Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [24.04.1082] Очи Великого суда


[24.04.1082] Очи Великого суда

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

- Локация
Остебен, г. Андерил
- Действующие лица
Сейлан Лиерго, Триумвират (нпс)
- Описание
предшествующий эпизод - [17.04.1082] Замогильный душок
По приказу короля королева вместе с кронпринцем отравились в Андерил, чтобы договориться с Триумвиратом о безопасности беженцев из столицы и окрестных деревень. Королева с принцем ехали впереди людей, которые в последний день по приказу короля или по собственному решению торопились покинуть столицу до пришествия нежити. В Андериле уже появились беженцы из округа Вильсбурга и будут ещё. Королева с принцем должны были приехать за неделю до их прихода, чтобы договорить с непреклонным Триумвиратом и подготовиться к прибытию беженцев.

+2

2

День выдался не слишком теплым для весенних дней. Практически через месяц теплый сезон должен сменить прохладные, весенние дни Остебена. Сейлан следил за дорогой, будучи в карете вместе со своей королевой-матерью. Выглядела она с самого начала не слишком радостной. Понятное дело, возможно, она могла думать об отце и обо всем тому, что в данный момент происходит с Остебеном. Наступили сложные времена. Мертвецы чуть ли не далеко стадом разносят и уничтожают поселениях крестьян, которые бегут в более безопасные места Остебена. Отец болен черной розой, но все также отлично управляется государством, при этом не теряя самообладание, обладая железной волей, как подобает монарху. Сейлан до сих пор не может свыкнуться с тем, что отец подвергся этой болезни, хотя не придает виду, опасаясь, что многие могут увидеть в его эмоциях слабость.
За главной каретой и впереди растягивался охранный эскорт, который охранял королеву и кронпринца, в случае непредвиденных обстоятельств, да и сам Сейлан оделся не слишком наряженно, скорее безопасно и верный родовой меч располагается при себе.
В голову лезли всякие мысли, которые так и навязывались и не хотели отпускать. Все эти мертвецы, которые уже довелось увидеть воочию, некроманты, направляющие их и беззащитные люди, которые лишились практически всего, когда спасли свою жизнь. Сейлан надеется, что Триумвират встретит королевских особ более теплее, чем сегодняшний день в Андериле. Карета и эскорт почти приближался к Городу Тысячу Храмов. И не спроста этот город имеет подобное название, так как Андерил чуть ли не состоит из многообразных святилищ, посвященных Творцу. Идеальное место для людей, которые отчаялись, потеряли земли, дома и родных им людей. Принц продолжал задумчиво следить за дорогой,  замечая, как путный обзор обычных деревьев домов постепенно сменяется больше на красивые постройки храмов. Сейчас он выглядел сурово и очень серьезно, ведь предстояло встретиться с духовными просвещенными, чтобы уговорить их принять беженцев в своих многочисленные храмы Андерила. По правде говоря, кронпринц немного тревожился, но в тоже время сохранял железное спокойствие со стороны и держался также. Отец доверился ему, и доверил важную миссию, как будущему королю Остебена, и подвести Его Величество и весь притясненный крестьянский народ Сейлан уж никак не мог.
Паломники всегда заполоняли этот город, и то что теперь их было видно в разных масштабах - ничуть не удивляло кронпринца, но некоторые люди отличались от паломников, что заставило на них обратить внимание. Видимо беженцы все же опередили королеву и кронпринца и пребывали в Андериле. Что сказать, от смерти и не так припустишь бежать - тем более такой яростной, как мертвецы. Сейлан не слишком удивился.
Карета остановилась возле самого Храма Люциана. Посмотрев на мать, сын с теплотой улыбнулся ей.
- Не волнуйся, все получится. - Спокойным и ровным тоном произнес кронпринц.
Сейлан первым выбрался из транспорта и помог королеве, протянув руку помощи. - Ваше Величество.
В ножнах кронпринца покоился полуторный фламберг, который Сейлан именовал как "Остебенский коготь". Оставлять свое оружие кронпринц не хотел, но если перед входом в храм попросят на время расстаться с ним временно, то, наверное придется исполнить просьбу по долгу веры.
Сколько бы не видел перед собой Сейлан Лиерго Храм Люциана, то никак не мог в полной мере разглядеть его  формы и красоты до полного удовлетворения. Те, кто его построил, будто отдали свою душу, вдохнули жизнь, ибо постройка и вправду поражало воображение, завораживало.

+2

3

Триумвират подчинялся короне, однако по каждой ситуации имел собственное мнение и не гнушался его высказать, оказывая давление на корону. Он считал себя гласом Люциана на земле и трактовал его волю, не без примеси человеческих пороков, свойственным глашатаям Создателя. В Андериле сложилась чёткая иерархия, в которой практически не осталось места для воли короля. Убедить их в том, что Остебен нуждается в защите Триумвирата, - это как заведомо признать, что король где-то допустил ошибку, поплатился за неё и сейчас настолько слаб, что просит помощи у Триумвирата.
Андерил был закрытым городом, куда пропускали по специальным пропускам. Войти в город мог лишь тот чужак, за которого поручился кто-то из лордов города, который давно проживает на территории Андерила и успел войти в доверие к Триумвирату, либо по личному мнению храмовых жрецов, которые посчитали, что новые гости смогут послужить на пользу их верующему обществу.
Король же просил предоставить пищу и кровь всем людям, которые прикоснулись к тёмной магии. Едва ли они могли принести какую-то пользу Триумвирату.
Верхушку Триумвирата составляли три Верховных жреца, выбранных из числа достойных. Титул, как правило, закреплялся за жрецом до его кончины и передавался другому достойному жрецу, которого выбирали оставшиеся жрецы, либо общим советом Триединства. Следующими в иерархии стояли  прорицатели и предсказатели судеб, которых называли Видящими. Семь Видящих, которые говорили только о судьбе и трактовали знаки небес, а в остальное время хранили обет молчания и носили серые маски, с прорезями для глаз, но отсутствующими ртами. Седьмым Видящим всегда был медиум.
Кронпринцу и королеве довелось увидеть множество жрецов и жриц среднего ранга, которые занимались чтением молитв, помогали больным и беднякам. Многие из них обладали талантами знахарства, разбирались в травах, или были целителями. Мужчины и женщины в белоснежных одеждах, расшитых золотыми нитями, с рисунками треугольников – как символа Всеотца и его покровительства над миром смертных, будто бы не замечали гостей. Каждый занимался своей работой. Маги-целители, которые носили наряды жрецов, ходили с деревянными посохами, с практически идентичными навершениями, где все знаки стихий совмещались с треугольником Люциана.
На встречу к королеве и кронпринцу вышел один из жрецов. Его волосы успели побелеть от старости, но в теле и взгляде всё ещё чувствовала сила. Мужчина не опирался на магический посох, а будто намеренно подчёркивал своё превосходство над другими жрецами и жрицами. Драгоценный камень ярко выделялся в посохе и слабо мерцал, когда мужчина использовал магию. Он был наставником магов школы Очищения – старшим среди них, но подчинялся воле Троих, стоявших выше него.
- Приветствую вас в Андериле, в Великом Доме, главном храме Триумвирата, - мужчина обратился к королеве и принцу. Статус позволял ему не прогибаться в раболепном поклоне. – Триумвират уже ждёт вас, - мужчина развернулся и направился по длинному коридору. В конце просторной залы возвышался огромный по размеру монумент, на нём возвели статую Люциана. Всеотец был одет в длинную рясу. В левой руке он держал меч, воткнув его основанием в землю, а правую простирал ладонью вниз над головами прихожан и молившихся жрецов.
Королева в молчании следовала за жрецом и прислушивалась к мольбам прихожан, которые просили изгнать зло из их земель, наказать всех повинных в их лишениях и вернуть мир и процветание в земли Остебена.
Сейлана и Сивилу проводили в один из залов для переговоров. Триумвират редко принимал высокопоставленных особ, и на такой случай они имели лишь просторную комнату с большим квадратным столом, в центре которого был круг с символом Люциана. Королеву и принца пригласили сесть за стол в мягкие кресла. Верховные жрецы Триумвирата были здесь и сидели в отдалении, у стены, за овальным и продолговатым столом, с которого свисало тонкое и лёгкое полотно в синих цветах, расшитое всё теми же символами Творца.
За столом сидели двое мужчин и одна женщина. Все трое – в скромных белоснежных одеждах. Магические символы были лишь на широких плетёных поясах и на манжетах. За головой каждого стоял магический посох – все три с разными символами. В густые длинные бороды мужчин были вплетены нити, как и в волосы женщины. На их головах не было головных уборов, подобий корон или венцов.
- Что привело вас в Андерил, Ваше Величество и Ваше Высочество? – спросил мужчина за столом, который, по-видимому, был страшим из тройки.
- Его Величество обеспокоен судьбой своего народа, - Сивила заговорила первой, но основное слово предоставила сыну.

Визуализация
Видящие

http://www.booktran.ru/wp-content/uploads/2017/11/ishi.jpg

Жрецы-целители

https://db4sgowjqfwig.cloudfront.net/images/2399855/High_Mother_Sarise_Dremagne.jpg

Верховный жрец магов очищения

https://i.pinimg.com/originals/44/dd/3a/44dd3a3df2d67ab39c692c284446f3fb.jpg

Младшие жрецы очищения

https://pre00.deviantart.net/998c/th/pre/i/2016/263/c/2/caswen_by_montjart-daicnlr.jpg

Хранители древних свитков

https://static3.hentai-image.com/upload/20161007/148/151482/109.jpg

Защитники главной цитадели

https://i.pinimg.com/originals/fe/ed/5e/feed5efb00e83b5670a94e03efe384a4.jpg

Триумвират, один из Тройки Великих

https://orig00.deviantart.net/fa28/f/2016/042/8/b/alex_stone_high_priest_by_alexstoneart-d9rc03l.jpg

+2

4

Кронпринц и королева последовали в храм за жрецом. Храм по масштабам внутри был просторным и мог принять большое число беженцев. Только для этого и осматривался по сторонам кронприц, расценивая приблизительно сколько смогут несчастных людей уместиться в подобных убежищах Андерила. Сейлан проходил мимо жрецов и жриц, которые совсем не обращали внимания на новоприбывших, да и сам принц старался не смотреть в их сторону, так как от мольб прибывших людей Сейлану становилось не по себе и хотелось как можно скорее добраться до этой верхушки жрецов, чтобы начать переговоры. Вот только сопровождающий жрец располагал не молодой возраст, хоть он не опирался на свой посох, однако вел не слишком быстро до назначенного места. К счастью, они все же добрались до одной из комнат переговоров, где располагался квадратный стол, в центре со знаком Люциана. Декор, по правде говоря, впечатлял. Не слишком вырисовывался и имел некую "золотую середину".
На приглашение сесть за стол на мягкое кресло принц вежливо принял, хоть и сидеть после дороги ему не слишком то и хотелось. Ради приличия не стоит забывать правила этикета даже кронпринцу. Отстегнув ножны, в которых покоился меч, Сейлан отложил за кресло, где в любой момент он мог с легкостью достать фламберг из ножен. Королева устроилась также рядом. Три персоны, что располагались напротив королевской семьи внимательно разглядывали новоприбывших гостей и, наконец, видимо старший из них задал важный вопрос. Предполагая, что, возможно, сейчас ответит мать, принц решил промолчать, и правильно сделал, так как королева сразу ответила верховному жрецу, но в дальнейшем все оставила на сына. Кресло было слишком мягким и сидеть в нем кронпринцу было немного не удобно. Не спешно, Сейлан серьезным взглядом посмотрел на верховных жрецов, но обращаться сразу не стал, пока верховные жрецы не сосредоточили взгляд на нем. Продлилась небольшая и тихая пауза, после чего, принц начал говорить.
- В этот светлый город прибывают большим количеством, и буду продолжать прибывать беженцы. Их дома разрушены из-за полчищ нечисти, что является угрозой для всех. Людей много и поэтому, необходимо принять беженцев в городе Тысячи Храмов и всем предоставить место в обители Творца. - В последнем, Сейлан Лиерго подразумевал, чтобы верховные жрецы приняли всех бежавших крестьян в свои многочисленных храмы, что расположены по всему Андерилу. Говорил кронпринц спокойным тоном, но в то же время внушающим и увереным. Ведь на кону стоят жизни выживших людей, которые спаслись от армии мертвых. Но если им не предоставят кров и убежище, то это худшее, что с ними может тогда произойти, а этого Сейлан никак не мог себе допустить, даже мысль подобная казалась дикостью, от которой в ушах начинало звенеть.
Кронпринц спокойно следил за реакцией верховных жрецов, смотря то на одного, то на другую, выжидая ответа. Сейлан всегда знал, что Триумвират отличается своим собственным нравом и чуть ли не пытается жить по своим правилам, стараясь не слушать веления Его Величества, однако король всегда превозносится над верховным жрецами, сколько бы их даже ни было в числе.
- Более подходящего места, где бы можно было принять в полной мере народ не найти, кроме Андерила. Это веление Его Величества.
Сейлан также знает, что у королевы присутствует письмо от Его Величества, где король лично обратился к Триумвирату, чтобы была предоставлена помощь отчаявшемуся народу.

+1

5

- Храм Люциана даёт помощь каждому, кто в ней нуждается, - заговорила Верховная Жрица. – Однако мы не были готовы к такому количеству беженцев. В других городах Остебена также существуют храмы нашего великого Всеотца, которые могут принять беженцев и помочь им вернуться на истинный путь.
Любое изменение в количестве людей, населяющих один город, приводило к большой нагрузке на стражников, которые следили за порядком в городе Тысячи Храмов, и на количество пищи и спальных мест, которые мог выделить Триумвират без ущерба коренным жителям города.
- Мы предоставили пищу и кров всем, кто прибыл в стены нашего города.
Не всем – а лишь тем, кого Триумвират посчитал достойными такой жизни. Некоторые люди вынуждены уходить ещё дальше и искать спасения в других городах и деревнях, где на чужаков смотрят так же косо и с опаской, ожидая от них проблем.
- В Андериле много больных Розой, - что было всегда, ведь раньше заражённые не проявляли агрессии по отношению к живым. Они умирали в муках, но тихо. Их тела придавали земле или сжигали согласно старым заветам, опасаясь, что зенвульская зараза попадёт в почву и отравит воду. – Нам известно, что произошло в столице.
Жрецы говорили спокойно, но в их словах практически не скрывался смысл – они не желали впускать в город всех людей, которые нуждались в помощи, и говорили о том, что безопасность для них стоит превыше всего.
- Ваше Высочество, - заговорил второй жрец. – Наши запасы зерна и продовольствия всегда делаются с учётом возможного притока людей, но мы не были готовы к такому количеству прихожан. Триумвират не закрывает свои двери, но наши возможности сильно ограничены. Мы не сможем прокормить всех людей и гарантировать им безопасность, если люди, заражённые Розой, откажутся от лечения. Или же если нам не пойдут на уступки и не предоставят продовольствие и стражников в нужном количестве.
Стражники были нужны в другом месте – в столице и в округе Вильсбурга, куда сходила вся нежить. Они держали оборону на границе и не имели возможности распылять силы на другие города Остебена. Проблемы Андерила по сравнения с проблемой столицы казались чем-то ничтожным, но проблема возможного голода, который навис над их голова, уже неоднократно звучала, в том числе, в зале совета Его Величества.
- Большая часть беженцев – крестьяне, которые занимались взращиванием пшеницы. Что случилось с их угодьями? Всё оставлено на волю нежити? – женщина смотрела холодно и из-за светло-серых глаз  и чуть вздёрнутого острого подбородка взгляд её казался надменным.

+1

6

От всего услышанного, принцу стало немного жарко в помещении. Он злился на на верховных жрецов, а горячая и молодая кровь только подхлестывала нарастающий пыл в сердце юного наследника. Однако он сохранял спокойствие и невозмутимое лицо нисколько не проявила излишних эмоций, разве что, только глаза горели неугосающим пламенем. Устроившись вновь поудобнее на слишком мягком кресле, Сейлан облокотился на стол, внимательно продолжал смотреть верховных жрецей поочередно, взгляд остановился на женщине, которая говорила от общего их лица больше, ежели остальные двое.
- Я никогда не смел думать, чтобы Верховная Жрица позволила бы говорить себе, что ... Что-то может быть оставлено на волю какого определенного случая или кого-то, ведь на все воля Творца, как Вы все, во всяком случае, должны знать. Нежити не нужны угодья, им нужна Ваша плоть. И если мы не объединимся в одном деле, а это, если посмотреть в Вашем случае - помощь всем обездоленным и лишившемся крова, то по воле Творца, скорее всего, тогда нежить и доберется медленно до Вас. - Кронпринц сохранял невозмутимость и говорил без лишних эмоций.
Если все. Абсолютно все вместе сплоченно не будут действовать против общего врага, то они проиграют, ведь враг пополняет свои ряды каждый день, он не имеет потерь, а наоборот за каждым походом пополняет свои мертвые ряды, становится сильнее. После  слов принца задержалась пауза, после чего, принц решил продолжить.
- Его Величество очень рад, что Вы приняли, как сказали "всех" под свое крыло. Но мне прекрасно известно, что Вы оказываете помощь методом подбора. Кому-то помогаете, а кого-то оставляете обреченными на долгую и мучительную смерть.
Естественно у принца есть собственные глаза и уши. Изначально, перед выездом, ему доложили обстановку из Андерила, какими способами жрецы храмов оказывают помощь обездоленным. Эта некая своеобразная тактика кронприца, иметь по Остебену глаза и уши. Ведь информация навес с золото.
- Его Величество направил силы в нужное русло, чтобы оказать сопротивление в определенной стратегической точке. - Сейлан имел в виду про просьбу жреца, посчет дополнителные военной силы. Короткий ответ имел тонкий намек. И насчет защиты границ Вильсбурга, куда поступают большее число нежити, Сейлан посчитал не обсуждать с жрецами, так как это совсем не их дело. Они не правят, не командуют, а помогают людям, наставляют их по духовному руслу и вселяют надежду.
- Город Тысячи Храмов больше всех подходит для оказания помощи многочисленным беженцам. - Сейлан произнес более басистым тоном. Вновь сдержал паузу, давая понять, что этот вопрос все еще актуален и важен. Это приказ Его Величества и они просто не имеют право ослушаться короля. Затем также продолжил теперь спокойным тоном.
- Как Вы уже обозначили, что большая часть беженцов занимались взращиванием пшеницы. Так пусть они сеют в полях Андерила пшеницу. Тем самым, они окупят свое присутствие в Андериле в разы, что даже не будут голодать остальные жители города. Зима далеко позади, а сезон посевов в самом разгаре, что нам всем на руку в данном случае, ибо пшеница сеится в максимально ранние сроки, когда в почве достаточное количество влаги для прорастания зерна. Сейчас именно этот момент. Крестьян много, и поэтому зерна будет много, по воле Творца. Возможно, вам необходимо будет построить зернохранилище для лучшего содержания продукта.
Все это время, Сейлан не сводил глаз с жрецов, спокойным видом рассматривая одного за другим. Он не собирался уходить отсюда, пока они не подчинятся приказу Его Величества.

Отредактировано Сейлан Лиерго (2019-06-01 15:39:35)

+1

7

- Ваше Высочество, вы должны понимать, что королевская казна не бездонна – так и не бездонны наши амбары с пищей, которую мы заготавливаем для горожан. Если мы будем давать пищу и кров каждому, кто в ней нуждается, то уже через месяц нас всех ждёт голод и мор.
Верховная жрица, в чём с ней были согласны остальные Верховные, считала, что лучше пожертвовать частью горожан, чем поставить под угрозу жизнь всего города, чтобы спасти всех.
- Андерил – чистая земля, и она останется таковой по велению нашего Всеотца. Наши двери открыты до тех пор, пока ничего не угрожает жизни людей.
Жрецы могли лукавить, говорить полуправдами, обещая принцу, что они готовы принять каждого жителя Остебена, который лишился дома и работы, но они говорили честно и не пытались приукрасить действительность. Они не говорили от лица Люциана, но говорили, как Триумвират этого города, вверенного им руками Всеотца. Они действовали в личных интересах, со своим понятием благих намерений, что не скрывали от короны. Король Гренталь догадывался, что так будет, поэтому отправил на переговоры королеву вместе с принцем – наследником короля.
Королева молчала. Она могла бы сказать, что король предложил выход, но вместо этого дала слово сыну. Он будущий монарх – это его право.
- Если Ваше Высочество знает, откуда нам взять пищу, чтобы прокормить народ, мы примем всех, кого вы посчитаете нужным, - Жрец подхватил слова Верховной и заговорил прямо, чтобы принц видел, в чём проблема и что именно не устраивает Триумвират. - Однако нас настораживает количество больных Розой и то… влияние, которое они оказывают на других людей.
Жрец говорил о нарастающей панике. Больные Розой оборачивались мертвецами и нападали на живых – никто не знал, как это происходит и почему, но заражённых боялись, а больные Розой желали выжить любой ценой, оттого сеяли смуту, устраивали драки, отказывались отсиживаться в закрытых храмах, где не представляли угрозы для других горожан.
- Если в Андериле соберётся достаточное количество пахарей, которые готовы работать, мы предоставим им и пищу, и кров, и защиту Всеотца. Но чтобы взошли новые посевы, Ваше Высочество, должно пройти время, а за него – нам нужно как-то продержаться и не утопить Андерил в голоде.
Мужчина помолчал, перевёл взгляд на наставника школы Очищения, который всё это время молчал и слушал разговор короны с Триумвиратом.
- Наставник Бэлвин, распорядитесь, чтобы проверили подсчёт по количеству беженцев, которых уже принял Андерил, и по продовольствию. Нам нужно знать точное количество людей, которых мы можем прокормить до будущего сбора урожая, если он, конечно, будет.
В чём жрец сомневался.
Наставник поднялся и вышел из залы.
- Более благоприятное место для посевов – это Берсель, Ваше Высочество, но поскольку лорды Берселя отказались принимать беженцев, вся тягость от решения их судьбы возложили на наши плечи.

+1

8

Сейлан внимательно слушал жрецов. Они предлагают пожертвовать половиной людьми, чтобы спасти свой город, опасаясь голода. Тревогу их принц понимал, но до конца не мог понять, как они способны пожертвовать половиной беженцев, которые отчаянно пытаются сыскать помощь со стороны Андерила. Внимательно разглядывая каждого из присутствующих, Сейлан все еще пытался удостовериться, правильные ли слова до его слуха доходят со стороны жрецов.
- И этим людям Всеотец доверил этот город? - Кронпринц слегка ухмыльнулся, не скрывая легкое презрение. Сейлан никогда не имел привычки,  что-либо скрывать. Свое мнение он предпочитал всегда говорить людям в лицо и честно. Возможно, Триумвират готов пожертвовать частью людьми, чтобы сберечь себя, но Сейлан ни за что на подобное не согласится. И Триумвират обязан подчиняться короне, хочет он того или нет.
- Возможно, Всеотец вверил в ваши руки город Андерил, для защиты, однако в руки Его Величества, Всеотец вверил весь народ Остебена. В Андериле соберется достаточное количество пахарей, чтобы обеспечивать вас и себя пропитанием, но пока посевы будут произростать, то к этому времени Берсель будет оказывать помощь Андерилу едой. Да, нам всем придется в любом случае урезать еду, буквально каждому, в том числе и вам. – Сейлан внимательно прошелся взглядом по каждому из присутствующих.
Конечно, придется увеличить количество рыболовов в разношерстном городе, тем самым, чтобы поставки морепродуктов в Андерил были в необходимом количестве для города. Товар по пути также может оказаться ограбленным разбойниками, поэтому в сопровождении провианта будет присутствовать знатный военный эскорд всегда.
- Так как вас будут обеспечивать пропитанием одновременно с Берселя, то вы примете всех людей и это не обсуждается. К тому же, я проведу отбор среди крестьян. Выделив крепких мужчин из беженцев, некоторая часть будет отправлена на защиту столицы. - Последнее сказанное без всяких сомнений должно быть как раз на руку для Триумвирата, не говоря уже об поставка из Берселя. Чем меньше голодных ртов в Андериле, тем проще им сидится в их мягких креслах.
Сейлан оставил короткую паузу, затем продолжил говорить.
- Больных Розой следует изолировать от обычных горожан и обеспечить их пребывание в неволе достойными условиями.
Необходимо в будущем найти лекарство от заражения и спасти людей, что подвергнуты долгой и мучительной смерти. Возможно, как таковой, лекарство создавать невозможно, но Сейлан в это не верил, ведь если хорошенько постараться, то можно добиться многого. Триумвират совсем далек от подобных полезных свойств, поэтому об предположительном лечении зараженных Сейлан подумал не обсуждать с ними.

+1

9

- Ваше Высочество, вы когда-нибудь видели, как ведут себя больные, которых считают за скот? – жрица неслучайно заговорила об этом. – Уверена, что в столице хватает заражённых Розой, которых держат в отдалении от здоровых. Они считают это тюрьмами, но в отличие от заключённых, которые имеют шанс выйти живыми и относительно здоровыми, когда их срок кончится, эти люди живут с мыслью, что «сегодня» может стать последним днём их жизни. Никто не даёт гарантий, что они не умрут, сидя в клетке, потому что перевоплотились в новых монстров. Или не станут для них пищей, потому что заперты с монстрами в одной клетке. Чем больше вы пытаетесь силой заставить этих людей жить одним скопом, чтобы обезопасить остальных, тем они изобретательнее, хитрее и злее.
Жрица взяла небольшую паузу, чтобы принц представил себе эту ситуацию не в теории слаженно работающего механизма, а в реальных условиях жизни и выживания. Жизнь в Остебене стала именно выживанием.
- Если столица убедит людей, что им нечего страшиться, а потому не стоит покидать родные дома, то проблемы голода, необходимости искать пищу и крышу, избегать бунтов – исчезнет сама собой. Жизнь вернётся в привычное русло, и не придётся терпеть наше общество, - жрица заметила неудовольствие на лице принца и его неуважение, а потому позволила себе сделать акцент на этом.
- По приказу Его Величества, - вмешалась королева, - на границах проходит жесткий отбор. Людей сдерживают в округе Вильсбурга, чтобы не ухудшить ситуацию, но, несмотря на это, беженцы всё равно есть и будут. Не в тех количествах.
Жрицу это нисколько не убедило.
- Триумвират мог бы заверить людей, что проблема с нежитью решится в ближайшее время и что им не стоит поддаваться страху и искушению, которые вводят их во грех, а должны защищать свои земли, дарованные им Всеотцом.
Верующих и идейных людей это, возможно, удержало бы на месте, но тех, кто давно не верит ни в корону, ни в веру, ничего не остановит.
- Ваше высочество, - заговорил длиннобородый жрец, - каждое обещание, данное короной, люди сторицей вспомнят, когда начнётся голод. Он ближе, чем вы думаете. Люди уже скупают зерно и продовольствие на рынках. Торговцы повышают цены. Простые люди, которые лишились работы, не в состоянии прокормить ни себя, ни семью, так и казна храмов – не бездонна. В первую очередь нужно решить проблему с паникой и пищей, если мы не хотим бунта или, сохрани нас Всеотец, восстания.

+1

10

- При всем уважении, но ни одного жителя Остебена мы не считаем за скот, а люди, которых больны Розой представляют опасность для здоровых людей. Да, это не слишком гуманно, однако пока лекарство не найдено, то иного выхода я не вижу. Поэтому, нужно делать все, чтобы эти люди не чувствовали себя узниками. Вам, людям, представляющих Всеотца не должно доставить сложности оказать достойную жизнь заражённых  в заточении от не зараженных. - Чуть ли не перебив ответил жрице Сейлан, заметив недовольство в ее тоне. Да, их присутствие несколько не радовало кронпринца, однако наследнику не понравился тон жрицы, отчего в лице он заметно изменился. Будь сейчас меньше забот и проблем, то Сейлан тут же лишил данную особу слишком острого языка. И во взгляде кронпринца это отчётливо можно было прочесть.
Словно чувствуя всю ситуацию, королева вмешалась в разговор и с Ее Величеством принц полностью согласен. Ведь кто как не Триумвират способен воодушевить отчаявшихся людей, вселив ему надежду и тепло в души несчастных. Они должны лечить душевных раны отчаявшихся, а не выставлять половину из них за городом и бросаться ядовитыми речами.
Далее заговорил длиннобородый жрец.
- Чтобы не было бунтов и восстаний, нужно в оказывать помощь каждому беженцу, а не с решить отбросить половину из них на верную смерть,
за стены Андерила. Я вам уже сказал, что этот город будет обеспечиваться едой до тех пор, пока беженцы не пожмут зерно на землях Андерила.
- Голос Сейлана стал более суровым и не предвещал для жрецов ничего хорошего, если хоть нибудь из них попытается высказать определенное недовольство на его слова. - Я знаю, что голод не за горами и вижу насколько сложна ситуация в Остебене. Но мы все должны держаться вместе и ни кого не бросать, даже самый тяжёлый час. Мы обеспечим едой из Берселя, а вы сделайте так, чтобы беженцы не паниковали в этом городе. Внушите им надежду на будущее, ведь вы представляете слова Всеотца. Люди послушают вас, а также послушают корону. А тот, кто осмелится переступить закон, или указы Его Величества - будет наказан. И это касается всех. - В последних словах Сейлан приметил, давая понять, что могут быть наказаны не только обычный люд, но и высокопоставленные.

+1

11

Жрица лишь покачала головой. Принц не понимал, о чём она говорила. Он вырос в тепличных условиях дворца. Не видел ни войн, ни настоящих эпидемий. Он не видел голода. Не видел, на что способны люди, запертые в четырёх стенах. Жрица видела и понимала, чем это чревато не только для Андерила или для столицы, а для всего Остебена. Заражённых уже боялись, будто чумы. Их избегали. Их пытались убивать. Храмы и здания, где держали заражённых, или их импровизированные лагеря, люди в панике сжигали, как жгли тёмных магов или ведьм, лживо или правдиво обвинённых.
- Ваше Высочество вспыльчив и юн. Им руководит желание достичь недосягаемого, ничем не пожертвовав, - именно так в глазах жрицы выглядели попытки Сейлана отмахнуться от её предупреждений.
Он хотел, чтобы другие делали за него его работу, а он только отдавал приказы, не запачкав дорогого камзола. Загребал жар чужими руками – пусть другие обжигаются.
- Наша сила распространяется на Андерил, но не защищает никого из вас.
Жрец говорил о ситуации в столице и других городах Андерила. За пределами города тысячи храмов люди сходили с ума от паники и творили, что считали нужным. В Андериле же испокон веков сложилась другая ситуация. Даже сейчас здесь, несмотря на количество беженцев, было тихо и спокойно, чего не скажешь ни о дорогах на подъезде к городу, ни в самой столице, где люди должны бы почувствовать силу и власть короля, но вместо этого видели лишь старого и больного мужчину, который теряет власть. И трусливо бегущих из столицы аристократов, которые не пожелали оставаться на опасной территории и подались в бега в Берсель.
Жрец намеренно обращал внимание на это.
- Стражники и воины, - королева намеренно не упоминала Огненное Братство в присутствии Триумвирата, зная их отношение к поклоняющимся Фойрру, - очистили столицу от мертвецов. Там спокойно и тихо, так же безопасно, как раньше. Маги занимаются баронствами и графствами в провинции, очищают их от нежити и заразы, и ищут источник бед, чтобы устранить его, - Сивила говорила немного, но она подмечала перемену в настроении Триумвирата.
Главный жрец покивал, слушая слова королевы. Триумвират ничего им не обещал – только то, что возложено на них Всеотцом.
- Полагаю, Вы и его Высочество задержитесь в Андериле на какое-то время и желаете отдохнуть с дороги, - жрец подозвал к себе одного из послушников. – Сын Лицио позаботится о достойных покоях для вас и принца.
Сивила ухватилась за эту возможность выдохнуть и разойтись, чтобы после, обдумав каждый свой следующий шаг, исполнить волю супруга.
- Путь был долгим, - продолжил жрец. – Ужин вскоре подадут в обеденную для вас. Если вам что-то понадобится, сёстры помогут вам.
Сивила коротко кивнула в знак уважения и благодарности и вышла из зала. Лицио с покорно опущенной головой подождал, пока из зала выйдет королева и принц, чтобы выйти следом и закрыть за ними дверь.

+1

12

Переговоры с триумвиратом складывались не слишком хорошо, как с самого начала заметил принц. Жрецы считали, что чем стоило пожертвовать, определенной численностью людей, чтобы наверняка спасти остальных. Однако Сейлан не мог просто оставить другую часть людей. Кронпринц понимал, что жрица о нем думает, и считает его юнцом, который не видел всех ужасов бытия. На самом деле, подобное Сейлан замечал не впервые, поэтому совсем привык и никак не реагировал. На самом деле тяжёлое бремя быть юным наследником, который вот-вот мог стать внезапно сразу же королем. Конечно, Сейлан знает и понимает, что ему предстоит многому научиться от своего отца или даже стать лучше, и он ни за что не сдастся. Жрец твердил об хаосе среди людей и беженцев Остебена, однако королева заверила, что воины и стражники, намеренно не напомнила перед жрецами инквизиторов, успешно справляются со своей задачей.
Далее, беседа не задержалась и жрец предложил отдохнуть Сейлану и Ее Величество в покоях. Триумвират ничего не пообещал и как всегда сказал, что делает всё, что возложено им по воле Всеотца. Переговоры прошли не так как должны и как бы хотел отец. Настроение у Сейлана не слишком располагало, особенно после беседы со жрецами. Но принц сохранял свое лицо и не выдавал никаких лишних эмоций внешне. Этот вечер не удался, однако у него ещё есть время с триумвиратом прийти к соглашению.
- Благодарю, однако я не голоден. - Коротко кивнув жрецу, Сейлан отказался от ужина и вышел вместе с королевой из зала. Следуя по коридорам вместе с Ее Величеством за Лицом, который располагал рядом как сопровождающий до покоев, Сейлан внимательно следил, дабы не произошло с ними ничего, держа наготове меч. Здесь принц не чувствовал безопасность и волновался об матери. Хотя, если быть точнее, Сейлан давно утратил чувство спокойствия. Безопасности и спокойствие обретёт вновь он только тогда, когда народ  вновь будет спать спокойно.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [24.04.1082] Очи Великого суда