Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [22.07.1082] Аристократы в завязке


[22.07.1082] Аристократы в завязке

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

- Локация
Альянс, деревушка в округе г. Лейдера
- Действующие лица
Вилран (лже-Стефанн Беннатор), ГМ (Шериан)
- Описание
предшествующий эпизод — [20.07.1082] Атропоский трикстер
Атропос сильно пострадал после захвата города. Культ не оставил им выбора. Собрав худо-бедно небольшую группу людей, Ровенна вместе со Стефаном отправились в ближайшею деревню Лейдера, чтобы пополнить личные запасы провианта и, если повезёт, добыть лекаря или целителя.

+1

2

Нас семеро и в ж… заднице. Абсолютной и бесповоротной.
«Как мы докатились до жизни такой? А… Культ».
Ровенна угрюмо посмотрела на компанию. Они добыли лошадей. Не тех породистых и выносливых, к которым она привыкла, а самых обычных. Хорошо, что не всех забрали культисты. Некоторые кони разбежались, спаслись. Их нашли на поле недалеко от города, пока они паслись и отбивались от нежити. Вернули в город, почистили, подбили подковы, привели в пригожий вид. По приказу Ровенны их седлали для долгой дороги, ведущей в Лейдер. В его округ, потому что зариться на целый город они не смели, как и забредать слишком далеко от границ своих владений.
Все опознавательные нашивки она приказала оставить в городе, чтобы ничего не намекнуло на их принадлежность к Атропосу. Воровать у соседей не стыдно и не зазорно, когда нужда прижимает, но гостей не хотелось. Все дорогие одежды Ровенна тоже оставила, довольствуясь малым, разве что доспех надела из кожи на всякий случай. Деревни часто грабили бандиты – тем и жили. Некоторых после находили, убивали, а потом поднимали мертвецами, чтобы те после смерти отрабатывали доставленные неудобства. Авантюра Беннаторов могла бы сыграть им на руку и не раскрыться.
На дорогу ушло без малого три дня. Свои деревни они не трогали – там и без того люд перебивался крохами, разве что пополнили у них запасы, да двинулись дальше, пока не добрались до лейдерской границы. Чужакам здесь не рады. А где вообще рады?..
Были деревни поприличнее Реброга, но для приличной деревни нужно больше приличного оружия, сильной магии, щитов и головы на плечах. Ровенна планировала разграбить одну деревеньку, на пробу, а с добром вернуться в Атропос или где-то припрятать в схроне и разграбить ещё одних соседей, а тогда уже, обжившись повозкой или телегой, возвращаться домой с награбленным, пока соседи не хватились. Воровать у некромантов – себе дороже, особенно когда всё, что имеешь – голый зад.
Деревня была небольшая, рассчитанная на десяток семей и на хозяйство. Рядом с ней на лугу пасли овец. Защитных стен у Реброга не было. Одна дозорная башня от уцелевших старых ворот, да низкая кладка камней – основание стены, которую не то не успели воздвигнуть выше полуметра, не то разрушили с годами. Эти детали мало волновали Ровенну. Она видела, что пробраться в деревню легко, да и выбраться из неё – тоже. Вся деревня была как на ладони, открытой, манила курятниками, овчарнями, общим хранилищем с зерном, да домами и хатами, у которых тоже имелось хозяйство.
- Что тебе твои книги говорят? – Ровенна посмотрела на брата, который предлагал разграбить деревню.
В их общей компании был Ирдек, как один из бывалых вояк. Его компаньоны, которые встретили Стефанна на дороге, и ещё двое, которых подобрал Ирдек. Магов среди них было двое – Ровенна и молодой солдат – Герхам.

деревня

https://www.worldanvil.com/media/cache/cover/uploads/images/4f33c8c6de1f36f509d7cee405359972.jpg

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/KbSzNMs.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

Отредактировано Изувер (2019-08-11 22:35:41)

+3

3

- Книги говорят, что грабить нужно богатых, а не бедных, - Вилран натянул поводья, останавливая лошадь рядом с сестрой. – Но раз мы сейчас беднее этих крестьян, то все правильно.
Одет Воскрешенный был подобно сестре - попроще, чтобы не признали в нем аристократа, – темные домотканые штаны, сапоги чуть ниже колена, кожаная куртка, волосы забраны под темный платок. Последнее Ирдек посоветовал – слишком уж бросилась бы в глаза белокурая шевелюра Стефанна. В общем, со стороны сейчас Вилран напоминал обычного головореза, которых в военное время развелось множество на всех проезжих дорогах.
- Едем? – он глянул на сестру и тронул коня пятками.
Вопрос был риторическим: маленький отряд и так был готов к нападению – за этим и приехали. Трое воинов Ирдека сразу свернули в сторону, чтобы объехать Реброг и войти в деревню с другой стороны, ведь чем меньше крестьян успеет разбежаться – тем лучше. Рабов решено было не брать – тащить далеко, да и следить за ними особо некому, но чтобы местные не путались под ногами, решили согнать всех в кучу (лучше запереть в доме) и держать там, пока все ценное в деревне не будет собрано.

Для жителей Реброга нападение оказалось совершенно неожиданным – то ли разбойники сюда не забредали раньше, то ли забредали, но до наглости ограбить всю деревню, а не один крайний дом, еще не докатились.
Вилран спешился, едва проехали в ворота – старые и открытые – никто их не охранял. Тут же направился к крайнему дому, достав по пути меч из ножен. Ровенна и Ирдек свернули к соседнему.
- Ты кто? Че надоть-то? – ринулся было к Вилрану наперерез щупленький мужичок, но заметив оружие, смекнул, что дело плохо – отшатнулся в сторону.
- Собрание у вас сейчас будет, - ответил Воскрешенный. – Все в центр деревни собирайтесь. Кто не пойдет, придется силой вести.
Мужик лупал глазами, но сопротивляться или возражать даже не думал.
В доме оказались две женщины и трое ребятишек. Увидев оружие, бабы перепугались, детей похватали, из дома сами вышли.
Со следующим домом прошло сложнее: местный кузнец мужиком был здоровым – ухватил молот и чуть не влепил его в лоб Вилрану. Ясно, что идти он никуда не хотел, да и отдавать разбойникам ничего не собирался, а именно разбойников он в нападавших и видел. Его работники (трое молодых парней) тоже похватали кто что мог – вилы да рогатины.
Вилран вспоминал слова кузины. Что она говорила? Что им нужен лекарь. А про кузнеца? Про кузнеца не упоминала, а раз не упоминала, то и не нужен. Он увернулся от удара молотом, скользнул вперед, рассекая мужчине клинком бок, затем развернулся и всадил меч в спину. Кузнец харкнул кровью и повалился на землю, когда Вилран с силой выдернул клинок обратно. Парни с рогатинами испуганно выпучили глаза, но не отступили – все равно попробовали напасть. Только вот Вилран на медведя походил мало – ловкости ему было не занимать. Он легко увернулся от удара, перехватил одну рогатину рукой, врезав ногой по грудине ее владельца – парень отлетел назад, приложившись спиной к стене сарая. Вилран развернулся и метнул рогатину в его напарника – угодил в живот. Третий нападавший бросил вилы, перепрыгнул через плетень и драпанул в сторону леса. Догонять его Воскрешенный не стал – отправился осматривать дом. Мало ли кто еще там спрятался?
А по деревне уже начинал подниматься вперемешку с собачим лаем бабий вой и визг: местные реагировали на чужаков по разному – кто-то послушно топал к центру, кто-то затевал драку, кто-то с воем оплакивал убитых или выл, когда забирали детей. Жена кузнеца тоже завыла, когда Вилран вытряхнул ее из дома на крыльцо вместе со старой бабкой. Бросилась было к убитому мужу - пришлось для вразумления намотать косу на руку и дотащить через двор до дороги.   
В центре Реброга Ирдек уже выбрал дом, в который всех пленных и загоняли – с матом и пинками - набивали, как селедок в бочку. Кто успел сбежать – не ловили – некогда и некому было скакать за ними по лесам.

+2

4

Ровенна поморщилась.
Беднее крестьян. Унизительно!
Будь проклят Культ, Виктус, Эарлан и Мэгги.
Ровенна не использовала магию против крестьян. Посчитала, что хватит простого оружия, да щитов на неё и Стефанна, чтобы никакая треклятая живучая скотина не подумала, что может защититься и поучить разбойников уму-разуму. Она присмотрелась к кладбищу недалеко от деревни, где могла бы при желании поднять тройку мертвецов, а то и больше, чтобы пополнить их сомнительный отряд хромых и нищих мертвецами, но не стала. Разбойники – дело обычное, а вот разбойники с магическими талантами – редкость. Это точно бы привлекло внимание, а так оставался шанс уйти незамеченными. Кто там станет разбираться и вступаться за одну деревню на отшибе?
- Живее! – рявкнула Ровенна, подгоняя перепуганных женщин и детей. До чужого горя ей не было дела. Она заботилась о себе и о брате, а здесь вообще чужой город, чужой народ, чужие беды.
Курица, которую Ирдек поймал во дворе за лапы, заорала, захлопала крыльями, пытаясь спастись. Хозяйка живности запричитала, схватилась за голову, проклиная и магистра Лейдера, который их не защитил, и разбойников, да только никто их мольбы не слышал. Кто голосил – получал оплеуху. Кто рвался в бой – лежал на земле, истекая кровью. Кто медлил, выискивая в толпе не то спасения, не то родных, с пинком под тощий зад влетал в дом. Внутри назревала паника, перепуганный люд боялся пикнуть, но все ждали, что душегубы вот-вот разойдутся да и подпалят дом с деревенскими жителями.
- Грузи в телегу, - приказывала Ровенна, наблюдая за тем, как мужчины тащат из чужого хранилища мешки с мукой и зерном.
Ровенна не хотела убивать деревенских жителей, но, случись что, собиралась поднять их мертвецами, чтобы помогали тащить телегу и добро. Меч был при ней, но ни разу не окропился кровью. Лишь раз некромантка отвесила голосившей бабе пощёчину с размаху, чтобы не шумела, да и только.
Мужчины трудились, стаскивая тяжёлый груз в ворованную телегу, запрягали лошадей. Ровенна заглядывала в дома в поисках ценных вещей, которые не углядели. В чужом доме с настолько низкой крышей, что пришлось пригибаться, добираясь к камину, Ровенна заметила развешенные над окном и камином пучки с травами. Они же лежали на полу, аккуратно разложенные на сушку. Некромантка рассмотрела стол с банками, принюхалась к содержимому.
- Кого из этого дома выволокли? Живой? – Ровенна обернулась, глянула на Робба.
Мужчина пожал плечами.
- Откуда знать? Всех в дом побросали – кто сбежать не успел.
Ровенна поставила банку на стол. Содержание она узнала по едкому неприятному запаху – такой отвар варили из спорыни и чистеца, чтобы избавить женщину от бремени. Некромантка услышала тихий крип половицы, медленно обернулась на каблуках, прошла мимо камина и разложенных на полу трав, приподняла остриём меча свесившуюся с постели простынь. Под кроватью, сжавшись, будто перепуганный зверёк, смотрела на неё чёрными глазами-бусинами девочка лет девяти. Ровенна не сразу приметила, что за спиной девочки прячется её младший брат. Заметила лишь, когда Робб потащил брыкающихся детей из-под кровати.
- Щенки, - мужчина поморщился.
Дети рвались, черноглазый оказался мальчишкой с длинными белокурыми волосами. Он извернулся ужом, укусил Робба за руку. Мужчина выругался, швырнул мальчишку на пол, замахнулся серпом.
- Стой.
Мальчишка испуганно-удивлённо покосился на незнакомку, приподнявшись на руках.
- Твоя мать знахарка?
Мальчишка посмотрел на младшего брата, тощего и слабого. Он вис на руке Робба и, кажется, только за счёт него худо-бедно держался на ногах.
Ровенна опустилась на колено, грубо повернула лицо мальчишка, придерживая за подбородок, посмотрела ему в глаза, и повторила вопрос.
- Мамка померла.
- Чьё это? – некромантка показала на разложенные снопы травы. – Ответишь честно, и твой брат будет жить.
- Отца.
- А где он?
- Где и всё, - мальчишка шмыгнул носом.
Ровенна не стала приставать. Приказала отвести детей к остальным. Она тихо обратилась к Стефанну, когда подошла к нему на улице:
- Мы нашли дом лекаря. Без лекаря. Но у нас его дети, так что может повезти. Следов разбоя в доме не видно. Значит, его в доме с деревенщиной его нет. На сбежавшего тоже не похож. Видимо, где-то здесь собирает травы. Поспрашивай у пленных, – Ровенна посмотрел на повозку, куда складывали награбленное. - Что у вас?

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/KbSzNMs.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

5

- У нас? - сам Вилран только народ из домов выгонял, так что совсем не представлял, что уже успели награбить.
Он покосился на стоящего неподалеку Ирдека, окликнул его, и уже через минуту тот докладывал:
- Всех, вроде как, собрали в доме. Если только спрятался кто или в лес убег. Нашли три хорошие телеги – теперь все в них грузим. Зерно, мука, овощи, самогонка... Из живности четыре клячи, куры, утки, овцы, свиньи. Овец со свиньями щас на месте разделаем, птицу решили так везти. Еще у нас две коровы и теленок. Здесь режем или с собой гоним? – он вопросительно посмотрел на Вилрана, затем на Ровенну. -  Там еще по мелочи – одеяла, подушки, посуда, кое-что из одежды... И еще парни про девок спрашивали. Мне-то не надо, у меня есть, да и Брана жена дома отходит, если узнает, а вот остальные спрашивают... Ну, в качестве награды, типа, - он взглянул на Вилрана, ища понимания.
Воскрешенный пожал плечами:
- Рабов же хотели не брать. Зачем девки?
- Ну как зачем? – смутился Ирдек. – Девки – они же.. ну-у... это самое, - он изобразил руками два полукружия. - Дорога долгая, парни молодые – встанем на отдых, так им бы винца пивнуть, да девке присунуть... Простите, госпожа, - он вспомнил, что Ровенна тоже рядом.
Вилрану на самом деле было все равно, что и кому хотят присунуть новоявленные разбойники.
- Сам что думаешь? – спросил он Ирдека.
- Да я не против так-то... Три девки в телеге много места не займут.
- Ну так забирайте, - разрешил Вилран.
- А коровы как?
- Что коровы?
- Режем?
- Нет. Пусть так бегут – привяжи к телеге. В коровах же молоко... – большего Вилран не пояснил, уйдя мыслями в воспоминания.
В детстве он молоко всегда любил. Герцера иногда сама пекла печенье, разливала молоко по кружкам и приносила в комнату близнецов. Вилрану нравилось. Он вздохнул и одарил теплым взглядом привязанную невдалеке к плетню тощую коровенку.
Идрек кивнул и поспешил выполнять распоряжения. Долго в деревне задерживаться не планировали: забрали добычу - и быстро домой, - так что ребята Ирдека торопились, как могли.
- А я тогда спрошу про лекаря, - вспомнил Вилран просьбу Ровенны. Сестра, вроде как, не очень была довольна просьбами Ирдека, так что он решил сделать что-нибудь полезное, чтобы ее порадовать. Хочет она этого лекаря – будет ей лекарь.

В дом он зашел вместе с Роббом – тот притворил за собой дверь и остался на страже. Народ притих, стоило Вилрану пройти вперед, разве что малышня продолжала реветь по углам, прячась за мамкины юбки.
- У вас в деревне есть лекарь, - сказал Вилран, окинув всех взглядом. – В доме его нет. Где он?
Ему не ответили.
- Будете молчать, мать вашу, – окна заколотим, дверь запрем и спалим весь дом, - крикнул от входа Робб. – А так нам только лекарь нужен, чтоб его курва драла.
Угроза подействовала, и в ответ раздалось несколько робких голосов:
- За травами, наверное, ушел...
- Не, к реке, я видела утром, как мимо дома проходил с ведром.
- Ага, точно - говорил, что рыбачить пойдет утром.
- Вы точно дом-то не подпалите?
- Не брешите, так не подпалим, - крикнул Робб и подошел к Вилрану. – Перехватим его у реки, если не врут. Где он там рыбачит? – спросил уже громче.
- Да как выйдите – немного к лесу. Там мостки у берега. Прямо за ними и рыбачит всегда – дальше не ходит.
-  Хорошо, что рыбачит, - вздохнул Робб, снова переключившись на Вилрана. – Представьте, милорд, если бы он в лес за травами пошел! Сколько надо потерять времени, чтобы лес прочесать!
- Как мы узнаем, что это он? – поинтересовался Вилран.
- Да поди не так много мужиков вокруг деревни спозаранку бегает! – отшутился Робб, но задумался. – Заберем его щенков – уж папку своего узнают. Заодно и он сговорчивее будет.
- Хорошо, забирай, - согласился Вилран и отправился вон из дома, чтобы рассказать Ровенне, что выяснили. 
- Давайте лекаревых щенков сюда, - командовал за его спиной Робб. – С нами поедут.

Отредактировано Вилран (2019-08-18 17:30:25)

+2

6

Ровенна выслушала отчёт Ирдека по сбору «дани» с чужого надела. Неплохо, но определённо мало, чтобы встать на ноги, прокормиться и забыть о других злачных местах. С другой стороны частые набеги на ближайшие деревни могли бы привлечь внимание. Одно дело – разграбить одну деревню, другое дело – несколько, находящихся поблизости. Ровенна прикинула, что есть ещё одно место, куда они могли бы заехать, да вот только хватит ли у них места в повозке, чтобы разом ещё одну деревню обчистить? Некромантка прикидывала. Три девы, угнанные в рабство, нравились ей мало. Хотя бы тем, что девы. Позже уже – место, которое они занимали. Разве что после привала девок упокоят или заставят на верёвке за повозкой бежать.
Беннатор безразлично пожала плечами, когда Ирдек извинился перед ней. До проблем простого люда ей не было ни малейшего дела. Гнать – так гнать. Пусть считают это поощрением за проделанную работу или авансом на будущее. Ничем другим Ровенна платить не собиралась и не могла. В казне ситуация ничуть не лучше, чем в опустевших хранилищах города.
- Не хватит места для добра – побежите вслед за телегами. Все вместе. С девками… Для развлечения можете их раздеть.
***
Ровенна следила за Ирдеком и – боженька прости - главными воротами. Удобное место для захвата, но паршивое для защиты в случае появления неожиданных защитников или, что вероятнее, настоящих разбойников. Несколько раз она прикрикнула на группу Ирдека, когда те пытались засунуть в телегу четвёртую девушку, и не сомневалась, что сунули бы и пятую, разгулявшись. Стражник, чьё имя Ровенна не потрудилась запомнить, что-то пролепетал про то, что девки красивые и выбрать сложно, но после обещания, что он сам побежит на верёвке голым, а Ровенна для надёжности подпалит ему волосы на заднице, чтоб бежалось задорнее, передумал спорить и объясняться. Рыдающую девицу вернули обратно.
Всё шло тихо-гладко. По меркам Ровенны, которая уже прикинула несколько неприятных поворотов, случись что. Когда брат с Роббом показались из дома с детьми, некромантка вопросительно вздёрнула бровь, выслушала план брата по поимке лекаря на живой товар, и кивнула.
- Ты же обещала! – со злостью в глазах и ощеренных, будто по волчьему, зубах кричал старший мальчик, пока Робб тащил его за шкирку, грубо одёргивая каждый раз, пока мальчонка бился, пытаясь освободиться. – Обещала!
Он надрывался, пытался уколоть её словами, пока его младший брат, по-прежнему едва ковылял ногами самостоятельно и при свете солнца выглядел ещё более болезненным и бледным.
Никто им не помог. Потащили в седло, повезли, угрожая и обещая расправу или жестокое наказание за неповиновение или попытку к бегству. Младший мальчик не дёргался – у него не было на то сил, и послужил аргументом старшему. Его жизнь – залог того, что всё пройдёт гладко. Да только верил ли этот взбунтовавшийся щенок словам грабителей, насильников и убийц?
- Подумать только, ещё вчера мы были благородными людьми. Какая досада, - хмыкнула Ровенна, обращаясь к брату, и погнала лошадь к реке, где по словам жителей деревни не то травы собирал, не то рыбачил местный лекарь.
***
Берег зарос, нужный подступ к реке нашёлся не сразу. Ровенне не нравился запах воды. Она морщилась и постоянно по привычке тянулась к рукаву за платком, чтобы прикрыть нос, но одёргивала себя, делала вид, что от скуки поправляет рукава, вспоминая, что образ не тот, чтобы рыпаться и строить из себя неженку.
- Наврали нам. Нет тут никакого целителя, - Робб поморщился, сплюнул на землю.
- Может, разминулись, - предположила Ровенна, присматриваясь к берегу.
Они простояли недолго, но достаточно, чтобы присмотреться к двум берегам и нигде не найти рыбака. Следы на месте остались, да трава местами примятая. Видно, где место хоженое.
- Возвращаемся? – спросил Робб, подходя к лошади Ровенны.
Некромантка кивнула.
Не нашли здесь – сам к ним придёт.
Снова закричал старший мальчишка, попытался толкнуть мужчину в грудь и сбежать, да силёнок не хватило.
- Пусти засранец! Или я…
- Или что? – спросила за него Ровенна и пронзительно посмотрела на мальчика.
- Убью!
Ответ мальчика потешит Робба. Мужчина засмеялся. Даже Ровенна довольно усмехнулась.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/KbSzNMs.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

7

Сворованных девок погрузили в телеги вместе с награбленным добром. Дверь в дом заколотили парой досок (с окнами постарались еще заранее) – выбить при желании можно, но повозиться придется, а пока возятся, телеги уже должны были уехать подальше.
- Думаешь, выберутся? – Робб подергал одну из досок.
- Да куда денутся? Жить захотят – выломают. А если нет, то помогут те, кто по лесам ускакал. Сидят там сейчас, как зайцы, под кустами, ждут, когда мы свалим, - Ирдек сплюнул на порог дома и дал команду повозкам двигаться на выезд из деревни.


- Почему были? – удивился Вилран словам сестры, ведя коня в поводу и уж собираясь тоже сесть в седло. – Мы те, кто мы есть. Разве что-то изменилось? – воспринимая все буквально, он со своей стороны никаких изменений не заметил.
Но ответа он не дождался. У соседнего дома, за бочками с дождевой водой что-то шевельнулось – Воскрешенный уловил это краем глаза и тут же обернулся в сторону мелькнувшей тени.
- Что там? – Ирдек, остановился рядом с ним, заметив, что хозяин выпустил повод и положил руку на рукоять меча.
- Прячется кто-то... – Воскрешенный достал меч и пошел в сторону бочек. Наверняка, там был кто-то из сбежавших селян, но проверить стило: слишком уж близко притаился этот некто от дороги - если выстрелит, то уж точно не промахнется.
Осторожно ступая, Вилран подкрался почти вплотную, как вдруг человек из-за бочки рывком метнулся ему под ноги. Воскрешенный не раздумывал – быстро уклонился в сторону, полоснув перед собой мечом, и развернулся, чтобы как раз успеть наколоть на клинок вторую, с визгом прыгнувшую на него, фигуру. Все произошло за пару мгновений – Вилран даже не сообразил, кто на него напал...
Но они напали – он ответил. Первой оказалась молодая еще темноволосая женщина с палкой в руках (меч Воскрешенного рассек ей спину, перебив позвоночник). Вторым – мальчишка лет двенадцати, с ножом. И чем-то они были неуловимо похожи друг на друга. Вилран растерянно стряхнул обмякшее тело с клинка и глянул в сторону Ирдека. Тот лишь пожал плечами – идиоты, мол.
Воскрешенный присел, вытирая клинок подолом платья убитой селянки, а затем пошел обратно к телегам. Сын лекаря, которого удерживал в седле Робб, испуганно молчал – демонстративная расправа его тоже впечатлила. Вилран убрал меч, запрыгнул в седло и обернулся к бочкам, рядом с которыми теперь оставались на земле два трупа. Рассудком он понимал, что все сделал вроде бы правильно, но на сердце впервые после боя стало муторно и неспокойно. Он нахмурился, тронул коня пятками и поехал следом за сестрой, так и не понимая, что ему самому в случившемся не по душе.


Телеги с охраной оставили у дороги, а к берегу реки направились через поле вчетвером – Вилран с Ровенной и Робб, впереди которого сидел сын лекаря. Какое-то время промотались туда-сюда, ища следы, но поиски успехом не увенчались. Вилран, спешившись, спустился к самой воде, рассматривая оставленные кем-то сети и старую лодку, вытащенную на отмель. Лодкой утром вряд ли пользовались, а вот следы на берегу все же были, - отпечатались в мокром песке, - так что, возможно, местные и не обманули – был тут лекарь. Только вот куда подевался? Увидел чужих вооруженных людей и притаился где-нибудь поблизости, ожидая, когда уедут? Так неужели мальчишку своего не разглядел?
Если так, то надо было его поторопить, чтобы не дурил и в прятки не играл.
Вилран вернулся к Ровенне и Роббу как раз в тот момент, когда лекарев щенок как раз устраивал очередную истерику, обещая всех убить, чем только вызывал смех у своих похитителей. Вилран причины смеха не понял, а потому единственный не рассмеялся.
- Давай-ка его сюда, - подошел он к Роббу.
Мальчишка тут же затих и присмирел – человека, который совсем недавно на его глазах зарезал женщину и ребенка, он боялся. Робб подхватил его под мышки и спустил с седла, передавая Вилрану – тот поставил на землю, крепко ухватил за руку и потащил за собой, немного отдалившись от лошадей.
- Давай, выходи, а то я прирежу твоего ублюдка! - громко крикнул он, доставая нож. Пространство вокруг было достаточно открытым, чтобы лекарь, спрятавшийся в прибрежных кустах или залегший в траве, прекрасно видел все происходящее. А уж слышать он, тем более, должен был все до последнего слова, если, конечно, притаился поблизости.
Мальчишка взвизгнул с испуга и в панике попробовал вырваться.
- Только еще раз дернись! – рявкнул на него Вилран, и тот снова затих, шмыгая сопливым носом.
Зато кусты чуть в стороне - ближе к реке - многозначительно шевельнулись.

+2

8

Ровенна никогда не чувствовала себя чудовищем, которое убивает детей; даже сейчас, когда такой шанс мог представиться, она была спокойна. Всё шло, как нужно. Они должны заполучить этого целителя любой ценой, но, чтобы он работал исправно, нужно сохранить жизнь его щенкам. Живыми они полезнее, чем мёртвыми, но целителю знать об этом необязательно. Если придётся, можно убить одного из детей. Благо, их двое. Не будет же целитель рисковать жизнью второго сына, когда первого убьют у него на глазах, не так ли?
Терпеливое ожидание лже-разбойников подходило к концу. Они заметили шевеление в зарослях, а потом увидели мужчину. Он выходил, показывая руки, говоря про то, что он безоружен. Ровенна ему не доверяла. На всякий случай она проверила его магией, нет ли какого-то сюрприза, и не маг ли перед ними. Она заметила слабый дар целительства, практически неразвитый. Значит, лечил он травками да ягодками. Не так хорош улов, как бы ей хотелось, но лучше так, чем вообще без ничего.
- Подходи ближе, лекарь, - Ровенна повысила голос, чтобы мужчина её услышал. – У нас твои дети. Мальчики, - она усмехнулась, посмотрела на слабого мальчонку, которого по-прежнему держали в седле. – Мне не хочется править им лица или отправлять к праотцам. Мне нужен лекарь, рукастый, со знанием дела. Пойдёшь с нами добровольно – детей твоих возьмём с собой, будут всегда под присмотром. Все выживете. Ты же один их растишь, не так ли?
Лекарь кивнул. Он с тревогой смотрел на сыновей, но не бросался, сломя голову, вызволять их. Не глупый. Понимал, что сам не справится, да только себя и детей загубит. Женщина с ребёнком, которые встретились им на дороге к реке, этого не понимали, вот и погибли. Вряд ли лекарь об этом знал, но наверняка не впервые сталкивался с разбойниками и понимал, чем грозит такая встреча.
- Ну так что? Поедешь с нами сам или нужен аргумент существеннее?
Перепуганный мальчишка в руках Стефанна дёрнулся, ошибочно подумав, что присутствие отца как-то спасёт его от ножа у горла, но быстро опомнился, замер, испуганно и едва ли не плача от страха, смотря на отца.
- Поеду.
Ровенна слабо верила в смирение лекаря, но дала знак убрать нож от горла мальчика.
- Возвращаемся.

Они дожидались Ирдека и остальных с повозками в оговоренном месте. Телеги мерно покачивались под тяжёлым грузом. Девки, прихваченные из деревни, притихли, страшась смерти. Дети жались к отцу. Старший мальчонка сразу приосанился, осмелел, но каждый раз, когда видел Стефанна, сжимался, будто котёнок, жался к боку родителя и был тише воды и ниже травы. Ровенна лишь диву давалась, какие всё же дети чудные и нелогичные.
- Что там? - подала голос Ровенна, услышав переговоры Ирдека и остальных.
Воин нахмурился и доложил:
- Деревня горит.
Ровенна оглянулась. Дым вился, поднимаясь к небу, с того самого места, где они заперли деревенских. Некромантка задумалась. Никто не ослушался её приказа. Дом не собирались жечь, но он горел - в этом не было сомнений.
Беннатор сжала поводья, толкнула лошадь под бока, заставляя её ускорить шаг. Кто бы ни подпалил дом с запертыми в нём жителями деревни, некромантка не хотела с ним встречаться на дороге.
- Убираемся отсюда, пока не познакомились с поджигателями.

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/KbSzNMs.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

9

Обоз покатил дальше к лесу, чтобы поскорее добраться до границы. В одной из телег с добром всхлипывали ворованные девицы, в другой – нахохлившись, как филин, на мешках с зерном сидел целитель со своими сыновьями. За телегами на привязи бежали две коровы и теленок. Последнего привязывать не было нужды – он и так от своей мамки не отходил. Вилран догнал Ровенну и ехал теперь рядом с ней. Ирдек с Герхамом замыкали отряд – постоянно оборачивались, но погони никакой так и не заметили.
- Думаешь, что там горело? – Вилран задумчиво взглянул в сторону сестры. – Мы ведь ничего не поджигали, а все деревенские были заперты. Откуда дым?
Для него этот факт на самом деле был необъяснимым. Он задавался им до самого вечера, пока не начало темнеть, и не добрались до мелкой речки, – почти ручья, - за которым уже начинались земли, принадлежащие Атропосу.
- Переправимся и остановимся передохнуть, - предложил Ирдек. – На своей земле как-то безопаснее.
Его поддержали единогласно, тут же направив маленький обоз к реке. Колеса вязли в песке – пришлось по колено в воде толкать телеги самим, оттого на ночевку остановились, лишь когда совсем стемнело. Разожгли костер, достали украденные припасы – вино, мясо, хлеб, сыр, овощи. Девок привязали к дереву, лекаря с его детьми пригласили к костру.
- И не вздумай удрать, я слежу! – предупредил его Робб.
Лекарь кивнул, за что получил флягу с вином и краюху хлеба с куском сала.
А вот Вилран Роббу не поверил. Следит он! Следил он вовсе не за лекарем, а за своей девицей у дерева - помогал жарить мясо Герхаму, а сам то и дело косил глазами в другую сторону.
Сам Вилран расстелил на траве возле костра одеяло для Ровенны и, когда девушка опустилась на него, сел рядом с ней.
- За то, что нам все удалось! – произнес тост Ирдек.
Его поддержали и выпили. Потом выпили еще, и сидеть у костра стало намного веселее.
- Ты не замерзла? – Вилран обнял Ровенну за плечи.
На душе сразу стало как-то волнительно. С Гипносом он ощущал совсем другую связь: брат был частью его самого – частью его разума, частью его сущности, частью его души. С Ровенной он испытывал иное: это чувство чем-то напоминало отношение к Зарине – Вилрану нравилось к ней прикасаться, осознавать ее присутствие рядом с собой. Он пока не разобрался, почему так, но, несомненно, это чувство доставляло удовольствие не только духовное, но и физическое.
- А смотрите, что я прихватил! – один из воинов вернулся от телеги с лютней в руке.
- Сыграй, Стен! – тут же подхватили его  товарищи. – И спой.
- Да хреново я пою...
- Да без разницы. Что-нибудь веселое! Как сапожник к вдове ходил!
- Она это... – он покосился на Ровенну, - неприличная...
- Ну и что? – ответил за сестру Вилран. Его лютня заинтересовала, он ведь тоже когда-то учился на ней играть, но с тех пор, как Гипнос его оживил, вспомнить свои таланты так случай и не представился. – Играй. А потом мне дашь, я тоже хочу попробовать.

+2

10

Ровенна пожала плечами на вопрос Стефанна.
- Точно не мы, - что и так было очевидно.
Никто из их группы не мог поджечь дом. Прошло слишком много времени с тех пор, как дом поднялся над деревенькой. Они уже успели отъехать на достаточное расстояние, чтобы хорошо его рассмотреть и при этом не иметь к этому ни малейшего отношения. Если не считать того, что именно по их приказу – Беннаторов, этих несчастных заперли в одном доме, обещая, что на этом их несчастья кончатся и в конце им не светит мучительная и долгая смерть. В лучшем случае – от удушья дымом. Все прошло совершенно иначе. Ровенна, несмотря на дурной нрав, не желала этим людям смерти. При виде пожарища спасённые, которые едва ли радовались тому, что стали пленниками разбойников, то надрывно рыдали, оплакивая родных и близких, то вели себя тихо, всё ещё отрицая действительность.
- Может, у кого-то был зуб на этих деревенских, или они сами опрокинули по криворукости лампадку. Кто теперь разберёт, - Ровенна небрежно дёрнула плечом, словно чужое горе её не касалось.
Так и было. Она думала лишь о себе и о Стефанне.
***
Ровенна согласилась, когда воины решили остановиться на постой поближе к родным границам. В случае, если кому-то взбредёт в голову в ближайший день-два отправиться по следу пожаров и грабежа. Маловероятно, что магистра заинтересует единичный случай, но помимо официальной власти в городе и его окрестностях было особое негласное самоуправление, которое тоже имело силу, власть и определённое неприятное влияние.
Беннатор старалась меньше думать о неприятных вероятностях и больше концентрироваться на настоящем. Осторожность лишней не будет. Даже на границах Атропоса безопасность – вещь сомнительная. Слухи о том, что города-близнецы ослаблены, давно уже разлетелись по Альянсу. К своему неудовольствию Ровенна ждала неприятные визиты от соседей, которые решат полакомиться землёй, раз больше с города взять нечего. Всё остальное разграбили ещё до них.
От взгляда Ровенны не укрылась забота Стефанна. Он приятно её удивил. Старый добрый Стефанн, которого она знала, скорее бы приказал Роббу постелить для господ, и не выказывал бы такого внимания к сестре. Ровенна, пользуясь положением, устроилась на одеяле, подогнув ноги, и оставив место для брата. Намеренно столько, чтобы он не сидел на земле, ютясь на краешке, но и при этом был вынужден сидеть близко и тесно к ней.
«Или это он за Мэгги так извиняется и задабривает, чтобы я эту шлюху не отравила?» - мелькнула мысль подозрения, но Ровенна быстро её отмела.
Она подняла бутыль с вином, из которой пила прямо с горла, нисколько того не смущаясь. Сделала несколько целомудренных глотков, больше отдавая предпочтение еде. Отчего-то аппетит разгулялся от этих приключений.
- Ты не замерзла?
- Хочешь меня согреть? – Ровенна лукаво посмотрела на брата, предполагая, что Стефанн поймёт, что она имела в виду под «согревом», как рядом разошлась компания, решив, что к вину и пище не хватает музыки.
Некромантка не возражала. Сделала вновь глоток из бутыли, посмотрела на потуги мужчин решить, какую же песню им голодранить, чтобы не смутить госпожу. Стефанн дал добро на любую песню, Ровенна тоже возражать не стала. Чем Фойрр не шутит! Сегодня они разбойники с большой дороги.
Ровенна не вмешивалась в игру, наблюдала со стороны, то и дело обращая внимание на пленников, будто боялась, что кто-нибудь из них убежит, и надеялась, что никто из стражников не решит при ней позабавиться с девкой – меньше всего она хотела слышать крики и думать о том, как развлекаются стражники.
Лекарь и его отпрыски притягивали взгляд некромантки. Больше всего – мальчики. Они вызывали у Ровенны странное необъяснимое чувство, сосавшее у неё под ложечкой и узлом завязывающееся где-то в нутре. Она видела, как лекарь оберегает своих детей, довольствуется пищей, отдавая большую часть детям, постоянно проверяет самочувствие младшего болезненного сына. На их глазах он полез в сумку, достал какое-то лекарство, дал его ребёнку, и притянул ближе к себе и костру, согревая и качая. Это зрелище невольно вызвало у некромантки полуулыбку и она прижалась к боку Стефанна.
Стен, поддавшись на уговоры, тут же завёл песню, начал играть. Полилась музыка, то и дело срываясь – мужчина, больше выпивая, не попадал по струнам. Пел – и того хуже. А уж когда от его игры лопнула струна, ударив вояку по пальцам, Ровенна не удержалась, расхохоталась.
- Кажется, первая твоя работа, лекарь, будет связана не с боевыми ранами, а с неудачным пьянством, - веселилась она, смотря на лекаря, которому пришлось заниматься пальцами Стена.
Ровенна не сомневалась, что в это время лекарю очень хочется все эти пальцы отрезать, но свою работу он выполнял чисто, гладко - помнил, что на кону стоят жизни его детей.
Заверещала какая-то девка. Робб, забывшись и достаточно захмелев, полез к ней руками под юбку. Ровенна поморщилась, прикрикнула:
- Делай это так, чтобы я не видела и не слышала, если не хочешь, чтобы у тебя кость в заднице застряла!
Робб смущённо буркнул нелепые извинения, расшаркался и потянул пленницу с глаз долой.
Ровенна видела, как перекосилось лицо лекаря, который хоть и пытался сохранять нейтралитет и никак не выказывать своё отношение к происходящему, но с трудом сдерживался. Она дёрнула плечом, прогоняя липкое чувство. Ей и самой это не нравилось, но она топила совесть в вине, стараясь не слишком одаривать брата вниманием.
Ровенна протянула руку к испорченному инструменту, выпустила немного магии. Струна вытянулась, встала на место. Время вспять вернуло лютне первозданный вид.
- Радуйся, брат мой.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/KbSzNMs.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

11

- Великолепно, - Вилран взял лютню, осторожно провел по струнам рукой.
Вроде бы играл он на ней совсем недавно, но тело было чужое – пальцы слушались плохо, словно заново привыкали к вроде бы давно знакомым навыкам. Сначала получилось не очень – Вилран путался, слабо зажимал струны, цеплял соседние, и сам на это злился. Но после нескольких минут тренировка сделала свое дело – мелодия, хоть и простенькая, потекла уже ровно и почти гладко. Петь Вилран не собирался, он и раньше-то петь не любил, хоть голосом и музыкальным слухом, говорили, обладал, - ему нравилось просто перебирать струны и слушать, возвращаясь в памяти далеко в детство.
Он скосил глаза на сестру – ей нравилось. Мальчишкам лекаря тоже – смотрели они теперь на Вилрана не только со страхом, но и с интересом.
Остальным было плевать – стражники забрали своих девок и унеслись с ними в кусты, откуда поначалу доносилось повизгивание, крики и бабий рев, быстро, впрочем, стихшие – видимо, мужики додумались заткнуть рот своим дамам, чтобы не тревожить госпожу. У костра остались только Вилран с Ровенной да лекарь со своими детьми. Ирдек и некромант поначалу посидели было у костра, бросая полные зависти и похоти взгляды на кусты, а затем не выдержали и подались следом за своими товарищами, надеясь, что кто-нибудь их них да поделится своей пассией на этот вечер.
Вилран несколько озадаченно проводил всех взглядом, не совсем понимая, из-за чего деревенские девушки поднимают рев. Разве им не хочется отдаться мужчинам? Вот Зарина и Мэгги сами на него прыгали, и книжки, тайком взятые у взрослых дома, говорили о другом, так почему сейчас все было наоборот? Вопрос казался Вилрану неразрешимым, и он, пройдясь напоследок еще раз пальцами по струнам, обернулся к Ровенне:
- Что им не нравится?
Сестра удивленно свела брови, не понимая вопроса, и он на полном серьезе пояснил:
- Девушкам, которых мы взяли с собой. Разве они не должны получать удовольствие, когда совокупляются с мужчинами? Зачем тогда реветь?
Краем глаза он заметил, как округлились глаза у целителя, да и Ровенна тоже выглядела ошарашенной и растерянной. Вилран уже догадывался, что сморозил что-то не то, но пока так и не понял, что именно. Может они там в кустах чем-то другим занимаются, а он и не понял? Где-то явно был подвох, но Вилран, как ни старался, отыскать его самостоятельно не мог.
Он отложил лютню и поднялся:
- Я схожу туда тогда... посмотрю...
А то вдруг обманули?
Последнее Вилран подумал, но вслух не произнес. Он сам был озадачен.

Но дойти он никуда не успел.
Легкий шорох, мелькнувшая меж темных деревьев за кругом света от костра тень, неуловимое присутствие кого-то постороннего...
Вилран напрягся, всматриваясь в ночной лес и вытаскивая меч из ножен.
- Там кто-то есть... Среди деревьев... – успел он предупредить Ровенну, и тут же метко пущенная стрела вонзилась ему в плечо.
Попала бы в грудь, если бы Воскрешенный не успел вовремя отшатнуться. Но он успел, недовольно мотнул головой в ответ – Гипнос предупреждал, что тело нельзя портить! - и бросился в темноту, уже примерно определив, откуда стреляли. Сама стрела Вилрана не тревожила – боли он не чувствовал по-прежнему.

+2

12

Стефанн её удивлял. Нет, правда. Очень сильно удивлял! Поначалу Стефанн играл на лютне так, словно впервые взял её в руки, что нисколько не удивляло Ровенну, потому что брата с музыкальным инструментом в руках она никогда не видела, а потом он приловчился, заиграл. Заиграл хорошо.
- Не знала, что ты научился играть, - фыркнула Ровенна и отпила из горла бутылки ещё раз.
Она-то думала, что Стефанн решил немного развлечься и скрасить вечер, попробовав что-то новое, раз уж они в этот день выдавали себя за разбойников с большой дороги. Отчего бы и на лютне не попытаться сыграть с простыми вояками вместе? А тут надо же. Играет! И хорошо!
Впрочем, этот факт Ровенна списала на то, что она не всегда знала, чем увлекается или занимается её близнец, несмотря на тесные отношения. Тесными они были иногда в одном конкретном смысле. В душу друг к другу брат и сестра лезли не так что бы часто. Может, Стефанн всегда хотел быть менестрелем, а не размахивать мечом на плацу на радость отцу и слабое утешение себе, что он и без магии достаточно хорош, чтобы быть сыном Магистра?
Ровенна дёрнула плечом, недовольно нахмурилась, когда до костра начали долетать крики. Благо, прекратились они до того, как некромантка окончательно потеряла терпение и решила выполнить обещанное наказание за шум. Здесь её уже удивил сам Стефанн, когда искренне удивился, почему это деревенским девкам не нравится развлечение. Ровенна грешным делом подумала, что брат шутит, чтобы разбавить атмосферу, но потом поняла, что нет. Стефанн действительно не понимал. Или так хорошо отыгрывал удивление, что она ему верила вместе с лекарем и его детьми.
Удивлённый взгляд, который Стефанн поймал на себе, как поняла Ровенна, послужил ему пинком.
- Куда?.. – ещё больше удивилась Ровенна, когда брат решил прогуляться до кустов и посмотреть, что там интересного происходит. Сначала он пытается расположить её заботой, а потом находит какой-то притянутый за уши повод, чтобы самому юркнуть в кусты и развлечь там с девками. – Стефанн!! – в голосе была не столько обида на брата, сколько обещание, что костяная кара обрушится и на него в том числе, если он действительно думает, что она позволит ему развлекаться с бабой у неё под самым носом.
Исполнить обещанное она не успела. Стефанн отвлёкся, потянулся за мечом. Ровенна, захваченная эмоциями, не поверила брату. Нахмурилась. Вера пришла, когда стрела появилась в воздухе и вонзилась в плечо брата. Ровенна резко подскочила на ноги, поторопилась к Стефанну, потратив часть маны на создание магического щита. В кустах кто-то ругнулся. Кажется, Ирдек, который только успел спустить штаны, как по лагерю начали стрелять. Робб крякнул, припал к земле, когда свистнула ещё одна стрела в воздухе, угодив в глотку его товарищу, не успевшему сообразить, что произошло. Ирдек повалился на перепуганную верещавшую девку. Посыпались ругательства.
Ровенна пыталась найти брата взглядом, не понимая, куда он побежал без магии. Ещё одна стрела засвистела в воздухе, пытаясь поразить живую цель, но врезалась в магический щит, чем дала понять нападающим, что они имеют дело с магами, а не с простыми разбойниками. Лекарь, закрывая сыновей собой, потащил их за повозку, чтобы их не накормили стрелами за компанию, и искал пути, как воспользоваться ситуацией и сбежать, спасая себя и детей.
- Покажитесь, если не хотите, чтоб я сожгла вас заживо!
В густой темноте Ровенна не видела никого. Больше всего её настораживало то, что она не видела брата и понятия не имела, где он и что с ним, не прирезали ли его.
Ровенна оголила меч. Из густых зарослей показались нападавшие, вооружённые, кто мечом, кто нагайкой. Ирдек уже успел подняться, подобрать штаны и добраться до ножен с мечом. Робб появился следом, перемазанный в чужой крови – кажется, пытался спасти товарища – и тоже схлестнулся с нападающими. Нападающие не были людьми Магистра Лейдера. Выглядели они обычными разбойниками и, как понимала Ровенна, пытались напасть на их добычу и забрать её себе.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/KbSzNMs.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

13

Вилран метнулся от стрел в сторону и в полумраке быстро слился с окружающими деревьями, уходя из зоны видимости своих врагов. До лучника он добрался в несколько ударов сердца - мужчина попятился было, увидев, как внезапно рванулся на него темный силуэт, но клинок Воскрешенного уже чиркнул по его шее. Захлебываясь кровью, лучник упал, а Вилран развернулся, чтобы устремиться обратно к костру. Но вернулся он не так быстро: там уже подтягивался народ – и свой, позабыв про девок, и чужой – человек пятнадцать, если не больше. И Вилран остановился в тени – замер неподвижно, прислушиваясь и пытаясь понять, что происходит. 
Нападавшие не были ему известны – одетые, как попало, и вооруженные также, они не походили ни на военных, высланных за грабителями, ни на крестьян, которых недавно обчистили атропосцы. Скорее, сами напоминали тех самых грабителей, которых Вилран до сих пор видал разве что на картинках в книгах.
- Дернешься, сучка, – пристрелим, - заявил Ровенне упитанный усатый мужик с секирой в руках. – Ваша стоянка окружена. У меня несколько лучников – не сожжешь всех разом, одна стрела да долетит! Так что давай решать вопрос миром, - он ухмыльнулся. – В деревне вы за нас хорошо поработали - мы ходили  месяц по округе, не решаясь так дерзко напасть! Так что сейчас ты отдаешь барахло, и мы уходим, оставив в награду вас всех в живых. Ну, разве что еще присуну тебе разок ради общего удовольствия, - он рассмеялся.
Вилран успел заметить, как вспыхнули от ярости глаза сестры, и, уже предугадывая ее действия, метнулся вперед – к костру. Как он и думал, слушать дальше оскорбления Ровенна не стала – огненный шар сорвался с ее пальцев, ударив в толпу чужаков. Бандиты бросились в стороны, несколько стрел тут же вырвались из кустов, и Вилран едва успел закрыть сестру своим телом – обхватил ее руками, не выпуская меч, и отвернул от смертоносного града. Ирдек и его парни тут же рванули на врага, запахло паленым – в кого-то огненный шар все же угодил. Вилран почувствовал, как его спину несколько раз прошило стрелами, и в ярости развернулся – бандиты еще не знали, с кем столкнулись, и одно то, что он все еще был жив и стоял на ногах их уже немало смутило.
Ближайший к нему парень в старой стеганке коротко выматерился и попытался напасть. Вилран легко отбил атаку, атаковал сам, отрубая врагу сжимавшую оружие руку, и, бросив орущего от боли противника, врубился в бой с остальными бандитами. Опьяненный жаждой убийства, он не замечал ничего вокруг, крутясь с мечом в одной руке и ножом в другой в странном смертоносном танце. Противников становилось меньше, по плечу Воскрешенного прошла кровавая полоса, но он замедлил свою атаку, лишь когда перед глазами заскакали темные пятна и тело начала сковывать слабость... А за ней подступил и голод – резкий, внезапный, сводящий с ума.
Вилран не любил это чувство...
Его нужно было прекратить.
Он осмотрелся, остановившись и дрожа от усилившегося пронизывающего холода. Ближайший противник дрался с Ирдеком – Вилран на ходу выпустил меч, перекинул нож в правую руку и всадил его несколько раз мужчине в спину. Тот вскрикнул, но не успел упасть – Воскрешенный рывком развернул его к себе, сжал левой рукой горло, удерживая тело на весу, - и точным ударом вспорол ножом живот. Теплая кровь обагрила руку, и где-то внутри Вилрана все сжалось от дурящего сладкого запаха. Он выронил нож, запуская руку в брюхо своей жертвы и вырывая печень. Замершего рядом, оторопевшего от увиденного Ирдека Вилран не замечал - быстро сунул слизистый кусок печени в рот, жадно откусывая и глотая кровавую массу, затем повторил процедуру, вырывая сердце.
Дышать стало легче. Зрение почти восстановилось и слабость начала отступать.

Отредактировано Вилран (2019-09-16 22:58:33)

+2

14

- А силёнок-то хватит присунуть? – Ровенна почти доброжелательно улыбнулась.
В руке некромантки появился магический огненный шар. Она не стала ждать, когда разбойники притянут стол для переговоров и чинно растянут её на нём, удовлетворяя свои животные потребности. Это её добыча и она не собиралась никому её отдавать. Магические шары полетели в разбойников. Ровенна успела выставить перед собой магический щит, плотно прилегающий к коже. Она знала, что в неё полетят стрелы, но не боялась угроз разбойников. Идиоты имели дело с магом и слабо понимали, что она собой представляет. Ей же на руку.
Стрелы взвились в воздухе, устремились к ней. Ровенна стояла спокойно, даже не дёрнулась, пока перед ней не встал живым щитом Стефанн. В это мгновение всё её спокойствие и её уверенность полетели к Фойрру.
- Стефанн! – она выкрикнула. В голосе некромантки просочился испуг и нотки паники.
«Зачем?..»
Она не понимала, зачем он это сделал. Неужели, подумал, что она даст шанс этим разбойникам добраться до неё? Она, Ровенна Беннатор! Некромантка паниковала. Она знала, что не успела защитить брата магией. Он не дал ей такой возможности, когда сразу кинулся в бой. Он принял удары на себя, и к своему ужасу некромантка понимала, что хоть с ними и есть лекарь, он – не целитель, а раны, которые получил её брат – смертельные.
Стефанн поразил её ещё больше, когда развернулся, кинулся на нападающих с яростью медведя, защищающего детёныша. Она оторопела от происходящего, наблюдая за братом, который, будто не чувствуя ни боли, ни подбирающейся к нему смерти, продолжал сражаться. Уж не обещание разбойника развлечься с ней так его завело, что он, не думая, действовал на износ.
Ровенна пришла в себя, когда её случайно сбил с ног один из стражников Атропоса. Она выронила меч и, не смотря, кто это был, быстро зашарила рукой по жухлой траве, пытаясь найти рукоятку меча. Он лежал у неё под самым носом, но из-за паники и волнения Ровенна его не видела. Не видела ничего. Она не помнила, как отразила удар разбойника, кинувшегося на него с мечом, но после первых двух звонов мечей, высекающих из друг друга искры, она разошлась, разозлилась, потому что эти люди посмели ранить её брата.
Некромантка зарычала, яростно нанесла удары крест-накрест. Чужая кровь брызнула ей в лицо, сделав оскал на лице жутким. Заиграла магия, выплеснувшись с такой силой, что Ровенна ненароком подпалила соседние кусты и деревья. Запахло гарью. Разбойники закричали, пожираемые магическим пламенем. Они пытались бить его, бегая по поляне, будто обезумевшие. Ровенна продолжала их жечь одного за другим. Лучника, который пустил стрелу в её брата, она, не щадя магической энергии, пустила в расход. Мужчина вытянулся, будто по струнке, заорал во всю глотку, когда кости полезли из его тела и скелет, повинуясь воле некромантки, восстал, сняв с себя кожу, будто одежду, разбрызгивая кровь.
Часть разбойников, испугавшись, не то поступка Ровенны, не то трапезы Стефанна, разбежалась. Добыча больше этого не стоила.
Ровенна обернулась, отыскала брата взглядом, когда он, измазавшись в чужую и свою кровь, поедал сердце разбойника. Рядом с ним стоял Ирдек с перекошенным ужасом лицом. Он сжимал в руке меч, не понимая, что за чудовище перед ним питается плотью человека, и не понимая, почему это существо всё ещё живёт. Ровенна тоже не понимала, но помнила, что что-то, о чём она не знает, произошло в лаборатории Гипноса Беннатора.
Заметив, как Ирдек крепче сжимает меч в руке и его глаза наполняются решимостью, Ровенна вскинула руку.
- Сделаешь шаг с нему, и закончишь как стрелок, - Ровенна предостерегающе зашипела.
Ирдек почувствовал, как его поднятая рука ноет от боли. Кость, хоть и не лезла наружу, но уже задевала нервы и вызывала боль. Некромант разжал пальцы, меч выпал из его руки на землю.
Ровенна отпустила заклинание и поспешила к брату, не зная, как к нему обратиться и что с ним делать.
- Стефанн?..
Она оставалась на расстоянии от него, не больше полутора метров. Смотрела на него сбоку, видя спину и торчащие из неё стрелы. Видела, как Стефанн продолжает есть, а его глаза будто бы заволакивает тьма. Пламя за её спиной разгоралось всё больше, играя бликами на их лицах, но Ровенна поймала себя на мысли, что не боится брата и даже протягивает ему руку, раскрытой ладонью вверх.
- Иди ко мне. Я обработаю твои раны.
Чем бы он ни стал после плена, он всё ещё рисковал своей жизнью, защищая её.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/KbSzNMs.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

15

Вилран оторвался от еды и обернулся к Ирдису. Ему не нравилось, как тот на него смотрит. Во взгляде читались лишь страх, паника и отвращение. Вилран не судил Ирдиса за то, что тот ест, так какое право имел тот порицать его за его вкусы? Воскрешенный выпустил свою добычу (голод уже отступал), вытер рот рукавом и посмотрел в глаза Ирдису, решая стоит ли того убивать за подобное осуждение. Гипнос говорил, что «своих» людей есть плохо, но эти-то были чужими! Они сами напали, они сами выбрали смерть. Что не так?
Ирдис так крепко сжимал рукоять меча, что побелели костяшки пальцев. Он жаждал боя. И Вилран приготовился ответить - даже без меча он был быстрее, ловчее, смертоноснее Ирдиса. И он уже готов был к рывку, чтобы опередить стражника...
Но тот внезапно со стоном выронил меч, разжав пальцы. 
А Вилран услышал окрик Ровенны:
— Стефанн?..
Он обернулся. Сестра смотрела на него испуганно и взволнованно. Также как и Гипнос, который не раз следил за его боем. Значит, волновалась.
— Иди ко мне. Я обработаю твои раны, - позвала она, протягивая руку. 
Вилран осмотрелся по сторонам – догорали несколько деревьев, нападающие уже стали трупами, а собственные охранники замерли поодаль, не приближаясь. Открытой опасности Воскрешенный не обнаружил, а потому поднял с земли выроненный меч, и пошел к Ровенне, перешагнув через недоеденное мертвое тело. Его взгляд уже прояснился, и он ничем не напоминал того монстра, которым был мгновение назад.
По пути Вилран попробовал дотянуться до стрел, торчащих из спины. Пусть боли и не ощущал, но они мешали – он чувствовал инородность. Дотянулся лишь до одной – выдернул ее и откинул в сторону.
- Я не смогу достать сам, - пояснил он Ровенне, беря ее за протянутую руку и пачкая маленькую ладошку свежей кровью, а затем доверчиво разворачиваясь к сестре спиной и усаживаясь у ее ног на землю.
Ему не пришло в голову, что Ровенна может причинить хоть малейший вред. Она – сестра, она – переживает. Значит, она как Гипнос. Вилран доверял ей.
- Я не почувствую боли, не бойся, - пояснил Воскрешенный вслух. – Так уже было. Раны затянутся быстро. Гипнос говорил, что такого не должно было получиться, но так случилось. Он просил не терять много крови, и если так происходит, то я восстанавливаю ее чужой. Свежей. Тебе ведь не жалко? И еще Гипнос просил не трогать своих, но эти были чужими – они пришли сами и напали.
Вилран не очень понимал, зачем ему надо оправдываться, но чувствовал, что Ровенна от него этого ждет. Вот и объяснял.
- Они бы не смогли причинить мне большого вреда, - продолжил  Воскрешенный. – Я чувствовал их страх – он сковывал, не давал думать, заставлял ошибаться. Они были обречены уже тогда, когда напали, - они пытались причинить тебе вред.
Ирдис, тем временем, снова поднял меч, но вытер его и убрал в ножны. Он приблизился к Ровенне, прислушиваясь к разговору, но, наткнувшись на взгляд Вилрана, совсем близко подходить не решился.
- Соберите пленных и товар, - рявкнул на своих подчиненных, а сам остался у костра.
- Если ты попробуешь напасть на меня, я разорву тебе глотку, - в упор посмотрел на него Вилран. –  Ты должен подчиняться приказам хозяев. Ослушаешься – значит, ты никчемный воин, и жалеть тебе я не буду. Выпотрошу. Также как и любого другого, вставшего на моем пути. Я говорил тебе это, когда мы встретились у стен Атропоса. Вспомни.
- Простите, господин Стефанн, - пробормотал Ирдис, растерянно ловя взгляд Ровенны. Он так и не понял до конца, что произошло, и искал ее поддержки.
- Я тебя прощаю, - ответил Воскрешенный, отвернувшись и тут же потеряв к нему всякий интерес.

+2

16

Чем бы он ни был, он откликался на своё имя.
Ровенна видела, что он оборачивается и идёт к ней не для того, чтобы убить так, как сделал это с разбойником, или как собирался поступить в Ирдеком, решившим, что такого господина лучше убить. О близнецах Беннаторов ходили разные слухи, но никто и никогда не говорил, что сын Магистра пожирает людей. Такой слух быстро бы разлетелся по городу, даже при попытках Магистра прикрыть эту часть жизни сына. Или же нет?.. Насколько глубоко залегли тайны этого изувеченного рода? Может, калека-наследник из Акропоса – не такой уж ужасный, как тот, что всё время жил в их городе и звался сыном Магистра?
Некромантка не испугалась и не насторожилась, когда брат поднял свой меч и пошёл к ней, едва утерев – больше размазав – кровь по лицу. Боковым зрением она видела лишь реакцию Ирдека, который стоял в растерянности. Он хотел убить тварь с ликом сына господина, но Ровенна запрещала. Она защищала это. Чего ещё она не сказала о своём драгоценном брате? Чего они не знают? Ирдек уже начинал сомневаться, что правильно поступил, когда не прирезал этого щенка на дороге, а притащил его прямо к Ровенне. Они могли справиться с ним. Могли бы…
Стефанн вырвал из спины стрелу и даже не вздрогнул от боли. Он шёл лишь с лёгким видимым дискомфорта, но казалось, что он ничего не чувствует. Как мертвец, который ещё дышал, питался, говорил и думал. Он походил на какой-то новый вид зомби, ранее неизвестных в Альянсе. Так вели себя только неудачно воскрешённые, но и те разлагались, выглядели скорее разумными ходячими трупами. Стефанн же не был бледен. Он казался здоровым, и это не было магией иллюзии.
Глаза парня прояснились. Ровенна больше не видела в них чего-то иного и сослалась на игру пламени и пережитый шок, что ей показалось, будто что-то было не так. Она взяла его руку, крепко сжала и, казалось, даже улыбнулась на короткий миг. Стефанн повернулся к ней, показывая спину, с пронзившими её стрелами и одной кровоточащей рваной раной – в том месте, где раньше была стрела. Он выглядел живым и как-то виновато оправдывался, будто ребёнок, который не хотел показать родителя худшую часть себя. Ровенна его не осуждала, она лишь взялась за стрелы, обломала их и осторожно достала, придерживая кожу на спине брата. Кровь текла по его спине, пачкала её ладони. Она была по запаху и по ощущению тоже самой обычной, но Стефанн рассказывал ей ужасные вещи. Чем больше он говорил – тем сильнее была её ненависть к Гипносу, который сделал такое с её братом.
Она, достав все стрелы, окликнула Ирдека:
- Тащи сюда лекаря и его щенков, если он не так сговорчив без них!
Ирдек не хотел подходить слишком близко к Стефанну и Ровенна это замечала. Видела все взгляды воина, которые он бросал на Стефанна. Все на него смотрели, как на чудовище. Кроме неё. Она зажимала раны на спине брата, пока лекарь не оказался рядом вместе с его сумкой. Лекарю хватило ума ничего не сказать про монстра и про то, что он умеет лечить только людей. Он взялся за обработку ран, едва открыл спину Стефанна. Воины пытливо заглядывали, словно думали увидеть там что-то иное. Не раны, которые кровоточат, как у людей.
Ровенна села на землю перед братом. Она пристально следила за всеми. За лекарем, чтобы он не выкинул ничего. За Ирдеком и другими воинами, обещая каждому мучительную смерть, если они посмеют навредить её брату. Она оставалась рядом с ним, пока лекарь не наложил повязку и не сказал, что всё готово, попутно напомнив, что нужно беречь спину и периодически менять повязку.
Не обращая внимания на окружающих, Ровенна подалась вперёд, к брату, обняла его за шею и поцеловала. Не как брата. Как любовника, который едва не погиб у неё на глазах.
- Ты напугал меня, - она говорила тихо и удивительно ласково для женщины, которая на глазах воинов пыталась всегда оставаться собранной, решительной, твёрдой, каким и должен быть Магистр. Рядом со Стефанном она позволила себе немного слабости. – Больше не рискуй собой, - в просьбе не было угрозы. Он подкупил её своим поступком. И даже то, что в глазах остальных он был монстром, а сама она понимала, что Стефанн - уже не тот брат, которого она знала, для неё ничего не изменилось.
***
Как только всех пленных собрали, товар пересчитали и переложили в уцелевшие телеги, а перепуганную лошадь снова впрягли, они отправились дальше от пожарища, устроенного Ровенной. Заночевали дальше. К тому же, как заметила некромантка, сон ушёл от воинов, которые теперь боялись Стефанна, и все лишь делали вид, что спят. Даже к девкам за развлечением не лезли. Лекарь прижимал к себе детей. Старший мальчонка всё чаще присматривался к Стефанну, а Ровенна, следя за всеми, льнула к боку брата, не забыв накинуть на них двоих магический щит, если вдруг пригреется и уснёт.
До города они добрались без происшествий (если не считать тех, что уже были). Никакой другой шайки разбойников им не повстречалось, будто молва о пожарище и жестоком убийстве быстро расползлась по всей округе. Ровенна лишь опасалась, что в самом Атропосе их встретят соседи, позарившиеся на чужую территорию, пока хозяев нет, а город ослаблен из-за Культа. Ирдек не пытался напасть на Стефанна, да и остальные тоже меньше поглядывали на него, не то смирились, не то из-за усталости. Ровенна же для себя решила, что теперь стоит быть на стороже всегда.

эпизод завершен


[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/KbSzNMs.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [22.07.1082] Аристократы в завязке