Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [05.10.1072] Взывая к сердцу мертвеца


[05.10.1072] Взывая к сердцу мертвеца

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sh.uploads.ru/tr9bd.jpg

Время и место:
Осень 1072 года, склепы Акропоса

Участники:
Гипнос и Вилран Беннатор

События:
Детям некромантов негоже пугаться могил и захоронений. Даже если это склеп их собственной матери, куда они явились непрошенными.

[icon]http://sh.uploads.ru/bg9Dx.png[/icon][status]Скованные одной цепью[/status][nick]Гипнос и Вилран[/nick]

+2

2

Мертвые в Акропосе никогда не спали спокойно.
У многих жителей города из тех, кто опустился на самое дно, и доживал свои дни в жалком нищенском существовании, вовсе не было собственных могил - их тела становились собственностью Акропоса, и при необходимости могли быть подняты некромантами. Ушлые грабители могил нередко торговали свежими, не распавшимися еще трупами, похищенными из захоронений, на черном рынке - и мастера смерти скупали их задешево для практики, или же для ингредиентов. Потомственные слуги, приносившие при жизни клятву верности лордам-некромантам, нередко завещали свои тела господам, почитая за счастье служить им и после смерти. В Акропосе не было страха смерти, как не было и пиетета перед ней - она была субстанцией, которая с рождения окружала каждого из жителей города.
И вершиной этой привычки к смерти был некрополь - множество роскошных, тщательно охраняемых склепов, в которых покоились лишь те, кто издревле принадлежал к знати. Такие склепы больше напоминали дворцы, и зачастую были прекраснее некоторых домов. Некоторые некроманты начинали строить их еще при жизни, тщательно заботясь о том, как они будут похоронены - и причудливые захоронения стояли пустыми долгие годы жизни колдуна, чтобы потом, когда смерть наконец-то заберет его, принять в себя иссохшее слабое тело.
Попасть в некрополь было сложно - а со стороны районов простолюдинов и вовсе невозможно. Но братья Беннатор смогли.
Гипнос и рад был бы сказать, что это была его идея, но это было не так. Быть может, сама эта мысль родилась в обеих головах близнецов - благо, расположены они были достаточно близко друг к другу, чтобы такое стало возможным, - но первым высказал ее именно Вилран. И сейчас, открывая кованые ворота, защищенные магией, Гипнос одновременно и досадовал - и испытывал гордость.
Потому что без него Вилран, каким бы умным он ни хотел сам себя считать, никогда не смог бы сюда попасть! Врата открывались только перед некромантами, а Вилран колдовать не умел. Не умел и все тут!
Готовились они к этому несколько дней, и выскользнули из замка тогда, когда, - как думали и отец, и Герцера, - должны были крепко спать. Химера, стерегущая покои наследников Акропоса, была научена не впускать чужаков - но никто не отдавал ей приказа не выпускать никого из комнаты. Сложнее и дольше всего было дойти - их неуклюжее тело, сколько бы не тренировали его учителя, такие расстояния проходило с изрядным трудом, и сейчас, глядя на окутанную призрачным туманом "улицу" склепов, братья невольно запыхались.
Здесь стояла по-настоящему мертвая тишина - глубокая и холодная, как под крышкой каменного гроба. Город, все еще живой Акропос, остался за их спинами, словно за невидимой чертой, которую еще можно было переступить назад. Но разве дети Магистра некромантов могут бояться смерти?
- Пойдем? - первым нарушил молчание Гипнос, завороженно наблюдая, как туманные клочья складываются в причудливые фигуры. Не то игра света и тени, не то простая иллюзия, брошенная кем-то из старших магов.
Весь этот путь близнецы проделали, чтобы добраться до захоронения одной-единственной женщины. Амисы Беннатор, их матери, умершей при родах. Матери, которую они не видели нигде, кроме как на одном из портретов.
[nick]Гипнос[/nick][status]Скованные одной цепью[/status][icon]http://sh.uploads.ru/bg9Dx.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2019-07-21 18:20:40)

+1

3

В семейном склепе они, конечно же, бывали и не раз, но вот одни, без отца и слуг, отправились туда впервые. Вилран сжал зубы с досады, когда Гипнос снял охранную печать с ворот некрополя – сам он этого сделать не мог, и факт, что от семейной магии ему не досталось ничего, Вилрана всегда раздражал, огорчал и вызывал зависть к брату. Долго, правда, он не злился, но укол невольной обиды у ворот испытал, и след о нем еще оставался, пока близнецы искали в темноте между путаными рядами захоронений путь к склепу матери.
А шли они долго. Это днем все казалось легко и просто, а в темноте дорожки почему-то путались, все склепы походили один на другой, и табличка с именем Амисы никак не желала появляться на пути.
- По-моему, духи нас просто морочат! – ворчал Вилран. – Это все охрана – она наверняка поставила охранные заклинания, чтобы никого не пускать. Неужели ты ничего не чувствуешь? Тоже мне некромант! – поддевать Гипноса он был рад всегда и везде.
И все же стоило побурчать, как склеп наконец-то возник на пути. В общем, он никуда и не пропадал, стоял там, где должен был, но это не отменяло того, что в темноте в хитросплетениях некрополя легко было и заблудиться.
Близнецы благоговейно замерли, рассматривая гротескное сооружение – высоченные колонны, статуи плачущих богов, стены исчерченные рунами и знаками. Вход закрывала массивная плита, испещренная символами – сдвинуть ее некромант должен был своими силами. Но все это было показное – на самом деле чуть вправо, за статуей, скрывался хитрый механизм, замаскированный под перо птицы. Вилран давно его заметил и не стал ждать, пока брат снова отличится, показав свои чудеса – просто прошел к тайному рычажку и повернул его, куда следует. В общем теле Вилран всегда чувствовал себя главным – в конце концов, у него было даже две руки! - так что и решать все вопросы он предпочитал тоже сам.
Внутри склепа приглушенно щелкнуло, и плита почти бесшумно отошла в сторону, освобождая темный провал и ступени, ведущие вниз. Куда уходила лестница, было невидно от порога, но Вилран знал, что ступеней ровно десять – дальше идет длинный коридор, проводящий через два зала со стражами и ловушками, предназначенными для воров. Сами близнецы прекрасно выучили, как и что надо отключить – отец им давно уже показал все хитрости, так что никакие опасности сейчас братьев Беннатор не пугали.
И все же...
Стоило сделать несколько шагов внутрь склепа, как на душе стало неспокойно. Свет факела, что держал в руке Вилран, заколебался, как от ветра, хоть никакого ветра быть в склепе не должно было. Нечто невидимое прошуршало вдоль стен, не попадая в пятно света, и близнецы остановились. Вилран обернулся – выход пока еще был рядом, можно уйти... Но как покажешь брату, что тебе страшно? Всю жизнь потом будет вспоминать и смеяться.
Шорох повторился.
- Здесь никого не может быть... – неуверенно произнес Вилран, направляя свет в сторону непонятных звуков. Конечно же, ничего там не оказалось. – Наверное, крысы.  Интересно, как они пробрались мимо ловушек?
Последнее и смущало – от грызунов применяли специальные обереги и рассыпали отраву. Если крысы не попались и живы до сих пор, то это были какие-то очень уж умные крысы.[icon]http://sh.uploads.ru/bg9Dx.png[/icon]

Отредактировано Вилран (2019-07-21 18:11:20)

+1

4

- Или мертвые, - прошептал Гипнос, зловеще понизив голос, тем самым еще больше пугая и брата, и себя самого.
Действительно, кому еще быть в старом склепе, как не останкам их предков, погребенным в незапамятные времена. Быть может, их духи ночами путешествуют друг к другу, общаются или даже обсуждают ныне живущих?
От этой мысли стало как-то окончательно не по себе. Да, они, конечно, дети некроманта и Магистра, и сам Гипнос тоже наделен колдовским даром... но в девять лет как-то не задумываешься над тем, чтобы применять его всерьез. Без успокаивающего шепота Герцеры над ухом, без твердого знания, что тебя есть, кому поддержать и направить.
Гипнос повернул голову к брату - отметил белеющее в темноте лицо, упрямо сжатые губы. Он надеялся, что сам не выглядит таким же нерешительным и бледным, но понимал, что выглядит, и еще как.
- Ты что, боишься мертвецов? - он постарался произнести это как можно небрежнее. Он некромант! Он не должен бояться трупов, и тем более - собственной умершей матери.
Что-то вновь прошуршало - там внизу, за три ступени от них. За зыбкой границей света факела в руке Вилрана была стена кромешной черноты. Черноты живой, движущейся, дышащей, зорко наблюдающей за ними десятками - а может, и сотнями! - настороженных глаз.
Напускная уверенность Гипноса испарилась. Теперь он уже и сам не думал, что прийти сюда без отца и Герцеры было такой уж хорошей идеей. Но все же...
Он начал поворачиваться к выходу как раз в тот момент, когда тяжелая каменная плита, служившая дверью, бесшумно пришла в движение. Медленно - но недостаточно, чтобы их с Вилраном неповоротливое тело успело бы среагировать.
- Дверь! - запоздало вскрикнул Гипнос, но плита уже с шорохом встала на место. Тяжело и плотно - щель между краем камня и проемом была не толще волоса. Близнецы, неловко добежавшие до нее, только шлепнули ладонями по гладкой плите, и этот слабый звук потонул в эхе подземного коридора. - Ох... нет! Что ж теперь делать?
Темнота кругом сразу стала еще более густой, плотной и осязаемой. Или это сгустился сам воздух? Что если они с Вилраном здесь задохнутся? Только позавчера Герцера рассказывала им, сколько человек - и некромант тоже - может прожить без воздуха...
Никакого рычага с обратной стороны не было - дверь-ловушка была сконструирована таким образом, чтобы не выпустить из склепа самонадеянного вора. Пусть разделит посмертие со спящей здесь леди, пусть сложит кости у дверей ее опочивальни...
Никаких костей около захлопнувшейся двери, впрочем, не было. Это обнадеживало.
- Ну, это ничего... - проговорил Гипнос тонким, неуверенным голосом. - Я сейчас открою. Должны же эти двери распознавать некроманта!
Он облизнул губы, смахнул со лба каплю пота. Ничего он не боится. Сейчас все сделает, и Вилран сам увидит...
Но подрагивающая ладонь дверей не открывала. Даже когда Гипнос, сосредоточившись, попробовал коснуться ее собственной силой, как учили. Может, здесь был какой-то магический замок, про который ему, по юности лет, не рассказывали?
Никто же не думал, что дети Беннатора сунутся в склеп его жены. Никто и сейчас об этом не подумает.
И никто не догадается даже поискать их здесь...
[nick]Гипнос[/nick][status]Скованные одной цепью[/status][icon]http://sh.uploads.ru/bg9Dx.png[/icon]

+1

5

И все же лучше было верить в крыс, чем в мертвых. Пусть близнецы и происходили из семьи некромантов, постоянно сталкивались со смертью, видели, как можно управлять мертвецами, потусторонний мир до сих пор еще казался им жутковатым, как бы они ни старались храбриться в присутствии родных.
- Сам ты мертвецов боишься, - браво прошипел в ответ на вопрос брата Вилран. Получилось немного наиграно, но он был уверен, что брат не заметит. Он ни за что бы не сознался, как было страшно и жутко. Сознаться первым – значит, потом всю жизнь выслушивать насмешки Гипноса насчет храбрости, а Вилран, конечно же, считал себя и храбрым, и бесстрашным, и очень хотел, чтобы все вокруг полагали также. 
Однако внезапно закрывшаяся дверь совсем выбила его из колеи. Как же так? Вилран поздновато задумался над тем, что мало знать, как открыть вход снаружи, – надо знать и то, как открыть изнутри. Но было уже поздно сожалеть.
— Ну, это ничего... — проговорил Гипнос тонким, неуверенным голосом. — Я сейчас открою. Должны же эти двери распознавать некроманта!
Вилран кивнул. Подождал.
И ничего не произошло. Ровным счетом ничего!  Словно и не владел Гипнос никакой магией.
- Ты совсем ничего не умеешь, - буркнул на него Вилран. – Только хвастаешься перед отцом и тетушкой, - он был бы рад ворчать на Гипноса и дальше, только происходящее совсем не радовало. – Нам нужно найти механизм, что открывает дверь с этой стороны. Или найти другой путь. Где-то должна быть подсказка. Давай искать!
Та они и сделали. Обшарили все вокруг дверей от пола до по потолка (там, где, конечно, смогли достать – магией в том числе), но результатов поиски не принесли – ни малейшей зацепки или намека, как открыть дверь близнецы не обнаружили. Лишь Тьма вокруг шевелилась и дышала, чутко следя за всем, что происходит.
- Знаешь, брат, я тут подумал, что, может, мы неправильно ищем? – пошел на мировую Вилран, как только близнецы присели отдохнуть. Их тело уставало слишком быстро и слишком неповоротливым было,  чтобы долго выносить физические нагрузки. – Что если дверь открывается откуда-то изнутри - из глубины склепа? И... быть может... нам вызвать духов, что здесь обитают, чтобы спросить их? Ты можешь так сделать?
Духов Гипнос никогда не вызывал самостоятельно – разве что несколько раз помогал в ритуалах под присмотром учителей и отца. Но разве сейчас был выход? Надо было попробовать – не хотелось получать по шее от старщих, когда их утром найдут. В том, что найдут, Вилран не сомневался – как только спохватятся, тут же пустят по следу химер и дойдут до гробницы. А вот дальше... Дальше, скорее всего, накажут, а наказание – это стыдно, обидно и... больно (что уж врать что нет!). Задница у братьев была одна на двоих, так что если всыплют розгами провинившемуся – страдать придется обоим - по-другому никак, и друг на друга вину не свалишь.
- Пойдем уж к матери, как хотели, и призовем ее! А когда призовем, то спросим про выход, - озвучил Вилран свои идеи. Они подумывали призвать Амису Беннатор  и раньше, чтобы взглянуть на нее, но мысли эти, скорее, просто витали в воздухе, ничем не подкрепленные. Теперь же вся история с призывом обрела реальные черты и реальный шанс осуществиться – отступать все равно было некуда: или попробовать призвать Амису и выспросить про дверь, или тихо сидеть у входа, дождаться помощи и схлопотать розгами по заднице. Первое несомненно было в большем приоритете, чем второе.
И главное, не бояться того, что прячется во Тьме.[icon]http://sh.uploads.ru/bg9Dx.png[/icon]

Отредактировано Вилран (2019-07-27 18:10:52)

+1

6

Ему не хотелось действовать по плану, предложенному Вилраном только потому, что предложил его Вилран. Но собственного у Гипноса не было. Сидеть у запертых дверей минута за минутой, прислушиваясь к вою ветра и распаляя свое воображение чужими шепчущими голосами, настойчивым ощущением присутствия, от которого не укрыться и не избавиться? Так себе план.
А может, то было вовсе не воображение?
- Давай, - согласился с братом Гипнос, стараясь не показывать собственное разочарование и неуверенность. Знал, что скрыть это не удастся – Вилран чувствовал его эмоции почти так же ясно, как свои собственные. И сам Гипнос тоже чувствовал, как испуган и расстроен его близнец – и, как ни странно, то, что в эту ловушку они попались вместе, придавало сил обоим.
- По крайней мере, у нас есть факел, - он улыбнулся Вилрану в темноте, и улыбка неестественно, неприятно растянула губы. Что будет, когда факел погаснет? Братья не боялись темноты, но обычно она окружала их только тогда, когда они находились в безопасности, в собственной комнате, в теплой кровати, перешептываясь друг с другом. И даже тогда по первому зову готовы были прийти слуги или тетя – помочь, успокоить, защитить, принести еще света, если понадобится…
Гипнос закусил губу, отгоняя эту мысль. Они уже шли по короткому каменному коридору, и их неуверенные шаги отдавались гулким эхом. Длинные клочья паутины обрамляли потолок, как диковинные занавеси, в углах пушистым ковром скопилась странная белая пыль, искрящаяся в свете факела и отчего-то сильно пахнущая ладаном. Кое-где плиты, которые должны были складываться в замысловатый рисунок на полу, были полностью скрыты белой пылью, растворявшей и приглушавшей цвета.
Так не должно было быть. Почему склеп супруги Магистра Акропоса пребывал в таком запустении? Герцера рассказывала, что некоторые души, слишком сильно привязанные к миру, достаточно могущественные, чтобы в нем удержаться, не проваливаясь в небытие, могут изменять окружающую их реальность. Так в ее рассказах сильные природные духи могли заставить лес вокруг себя цвести и зеленеть. А те, что не могли обрести покой, наполняли своей тоской, злостью и страданием все вокруг себя, приводя в запустение.
Было в этом упадке что-то смущающее, настораживающее, тревожащее изнутри, на подсознательном уровне. Герцера называла это интуицией.
- Стой, подожди! – вскрикнул Гипнос, когда навязчивый зуд в затылке стал почти нестерпимым. – Что-то здесь не так…
Присутствие. Мощное, недоброжелательное, навалившееся разом, как тяжелое одеяло. Белый песок по обеим сторонам от братьев внезапно взвинтился в воздух, сильный порыв ветра пронесся по прямому коридору, разом загасив факел в руке Вилрана и сбивая близнецов с ног. В лица ударил сильный запах ладана и тлена, плащ оплел руки и ноги, мешая двигаться и встать. Но страшнее всего оказалась темнота – в первые мгновения она была кромешной.
Гипнос сидел на полу, дрожащими пальцами пытаясь убрать с глаз спутанные волосы, и в этой темноте слышал лишь судорожное дыхание брата.
Вдох. Выдох. Один удар сердца за другим. Ничего не происходило.
А затем в дальнем конце коридора они увидели странный белесый отблеск. Словно неровный лунный луч упал на полупрозрачную белую ткань, на миг высветлив очертания высокой, тонкой человеческой фигуры.
- Вил… - прошептал Гипнос, пытаясь сглотнуть, но в пересохшем горле не было ни капли слюны. – Ты видишь?
Это всего лишь игра их воображения – или нечто большее?
Некромант не должен бояться мертвых…

Гипнос зажмурился, пытаясь сотворить единственное из заклинаний для общения с духами, которое он знал. Стать проводником между двумя мирами, протянуть тоненькую ниточку от них – растерянных и перепуганных мальчишек, сидящих на покрытом пылью полу – к тому, что обитало в склепе Амисы Беннатор.
Он никогда этого не делал в одиночку. Но здесь, в гробнице, густо пропитанной некромантией, наедине с неведомым, что держало их внутри, не давая уйти – у него попросту не было возможности отступить.

Использовано

Заклинание "Проводник" - 40 маны

[nick]Гипнос[/nick][status]Скованные одной цепью[/status][icon]http://sh.uploads.ru/bg9Dx.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2019-07-30 12:23:12)

+1

7

Вилран во все глаза смотрел туда, куда указывал брат. Он не был магом, но тут это и не требовалось – призрачное существо, сотканное из белого сета или тумана, отделилось от стен, выступило из тьмы и сейчас виделось довольно отчетливо.
Что это? Вилран бы не ответил. Видение, мираж, игра света и тени... или настоящий дух?
- Я вижу... – прошептал он брату.
Призрак замер, услышав голос, и внезапно метнулся ближе - на звук. Мгновение – и он уже нависал почти над самыми близнецами. Женщина – высокая, статная и одновременно хрупкая. Края ее белых одеяний таяли, рассеиваясь во мгле. Длинные волосы свисали на плечи и грудь светлыми прядями, пустые глазницы светились холодным синим огнем. Призрак открыл рот и... закричал. Это не были слова – просто крик, дикий и невыносимый, от которого заложило уши, и побежали по спине мурашки.
Вилран зажмурился, а когда открыл глаза, никого уже рядом не было – только тьма, заполнявшая пустой зал. Он нащупал рукой потухший факел, что выронил со страху на пол.
- Что это было? Гипнос? – голос Вилрана уже не звучал так уверенно, как минутой ранее. И смеяться над братом тоже не тянуло. – По-моему, призрак нам не рад. Давай никуда не пойдем? Вернемся к дверям и подождем, пока придут слуги? Химера приведет их к нам... – он опасливо осматривался по сторонам. – И надо зажечь...  На!
Вилран сунул потухший факел брату под нос, зная, что уж с этим Гипнос точно справится – зажигать свечки его учили давным-давно, и Вилрану приходилось при этом присутствовать, ведь близнецы были неразлучны. И мало того, просто присутствовать – он даже знал, что нужно делать, и пробовал сам, вот только так и не получилось у него ничего ни разу за все эти попытки.
Гипнос ответил не сразу. В темноте, к которой постепенно привыкли их глаза, его лицо казалось белесым овалом с плотно зажмуренными глазами. Только когда Вилран настойчиво ткнул его погасшим факелом и прикрикнул на него, Гипнос сомкнул пальцы на деревянной рукояти. Попробовал вызвать огонь, сжимая факел в подрагивающей руке.
Прошла, наверное, минута, а может, и две, прежде чем промасленная ткань неуверенно воспламенилась. Свет вышел неровным, тусклым и, казалось, еще сильнее стянул тени, лежавшие по сторонам, к близнецам.
- Это... была она, - прошептал Гипнос, не отводя взгляда от огня. - Она же? Наша... мать?
- Не знаю... – неуверенно ответил Вилран. Ответил погромче – от звука собственного голоса в темноте становилось как-то спокойнее. – Она не очень похожа на ту, что на портретах. И зачем ей так нас пугать? Уши заложило. Зачем так было орать?
- Наверное мертвые... мало похожи на тех, кем были когда-то, - Гипнос вспомнил портрет, который они разглядывали с Вилраном. Высокая, стройная женщина, белокожая и светловолосая, очень красивая и слегка надменная - она точно не была похожа на то жуткое видение, что встретило их здесь. - Может, она хотела нам что-то сообщить? А мы просто не поняли?..
Он понемногу овладевал собой, и устыдился собственного страха. Хотя страшно ему было до сих пор.
- Таким образом? Я не знаю, - сдался Вилран. Паника все еще не отступила, рука с факелом дрожала, и желание идти дальше пропало полностью. Но и показаться трусом в глазах брата тоже не хотелось, а Гипнос сейчас выглядел явно смелее, чем он сам. – Хочешь пойти дальше? До самого саркофага? А вдруг она нас убьет?
Когда шли в гробницу, эта мысль Вилрану в голову не приходила – мать он считал матерью. И ведь любая мать должна была любить своих детей и не причинила бы им вреда, даже если от нее остался только призрачный дух. Ему так казалось, но сейчас он уже не был в этом уверен совсем.
[icon]http://sh.uploads.ru/bg9Dx.png[/icon]

Отредактировано Вилран (2019-08-04 12:12:06)

+1

8

- Я... да. Я хочу пойти, - Гипнос сам не узнал собственный голос. - Мы видели ее всего лишь мельком. Неужели тебе не хочется посмотреть вблизи? А может... и поговорить с ней.
Гипнос не знал, любила ли их Амиса Беннатор, но крепко в этом сомневался. Не то чтобы он разбирался в так называемых "взрослых" отношениях, но ему хватало понимания, что Дедалус Беннатор не особенно любил жену. А значит, скорее всего, и она его тоже. А вот любила ли она детей?
Она видела их с Вилраном лишь перед самой смертью, и вряд ли они понравились ей, когда родились - но ждала ли она их? Думала ли, как назовет? Поглаживала ли себя по чреву, когда они находились внутри? Гипнос видел, как ведет себя их служанка Керис, будучи беременной - женщина подолгу замирала, становилась медлительнее, нерасторопнее, но странным образом улыбчивее и добрее.
Правда, и взгляд Керис угасал, когда она смотрела на близнецов. Думала ли она в этот момент, что и ее ребенок может родиться таким? Герцера говорила, что в скором времени подыщет для них новую служанку, и Гипнос надеялся, что следующая не окажется беременной.
Он взглянул на Вилрана - непривычно бледного и молчаливого. В последний раз он видел брата таким только после разговора с менестрелем-Варлоком, но даже тогда близнец выглядел не испуганным, а, скорее, рассерженным и подавленным.
- Не бойся, - Гипнос ободряюще склонил голову, чтобы коснуться виском его лба. - Мы же вместе. Если не сделаем сейчас...
Они оба знали, что будут потом корить себя за трусость, поскольку второй раз в склеп Амисы уже не сунутся. Вечно будут вспоминать пережитый страх, и больше не осмелятся прийти.
Как ни странно, эта простенькая мысль помогла. Близнецы зашагали вперед, освещая себе дорогу факелом. Белая пыль едва слышно хрустела под ногами, дыхание вырывалось изо рта клубами пара, словно вокруг был не неподвижный воздух склепа, а морозный двор.
По обеим сторонам коридора, в узких нишах в стене хранились черепа. Поначалу Гипнос принял их за украшения ради украшений - и лишь присмотревшись, понял, что это не так. Каждый череп был заклят: чары, привязанные к ним, были охранными. Охраняли ли они склеп от воров?
Или - здесь его вновь пробрало холодом, - охраняли живых от той, что спала в склепе? Служили заклятьем, удерживающим дух внутри?
- Но призраки не умеют убивать живых, - это мальчишка произнес вслух, но уже не так уверенно - впереди показался широкий каменный альков, в котором стоял один-единственный богато украшенный резьбой саркофаг. По рассказам учителей и Герцеры, какие-то призраки все же могли навредить. Но какие, и как их отличить - Гипнос не помнил. - Так что она ничего не сможет нам сделать...
- Ты в этом так уверен?
Голос раздался словно бы из ниоткуда и отовсюду разом. Заставил близнецов подпрыгнуть на месте, озираясь по сторонам и лихорадочно пытаясь осветить факелом все пространство вокруг себя.
Она появилась на крышке саркофага - изящная женская фигура, сидевшая поверх резного узора. Она оставалась неподвижной, повернув голову в сторону от них, и близнецы могли разглядеть изящный тонкий профиль, длинные, распущенные светлые волосы, мерцание белых одежд, тонкие пальцы, сжимавшие призрачную белую розу.
Амиса Беннатор повернула голову - и на братьев в упор уставились огромные глаза, мерцавшие синим пламенем. Уголки бледных губ приподнялись в улыбке - скорее, хищной и насмешливой, чем приветливой.
- Ну здравствуйте... дети мои.
[nick]Гипнос[/nick][status]Скованные одной цепью[/status][icon]http://sh.uploads.ru/bg9Dx.png[/icon]

+1

9

- Ты кто? – Вилран направил на фигуру свет факела. Рука дрожала. Ему не верилось, что это сама Амиса решила поговорить с ними с того света, но и не доверять своим глазам тоже оснований не было. В склепе явно присутствовало нечто потустороннее, и это пугало. Или, быть может, тетушка Герцера и отец ошиблись, и он тоже маг, как и Гипнос? Как иначе объяснить то, что он, Вилран, видит невидимое для обычных смертных?
Она рассмеялась - смех ее прозвенел по склепу множеством зловещих стеклянных колокольчиков, отражаясь эхом от каменных стен. Льдистый огонь синих глаз стал ярче и холоднее.
- Не узнаешь собственную матушку, Вилран? Разве вы не сами пришли сюда, чтобы увидеть меня?
- Так это правда ты? Наша мама? – его тянуло попятиться назад, но призрак разговаривал с ним, и вдруг он не врал? – На портрете ты не такая. Там ты...
... ярче, живее, более настоящая и красивая.
Вилран замялся, подбирая нужное слово, чтобы не обидеть дух собственной матери.
- Там ты другая, - выкрутился он. – Мы хотели тебя увидеть.
А что еще? Он не задумывался ранее, что еще они с братом хотели от женщины, которую никогда не видели и не знали.
Призрак склонил голову набок - по-птичьи, неудобным для человека движением. Тонкая линия губ слегка разжалась.
- Другая... - эхом откликнулся Гипнос, с трудом обретя дар речи.
- Красивее? - подсказала Амиса, чуть подавшись вперед. Отчего-то от этого ее движения близнецов пробрало холодом, словно от зимнего ветра.
- Страшнее, - выдавил он, и лицо призрака неуловимо изменилось, утратив сверхъестественную привлекательность. - И холоднее.
- И могущественнее, - ледяным тоном процедила она, вновь тронув пальцем лепесток белой розы, которую рассеянно сжимала в руке. От этого прикосновения цветок покрылся инеем, почернел и осыпался на пол дождем призрачных лепестков. - Я могу сделать то же самое и с вами двумя...
- Зачем? – Вилран даже не знал, удивился он больше или испугался, но его голос снова дрогнул. – Ты ж наша мама. Ты должна нас любить, а мы тебя! Если бы ты сейчас была вместо Герцеры, нашей тети, то ты бы заботилась о нас, укладывала спать, читала сказки, купала и ходила на прогулки. А еще, наверное, учила бы и играла... Ой, погоди, - он сунул руку в карман и достал печенье. Пшеничный кусочек успел разломиться пополам, видимо, когда близнецы упали в коридоре, но все равно был еще вполне целым и даже в глазури, и Вилран осторожно положил обе половинки перед собой на крышку саркофага. – Сегодня утром пекли – оно совсем свежее. Или ты совсем не ешь? 
Она умолкла, озадаченно разглядывая раскрошившийся кусочек, словно никогда в жизни не видела ничего подобного. Осторожно взяла его двумя пальцами, поднесла ко рту и проглотила подношение в единый миг.
- Пепел... - хрипло процедила она, и синие глаза, угасшие было, снова вспыхнули пламенем, - ...и тлен. И ничего более. Зачем ты принес это мне?
- Потому что ты - наша мать! - резко сказал Гипнос. Обида за брата сделала его храбрее. - Почему ты так с нами? Ты... ненавидишь нас?
Амиса Беннатор внезапно встала во весь рост - и показалась еще выше. Ее светящаяся белым фигура заполнила всю нишу, в которой стоял саркофаг, от пола до потолка, синее свечение глаз стало нестерпимо ярким.
- Ненавижу? - переспросила она звенящим голосом, и в склепе стало душно от ее гнева. - Ненавижу?! Меня увезли из дворцов Крена в этот город трупов, чтобы выдать за отвратительного старика! Кто спрашивал тогда, буду ли я любить его самого или его порождений? Кто интересовался тем, чего хочу я?! Я стала женой живого мертвеца, чтобы день за днем жить в башне, не выходя на улицу... чтобы ловить на себе взгляды его проклятой сестрицы и вынашивать его детей - а затем истечь кровью, производя их на свет! Ты хочешь сказок, Вилран? Вот тебе сказка, другой не будет, как не было ее и для меня!
Вилран притих, на самом деле испугавшись, но слова призрака остались для него понятны не до конца.
- Про какого она старика – живого мертвеца? – спросил он шепотом, склонив голову к брату. 
- Про отца... - прошептал Гипнос, ошарашенный неожиданным всплеском злобы прекрасного призрака собственной матери.
- Да-да, - Амиса метнулась от одной стены к другой, быстро, как вспышка. - Ваш отец... любит он вас? Заботится? Говорит вам что-то хорошее? Сомневаюсь. Он не способен на это, как не способен любой другой некромант - так почему вы ждете этого от меня?
Она остановилась, внезапно, будто налетела на стену, и повернула голову через плечо. Так, словно ее посетила неожиданная мысль.
- А впрочем, - выдохнула она задумчиво, и голос ее стал сладок и нежен, - мы с вами еще можем подружиться, дети...
- Тетя Герцера говорила, что ты была доброй и красивой, - обиженно засопел Вилран. – А отец вовсе не мертвец, и он заботится о нас... И вообще, что с тобой дружить, если ты такая злая?
[icon]http://sh.uploads.ru/bg9Dx.png[/icon]

Отредактировано Вилран (2019-08-11 19:36:51)

+1

10

- Я была. И доброй, и красивой, - проговорила Амиса все тем же нежным голосом и опустилась обратно на крышку саркофага, печально склонив голову. Длинные светлые волосы пологом упали на ее лицо, и она смотрела на братьев из-под этой завесы. - Здесь, в Акропосе, для меня не было ни любви, ни тепла. Дождались, пока я умру, и оставили меня в этом склепе... я не могу ни выйти отсюда, ни поговорить с кем-то из живых. Даже с вами...
Гипнос молчал, напуганный и встревоженный такой странной переменой в ее настроении. Амиса поглядела на него и перевела взгляд на Вилрана.
- Вил... сын мой, - прошептала она, и в глазах застыла мольба, - если бы тебя на девять лет оставили в одиночестве в склепе, не позволяя выйти... разве ты не был бы зол на тех, кто сделал это?
Вилран задумался. Ему никогда еще не приходила в голову мысль, что он серьезно может умереть – они ведь с братом еще не старики, а от болезней их спасет отец и его слуги – всегда найдут нужное лекарство.
- Я был бы зол, - честно ответил он. – А почему тебе нельзя выйти? 
- Вы видели черепа в нишах? - спросила Амиса, и голос ее дрогнул от новой, непонятной нотки, промелькнувшей в нем. - Они закляты вашим отцом. Они удерживают меня здесь, не выпуская наружу...
- Но почему? - хрипло спросил Гипнос. - Почему ты остаешься здесь сама и не можешь просто уснуть? Мертвые делают так. Я знаю. Нам рассказывали...
- А ты веришь всему, что вам рассказывали? - холодно отозвался призрак и вновь повернул лицо к Вилрану. - Разбейте их, и мне станет гораздо легче... Пожалуйста!
Ее бледное лицо в этот момент казалось озаренным удивительным внутренним сиянием.
Вилран искоса глянул на Гипноса и попросил:
- Можно, мы посоветуемся? – просьба матери поставила его в тупик. Если они что-то здесь нарушат, то отец непременно накажет. С другой стороны, было бы хорошо, если бы мать смогла приходить к ним в комнату хотя бы по вечерам! – А ты нам поможешь еще дверь открыть? Она захлопнулась, и мы не можем найти рычаг, чтобы открыть ее обратно, - вспомнил он об еще одном важном вопросе, который хотели выяснить с братом, когда шли к саркофагу.
- Конечно, - голос Амисы прозвенел чистым хрусталем, и она осталась сидеть, мирно сложив прозрачные руки на коленях.
И все же ее взгляд, неотрывно преследовавший братьев не давал покоя, даже когда они отошли в сторону, поговорить.
- Вил... - прошептал Гипнос, стараясь говорить как можно тише, - она странная. И пугает меня...
- Меня тоже, - Вилран поежился. – Отец заругает, если  мы тут что-то разобьем. Может, просто сбежим? Вдруг это и не наша мать вовсе? Она совсем не такая, как я думал..., - он обернулся в сторону Амисы, столкнулся с ней взглядом и отвернулся обратно к Гипносу. – Но и то, чтобы она к нам приходила, мне тоже хочется...
- Я не знаю, - выдохнул Гипнос. - Мне кажется, она вовсе не желает нам ничего хорошего. И эти черепа... Помнишь, что Герцера говорила про вещи, которые сдерживают призраков? Их ставят только от злых. Амиса - злая?
- Герцера говорила, что добрая, - стоял на своем Вилран, хоть Амисы и сам боялся до дрожи. – Разве тебе не хочется, чтобы у нас была мать?
Гипнос замолк. Конечно, ему хотелось - и хотелось так сильно, что он не решался себе в этом признаться. Амиса одновременно и пугала его, и казалась невероятно несчастной - увезенная в чужой город, умершая во цвете лет, забытая в холодном каменном склепе.
Но он не думал, что отец просто так расставил бы здесь защитные заклятья от призраков. Что-то здесь было не так.
- А что если, освободившись, она убьет нас?
- А ты можешь наколдовать какой-нибудь оберег? – вопросом на вопрос ответил Вилран. – Кто у нас тут вообще некромант?
В кои-то веки ему не хотелось принимать решение самому, ведь если оно окажется неправильным, то пусть уж влетит Гипносу... Хотя... Задница-то все равно у близнецов была общей, а простым чтением моралей при провале, думалось, отец не ограничится.
- Мне ее жалко, - сознался Вилран. – Сидеть тут столько лет – тоже неправильно. Почему она не умерла до конца? Не ушла насовсем, как все остальные умершие? Может, она все же хотела быть с нами? 
- Хотела, - эхом отозвалась Амиса, не скрывавшая, что слушала их разговор без труда. Она по-прежнему сидела на саркофаге и, не отрываясь, разглядывала сыновей. - Освободите меня! Я буду рассказывать вам о тайнах тех, кто окружает вас. Я буду только рядом с вами, и видеть меня сможете только вы. Вечно рядом... навсегда...
В ее глазах читалась мука и печаль, которой они не могли противостоять. Да и разве кто-то мог - если бы был ребенком, который никогда не видел мать и хотел бы, чтобы она была с ним?
Гипнос и Вилран переглянулись, и в глазах друг друга прочли одинаковое решение.
- Да... - прошелестела Амиса, тоже заметив, как изменились лица ее детей. - Просто разбейте их, один за другим. В мелкую костяную пыль...
[nick]Гипнос[/nick][status]Скованные одной цепью[/status][icon]http://sh.uploads.ru/bg9Dx.png[/icon]

+1

11

- Ну и разобьем, - Вилран взял в руки первый череп из ниши напротив саркофага. Вроде бы ничего не примечательный. Но когда он с силой бросил его на пол, послышался тихой приглушенный стон.
По спине побежали мурашки, но близнецы взяли в руки еще по черепу и так же обрушили их на каменные плиты, глядя, как рассыпается в прах хрупкая старая кость. Прозвучавший стон стал громче, и теперь он уже больше напоминал вой – низкий и многоголосый.
- Так должно быть? – Вилран испуганно покосился на брата. – Ты что-нибудь видишь?
- Я не... - начал было Гипнос и испуганно замолк.
Потому что именно сейчас - увидел. И знал, что увидел и Вилран тоже.
Кости разбитых черепов рассыпались в мелкую белесую пыль - точно такую же, как та, что уже устилала пол склепа у дверей. Кто-то прежде уже пытался разбить защиту, сдерживающую Амису Беннатор, позволить ей выйти наружу - и потерпел неудачу. Быть может, это была сама Амиса?
Кем становятся души некромантов, не нашедшие покоя в своем одиночестве и своей тоске?
- Стой! - охнул Гипнос, остановив брата, потянувшегося к новому черепу.
Амиса становилась крупнее и сильнее, синее пламя в мертвых глазах ослепляло. Оставшиеся целые черепа в нишах дрожали и подскакивали, словно от землетрясения - пол склепа содрогался. Не удержавшись, близнецы повалились на спину, а призрак, черты которого уже почти что не напоминали прекрасную женщину, рванулся к ним - и налетел на незримую стену.
Тонкую и хрупкую, как волосок. Удерживаемую лишь остатками охранных чар.
Близнецы зажмурились, чтобы не видеть, как исказилось прекрасное лицо духа, нависшее над ними.
- Разве я могу любить то, что меня убило? – прошипела Амиса.
- Разве ты вообще умеешь любить? – низкий мужской голос раздался совсем рядом.
Вилран приоткрыл один глаз, успев заметить, как призрак ринулся на темный человеческий силуэт, стоявший в проходе между колоннами. Как вспыхнул синими искрами воздух вокруг Амисы, так и не добравшейся до своей цели, заставляя ее метаться по кругу, не в силах вырваться.
- Я убью тебя! – рычал призрак, царапая когтями невидимую преграду.
- Сначала доберись, - ответил Дедалус Беннатор, продолжая творить заклинание.
Голос Амисы перешел в визг, от которого заложило уши, и близнецы снова зажмурились, втянув головы в плечи. Когда же визг стих, и они открыли глаза, то в центре зала оседало лишь облако белой пыли – и никаких призраков поблизости.
Отец стоял за их спинами, и выглядел именно таким, как говорила о нем Амиса: суровым безжизненным стариком, опиравшимся на тяжелый резной посох. Плечи Магистра Акропоса устало поникли, жесткие усы топорщились, но глаза горели холодным стальным блеском.
Близнецы молчали, оторопело глядя на него. Позади Магистра скалились две химеры, у входа виднелось бледное, напряженное лицо Герцеры.
Белая пыль опускалась на плечи отца, укрывая их, как снегом, опускалась на волосы и ресницы Гипноса и Вилрана - в полной, звенящей тишине, давящей на уши хуже громкого крика.
- Отец... - с трудом проговорил Гипнос непослушными, бледными губами.
Дедалус повернулся к сыновьям, и его взгляд был тяжелым и острым, как у старой, хищной птицы.
- Мальчики! - Герцера промчалась мимо него, опустилась на колени возле близнецов, схватила их за плечи, заставляя посмотреть на себя, встряхивая, растирая закоченевшие руки. Ее знакомый запах - жасмин, кардамон, мирра и белая роза - казался странно неуместным в пустом и холодном склепе, постаревшее лицо выглядело усталым и безжизненным по сравнению с прекрасным и холодным ликом призрачной Амисы.
Та, кто по-настоящему любила их больше всего...
Гипнос уткнулся ей в плечо, прячась под ее защитой и от пережитого страха, и от гнева отца.
- Идите домой – там разберемся, - Дедалус Беннатор, глядя на сестру и собственных сыновей, лишь поджал губы, развернулся и медленно вышел из зала, так ничего больше и не добавив.
- Как вы узнали? – осторожно спросил Вилран, с опаской поглядывая в сторону ушедшего отца. – Нам теперь попадет? Да?
- Химера, что сторожила вашу комнату, металась по коридору и выла. Ей запрещено было покидать свой пост, вот она и не знала, что делать, - ответила Герцера, помогая близнецам подняться. – Все. Уйдем отсюда поскорее.
Она сделала вид, что второго вопроса Вилрана и не было.
Гипнос молчал, уцепившись за руку тетки, и смутно понимая, что главная проблема - не в наказании, а в чем-то ином. Они покидали склеп Амисы поспешно, будто спасались бегством. Некоторые вещи не просто так запрещены. И, быть может, неспособность отца раз и навсегда упокоить дух Амисы Беннатор - тоже не просто так?
Уже когда они ступили на порог, ушей вновь коснулся тихий призрачный шепот - еле слышимый им одним, и никому больше:
- Когда придет время, Вилран, мой мальчик - решайся. Ты способен на большее, чем оставаться в тени своего брата. Ты тоже... можешь... быть избранным...
[icon]http://sh.uploads.ru/bg9Dx.png[/icon]

Отредактировано Вилран (2019-08-11 19:37:09)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [05.10.1072] Взывая к сердцу мертвеца