Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [02.06.1082] Священная земля


[02.06.1082] Священная земля

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

- Локация
Остебен, г. Вильсбург, столица
- Действующие лица
Алиас, Сейлан Лиерго, ГМ (Шериан)
- Описание
связанные эпизоды[24.05.1082] Плач Полуденницы, [26.05.1082] Расцветает чернобыльник
События 24-го травеня не забылись народом столицы. Инквизиторы вернулись в Вильсбург с хорошими и плохими новостями. Склера сожжена дотла, но одного огня недостаточно, чтобы раз и навсегда избавиться от напасти. Король отдаёт приказ собрать всех магов школы очищения, чтобы совместными усилиями провести ритуал очищения, освободить призраков Зенвула и навсегда забыть о проклятии Розы. Инквизиторы и король не дают гарантии, что всё получится и что ритуал спасёт их от наплывов нежити или вылечит больных от Розы, а вести о том, что один из придворных магов лишился дара к магии, прикоснувшись к склере, не придаёт решимости и уверенности. На то чтобы собрать новый отряд магов потребуется много времени, а пока корона занята подготовкой, народ Остебена припоминает королю все грехи. Мародёры пользуются хаосом и грабят караваны, наёмники из Теллина требуют большую плату за услуги, а казна быстро пустеет. Служители народа вновь подбивают толпу к бунту и требуют вышвырнуть всех тёмных магов из столицы.

+1

2

Остебен превратился в гнойную рану. Она долго назревала, набухала, наполнялась грязью, чтобы прорвать тонкую кожу и выплеснуть весь гной наружу. Он продолжал литься, а, едва кончался, где-то вновь назревал очередной прорыв. Внимание короны тянули всё новые и новые проблемы. Завлечь магов очищения, которые по приказу короля отправятся в Зенвул, чтобы провести там ритуал освобождения душ, - оказалось той ещё задачей. В отличие от Огненного братства Триумвират не торопился прощаться со своими подчинёнными и отправлять их в самое пекло, которое, по их скромному мнению, вообще не должно как-то влиять на дела Остебена. Зенвул разрушен не одно столетие назад, отравленная почва, звери и нежить жили себе и здравствовали уже много лет, а напасть, которая обрушилась на их земли со сходом снегов, – ничто иное, как кара Всеотца, и потому вместо того, чтобы отсылать в Зенвул чистейших из магов, люди должны выгнать из столицы всех, кто обрёк их на грешную жизнь.
Альберт недвузначно выразился, что тогда в Остебене никого не останется, потому что даже за Триумвиратом, чьи служители в страхе перед заразой закрывали двери храмов, нечисты в глазах Всеотца. Что уж говорить о простых людях, которые жили в своё удовольствие, побирались, грешили всеми доступными способами и уж точно в глазах Триумвирата не заслуживали на спасение.
Самое большое скопление светлых магов нужной школы находилось в Андериле под покровительством Триумвирата. Именно там их воспитывали и обучали, чтобы нести в мир свет и добро от лица Создателя. Но как-то так сложилось, что свет и добро распространялось только на избранных и в основном на жителей Андерила, куда в последнее время можно попасть с большим трудом. Беженцев они принимали неохотно даже после визита королевы и кронпринца, а уж каждого человека осматривали с ног до головы, чтобы не найти на его теле следов заразы, проверяли документы и, как ни странно, пускали в город тёмных магов, когда им с того была жирная выгода. О визите Магистра Альянса вместе с его спутниками Верховный жрец Андерила молчал.
Город после буйства склеры приводили в порядок сами жители своими силами. Количество стражников на улицах удвоили, приставили их следить за складами с провизией и патрулировать улицы, чтобы нигде не было ни намёка на грабёж. Люди поначалу боялись собираться в группы, но, едва узнали, что инквизиторы ничего не сделали – а именно так это выглядело в их глазах, но и потребовали ещё жертву из светлых магов, чтобы якобы спасти Остебен от нежити, так и вовсе взбеленились, попав в руки очередного языка.
Недовольная толпа пришла к воротам королевского дворца, требовать встречи с королём и отчёта за действия Огненного братства. Сказать – самого короля – они побоялись. Стражники тут же ощетинились на них оружием, но без приказа короля не причинили вреда людям и не погнали их от стен.
- Доколе мы будем терпеть, братья и сёстры? – кричал впереди толпы мужичок потрёпанного вида. – Уж мочи нет с этой нежитью поганой. Нам говорили, что будет мир и свобода, када сыны Фойрра вернутся из проклятущего города. А что мы имеем? Опять пустые обещанья и заверенья! Где наш мир? Где наши земли?
Толпа поддержала мужчину воодушевлёнными криками.
- Исчо кровососов сюда привезли! Штоб кормились ближе! Всё им крови нашей мало!
- Гнать их всех отсюдова!
- Гнать!
- Верно говорит! Верно!
Толпа кричала и скандировала под стеной, и хотя в руках их не было ни факелов, ни вил с лопатами, чтобы бросаться на стражников и прорываться во дворец, расходиться они не собирались, а ждали ответа.

+2

3

Придворный маг с неким задумчивым видом смотрел на набежавшую толпу с одной из стен дворца. Люди требовали ответов, которые бы им не понравились и которые бы не подлежали осмыслению большинством собравшихся. Если честно, то маг и сам не до конца верил во всё это. Уж больно странной и непонятной была та угроза, исходящая от дерева, да и все произошедшие события тоже казались чем-то невероятным. Люди конечно имели право знать обо всём, да и вполне могли выражать своё недовольство сложившейся ситуацией, но кто сказал, что только им одним сейчас приходится нелегко.
Жрецы Триумвирата в данной ситуации вместо того, чтобы воззвать людей к единству и сплотить их вокруг королевской семьи, предпочли подлить масла в огонь народного недовольства, а не помочь короне окончательно искоренить остатки склеры. Но благо страже пока удавалось держать ситуацию под контролем и удерживать людей от опрометчивых действий, но кто знает, когда среди недовольных и напуганных подданных его величества объявится очередной Декша, возомнивший себя посланником Люциана, право казнить имеющим.
Алиасу было жалко людей, которым приходилось терпеть лишения в это нелегкое время, однако ещё один бунт ничего не изменит к лучшему и скорее всего только ухудшит и без того нестабильную ситуацию. Придворные маги также, как и стража, старались не допустить ухудшения положения, и в первую очередь старались обезопасить королевский дворец.
- Да поможет нам всем Люциан, - слова прозвучали не слишком громко, но в них чувствовалась надежда на светлое будущее, хотя сам маг и не считал себя особо религиозным человеком.

Отредактировано Алиас (2019-03-19 14:08:23)

+2

4

Проблемы становились всё серьёзнее. Толпа в переулке, которая чинит самосуд над тёмным магом, не так ужасна и опасна, как та, что осмелилась придти к воротам дворца и требовать аудиенции с королём. Король Гренталь за последние несколько месяцев столько раз оказался в неудобном, мягко говоря, положении, что это начало становиться нормой и восприниматься, как что-то естественное. Люди всегда чем-то недовольны.
С давних времён повелось, что монарх, который даёт слабину – идёт на уступки, - слабый монарх, который не может проявить силу и показать, в чьих руках находится власть. Гренталь всегда старался находить баланс между властью и «открытыми ушами и глазами» - тем, чего не хватает власть имущим. Он пытался прислушиваться к проблемам своего народа и помогать им в меру своих сил и возможностей, но людям всегда мало того, что они имеют. Люди получили отсрочку перед встречей с корнями склеры, их спасли от мертвецов и нежити, им дали кров и пищу, но и этого оказалось мало. Они желали ещё.
- Чего они хотят?
- Выгнать вампиров из столицы, разорвать с ними союз и освободиться. Выгнать некромантов из Остебена, изгнать членов Огненного братства, вернуться в брошенные дома.
Король с усталостью потёр глаза. Болезнь отнимала много сил, но ещё больше их отнимали волнения народа, который хотел перемен, но сам не желал меняться. Он не мог отказаться от помощи вампиров, потому что они нуждались в воинах. Вампиры могли быстрее расчищать территорию от нежити с меньшими потерями. Они не требовали платы взамен за услуги в отличие от наёмников из Теллина, от которых начались проблемы. Король знал, что они также не обрадуются, когда узнают о глубине этого союза, но, к счастью, император не поминал о помолвке, которую Гренталь планировал расторгнуть, но пока не знал, как это сделать, чтобы не рассориться с вампирами. Он так же не мог выгнать из столицы некромантов, но избавился от части шарлатанов и лживых ведьм, когда приказал присмотреть за ними во избежание беды и мягко попросил их покинуть столицу во избежание последствий. Они нуждались больше в Огненном братстве, чем в Триумвирате, а что до домов… Этим занимались, но из-за нехватки светлых магов возвращение в дома могло обернуться для них ещё одним столкновением с нежитью, если та вновь решит разгуляться.
Король всё взвесил и принял решение.
Ворота дворца приоткрылись. Толпа, галдевшая у стены, притихла. Люди растратили часть гнева, направленного на короля, и с опаской посмотрели на ворота, ожидая, что прямо сейчас к ним выйдут вооружённые солдаты и погонят их прочь, но вместо этого увидели мужчину в форме придворного мага.
- Кто среди вас главный? – спросил он. - Пусть выйдет вперёд! Король примет его у себя и выслушает его.
Через несколько мгновений общей нерешительности из толпы показался мужчина средних лет, а вместе с ним ещё один, помоложе.
- Мы пойдём. Гласом народа будем.
Маг кивнул и вместе с двумя посланниками народа скрылся за воротами. Стражники остались на стенах и следили за толпой. Придворным магам приказали следить за мыслями людей и предотвратить агрессию, если кто-то попытается воспользоваться ситуацией, но ни в коем случае не пускать в ход оружие. Других придворных магов отправили в тронный зал, где посланников должны были встретить... На тот случай, если что-то пойдёт не так и появится угроза жизни королю.
Люди за стеной с волнение ждали возвращения братьев не по крови с вестями и верили, что правда на их стороне. Два молодца, вызвавшись говорить от лица народа столицы, выглядели как обычные работяги из бедных кварталов. Молва о настроении народа ходила уже давно и когда-то волна недовольств должна была нахлынуть к ногам короля.
- Ваше Величество, мы народ простой и дело своё знаем – работаем заради семей, чтобы был кусок хлеба и зимой не голодать, но многие из нас – пахари, которые оказались без земли. Всё, что мы наживали годами, всё, во что вложили силу и душу, отдали проклятущей заразе. Как быть нам, ежели обещание мира не оправдалось, нежить царствует на наших землях, а нас просят ещё обождать? мы все смертные и боимся смерти, но ежели голод всех ждёт, то откуда ждать спасенья? Народ болеет, сил нет, проклятущая зараза цветёт, а мы кормим своей кровью тех, кто того не заслуживает.
Вопреки ожиданиям, посланник подбирал слова и, хотя эмоции подтолкнули его выйти на площадь и дойти до дворца, руководил им рассудок. Он говорил о вещах, о которых Гренталь подумал ещё до того, как инквизиторы отправились в Зенвул и принесли вести из города-призрака.
- Откуда ты родом?
- Из Дорренгарая, Ваше Величество. Многие люди пришли из Свентокша. Кто-то отправился в Андерил с другими беженцами, но своя земля ближе. Можно ли бросить?
- Свой дом нужно защищать и отстаивать, но так же думать о будущем. Мне понятны ваши страхи. В Берселе и Андериле вспахивают новые поля, чтобы зерна с них хватило на зиму для всех, кто остался без дома. В Вильсбурге также есть старые заброшенные угодья у восточных границ. Если вы не боитесь работы, то займитесь ими, пока воины гонят нежить из ваших домов. Даст Люциан, до новых посевов вы вернётесь в свои дома.
[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]Король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon]

+2

5

Алиас с необычайным для данной ситуации спокойствием наблюдал за тем, как открываются массивные и крепкие ворота королевского дворца перед недовольной толпой людей. Судя по всему люди сами не понимали чего же им нужно сейчас, так как в одно мгновения все возмущённые голоса разом притихли в ожидании чего-то. Впрочем, магу было известно, что в данный момент никакое гневное возмездие со стороны короны не настигнет недовольных, собравшихся у главных ворот. В глазах Марсела его Величество не был столь деспотичен и жесток по отношению к своим подданным, чтобы в ответ на достаточно мирные, пусть и довольно наглые возмущения народа применить грубую силу для усмирения их бунтарского духа.
В это время от толпы отделились двое посланников, которые вызвались предстать перед королём и просить за остальных. Алиас ещё раз оглядел набежавшую толпу и направился прочь со стены. Для него тут пока что не было никакой работы, да и приказа патрулировать стены он так же не получал, однако ему хотелось узнать более глубокие причины такого столпотворения. Не так давно ему пришлось иметь дело с отчаявшейся толпой людей, которые были готовы пойти на убийство, лишь бы вернуть себе прежнюю жизнь и процветание. Когда он только поступал на королевскую службу, то был готов защищать короля и народ от всевозможных напастей, но сейчас всё стало совсем по-другому. Король болен, в народе зреет смута, и уже становится малопонятно кого от кого ему придётся защищать. Конечно, как придворный маг, он сделает всё возможное, чтобы королевской семье ничего не угрожало, но что же делать, когда королю начинают угрожать его собственные подданные, которых тоже следовало бы оберегать.
Марсел тяжело вздохнул, за своими размышлениями он не заметил, как дошёл до дверей тронного зала, где Алиас присоединился к остальным придворным магам, созванным для охраны короля.
Придворный маг стоял достаточно близко к трону, по правую руку от монарха, и без особых препятствий пристально наблюдал за посланцами и вслушивался в их речь. Простые люди были по-своему правы, однако в отличии от короля они думали преимущественно о себе, в то время как его Величество старался думать обо всех своих подданных и будущем Остебена. Как бы то ни было, но Алиас в этот момент понимал, что ничего не измениться, как по волшебному щелчку пальцев, и прежде чем в Остебене вновь наступит мир, предстоит сделать ещё очень и очень много работы.

+2

6

Было заметно, что посланники народа нервничают. Пока один мужчина говорил с королём, второй пугливо озирался, посматривал то на придворных магов, стоявших подле короля, то на вооружённых воинов, то на их оружие. В сложившейся ситуации он чувствовал себя неуютно, будто вор, которого вот-вот рассекретят, схватят за шкирку, отдадут палачу, а тот отнимет у него руку, чтобы в будущем был урок и ему и остальным.
- Так-то оно так, - согласился беженец из Дорренгарая, - да только люд боится, что нежить снова нападёт. Или та зараза, что навела шороху в столице аккурат перед тем, как вернулись сыны Фойрра. Люди… люди болтают, что то их рук дело, что они больше всего с того поимели и оттого так медлят и тянут, не избавляются от заразы, чтоб дольше из казны кормиться.
Король понимал, что люди, напуганные нежитью и действиями склеры, которая казалась им чем-то непонятным и оттого пугала ещё больше, чем мертвецы в столице, придумывают разные небылицы и в итоге сеют панику.
- Братство защищает нас от напасти ценой жизни своих людей, - Гренталь был непреклонен в отношении к инквизиторам. Несмотря на нелюбовь Триумвирата к последователям Фойрра, имевших мало что общего с демонами и их верой в создателя, король им покровительствовал. – Напасть, что постигла Остебен, - это последствия давно минувших дней. Мы не очистили земли, проклятые войнами, и за то расплачиваемся. Будут упокоены души погибших в Северную войну – освободимся и мы.
- А крововсосы? – подал голос второй мужчина. – За что мы кормим их своей кровью, когда сами ничего с того не имеем?
В глазах людей кормление вампиров действительно могло выглядеть данью, но король и грамотные люди понимали, что это необходимость и выгода с неё есть. Определённого характера, который Гренталь решил не озвучивать.
- Остебену не нужен ещё один сильный враг.
Мужчина явно остался недоволен ответом короля и ответил не сразу.
- А нужон ли нам король, который не могёт защитить свой народ?
Воин по праву сторону от короля потянулся за оружием, но Гренталь остановил его жестом и дал посланнику договорить.
- Ложью правишь! - набравшись смелости, мужчина сделал шаг вперёд к королю, взмахнул рукой. - Тёмных покрываешь! Да токо мы правду знаем!
[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]Король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon]

+2

7

Вопиющее поведение посланцев народа перед королём было понятно магу, однако везде нужно знать меру. Особенно, когда обвиняешь короля Остебена в покровительстве тёмной магии. Подобный уровень невежества заставил мага слегка нахмуриться, что уже было довольно редким явлением. Пока что гости не проявили никакой видимой агрессии по отношению к монарху, а всего лишь в порыве чувств и собственных заблуждений сыпали на него обвинениями, в какой-то момент магу даже захотелось осадить наглеца и призвать к порядку, в конце концов они тут не на базар пришли, чтобы шуметь и сыпать недовольством без задней мысли. Конечно подобное вмешательство могло нарушить беседу его королевского величества с посланниками народа, к тому же мало ли чего ещё забрело бы им в их податливые умы, которые бы не преминули рассказать об этом людям, стоящим у ворот. Поэтому Алиасу только и оставалось, что стоять и выслушивать всю эту несуразицу в адрес его величества, попутно присматривая за тем, чтобы гости соблюдали почтительную дистанцию, а ещё, чтобы никто из придворных не решился претворить его нынешнее желание в жизнь, ибо судя по недовольным и хмурым лицам не ему одному не нравилось подобное общение с монархом.
- Может быть он и испытал подобные трудности на пути в столицу, однако это не даёт ему права обвинять короля в бездействии и потворстве тёмной магии, - Алиас начал мысленно прокручивать про себя события последних дней, - если бы король и взаправду был замешан во всём этом, то Вильсбург стал бы похож на Зенвул, а орды мертвецов беспрепятственно бы шествовали по землям Остебена.

+2

8

- И какую же правду ты знаешь? – спокойно спросил король, словно речь шла не об обвинениях. Гренталь не понаслышке знал, что со злости, от обиды и горечи за плохую жизнь можно многое наговорить подчас невинным людям, обвинив их в своих бедах, потому что зачастую принять собственные прегрешения намного сложнее. Но есть в этих обвинения и зерно, с которым король не стал бы спорить.
В чём-то можно сказать, что он действительно лгал. Гренталь не знал, насколько удачной окажется новая кампания в Лунный край. Он обещал, что инквизиторы справятся с напастью, уничтожат дерево и вернутся с победой, но этого не произошло. Они вернулись с дурными вестями, и королю вновь пришлось обещать мир и будущее без тёмной магии, но народ уже не верил. Они хотели жить мирно уже сейчас.
- Мы своей кровью гадов поим, а с того ничего не имеем. Рабы, а не свободные люди! И теперича некросов кормим! Плотью! А защитник наш с сынами Фойрра якшается, как с братьями, - мужчина глянул на придворных магов. В глазах его читалась неприкрытая злоба. – Эти, - он ткнул пальцем в Алиаса, - спасли некроса из пламени правды! Не дали нам город очистить от заразы! Да только нас не остановить магией вашей! На нашей стороне Бог!
Стражники подступили к мужчине, собираясь взять его под стражу, пока он от громких слов не перешёл к действиям, как в тронный зал, запыхавшись, вбежал один из дозорных, следивших за порядком под стенами дворца.
- Ваше Величество, у ворот…
Посланец не успел докончить речь, Гренталь поднялся с трона.
***
У ворот развязалась настоящая бойня. Люди толкались, кричали. Кто-то в толпе подбивал народ к бунту, чтобы ворваться во дворец и избавиться от монарха, который живёт за счёт их налогов и не защищает свой народ от бесконечных бед. Кто-то пытался вразумить бунтовщиков, что те накличут на их голову беду, и все они погибнут как предатели, хотя шли к воротам с мирными целями. Началась настоящая драка, люд пошёл к воротам, оттесняя стражников за стену, начал бить руками по воротам, чувствуя собственную безнаказанность и зная, что отступать уже поздно.
Но настоящая беда ждала не дворец короля, а тех невинных, которых разъярённая толпа вновь окрестила изменниками и виновниками всех их бед. Теллинские разбойники едва ли выполняли свои обязанности перед короной, поэтому по приказу короля улицы Вильсбурга охраняли в том числе инквизиторы. Король просил Консула Огненного Братства не выделять своих людей из толпы и не использовать нашивки Братства, чтобы не дразнить народ и не провоцировать его, но то ли кто-то из инквизиторов ослушался, то ли Консул не прислушался к просьбе короля, или же народ просто нашёл виновников. Наказывать собирались магов огня или тех, кого за них приняли.

+2

9

Его Величество был спокоен и сдержан, даже не смотря на все оскорбления и обвинения в свой адрес. Алиас в это время продолжал наблюдать за в некотором смысле обнаглевшими гостями, чтобы те не перешли от слов к действиям. Конечно ему, как человеку лично знакомому с монархом и наблюдавшему за всеми его стараниями уберечь свой народ от склеры, было весьма неприятно, что его сюзерена в данный момент оскорбляют, однако, если король терпит, то и маг тоже как-нибудь стерпит.
У представителей народа явно был почти бездонный источник обвинений в адрес короля и его подчинённых. Даже если подытожить всё сказанное, то можно чётко и ясно сказать, что народ недоволен всем и хочет сразу всего. В этом изложении обвинений на огрехи досталось и придворному магу, в которого с явным презрением тыкнули пальцем, обвинив его в том, что он не дал свершиться самосуду над невиновным человеком, тем самым избавив попавшего под горячую народную руку некроманта от незавидной участи. Хоть это и неприятно, когда на тебя указывают пальцами, но из-за этого Марсел даже и бровью не повёл. Он в любой момент был готов ответить за все свои действия перед законом и судом. Но тогда ему и ещё двум придворным магам пришлось принять довольно трудное решение, чтобы спасти человека от гнева толпы, и при этом обойтись без жертв среди этой самой толпы. И хоть они и не обладали каким-либо особым опытом, им всё же удалось осуществить задуманное и спасти невиновного, провернув всё без жертв.
Стражники уж было собрались осадить разгорячившегося гостя, как в тронный зал вбежал один из дозорных...
***

Алиас со всех ног бежал наверх по лестнице, ведущей на оборонительную стену дворца, в то время как его и всех пыхтящих вместе с ним ненавязчиво подгоняли яростные стуки в ворота. Было совершенно не ясно, что произошло за время беседы народных посланцев с его Величеством, но однозначно народу надоело дожидаться окончания встречи и они решили взять всё в свои руки. Первым же объектом, который они решили взять, оказался королевский дворец. Благо пока все попытки его взять ограничивались лишь битьём кулаками по воротам, но всё же, чтобы король оказался в осаде собственного народа - это уже явно было чересчур. Стражники на стенах уже явно нервничали и каждый понемногу натягивал тетиву своего арбалета, готовясь пусть залп болтов по взбунтовавшейся толпе.
Алиас с остальными придворными магами наконец-то добежал до верха и слегка перегнулся через край стены, чтобы оценить с чем им придётся иметь дело на этот раз, но в то же время резко отпрянул от пущенного в его любопытную физиономию камня. Судя по тому, что ему удалось разглядеть, ворота пыталась проломить довольно большая толпа народу, а ещё они кидали всем чем попало по защитникам дворца.
- Да, - маг незадачливо почесал свою макушку, - а я то надеялся, что нам уже не придётся иметь дело с разъярённой толпой. Пусть никто лишний раз за край не высовывается, если конечно не хочет получить камнем в лоб, - в данный момент Марсел обращался преимущественно к придворным магам, ибо стражники уже уяснили науку, да и имели дополнительную защиту в виде шлема.
Судя по всему толпа у дворца была весьма и весьма неоднородной в своём мнении касательно штурма, а большая часть самых недовольных людей собралась именно у ворот и пыталась осуществить подручными инструментами этот самый штурм, пока что безрезультатно. Однако в сложившейся ситуации всё равно нужно было что-то предпринять. Стража дворца была достаточно хорошо обученной и хладнокровной, чтобы держать себя в руках и не запускать град болтов по толпе, но это только пока они стоят на стене, а бунтовщики безрезультатно долбят руками по воротам. Впрочем, ситуацию ещё и усложняло то, что попутно со штурмом разъярённая толпа взялась линчевать виноватых по её мнению людей, в числе которых находились и инквизиторы, привыкшие не церемониться со всякого рода ересью и поголовно владеющих огненной магией.
- Нам точно нужно как-нибудь разогнать толпу, - Алиас посмотрел на рядом стоящего Альберта, который вместе с ним созерцал весь бунт с одного из лучших мест, - и не просто разогнать, а свести жертвы к минимуму, как среди народа, так и среди всех тех, кого они опять собрались казнить во своё спасение, - последняя фраза была произнесена с явным неодобрением подобного рода поступков.

+2

10

Сейлан молча стоял, располагаясь с левой стороны от отца и слушал возмущенных крестянских мужей. Кронпринцу не нравилось то, как подданые обращались к своему королю. Многих стражников, при каждом дерзком изречении чуть ли не передергивало и не заставляло рефлекторно вытащить с ножен мечи против крестьян. Но все терпели, терпел и сам король, который отличался железным самообладанием. Люди со стороны стены отчаялись, потеряли веру и забылись. Забыли, кто их правитель и вот сторожать ворота, выпросили... нет, потребовали аудиенции к королю своим поведением. Они многого не знают. Не знают почему король принял подобные решения с вампирами, магами и всему тому, к чему пришли последствия.
Отец соблюдал хладнокровное спокоствие и спокойным тоном отвечал дерзким подданым. Неужели они не понимали, насколько доброжелателен король к ним, если не предпринимает меры из-за подобного их тона. Будь на месте Гренталя иной король, то тотчас бы приказал наглецам снести голову на обозрение остальным. Люди всегда требуют того, чего не имеют, а когда находят сокровенное - то перестают ценить, тем самым требуя чего-то новое.
Сейлан продолжал спокойно наблюдать за гостями, которые иногда посматривали на своего кронпринца и переводили взгляд на короля. В последний момент, крестьянин разошелся и хотел было видимо предпринят действия. Кронпринц приготовился остановить крестьянина, как всю затянувшуюся обстановку прервал ворвавшийся стражник с донесением о том, что за воротами организовался бунт жителей. Король тут же подскочил с трона.
Кронпринц подал жест, как некоторая часть стражников тут же оказалась рядом с королем, в случае непредвиденных обстоятельств. Этого Сейлан и опасался. Рука инстинктивно потянулась за спину к мечу, но принц тут же остановил  ее, опустил обратно. Стражники и маги расстредоточились и заняли свои позиции, среди которых был придворный маг - Алиас Марсел, но никто не атаковал и не причинял вряд разъяренным крестьянам за стеной. Голыми руками люди стучали, били по воротам замка, швырялись камнями -  ситуация понемногу накалялась.
Сейлан оценил взглядом  присутствующих крестьян, хотелось сказать им многое, но от лица короны, когда присутствовал сам король говорить сыну было неприятно. Тяжело вздохнув, Сейлон перевел вновь взгляд на короля.
- Ваша Милость, думаю мне следует повести щитоносцев к дверям. Клином, стеной щитов, мы оттесним разъяренных крестьян обратно от стен замка, тем самым никому не причинив вреда.
Конечно, жители от подобного тоже будут далеко не в восторге, но своим поведением они в данную ситуацию не оставляют выбора. Возможно, они подумали, что их лидеров, которых впустили на аудиенцию давно казнили, и поэтому устроили дебошир у ворот. Но лидеры крестьян, получившие ответы от короля не были удовлетворены, чем собственно маловероятно повляют на толпу снаружи.
Ожидая ответа или лучшего решения от своего короля, Сейлан готов был тут же исполнить приказ, прекрасно осознавая, что решение Его Величества в любом случае будет правым.
- Люди должны знать, что только вместе, сплоченными усилиями, мы сможем искоренить, отбиться от болезни, мертвецов и остальных врагов, которые могут угрожать нам. Так мы только усугубим ситуацию. Нужно их вразумить ...

Отредактировано Сейлан Лиерго (2019-05-19 11:59:13)

+2

11

Король давно знал, что среди народа есть бунтовщики; есть люди, которые готовы идти на поводу у своего хозяина, чтобы воспользоваться положением Остебена и избавиться от короля. Хватит одной искры, чтобы разжечь настоящий костёр, на котором сгорит всё, включая династию Лиерго. Гренталь держался несмотря ни на что, даже болезнь не смогла загнать его в могилу, и у него был приемник, вполне здоровый и крепкий сын, который мог сменить его, когда настанет время. Король держался сколько мог, стараясь выбирать из двух зол наименьшую, но за каждой тянулись последствия, и цена некоторых превышала все ожидания.
Гренталь покинул тронный зал в сопровождении стражников и магов, он вышел во двор, направляясь к воротам, но не подходил слишком близко. Он слушал, что творилось под стенами дворца, слышал все выкрики недовольных людей, но среди них так же отчётливо слышал, как люди, напуганные давкой и назревающим бунтом, пытались выбраться из толпы, кричали и просили остановиться, жалея о том, что пришли к воротам дворца, потому что настоящие убийцы и зложелатели всегда были среди них.
- Ваше Величество, не подходите слишком близко. Это опасно, - предупреждал короля глава стражников, когда Гренталь решил подойти ближе.
Двух глашатаев народа – одного, что говорил прямолинейно, но сдержанно, король собирался отпустить. Второго с его несдержанным порывом - заставить говорить больше, раз язык у него такой длинный, а ум – короткий. В истории с некромантом, которого пытались сжечь, были люди, которые управляли всем, оставаясь в тени. Король допускал, что сейчас есть такие люди. Не исключено, что эти люди – маги.
- Найди мне самого сильного псионика во дворце, - приказал король. – Пусть проверит народ у стены – не было ли внушения.
Стражник кивнул.
- Пока подождём, - ответил король сыну, думая, как лучше всего поступить. Толпа сама не уйдёт, если пришла к дворцу по своей воле, но если теория короля верна, то всё может обойтись малой кровью.
Люди продолжали бросать в стражников камнями, пытаясь попасть в них, напирали на ворота со всей силой, но засовы сдерживали их.
Одним из сильных магов псионики был верховный придворный маг – Дезмонд Арханский. Мужчина вышел к своим ученикам и братьям, когда услышал шум под стенами. Он выслушал приказ короля и понял, о чём он говорил.
- Мне нужно подняться на стену.
На стене было опасно, но маг воспользовался магическим щитом, а, когда оказался на стене, начал изучать толпу.
Альберт внимательно следил то за верховным, то за толпой. В случае с нежитью и склерой – он испытывал вполне понятное желание – сжечь всё огнём, но с людьми такого желания не было. Он не знал, как повлиять на толпу, чтобы все они разошлись по домам и вновь не вернулись.
- Такими стараниями, они сами друг друга передавят, - Альберт показал Алиасу на женщину, которую вжали в ворота дворца. Она пыталась выбраться, но едва держалась на ногах, пока её оттесняли. Он хотел кинуть заклинанием в людей, но без приказа короля или верховного ничего не делал.
***
- Ваше Величество, - верховный обратился к королю, когда спустился со стены, - на некоторых людей в толпе действительно наложили заклинание. Я думаю, что это Ярость. Заклинание вызывает сильную эмоцию у зачарованного. Например, гнев или жажду убийства. Но магические нити от мага-создателя тянутся дальше ворот. Заклинателя нет в толпе. Чтобы снять его, мне придётся выйти за стену.
Король нахмурился, посмотрел на сына.
- Делай, что должен.
Он давал добро на разгон толпы.
- Пусть группа магов пойдёт следом за вами, чтобы защитить верховного, пока он ищет заклинателя и разбирается с ним. Снимем заклинание, возможно, толпа разойдётся.

+2

12

Алиас взглянул туда, куда указал Альберт. Бедную женщину буквально придавила к воротам толпа, которая даже и не собиралась отступать назад, вымещая злобу за все свои страдания на добротной дубовой конструкции. Конечно таким образом они бы не смогли пробиться во дворец, однако с головой погрузившись в свою ярость люди вредили друг другу, сами того не замечая.
- Приказа не было, но... - маг дождался, пока Верховный спустится обратно по лестнице, - как ты верно подметил, такими темпами они точно передавят друг друга, - Марсел перевёл взгляд на придавленную к воротам женщину, - надо её вытащить из этой толкотни, иначе грош нам цена, если позволим задавить человека на наших глазах. Ты ведь мне поможешь?
Маг с самого начала сочувствовал простым людям, которым ничего не оставалось, кроме как уповать на защиту короля и Люциана. Так что он, как мог, старался защитить их и не наносить ещё большего вреда, однако в последнее время делать это становилось всё труднее и труднее. Все эти непонятные бунты и волнения, происходившие в столице, вызывали в его сознании кучу противоречий, преимущественно связанных с долгом и совестью. Конечно, он по-прежнему был верен королю и его роду, но как придворному магу ему полагалось заботиться и о простых людях, которые в данный момент ломились в ворота, таким образом пытаясь свергнуть действующего монарха. Впрочем, сейчас у него не было времени на душевные метания, какими бы важными они не казались. Альберт всё верно подметил, хоть и не сказал этого напрямую - они должны что-то сделать иначе пострадают ни в чём не повинные люди, особенно когда стража наконец решится оттеснить бунтовщиков от ворот.
- Значит план такой, - маг старался говорить достаточно громко и внятно, чтобы его товарищ ничего не пропустил мимо ушей, - прямого приказа мы не получали, однако в случае чего вали всё на меня, стражники в скором времени соберутся выйти за ворота и разгонят толпу, но применят для этого очевидно не самые дружелюбные действия, - Алиас посмотрел на собиравшихся перед воротами стражников, - а женщина как раз окажется между молотом и наковальней, и её шансы пережить это весьма и весьма низки, в отличии от тех, кто находится в центре толпы или по её краям, они то смогут вовремя уйти в отличии от неё, - будто бы в доказательство слов мужчина махнул рукой в сторону толпы, - я встану туда подальше на противоположную от неё сторону и буду их отвлекать, а ты следи, когда на неё перестанут так сильно давить, и попробуй с помощью портала переместить женщину куда-нибудь в сторону за пределы толпы, чтобы она могла уйти отсюда, даже если зацепишь с ней ещё немного попутчиков, то не беда, главное её вытащить, - Алиас положил руку товарищу на плечо, - всё понял? Ну тогда я побежал, жди когда они отвлекутся.
Марсел быстрым шагом направился по стене подальше от Альберта и женщины, которую зажала толпа. Перейдя на нужную позицию, которая бы определённо заставила бунтовщиков повернуть свои головы в его сторону и ненадолго отвлечься от попыток выдолбить в воротах проход, маг набросил на себя магический щит, ибо камни у людей пока и не думали кончаться, и встал в полный рост на самом краю стены, приняв при этом чуть ли не самый вызывающий и самодовольный вид, к немалому удивлению близстоящих стражников.
- Эй, вы! - Алиас постарался кричать как можно громче, для пущего эффекта высокомерно указав пальцем на толпу мятежников, - Да, я к вам обращаюсь! - повторный крик призван был окончательно обратить внимание людей на оратора, - Помните меня?! Это я тот самый маг, который не позволил вам сжечь некроманта! Ну же, вижу, что помните!
Для лучшего восприятия Марсел издевательски радушно развёл руки в стороны, будто бы в данный момент никто из ломящихся внутрь не смог бы ему ничего сделать. Отчасти это так и было, но людям снизу этого не было известно, а новая и очень наглая цель так и норовила, чтобы её закидали камнями. Вряд ли бунтовщики были достаточно организованы, чтобы исключительно целеустремлённо всем ломиться в одни ворота, поэтому сыграв на их недовольстве и доступности броска до себя ненавистного народу, маг рассчитывал отвлечь хотя бы какую-то часть разъярённых на себя.
Камни, впрочем, не заставили себя долго ждать. И первый неотёсанный булыжник ударил в стену где-то сбоку от Алиаса, а вот от второго магу пришлось уклоняться...
- Ну же Альберт, не тяни, я не смогу слишком долго уворачиваться от града булыжников...

+2

13

Его Величества решил не спешить с разгоном толпы, отчего отложил идею кронпринца пока в сторону на размышления. К этому времени, на всеобщий шум со стороны недовольных жителей подоспел сам верховный придворный маг - Дезмонд Арханский. Имя и фамилия верховного придворного мага красиво соостветствовало его нынешнему титулу, из-за чего Сейлан иногда удивлялся тому, что люди с подобными именами часто проникают в высокие круги. Подобное заставляло кронпринца задумываться о судьбе. Что, возможно, именно судьба нарекает человека с рожденная именем и фамилией, которое будет хорошо соответствовать его избранному делу всей жизни. Мысль поражала, но и одновременно немного пугала. Потому как, в данной теории тогда все зависит от судьбы, чтобы ты не придпринял изменить, то все ляжет именно так, как она решит.
Выслушав указания короля, верховный маг поднялся на стену, чтобы изучить разъяренную толпу, которая все еще никак не собиралась успокоиться и действительно выяснил, что на некоторых людей воздействуют какие-то чары, вызывающие у людей негативные эмоции. Сейлан не слишком разбирался в магии, разве что, только в теории бывало узнавал в юношестве от учителей, но сам никогда не интересовался подобным ремеслом, однако  понял, что имел ввиду Дезмонд Арханский. 
- Значит сами, по сути, мирные жители здесь практически не причем. Кто-то пытается свергнуть короля магией, через скопившийся народ под воздействием чар, - Сейлан нахмурися, отрицательно покачал головой. - До чего же мерзостная и подлая попытка со стороны врага.
Король также по виду был не в восторге от услышанного. Посмотрев на сына, он дал добро на разгон толпы. Задача обстояла серьезная, ведь снаружи практически ни в чем не повинные люди, обманутые магией скрывающегося в тени подлеца.
- Да, Ваше Величество, - Уважительным тоном произнес кронпринц, почтительно кивнул и поспешил быстрым шагом удалиться собирать солдат.
Время на сборы стражи выделилось немного и вот уже перед выходом были построены в три больших ряда солдаты со щитами. Позади всех расположились маги, сопровождающие верхновного мага - Дезмонда Арханского. Сам Сейлан Лиерго, командовал стражей и располагался почти рядом с ними. Отбор стражников к подобному роду дела всегда специальный. Стражники высоки, стройны, с щитом, сконструированный большими размерами для подобного рода бунтарей, что снаружи. По сравнению с выстроевшейся стражей, сам Сейлан на их фоне казался маленьким человечком.
- Клином отттесняем взбунтовавших людей назад от дворца, не применяя холодное оружие - это наши люди. Народ, который подвержен магическому заклятью неприятеля. Держать строй и не нарушать приказы! - Зычным тоном провозгласил Сейлан, после чего, приказал открыть ворота.
Глухо стуча, ворота принялись открываться снаружной стороны дворца, заставляя бунтующих уже невольно немного отойди назад, чтобы не быть задавленными большими воротами. Стража старалась понемногу оттеснять людей назад. Процессия сама по себе была не быстрой. Изначально, Сейлан заметил, что большая часть жителей смотрели на стену дворца и кидали камни в Алиаса, да и все, что попадется им под руку. Придворному магу удалось переключь внимание оздлобленных людей на себя, но Сейлан переживал, что как бы сам Марсел не пострадал от затеи, хоть довольно сносно увернулся от первого полетевшего в него камня.  Группа магов также должна была следовать за стражей под командованием кронпринца, дабы защитить верховного мага, пока он ищет заклинателя всех образовавашихся проблем, будучи сам позади.
- Держать строй. - Громко произнес Лиерго.

Отредактировано Сейлан Лиерго (2019-05-22 22:12:03)

+2

14

Альберт внимательно следил за толпой. Он никогда не считал себя героем и человеком, внимательным к чужим проблемам, но не стал отказываться от затеи Алиаса спасти женщину – в конце концов, это же предложил Марсел, а не он. Мистик ждал удобного момента, чтобы у них с Алиасом хватило времени на их задумку и при этом не стало слишком поздно. Риск был большим. Альберт предвидел, что на мага, который появится в толпе, отреагируют однозначно плохо, но он надеялся, что успеет достать женщину из толпы.
Портал открылся возле женщины, когда толпа перестала напирать на неё и просто толкалась, не думая о комфорте других. Альберту досталось в том числе, но его природу быстро раскусили. Алиас завладел вниманием толпы – но лишь её части, зато та, которая была рядом с женщиной и открытым порталом, увидела шанс разорвать на куски одного из придворных магов. К счастью Альберта его никто не узнал, но даже так собирались поделиться с ним частью прекрасных камней Остебена.
Ругаясь сквозь зубы, маг успел создать новый портал для женщины и, подавляя её сопротивление, толкнул её в брешь, которая быстро за ней закрылась. Женщину отнесло куда-то на центральную площадь подальше от дворца и разгневанной толпы, но Альберту повезло намного меньше – горожане успели схватить его за одежду мёртвой хваткой и окружили, собираясь пересчитать магу все рёбра, а то и отнести его на костёр вместо спасённого некроманта. Не о такой судьбе он мечтал.
Когда ворота распахнулись, народ под стеной, несмотря на своё безумство, отступил немного назад, спасаясь от участи умереть зажатым между воротами и стеной. Воины, которые вышли из дворца, выставив перед собой щиты, вызывали лишь гнев и неприкрытую ярость у одной части людей и всеобъемлющий страх у другой. Некоторые люди искали возможности выбраться из толпы. Они толкались, падали, кричали, обвиняя всех в глупом поступке, или проклинали зачинщиков бунта. Они падали на землю, попадали под ноги бунтовщикам, пытаясь выжить в общей суматохе. Другие же, нисколько не растеряв ярости, бросались на щиты, молотили по ним камнями или голыми руками и не ведали страха. Испуганные люди же боялись, что маги или лучники со стен дворца накроют их градом стрел и магических заклинаний, чтобы преподать им жестокий и кровавый урок.
Альберт, которому не повезло оказаться в толпе, не мог создать портал в таком месте, и, стиснув зубы, пытался отбиться от людей, посчитавших, что он сгодится для костра.
Маги защищали Дезмонда от летящих камней, но верховный будто бы не замечал того, что творилось вокруг. Он пытался найти, как далеко уходят псионические нити влияния, но они, как змеи, бежали дальше толпы и глубже в город, а дальше дорога от стен дворца расширялась и давала больше простора для горожан и меньше для стражников дворца.

+2

15

Сложившуюся ситуацию, как и затею двух магов, можно было описать словами "хотели как лучше, а получилось как всегда". Алиас точно не помнил, где ему довелось впервые услышать это выражение, да и, пожалуй, сейчас это было не так важно. Им удалось спасти женщину из лап толпы, хотя та похоже была не слишком рада помощи от придворных магов, но возразить этому не успела, ибо Альберт затолкал её в портал раньше, а теперь он сам доблестно пытался всеми силами отбиться от углядевших для себя шанс отомстить людей. Да тут ещё для большего состояния "комильфо" открылись ворота и оттуда плотными рядами потянулись стражники со щитами. Конечно плотный строй служителей закона отвлекал на себя куда больше внимания, чем маг, стоящий на стене, что собственно слегка помогло избежать Альберту полного "уличения" в помощи тёмным магам, но всё же это вносило свои определённые трудности.
Алиас не стал продолжать наблюдать за получившимся в итоге действом, а со всех ног поспешил вытаскивать своего товарища из цепких рук недовольных. В этот раз маг не стал провоцировать толпу ещё больше, поскольку в данный момент это было просто бесполезно, так что Марсел опять без лишней показухи залез на край стены прямо над тем местом, где в это время старался удержаться на ногах Альберт.
- Приготовься! - мужчина как можно громче прокричал это, чтобы дальнейшие события не стали для Альберта сюрпризом, а там он уж сориентируется и выберется.
Маг протянул свои руки вперёд, будто что-то удерживал перед собой, и после начал совершать небольшие поглаживающие движения, вслед за которыми воздух перед ним начал постепенно сгущаться. Со временем вокруг этой области стал образовываться небольшой по виду вихрь, который с каждым мгновением набирал силу. Алиас старался сделать так, чтобы в центре этого самого вихря совершенно не было каких-либо резких потоков воздуха, которые бы могли навредить человеку. Спустя пару мгновений над головой Альберта образовалась воздушная воронка, в центр которой мог бы поместиться ровно один человек.
- Не хотел я этого делать, но раз уж вам так хочется, я заставлю вас отпустить его, - выражение лица мага приобрело слегка хмурый вид, ведь он и в самом деле пытался сделать как лучше, а в итоге его товарища теперь пытались посадить на костёр вместо некроманта.
В это же самое мгновение вихрь резко опустился вниз, заставив всех крепко уцепившихся в Альберта разжать свои хватки. Алиас создал отнюдь не простой ветерок, которым в прошлый раз вырвал факелы из рук поджигателей. В данный момент вихрь, снизойдя вниз, довольно больно ударил по рукам уцепившихся и для пущего эффекта резко оттолкнул их в стороны от придворного мага, тем самым давая тому пространство для манёвра и время на открытие портала. Марсел не исключал возможность того, что кто-то из особо буйных попытается прорваться сквозь воздушную завесу к ненавистному магу, поэтому постарался сделать так, что любого особо смелого вихрь просто-напросто отбросит обратно.
- Давай же!

Отредактировано Алиас (2019-05-23 18:19:24)

+2

16

Обстановка понемногу накалялась, камни начинали лететь со всех сторон, будто перед взбунтовавшими горожанами были не стражники дворцовые, а опозоренные в своих грехах нарушители. Хотя, подобное считается тоже самосудом. Сейлан держал в ножнах свой меч, но вот маленький, круглый щит, который он прихватил перед выходом с собой сейчас более чем был кстати. Большая часть камней бились об большие и тяжелые щиты стражников, что шествовали все дальше и дальше медленным темпом, но бывали исключения и снаряды пролетали в за построением прямо в магов и кронпринца. Хотя, иногда камняни все не ограничивалось, ибо кто-то умудрялся даже прыгать прямо на щиты, стараясь дезориентировать строй. Взгляд жителей вселял безумие и если приглядеться, то можно было по поведение понять, на ком из них были наложены эти злые чары. Магический барьер магов хорошо защищал спокойно шествующего архимага, а принцу приходилось регировать на внезапные залеты камней, отбивая снаряды круглым щитом.
- Эти люди готовы нас разорвать просто на куски, порой мне не слишком по себе от этой магии. - Внезапно приметив летевший камень, принц спарировал снаряд щитом, продолжая идти.
Тем временем, Сейлан заметил, что один из придворных магов, в котором Лиерго узнал Альберта, внезапно оказался в самой толпе и протолкнул в портал кое-как одну из горожанок, вот только самому магу не слишком повезло, так как некоторые люди перключились на него. До смерти не забили, но все же схватили, а значит собираются традиционным образом сжечь своего пленника. К счастью, к соратнику вовремя подоспел природной магией Алиас Марсел, оттесняя бунтовщиков от Альберта. Ситуация складывалась не слишком приятно, Сейлан уверен, что они справятся с главной проблемой. Необходимо продвинуться дальше и, защищая архимага, найти злодея, который учинил все проблемы.
Дорога постепенно расширялась, чем дальше они стали удаляться от стен дворца, что давало преимущество бунтарям в просторе. Именно поэтому Сейлан приготовил три больших ряда стражников, шедших за собой клином вперед изначально. Как только территория стала расширяться впереди, то Сейлан повелел второй группе щитоносцев постепенно перегруппироваться, заняв строй вместе с первым, тем самым расширив клин, а третий ряд теперь продолжал замыкать шествие за магами обратным клином. Копья Сейлан не желал пускать в ход с самого начала, лишь оттеснить жителей, ограничившись щитами дворцовой стражи. Для пущего устрашения, стражники били синхронно по земле концами копья, будто вот-вот собирались применить оружие против бунтовщиков. Но подобное действие проделывалось лишь для устрашения, не более.
Сейлан обернулся, дабы проверить тыловое построение, чтобы никто случанйно не проскользнул сзади. Архимаг же выглядел все также невозмутимо, будто его не было рядом с ними и он продолжал идти. Подобная невозмутимость впечатлила кронпринца, ибо архимаг и его комания чуть ли не со всех сторон почти окружена теми, кто готовы их всех затоптать до смерти.
- Держим построение и продолжаем оттеснять! - Командным тоном продолжил Сейлан.

+2

17

- Можно подумать, это так просто сделать! – буркнул Альберт, пытаясь сконцентрироваться на заклинании мистицизма. Вокруг него кружили магические потоки ветра, которые мешали и постоянно отвлекали мага. Пространство вокруг него кружилось, а маг огня почувствовал себя скорее в западне и ловушке, чем за спасительным щитом. Но щит из потоков воздуха был менее травматичным для людей, которые бездумно напирали на всех, исполняя чужую волю.
Альберт создал магический телепорт, быстро вскочил в него, закинув себя на стену рядом с Алиасом, пошатнулся на краю, едва удержав равновесие.
- Немного не рассчитал, - что не удивительно в такой суматохе.
Ворота дворца закрыли на тот случай, если кому-то из горожан повезёт добраться до стен и не хватит ума остановиться или подчиниться воле короля. Никто не знал, чем закончится процессия у дворца, но всеми силами старались избежать невинных жертв. Тот, кто стоял за всем, или же рассчитывал на то, что король не станет убивать своих подданных и потому они добьются какой-то цели – что они на самом деле преследовали – всё ещё оставалось загадкой – либо же королю придётся отдать приказ разогнать толпу силой, и кто-то пострадает.
Толпа продолжала отступать, но были люди, которые, будто не опасаясь за свою жизнь, бросались на стражников и пытались пробиться через строй щитов, словно верили, что смогут устрашением и собственным безумством напугать дворцовых стражников и заставить их убежать.
Когда толпа людей начала растягиваться, уменьшая давление на щиты стражников, люди, которых не затрагивала магия, и которые успели пожалеть о своём участии в шествии, покидали толпу и спешно возвращались по домам, надеясь, что их не настигнет гнев короля. Но те, кто ещё оставался в западне, не находили в себе сил освободиться, получали то кулаком, то камнем за попытку уйти. Обезумевшие люди атаковали уже не просто стражников и дворцовых магов, а друг друга.
- ДОВОЛЬНО! – голос верховного мага прогремел на улице, и в словах его почувствовалась магическая сила. Дезмонду удалось при помощи псионики утихомирить часть толпы – люди, которые напирали на щиты, глупо толпились и смотрели на стражников, не понимая, что они здесь делают. Напуганные, они бросали на землю камни, которые до этого собирались отправить в придворных магов и стражников, и пятились назад.
Дезмонд не хотел применять заклинание против толпы и терять возможность найти мага, который контролировал толпу, но он видел, что люди начинают вредить друг другу, и боялся, что это выльется в кровопролитие у дворцовых ворот.
Один за другим, бунтовщики отказывались от насилия, будто на радость стражникам, которые могли остановиться и больше не напирать на толпу. Шум медленно стихал, люди приходили в себя, освободившись от магического воздействий. Кто-то из толпы закономерно спросил, что здесь происходит в более грубой и похабной версии вопроса. Кто-то ему ответил, не уступая в словесном изыске.
Женщина, которая стояла ближе к дальнему краю толпы, подняла руку и перерезала себе горло. Кровь брызнула в стоявшую рядом девушку, залив ей лицо и шею. В толпе закричали от страха и нарастающей паники. Толпа вновь задвигалась. Испуганные люди кричали и пытались сбежать, не понимая, что происходит. Мужчина с другого края толпы сделал то же самое, а потом ещё один. Дезмонд пытался усмотреть магические нити до того, как маг отдаст приказ живым марионеткам, но не успел. Магические нити исчезли до того, как маг, поддавшись порыву эмоций, полез вперёд, пренебрегая собственной безопасностью. Убийства закончились так же резко и внезапно, как начались, но толпа всё ещё была в панике.

+2

18

Альберту не пришлось повторять дважды, и мистик спустя пару мгновений очутился рядом с Алиасом на самом краю стены. Если честно Марсел не ожидал чего-то подобного и от неожиданности чуть сам не потерял равновесие, но увидев, что перед ним стоит друг, он вцепился тому в руку и потянул на себя, дабы тот опять не очутился по ту сторону стены.
- Фух, Альберт, вот скажи мне, - придворный маг слез с края и отдышался, - вот почему было нельзя прыгнуть в портал вслед за той женщиной, зачем ты в толпе остался, а?
Алиас и в самом деле задался подобным вопросом, ведь магу огня совершенно ничего не мешало просто обхватить ту женщину и вместе с ней юркнуть в портал. Они бы вдвоём вряд ли стали после этого добрыми друзьями, но по крайней мере мага в крайнем случае колошматил бы только один человек, а не целая толпа.
- Вот переместился бы ты с ней вместе, получил бы в худшем случае пощёчину, да и вернулся обратно бы...
— ДОВОЛЬНО! - громкий возглас верховного прервал какофонию за стенами дворца и заставил Марсела замолчать.
Придворный маг взглянул по ту сторону и обнаружил, что толпа явно в одно мгновение потеряла весь свой задор, который они всего каких-то пару минут назад не стеснялись показывать, бросаясь на щиты стражников и кидаясь камнями вообще во всё, что движется. Похоже верховному и в самом деле удалось остановить этот бунт и прочистить людям головы, поскольку стража тоже более-менее расслабилась и остановила своё наступление на толпу.
- Вот и весь бунт на нет сошёл, - Алиас довольно улыбнулся Альберту, - надеюсь они там никого не зашибли пока...
На этот раз мага прервал громкий женский крик, раздавшийся в толпе, а за ним ещё чей-то возглас, и вот уже спустя пару мгновений людская масса снова зашевелилась. Мужчина уж подумал, что народу опять какая-то злоба в головы ударила, да вот только сейчас люди вели себя совершенно по-другому, нежели пару минут назад. В толпе из-за чего-то началась паника, да вот только Марселу со стены было совершенно непонятно, что там творилось на передовой.
- Чего это вдруг кричать начали? Альберт, ты можешь что-нибудь разглядеть отсюда?

Отредактировано Алиас (2019-05-27 17:58:19)

+2

19

Толпа напирала все сильнее, но солдаты хорошо держались и отбрасывли прыгающих на них людей. Казалось, половина жителей совсем обезумела и не разумела что творила, а камни продолжали лететь с разных сторон. Пытались ворваться в укрепление и уничтожить сопротивление, но строй продолжал нерушимо наперать вперед, а зачарованные люди оступать назад от притесненных щитоносцев. Внезапный возглас верховного мага, заставило остановиться людей. Бунтующие тотчас же прекратили оказывать отчаянное сопротивление и, видимо теперь совсем не ведали что с ними происходило все это время. Возглас Дэзмонда отнюдь был не простым криком, а имел некий специфический магический отпечаток в словах, от которых слегка пошатнуло даже и самого кронпринца, хоть он совсем и не был под действие определенной магической силы. Люди стали расспрашивать друг у друга, что вообще происходит, будто очнувшись от волшебного сна. Стражники не опускали щиты и продолжали держать строй, а сам Сейлан пока не решался давать волную команду защитникам государства. Из толпы протянулась женская рука, куда многие  обратили внимание. Жест по своей сути не должен был предвещать ничего плохого, но кронпринцу что-то было не по себе и он вышел вперед строя стражников, чтобы разглядеть женщину, которая стояла с края толпы. В последний миг, Сейлан заметил, что в руке она держала кинжал, однако поздно и живая марионетка перерезала себе горло. С другого края толпы также протянулись руки вверх.
- Нет, стойте! - Прокричал принц, понимая, что сейчас произойдет. Однако, дело было сделано.
После неожиданного представления, люди поддались панике и страху, стали бежать кто куда в рассыпную. Сейлан непонимал что происходило, но от увиденного ему стало не по себе. Стражники позади Сейлана тут же укрепили позиции и держали строй.
- Стойте! Успокойтесь, сохраняйте спокойствие! - Кричал кронпринц, однако его мало кто слышал в такой кучамале.
- Это еще что было такое? Этот урод просто играется с жизнями людей дистанционно!
Вернувшись кое-как за строй щитоносцев, Сейлан быстрым шагом подошел к Дезмонду Арханскому.
- Что это такое было? Вы можете все еще отследить зачинщика всех  проблем? - Спросил Сейлан, надеясь, что верховный маг все еще может выследить противника.
Подобное, что произошло с людьми сильно насторожило принца, ведь маги высокого уровня, которые желают зла государтсву и народу могут с легостью воздействовать на разум обычных горожан и сеять хаос, смуту и убийства. На подобные меры требовалось бы каким-нибудь образом защитить разум каждого жителя Остебена от вражеских нападений магов в их разум. Сам Сейлан, конечно, совсем не мыслит в магии, однако в дальнейшем может быть Дезмонд предложит подобную защиту для всего населения Вильсбурга.
Бунт в какой-то степени, возможно теперь подавлен, но теперь вместо первой проблемы подобралась следующая, которая по сложности не уступала предыдущей. Люди были напуганы и метались в разные стороны, однако путь в дворец был закрыт стражей, которая теперь просто стояла в оборонительной позиции.

Отредактировано Сейлан Лиерго (2019-05-29 20:51:56)

+2

20

- Да эти… - Альберт выругался, не стесняясь в выражениях, - вцепились в меня, как девка всеми руками. Я и не успел. Пришлось закрыть, пока они во дворец не полезли через портал. А что, тебе тоже захотелось пообниматься с женой пекаря? Пышечки не самые свежие, скажу я тебе.
В такое время магу удавалось грубо отшучиваться, но ситуация под стеной вырисовывалась паршивая и кровью. Пока Алиас с Альбертом оставались на стене, чужими руками загребался жар Бездны.
Некоторые люди, видя защитников в короне, принце, стражниках дворца и в короле, пытались пробиться через щиты к дворцу, убеждённые, что там их защитят. Люди боялись, что они тоже погибнут, как это сделали те трое, не моргнув и глазом.
- Ведьмовство!
- Чёрная магия!
- Нас прокляли!
Люди кричали наперебой, перекрикивая друг друга. Они топтались по телам мертвецов, пытались убраться с улицы, не оглядываясь. Кто-то в толпе упал на колени и начал читать молитву, тщетно надеясь, что милость Люциана защитит его от чёрной проказы. Других убийств не происходило, но паникующая толпа – хуже любого заклинания.
- Ваше Высочество, уйдите за щиты! – крикнул глава стражников, который отвечал своей головой за жизнь принца.
Дезмонд пытался отследить, куда уходят магические сплетения от жертв, но нити на его глазах быстро разрушались и заканчивались всё там же – где-то в глубине города. Маг-убийца мог находиться за соседним домом, прямо за поворотом, а мог – ещё дальше. Дезмонд не мог пробиться через толпу и бросить паникующих людей, которые не ведали, что творили. Он отдавал большую часть своих сил, чтобы вновь внушить им спокойствие и заставить замереть на месте.
***
- Ничего не вижу, - признался Альберт. Он смог рассмотреть тело убитой женщины, когда толпа испуганно отшатнулась от неё – яркое кровавое пятно на светлом камне. Мистик проследил за Верховным в толпе, но по его лицу осознал, что он сам не понимает, что происходит и как это предотвратить.
Альберт видел магические нити, которые быстро исчезали в воздухе. Не дожидаясь приказа, маг открыл портал и быстро переместился за стену, уходя дальше вслед за быстро тающей магической нитью.
***
- Он уничтожил магический след, - ответил Верховный на вопрос принца. - Без него я не могу его отследить, - Дезмонда не радовала такая перспектива, но всё, что он смог – усмирить толпу у стен дворца. Он всё ещё видел, как между людей мелькает тело первой погибшей женщины. Стеклянными глазами она смотрела перед собой. Одежду, горло, лицо и каменную кладку перед дворцом залила её кровь.
Кто бы ни руководил толпой – в его планы входило запугивание и внушение простому народу, что корона не может их защитить.
Убедившись, что больше никто не находится под воздействием заклинания, Дезмонд сказал об этом принцу:
- Сейчас им лучше разойтись по домам, Ваше Высочество. После того, что произошло, большие скопления людей - лишь патока для нашего недруга.

+2

21

Похоже паника в толпе даже и не собиралась хоть как-то уменьшаться, а лишь разрасталась с ещё большей силой. Крики проклятиях вновь заполонили пространство перед дворцовыми воротами. Народ, судя по всему, вновь решил ринуться к дворцовым стенам, однако в этот раз по совершенно другим причинам. Если честно, то Алиасу не очень-то нравилось подобное двуличие в людях, так что он лишь в очередной раз тяжело вздохнул, всё также пытаясь понять в чём причина сложившейся ситуации.
- Ну что, Альберт? - Марсел вопросительно посмотрел на своего товарища в ожидании ответов.
— Ничего не вижу, - слова товарища вызвали у придворного мага очередной тяжёлый вздох, и он вновь воззрился на толпу людей, пытаясь разглядеть что-нибудь.
Алиас не обладал особо зорким зрением, да и в такой большой мельтешащей толпе было сложно что разобрать, однако ему удалось разглядеть что-то багряно-алое на мостовой, а потом и тело, которое окрасило мостовую в этот самый цвет. Придворный маг от увиденного даже чуть не потерял равновесие и опёрся о выступающий перед ним край стены, всё так же продолжая смотреть на распластавшееся тело женщины. Он так зациклился на этом, что не сразу заметил, что Альберт открыл перед собой портал и быстро переместился куда-то в другое место.
- Альберт?! - Алиас только и успел окликнуть своего товарища, скрывшегося в уже закрывшемся портале недалеко от него.
Марсел ещё какое-то время стоял и молча смотрел на место, где был открыт магический проход, а после принялся выискивать Альберта среди людей на площади. Что бы там не задумал Торвел, ему надо было хоть словом обмолвиться, прежде чем перемещаться в неизвестном направлении, когда повсюду такой бардак.
- Куда же ты направился, Альберт? - Алиас произнёс это с некой долей досады в голосе, когда так и не обнаружил своего товарища в пределах видимости.
Поступок мага был совершенно безответственным, особенно если предположить, что им противостоит кто-то достаточно могущественный, чтобы заставить людей покончить с собой одним лишь усилием воли. Так что излишняя прыть мистика могла сыграть против него самого, учитывая, что враг тоже мог владеть мистицизмом. Впрочем, они оба два сапога - пара, Алиас давненько этого не делал, но всё же поднапрягшись он попытался воспользоваться ликом зверя, чтобы обратиться в сокола. Конечно это заняло какое-то время, однако со стены дворца воспарила в высь хищная птица, очень напоминающая своим видом личного сокола кронпринца.
Маг не часто пользовался этой своей способностью, предпочитая свой естественный человеческий облик в любой жизненной ситуации, но в тоже время он не мог, как Альберт, создавать порталы и быстро перемещаться на большие расстояния, да и толку от этого сейчас бы не было, поскольку отследить куда ведёт портал ещё надо было уметь. Алиас в облике сокола воспарил высоко-высоко над землёй и принялся высматривать своего товарища с высоты птичьего полёта, благо порталы последнего не обладали абсолютной невидимостью, как и он сам.

+2

22

Весть о том, что вражеский маг успел сбежать, оборвав всю свою связь, сильно расстроило принца, но Лиерго продолжал сохранять спокойствие. Подобного исхода можно было предусмотреть, ведь ученение бунта с помощью магии такого масштаба не может быть просто так провернут, особенно если сомневаешься в том, что тебя могут с легкостью выследить, а затем и поймать.
Архимаг был полностью прав. Кто-то прощупывает их извне и внушает страх горожанам, будто государство не может защитить собственный народ от врага. Скверный и жестокий противник. От всего происходящего, Сейлан стиснул зубы, да так, что было слышно, всем находящимся рядом. Возможно сейчас врагу удалось замести следы и внушить напоследок страх среди народа, но принц никогда не забудет эту выходку и обязательно в будущем найдет этого убийцу.
- Одним словом вы смогли рассеять заклятие врага. Сможете вы успокоить горожан, над которыми навис безумный страх? Иным способом, думаю усмирить панику получится далеко не сразу. Возможно, солдаты только поспособствуют большему паническому развитию, загоняя  по домам. Если вам будет тяжело, то можете подключить и остальных магов к процессу? Стража к этому времени будет вас всех защищать, в случае непредвиденных обстоятельств.
Сейлан не знает, может ли верховный маг таким магическим образом успокоить людей, ведь в волшебной науке он мало что смыслет. Но раз врагу удалось использовать людей, словно марионеток до такого масштаба, то кронприц посчитал, что верховный маг справится с усмирением горожан. В плане избавить их от панической атаки.
Если же  маг даст отрицательный ответ, то Сейлан тогда отправит присутстсующих рядом щитоносцев, чтобы они разогнали всех людей по домам, главное, чтобы люди не толпились в одном месте. Принц понял, что главное оружие противника - это жизни посторонних людей, особенно когда этих людей  в большом количестве на определенной территории.
Сейлан отдал приказ страже, быть наготове и разогнать толпу под командованием главы стражников, если верховный маг даст отрицательный ответ, но при этом не используя насилие по отношению к крестьянам.
- Нельзя больше допустить подобных смертей. Большая часть произошедшего на сегодня, думаю, позади. И закончить все нужно правильными решениями, чтобы никто не пострадал снова.
Конечно, кронприц предполагал, что без жертв из всего произошедшего не обошлось бы, но все равно изначально вселял в себе надежду, что все могло обойтись без лишних потерь со стороны околдованных ранее крестьян.
На небе пролетал знакомый силуэт птицы, в которой Сейлан всегда узнавал своего сокола. Подняв руку над собой, принц ждал, что птица тут же спикирует вниз, чтобы приземлится хозяину на плечо. Однако понял, что сокол, который был похож на его ручного, был совсем не тем.
- Видать, я обознался... Странно.

+2

23

Альберт пытался угнаться за магическим сплетением и выследить заклинателя. Он понимал, что у Дезмонда, несмотря на его силу и жизненный опыт, не хватит времени оказаться в двух местах одновременно. Сильный псионик может успокоить толпу и взять её под контроль, но в то же время угнаться за заклинателем и убийцей – не выйдет. Альберт был зол. Маг огня всегда был вспыльчивым, а потому одного убийства жителя столицы хватило, чтобы он сорвался и в одиночку совершенно безрассудно отправился по следу, надеясь успеть.
Он подоспел к нужной улице, когда за поворотом уже исчезал последний вихрь магического сплетения. Тёмные нити стягивались к центру безлюдной улицы, а их создатель стоял прямо здесь, спиной к магу-мистику. Альберт собирался атаковать его, не раздумывая, но маг-заклинатель почувствовал его присутствие, обернулся. Перед мистиком стоял высокий и тощий мужчина в сером потрёпанном плаще. Открытые участки кожи – руки, ноги, шею и лицо скрывали старые потемневшие повязки, будто всё его тело покрыто ужасными ранами. Альберт видел лишь пару глаз – белый, ослепший правый, и яркий зелёный левый.
Псионик атаковал его первым, фактически не оставив Альберту выбора. Придворному магу пришлось защищаться, но он пытался достать псионика пламенем, и не думая оставлять его в живых. Он хотел его убить, но желания их были взаимны.
***
- Да, - коротко ответил Верховный на вопрос принца.
Дезмонд снова приложил усилия, чтобы успокоить толпу. Он не обладал такой силой, как псионик, который заставлял людей делать безумные вещи, и не мог внушить им, чтобы они возвращались домой, но его голос звучал громко и убедительно:
- Возвращайтесь домой! К семьям!
Люди, которых напугали смерти, уходили от дворца, с ужасом озираясь на ворота, стражников и магов.
- Ваше Высочество, люди мало понимают в магии, поэтому… они будут считать, что это придворные маги применили оружие против них.
Он также понимал, что простыми словами напуганной толпе не объяснить, что это кто-то другой управлял ими, что это именно общий враг нанёс удар и убил невинных людей. Корона должна найти преступника, чтобы показать его толпе и предоставить доказательства невиновности короля в смертях невинных.

+1

24

Алиас наблюдал за передвижениями своего товарища с высоты птичьего полёта. Он по-прежнему считал, что Альберт поступил слишком опрометчиво, бросившись в погоню никого даже толком не предупредив. Маг возможно и хотел бы остановить мистика, но для начала за ним нужно было угнаться, а это даже в обличье сокола было довольно трудной задачей. Марсел только и успевал подмечать небольшие вспышки, вызванные активацией портала то на одной, то на другой улице.
Спустя какое-то время вспышки прекратились, и маг решил спуститься пониже к местоположению последней. В обличье сокола он попытался облететь предполагаемое место нахождения Альберта по кругу, но не успел даже опуститься на нужную высоту. Альберт, судя по всему, решил не скрываться ни от врага, ни от друга, а со всей серьёзностью воспользовался огненной магией посреди города, что избавило Марсела от излишних поисков.
- Что ты творишь Торвел? - Алиас конечно предполагал, что его товарищ мог столкнуться с противником, но всё же вовсю пользоваться огненной магией посреди города было мягко говоря необдуманно.
Только подлетев поближе, придворный маг смог разглядеть своего товарища и его противника, который с высоты вроде бы и не выглядел слишком грозно, хотя огненному магу он спуску не давал. Как бы то ни было, но Алиас решил пока не выдавать себя противнику с головой, учитывая, что внимание врага вполне успешно отвлекал Альберт. Хоть Марсел это и не особо любил, но похоже ему в данной ситуации оставалось только нанести подлый удар исподтишка, которым было бы желательно обезвредить противника для дальнейших разъяснений. Правда весь план осложнялся тем, что против псиоников подобные "подлые" приёмы были слишком неэффективны, особенно в открытом бою. Но всё же будучи пока не обнаруженным в облике сокола и защищенный щитом, который маг попросту не успел развеять, будучи занятым "развлечением" толпы и спасением товарища, Алиас имел вполне неплохие шансы не выдать свои мысли противнику и накрыть его внезапной атакой.
Сокол, пока вроде бы никем не замеченный, плавно спикировал в ближайший узенький переулок. Обращение заняло какое-то время, которое маг потратил на выбор наиболее подходящего заклинания. Псионик в данной ситуации явно поставил барьер, поскольку Альберт его пока что безуспешно пытался превратить в уголёк, да и противник тоже был не слишком равнодушным к придворному магу. Учитывая все те приказы толпе, да и нынешнее сопротивление можно было предположить, что враг являлся довольно могущественным магом и вполне мог противостоять совместным атакам Торвела и Марсела, однако тут у придворных магов было одно небольшое преимущество. Противник уже потратил достаточно ощутимое количество сил, чтобы управлять людьми и организовать бунт, так что сейчас запас магии псионика явно был изрядно израсходован, да тут ещё и Альберт начал прощупывать его защиту методом тыка, что тоже отнимало у врага силы. Алиасу лишь оставалось наблюдать за противостоянием двух магов, в ожидании подходящего момента для атаки, благо огневик и псионик совершенно не стеснялись использовать свои умения для нанесения вреда друг другу.
Такой момент настал, когда Альберт в очередной раз запустил во врага каким-то заклинанием. Марсел не стал дожидаться, пока оно долетит до назначенной цели, а воспользовался тем, что псионик отвлёкся на пару мгновений, и со всех ног припустил поближе к врагу, благо тот стоял к нему почти спиной. Частые путешествия по разным местам помогли придворному магу сохранить себя в форме в отличии от других его коллег, которые предпочитали проводить своё свободное время в малоподвижном состоянии, так что Алиас довольно быстро преодолел нужное расстояние и приготовился атаковать противника. Он не боялся попасть под атакующее заклинание Альберта, ибо его щит оно всё равно бы не пробило, так что Марсел быстро присел и коснулся рукой земли для наиболее лучшего эффекта и применил заклинание "Гейзер", которое по идее должно было подбросить противника в воздух, попутно нанося урон холодом. Конечно, он не рассчитывал, что противник выйдет из строя только с одного единственного заклинания, поэтому в следующий миг приготовился преподнести вражине очередной сюрприз.

+2

25

Сейлан глубоко вздохнул, набрав побольше воздуха в легкие. Нужно было немного успокоиться от происходящего и принц прекрасно осознавал, что в этой ситуации самообладание нужно поддерживать любой ценой. Закинув небольшой щит за спину, который он одожил еще в замке изначально для самообороны от зачарованных крестьян, кронпринц задумчиво посмотрел на все еще пугающуюся толпу. Кивнул на слова Дезмонда Арханского, продолжил:
- Тогда нам надо найти врага. Любой ценой, иного выхода я не вижу.
Сейлан подозвал к себе главу стражников  приказал ему, чтобы он держал исходную позицию, защищая путь ко дворцу, сам же Сейлан решил повести остальную часть стражи, чтобы сопроводить людей по домам. И принц четко выделил в приказе слово "сопроводить" стражникам, которое сильно отличалось от "разогнать".  Нужно было прекращать этот собравшийся балаган в главных улицах Вильсбурга.
- Вы можете продолжить помогать страже, - Произнес кронпринц, обратившись к верховному магу. - Вас будут продолжать охранять, в случае чего.
Также, Сейлан Лиерго решил отправить по городу группу солдат на поиски вражеского мага. Принц не успокоиться, пока не найдет провинившегося или провинившихся во всех сегодняшних бедах. Даже если Демонд Арханский потерял мага, выслеживая, то это не значит что поиски традиционным способом противника могу быть тщетны. К тому же, враг практически не оставлял выбора, так как нужны доказательства перед всем народом, что во всех случившихся бедах виновен он, который смог завладеть разумом мирных жителей. Но, даже если им удастся поймать мага и убедить людей в том, что они не причастны в злодеяниях, то доверие людей по отношению к власти точно уже подорвалось. Враг с легкостью завладел их разумом и из-за подобного случая народ будет чувствовать себя беззащитным. После того, как все закончится, Сейлан решил также и уладить данный вопрос, чтобы можно было каким-нибудь образом защитить человеческий разум от проникновения псионика или ему подобных. Чтобы люди могли спать спокойно. Конечно, с этим вопросом принц в будущем обратится к верховному магу - Дезмонду Арханскому, но пока ему следует продолжать успокаивать людей, которых легче будет сопроводить по домам страже.
Под руководством кронпринца, стража  принялась распределять людей по их домам, самое сложное - это развеять огромные столпытворения паникующих людей, но как только удастся развеять кучамалу, разделив людей на группы, то легче будет с ними взаимодействовать. Можно было самому остаться сторожить с другой частью солдат путь ко дворцу, а главу стражников отправить на сопровождение людей по домам, но Сейлан хочет лично убедиться, что  людей отправят по домам в тех условиях, которые он указал. Присутствуя лично в любой процессии, намного проще контролировать ситуацию. Если стражники случайно выйдут из под контроля, то кронпринц лично напомнит об своем приказе, ведь они тоже такие же люди, как и те, кто сейчас до смерти перепуган от козней врага.

Отредактировано Сейлан Лиерго (2019-06-03 12:30:21)

+2

26

Атаковать сильного псионика – всё равно, что заранее крикнуть ему о своих намерениях. Против псиоников действовала только хитрость и умение очистить разум от всех мыслей до того, как их прочтут. Пока Алиас находился в облике птицы, псионик не замечал его, но как только он вернул себе истинный облик – он стал заметной фигурой.
Противник, с которым столкнулись придворные маги, ловко отражал их атаки. Он успел пробить защиту Торвела в тот момент, когда маг открылся, нанося очередной удар по защите псионика. Псионику не удалось убить огневика, как он хотел – на помощь к нему подоспел Алиас. План Марсела, казалось, был удачным и простым. Силуэт псионика неожиданно смазался и исчез, а заклинатель неожиданно оказался в другом месте - песок в час для него поднялся вверх со дна, перенося мужчину на несколько мгновений в прошлое – ещё до того, как заклинание Алиаса успело набрать силу и разорвать мостовую, выбрасывая магический гейзер.
Псионик стоял с краю дороги. Гейзер Алиаса распустился во всей красе перед ним – ровно в том моменте, где до этого стоял маг. От псионика отошла сильная магическая волна, способная сбить противников с ног, но в его планы не входило продолжение сражения с придворными магами. Под ногами псионика возник магический портал, и маг провалился в него. Портал тут же закрылся над его головой и оставил улицу столицы со следами от пламени, вмятинами от псионических атак и залитую мостовую водой от гейзера Алиаса.
Альберт потратил много сил, чтобы пробиться через щит псионика, но не преуспел. Последнее заклинание мага достало его. На брюхе наливалось тёмное пятно от удара – всё могло бы обойтись, носи придворный маг доспехи. Торвел будто не чувствовал боли, он ругался сквозь зубы и винил себя в том, что не смог убить человека, который убил столько невинных людей.
***
- Ваше Высочество, вам лучше вернуться во дворец, - в очередной раз напомнил Дезмонд, надеясь, что принц прислушается к нему. – Вы единственный наследник Его Величества.
Болезнь короля продолжала прогрессировать. Никто из придворных лекарей не давал благоприятных прогнозов. Король вновь мог слечь с болезнью и на этот раз отдать душу Люциану. На его место придёт принц – единственный наследник, который должен повести народ. Они не могли рисковать жизнью Сейлана, даже если принц настолько переживал о судьбе своего народа, что лез в самое пекло.
- Возможно, убийца ждёт шанса навредить вам.
Дезмонд высказывал лишь теорию. В любом случае, даже если убийца уже выполнил свою задачу и скрылся, принцу небезопасно расхаживать по улицам столицы, где есть люди, которые разгневаны на корону.
Стражники выполняли приказ принца в точности, как он и хотел. Напуганные горожане расходились по домам, но сопровождение не вызывало у них ощущения защищённости – стражники больше пугали их, и выглядели в глазах горожан конвоем, а не защитниками.
Тела убитых у стен дворца бережно складывая на носилки, узнавали имена погибших и где они живут, чтобы доставить их семьям, и устроить похороны. Перед тем, как отдать тела, Дезмонд ещё раз осмотрел их, надеясь найти какую-то зацепку, но ничего не нашёл.
Остаток дня прошёл в тишине и без происшествий, но тишина, которая нависла над столицей, была хуже занесённого топора палача.

эпизод завершен

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [02.06.1082] Священная земля