала все как умела. Но как объяснить что его сочувствие  ничего не меняло в мире которому, по большому счету, на чувства их обоих плевать с бреющего? Злость и ярость ушли оставив за собой тоску по былым временам когда все было проще, хотя он знал что это иллюзия. Никогда не было, просто они жили в долг.
Тело настойчиво напомнило о том что ужин он пропустил. К слову, как и Рейн, которая  даже не обедала.  Рит повернулся к занавеси, ставшей воплощением очередной стены между ними.
           - Не спишь? Если нет выходи, ты же не ела с утра. Я организую ужин

Отредактировано Солмнир (2019-09-09 13:19:14)

0

4

Рейн чувствовала себя виноватой ещё до того, как в кабинете Солмнира начали появляться с докладами и наставлениями. О его состоянии и последствиях ранений она знала ещё в тот день, когда оставила его в лазарете. Расспросила дворцовых лекарей, чтобы иметь представление, насколько всё серьёзно. За это же злилась на отца, который, может, и не желал ничего дурного, но сделал. И злилась на себя в том числе, прекрасно понимая, что Рит потерял и какую цену заплатил за ту видимость победы. То, что он вынужден пренебрегать лечением и отдыхом, потому что времени на него не оставалось, тоже сказывалось. Напоминать об этом она тоже не считала нужным. Это ничего бы не изменило. Разве что одна разбитая винная бутылка, да и то сомнительное проявление беспокойства и напоминания, что алиферу можно, а что нельзя. Как алифер, которому не нравилось читать пустые лекции, потому что говорила бы она то, что и так без неё знают, Рейн предпочитала этого не делать.
Обязанности Рита, которых хватало с лихвой, и были одной из причин, почему она решила решить всё самостоятельно. Не привлекая его к проблеме.
Вышло как вышло.
Через задницу, разумеется.
В разговорах она не услышала ничего нового. Раз только прислушалась, когда речь зашла об Ирителе. Другой раз – попыталась заткнуть себе уши, чтобы ничего не слышать о первой дворцовой влюблённость, без которой и тут не обошлось. Рейн понимала, зачем поднимали сведения такой давности, но ничего о старом неудачном опыте слышать не хотела даже спустя годы. Болело оно от этого не меньше и было той самой причиной, почему она пряталась от всех, и почему пряталась сейчас от Рита – тоже.
На визите Шинит, чьи последние слова и стали отправной точкой всего путешествия в море, Рейн с силой зажмурилась, отчего заболели сначала глаза, а потом – голова, но это помогло пропустить всё мимо ушей и хотя бы ненадолго выпасть из разговора, который она не по воле слышала.
Во всём, что касалось поднебесной, Рейн не могла помочь. Да и что касалось Рита – тоже. Разве что поговорить с императором, когда попадётся случай, если он узнает, что не все пираты погибли на корабле и один бывший гвардеец ослушался его приказа. Общество она никак не переубедит, что у этой истории был иной подтекст. Враги вывернут её так, как захотят, что вышло в первой истории с гвардейцем, испортившем её репутацию. Сейчас она продолжала портить её сама. И не только свою, потому что с Солом они были в связке, несмотря на наличие огромной пропасти между ними, хотелось ей того или нет.
Голода Рейн не чувствовала. И хотела ответить честно, что не голодна, отказавшись от предложения. Помолчав несколько мгновений, размышляя над ситуацией, она всё же встала с постели, отодвинула плотный полог, закрывавший вход в комнату и вышла. Нерастраченная злость на императора выветрилась. Остался только неприятный осадок всего разговора с Ритом.
Стараясь не вспоминать, как в прошлый раз для неё обернулась благодарность Шинит за помощь, Рейн решила всё же заговорить:
- Прости, - она говорила искренне. – Я не хотела причинить тебе боль.
И доставить проблем – тоже, но вышло совсем наоборот. Меньше всего ей хотелось ответить на всё, что переживал и делал Солмнир, чем-то подобным.
После короткой паузы, собираясь с эмоциями, она добавила:
- Спасибо... Что не убил его.

0

5

Солмнир пожал плечами и тут же поморщился.Он больше не хотел ссорится. Происходящее уже настолько измотало, что даже злость на в который  раз всплывшего пирата казалось мелочной. Тьма тут же услужливо напомнила о том что пока тот остается в живых,  Рейн может рискнуть повторить фокус. Его могут найти враги или слуги Императора, который и без того уже должен был понять что безропотной пешкой его будущий зять не будет, даже для него. И имел все возможности проучить выскочку.
- Это бы не привело ни к чему, кроме твоей боли. Ну или я предпочту обмануть себя подобным образом.
Опершись о стол, Рит встал, и подошел к  девушке, оказавшись совсем близко. После чего неловким, скованным ранением движением обнял Рейн, прижав к себе, как и тогда у гаснущего костра на Краю Света. Наверное именно этого ему и не хватало за последние недели? Не достижений, свершений и побед. Хотя Сол был бы рад если бы она нашла себя и стала чем то большим. И было то что делать просто необходимо. Но, ему было достаточно если она осталась тем кем и была в тот короткий миг доверия. Или он решил обмануть себя что этот миг можно повторить.
       Рит боялся что либо говорить, зная что они с легкостью понимают друг друга неправильно и дело переходит в перепалку. Хотя нет, кое что сказать было просто необходимо.
- И ты прости. Я не хотел причинить тебе боль.

0

6

Рейн кивнула, потому что Рит был прав. Убийство Ирителя раздавило бы её. Особенно сейчас, когда она и без того чувствовала себя смятой. Несмотря на то, что отношение к пирату даже близко не походило на влюблённость с её стороны, он всё же был ей дорог. И ей не хотелось бы, чтобы он умер по её вине. Всё же, отправляясь туда, она немного надеялась на то, что отец хотя бы прислушается и поймёт, почему она так поступила. Вера в отцовское понимание, заботу и любовь, всё ещё оставалась у Рейн, несмотря на то, что она редко на них полагалась и чаще отрицала.
Что именно так привлекало её в Ирителе – она и сама до конца не понимала, но точно знала, что дело не только в лёгкости и мнимой свободе, которой по факту никогда не было. На пиратском судне она не была свободной, а тоже жила в рамках и по правилам. Просто у них был один взгляд на отношения и это тоже помогло отчасти забыть о прошлых неудачах и обидах на одного конкретного гвардейца. Рит тоже с этим помогал, пока оставался другом. Только в другом ключе.
Рейн подметила слабость и усталость, с которыми Солмнир заставлял себя подняться на ноги, хотя мог бы отдать приказ и дождаться, когда ужин принесут в кабинет и поставят перед ним на стол, а уже после идти в постель и пытаться хотя бы несколько часов поспать, если после всего случившегося у него хватит сил не попадать во власть мыслей. Она почувствовала себя неуютно, когда Рит встал близко, и не поняла причины такого действия, пока Солмнир не потащил её к себе, увлекая в объятия и тревожа больную руку в том числе.
Она не ответила. По крайней мере, не словами. Протянула руки, обняла, уткнувшись лицом в грудь алифера. Сделала несколько вдохов, пропуская громкие удары сердца, обняла крепче, сжимая пальцами. Закрыла глаза. У Рейн не было слов, да и после всего, что она сказала сегодня, ей казалось, что и так было сказано с лихвой, чтобы пытаться заговорить о чём-то ещё. И, как оказалось, больше ничего и не надо было, кроме вот этого момента, к которому пришлось идти через ругань, обиды, недопонимания и взаимные танцы на ранах и мозолях.

0

7

Солмнир замер, боясь даже дыханием разрушить незримую хрупкость момента, замерев. Лишь казалось что пальцы, судорожно сомкнувшейся  на плече девушки уцелевшей руки, сейчас  пропорят кожу, так крепко они сжались. Рита захлестнула волна тепла и покоя, впервые за несколько недель. Был ли этот миг  иллюзорным? Или может быть иллюзорным было все то о чем они спорили, смеялись и болтали в прошлом, показывая друг другу маски и не о чем не беспокоясь? А важным было то что звучало тишиной? Как сейчас, в миг безусловной близости который  не требует слов,и существует вопреки им.
            Время кралось прочь, видимое лишь в легком колебании пламени ламп и потрескивании фитиля, унося драгоценные секунды и приближая неизбежный миг когда им обоим придется сделать шаг назад. Они могли простоять здесь до утра, блуждая в своих мыслях и путаясь в эмоциях. Но рано или поздно рассвет разрушает магию ночи, а круговерть дня снова разорвет их, закрутит в делах. И  вернется время слов, когда они снова о чем то поспорят, причиняя боль друг другу в отчаянной попытке её избежать. Запоздало спохватившись Рит расслабил руку, гадая не наставил ли он невольно синяков, и не зная куда её деть, нежно провел по волосам, заправляя за ухо выбившуюся прядь.  Рит невольно, отметил как изменилась длина обычно коротких светлых волос Рейн. И усмехнулся тому как хаотично блуждали его мысли, стараясь запечатлеть в памяти это мгновение, чтобы потом, когда в очередной раз они сцепяться крыльями вспомнить и попробовать найти другой путь.

Отредактировано Солмнир (2019-09-09 15:37:24)

0

8

Она почувствовала, как объятия рушатся, и понимала, что приятный миг спокойствия не мог продолжаться дольше. Солмниру нужен был отдых, а даже такой простой жест отнимал у него силы, которых и без того не было. Рейн не настаивала, и тоже отпустила алифера, но не отошла от него. Отвлеклась на короткий жест и прикосновение к волосам, поймала взгляд алифера и его усмешку.
- Отросли, - сказала Рейн очевидную вещь и не заметила, что Сосуд души не то после неудачных попыток сна, не то после передряги с тайными, выскочил из-под рубахи и показался наружу. Светлый. Чистый. Именно таким он оставался спустя годы. И не изменился после того, как она приложила руку к убийству одного демона. В глазах Ньёрая, как сказали бы жрецы, она была чистой и безгрешной. Но не в глазах алиферов, которым не дано увидеть ни Сосуд, ни саму душу. Сосуд был совершенно один. Без старого кольца, которое Рейн носила на той же цепочке, как дорогое воспоминание. Оно осталось там же, где Рейн оставила прошлое. На пиратском корабле и, скорей всего, уже шло ко дну вместе с ним, сгорая в пламени гнева императора.
Кольцо тоже было причиной, почему она вернулась на корабль. Несмотря на то, что Рейн прекрасно понимала, что их брак с Ритом идёт по указу императора, по расчёту, а не как у Нарин и Хоу, ей казалось неправильным хранить такую вещь из прошлого. Может из этого ничего и не выйдет, но она знала, что, по крайней мере, пыталась оставить оба фрагмента из жизни позади. Гвардейца, с которого всё началось, и пирата, который помог ей всё расставить по местам одной неудачной попыткой вспомнить былое.
Рейн опустила взгляд на пальцы Рита, проскользнувшие между прядей волос, и снова притихла.

0

9

- Тебе идет. - Слова, осторожные, словно бы пробовал брод в тягучей темной воде. Ему самому они показались жесточайшей банальностью. Камнем  болезненной рябью разрушающий покой воды. Хотя ему было любопытно, как могла бы выглядеть серокрылая с длинными волосами. Прическа которую она обычно она носила, была едва ли не мальчишеской. Хотя это было в традиции у воинственных алиферов.
     Миг стремительно разрушался, рассыпался карточным домиком, оставляя неловкость и ощущения свободного падения. Нужно было что-то сказать, или сделать, или может быть оставить все как есть? Взгляд алифера упал на сосуд души обычно скрытый под одеждой.  Рит протянул руку и чуткие пальцы подняли драгоценность, подсвеченные ее сиянием. Алифер знал что Рейн обычно носила кольцо на этой цепи, как бы сказали бескрылые “у сердца”. Временами ему думалось что он знает о некоторых привычках Рейн больше ее самой. Хотя так же часто, как оказалось, не может понять ее душу.  Но что могло означать исчезновение кольца он понимал прекрасно, и был уверен что сама Рейн догадывается что он подумал. Она перевернула страницу. Почему то это принесло ему умиротворение. Онн беспокоился что она будет тащить этот груз с собой, как несла крест своей первой влюбленности, отнявший у неё годы возможного счастья. Не решаясь надеть привычную маску, Рит позволил своим мыслям и чувствам отразиться на лице.
    Повинуясь импульсу, Рит аккуратно отпустил кулон сосуда души девушки, и подцепив пальцем серебряную цепь на своей шее потащил её вверх. С тех пор как его собственный клинок, “душа воина” был разрушен, алифер в обычных обстоятельствах носил его, как и все. Амулет, выскользнувший из-за воротника одежды советника сильно проигрывал сосуду Серокрылой. Крылья, казалось успели  потемнеть от времени так же как и цепь на которой он висел, а тусклый свет с трудом позволял разглядеть содержимое, где черного было едва ли не больше половины.  Рит поднял кулон, словно разглядывал на весу драгоценность. Яркий свет сосуда Рейн отчетливо блеснул на трещине пробежавшей по гладкому стеклу.
- Да… Надо бы отнести в ремонт.- шутка была так себе, но Рит на момент лучше не придумал.

Отредактировано Солмнир (2019-09-10 15:02:57)

0

10

— Тебе идет.
С привычной маской, Рейн бы отшутилась, что один советник пытается сделать ей комплимент, будто ученик академии, который от неловкости не знает, что сказать, а потому бросает первое, что приходит на ум. Она не стала, потому что тоже чувствовала себя неловко. Не только в этот конкретный момент, а во все, где они как-то словами, жестами или ситуациями ходили по краю. Или где в обычных и привычных ситуациях из прошлого она видела какой-то подтекст, который и пугал, и смущал одновременно.
Рейн зарделась. Это не входило в её планы. Ещё две недели назад она бы за это стукнула Рита, потому что нечего порядочных – ладно, около порядочных – девушек смущать своими фразами. Сейчас же не знала, что на это ответить и надо ли.
Рит сам перевёл тему. Неосознанно. Когда заметил Сосуд души, который Рейн не спрятала под рубаху. Она уже показывала ему Сосуд однажды. В день, когда Солмнир вытащил её с пиратского корабля и вернул домой. Тогда это было не только доказательством её доверия, но и того, что она не сделала ничего, что могла бы, живя по законам пиратов. Сейчас то, что Рит увидел Сосуд и вообще решил взять его в руки и присмотреться, вызывало смешанные чувства. Рейн замерла, задышала медленно и поверхностно, чувствуя, как сердце набирает обороты и бьётся, будто перепуганная дикая птица в руках. Она не думала. Что Солмнир увидит её Сосуд до церемонии, да и не была до конца уверена, что ему это важно. Но причину, почему кольца не стало, понимали оба.
Рейн наблюдала за Солмниром и видела, как изменилось его лицо. От алифера, которого отчего-то так сильно раздражал один небезызвестный пират и любое упоминание о нём, радовался, но как-то иначе. Не за то, что пират утратил какую-то ценность для Рейн, а что она это отпустила. Так ей казалось. Хотя, может, только казалось. Или хотелось, что было именно так.
Солмнир отпустил её Сосуд, бережно, будто боялся, что он разобьётся от неосторожного движения, и к ещё большему удивлению Рейн потянулся за своим. Сосуд души Рита отличался от её собственного. Горел он тускло – сказывалась усталость, ранения и измотанность. Он был потемневшим, потому что количество жизней, отнятых рукой Солмнира, порядком увеличился за все годы, что он служил по указке императора, и была одна трещина, говорившая о том, что среди убитых был алифер – непростительный грех в глазах Ньёрая. Рейн не судила его ни за то, ни за другое. Было бы удивительно, если бы его Сосуд был таким же чистым и искрящимся, как та фальшивка, которую когда-то давно Рейн приняла за настоящий Сосуд души Рита. Он показал ей настоящий Сосуд, которого, как ей показалось, смущался.
Рейн тронула здоровую щеку, аккуратно, подалась вперёд, отчего оба Сосуда беззвучно соприкоснулись крыльями, и так же осторожно коснулась губ алифера.

0

11

На миг Рит замер. Что происходит? Нет ну, что происходит он понимал, не настолько же часто его били в шлем! Но почему? Вопрос явственно читался в округлившихся глазах замершего от неожиданности  алифера. Который казалось сейчас действительно даст задних и выпрыгнет в окно.
Сол не сомневался что этот шаг искренний. В возникшей невольно атмосфере абсолютного доверия, когда их души были на виду буквально, не могло быть иначе. Но в голове его крутилась тысяча вопросов. Которые он тут же отбросил в сторону и ответил.
Поцелуй вышел неловким, робким, словно действительно первым. Когда их губы разомкнулись Рит чуть отстранился, заглядывая в глубину глаз, словно надеясь там найти ответ.
Он никогда не видел Рейн в этом свете. С момента когда не слишком трезвый подросток свалился ему на голову и до последнего вечера. Это не смогла исправить даже помолвка, хотя он и подкалывал девушку временами на эту тему. И рано или поздно им бы пришлось преодолеть неловкость и “решить проблемы династии”. Но даже во всей этой ситуации  Солмнир скорее волновало что политика перебежит дорогу будущему Рейн. Ей было всего двадцать с небольшим, а впереди столетия. И застрять с нелюбимым и  не любящим мужем было бы той еще катастрофой. Но два удара сердца назад мир похоже  снова стал с ног на голову.

0

12

До этого момента Рейн казалось, что поцелуй, если и будет когда-либо, выйдет скорее на церемонии, потому что того требуют традиции и это надо. И это пугало, потому что несмотря на флёр беззаботности и дурачества, который неизменно следовал за Рейн, ей меньше всего в жизни хотелось бы оказаться в связке с алифером, которого она не знает, не принимает и не хочет в каком-либо из возможных смыслов. Она и брак с Ритом воспринимала как вынужденный, потому что именно таким он и был. Если бы не указ императора, ничего бы не изменилось. Не изменилось бы конкретно в эту сторону. Да и сама Рейн не стала бы смотреть на Солмнира по-другому. Это казалось ей чем-то неправильным. Не из-за того, что в прошлом ей попался гвардеец и она перестала думать о чём-то подобном (хотя и это тоже повлияло), не из-за пирата, которому симпатизировала, или потому что Солмнира она считала единственным другом и остро нуждалась в этой дружбе – личном островке спокойствия во всей Поднебесной, где не стихает буря. Предпосылок не было. Ни разу за все те годы, что они друг друга знали. По крайней мере, ей так казалось.
Брак по расчёту оттого и казался ей таким тяжёлым, что в пару ей сосватали именно Рита. Со всеми другими тяжесть долга и необходимость она бы снесла. И не так бы сильно боялась, что что-то пойдёт не так.
Она не знала, как Рит отнесётся к её выходке, и на такой случай, наверное, привычно бы припасла какую-то шутку, чтобы разбавить неловкость. Ну и чтобы Сол не думал ничего лишнего, конечно!
Ответ вышел неловким. Другого в сложившихся обстоятельствах и ждать было бы странно, поэтому Рейн и не ждала. Она вообще не думала, что ей ответят. Грей приоткрыла глаза, когда Рит отстранился, посмотрела на него снизу-вверх, убирая руку от лица алифера, встала ровно, опустившись на пятки – приходилось компенсировать разницу в росте. Без тревоги или страха в глазах, с доверием, теплом и принятием.

0

13

Сол не отводил взгляда, словно пытался прочесть скрытые за ним мысли.  В его собственном взгляде не было влюбленности и тем более пламени страсти. Скорее он любовался, и в чем то кажется даже восхищался девушкой.   
- Это было отчаянно смело, юная леди.
            Слова, обычно ставшие бы шуткой, звучали вполне серьезно. Перейти границу, как он прекрасно знал, было непросто. Даже под влиянием магии момента, ночи и их сильного, на грани необходимости желания не потерять друг друга.
             Вопросов в голове роиться конечно от этого меньше не стало, но при всем желании перестать думать Рит уже не мог. Разучился за последние несколько месяцев наверное. Или может быть он был холодной рыбой всегда?
Сознание тут же услужливо принесло ответ, нет не был. Вместе с образами и мечтами давно уже похороненными в земле. И сейчас снова отброшенными чтобы вернуться глубоко на черное дно души. Вспыхнувший было страх, был тут же сломлен и отправлен следом. Она видела его сосуд, и он лучше прочего рассказал ей с чем и кем она имеет дело. Последние несколько дней были тем еще испытанием. Если Рейн, при всем что она пережила и от чего отказалась, перешла эту грань, то рискнуть стоило. Сейчас в этом решении было больше рассудка чем чувства, но вдруг?
            Ладонь алифера нежным, уже совсем не похожим на дружественный и братский жестом, скользнула вдоль скулы, едва ощутимым касанием тыльной стороны пальцы скользнули по острому уху, беспокоя серебро волос. Словно Рит прикоснулся некой хрупкой драгоценности, которую он не хотел пачкать кровью в которой крепко были измазаны его руки. Пускай он и привык к своему ремеслу но он никогда не хотел чтобы отголоски его задевали Рейн. Солмнир грустно улыбнулся понимая невозможность подобного желания, но почему бы не обмануться в этот вечер.

0

14

Или безрассудно и опрометчиво.
На ситуацию можно было посмотреть под разными углами. Например, что Рейн поторопилась выразить симпатию настолько явно, но внутреннее чутьё подсказывало, что все остальные намёки на это, как бы она сама перед собой не оправдывалась и не отрицала очевидное – оставались незамеченными ровно до этого момента. Вряд ли Солмнир сам догадается, когда именно что-то пошло не так в реакции и поведении, выходящем за границы простого дружеского беспокойства или привязанности. Она и сама до конца не понимала, что именно это спровоцировало и почему она не просто задумалась о таком варианте, а пришла к выводу, что где-то что-то есть.
- Слабоумие и отвага, - шутливая фраза, характеризующая едва ли не все поступки Рейн, прозвучала с другим оттенком. Вышло это не преднамеренно.
Как она поняла за прошедшие недели, о Рите она знала очень мало, хотя казалось, что всё было иначе. Может, действительно ничего за его маской, игравшей во время их общения, она не разглядела его настоящего. Знала, что себя точно показывала. Иногда это выходило случайно, иногда из-за доверия – намеренно. Оттого и боялась того, что угодила в брак с Ритом, и одновременно по-детски обижалась, когда советник, зная её уже не первый год и без маски, ошибался в суждениях.
Рейн ощутила тепло от прикосновения, не стала ворчливо ворчать, смущаясь, даже не покраснела (!), что в последнее время, учитывая количество мешающих мыслей и неловких моментов, входило в дурную привычку. Она улыбнулась, говоря, что всё хорошо, хотя улыбка Солмнира выглядела какой-то грустной. Казалось, что в голове советника есть какие-то мысли, огорчающие его. Зная Рита, мысли были не беспочвенными, а скорее рациональными, имеющими весомое подспорье. Вот только что его тут огорчало? То, что его Сосуд души такой искалеченный? То, что он когда-то убил алифера? Что Сосуд станет ещё темнее и на нём появится парочка новых трещин, пока он пытается перестроить мир алиферов?
Второй раз она уже не тянулась к Риту, но прижала его ладонь к щеке, чуть сжимая пальцы.
- Мастер по Сосудам из меня сомнительный, но я попытаюсь, - она всё также доверительно смотрела на него и улыбалась, не лелея, впрочем, излишне самонадеянных и смелых надежд.
Никто в Поднебесной не мог восстановить Сосуд души, но излечить душу, залатать, наполнить её светом – можно. Может быть, некоторые раны получится исцелить или хотя бы создать Риту вместо дополнительных проблем место, где можно не думать ни о крови на руках, ни о судьбе целого алиферского мира.
- Кому-то пора отдохнуть.

Отредактировано Рейн (2019-09-10 14:43:12)

0

15

- Есть немного… Пошли, дотащишь полутруп до кровати.
              Алифер грустно и чуть смущенно улыбнулся. Вот, уже сопливые девчушки начинают замечать что тебя слегка шатает. Что было всегда неловко, поскольку он не хотел чтобы его видели слабым. И вдвойне неловко потому что от его выносливости зависело не меньше чем от разума.  Бес толку насколько у тебя прекрасный план или задумка, если ты свалишься и не сможешь воплотить его в жизнь. А будущее внезапно робко блеснуло совершенно неожиданным цветом.

- Завтра будет интересный день. Пойду заглядывать в пасть льва.

0

16

- Есть, капитан, - шутливо подхватила Рейн.
Физическая слабость Рита казалась ей очевидной и естественной. Прошло немного времени с тех пор, как он вообще смог вставать с постели после турнира. Ему требовался отдых, которым алифер, в силу не безызвестных обстоятельств, пренебрегал. Рейн не пыталась его в этом укорить – понимала, что Солмнир старается не только для себя и мира, который он хотел создать из Поднебесной и Края света. На кону стояли слишком большие ставки, чтобы сдаваться слишком быстро или отдыхать, не решив хотя бы часть из них. Другие советники и главы кланов не продолжали действовать. Их, в отличие от Солмнира, император по песку не гонял, пуская кровь. Рейн так же опасалась, что кто-то из них воспользуется состоянием Солмнира и вызовет его на поединок, пока он не до конца восстановился, или же будет бить в слабые места.
Рейн влезла под руку к алиферу, поддерживая его, и сопроводила до постели, впервые порадовавшись, что спальня Рита так близко к его кабинету и разделяет их лишь плотный полог. Её нисколько не смущало состояние Солмнира, но она видела, что ему некомфортно принимать от неё помощь или выглядеть таким несобранным, слабым. Рейн думала, как объяснить алиферу, что уж ей показывать эту сторону себя можно, но понимала, что это, скорей всего, как с её собственными чувствами – сложно привыкнуть сразу, подстроиться и измениться, когда привык жить и мыслить совершенно иначе. К тому же, Рит был мужчиной и гордым.
- В пасть Вана? – предположила Рейн, вылезая из-под руки Рита, когда алифер сел на постель.
Задумчиво посмотрев на Сола, Грей подумала, что спать в верхней одежде – удобства мало, снять её самостоятельно с одной рукой – проблематично. Кроме того, она вспомнила, что Рит собирался поужинать и не ужинал, потому что дела не дали ему такой возможности.
- Сейчас.
Рейн дернула за шнурок. Каким пользовался Рит в кабинете, чтобы позвать кого-то из слуг или боевых товарищей – она так и не разобралась в системе до конца - вышла из кабинета, обменялась парой реплик с прибежавшим на звон алифером, попросив принести ужин советнику. Солмнир стягивал сапоги, чтобы лечь в постель, когда она вернулась обратно.
- Дай, - это была не просьба. Рейн сама полезла развязывать пояс, сдерживающий форменный камзол, выделенный Риту по статусу в нужных цветах и с нашивками. Его потянула следом, освобождая сначала здоровую руку, а потом – больную.

0

17

- Его самого. Он хотя бы лев, а у нас же тут и гадюки местами, как оказалось, водятся…
          Просвещать кого и почему он считает гадюками, Рит не стал, поскольку в определенной интриге этого дома была завязана именно она. И воспоминания эти будут не из приятных. Несколько лет назад он уже пробовал раскопать этот вопрос, но у него не хватило сил. Сейчас на его стороне были “тайные” и Солмнир надеялся что несмотря на давно остывший след он доберется до сути. После чего с удовольствием пустит кое кому кровь.
         Рит не сопротивлялся активной заботе девушки, хотя  по его лицу явственно читалось смущение. Уже босиком Рит встал, сматывать два с половиной метра кушака сидя было было бы тем еще вызовом. Пояс был достаточно тяжелым чтобы плотно сидеть удерживая короткий, узкий меч и веер. Тот же который Рит применил на арене, он в первый раз попал в руки Рейн. Обманчивый в своем изяществе, он оказался куда как тяжелее чем выглядел и девушка едва не выронила его на постель.  Несмотря на позолоту на черных “перьях” и щегольский алый шнур, свитый в хитроумные узлы и заканчивающийся кисточкой, в руках он не казался игрушкой. Кончики перьев опасно блеснули в огне лампы бритвенной остротой, требуя к себе уважения и напоминая чьей крови, впервые за столетия, ему довелось отведать.
Пока Рейн возилась с идущим поверх пояса и скрепляющем его декоративным золотым шнуром, оружием и широкой, плотной лентой прибыл ужин. Кто то скорректировал заказ и еды принесли на двоих. А по двум бумажным пакетикам в которых содержался порошок лекарств, угадать руку было не сложно. Рядовой из “черных” не стал задерживаться, просто поставил поднос на стол и ретировался всем видом показывая что он ничего не видел и не знает.
Рит хмыкнул. Похоже некоторая комичность ситуации, пускай и нарушила момент, но сломала окончательно смущение алифера. Уловив момент когда Рейн станет на цыпочки, чтобы помочь ему избавится от висящего на плече пустого рукава, он подался вперед и нежно поцеловав девушку в щеку, одними губами прошептал ей на ухо:
       - Спасибо.

0

18

Что-то изменилось. Рейн не понимала что. В прошлый раз, когда ей довелось помогать Солмниру с доспехами, снимать их, находясь близко, было неловко. Сейчас же, бережно доставая оружие, зная, какую ценность оно имеет для алифера, Грей действовала с ощущение, что всё идёт так, как и должно. Отчасти так и было, если копаться в хитросплетении семейных взаимоотношений, когда супруги прогоняли слуг и брали их обязанности на себя, особенно – после каких-то важных и решающих событий, чтобы бессловесно поддержать, показать, что всегда есть на кого положиться, куда вернуться и поделиться чем-то важным, что не для чужих ушей. Где-то даже показать слабость, что непозволительно в обществе посторонних. Рейн помнила старый дом, когда мать ещё была жива, и заботилась о своём брате – дяде Рейн. Он был воином, как и многие алиферы Алира. После каких-то тяжелых событий – не для детского ума – Клотанни помогала ему снимать доспех, обрабатывала раны, пока пламя играло в камине, отдавая тепло. Она никогда не говорила, делала всё без слов, но Рейн чувствовала, что что-то происходит всё равно, и именно в этом была своя притягательная прелесть. Она об этом не вспоминала годами, да и сейчас не вспомнила, просто не по воле ощутила то же самое.
Рассматривая удивительно тяжёлый веер, Рейн его узнала. Опасное оружие, которое оказалось так близко к шее императора, что оставило на неё нечто большее, чем незначительную царапину. Рейн отложила его в сторону, надеясь, что ей никогда не придётся выбирать между Солом и отцом.
Разматывая пояс, который оказался удивительно длинным, Рейн то приближалась к алиферу, едва ли не тесно к нему прижимаясь, чтобы не крутить Рита и не бегать самой вокруг него, то отдалялась, аккуратно снимая. Это её тоже не смутило. Может, потому что никакие другие мысли впервые за долгое время не роились в её голове и не сбивали с толку. По-прежнему оставалось ощущение, что всё на своих местах.
Она слышала, как кто-то вошёл в кабинет, как поставил поднос с едой на стол и так же быстро ушёл, не обронив ни слова. Не думая, что их могут увидеть и подумать что-то не то или, помилуй Ньёрай, то! – Рейн приподнялась, собираясь снять камзол, когда пояс отправился к оружию. Рит неожиданно подался ближе, стоило Рейн прихватить плотную ткань и начать её стягивать с плеча, и сначала поцеловал, а потом защекотал слух шепотом.
А, нет. Показалось.
Смущаемся, как раньше!
Рейн опешила, замерла, забыв, что вообще собиралась сделать, почему она так близко к алиферу. Покраснела, сжав камзол. От шепота на ухо по телу пробежали мурашки, и она как-то будто бы сжалась вся. Пальцы, на которых она привстала, начали затекать от неудобного положения, которое явно затянулось. Рейн смущённо буркнула.
- В этот раз вам удалось застать меня врасплох, капитан, - Рейн ткнула пальцем алифера в нос, словно опять взялась за дружественное старое общение. – В следующий раз я буду на стороже, - пообещала ему, убирая камзол, случайно помятый, и посмотрела на рубашку. Она помнила, что Рит при ней не смущался щеголять с голым торсом, да и она видела всё, что там есть не единожды.
Посмотрев несколько секунд на рубашку, сомневаясь, что с ней делать и делать ли вообще, Рейн, краснея ещё больше, решила перевести тему.
Всё Рит виноват с его внезапными поцелуями!
- Пойду… посмотрю… что там твои товарищи принесли.
Рейн юркнула в кабинет, схватившись за поднос как за спасательный круг. Тряхнув головой, прогоняя мысли и, как думала, смущение, она заметила лекарство на подносе, присмотревшись к нему, подхватила поднос и уже вместе с ним вернулась в комнату.
- Ну, капитан. Ужин прямо в ваши королевские покои. У нас есть особое угощение от лекаря. Предлагаю начать с него!

0

19

Рит хмыкнул, оставшись один в спальне. Временами Рейн могла быть неимоверно милой, настолько непохожим на ее старую маску были эти моменты смущения. Главное не переборщить, а то привыкнет и больше он такой прелести не получит...
    Пока девушка отсутствовала, Рит стянул кое как рубаху и размотал поддерживающий руку бандаж. Рука лишенная своих целительных оков отозвалась легкими огненными мурашками. Слыша что Рейн решила тащить поднос внутрь, Солмнир забрался на постель с ногами ,освобождая место куда бы можно было поставить поднос. Комнатушка была узкая, одна постель сюда едва влезла и кроме как на неё поставить поднос было некуда.
    Когда Рейн вернулась Солмнир сидел на кровати массируя руку, чтобы та не утратила гибкости. Еще неделю следовало носить удерживающие её повязки, что накладывало необходимость в дополнительном уходе за конечностью. Впрочем он должен был быть благодарен докторам за то что вообще остался с рукой.  Подняв глаза на Рейн, Рит кивнул.
- Ну предположим пока что покои советника, что тоже немало. Пока что.
Рит хитро улыбнулся и подмигнул, словно на миг вернулся отблеск старой манеры себя вести. После чего вернулся к своей руке, заканчивая процедуру.
           - Да, их нужно развести в воде, там она должна быть. К слову, почему капитан?

Отредактировано Солмнир (2019-09-10 15:33:41)

0

20

Рейн села на постель, подобрала ноги, поставив поднос с едой между собой и Ритом.
- А потом покои во дворце? – так же шутливо подхватила Рейн.
На самом деле она не представляла, где они будут после церемонии. Дядя вместе с женой жили вне дворца, отчасти по этой причине считали, что произошла та чудовищная трагедия. Рейн не была уверена, что отец отпустит её из-под своего надзора. С другой стороны – она и так уже вне дворца и под присмотром Рита и его товарищей.
Рейн заметила, что Солмнир разрабатывает больную руку, но предлагать помочь не стала. Словесно он мог бы отказаться, а брать и делать самой, наверняка не зная, что можно и как нужно – она не рискнула. Боялась, что навредит.
- Понабиралась у Чёрных, пока была в корпусе, - девушка пожала плечами. Это казалось очевидным. А потом с хитро-игривым прищуром посмотрела на алифера. - А кем хочешь? Советником? Молодым господином?.. – на последнем Рейн смешливо фыркнула, улыбнувшись.
Отыскав воду и пиалу по указке Рита Рейн развела лекарство, стараясь чётко сделать всё, что нужно, и подала алиферу. Вторая рука у него была всё ещё действующая, чтобы самостоятельно выпить. Есть, правда, по меркам Рейн было неудобно, если не рисковать чистотой постели, которую можно случайно испачкать, протаскивая еду от тарелки ко рту. Груди-то не страшна, на ней уже ничего не было. Разве что простыни испачкать можно, да штаны.
Рейн вспомнил о разговоре, который Рит начал. Она так и не успела задать вопрос, потому что отвлеклась на его выходку.
- Хочешь попытаться склонить Вана на свою сторону?
Немного поразмыслив, Рейн всё же подняла тарелку с подноса, придержала её, чтобы она была ближе к Риту и ему было удобнее брать с неё еду. Сама она тоже брала. Прямо из той же тарелки, нисколько того не смущаясь.
- Если получится убедить его, что ты действуешь в интересах поднебесной, то не думаю, что он будет ставить палки в колёса, - Рейн задумалась, вспоминая турнир. Из-за того, что она больше внимания уделяла ранениям Солмнира и отцу, большую часть важных вещей она могла попросту пропустить. – Я слышала, что ты турнир оставил у него двоякое впечатление, - девушка сунула в рот кусок мяса, прожевала, и дополнила: - Не плохое – точно. Всё же он алифер военный и больше думает именно о силе Алира, а не о политических играх за власть. А ты явно показал новую технику, которой в Поднебесной мало кто владеет, если владеет вообще.

0

21

Рит быстро влил в себя лекарства поморщившись противному вкусу.  Все эти снадобья, припарки и эликсиры порядком надоели, но куда было деться. После чего с хитрющим прищуром со значением смерил Рейн взглядом с ног до кончиков острых ушей. На языке бегало пара тройка подколок, но пускать их в ход Рит все таки повременил.
- Нет ну можешь и “молодым господином” но полагаю ты произведешь фурор, особенно в официальной обстановке. Зато тесть будет хлопать стоя.
Алифер закончил с рукой, после чего придвинулся и низко склонившись что бы не уронить кусок за пределы подноса, сцапал еду с тарелки и отправил в рот. После чего с набитым ртом уже продолжил.
             - Видишь ли “капитан” это звание. И каждый раз когда я его слышу как обращение оно заставляет меня собраться. К тому же, как мы бы не были близки с моим отрядом, но между нами всегда будет эта тонкая грань субординации. Не уверен что ты хотела бы именно такой ассоциации с собой.
Рит цапнул еще один кусок мяса.
- Или возможно я бы не хотел возникновения этой грани, принцесса.
Быстро утолив первый голод Рит вытер пальцы о лежавшее на подносе полотенце и потянулся к глиняной чашке с водой. Утолив жажду и выдохнув он явно почувствовал себя немного легче.
- С Ваном есть палка о двух концах. Видишь ли далеко не всё что я знаю и умею стоит тащить в Алир. К тому же он может мне банально не поверить. Хотя в целом мы тут делим шкуру на момент весьма не убитого медведя.

0

22

Рейн не понравился оценивающий взгляд Рита. Она напряглась, выжидая подвоха. Мало ли, что этому алиферу придёт в голову. Вдруг опять найдёт повод её смутить?
Не нашёл. Девушка смешливо фыркнула.
- Посмотрела бы я на их лица.
Она бы даже могла сыграть, но ассоциации, учитывая её положение, были немного неправильными. Слугам такое обращение прописано традициями и этикетом, что же до того, как лично она должна обращаться к Солмниру. Отбросив все шутки, то имя подходило ей больше всего. Чаще – сокращение. Всё остальное имело юмористическую окраску и не несло в себе ничего серьёзного. Для серьёзного было родовое имя!
Рейн всё ещё не привыкла, что Солмнир так просто называет императора тестем.
- Имя меня вполне устраивает… советник, - ухмыльнулась Серая. И тут она подумала, что чаще называет Рита по родовому имени, чем по имени. Парадокс.
Впервые за месяц Рейн спокойно отреагировала на принцессу, пусть и сказанное без груза ответственности, который тут же не то сваливался ей на плечи, не то камнем бил по голове.
Выстраивать стену опять она не хотела ни при каких обстоятельствах. Она и так с огромным скрипом сломалась, а последствия никуда не делись и всё ещё мелькали на горизонте, рискуя аукнуться с любой стороны и в любое время.
- Это желание взаимно, - она была искренней.
Проследив, чтобы Солмнир съел достаточно, несмотря на то, что усталость и болезнь могут отбивать аппетит, Рейн продолжила подбирать с тарелок. Она, в отличие от Рита, в последний раз видела еду утром, а аппетит резко вернулся, когда основное напряжение спало и, как казалось, конфликт более-менее решился. Даже дышалось как-то легче и не так… страшно?..
Рейн зацепилась за разговор о Первом генерале – основном претенденте на трон, который был до недавнего времени, несмотря на наличие вполне живой внебрачной дочери и вероятности, что когда-нибудь император найдёт этой дочери партию. Партия, пусть и была отчасти очевидной, но преподнесли её совершенно не так, как ожидалось в обществе.
- Не поверить, что намерения твои чисты и во благо Поднебесной? Или ты хотел ему что-то предложить?

0

23

Рит улыбнулся одними глазами, тепло и ласково, после её слов о взаимном желании не построить границ. Хотя помнил, какой кошмар имел место быть еще несколько часов назад. Но возможно то что они вслепую перешли еще одну грань поможет им избежать повторений событий.  Отбросив сомнения он  вернулся к трапезе и беседе, рассказывая про завтрашний день.
- Там чересчур много разных вариантов, а что бы ему что-то предложить я должен его лучше знать. Я хочу посмотреть на него лично. В отличие от половины наших сплетников, он немного более посвящен в то чем я был занят все это время. Но мы с ним виделись только на советах, а я слишком стремительно как для алифера взлетел вверх. Да и методы мои вызывают отвращение. С другой стороны ты права, он знает о том что они работают, хотя и не до конца осознает, как и когда их применять. Он алифер чести и беспокоится за Алир. В конце концов имел же место инцидент теней. Да и внизу неспокойно. Но у него есть и свой рычаг. Ван понимает что независимо от того являюсь ли я честолюбивым выскочкой, или рву тут жилы за будущее, как я его вижу, мне нужны союзники. С другой стороны есть еще гадюки, которые становятся моими естественными союзниками если он откажет. Ван же не знает, что я не собираюсь плясать под их дудку.

0

24

- Он заинтересовался твоей техникой, но дело, конечно, не в ней, а в том, достоин ли ты в его понимании этого места, - Рейн не знала Вана лично. Он часто бывал во дворце, вел беседы с императором за закрытыми дверями, и был гостем, которого Иладар уважал за его образ жизни, мировоззрение и таланты, а не только заслуги. - Вопрос еще в том, насколько сильно остальные хотят от тебя избавиться.
Пока что Рит оставался мутной лошадкой, которая могла прискакать к трону первой или сломать копыто после громкого старта. Даже в порядочном мире чести и облика морали существовали способы, как законно избавиться от конкурента.
- Ты о роде Лален? - Рейн спрашивала осторожно, отталкиваясь от личных знаний ситуации. Это один из родов Поднебесной, который юелал трона и пытался интригами его добиться. Договориться с ними не  вышло бы при любом раскладе. - Ван... не лучшего мнения о них. Если ты сможешь заручиться его поддержкой, то это спровоцирует Лален, но в то же время своей лояльностью Ван может укрепить твое положение и показать в очередной раз, что все действуют в интересах Поднебесной. Народ ему верит и многие кланы - тоже... может, кто-то решит, что ты действуешь по его указке.
Рейн закончила с едой, отставила поднос в сторону, чтобы случайно не опрокинуть.

0

25

- О них много кто не лучшего мнения среди особо благочестивых алиферов. Что делает их естественными союзниками парии. К тому же есть и те что прославляют их.
Интриги  Лален не были секретом среди генералов и советников, хотя до народа подобные слухи доходили редко. К тому же сами Лален не были глупцами и понимали что если они поднимут против себя слишком многих то падут. Но там где у родов Ван или Барт были честь, долг и традиции, Лаллен стремились сделать людей верными связями, хитростью, услугами и снова связями. Сейчас, верхушка Алира все еще опиралась на благочестие, и многие видели Рита, с его радикальными методами, естественным союзником для Лален.
- И они могли бы решить что я смогу быть для них, к примеру, удобным следующим шагом. Алиферы живут очень долго, по меркам земли. Они могут себе позволить выжидать поколениями и единственное что их остановит это собственное тщеславие.
        Рит отставил пустую тарелку, насытившись и вытер руки.
- Может быть подумали. Да вот только мне не нужно что бы другие так думали. В таком случаи я мог бы не напрягаться и спрятаться за спиной у твоего отца. Но если я хочу изменений то моё собственное слово должно иметь вес, пуска этого и тяжелее добиться.

Отредактировано Солмнир (2019-09-10 17:49:52)

0

26

- Они могут попытаться скомпроментировать тебя, если не получится склонить на свою сторону, - Рейн не была уверена, что они вообще захотят сделать из Рита союзника. Заручиться поддержкой его клана не выйдет. Рит в сомнительной милости деда, который отлично знает род Лаллен, чтобы доверять им. - Твой дед все еще сохраняет нейтралитет? Ты говорил с ним после турнира? - Рейн не видела, чтобы дед Рита приходил в лазарет и справлялся о здоровье внука, но у каждого генерала были свои связи. Возможно, он узнавал, не привлекая внимание. Она все же надеялась, что Первый генерал примет сторону внука и поддержит его, забыв старые обиды. Этого могло и не случиться.
Рейн поднялась с постели, вынесла поднос из комнаты, оставив его на столе в кабинете, и вернулась обратно, размышляя о том, чем грозит очередная политическая игра.
- Ты и Ван - разные. Пока что твои методы отличаются от его, так что это видно, что ты действуешь не по его указке. Важно, чтобы он не решил, будто ты в своих методах чем-то похож на Лаллен.
Рейн слышала, что говорили о Рите во время турнира.
- Бой был неоднозначный. Некоторые советники в ложе нашли для себя повод так считать.

0

27

- Ха. Им нужен был мой труп или что бы мы оба вышли с ринга в состоянии кровавого месива? И кому бы это помогло? Впрочем это как раз плохая новость. Я надеялся что то как твой отец подмел мной пол было достаточно убедительным.
Алифер в задумчивости потер подбородок. Бой конечно не был поставлен и в какой то момент все очень близко подошло к смертоубийству.  Хотя, всегда найдуться злые языки.
-  Хорошо бы чтобы ты вспомнила кто из советников и что сказал...  Мой дед делает вид что ничего не изменилось, и эту карту мы будем выкладывать предпоследней. Не то чтобы мы конечно помирились, но плевать друг другу вслед вынужденно перестали.   В остальном он будет действовать как ты однажды и предположила - попробовать манипулировать мной. К тому же у старика внезапно под конец жизни прорезалась слабость. Впрочем, это все в силе если Император не решит дать задних при всех. Вот в этом случаи он обрушит на меня все что сможет.
Пока Рейн выходила с подносом, Рит привел в порядок смятые их трапезой постель и покрывала. К счастью оба были достаточно аккуратны что бы не спать на объедках. 
- Собственно поэтому мне придется лично с ним поговорить. Слишком много неясного. Откровенно говоря я ждал большей прыти от наших генералов и советников, но очевидно они уверены в незыблемости позиций которым уже идут десятилетия если не века.   

0

28

- Когда он начал тобой подметать, я уже не слушала их разговоры, - буркнула Рейн, словно это была вина Рита. Она причисляла это на собственный счет, потому что не смогла совладать с эмоциями, довериться Ссолмнир и отцу и заняться более полезным анализом и наблюдением. Поначалу Рейн убеждала себя, что в следующий раз в подобной ситуации сможет не волноваться и совладает с собой, но сейчас понимала, если привязанность останется, то не сможет что-либо изменить. - Возможно, кто-то сомневается, но не думаю, что это большинство. В любом случае, если что-то пойдет не так, отец сообщит об этом. Если вестей не было, то мои опасения напрасны.
- Советник по вопросам соблюдения традиций и обычаев, главный казначей Алира и... Лаллен. Старший, - Рейн поморщилась при упоминании рода, стараясь не вспоминать императрицу и все слухи, связанные с ней. - Слабость деда? Он болен? Или решил уступить место сыну?
Рано или поздно это могло случиться.
- Старый мир не перекроить за несколько месяцев, но у тебя есть шансы это сделать, - Рейн приободряюще улыбнулась и легко тронула пальцы алифера. - Пока что ты в фаворитах императора, а он еще при власти и его слово имеет вес. Заручившись поддержкой большей части генералов, особенно Вана, можно добиться расположения многих советников.
Рейн немного помолчала, думая, что могла бы сделать сама, чтобы облегчить жизнь Солмниру, кроме того, чтобы не осложнять ее выходками.
- Я постараюсь помириться с отцом.

0

29

Когда девушка нахмурилась упоминая что ей было не до слухов, Рит улыбнулся и протянув руку нежно погладил её по щеке, явно давая понять что, возможно, с прагматической точки зрения не слушать в ключевой момент слухи было не слишком разумно, но его вполне устраивает. В конце концов об этом же можно было и спросить у тайных. Рит запомнил имена, прикидывая а чем же он так не угодил казначею. Неужто воспринял золото идущее на Край Света как посягание на святое, а казну как собственную? Хотя могло оказаться что он просто поборник старых традиций. На упоминании деда Рит расхохотался и хлопнул ладонью по колену.
- Ха! Не дождемся. Он еще меня переживет упрямец. Все куда как проще. У него новая игрушка. Восходящая звездочка старого рода, приходящаяся мне племянницей в надцатом колене. Девчушка боготворит деда, рвется оправдать его надежды. И что главное демонстрирует крайне высокие навыки как для подростка и громит, пока что местные,  турниры.  По этому поводу её родителей осыпали почестями, а сам старый сыч едва только слезу не пустил от умиления и носится с ней как с яйцом. А сама девчушка, как выяснилось совершенно случайно, любит сладости.
Улыбка алифера стала снова лукавой явно подразумевая что то во внешне невинной фразе. Но при словах Рейн об отце Рит снова стал серьезен.
- Клан  Барт не поддержит нас. У Талина Брата, видимо от горя, случился приступ обострения “светлой стороны”. Настолько что он выгнал дочь из дому и там все совсем плохо. Я ожидал какой то подобной гадости. Судя по всему кто то капнул таки яду ему в уши.  Так что все зависит теперь от первого и четвертого.
Рит поморщился, рассказывая об этом. Новость была не из приятных, причем не в виду политики. Талин был в своем праве. Но стремясь к светлому идеалу в жестокости превзошел многих.
-  Ну если твой отец уверится что у нас все хорошо то это пожалуй сейчас будет стоить трех разговоров с Ваном. И дело не только в политике. И спасибо.
Солмнира накрыла пальцы Рейн ладонью и аккуратно сжал. Впрочем во взгляде через мгновение проскользнуло лукавство, и Сол озорно улыбнулся.
- Как для девушки которая яро утверждала что не любит политику ты довольно споро во всем этом плаваешь. Не хочешь завтра съездить со мной? В пасть ко льву?

0

30

Рейн немного спокойнее реагировала на прикосновения, постепенно к ним привыкая. Покраснение щек было не в курсе планов Рейн взять реакцию под контроль, поэтому проступало каждый раз, когда Рит притрагивался без слов, выказывая не то поддержку, то пытаясь по случаю вогнать в краску дочь одного императора. Но ей стало менее совестно за то, что невнимательно слушала разговоры советников и не следила за реакцией генералов.
- Когда племянница перещеголяла старших в роду... Неприятно должно быть, - Рейн в своем роду была одна. К счастью или к горю. - Ты решил подкупить племянницу сладостями с Края света? - девушка усмехнулась, с хитрым прищуром посмотрев на алифера. О том, что Рит решит отравить девушку, пользуясь ее слабостью к сладостям, Грей даже не думала. Рит бы так не поступил. Несмотря на то, что на его Сосуде была трещина, а он померк от количества смертей, которые несла рука Солмнира, Рейн никогда бы не поставила его на одну ступень с Лаллен.
Рейн подозревала, что после всего заполучить расположение рода Барт будет сложно, но не думала, что для девулки все так закончится. Она удивилась и ужаснулась одновременно.
- Где она сейчас?
"У нас все хорошо" вызвало приятное чувство, хотя Рейн до конца не была уверена, что последствия ее выходки не изменят мнение Рита со временем. Император вряд ли ожидал, что прогулка на пиратский корабль приведет к подобным последствиям. Да и вряд ли кто-то из них ожидал подобного. Останется убедить императора, что это так. Рейн даже предполагала, как именно это сделает. В споре с отцом она скорее оставила прямо противоположное мнение.
Рейн кивнула, улыбнувшись.
- Иногда и с паршивой овцы бывает клок шерсти, - отшутилась Рейн, фыркнув, но Рит ей польстил. А потом польстил еще раз.
Предложение отправиться на важный политический разговор с Первым генералом удивило Рейн.
- Я? Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой? - она приподнялась, села ровнее, присматриваясь к лукавой улыбке Рита. Вдруг он пошутил? - Если... если расскажешь, что задумал, - специфическое вышло соглашение, но когда-то же надо начинать, да?..
Рейн все еще не была до конца уверена в своих силах и том, что не сделает хуже своим появлением, но у нее хватило решимости не отказываться, а попробовать.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [07.07.1082] Черней угля, светлее утреннего солнца