Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [20.07.1082] Атропоский трикстер


[20.07.1082] Атропоский трикстер

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

- Локация
Альянс, г. Атропос и его окрестности
- Действующие лица
Вилран (лже-Стефанн Беннатор), ГМ (Шериан)
- Описание
предшествующий эпизод[17.07.1082] Мгла, что приходит после
Магия Ключа из Силентеса исказила все заклинания, активированные в пределах города. Нестабильный портал, которым маги Культа убегали вместе с братьями-Беннаторами, хаотично разбросал всех путешественников. Пока Гипнос Беннатор вместе с некоторыми выжившими культистами оббивал пороги нового штаба Культа, Вилран - месил грязь в лесах и болотах окрестностей Атропоса в поисках живых и возможности исполнить обещание, данное брату.

+2

2

Как так могло произойти, Вилран не понимал: только что он они были вместе с Гипносом, только что вошли с армией химер в кишащий монстрами Акропос, только что он сражался, отбивая атаки нежити и некромантов Альянса, как вдруг все изменилось – исчезло в яркой вспышке, ушло в безвременье, а когда магия рассеялась, то не было вокруг ни Акропоса, ни нападавших, ни брата, ни даже огромного дракона в небесах. Не было ничего из того, что Вилран ожидал увидеть – он стоял на небольшой поляне, окруженной темной ордой деревьев, тянущейся куда-то вдаль без просвета и края.
- Гипнос? – произнес он нерешительно, с тревогой озираясь по сторонам и машинально убирая рукой с лица выбившиеся светлые пряди.
Никто не ответил. Ветер равнодушно скрипел ветвями деревьев, кровь убитых врагов с обнаженного клинка, что Вилран по-прежнему сжимал в руке, беззвучно капала в траву под ногами. Все вокруг было незнакомым и чуждым.
Воскрешенный моргнул раз, второй, но наваждение не исчезло. Он еще немного покрутился на месте и двинулся вперед, выбирая направление наугад, сам не зная, куда может выйти. Однажды Вилран уже путешествовал один в лесу - в Лунных Землях, но тогда он чувствовал где-то поблизости брата и шел по его следу, - точно и прямо, доверяя своему внутреннему зову. Сейчас же ориентира не было никакого: Воскрешенный непостижимым образом знал, что брат жив, – невидимая связь между ними держалась до сих пор, - но, очевидно, тот находился слишком далеко или скрывался под магическими чарами – определить, где Гипнос сейчас находится, и куда идти, чтобы до него добраться, у Вилрана не получалось, как бы он ни старался.
Что ж, ему оставалось просто двигаться наугад, куда получится, ведь другого варианта на ум все равно не пришло. По мнению Вилрана, когда-нибудь он должен был куда-то добраться – ведь все дороги куда-нибудь приводили (так говорилось во всех сказаниях и легендах, что он читал), вот только здесь не было дорог, а лес заканчиваться никак не хотел.
Сумерки сменились непроглядной тьмой, под ногами хлюпало, и Воскрешенному пришлось остановиться, чтобы дождаться утра и не утопиться в болоте ночью по собственной глупости. Он забрался на склонившееся к земле, скрюченное дерево с толстыми ветками и принялся ждать. Не спать Вилран мог долго – это не было для него бедой, беда таилась в другом – его начинал мучить голод. Он давно подобного не испытывал так остро, но вспышка, перекинувшая из Акропоса в лес, вытянула все силы, и чем дальше тянулось время, тем больше Воскрешенный ощущал, что слабеет. От голода начинало жечь все внутри, а в мыслях разливалась поглощающая рассудок пустота.
Вилран закрыл глаза и прислонился спиной к шершавому, поросшему мхом стволу, мелко дрожа от холода, что преследовал его с самого воскрешения, – он давно к нему привык и почти не замечал, - и в который раз мысленно попытался отыскать брата. Но успехов не достиг – Гипнос его не слышал, а если и слышал, то молчал. Вилран сжал рукой висящий на груди несгруд с душой своего врага. Уничтожить его сейчас или позже? Он помнил наказ брата – если останется один, то избавиться от артефакта и стать Стефанном для всех и уже навсегда. Но Вилран не мог решить для себя настал этот момент или нет – слишком мало опыта у него было в этой жизни для подобных решений.

Дальше он двинулся с рассветом, но успеха не достиг – лес не заканчивался, изредка перемежаясь мелкими болотцами, от которых Вилран предусмотрительно уходил в сторону, боясь забрести в трясину. Возможно, он вообще бродил по кругу, – Воскрешенный совсем запутался, - но так прошел еще один день, и еще. Вилран совсем потерял рассудок от голода, - то ли ему так везло, то ли зверье чувствовало в нем хищника, но ни одна тварь на пути не попалась, кроме нескольких мышей, юрко умчавшихся прочь, да птиц, кричащих где-то в недосягаемой высоте. Воскрешенный с тоской вспоминал об ульвийском луке, но тот остался в Акропосе, так же как и оживленный магией конь и все пожитки, что были у Беннаторов с собой.
Поменялось все на утро третьего дня. Вилрану, измученному выгрызающим внутренности голодом, холодом, усилившимся настолько, что пронизывал до костей, и бесконечной дорогой сначала не поверилось, что где-то послышался собачий лай. Но нет – лай повторился, деревья стали реже, и вскоре впереди забрезжил тусклый свет – лес отступал, выводя на окраину небольшой деревни. Вилран, как мог, ускорил шаг, доставая из ножен меч. От осознания того, что рядом есть живое существо у него аж слюни потекли – собака казалась просто райским наслаждением, и Воскрешенный шевельнул ноздрями, вдыхая воздух, словно мог унюхать далекой запах ее сладкой крови.
Но до собаки он не дошел – остановился у плетня крайнего покосившегося домишки, пригнувшись к траве, едва скрипнула открываемая дверь. Женщина, что вышла во двор, была немолода – направилась было к сараю, но Вилран уже не мог ждать, - он даже не думал, что его могут заметить, - стремительно бросился вперед, перепрыгнув через плетень и ударом кулака мгновенно оглушив свою жертву. Женщина обмякла, Вилран поспешно достал из-за пояса нож и опустился на колени рядом. Руки дрожали, перед глазами скакали яркие пятна, пока он разрезал и срывал с жертвы одежду, чтобы добраться до ее тела и вскрыть живот. Руками он вырывал внутренности и заталкивал себе в рот, жадно и торопливо жуя и глотая, слизывал с пальцев кровь, вырезал ножом куски теплого сладкого мяса с бедер, груди и живота, склонившись, рвал тело зубами. Ему было неописуемо вкусно – Вилран погрузился в полностью поглотившую его эйфорию, пока не насытился, и голод не начал отступать.
Сознание потихоньку прояснялось, от холода уже не трясло.
И все же потрясающая кровавая трапеза не помешала Воскрешенному услышать, как дверь дома снова скрипнула. Он мгновенно обернулся, встретившись взглядом с остолбеневшим на пороге дома старым дедком. Еще мгновение - и уже вскочил на ноги, подхватив с земли меч и в два прыжка оказавшись рядом с дедом. Тот даже пикнуть не успел, как клинок снес ему голову, - завалился навзничь, истекая кровью.
Вилран же вернулся к растерзанному телу, высматривая, что там можно еще доесть.
Никто не должен был ему помешать.
Никто.

Ушел он, лишь когда полностью насытился. Вытер рукавом рот, перепрыгнул через плетень и направился через поля к виднеющейся впереди дороге, ведь дороги всегда должны были куда-то приводить.

Отредактировано Вилран (2019-07-10 21:24:35)

+2

3

Вести об Акропосе ещё не дошли до города-близнеца. Под тёмным небом не кружило вороньё, испуганные звери ушли, отдаляясь от источника заразы и смерти. Все живые или давно сбежали из города или присоединились к маршу восставших мертвецов, что по указке мага-призывателя, шли в сторону Фолента, собираясь в группы, ровными шеренгами, одна за другой. Они не походили на привычных тёмным магам поднятых мертвецов – обучить их управлять оружием и с яростью бросаться в бой – было искусством и высшим мастерством некромантии, но эти мертвецы будто бы были рождены со сталью в руках. Былой опыт прошёл с ними через жизнь и остался в смерти, въевшись в подобие памяти.
Акропос ждал вестей. В городе, взятом измором Культом Безымянного, оставались лишь больные и раненные. Остальные люди или погибли и восстали нежитью, чтобы сослужить культистам, или присоединились к ним добровольно-принудительно под страхом смерти. Единицы мужей, способных держать оружие в руках, остались в городе и встретили армию Альянса. Они их не интересовали. Кусок мяса, гнилого и беспомощного. Их оставили в покое, считай – бросили подыхать, потому что они не нужны ни Альянсу, ни Культу без своего сбежавшего магистра и его распрекрасных наследников.
- Бездна дери этих Беннаторов! – выругался Ирдек, подгоняя кобылу здоровой рукой. Он был главой стражников Акропоса, и держал оборону города, сколько смог, пока не узнал, что среди них были крысы и все потуги продержаться до появления армии Альянса, коту под хвост и жабе под рёбра.
Те, кто ещё мог руководить городом, брали всё в свои руки. Ирдек возложил на себя обязанности наместника города, пусть и негласно, да и кто бы с ним спорил – больные, нищие, калеки или те, кто до сих пор после странного дымного яда не мог зад оторвать от кустов? Ирдек тоже пострадал в сражении. Каменная плита раздробила ему кость в левой руке. Лекарь сделал всё, что смог, но не обещал, что мужчина когда-либо сможет управляться этой рукой. Повезло, что не лишился руки вообще.
Желая узнать, что же произошло и чего ждать, Ирдек взял с собой в дорогу несколько более-менее крепких ребят и вместе с ними отправился в путь. Они не встретили на пути ни нежити, ни бегущих с поля сражения воинов с обеих сторон – ведь жить хотелось всем и дезертирство, у некромантов в том числе, в порядке вещей – эти как крысы, всегда ищут, где выгодно и злачно, а что злачного в том, чтобы свои руками месить кровь? На второй день сомнения начали гложить мужчин, не зря ли они отправились в путь. Проверив дорогу и, не найдя следов ни войск, ни чего-то живого, группа собиралась повернуть назад и вернуться в город, как заметили на дороге живого и приняли его за дезертира.
- А вот и первые герои! – подтрунивал Ирдек, останавливая лошадь.
Товарищи кисло улыбнулись. В незнакомце, чьей формы за кровью не смогли рассмотреть, они видели источник информации. Честно сказать, появление парня даже приободрило их, а то в головы мужчин уже закрадывалась мысль, что что-то дурное приключилось в Акропосе.
- Да это никак Беннатор?
- Чего? Этот сопляк?
- Ну да.
- Ты магистра давно видал? Ему за четвёртый десяток, дурень.
- Да не магистр! Сын его! Как его… Стефанн!

Ирдек не верил, что сбежавший-пропавший-похищенный сын и наследник Магистра Атропоса встретился им на пути к родному городу. К городу, который взяли измором. К городу, который его семейство бросило на растерзание двум волкам. Сначала Культу Безымянного с его фанатиками и боевыми магами, теперь – Альянсу. Предательство Магистра Атропоса отражалось на всех жителях города, а Ирдек дорого ценил свою шкуру после всех передряг, чтобы распрощаться с ней.
Группа из трёх всадников медленно приблизилась к парню, рассматривая его, будто ждали какой-то реакции, что парень заметит их, отдаст приказ доставить его в город, отдать ему свою лошадь или немедленно объясниться, что они здесь делают и как допустили, что его семейство взяли в плен культисты.
- Милорд?.. – Ирдек окликнул его. В голосе стражника крутились разные мысли. Он видел измазанного в крови сына Магистра и теперь не сомневался, что перед ним действительно Стефанн Беннатор. - Где ваша сестра, где ваш мать его отец?

[nick]Ирдек[/nick][status]Глава стражи Атропоса[/status][icon]https://i.imgur.com/SyqzMPP.png[/icon]

+2

4

По дороге Вилран шел до полудня. Ничего особенного за это время не произошло – ему даже никто не встретился: пару раз он замечал вдали человека, но прохожие замечали и его, - с оружием и в крови, - и сворачивали в сторону от греха подальше, предпочитая не приближаться и, тем более, не пересекаться.
После полудня впереди на дороге показался отряд всадников – эти не свернули, а, наоборот, быстро устремились навстречу. А приблизившись, спешились и окликнули:
- Милорд?
Вилран остановился. Обращались люди явно к нему, но он их не знал и даже ни разу не видел. Агрессии всадники не проявляли, хоть и были вооружены, и Воскрешенный тоже браться за меч не стал - настороженно рассматривал встреченных людей, не более. Он уже был не голоден, вполне себя контролировал и отлично помнил наказы брата.
Уничтожить несгруд.
Представиться Стефанном.

- Где ваша сестра, где ваш, мать его, отец? – продолжали сыпаться вопросы.
- Сестра? У меня нет сестры, - Вилран нахмурился. У него всегда был только брат, и вряд ли кто-то мог назвать сестрой Гипноса – это казалось Воскрешенному большой глупостью. Что же до отца, то про него он тоже ничего не знал: возможно тот остался в Акропосе или успел из него уйти – близнецы так и не успели его увидеть, кода вернулись с химерьей армией, так что ответить сейчас на вопросы чужаков Вилран никак не мог. – Отца не видел, - добавил он и замолчал, ожидая продолжения разговора.
Ах, да! Наказ Гипноса!
Вилран снял с шеи висящий на цепочке несгруд и с силой бросил его, целясь в  придорожный камень. Артефакт треснул и разлетелся осколками, навсегда выпуская из своих лап душу Стефанна Беннатора. Вилран не сдержал улыбку – пусть кузен и не был его врагом, он ему мешал своим присутствием, напоминанием, угрозой, что тело можно отобрать – Воскрешенный не хотел возвращаться за Грань, в ту изматывающую Тьму, куда его закинуло по собственной глупости в далеком детстве.
Чужаки отшатнулись, но не испугались, скорее удивились его действиям, ничего не понимая. Пояснять Вилран и не собирался: сделал и сделал – не их забота, что именно и зачем.
Что ж, он выполнил первый наказ. Оставался второй.
- Я – Стефанн Беннатор, - представился Вилран отступившим от него мужчинам. Слова все еще давались ему с трудом, но он старательно выговорил все, что требовалось. – Мне нужно вернуться в Акропос.
К брату.
Последнее он вслух не произнес, но цель у Вилрана была одна – вернуться к Гипносу как можно скорее. Его тянула туда невидимая, связавшая их навеки нить, и противиться ей Воскрешенный был не в силах. Оставшись в одиночестве, он чувствовал себя слишком потерянным, чтобы думать о чем-то ином и рассуждать здраво – слишком плохо он знал мир вокруг. Вилран даже не понимал того, что выглядит сейчас очень странным в глазах людей, его остановивших, - его не смущала ни кровь, в которой перемазался с ног до головы, ни то, что на него запросто могут напасть, ни даже подозрительные слова про сестру, которой он не знал. Ничего. Он воспринимал происходящее, как само собой разумеющееся, хоть и малоприятное из-за потери брата событие.
Но все же уточнил:
- Кто вы?

+2

5

Нет сестры? Что это значило? В голову стражников даже не заглянула мысль, что что-то с этим Стефанном Беннатором не так. Они быстро нашли для себя логичное объяснение. Наверняка Ровенна или мертва, а потому Стефанн так отозвался о ней, или же, что вероятнее, - она сбежала из города вместе с магистром, о чём судачили далеко не первый день, а потому Стефанн решил вернуться в город, отказаться от родственных связей с трусами и предателями, чтобы в глазах магистра Альянса выглядеть чистеньким и верным. Вдруг повезёт сесть в кресло магистра Атропоса и занять бесперспективное место? Для наследника без магии – это хороший шанс выбиться хоть куда-то, если не найдутся другие претенденты на место Магистра, а желающих даже в период разрухи хватит.
Не успел Ирдек расспросить, что произошло, как Стефанн Беннатор сделал вторую странную вещь – снял с шеи амулет и… разбил его о камень. Стражники удивлённо заморгали, наблюдая за происходящим и ничего не понимая.
- Умом тронулся, - высказал предположение стражник Робб. Сказал он тихо, слышали его только товарищи, но те, как один, кивнули.
Ирдек потянулся к затылку, почесал, думая, как им быть с наследником Атропоса. Больно он странно себя вёл. Не проще ли убить его и сослаться на то, что уже таким нашли? Кто там будет разбираться в такие времена? Один толковый стражник в роли наместника всяко лучше, чем странный наследник без магии, который не помнит, кто у него там в родственниках. На то, что Стефанн его не признал, Ирдек не обиделся. Должен ли сын Магистра обращать внимание на каждую рожу в дозоре?
- Мы знаем, - не удержался от комментария Робб.
- В Акропос нельзя, милорд, - перебил товарища Ирдек, взяв дело в свои руки. – Войска Альянса выкуривают культистскую погань. Людям, верным Магистру Эарлану, надо бы сидеть тихо и помалкивать. Мы возвращаемся в Атропос, - мужчина говорил уверенно и спокойно, хотя знал, что перед ним наследник сбежавшего магистра, который в отсутствии отца займёт его место без долгих и пафосных церемоний, и именно его слово – закон для всех жителей Атропоса, да только Ирдек сомневался, что этот мальчишка способен управлять городом. Много ли от него проку без дара к магии?
В отличие от Стефанна, на стражниках Атропоса была форма. Она хоть и запылилась с дороги, но герб Беннаторов по-прежнему ярко выделялся на их груди – две сросшиеся мантикоры разрывали фолиант с надписью: «Tibi erit quid nos hodie». Ты станешь тем, что мы есть сейчас.
- Я Ирдек, глава стражников Атропоса, - мужчина опустил новую самопровозглашенную должность. Если перед ними действительно Стефанн Беннатор, то такое самоуправство ему дорого обойдётся. Мужчина всё ещё думал, как поступить со Стефанном. Он взял с собой проверенных и толковых ребят, но тайна между тремя стражниками – это не то, с чего бы он хотел начать. Иначе придётся избавиться от всех, чтобы никто и никогда не узнал, как на самом деле погиб Стефанн Беннатор. – На дороге небезопасно, милорд.
Ирдек не представил других стражников – посчитал, что это информация уже не понадобится Стефанну. Он отдал приказ Роббу, чтобы тот спешился или потеснился, впуская Стефанна в седло. Роббу эта затея не понравилась, но спорить он не стал. Из всей группы – он самый тощий.
- Нам лучше вернуться до темноты. Полезайте в седло, милорд. С нами нет лекаря, чтобы осмотреть ваши раны, но до города несколько часов пути.
«Как-то же вы дошли сюда», - подумал, но не сказал Ирдек.
- Так что с вами приключилось, милорд? – Ирдек решил мягко вернуться, как между делом, к главной истории, ведь Стефанн так и не рассказал им, что же произошло, как он здесь оказался и где находился всё это время. – Нам говорили, что Культ взял вас в плен, а потом вы погибли.
Для пленного Стефанн выглядел слишком хорошо.

[nick]Ирдек[/nick][status]Глава стражи Атропоса[/status][icon]https://i.imgur.com/SyqzMPP.png[/icon]

+2

6

Вилран слушал людей, не перебивая, запоминал каждое слово, решал, как дальше быть. Получалось, что в Акропос сейчас вернуться нельзя – только в Атропос. Он помнил о городе близнеце еще с детства – они с Гипносом часто сравнивали города с собой – города тоже должны были быть объединены, как и они сами. Но в Атропосе жил Стефанн с сестрой, а сейчас сам Вилран был Стефанном. Значит, Атропос теперь стал и его городом? Мысль пришла неожиданно, но она понравилась.
- Хорошо, в Атропос, - кивнул Вилран Ирдеку. Его имя он тоже запомнил. – Дороги не безопасны, - повторил слова стражника. – Неважно. Я убью, всех кто нападет.
Воскрешенный на самом деле так считал: жалость в его душе просыпалась редко, страх – еще реже. Он глянул на хмурого Робба (еще одно имя, запомнившееся, когда Ирдек отдавал стражнику приказы), которому пришлось спешиться, и легко вскочил в седло. Робб его интересовал мало – он не был тем человеком, который что-либо решал, и Воскрешенный сразу определил его место в иерархии.
- Я не ранен, - ответил Вилран Ирдеку. – Кровь - не моя.
Так на самом деле и было. Сначала – там, в Акропосе, - в бой понеслись поднятые братом мертвецы, затем последовала яркая вспышка, а дальше начались болота. Вилрана не ранили ни разу, но силы его были подточены внезапно распахнувшимся порталом, словно тот вытянул практически всю жизнь или выпил ее, и хорошо, что выпил хотя бы не до капли. Силы восстановились лишь после поглощенных Воскрешенным живой плоти и крови, так что сейчас, не смотря на проделанный путь, он чувствовал себя просто отлично, не испытывая ни голода, ни усталости.
А вот вопрос, что произошло, заставил задуматься и ненадолго замолчать. Гипнос говорил, что надо для всех быть Стефанном. Но что делал Стефанн в Акропосе? Как туда попал? Брат за весь долгий путь ничего не упоминал об этом, да Вилран, по правде, и не спрашивал. Не спрашивал не потому, что неинтересно, а потому что говорить с самого начала не получалось – лишь в Лунных Землях Воскрешенный научился произносить первые слова. Со временем стало получаться лучше, но речь его все еще оставалась по большему счету односложной – не такой, как в детстве, там болтать получалось в разы лучше, Вилран это хорошо помнил.   
- Я не погиб, - ответил он Ирдеку и тронул коня пятками, пустив с места, не смотря на возмущенный возглас Робба. Ехать с ним вместе Вилран не собирался – он не брат, чтобы сидеть рядом. – Охрана ушла - я сбежал. Я... не помню... точно, - Воскрешенный говорил медленно, стараясь правильно подобрать слова. Он прикоснулся рукой к виску, давай понять, что с головой у него не все так просто: еще в детстве тетка рассказывала, как из-за травмы люди могут многое забывать, и сейчас Вилран решил этим фактом воспользоваться – его жест люди должны были понять правильно. – В Акропосе шли бои, затем – яркая вспышка... И я оказался здесь. Пошел по дороге вперед...
Вилран замолчал, прервав рассказ, и посмотрел на Ирдека. Достаточно тому необходимой информации? Сам он считал, что вполне хватит, - он брату столько много слов не говорил, как сейчас этому любопытному стражнику!
- Едем, - Робба Воскрешенный продолжал по-прежнему игнорировать, как, впрочем, и остальных, общаясь лишь с их командиром.

+2

7

Стефанна Беннатора помнили, как смазливого надменного юношу, который избалован женским вниманием и вниманием сестры-близнеца в частности. У него не было магического дара, но недостаток Стефанн компенсировал навыками боя, а сестра, искушённая в магии, всегда ходила с ним, отражая любые нападки на почве отсутствия пресловутого дара. Вырос он со скверным характером мальчишки, который и после смерти Магистра отхватит жирный кусок и продолжит всем заправлять в городе благодаря сестрице, а без её милости окажется не у дел. Отсутствие дара сделало Стефанна плохой разменной монетой в брачных союзах Альянса, но род Беннаторов Атропоса позиционировал себя так, словно отсутствие магии никаким образом не отражалось на талантах Стефанна и не портило его шкурку. Сам он будто бы гусь, в воде плескался и не намокал, в отличие от его родственников из Акропоса.
Самоуверенную фразу стражники приняли без смеха, но как что-то обычное и свойственное Беннатору. Выходку с конём – само собой разумеющееся. Роббу не понравилось, что ему пришлось идти пешком, но чего он ждал от наследника Магистра или, не приведи Безымянный, нового магистра Атропоса? Что ему предложат ехать рядом? Делить одно седло по-братски на двоих?.. Мантикоры с две.
- Я не ранен.
- Это хорошие новости, - прозвучало так, словно хорошего в этом ничего нет. Ирдек действительно не радовался здоровью и благополучию Стефанна, потому что сам факт, что он выжил в передряге и не ранен, вызывал сомнения, но что именно в этой истории не так – стражник понять не мог.
Ирдек внимательно слушал и придирчиво осматривал Беннатора.
«Очередная хитрость Культа?»
На шпиона Стефанн не походил, да и какой смысл отправлять его в пустующий город с раненными и больными, если пользы от него никакой? Он заметил жест Стефанна и кивнул.
- Вы, верно, устали. Поговорим позже.
Ирдек намеренно отложил разговор, но не отвёл взгляда от Беннатора, пока не проследил за его реакцией. Ухватится за эту возможность? Обрадуется, что не надо ничего объяснять и трепать языками? Как он вообще себя поведёт?
Группа всадников и Робб, идущий за ними, приближалась к воротам города. С последнего боя ворота успели заделать. Все бреши и разломы, оставленные молотами големов, прикрывали свежие доски, укреплённые с внутренней стороны. Магии в воротах больше не было, потому что сильных магов не хватало на весь город и на заклинания такой силы и направленности. Атропос обнищал за те недели, что прожил сначала под куполом Культа, а после – без покровительства Магистра, из-за которого всех толковых горожан силком согнали в Акропос.
- Открывай! - Ирдек подал сигнал дозорным.
Проверив, кто пришёл к воротам, они открыли двери и впустили путников внутрь. Стражников уходило трое. Столько же вернулось. В одном из всадников они не сразу признали Стефанна Беннатора, а потому сильно удивились. Бедный Робб, который остался без лошади, давно отстал от товарищей и плёлся где-то позади.
- Милорд! – дозорный торопливо поклонился, взял лошадь Стефанна под узды, придерживая её, чтобы он смог слезть с седла, если пожелает. – Доложить госпоже, что вы вернулись?
- Госпоже? – выхватил слова Ирдек и удивлённо посмотрел на дозорного.
- Миледи Ровенна вернулась, - тут же доложил дозорный. Появление Стефанна отвлекло его от важной новости.
- Вернулась? Какого Безымянного здесь происходит, - Ирдек проворчал, придерживая коня.
- Она желала вас видеть.
- Меня?
- Кого-то, кто «понимает, какого Безымянного её город стал таким убожеством».
Ирдек поморщился. Посмотрел бы он на старания Ровенны удержать город, не сбеги она с Магистром. Это он стоял на стене и выкуривал Культ, пока мог, и остался здесь с раненными, когда остальные ушли и бросили их умирать. Она же пришла на свободные земли и кривила аристократский нос.
- Ваша сестра обрадуется воссоединению, - Ирдек надеялся, что в его словах, где недовольства было больше, чем радости – если она вообще там была – не проскользнул пошлый подтекст.
Ирдек вспомнил, что Стефанн говорил о Ровенне, что её нет, но вот она, вполне живая, если верить дозорному, тогда как понять слова Беннатора? Он думал, что она погибла? Осуждал её поступок? Стражник вновь внимательно посмотрел на Стефанна, чтобы проследить его реакцию на новость, а потом поехал в поместье Беннаторов.
Улицы выглядели пустынными. Люди на них встречались, но редко и чаще протягивали руки к всадникам, прося помощи. Раненные, грязные, голодные. Они искали спасения хоть в чём-то или ком-то. Культ лишил их всего – здоровья и пищи в первую очередь. Они вытащили все ценные артефакты и зелья, которые нашли в городе, всё золото и драгоценности, провизию, чтобы пополнить личные запасы. Судьба одного города и его больного населения их не волновала.
В поместье Беннаторов Ирдек столкнулся с немногочисленными слугами, которые не обрадовались возвращению хозяев, но вновь прислуживали капризной госпоже.
- Милорд, - молодая служанка, заметив на пороге Стефанна вместе с Ирдеком, растерялась. Она забыла поручение Ровенны, но опомнилась, когда стражник спросил, где некромантка. – Она в кабинете Магистра. Я провожу вас, - служанка с сомнением посмотрела на Стефанна, не зная, что ей делать в первую очередь. То ли выполнить любой каприз Стефанна, то ли отвести его вместе с Ирдеком к Ровенне. – Милорд, если вы желаете, то я приготовлю вам чистую одежду и ванну.
Для Стефанна, которого она знала, даже крохотное пятнышко на рубашке, было поводом с пренебрежением сбросить с себя одежду и переодеться, а Беннатор был весь в крови, грязи и явно запылился с дороги, хотя и не выглядел таким расстроенным и озабоченным своим внешним видом, как раньше. В былые времена внешний вид стоял на первом месте, поэтому встречу с сестрой служанка не рассматривала, как обязательную даже после разлуки.
- Я найду дорогу, - отмахнулся Ирдек.
Он уже не в первый раз был в доме Беннаторов и знал, где находится кабинет Магистра.

[nick]Ирдек[/nick][status]Глава стражи Атропоса[/status][icon]https://i.imgur.com/SyqzMPP.png[/icon]

+2

8

Пока Вилран ехал вслед за Ирдеком по улицам Атропоса, он пытался вспоминать. Город пережил осаду, но все же уцелел – малолюдный, с полуразрушенными улицами он пытался что-то рассказать, но Вилран никак не мог ухватить суть. Что-то казалось ему знакомым – дома, площади, храмы... или даже вон тот поворот... Вот только куда он вел, и откуда так знаком? Воскрешенный словно видел разрозненные картинки в своем сознании, которые никак не складывались в цельный узор, да и, наверное, сложиться им было не суждено, ведь Стефанн Беннатор окончательно погиб на безымянной дороге, когда Вилран разбил несгруд, и только остатки памяти умершего могли внезапно вспыхивать в памяти остаточными искрами, заставляя думать, что они свои, а вовсе не чужие, и этим еще больше запутывая.
А еще Вилран думал о сестре. Опять об этой сестре, что всплыла в диалоге! И только сейчас он понял, о чем вообще речь: Гипнос приказал быть Стефанном – он им и был. Но у Стефанна была сестра – хорошенькая, белокурая девочка - он помнил это еще с детства и даже как-то видел ее вживую, когда пришлось пересечься с кузенами.
Ровенна.
Хорошо было или плохо, что он ее встретит?
Вилран не знал, но подсознательно чувствовал опасность и на встречу не торопился. Наверное, поэтому, с радостью согласился на отсрочку, когда служанка предложила:
— Милорд, если вы желаете, то я приготовлю вам чистую одежду и ванну.
Вилран кивнул, и его кивок расценили как однозначное «да».
На этом Ирдек отправился в одну сторону, а Вилран за служанкой в другую.

Пока прислуга наполняла горячей водой большую деревянную кадушку, служанка, что сопровождала Вилрана, рта не закрывала, видимо, почувствовав без Ирдека себя намного свободнее. Она рассказала и про то, что было с городом, когда его осаждали, и про то, когда разграбили остатки и бросили.
- Страху столько натерпелись, пока в подвале прятались, - она подвинулась к сидевшему на лавке Вилрану поближе, явно желая, чтобы тот пожалел.
Но Воскрешенный лишь  кивнул.
- Вы, господин, наверное, не меньше? – она склонило голову к его плечу. – Где вы были все это время?
Вилран покосился на девушку и лаконично ответил:
- В Акропосе.
Не мог же он признаться, что вообще умер! Кто б поверил?
Она нахмурила брови, покусала губы, явно решая про себя какой-то сложный вопрос, и все же спросила вслух:
- Вы меня совсем что ли не помните? – ее рука как бы невзначай скользнула по его бедру.
Вилран попробовал припомнить, но не смог и честно мотнул головой:
- Нет.
- Я же Матильда! Мэтти, - запричитала девица, чуть отстранившись. - Ах, бедный наш господин! Как же вас там пытали, что у вас так все...
Она замолчала, не подобрав слов. Но не ушла - осталась сидеть рядом.
К тому времени кадушку наполнили водой, принесли чистую одежду, мыла и ароматические травы, и лицо Матильды озарила улыбка:
- Я помогу вам, господин, спинку потру...
Вилран кивнул. Почему бы и нет? В детстве ему тоже помогали мыться слуги, так как самим им с Гипносом было жутко неудобно. Сейчас, в новом теле, Вилран чувствовал себя намного свободнее и увереннее – ему нравились собственные движения и то, что тело теперь принадлежит только ему одному. И он мог бы помыться сам... Но он же был Стефанном, а как мылся Стефанн Вилран не представлял.
Он скинул на пол испачканную кровью одежду, ничуть не смущаясь присутствия Матильды, и забрался в теплую воду. И немало удивился, когда Матильда повторила все за ним – тоже разделась догола и залезла в воду следом. Вилран хотел было пододвинуться, чтобы уступить место, но служанка не собиралась сидеть рядом – она уселась прямиком к нему на колени и наклонилась вперед, прижимаясь всем телом и обхватывая руками за плечи.
- Я могу помыть не только спинку, - прошептала Матильда, коснувшись губами его уха. – Как всегда, господин Стефанн?
Ее вопрос прозвучал скорее утверждением, чем вопросом.

+2

9

В отличие от своего брата, Ровенна выглядела ухоженной. Она сидела в кожаном кресле своего отца, устроившись за его столом. Руки с тонкими запястьями и длинными пальцами лежали на чёрных подлокотниках с вырезанными головами мантикор. Ровенна в лёгком раздражении перебирала пальцами, пока слушала отчёт Ирдека по событиям в городе. Закинув ногу на ногу, будто госпожа Атропоса, она выглядела хмурой, рассерженной и готовой свернуть шею каждому, кто скажет ей хоть слов поперёк.
- Где вы были всё это время?
Ирдек имел неосторожность задать вопрос. Он увидел, как пальцы Ровенны замерли, как идеально постриженные ногти впились в голову мантикоры, будто собирались выдавать ей глаза. Некромантка посмотрела на него холодно и надменно.
- Ты, кажется, забылся? – Ровенна походила на стервятника, который расправил крылья, чтобы казаться больше и устрашить собеседника, нависнув над ним чёрной тенью. Она наступала на стражника каждым словом, шипящим, стрекочущим у неё в груди. Слова срывались с ядом, отравляли.
«Думал, что получишь в руки власть и тебя, безродного грязного пса, примут как Магистра? Кусок грязи с сапога?»
- Простите мне моё любопытство, миледи, - Ирдек поклонился, показывая преданность и покорность. – В Атропосе сложные времена. Мы измотаны после столкновения с Культом. Неведение рождало слухи. Ваше появление было неожиданностью для нас.
Неприятной – Ирдек этого не сказал, но Ровенна почувствовала ноты в его голосе.
- Ваш брат шёл в сторону города, весь в крови, но не смог объяснить, что с ним случилось. Мы думали, что он единственный выжил.
Ирдек думал, что на упоминании брата Ровенна смягчится, но в глазах Беннаторской стервы не промелькнуло ни намёка на сестринскую любовь и волнение, будто она сама долго пытала Стефанна и то, что он выжил и пришёл сюда, раздражало её. Они оба знали, что Стефанн – наследник Атропоса, но, если он погибнет, - то она займёт его место.
Напыщенная девица, которая умела управлять магией, не меньше любила яды, а потому вела себя, будто змея – на публике, но действовала – как паук, когда желала незаметно проникнуть в чьи-то мысли и отравить разум.
Ровенна явно дала понять, что её не интересуют переживания Ирдека. Она не собирается отвечать на его вопросы. Она лишь напомнила ему, что теперь, когда она здесь, ничего не произойдёт без её ведома. Что же случилось с Магистром Атропоса и его сбежавшей дочерью, она тоже оставила при себе. На этот вопрос она ответит Магистру Альянса, если тот вспомнит о существовании городов-близнецов после того, что произошло. Отослав мужчину, Ровенна подождала, пока он уйдёт, позвала слугу, стоявшего рядом с ней, и спросила о брате.
***
В купальню она вошла без церемоний, переступив через грязные вещи Стефанна, которые он разбросал на полу. Ровенна заметила на них кровь и грязь. Она помнила, как они расстались со Стефанном и всё это время, поддаваясь общему волнению, считала, что отец оставил его Культу в качестве дешевого и ненужного куска мяса. Этот трус сбежал, бросив своего наследника, когда понял, что мальчишка попался. Она тоже его оставила, но лишь для того, чтобы заполучить в свои руки больше власти, узнать о Стефанне и вернуть его, но он сам к ней вернулся, раньше, чем она подозревала.
В чёрном длинном платьев пол, с откровенным разрезом по бедру, Ровенна казалась абсолютно неуместной ни в городе, ни в купальне. Красные бутоны роз расползались по туго затянутому корсету некромантки.
Она знала, что её дорогой близнец не откажет себе в удовольствии сменить одежду, выкупаться и трахнуть служанку, которая сама прыгала к нему на колени. Вид женщины, которая влезла к нему в кадку и устроилась на нём, демонстрируя все свои тощие прелести, выводил Ровенну из себя.
- Выметайся, - голос прозвучал хлёстко, предостерегающе.
Мэгги испугалась, вся сжалась под взглядом хозяйки. О том, как Ровенна поступает с любовницами её брата, знали все в этом доме. Лепеча извинения, девушка, прикрывая мокрые телеса, выбегала из комнаты. Ровенна, поморщившись от презрения, смахнула с руки каплю воды, упавшую на кожу с тела служанки, и прошла ближе к кадушке, где плескался её дорогой брат.
Стефанн при виде неё даже не подумал встать или отшутиться, как он обычно встречал её, стоило ей заметить его с очередной пассией в постели. Он смотрел на неё так, словно не понимал, что происходит, за что она на него взъелась и почему, будто дракон, пышет пламенем.
- Встань! – Ровенна едва держала себя в руках.
Когда Стефанн поднялся, выполняя её просьбу-приказ, некромантка подошла к нему тесно и близко, начала осматривать его тело, ощупывая, заглядывая в его глаза, в уши, заставляла его то запрокинуть голову, то опустить её, то брала его за руку, вытягивала пальцы и каждый придирчиво рассматривала. Она обходила его по кругу, продолжая тщательный осмотр, и ни на секунду не изменилась в лице.
- Ногу подними! – командовала Ровенна. – А теперь вторую! Да, первую поставь! – она злилась, но продолжала осматривать его и, когда, наконец, убедилась, что на Стефанне Беннаторе нет ни единой царапины, фыркнула, посмотрела на окровавленные вещи на полу, и отошла от парня. – Я думала, что ты погиб! Что тебя ранили, пытали, а ты баб здесь трахаешь и хрен отмачиваешь! – первое особенно обижало и злило. Ровенна так переживала о нём, а он даже не подумал придти к ней и сказать, что он живой и с ним всё в порядке. – Я бы вернулась за тобой, - оправдывалась она, считая, что брат поэтому не пошёл к ней, а назло решил развлечься со служанкой, чтобы унизить её.

[icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

10

Ровенна. Так вот значит, какой она стала из той маленькой тощенькой девочки, которую Вилран помнил из своего детства. Вон какая взрослая тетка вымахала! И тем не менее, Вилран ее узнал, да и служанка обратилась к своей госпоже по имени, подтверждая догадки. Вилран и сам, по воле судьбы, в общем-то, уже не был ребенком, только он частенько это забывал, слишком уж быстро прошел для него весь этап взросления. Вот и сейчас он даже смутился, не зная, что делать. Гипнос говорил быть Стефанном, но хорошо им было быть с теми, кто тебя близко не знал раньше, но сестра... Раз он был Стефанном, то значит ли это, что должен был испытывать к ней такие же чувства, что и к брату? Должен ли защищать ее, беречь и слушаться? Вилран покопался в своих ощущениях, но ничего не уловил: если с Гипносом их прочно соединяла невидимая, ментальная связь, то к Ровенне он не чувствовал ровным счетом ничего – обычный человек, как и все вокруг, разве что внешний вид ее был знаком.
Вилран равнодушно проследил, как Ровенна выгнала служанку, и принялась ходить кругами, явно чем-то недовольная.
- Ровенна? – он все же попробовал выяснить, что происходит.
Но вместо ответа прилетел приказ:
- Встань!
Вилран поднялся из воды, и кузина немедленно принялась его осматривать и ощупывать с головы до пят.
— Я думала, что ты погиб! Что тебя ранили, пытали, а ты баб здесь трахаешь и хрен отмачиваешь! – выдала она наконец-то свой вердикт.
- Меня сложно убить, - честно признался Вилран вполне серьезным тоном. – А Мэгги... сама пришла, - никакого чувства раскаяния он не испытывал. Пришла и пришла. Хорошо было. Не то что Ровенна! Пока приставала со своим осмотром, у него аж все упало. Вилран скосил глаза вниз – ну да, так и есть. Он разочарованно вздохнул.
- Я бы вернулась за тобой... – в голосе кузины слышалась обида.
Но Вилран не понимал, за что на него можно обижаться.
- Я сам пришел, - ответил он и прошлепал по мокрому полу к лавке с полотенцами и чистой одеждой. – Раз ты – моя сестра, то я должен тебя защищать, - это казалось самым логичным.
Вилран взял полотенце, тщательно вытерся, натянул штаны и вновь обернулся к Ровенне, ожидая, что ее настроение хоть немного улучшилось. Но нет – она все же выглядела расстроенной. И что было делать? Вилран совсем не умел ухаживать за девушками. Тетка Герцера говорила, что им надо сделать комплимент и что-то подарить – цветы, сладости, украшения. Они с Гипносом ее словам, конечно же, не внимали – подкладывали служанкам или приезжим гостьям дохлых крыс, коробочки с тараканами или мухами, или что-то другое, не очень приятное, чтобы потом посмеяться. Сейчас ситуация была совсем не та – баловство не подходило (Вилран уже чувствовал себя слишком взрослым для подобного), а «взрослых» подарков у него просто не было.  Оставалось последнее – комплимент.
Вилран собрался с мыслями, подошел к Ровенне и взял ее за руку:
- У тебя чудесное платье, - выдал он, глядя сверху вниз – прямиком в соблазнительный вырез. – Сиськи в розочках обворожительны.

+2

11

Должен защищать…
Поначалу Ровенне казалось, что Стефанн намеренно говорит о защите, чтобы успокоить её, отвлечь и расположить к себе. По возвращению из плена, если он действительно был в плену – в чём некромантка сомневалась – ругаться и выяснять отношения он не стремился. Даже не разозлился на неё за то, что она не пришла к нему на помощь, а пошла вслед за сбежавшим отцом. Беннатор растерялась. Она представляла этот разговор иначе, но Стефанн будто бы специально всеми словами и действиями не укладывался в выдуманные рамки. Это невообразимо злило.
Она молчала, пока он вытирал тело и одевался. В очередной раз лишь осмотрела его спину. Действительно ли он не ранен? Нет. Ни царапины, ни синяка. Нет вообще ничего. Некромантка собиралась вернуться к прошлому разговору, узнать, где же всё это время был Стефанн и что с ним произошло, как парень обернулся и поразил её комплиментами.
- Ах, - Ровенна растянула губы в улыбке, захлопала ресницами не хуже услужливой дурёхи Мэгги, которая краснеет и цветёт рядом с мужчиной, пока пытается показать ему, какой он молодец. Она чуть сжала пальцы Стефанна, смотря на него томно и с покорностью. Обманчивое впечатление, что некромантке понравился комплимент Стефанна, подкрепилось приближением девушки. Ровенна будто намеренно пыталась сократить расстояние между собой и братом, чтобы тихо зашептать ему на ухо. – А знаешь, что смотрится не соблазнительно? – голос был заигрывающим, кокетливым. Всего мгновение перед тем, как Ровенна отстранилась, изменилась в лице и пихнула брата в голую грудь. – ХРЕН в другой бабе!
Ровенна резко развернулась, по приятной случайности хлестнула длинными волосами по лицу брата и пошла из купальни, гордо вскинув угловатый подбородок.
Сиськи ему понравились! В розочках!
Пыша гневом, Ровенна Беннатор решила, что узнавать о Стефанне она ничего не хочет. Комплимент она сочла глупой шуткой брата, который решил посмеяться над ней. И это после того, как она застала его с другой женщиной в одной кадушке! Не в первый раз, но Ровенну до сих пор злило, когда она становилась свидетельницей развлечений Стефанна. Раньше ему удавалось её отвлечь, но сейчас даже тело брата говорило, что ему не интересно её общество.
По приказу Ровенны готовили стол к обеду. Скромно и чинно. Ни личные запасы Беннаторов, ни запасы по всему обнищавшему городу, не баловали изобилием яств. Жиденький суп с мелко нарезанными овощами, чтобы создать видимость наполненности, сваренный на костях какой-то рыбёшки. На запах и на вид Ровенне не нравился. Жаркое, названное так лишь для красоты словца и скорби по ушедшему. В жарком не было ни намёка на мясо. Лишь картофель и немного зелени и лука. Зато в графине было вино, и Ровенна чаще прикладывалась к кубку, игнорируя тарелку, пока ждала брата к столу. Мэгги, которой досталась щедрая пощечина от некромантки, тихо расставляла приборы на столе и приносила новое блюдо. Ровенна предпочла бы от неё избавиться, но в трудные времена для Атропоса найти верных слуг непросто. От одной пощечины, с алеющим следом на щеке, заплаканная девушка не умерла, а Ровенне в разы стало спокойнее и легче.
Когда Стефанн сел за стол напротив неё на единственный свободный стул, Ровенна поставила кубок на край стола, выразительно посмотрела на брата и спросила:
- Где ты был всё это время? – тон не предвещал ничего хорошего. Некромантка по-прежнему злилась на выходку брата.

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

Отредактировано Изувер (2019-07-27 22:29:55)

+2

12

Комплимент не понравился, хоть Вилран и не понял почему. Вроде ж правду сказал, но, видимо, цветы и украшения Ровенна ценила больше. Он не расстроился, скорее задумался – оказывается быть Стефанном Беннатором оказалось не так просто, как он полагал до сих пор. В Акропосе прислуга просто приняла тот факт, что он Стефанн, и с памятью у него туго. В Атропосе все это не работало – народ не знал, что случилось с сыном их Магистра, и уж подыгрывать Вилрану точно не собирался.
Ровенна ушла, фыркнув и резко развернувшись. Вилран недоуменно моргнул, когда ее волосы хлестнули по лицу. И как удобно с такой гривой? Он бы ее подстриг. Или нет? Возможно, и нет – Ровенне с длинными волосами было красиво – тут Вилран спорить бы не стал, ему нравилось.
Когда дверь за кузиной закрылась, он стал одеваться дальше, попутно раздумывая, что она имела в виду про «хрен в другой бабе». С "хреном" все более-менее было понятно – это она про его дружочка (Вилран на него нарадоваться не мог – мало того, что свой личный, так еще и вырос о-го-го как!). А вот что имелось в виду под "другой бабой"? Мэгги? И где тогда «не другая»?
Вилран почесал затылок, взлохматив светлые волосы, затем еще более недоуменно глянул на свою руку – никогда он раньше так не делал, так откуда жест? Он до сих пор терялся сам в себе, не понимая, что и откуда берется. Детские воспоминания вернулись почти полностью – для Вилрана они были свежими и ясными, словно все происходило вчера, а не много лет назад. Но к этим воспоминаниям добавлялись и другие, – образы, запахи, звуки, - объяснить которые он был не в силах – в нужный момент он вдруг просто понимал, что сделать, и делал это, сам толком не осознавая зачем. Так было, когда он брался за меч, или когда находился с Мэгги, или когда разорвал ту несчастную крестьянку на дороге в Атропос. Даже если он и был в этот момент собой, то уж точно не Вилраном. Но тогда кем? Воскрешенный начинал все чаще задумываться над этим, и с каждым разом ответ, что приходил на ум, не нравился ему все больше и больше. 
Когда он оделся и высунул нос в коридор, его уже ждали и проводили к столу. Обедать. Это радовало.
Но только до тех пор, пока он не сел напротив Ровенны и не окинул расставленные яства взглядом. Мясом тут и не пахло, а мясо Воскрешенный в последнее время любил больше всего.
— Где ты был всё это время? – без долгих вступлений начала расспрос кузина.
Вилран вздохнул и пододвинул к себе суп. Побулькал в нем ложкой, ища намек на рыбу, и еще раз вздохнул, понимая, что поиск этот - занятие пустое. Что ж, оставалось есть то, что есть.
- Я был в Акропосе, - ответил он, немного подумав. – И в Лунных Землях. Гипнос проводил какие-то опыты... я не знаю, что именно, - тут он даже не соврал: некромантом ни Вилран, ни Стефанн не уродились, так что и про магию с них спрашивать было нечего. – И... у меня плохо с памятью. Я вроде бы, узнаю места, лица, но не помню ничего конкретно. Когда я увидел тебя, то понял, что ты – моя сестра. И все. Я помню этот зал, - он сделал круг ложкой, - но до этого не знал, что он в Атропосе. И я не вспомнил Мэгги, хоть она и сказала, что я ее знал. Или Ирдека. Их лица показались мне знакомыми – и только. Возможно, я смогу вспомнить что-то еще позже. Я не знаю.
Получилось довольно складно, и Вилран сам себе порадовался – такая длинная речь, а он ни разу не сбился и не забыл нужное слово! Он сам готов был признать, что разговоры стали выходить у него все лучше и лучше - очевидный прогресс. Недаром все же в детстве его считали умнее Гипноса, хоть тот и был магически одарен.

Отредактировано Вилран (2019-07-29 10:50:26)

+2

13

- С Гипносом? – Ровенна ухватилась за имя, как за ниточку, и потянула за неё. – Что ты делал с Гипносом? – девушка нахмурилась, она смотрела на брата так, словно он – кот, который запрыгнул на обеденный стол и решил сожрать мышь на глазах у хозяина.
Некромантка слушала брата и неотрывно смотрела на него, будто в каждом слове Стефанна пыталась разглядеть какой-то подвох. Он говорил складно. Слишком складно. Даже для Ровенны, которая любила брата и радовалась тому, что его лик цел, а сам он вернулся к ней живым и почти невредимым. Она замечала в поведении брата какие-то неточности. Некромантка говорила со Стефанном, но с ним определённо было что-то не так. Ровенна списывала это на пытки и опыты. Люди болтали разное о том, что случилось с наследником Магистра Атропоса, но что из всего правда, она могла узнать лишь от самого Стефанна или тех, кто его пытал и держал взаперти. Как-то же он выбрался из этой клетки. Целым.
«Слишком подозрительно».
В Ровенне говорила в первую очередь обида на брата за поведение и выходку со служанкой, но, чем быстрее спадали эмоции, тем больше она подмечала. Волноваться о здоровье брата нечего. По крайней мере, о физическом. О моральном после стремления Стефанна при первом случаи потрахаться, тоже не стоило. Уж это-то несчастный и замученный пленник не забыл.
«Бесит-бесит-бесит».
- Как же ты меня бесишь, - буркнула Ровенна себе под нос, отвернув лицо, чтобы не смотреть на брата, словно это чем-то улучшило ситуацию. Она по-прежнему ничего не знала о том, что произошло со Стефанном и почему он такой странный. Что с ним делал этот жалкий Гипнос Беннатор? Калека Полумёртвый? Уж он всегда завидовал красоте и здоровью Стефанна. Ровенна в этом не сомневался. Он так сладко спелся с этой девчонкой из Севелена, которая позорила всех аристократов Альянса, когда называлась одной из них. Удивительно, что он отпустил его не искалеченным.
Немного поразмыслив, Ровенна снова посмотрела на брата, но на этот раз под другим углом – при помощи магии. Стефанн говорил об опытах, Ровенна искала их следы. Она видела, что в брате есть что-то магическое. Какой-то неизвестный ей след, который не походил ни на иллюзию, намеренно созданную, чтобы обмануть её, ни на управление мыслями Стефанна. Она не видела ничего, что могло бы выдать в Стефанне шпиона, если, конечно, он не заключил какую-то сделку с Культом, чтобы его освободили.
Ровенна перестала изучать брата, постучала пальцами по столу, взвешивая свои следующие слова, а потом всё же сказала:
- Я убила нашего отца.
В это всё ещё не верилось. Ровенна помнила каждую секунду, каждую деталь того вечера, но до сих пор отказывалась признать это. Для Ирдека и остальных она придумала другую историю, но брату решила сказать правду, несмотря на то, что он выглядел кем-то другим. Изувеченным. Она хотела с кем-то поделиться этим. С кем-то, кто ей дорог. Со Стефанном, как это было раньше. Хрен брата – это не всё, что её интересовало.
«Если бы знала, что он вернётся без моей помощи, то оставила бы этого старого осла в живых».
Убить Виктуса было сложно. Ровенне пришлось постараться и использовать эффект неожиданности. Что ж, даже для некроманта убить кого-то во сне – подло и низко, но Ровенна думала о брате. Стефанн всегда был для неё всем. На первом месте. И плевать она хотела, что он не маг, или сколько бы баб не водил, пока делит с ней постель.
- Он посчитал, что сделал всё, что смог, - Ровенна фыркнула, отпила из кубка и снова посмотрела на Стефанна. Брат с неохотой ел. Ровенна разделяла его чувства. Она с неохотой позвала служанку. Мэгги не смотрела на Ровенну. Боялась. Но иногда взглядом искала защиты у Стефанна, словно он пощадит её и защитит от ревнивой сестры. – Принеси вяленого мяса.
- Но, госпожа… - Мэгги, понимая, что в городе сейчас днём с огнём не сыщешь чего-то съестного, слабо понадеялась на благоразумие Ровенны.
Напрасно.
- Мне плевать, где и как ты его достанешь, - Ровенна ответила настолько резко, что Мэгги смиренно опустила голову, извинилась и оставила их с братом наедине.
Некромантка зачерпнула ложку супа, попробовала, скривилась, отбросив ложку.
- Дерьмо!
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

14

Что он делал с  Гипносом?
Вилран промолчал, сосредоточенно хлебая суп. Что он конкретно делал с Гипносом, еще надо было придумать. Вот сказал, например, только что про опыты, но что те из себя представляли? В Акропосе всех устраивало, что Стефанн Беннатор потерял память и повредился рассудком – вопросов лишних не задавали. С кузиной оказалось сложнее – Ровенна, как ни тверди, что ничего не помнишь, все равно хотела знать больше.
Вилран серьезно задумался, вспоминая, как в детстве препарировали с братом двух кошек и хромую собаку, и уж хотел перенести этот рассказ на Стефанна, но под пристальным взглядом Ровенны понял, что не надо – не поверит. Предчувствие так и твердило Вилрану, что если не знаешь ситуации наверняка, то лучше промолчать.
И он промолчал.
Зато заговорила кузина.
— Я убила нашего отца.
Она нервничала. Вилран видел это – напряжение, нервозность, раздражение. И что-то еще, что он пока не понял.
«Зачем?» - хотел было спросить он, но Ровенна уже ответила сама:
— Он посчитал, что сделал всё, что смог.
Следом Вилран выслушал, как кузина отчитала ни в чем неповинную служанку, но заговорил, лишь когда Мэгги, всхлипывая, вышла и затворила за собой дверь комнаты.
- И что значит «все», что он сделал? – ему было интересно, а Ровенна недоговорила. Жалости, конечно же, не почувствовал: возможно, Стефанн бы и повел себя по иному, но Виктус был для Вилрана никем, и его судьба Воскрешенного не затронула ни коим образом. – Он не любил нас? Расскажи мне, я совсем не помню его.
Вилран невольно подумал про своего собственного отца. Дедалус никогда его особо не любил и не выделял – все похвалы доставались Гипносу, как владеющему магией наследнику. За внимание отца приходилось бороться. Но вот убил ли бы он его? Понять это Воскрешенному было сложно. Дедалус всегда представлялся каким-то особым объектом уважения и авторитета, центром семьи, власти и могущества. Был ли таким же Виктус для своих детей?   
Вилран убрал от себя пустую тарелку из-под супа и, не церемонясь, пододвинул блюдо с картофелем. В конце концов, приходилось насыщаться тем, что есть, даже если это было вовсе невкусно – он не хотел вновь испытать приступ внезапного, затмевающего разум голода.
- Мы едим дрянь, - заметил Воскрешенный, соглашаясь с вердиктом, вынесенным до этого кузиной. – Мясо было бы вкуснее. Я охотился в Лунных Землях, почему бы не охотиться здесь? Атропос выглядит слишком убого, - он вспомнил, как проезжал по городским улицам в сопровождении Ирдека. – Здесь все так плохо? Чем больше ты мне расскажешь, тем больше я пойму... – он быстро поправился, - вспомню, что здесь происходит. Кому я еще могу доверять, как не собственной сестре?
Он поднял взгляд на Ровенну, гадая, была ли у них со Стефанном такая же взаимосвязь, как у него самого с братом. Насколько они друг другу доверяли? Помогали? Дружили? Любили? Ненавидели? Гипнос этого не знал и не мог рассказать Воскрешенному заранее. Да и кто ж мог подумать, что порталом занесет именно в Атропос и именно к Ровенне!

+2

15

- Любил? – Ровенна рассмеялась, но так невесело, грязно. Она смеялась, потому что сама мысль, что Виктус Беннатор способен на отцовскую любовь, была настолько нелепой, что девушка не смогла сдержаться. Виктус Беннатор – любящий и заботливый отец, подумать только! Такое даже в страшном кошмаре не приснится. В отличие от Дедалуса Беннатора, который действительно любил своего сына, несмотря на его слабость телом, Виктус – прагматик и циник. Такой же лицемерный и эгоистичный, как все в их семействе. – Он любил власть и силу, - фыркнула Ровенна, отпивая из кубка. Пальцы её едва подрагивали, выдавая внутреннее сильное волнение. – Магия – вот, что он любил. И деньги, конечно, куда же без них, - Ровенна вздохнула, откинулась на спинку стула, закинув ногу на ногу. Села вальяжно, не как подобает воспитанной леди. Она посмотрела на брата через стол, качая в руках кубок. Чего-то она говорить просто не хотела. Некроманты – не безжизненные куклы. Они лишь натягивают маски. Слова всё ещё могут их ранить. И поступки – тоже.
«Я сделала это ради тебя».
Чего не сделаешь ради любви! И ради себя – тоже.
- Это неважно, - Ровенна отмахнулась от прошлого и от расспросов брата. – Важно, что мы снова вместе.
Ровенна из-за дара магии всегда была на первом месте. Виктус одаривал её вниманием, требовал с неё вдвойне. Сына… Стефанн хоть и рос избалованным и надменным юношей, который развивал тело за неимением магии и был на лицо красив, того же внимания отца не сыскал. Разве что Виктус всегда пытался дорого продать детей. И Ровенну, как мага, и Стефанна даже без дара магии. В его глазах сын был выше тех же некромантов из Севелена или кузена из Акропоса. Но когда город взяли силой, Магистр и не подумал побороться за сына. Он оставил его, как не-мага. Бросил слабого щенка. И за это Ровенна его возненавидела. Люто. Бешено. До того, что созрела до убийства.
- В Лунном крае? – удивилась Ровенна. До этого она считала, что Гипнос проводил там какие-то опыты над её братом, но Стефанн говорил об охоте. О необходимости что-то добывать и выживать. Так он скитался по землям ульвов? Там сбежал от Гипноса? Как же он тогда дошёл до Альянса? Как попал на дороги Атропоса?
Слишком много вопросов и мало ответов.
- Кому я еще могу доверять, как не собственной сестре?
Слова Стефанна защекотали слух. Зверь-ревнивец, обиженный выходкой брата, внутри Ровенны тихо и ласково мурлыкнул. Стефанну не хватило его флиртующей улыбки, что Ровенна метнула в него кубком через весь стол, показывая ответную любовь. Она смягчилась, расслабилась, почти забыла о Мэгги.
- Культ забрал всё самое ценное из Атропоса. Еду, деньги, здоровых воинов и жителей. Всех, кто смог уйти своими ногами, а кто не пожелал – остался тут кормить воронов своими костями, - Ровенну едва ли заботило благополучие бедняков. До этого дня. Сейчас она видела, что их город слаб и какая их ждёт судьба – известно. – Магистр Альянса рано или поздно нами заинтересуется. Захочет узнать, что случилось с отцом, а если и нет… нам нужно продержаться до того времени. Раздобыть еду, оружие, воинов, эликсиры и лекаря или целителя. Лучше целителя, - Ровенна вспоминала отчёт Ирдека и его предложения, как исправить ситуацию, но в качестве советника выбирала брата, а не простого стражника. – Денег у нас особо нет, но мы можем разграбить уцелевшие деревни и пополнить запасы там.
Выживает сильнейший. Ну, или наглейший. Как кому нравится.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

Отредактировано Изувер (2019-07-31 20:20:32)

+2

16

Все отцы были похожи, что его, Вилрана, что Стефанна. Вилран слушал слова сестры и ее горький смех, и понимал, что спросил чушь. Он уткнулся взглядом в еду и налег на вино. В голове сразу немного поплыло, зато неловкость спала, и уверенности прибавилось.
- Важно, что мы снова вместе, - заключила Ровенна.
- Да, - подтвердил он, невольно ставя отношения Стефанна и Ровенны на один уровень со своими с Гипносом. И разве могло у близнецов быть по-иному? 
- Гипнос повздорил с отцом, - я не знаю, в чем там была проблема, - и Магистр выслал его из Акропоса. Вместе со мной, прислугой и отрядом охраны, - тут Вилран даже душой не покривил – все так и было: и разногласия, и ссылка, и непонимание – тогда Воскрешенный был еще слишком неразумен, потерян и подавлен, чтобы понять, что происходит в его окружении, да и в мире вообще. – Мы сели на корабль – путешествие предполагалось долгим, но из-за нападения пиратов оказались в Лунных Землях. Охрана погибла, Гипнос хотел вернуться, я тоже - и мы повернули обратно. Вдвоем. Но когда добрались до Акропоса, там уже шла война – его штурмовали орды нежити и дракон... Представляешь, огромный дракон! – глаза Вилрана на мгновение блеснули неподдельным восторгом. Вот было бы здорово сразиться с такой тварью! Но на деле он вообще ничего толком не успел, так что и похвастаться тут было нечем. – А потом был взрыв, свет, меня выкинуло в лес и болотину. Я хотел выбраться, пошел вперед... долго...  и встретил Ирдека, вместе с которым уже вернулся сюда. Вот, собственно, и все... Значит, здесь Альянс... – пробурчал себе под нос Вилран и отпил вина, слушая кузину дальше.
Он не особо понимал разницу в Альянсе и Культе, потеряв девять лет настоящего, знал лишь, что они враждовали друг с другом. И знал, что Гипнос был на стороне Культа, как и весь Акропос. В Атропосе же, значит, было по-другому. 
Скажи про отца Магистру Альянса, что хочешь, я всегда тебя поддержу, - Вилрану судьба и смерть Виктуса была неинтересна. Умер и умер – чужой человек сердце Воскрешенного не трогал. Больше интересовало то, что сказала Ровенна дальше. – Разграбить... – он задумался, вспоминая карту земель, что так тщательно изучал в детстве. Учиться Вилран вообще любил – это был единственный шанс, доказать окружающим, что он, а не только Гипнос со своей магией, чего-то стоит. Он знал непомерно много, штудируя книги, для многих неинтересные и ненужные, и пытаясь хоть этим выслужиться перед учителями, отцом и теткой. – Земли Лейдера или Фолента? Мы сможем забрать там провизию, скот, лекарства и даже рабов. Но... если напасть открыто, военного противостояния Атропос не выдержит, судя по тому, что ты рассказала. Разве что никто нас не заподозрит...
Когда Альянс еще только устанавливал свои права на будущих некромантских землях, и будущие Магистры городов боролись за свои права, в ход шло все – и диверсии, и террор, и обычное мародерство. Вилран об этом читал, но тогда вовсе не думал, что самому придется столкнуться с подобным.
А еще, как говорила, Ровенна, надо было защищать Атропос. Вилрану не хватало мыслей и знаний, чтобы что-то решить, а кузина ждала ответа. Но он знал единственный способ этот ответ найти – книги. Кладезь всего, что только можно захотеть узнать, и Воскрешенный никогда не понимал, как другие воротили от них нос, вместо того, чтобы использовать по назначению – для решения спорных вопросов, для реализации самых немыслимых идей. Да, Вилран не владел магией, но он всегда мог быстрее брата сообразить, что предпринять, чтобы найти выход казалось бы из безвыходной ситуации.
- Здесь есть библиотека? – со стороны смена темы разговора могла показаться странной. Для Воскрешенного же ситуация казалась яснее ясного.

+2

17

Ровенна не разделяла восторга брата. Живой дракон, который жёг город предателя, говорил лишь о намерениях Магистра Альянса уничтожить всех, вне зависимости от того: случайные ли они участники захвата Близнецов или же добровольцы, которым интересны идеи Культа. Этот бой был показательным, но о нём всё ещё мало сведений. Никто не возвращался из Акропоса, из него не было вестей. Никаких. Ни хороших, ни плохих. Тишину Ровенна принимала за дурной знак, и решила, что пошлёт к городу кого-то менее ценного, чтобы узнать, что же там произошло и каков исход боя. Когда она возвращалась в Атропос, то видела столб магического пламени, который вырывался из земли и разрывал тёмное небо Альянса. Столб был в Акропосе – в этом некромантка не сомневалась, но что это было за заклинание? На чью голову оно обрушилось? Чьё это оружие? Альянса? Культа? Слишком много вопросов, и ни одного вразумительного ответа.
Некромантка помассировала переносицу.
Она не понимала, почему её брат путешествовал вместе с Гипносом, почему он хотел вернуться в Акропос, а не в Атропос, в свой город, под крыло отца и бок сестры, под защиту своих людей, в конце концов. Почему Магистр Акропоса выслал сына из города. Он знал, что войска Эарлана приближаются, поэтому попытался спасти сына и племянника? Или они хотели использовать Стефанна в своих грязных делах, но что-то им помешало?
- Да. Культ сдал Атропос без боя. В отличие от Акропоса, - Ровенна внимательно посмотрела на брата. – Если, конечно, бой у Акропоса прошёл в пользу Альянса, - она будто бы надеялась, что Стефанн что-то вспомнит и скажет, кто победил в том сражении. Но брат не говорил. Казалось, что то, что Альянс занял Атропос и «освободил» его – для него что-то удивительное.
Ровенна не заметила грусти в словах брата, когда он говорил о смерти отца. Вообще ничего. Будто его это никак не задевало и не трогало. Некромантка знала, что между Стефанном и Виктусом никогда не было тёплых родственных взаимоотношений. Она предполагала, что смерть отца скорее потешила бы брата, но он держал настоящие чувства глубоко внутри себя и не хотел их показывать, или же… он всё ещё был в потерянности после того, что с ним сделал этот фойрров Гипнос Беннатор. Ровенна пообещала себе, что достанет его из-под земли, и некромант будет умирать долго и мучительно за всё, что сделал с её братом. Она ему этого не простит.
- Лейдер, - согласилась Ровенна. Её приятно удивило, что брат так быстро перешёл к решению проблем, и уже предложил варианты. – В Фоленте много охраны. К нему не подступиться. Но для Лейдерской деревушки нам хватит сил, - девушка постучала пальцами по столу, взвешивая решение. Она с лёгким беспокойством посмотрела на брата, которым дорожила. Стефанн казался ей не вполне здоровым, но им нужна провизия. Как можно быстрее. – Библиотека? – удивилась Ровенна.
Она не помнила, чтобы брат когда-либо проявлял особый интерес к книгам.
- Книги Культ не интересовали, - фыркнула некромантка, переложив одну ногу на другую. – Странно, что тебя они заинтересовала. Или ты там что-то припрятал? – Ровенна хитро прищурилась. Мало ли какие у её брата секреты.

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

18

- Ничего я там не прятал, - ответил Вилран. Может у Стефанна и были какие заначки, но он уж точно о них не знал. – Я хочу всего лишь взглянуть на книги. В них можно найти много интересного, если знать, что и где искать. В истории Альянса было немало войн, и многие из них занесены в летописи – нам есть чему поучиться, если мы хотим сохранить город, - пока он болтал, успел доесть все рагу прямо из общего блюда, и теперь, осознав это, искал взглядом, что бы такого съесть еще. – Смотри, если мы хотим напасть на деревни Лейдера, а в Атропосе все так печально, как ты сказала, - да он, в общем-то, и сам это видел, пока ехал по улицам, - то наши соседи могут вполне попытаться отжать по нашему примеру Атропос себе. Например, тот же Лейдер может додуматься прийти под наши стены. Нам придется защищаться и найти какой-то способ, как это сделать, если людей почти не осталось. Я плохо сплю по ночам, так что вполне могу поискать что-то нужное в книгах, пока не потянет в сон...
Он не договорил – дверь отворилась, пропуская в комнату Мэгги с подносом в руках. На подносе красовалась тарелка с мелко-нарезанными кусочками жареного мяса. Кусочки были обильно посыпаны специями и порезаны так тонко, что просвечивали – очевидно, чтобы создать видимость большего количества мяса, чем было на самом деле.
- Все, что нашли, госпожа, - Мэгги, все еще зашуганная, заискивающе посмотрела на Ровенну и поставила тарелку на стол. – Больше совсем нет.
- Во время осады Нертана в 384 году ели кошек, собак... и крыс, - выдал Вилран, раздумывая, не пододвинуть ли всю тарелку с мясом к себе. – Обычных крыс.
- Фу... – не удержалась Мэгги и скривила нос. – Гадость же.
- Люди умирали от голода – им выбирать не приходилось. А еще ели трупы. Посвежее...
Мэгги побледнела и прикрыла рот рукой.
- ... ведь для мертвецов плоть не очень и важна, а живым она помогала к этой армии мертвецов не присоединиться. 
- Господа, я уберу посуду, - проблеяла Мэгги и, собрав пустые тарелки со стола, ретировалась к выходу. Разговоры о поедании мертвечины ее желудку явно делали плохо.
Вилран проводил ее взглядом и посмотрел на Ровенну. Судя по ее задумчивому и малость опешившему виду, она его тоже с мертвецами не поддерживала. Ну, и ладно: не хотят мертвечину - пусть не жалуются, что есть нечего. Но крыс-то хотя бы можно принять! Вилран подумал и пришел к выводу, что сам бы он не отказался от серой мелкой твари - ни от жареной, ни от сырой. Он помнил, что в детстве почему-то не ел ничего подобного, но сейчас вкусы изменились, и ему было странно это вспоминать.
- Так что у нас с Лейдером? – Воскрешенный запустил вилку в жареное мясо, накалывая несколько кусков. – Когда? Оружие мне вернут?
Ножны с мечом прислуга унесла еще во время купания, а обратно так и не вернула, и Вилрана очень тот факт беспокоил. Ему нравилось, когда оружие было рядом – ощущать его прикосновение к бедру, сжимать рукоять, резать врагов. А если уж не резать, то хоть просто тренироваться. Он настолько сроднился с мечом за поход по Лунным Землям, что без него чувствовал себя более голым, чем без штанов.

+2

19

- Интересно, - прокомментировала Ровенна стремление брата окунуться в знания, и сделала глоток вина.
Некромантка понятия не имела, что Гипнос Беннатор делал с её братом, но Стефанн неожиданно… нет, не поумнел, а как бы так поделикатнее выразиться?.. Хм… О! Приобщился к артефактам словесности.
Ровенна не возражала и не спорила. Девушка считала, что в книгах и истории, если она не искажена историками и писаками, которые любят приукрасить действительность или преподнести вымысел под флёром правды, много полезного и поучительного. В конце концов, Акропос – не единственный город, который пострадал во время осады. Они – не первые. По опыту предшественников, если учесть все плюсы и минусы их положения, можно добиться если не многого, то хотя бы выжить. Другое дело, что Стефанн, который разбирался в стратегии и тактике намного лучше Ровенны, никогда не уделял такого внимания литературе. Все эти талмуды он считал ненужными сборщиками пыли и плесени, а истинные знания брал от живых наставников, учителей и бывалых генералов.
- Могут, если посчитают, что наши земли без хозяина, защищать их некому и, несмотря на отсутствие продовольствия, золота и всего остального, - полезны хотя бы землёй, - Ровенна не исключала такой вероятности, но рассчитывала, что страх перед Культом настолько велик, что никто из соседей не позарится на их земли. Им бы свои удержать. – Сейчас у нас нет сил держать оборону и выступать против соседей открыто. Да и встречать их у наших ворот – тоже.
Мэгги вернулась со скудной добычей. От одного вида служанки Ровенна скрипнула зубами. Воспоминания о Стефанне и этой девке, плещущейся с ним в воде, по-прежнему свежи. И всё же она терпела её общество и никак не комментировала болтливость служанки. Лишь запомнила, когда девица разговорилась, забыв о страхе перед дочерью Магистра.
- Выступим через день. Соберём калек, идиотов, кто там выжил и меч в руках держал, а не на картинках рассматривал, - Ровенна не притронулась к мясу. Оставила брату тарелку целиком. От вида пищи, кое-как добытой служанкой, некромантку тошнило. – Вернут. Здесь тебе бояться нечего. Ты дома.
Дома, где хватает больных бедняков, которые хотят жрать, и им нет дела до зажравшихся господ. Дома, где воины – три калеки на стене, не способные себя защитить, что уж говорить о защите города и двух отпрысках покойного Магистра. Эти как сами бы не прирезали, пользуясь случаем. Дома, откуда ушёл Культ и куда мог бы вернуться.
Самое безопасное место в мире.
Ровенно саркастично фыркнула.
- Ешь, Стефанн, у нас много дел.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

20

Вилран и ел. Дважды ему предлагать не надо было. Ровенна оказалась доброй, – зря он волновался на ее счет, - даже мясо все отдала, так что Воскрешенный наелся, напился и расслабился – никто тут, вроде бы, нападать на него не собирался. Да и меч вернут - совсем хорошо, так что в целом Атропос ему очень даже нравился.
Сразу из-за стола Вилрана отправили в его покои. Вернее, не его, а Стефанна, но Воскрешенный уже привык считать все, что принадлежало кузену, своим. Огромные окна, шикарная кровать, на которой, наверное, могли бы уместиться человек пять-шесть в ряд, резная мебель из черного дерева с позолотой, мягкие кресла, большой камин и целых два зеркала – одно над камином, второе, в полный рост, на стене. Покрасоваться Стефанн, видимо, очень любил, не то что Гипнос, у которого зеркал днем с огнем было не сыскать. Прислуга зажгла свечи в канделябрах, поинтересовалась, не нужно ли чего, и ушла, притворив за собой двери.
Первым делом Вилран заметил свой меч, лежащий на низеньком столике. Он тут же бросился к нему, проверил, достав из ножен, и облегченно выдохнул – все на месте, никакого обмана. Пусть оружие было не лучшим в своем роде, но Воскрешенный к нему уже привык и менять пока что ни на что не хотел. С мечом в руках он подошел к окну. На улице уже стемнело: внизу, во дворе светилось несколько ярких точек-факелов. Еще несколько огней – уже вдали. Для целого города маловато. И Воскрешенному стало жутко тоскливо – также, как тогда, на болотах, когда пришлось одному ночевать в лесу. Без Гипноса он по-прежнему чувствовал себя обделенным, нецелым, заброшенным и ненужным. А когда он так думал, становилось по настоящему страшно, и Вилран решил, что свет гасить не будет – ведь тогда тени, что прячутся по углам комнаты, до него не доберутся. Они всегда пытались подкрасться, когда он оставался в одиночестве.
Воскрешенный отошел от окна, сел на кровать, положил с собой рядом меч и задумался, что делать дальше. Спать он не хотел, советоваться было не с кем. По пути сюда, ему успели немного показать замок – где кухня, библиотека, комнаты сестры, прислуги, охраны и прочее. Вилран запомнил. Еще за столом он говорил Ровенне, что хотел бы почитать на ночь, но сейчас эта идея не казалась ему хорошей – в библиотеке он снова будет один, а его тянуло к людям.
Воскрешенный покосился на дальний темный угол комнаты – там, у шкафа, - свет до туда не доставал. И там жила Тьма. Копошилась, вилась, ждала его, чтобы забрать обратно, протягивала жадные щупальца, стоило отвернуться. Иногда она принимала образ Амисы, которая настолько ненавидела своих детей, что желала только их смерти, иногда тех несчастных, кого Вилран убил (странно, но он очень точно запоминал их лица, хоть и не испытывал к умершим и капли жалости), иногда это были просто монстры из детских страшилок или Тени из Мертвого Акропоса, что бродили по искаженным улицам, пока не пришел Гипнос и не забрал Вилрана в мир живых.
Вилрану хотелось бы спать рядом с братом, как было в детстве, как он привык. Но Гипноса рядом не было. Была лишь Ровенна, вроде бы сестра, но не его, а Стефанна... Но раз он был Стефанном, то, может быть, и его? Мысли Воскрешенного всегда заходили в тупик, когда он начинал думать, кто и кем ему теперь приходится.
Он поднялся с кровати, прихватил меч, канделябр с зажженными свечами и вышел в коридор.

Комнату Ровенны Вилран нашел сразу – она не так далеко от его собственной находилась. Осторожно открыл дверь – свечи были погашены, сестра спала. Он прошел внутрь, несколько минут постоял рядом с кроватью, слушая тихое дыхание Ровенны, затем поставил канделябр на стол, разделся и прилег на краешек кровати, забравшись к сестре под одеяло. Закрыл глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям. Да. Вроде бы полегчало – близость родного человека успокаивала, а Ровенна, так или иначе, должна была стать ему родной, раз он заменил ей Стефанна.

Отредактировано Вилран (2019-08-09 14:54:29)

+3

21

Внутренние сомнения отговаривали Ровенну вернуть Стефанну меч. Мало ли что. Брат казался ей чужим, не таким, другим. Поломанным. Собранным по кусочкам. Она не нашла в нём следов магии, которая точно бы подтвердила, что перед ней не Стефанн Беннатор, или кто-то, кто сидит в его голове и отдаёт приказы, но что-то было не так. «Не так» она списала на травмы и решила, что обязательно найдёт лекаря, который осмотрит её брата. В Лейдерской деревню она шла в первую очередь не за провиантом, которого им после Культа критично не хватало, а за лекарем. Если бы дела шли не так плохо, как сейчас, то Стефанна бы уже осмотрели и подлечили. Им повезло, что он не ранен, не умирает, а выглядит вполне здоровым. Физически. О духовном речи не шло.
Перед ней был другой мужчина. Неожиданно повзрослевший, более серьёзный, продуманный. Не парень, который мог крутиться возле зеркала, примеряя новый дорогой камзол.
Мысли мешали Ровенне уснуть. Она продумывала каждый шаг, каждую строчку в письме, которое отослала Магистру Альянса. Она хотела опередить всех прытких и жадных до денег и власти некромантов, которые остались в городе. И хотела узнать, что произошло в Акропосе. Откуда ждать беды. От Эарланов или от Культа, который не уничтожен. Слишком уж тихо, и беженцев нет. Да и войско Магистра не возвращается из города после бойни. Что там вообще произошло?
С тяжёлой головой Ровенная ложилась в постель. Она задремала, свалившись от усталости и слишком насыщенного событиями дня, но почувствовала, как кровать прогнулась под весом ещё одного тела. Некромантка не слышала, как в комнату вошли, но почувствовала знакомый запах. Несмотря на все изменения в поведении брата и странности, Ровенная не чувствовала опасности. Она любила Стефанна и для себя решила, что это он.
Некромантка не открыла глаза.
- Знай: я всё ещё зла на тебя, - нарочно обиженным и строгим голосом сказала Ровенна.
Она подумала, что Стефанн пришёл к ней мириться, но некромант не тянулся к ней, не пытался увлечь в объятия, отшутиться или сказать, что она опять что-то себе придумала и обиделась на какую-то мелочь. Ровенна открыла глаза, чтобы посмотреть на брата. Стефанн спал. Некромантка тихо фыркнула. Он, кажется, и слов её не слышал. Так устал за день?
«Что за глупые мысли. Конечно, устал».
Ровенна укорила себя за отсутствие заботы. Сейчас Стефанн был близко. Спокойно спал на подушке, пристроившись с краю, будто непрошенный гость, который боялся, что его выгонят. Он казался ей ребёнком. Впервые за всё то время, что они пробыли в разлуке, Ровенна успокоилась, почувствовала себя целой. Ей захотелось крепко обнять брата, прижаться к нему, расплакаться, будто ребёнку, у него на плече, потому что от убийства отца было тошно, а от мыслей, что Стефанна уже не вернуть и это её вина – горько. Она протянула руку, легко тронула лицо брата, убирая прядь волос с его лица, и не ожидала, что он проснётся.
Некромантка убрала руку, поначалу собираясь снова скорчить обиженную, отвернуться от него и засопеть, но быстро передумала. Она придвинулась ближе, поцеловала, как соскучившаяся, но на секунду оторвалась, взглянула брату в глаза. Зелёные глаза недобро блеснули.
- Больше никакой Мэгги, понял? – и поцеловала ещё раз.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

22

Вилран проснулся от прикосновения Ровенны. Спал он чутко – если разум и отключался полностью, то какая-то часть его существа все время была на страже. Кузина пододвинулась ближе и поцеловала его в губы. Не так как Зарина или Мэгги – просто прикоснулась и отстранилась обратно. Но ему было приятно. Даже, наверное, приятнее, но, быть может, дело было  в том, как Ровенна на него смотрела – как-то по-особенному мягко. Также на него смотрел Гипнос, - с любовью, заботой, теплотой, - и сейчас Вилран ощущал во взгляде кузины нечто родное.
— Больше никакой Мэгги, понял? – взгляд Ровенны на мгновение изменился, став жестче, но она снова прильнула с поцелуем, и Вилран совсем растаял.
- Никакой. Как ты скажешь, - тихо ответил он и умиротворенно закрыл глаза, погружаясь в дрему.
Когда-то в детстве его на ночь всегда целовала в лоб Герцера. Ровенна ею не была и целовала в губы, но так получилось даже лучше. Вилран наконец-то почувствовал тот самый покой, что испытывал в детстве, когда был дома, в собственной постели, где никто не преследовал и не нападал. Рядом посапывал близкий человек, и он ловил его дыхание, а Тени по углам и вовсе не существовали. Герцера рассказывала близнецам на ночь сказки, и они засыпали, слушая их.
Интересно, знает ли сказки Ровенна? Вилран мог бы рассказать ей, если нет, и про мертвую рыбу, хранящую золотое кольцо, и про крихту, ворующую девушек, чтобы высосать их кровь, и про призраков, охраняющих склеп принцессы, - сейчас, когда говорить у него стало получаться все лучше и лучше, ему это не составило бы труда. А еще интересно, как бы встретился с Ровенной Гипнос... Наверное, порадовался бы, что у них появилась сестра. Он говорил, что кузены – большие зануды и любят только себя, но сейчас Вилран видел, что Гипнос ошибся – Ровенна любила еще и его, Вилрана. Или Стефанна? Хотя, если он был Стефанном – это было равнозначно.
Вилран, уже на грани сна, пододвинулся ближе к Ровенне, обнял ее и подтянул ближе к себе.
Так было правильно.
И он окончательно уснул, уткнувшись носом в ее плечо.

Отредактировано Вилран (2019-08-10 18:02:01)

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [20.07.1082] Атропоский трикстер