Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » AU! Леденящий Новый Год


AU! Леденящий Новый Год

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://sg.uploads.ru/xwjRF.jpg
Новогодняя альтернативка для всех желающих! ^^
С фалмари, морем и песчаными пляжами!

Отредактировано Гипнос (2018-12-15 22:32:18)

+3

2

Безымянный ламарский остров встретил теплом, солнцем и длинной полосой пляжей вдоль побережья. За пляжами тянулась зелень леса, над которым поднимались три горы – две повыше и одна совсем мелкая.
- Ух ты! – восхищенно пялился по сторонам Вилран, жмурясь от яркого солнца и таща два огромных чемодана, которые свесил на него Гипнос.
Идея отметить Новый Год понравилась Вилрану с самого начала, как только к ним с братом попала странная листовка. Непонятный праздник – у них дома никогда такого не было. А к нему прилагались «пляжи в лучших ламарских традициях, номера со всеми удобствами в комфортабельном трактире, национальная кухня, развлечения на любой вкус, фейерверки, ламарский стриптиз (только для взрослых!), выступление инквизиторов, подарки и танцы вокруг зажженной елки. Вне войны, вне времени! Для всех рас и народов! Для любого кошелька!» И как тут было устоять? Гипнос, кончено же, не поверил, ища везде подвох, но Вилрану нравилось все от и до. Да и отец тоже был на стороне своего младшенького, посчитав, что братьям неплохо было бы развеяться и отдохнуть от вечных некромантских интриг, чтобы вернуться домой свежими, полными сил и новых идей. С папаней Гипнос спорить не мог, так что теперь Беннаторы стояли на побережье под теплым и ярким солнцем, которого в Акропосе не видали сроду, и, щурясь, искали взглядом тот самый «комфортабельный трактир».
Сначала нашелся не он, а вывеска-указатель со стрелкой, и лишь затем дорожка привела к утопающему в зелени двухэтажному дому с огромным мраморным бассейном во дворе. Вилран к тому времени уже вспотел полностью и чувствовал, что начинает медленно вариться в своем теплом плаще и сапогах, а оттого с большой завистью смотрел на полураздетую девушку с цветами в волосах, встречавшую их у входа.
- Добро пожаловать, уважаемые гости, - пропела та. – Проходите, располагайтесь, занимайте свободные номера. Ресторан на первом этаже, квартал торговых лавок  – за трактиром чуть севернее, там вы сможете купить все необходимое для купания, если забыли взять из дома, а также  милые сувениры для родственников и друзей.
- Гипнос, а что такое «ресторан»? – сгрузив чемоданы на пол, подергал брата за рукав Вилран, как только девушка переключилась на других гостей.

+5

3

- Место, где ты можешь поесть блюда национальной кухни, - рассеянно отозвался Гипнос, поглубже натягивая на лицо капюшон темного плаща.
Во-первых, ему было нисколько не жарко - наоборот, его вечно мерзнущее тело наконец-то ощущало себя согретым. Во-вторых, сжечь на солнце чувствительную бледную кожу было бы куда неприятнее, чем просто вспотеть. И в-третьих, где-то в таких местах обязаны продавать что-нибудь для защиты глаз, это же просто невозможно!
Вообще новогодний отдых некромант представлял себе несколько не так. Вряд ли для этого подходили моря, песок и вон те странные деревья с листвой только на макушке - насколько познаний Гипноса хватало в этой области, нужен был все-таки снег и ели. Но Вилран так хотел посмотреть на все предлагаемые зрелища и развлечения, что отказать ему было никак невозможно. Да и валить все на желания Воскрешенного, а не на свои собственные было проще...
- Нам нужна комната без солнца, - хрипло проговорил Гипнос улыбчивой ламарке, вновь повернувшейся к ним от других гостей. - Совсем без.
Интересно, в какой еще жидкости эта раса отращивает жабры и хвост? Вот бы проверить!
Девушка, не догадывавшаяся о злокозненных намерениях некроманта, с искренним недоумением уставилась на закутанную в черный плащ фигуру. Из-под капюшона виднелся только острый бледный подбородок и кончики белых волос.
- Господин, наше заведение называется "Солнечным" именно за обилие солнечного света во всех номерах, - медленно и доходчиво, словно ребенку, попыталась объяснить она, но Гипнос упрямо вскинул голову, мысленно помянув икнувшего Фойрра.
- Мне нужен тот, где окна плотно занавешиваются, - отрезал он. - Распорядитесь повесить самые плотные шторы. И подают ли у вас постную пищу или только эти... - некромант покосился на яркие цветные фрукты, украшавшие даже столик, за которым девушка записывала прибывающих.
Фалмари посмотрела на капризного гостя и тяжело вздохнула.
- Я составлю желаемое меню, - непререкаемо сообщил Полумертвый и направился вслед за братом к ларьку с сувенирами, притягивавшему взгляды чем-то сверкающим и сияющим.
"Ну или вами пообедают мертвецы..."

Отредактировано Гипнос (2018-12-17 15:03:02)

+5

4

- Отпуск? Что такое отпуск?
- Это когда отдыхаешь от работы.
- А это не «безработный» называется?

МАМОЧКА НА ОТДЫХЕ!
Получив в руки приглашение отправиться на отдых в жаркую ламарскую страну, Шериан поначалу думала, что отдохнут от столичных интриг и голода, душащего столицу, всей семьёй. Так сказать, Карателю за хорошую службу. Достаточно вампиров переловил, с лихвой обезглавил, а бонусом – поездка в запретную страну, где вампиров отродясь не любили. Шериан как-то забыла о наличии ненавистного солнца, которого в землях ламаров в таком количестве, что загорать ей на пляже не то что в плотном купальнике времён её пра-пра-пра… а тогда вообще были купальники?.. А в плотно затянутом кожаном костюмчике, которым балуются Виан. Ходили слухи, что эти костюмчики они используют не только для хождения под солнцем.
Выяснилось, что приглашение отправиться на остров получила одна Шериан. Супруг вместе с детьми с таким усердием выгоняли её из дома в шесть рук, что вампирше показалось, будто сразу после того, как дверь за ней закрылась, в доме разлили алкоголь, заиграла музыка, а Ролан вошёл через чёрный ход со шлюхами. Возможно, так и было.
В путешествие Шериан отправилась налегке, сетуя на дворецкого, который не потрудился сложить всё должным образом, но как-то загадочно говорил про то, что столичная одежда для пляжа не подходит. Шериан помнила пляж в Сеонесе и не могла понять, чем сильвискийский пляж отличается от северного, пока не оказалась там.
Зашипев на яркое солнце, вампирша нырнула в первую замеченную тень. Уже в ней осознала, что тень принадлежит странному дереву, которое здесь называют пальмой, а от этой пальцы тени – кот наплакал. В плаще и плотном платье сразу стало жарко. Глаза, казалось, вот-вот поджарятся как яйца на сковороде до румяной корочки.
- Очки! Солнцезащитные очки! – горланил продавец из лавки в нескольких метрах от вампирши.
Шериан ухватилась за торгаша, отсыпала ему денег, скупив несколько пар очков, солнцезащитный крем, которым предлагали защитить кожу от солнца, и какой-то чудаковатый наряд, который, по словам торгаша, тоже защищал от жары и солнца. Наряд Шериан осматривала придирчиво, никак не понимая, как полупрозрачная тряпка, едва прикрывающая грудь и зад, может что-то защищать. Всё же открыто!
- Надо Ролану предложить рядить своих девок в эти тряпки, - фыркнула вампирша, но наряд взяла. Так. Ночью перед Карателем покрутиться. Вдруг этот чудесный костюмчик плодовитость поднимает.
В трактир Шериан явилась с заметным запозданием, уже после того, как два типа в плащах куда-то усвистели. Фалмари, встречающая её, приветливо отчеканила заготовленный текст и предложила Шериан солнечную комнату с видом на море. Второй отказ от солнца и просьба выделить что-то в тени или с возможностью закрыть окна, удивил ламара. Она с такой неприязнью посмотрела на вампиршу, что Шериан захотелось её вдарить, но ключи от номера всё же дала и подсказала направление. Без сквернословия (разве что в сердцах).
Бегло осмотрев номер, Шериан заметила садовника-природника, который, чертыхаясь под взглядом местного ландшафтного дизайнера, полного ненависти, выращивал новые деревья и кусты, создавая в номере вампирши приятную прохладную тень. Вид на море и пляжный песок от этого ничуть не портился, а, по мнению вампирши, так и вовсе стал приемлемым. Она хотя бы могла видеть!
Пока за окном выращивались кусты и деревья, вампирша сбросила душную одежду, вся обмазалась солнцезащитным кремом, натянула на себя причудливый ламарский наряд, постояла перед зеркалом, покрутила тканью туда-сюда, заключила, охарактеризовала всё как срам, но переодеваться не стала. Натянув солнцезащитные очки и двуполую шляпу, женщина вышла из номера и направилась к бассейну.
Белые шезлонги пустовали, но у многих из них стояли раскрытые большие зонтики.
ТЕНЬ!
С удовольствием Шериан растянулась на одном из шезлонгов в тени и порадовалась, что с ней нет ни мужа, ни детей.
[status]Aloha![/status][icon]https://i.imgur.com/QPAtysY.png[/icon]

+5

5

В лавке оказалось много всего интересного – не только сувениры, но и очень полезные вещи, например, солнцезащитные очки, шляпы, легкие рубашки и короткие штаны под названием «шорты» - последний писк моды, по заверениям продавца. Вся одежда пестрела яркими красками, заставляя некромантов скорчить недовольную мину.
- Как это носят? – поинтересовался Вилран.
- Нормально! Одевают и носят, - тут же оживился продавец – мелкий толстопузый ламар. – Вот, смотри на меня, - он повертелся на месте, показывая на себе подобный наряд ярко-алого цвета. – И не жарко! И красиво.
- Некрасиво, - не согласился Вилран.
Но от ламара они с Гипносом ушли, прикупив всего по паре – и очков, и шляп, и рубах, и штанов, решив, что выделяться из общей толпы все же не стоит, а в комнате трактира, пока Гипнос задергивал шторы, Вилран радостно свалил багаж на пол, с облегчением скинул плащ и сапоги и, немного поразмыслив, все же натянул на себя новые шмотки.
- Мм-м… - протянул он, рассматривая свое отражение в зеркале. Белая рубашка с коротким рукавом смотрелась еще нормально, а вот желтые штаны с пальмами вызывали желание выкинуть их на фиг – Вилрану казалось, что даже с голым задом он смотрелся бы приличнее.
Впрочем…
Возможно это с непривычки. Так-то нечего – веселенькая расцветочка. Вилран пристроил на пояс ножны с большим охотничьим ножом (брат сказал, что меч на празднике не носят, но про нож ничего не упоминал), стянул волосы в «хвост» и напялил шляпу.
- Гипнос, пошли гулять, – тут же предложил он, открывая одну из сумок и доставая закупоренную бутылку берсельского самогона. Самогон – это как раз то, после чего гулять было особенно весело, Воскрешенный это уже знал. Вооружившись ножом, он выковырял пробку, а затем глотнул из горлышка. – Хочешь? – предложил брату.
Тот не хотел. У него диета и все такое прочее. Совсем скучно и неинтересно.
- Тогда я тебя на улице подожду - хочу тут все посмотреть, - заявил Вилран и тут же смылся из комнаты, не дожидаясь пока Гипнос переоденется, слишком уж тянуло осмотреться на новом месте.

Во дворе было все также солнечно и шумно – гостей прибавлялось, и девушка-фалмари едва успевала их приветствовать. Вилран с бутылкой самогона в руке подошел к бассейну, раздумывая, не искупаться ли... и тут мимо пронеслась десятиметровая драконья тушка, с громким «плюх» сиганувшая в воду, щедро обдав брызгами… или нет, не брызгами, а целой волной и Вилрана, и даму на крайнем шезлонге.
«Убить дракона», - ошалело подумал Вилран и обернулся в поисках, куда бы пристроить самогон, чтобы никто не спер, пока он будет страшно мстить наглой ящерице.

+6

6

Слишком ярко.
Слишком жарко.
Слишком глупо.
Слишком... да зачем он вообще на это подписался?!
Вилран выглядел идиотски в своей белой рубашке, желтых штанах и нелепой шляпе. Он что, хотел, чтобы и Гипнос вырядился так же? И как он вообще предлагает надевать это самостоятельно - они же приехали без слуг, готовых обеспечить все потребности увечного некроманта. Мол, это же элитный отдых, тут и так все будет...
Угу, конечно. Кроме того, что действительно нужно было Гипносу - покоя и уединения.
Вспоминая все известные ругательства, он проводил глазами брата, прикладывавшегося к фляжке самогона, окинул полным сомнения взглядом гору купленного Вилраном барахла. Да на его тело вся эта ерунда просто-напросто не налезет, а практиковаться в шитье Гипнос не собирался. Он, конечно, был тем еще мастером иглы, способным дать фору любой белошвейке из Деворела, но не за этим же он, ей-богу, сюда приехал!
Так что Беннатор ограничился тем, что натер кремом все выступающие из-под плаща части своего тела, сменил сапоги на сандалии, закутался поплотнее и нахлобучил на тонкий нос огромные темные очки - единственное по-настоящему понравившееся ему изобретение ламаров. После чего вышел на улицу.
Где-то он слышал, что на праздник принято дарить подарки. Ламары вроде бы даже складывали их под украшенные шарами пальмы. Смысл этого действа оставался для некроманта сокрытым, но почему бы и нет? Осталось только решить, что подарить отцу и брату, что послать в подарок Каю, какой подарок дойдет до упрямой Кин, и какой почтой втихаря можно послать что-нибудь приятное Вивьен.
Он и собирался заняться выбором, когда услышал оглушительный всплеск. Такой силы, что поначалу решил, будто их атакуют водяной магией, и уже приготовился в срочном порядке возводить магические щиты.
Но это был всего лишь дракон в бассейне.
Дракон в бассейне. И это они называют безопасным и не заразным? Да они хоть представляют, что с этого дракона в эту воду может насыпаться?!
По счастью, до Гипноса волна не дошла - бессильным приливом достигла плетеных сандалий некроманта и отхлынула назад, оставив Вилрана и какую-то из отдыхающих посетительниц (такую же бледную и берегущуюся от солнца, как и сам Беннатор) обтекать мокрыми с головы до пят.
По лицу Вилрана заметно было, что так просто он это не оставит. Что ж, драконье мясо растущему организму полезно...
- Валяй, - Гипнос забрал у брата флягу и заковылял к ближайшему шезлонгу - подальше от бассейна.

+5

7

Видели когда-нибудь потеющего вампира? Нет? Теперь видите.
- Ну и жара…
Шериан чувствовала себя медузой, которую выбросили на берег под лучи беспощадного солнца. Потом, когда попыталась перевернуться или хотя бы сесть, чтобы не лежать на жаре, от которой даже тень не спасала, она почувствовала, что скорее что-то среднее между ленивым тюленем и медузой. Жарко, неуютно, душно, но ничего с этим не делается ни в лучшую сторону, ни в худшую.
Вампирша нашла решение проблеме, когда мимо неё прошёл разносчик с напитками на подносе. Коктейль с щедрой порцией льда – это, что ей нужно. Ламар сильно удивился, когда ему заказали напиток и лёд в пропорции  один лёд, чуть-чуть сбрызнутый алкоголем, но перечить гостье не стал.
Жизнь начала налаживаться, когда в руки Шериан попал желанный напиток, и она ощутила пальцами родную прохладу. Она удовлетворённо мурлыкнула себе под нос, собираясь отпить из стакана, когда тень неожиданного стала гуще, будто туча нашла, а потом её щедро окатило водой с такой силой, что вампирша, вцепившись в шезлонг, едва не смыло с него вместе с зонтом. Зонт вывернуло, теперь он стоял в непонятной позе и совершенно не защищал от солнца. От напитка и льда в стакане тоже ничего не осталось.
- Это кто здесь бессмертный, - прошипела вампирша, выглядывая из-под мокрой шляпы, потерявшей приличный вид.
Дракон, погрузившись в бассейн, напоминал красный остров – задница полностью не помещалась и выглядывала из-под воды. Голову и хвост дракон спрятал под водой и не высовывал, словно имел в наличии комплект жабр или набор для дайвинга. В лучшем случае – убился насмерть и пора звать чистильщика бассейна, чтобы не засорял воду.
Под волну попала не она одна, а ещё один посетитель отеля, которому выходка дракона явно не понравилась. Шериан решила не присоединяться к избиению дракона. Она всё же в отпуске. Вытряхнув из стакана лёд и воду из бассейна, имевшую какой-то странный запах, женщина поправила шезлонг, промучилась с зонтом, который ей не поддавался, плюнула и пошла на другой шезлонг, где зонтик не пострадал. Здесь уединиться не вышло, потому что ещё один странный и бледнолицый парень решил спрятаться в тени. Поначалу Шериан приняла его за ренегата Виан, но потом поняла, что вряд ли такое возможно. Буркнув, женщина попыталась натереться солнцезащитным кремом, который смыло водой.
- Фойрров дракон, - бурчала она, - чтоб тебя кракен сожрал.

+4

8

«Ну, держись!» - подумал про себя Вилран, собираясь издать боевой клич и броситься в бассейн.
Но его опередили. Моложавый ламар в такой же яркой рубахе, как и продавец, который недавно эти рубахи всем впаривал, перегородил путь.
- Извините, но вы уже тут ничем не поможете, - пробормотал он извиняющимся тоном. – Искусственное дыхание бедняге не поможет.
- В смысле? – не понял Вилран. Он миловаться с драконами вовсе не собирался и даже опешил от таких выводов.
- В смысле, что ему ничего уже не поможет, - спокойно уточнил ламар. - Но вы не беспокойтесь. Сейчас тут все уберут и почистят.
- А он что? Того... ?
- Еще как того. Убился. У драконов это часто. Сила есть – ума не надо, вот они эту силу и прилагают куда попало, - закивал ламар и добавил чуть тише. – Надо будет не забыть вписать бифштексы в вечернее меню.
Тем временем местные маги в сопровождении сотрудников трактира подняли неподвижного дракона из воды и ушли в неизвестном направлении – драконья тушка уплыла за ними по воздуху, капая по пути водой, и скрылась в зарослях магнолий.
- Пока моют бассейн, вам подарок, - ламар протянул Вилрану листок с нарисованной картинкой то ли зверя, то ли птицы. – Бесплатная фотосессия с пингвином для вас и ваших друзей! Извините, что невольно подпортили вам отдых.
- Фото… что?
- Фотосессия. Это когда вы стоите со зверушкой, а вас наш маг-художник быстро запечатлевает на холсте во всех ракурсах.  Приходите вон к тем пальмам на берегу.
- Ага, - кинув Вилран и отвернулся, ища взглядом брата.
Он не знал, что такое пингвин, опасна ли фотосессия, и стоит ли ему на нее идти. Но звучало все очень даже интересно, поэтому Гипнос тоже должен был об этом знать.
Брат нашелся под одним из зонтиков рядом с мокрой дамой. В черном балахоне среди ярко разряженных гостей острова Гипнос смотрелся довольно странно и, похоже, не особо пока что поездке радовался.
- Гипнос, смотри! – Вилран с ходу протянул ему бумажку, что получил от ламара. – Меня позвали на фотосессию. И там дадут пингвина! Я не знаю, что это, но мужик сказал, что вот эта штука с картинки! – и добавил чуть грустнее. – Дракон убился без меня, и поэтому мне дали это приглашение. 
Нет, дракона Вилрану было не жалко, а взгрустнулось из-за того, что ему поучаствовать в убийстве не удалось. И ламар, видимо, тоже об этом догадался, поэтому и поспешил все уладить фотосессией, по крайней мере, Воскрешенный так искренне думал.
Он посмотрел на брата, на девушку рядом с ним, вспомнил, что надо быть культурным и добавил:
- Добрый день.

+4

9

То, что дракон, к великому сожалению (Вилрана) подох, некромант почувствовал, еще не дойдя до шезлонга. Обернулся, с возросшим любопытством уставившись на неподвижную, бесхозную, и такую полезную в алхимии тушу. Затем вспомнил, что, начни он прямо сейчас ковыряться во внутренностях помершего посетителя - и его определенно не так поймут, вздохнул, и с примерным видом расположился на шезлонге.
— Фойрров дракон, — ворчала насквозь промокшая (впрочем, на такой жаре вряд ли надолго) бледная леди на соседнем лежаке, — чтоб тебя кракен сожрал.
- Ох, нет, - пробормотал Гипнос, приподнимая край капюшона, чтобы получше рассмотреть соседку, - если здесь появится еще и кракен, отдых будет окончательно испорчен.
Он еще и раньше заметил, что девушка так же бережется от солнца, как и он, и только сейчас начал понимать, почему. Вампирша. Интересно, что клыкастый народ-то в этом странном празднике находит.
- Гипнос Беннатор, - представился Полумертвый, протягивая для знакомства руку (живую, но от этого отнюдь не менее холодную).
В этот самый момент подоспел и взволнованный, как ребенок, брат, лопоча что-то про пингвинов, фотосессии и картинки. Гипнос сощурился, не до конца понимая, что Вилран хочет сказать.
- Какие картинки? С пингвинами? Нам? - как-то мелко для наследников городов-Близнецов. Ну что он потом отцу покажет? Компанию толстой, глуповатой птицы? - Ну давай...
Честно говоря, ему было откровенно неохота шевелиться и вставать с лежака, тащиться куда-то по жаре и изображать улыбающуюся радость в обнимку со всяческой ерундой. Беннатор и для семейных-то портретов (по понятным причинам!) не любил позировать, чувствуя себя полным идиотом и заранее зная, что придворный художник гарантированно приукрасит итоговый результат, скрыв и искривленную спину, и три руки, и уродливо бугрящийся плащ, оставит только по-девичьи красивое бледное лицо. Непонятно для чего - ведь вряд ли кто вообще будет разглядывать портреты некромантов.
Но ради брата можно было и сделать.
- Присоединитесь? - вежливо предложил некромант вампирше, отпивая коктейль и разглядывая "фотореквизит" под ближайшей пальмой.
Из алхимической пены были возведены "снежные горы", бассейн играл роль северных морей, а сам изнывающий от жары пингвин уныло покрякивал на всех желающих с ним запечатлеться.
Зато пальмочки были наряжены - мишурой и блестящими звездами.

+4

10

Шериан отвлеклась, натирая руку кремом, когда на её бурчание отреагировал сосед по шезлонгу. Смерив парня взглядом, она представилась:
- Шериан, - оставив родовое имя. Честно сказать, после замужества оно стало настолько длинным, что вампирша подумывала о чудесном снотворном эффекте, которое оно может оказать на любого собеседника. Обычно имя без фамилии или родового имени говорили те, кто не имел ни того, ни другого, и явно не мог потягаться в чистоте крови, но на отдыхе в отдалении от дома Шериан думала об этом в самую последнюю очередь. Какое ей дело до чужого мнения? не поедет же этот бледнолицый парень вслед за ней на Север? – Я слышала, что здесь могут приготовить всё, что обитает в море. Бьюсь об заклад, что кракена здесь не подают.
Тем временем у бассейна появилась странного вида делегация. Судя по форме – работники таверны, которые доставали из воды дракона. Поначалу Шериан подумала, что дракон успел приложиться к винному погребу ламаров и потому захмелел, но, судя по его бездействию во время магического перемещения, постоялец скорее мёртв, чем жив.
«Это же как так надо бы упасть, чтоб помереть?»
Впрочем, этот вопрос волновал Шериан намного меньше, чем мысли о возможной семье этого дракона. Например, жене и детях, которые с горя решат похоронить главу семейства в очищающем драконьем пламени вместе с таверной и всеми, кто в ней остановился на отдых. Последний отдых в своей жизни. С огоньком.
Шериан отвлеклась на ещё одного бледного парня, который, сияя искренней и немного детской радостью, подошёл к ним, обращаясь к Гипносу.
- День добрым не бывает, - буркнула вампирша на вежливое приветствие парня.
Шериан удивилась предложению, с сомнением посмотрела на место, где предлагалось провести время и сделать несколько общих, как она понимала, портретов. Пингвины встречались в Хериане, но сама Шериан никогда их не видела. Диковинное животное вызывало у вампирши интерес, но необходимость покинуть тень и отправиться на открытое солнце отталкивала.
И вообще.
А что муж подумает? Одна на курорте. В компании двух бледных малокровных юнцов. Ещё подумает, что она с ними вечера проводила.
- Сейчас. Только кремом намажусь.
Обмазывать себя получалось плохо и неровно. Шериан не доставала до спины, как хотелось и требовалось, но, плюнув на неудачу, вампирша понадеялась, что вытерпит эту муку, а в случае провала, будет спасаться в воде.
На площадке для съёмки их встретила фалмари, рассказывая, как лучше встать и как обращаться с пингвином, чтобы он никого не укусил в процессе написания портрета. Всё казалось простым и понятным, Шериан даже растянулась в воде, прихватила несчастного пингвина, который отпихивался лапами и отчаянно хотел сбежать от неё, как с другого конца площадки закричала фалмари.
- Туда нельзя! Там пишут портреты! Стойте!
Но остановить второго дракона, который пришёл искупаться, она не смогла. Верзила плюхнулся в воду, окатив волной и портретиста, и позирующую ему троицу. Декорации смыло, счастливый пингвин дрейфовал в сторону выхода, дракон счастливо плыл на спине, помогая себе хвостом, отчего ещё больше расплёскивал воду.
Группа магов прибежала, чтобы достать дракона, но, осознав, что гость всё ещё жив и не в меру нетрезв, позвали на помощь алхимика – готовить зелье для быстрого отрезвления.
- А у вас нет ничего, куда бы ящериц не пускали?
- Есть детский бассейн… С горками…

+5

11

Отдыхать надо так, чтобы потом долго не хотелось

   Комнаты расположенные на втором этаже "Солнечного" имели для спуска довольно крутую наружную лестницу с изящными, увитыми  цветущим плющом, хлипкими перилами.
Когда утих всплеск рухнувшего в бассейн дракона, раздался новый громкий звук, - распахнулась так, что стукнулась об стену одна из дверей и что то со звоном упало. Облако кальянного дыма, вылетевшего на свободу не дало сразу рассмотреть что происходит, и какое то время был только слышен бутылочный перезвон и глухие удары со ступеньки на ступеньку.
Вскоре стало видно, что с верхнего этажа спускается человек, и тащит здоровенный грязно белый мешок в лиловых пятнах, с половину себя, не меньше. Оказался он молод, темноволос, одет в красные шорты и красную же рубаху, выгоревшую и такую мятую, что хозяин не иначе как спал в ней, причём не первые сутки. Мешком оказалась набитая стеклотарой грязная простыня, завязанная по углам. Не утруждая спину парень волок его, с грохотом и жалобным звоном, при каждой ступени что то билось и лопалось внутри, так что у основания лестницы  пожалуй можно было предположить что целого в самодельной таре ничего не осталось.
Не поленившись Чес подтащил свою мерзко звякающую ношу к ногам фалмари встречальщице, и демонстративно пнул босой пяткой.
  - У нас опять не приходили убираться, - обвиняющим тоном заговорил он, - И кто то спёр Парсифаля.
Вблизи стало видно что глаза у человека жёлтые, щетина дней трёх, а загоревшая кожа расползается там сям по телу, слезая лоскутами от неумеренного валяния на солнце.
   - Вы опять не пожелали открывать утром дверь, господин, - не теряя профессиональной  улыбки ответила девушка, - И вы хотите сказать, что у вас снова удрал ядовитый паук птицеед, которого вы нам обещались держать в клетке?
  - У ваших мастериц чистоты есть отмычки от каждого номера, не надо мне петь песен, дорогуша что им не открыли, - язвительно ответил человек, - Да, он самый,  видимо удрал, прихватив с собой пятипудовую кованную клетку.
   - Они заходили утром, - признала фалмари, -Но вы  сказали им убираться в детородный орган их матушки, и они отказались разгребать вашу берлогу. О птицееде советую расспросить девиц из Перл Крэйзи, которые визжали у вас сегодня ночью, и вы кстати обещали их не водить больше – показать расписку?
   - Не надо, - буркнул Чес, - Просто поспрашивайте о Парсифале, вдруг он опять найдётся в чьём то шкафу. И ещё, мне нужны нитки и иглы, лучше хирургические.
   - Нитки….Иглы? – фалмари так захлопала кукольными ресницами словно у неё спросили как пройти из Лунных земель в библиотеку, - Если вы опять испортили шторы и пастельное бельё, то мы всё заменим.
  - Нет, - поморщился желтоглазый, - Мне нужно кое что зашить, по живому.
   - По…?, - глаза девушки округлились ещё больше, - Я постараюсь... Но не уверена… Подходите после обеда, может быть отыщем где нибудь.
  - Лады, куколка, только не забудь, - Чес расплылся в улыбке и отошёл в сторону, оказавшись возле бледнолицей компании из мокрой недовольной девицы в ламарских тряпках, и двух молодых людей, один из которых был упакован в тёмное капитально, как в саркофаг, из за которого только очки на носу поблёскивали.

   - Привет, упыри, - дружелюбно обратился он к ним. Увидев бутылку самогона, оставленную Вилраном поинтересовался, - Ваше? Можно? Душа горит, не могу, – отпил пару глотков, обозревая в бассейне довольных дракона и пингвина, - Этих теперь и  поганой метлой не выгонишь.  А люди таскаются чёрти куда на морской берег… - фалмари, занятая приёмом новых гостей, навострила оперативно ушки на макушке и начала: - Господин, вы нам писали расписку что не будете ходить на скалистые…

  - Да я и говорю, - поспешно перебил её желтоглазый, - Официальный пляж – чудное место, всего за два золотых отвезут, за один можно лечь, за четыре – можно лечь в тень, напитки с пешеходной доставкой, чучелла свежая.
Фолмари удовлетворённо кивнула, качнув цветами в волосах и обратилась заученными фразами к вновь прибывшей растерянно озирвашейся паре с кучей чемоданов.

   - Песчаная полоска размером с портянку их пляж, - доверительно шепнул он некромантам, - Полная торгашей и жирных колдуний с орущими внучатами. Слушай, друг, - обратился к Вилрану, допивая самагон, - Закончилось пойло твоё. Есть ещё? Угостишь, свожу в место где и вода и тень и девки с ластами в естестве. А леди у вас кто? – вежливо указывая опустевшей бутылкой на Шериан, - Сестра, наложница?

Отредактировано Чеслав (2018-12-31 02:27:41)

+5

12

Фотосессия не впечатлила – жарко, душно, стоять надо, не шевелясь, да еще пингвин постоянно норовил куда-то удрать. Вилран хотел было свернуть ему шею, чтобы не шевелился, но Гипнос засек его руки на горле непоседливой твари и так глянул, что Воскрешенный понял сразу: мысль – дерьмо.
После фотосессии стало не лучше – жара не заканчивалась, пингвин сбежал, бассейн занял еще один дракон (этот почему-то не убился, видимо, градус опьянения еще не достиг отметки «хряпнись о дно посильнее»), а самогон допил проходивший мимо темноволосый парень (проходил-то он мимо, но явно решил задержаться рядом с бутылкой). 
- Слушай, друг, — обратился тот к Вилрану. — Закончилось пойло твоё. Есть ещё? Угостишь, свожу в место, где и вода, и тень, и девки с ластами в естестве.
- Есть, - честно ответил Воскрешенный. Еще парочка бутылок в сумках была припрятала. Но за ними пришлось бы возвращаться в номер… Не хотелось. Но девки с ластами! Девок хотелось хотя бы одним глазком глянуть, а то Гипнос вечно заводит свое «ты еще маленький!», может при посторонних хоть постесняется!
Тогда я принесу выпить, и мы отправимся в это чудесное местечко, - решил Вилран проявить инициативу, пока брат решительно не произнес свое «нет». – А леди у нас – Шериан, - добавил он на второй вопрос и помчался за самогоном.

Народу в гостинице все прибывало – к ночи должна была получиться нехилая толпа! Местные с плакатами зазывали всех на конкурс Снегурок, обещая в качестве приза победившему настоящую Снегурку до самого утра. Вилран протолкнулся к лестнице и только поднялся на второй этаж, как заметил пытавшуюся забраться за горшки с цветами, стоящие на полу, толстую пушистую задницу. Пингвин же! И его ищут.
- А ну иди сюда, - Вилран ухватил птицу за бока и вытащил из укрытия.
Пингвин заверещал, завертелся, пытаясь вырваться, и больно клюнул в руку.
- Да угомонись ты! – Вилран в сердцах тюкнул ему по темечку кулаком, и птица послушно затихла.
Воскрешенный сунул пингвина под мышку, прошел к своему номеру и выпустил, только когда зашел внутрь и закрыл за собой дверь. Однако птица и не думала убегать – завалилась на бок и прикинулась мертвой. Даже не дышала. Вилран присел рядом, потыкал тушку пальцем и пришел к выводу, что та точно померла – силу он, видимо, не рассчитал.
Но как теперь вернуть ее в таком виде обратно? Или не возвращать? Съесть? Спрятать?
Мысли так быстро метались у Вилрана в голове, что он за ними не успевал. Надо было срочно посоветоваться с братом – он умный, что-нибудь да придумает! Воскрешенный сунул пингвина в мешок вместе с двумя бутылками самогона и поспешил обратно.

- Бро, - отозвал он Гипноса в сторону, когда вернулся. – У меня к тебе дело, - он за шкирку вытащил  пингвина из мешка. Можешь его починить? Это случайно. Честно!

Отредактировано Вилран (2019-01-02 12:09:19)

+5

13

Похоже, с выпивкой, отчего-то нежно любимой практически всеми знакомыми Гипноса (даже Вилраном!), в этом отеле была серьезная напряженка. Иначе с чего бы подошедшему растрепанному парню предлагать взамен не абы что, а целое потайное место для отмечания Нового Года?
Гипнос смерил темноволосого парня в красных шортах подозрительным взглядом и втянул носом воздух. Ничего, кроме почти выдохшегося перегара, не учуял, но инстинкты некроманта вопили о том, что парню тоже отнюдь не чужда магия. И эта магия вполне может ему, Гипносу, не понравиться.
Или же он и вправду просто параноит? Брат все время говорит, что он не умеет отдыхать и расслабиться. Может, он и прав, и стоит прекратить в каждом встречном видеть потенциального врага?
Пустой пляж... без детских визгов и чертовых бухих драконов...
- Ладно, отведешь... - Гипнос помедлил и протянул парню мертвую руку для пожатия. - Гипнос Беннатор.

***
Собирались они в своей комнате недолго. Гипнос распихивал по карманам склянки со всеми зельями, которые могли бы понадобиться в новогоднюю ночь - от обезболивающего до взрывающегося. Мало ли что. Вилран где-то шлендал, и когда появился, вид у Воскрешенного был очень странный. Тушка пингвина, вынутая из мешка, все прояснила.
- Ты... зачем его грохнул? - опешил некромант, глядя то на смущенного брата, то на безвольно обмякшее жирненькое туловище. - Жрать его не вздумай!
"Починить" пингвина он, конечно, мог - не вопрос. Но за коим ламаром?
С другой стороны, чтобы хотя бы не оштрафовали...
- Фойрр вас всех... - сквозь зубы процедил Гипнос, кивком головы велев брату бросить дохлого пингвина на пол. - Сейчас.
В руках привычно кольнули ледяные иголочки. Холодное дыхание магии некромантов пахнуло от Полумертвого к пернатому трупу. Пингвин шевельнулся, открыл глаза, сверкнувшие ядовито-зеленым огнем и, вопреки своей пингвиньей анатомии, при которой упавшие птицы самостоятельно подняться не могут, встал на лапы - еще более неуклюжий, чем раньше, как марионетка на ниточках. Закачавшись, зашлепал к Вилрану.
- Ну, как-то вот так... - протянул Гипнос, с удовлетворением от хорошо сделанной работы наблюдавший за пингвином. - Бери его с собой, а то тут этот, как его... фотограф неладное заподозрит.

***
Когда братья Беннатор (у Вилрана на плече позвякивал увесистый мешок с самогоном) появились в холле, где договорились встретиться, некропингвин семенил за ними, и только очень внимательный взгляд мог бы заметить неестественное поведение птицы. Или совсем невнимательный - подозрительный зеленый отблеск в круглых глазах.
- Мы готовы, - возвестил Гипнос, тяжело опираясь на трость. - Надеюсь, до этого твоего пляжа мы на чем-нибудь доплывем, потому что идти пешком я не согласен.

+5

14

Портретосессия или как там её Шериан не понравилась. Сам результат после купания дракона превратился в размашистую разноцветную кляксу. Точнее, в кляксу превратились портреты Вилрана и Гипноса, а что касалось портрета Шериан…
- А почему третий холст пустой?
- Он не пустой, леди.
- А какой? Ни капли краски на нём!
- Вы же вампир.
- И что?
- Вампиры на холстах не отражаются.
- И за это пять сотен золотых… Да я тебя!
В тот момент, когда Шериан, вся мокрая, в облепивших её воздушных ламарских одеждах, где мало что прикрывалось в силу особенного покроя, с всклоченными светло-серыми волосами, с порозовевшим лицом (не иначе как от злости) сучила отсутствующие рукава и собиралась от души повозить портретиста лицом по пустому холсту, появился местный пьяница в красных подштанниках.
Главный упырь недобро зыркнул на парня в красных шортах. Дальше угрожающего взгляда дело не зашло. Шериан лишь коротко смерила чужака взглядом, вспомнила о портретисте, обернулась, чтобы докончить начатое, а портретиста уже и след простыл вместе с холстом, реквизитом и пингвином.
- Даже декорации упёр… падла.
Пообещав себе, что непременно найдёт портретиста и спросит с него за всё, Шериан снова отвлеклась на компанию бледнолицых и одного заплывшего, щетинистого и допивающего чужой самогон. К выпивке подобного рода вампирша была равнодушна, а вот к раздаче ярлыков – нет.
- Ты кого это наложницей назвал? – взъерошилась вампирша, собираясь отыгрываться уже на парне и высокопарно показать ему кольцо на руке, жалея, что оно на указательном пальце, а не на среднем, как осознала, что кольцо того… тю-тю вместе с декорациями и прочим. – Ах ты треска поганая! – разразилась ругательствами вампирша в адрес беглого портретиста. – Да чтоб тебя кракен в брачный период за самку принял и дружкам подарил!
Ругалась с изыском, как научилась в военных казармах в период обучения и службы, но, вспомнив о странной компании и заметив что-то ещё более странное, а именно рукопожатие последовавшее за заманчивым предложением отправиться на хороший пляж, вампирша забыла о невзгодах.
- Ничего себе… как настоящая, - удивилась Шериан, рассматривая руку Гипноса, а потом до жирафа дошло. – В смысле настоящая?!
Нет, она, конечно, слыхала, что некоторые маги-чаровники умеют так зачаровать предмет, что он и за руку сойдёт, и за ногу, и… не ржать! В общем, любую важную часть тела можно заменить на ту, которую создаст мастер из подходящих подручных средств, а чаровник оживит при помощи магии. Это намного лучше, несмотря на большую стоимость и затраты магии для поддержания функционала, чем прыгать на культе или пытаться заменить конечность крепкой деревяшкой. Правда, в случае опасности этой самой деревяшкой можно хорошо огреть недоброжелателя, а такой что сделаешь? Только детей пугать, да дам за интересные места мацать, а потом жалобно говорить, что инвалид и вообще конечность новая, магическая, управлять ею ещё не научил. Кто-то даже пожалеет и потерпит, пока новая конечность обкатывается.
Пока парни договаривались, как проведут время дальше и чем заплатят незнакомцу с горящими глазами за кошерное местечко, Шериан выжимала воду с волос, цокала языком, смотря на промокшие вещи, куда-то уплывший крем от загара, и думала, чем займётся дальше. После двух столкновений с пьяными драконами, воровством и несбывшимися обещаниями прекрасного отдыха, она уже не верила, что из затеи прогуляться на таинственный пляж выйдет что-то годное.
Пока товарищи собирались и искали плату за пропуск на пляж, вампирша успела сходить в номер, переодеться в сухой ламарский наряд, который ничем приличным не отличался от предшествующего, и вышла к компании, которая уже собиралась в назначенном месте.
- А вы уверены, что он вас на пляж поведёт, а не сдаст работорговцам за бутылку, например? – Шериан скептически посмотрела на некроманта, его брата и… - Это что? Некро-пингвин?.. – вампирша удивлённо проводила пингвина с горящими глазами. – А вы зачем его воскресили?.. Ну, то есть… зачем воскресили – понятно, но убили нахрена?
Всё же странная ей попалась компания на отдыхе.
С другой стороны, а когда ещё вляпаться в приключения по коренные клыки, как не на отдыхе?
Когда в отдалении на море проплыла быстроходная лодка, а на ней мужчина в компании десяти прелестниц, Шериан подумала о доме, семье и…
- А это не Ролан там случайно?.. – вампирша прищурилась, попыталась рассмотреть довольное мужское лицо, опасаясь, что в то время как её выпроводили из дома, супруг вместе с другом-бордельщиком тоже отправился на отдых и по невезению друзья-вампиры забрели на тот же пляж, куда их с Беннаторами вёл парень в красных шортах. Вот будет веселье. Она в компании трёх мужчин, и эти двое с прелестницами. Кто впереди кого будет бежать домой, подгоняемый вторым супругом – ещё вопрос. – А тут где-нибудь кольца продаются? – ну а вдруг кто-то из её компании заглядывал дальше ламарских шмоток, креветок, крема от загара и винного погреба?

[status]Aloha![/status][icon]https://i.imgur.com/1YkHlA0.png[/icon]

+5

15

На мертвяцкую руку желтоглазый сначала зыркнул, но без лишних вопросов пожал, от души, до хруста :
   - Чеслав, - представился, и не подумав обозначить семейственность или свой род занятий, - Пудрите свои анемичные носы и выдвигаемся.
__________________________

   - Ролан? – переспросил Чес, явившейся как раз когда Шериан озвучивала свой вопрос. Выглядел он чутка получше, видать доза алкоголя пришлась кстати. Вещи правда были такими же мятыми, как кракен пожевал, но взгляд добрее, на голове красовались очки с тёмными круглыми стёклами, а на ногах – видавшие виды сандалии.  В руке желтоглазый, тащил, за изогнутую ручку, жестяной бидон, литра на два, с откидной крышкой, - Это рыбкам, - пояснил он на взгляд Вилрана.
   - Никакой это не Ролан, - произнёс, вглядешвись из под ладони, - Это Сириля Гундяев, святого андерильского треугла лобзатель, правого нижнего,  палладинок перед обедом выгуливает.
На некропингвина, кособоко  шлёпающего за братьями, и при этом опасно качающегося из стороны в сторону, Чес внимательно глянул, но как и на костяную руку- промолчал.
   - Паашли, - скомандовал он, и подхватив свою тару двинулся, но не к выходу  из холла, а дальше в коридор. Миновав несколько поворотов, прихотливых как кишечник змеи, и регулярно оглядываясь, он завёл всю компанию в полуёмный тупик.
   - Никуда плыть не придётся, - понизив голос заговорил Чес, - Здесь заходим, на месте – выходим, - он присел у стены, и принялся что то на ней царапать, потом поднялся, - за его ладонью тянулось, переливаясь тонкой линзой, живое стекло. Пара дополнительных закорючек с обеих сторон на стене- и оно расширилось, зафиксировавшись.

- Ззззаходите, - подняв прижатую к стене руку над головой Чес сделал окно портала выше, - Первые пяток шагов только осторожно, там немного неровный склон.

За пульсирующей прозрачной преградой виднелась обширная пещера, и каменистая дорожка, начинавшаяся сразу за стеной – она спускалась на кремово белый песок, который задумчиво лизало васильковое море. Часть лагуны находилось в пещерном комплексе, дальше, западней, в сотне - другой шагов, она выходила крутым изгибом на ослепительное сияние солнца.
   На песке виднелось несколько лежанок и низкий столик. В воду сходил деревянный настил, и в этом месте крутилось что то…. словно шёлковые цветные  платки полоскались невидимыми руками – далеко, не разобрать.

Когда отдыхающие некроманты и Шер оказались за порталом, выяснилось что "неровным склоном" желтоглазый обозвал обрыв, который окружал площадку со всех сторон – шагни кто нибудь из них опрометчиво, чинить бы пришлось, как пингвина.
На нём перемещение застряло – он весьма решительно пошлёпал вслед за Вилраном, потом нелёгкая понесла его вправо, крутанула вокруг своей оси, упёрла бошкой в ногу Чеса, и там он залип, многозначительно вертя несинхронно глазами в разные стороны.
   Не став дожидаться пока нечаянный питомец некромантов сообразит куда надо лапами двигать, мистик подфутболил его под круглый зад в портал и хотел уже и сам в нём скрыться как его крепко ухватила за край рубашки фалмари, неслышно подошедшая в сандалиях на мягкой подошве.

   - Ваш Парсифаль, господин, - произнесла она важным тоном известного в другой вселенной дворецкого, потягивая застывшему магу на подносе свёрток из листьев, из которого сердито шебуршались, - Спал в кладке госпожи Грагежи Момат, и не советую попадаться ей на глаза до конца лета. А что это у вас… портал?!?, - куколка придвинулась ближе, и не подумав ослабить хватку.
   - Naprawdę? Jebiesz!- буркнул Чес, стараясь увильнуть от пальчиков фалмари с перламутровыми коготками, и не имея на то возможности, удерживая ходящую волнами магическую линзу.
   - Господин, я ваш остебенский не понимаю, - поджала розовые губки, - И вы нам писали расписку, всего третьего дня, что больше… аххх!, - только и успела пискнуть девица, - прикинув чем закончатся сентеции желтоглазый проделал с ней то же, что и с косолапым пингвином, и сам проскочил следом, - портал закрылся, лопнув как мыльный пузырь.
___________________

Бенаторов и Шер Чеслав нагнал уже возле песка. На ходу он растормашил свёрток, и из него, как чёртик из коробочки, выскочил здоровый лохматый паук, и проворно заполз желтоглазому на плечо.
   - Ээээйе, рыбки, сладенькие!, - спускаясь по деревянным доскам к воде воскликнул инквизитор, открывая пудовый бидон, - Марципан принесли, налетай! – и сыпанул содержимое в воду.

Она вспенилась, забурлила. То что издалека виделось цветным шёлком оказалось разноцветными хвостами русалок, - они высунулись ловя угощение – крупно рубленные куски сырого мяса. Тут были и смуглые как абрикос, и белотелые, как сёмга, и румяные как розовый мрамор, - замельками обнажённые груди – пышные, острые грушевидные – на любой размер и ладонь, гибкие руки змеями ныряли в пене. Лица – диковатые, глазастые, с крупными влажными ртами, и мокрые кудри закачались в поднятых волнах. Водяницы хватали мясо, угощались,  и хихикали, беззастенчиво разглядывая гостей.

  - Ведите себя хорошо, касатоньки, - погрозил желтоглазый пальцем и вручил бидон с остатками нарезки Вилрану, - Угости шалуний, друг, они тебя за это покачают. Только в море из лагуны не давай себя уманить, здесь, на мелководье резвитесь, не опасно. На вот  тебе, подарок, от чешуекулёза,- пошарив по карманам Чес вложил Воскрешённому в свободную руку маленький жёсткий конверт, - Выбирай которая посветлее, по мягче, они чем старше, тем плавники сочней окрашены.

Посчитав  что он выдал достаточно сведений желтоглазый направился к Гипносу .
  - Ты ведь, Беннатор, умелец портной фантастических тварей? - спросил не спросил, явно и так уверен,- Просьба есть, так, пустяковная, для общей пользы, пошли отойдём чуть.
Яма, не иначе как выкопанная нарочно – с боку от каменистой дорожки, была тщательно расписана холодящими чарами. Там были аккуратно сложенные тела и их части, сверху, красивой вишенкой на торте, скукожилась заикающаяся фалмари, даже цветы с причёски не растеряла.
  - Вот часть бы шла, а часть покачивала над головой руками. Можно не руками. Возможно? Для украшения праздника, - пояснил, - Ну и для символизма уходящего года….- многозначительно кивнул на фолмари.
______________________

- Как отдыхается, Шериан? – к вампирше желтоглазый явился последней, и усевшись рядом на песок принялся её разглядывать, словно у него ещё бидон вкусняшек был, - Собираешься так и загорать в тени до вечера?, - скользит взглядом за переплетением жгутов ткани, поддерживающих условный  пляжный костюм, -  Плавать любишь- давай в пещеру наведаемся, заодно крабов к ужину пособираем? Или хочешь пойдём смотреть как твой приятель с рыбками  общается? – вытащил бутылку, прихваченную из мешка Вилрана, отхлебнув, протянул, - Кольца тут продаются, - вспомнил, ни с чего, давно прозвучавший вопрос, - Хоть в нос, хоть в пупок, хорошего золота, правильного, но все с жемчугом. Тебе куда?, - окинул оценивающим взглядом.

Отредактировано Чеслав (2019-01-08 00:28:45)

+4

16

- Как новенький! – подытожил Вилран, когда Гипнос подлатал пингвина. – Совсем как живой, даром, что чуть-чуть мертвый. Думаешь, заметят?
Для Воскрешенного и так бы сошло, но брат считал, что дохлый пингвин вызовет подозрения. Пришлось брать птицу с собой. Вилран не возражал – пингвин забавно ковылял на перепончатых лапах, то и дело норовя завалиться в сторону – наблюдать за ним было весело. Главное, чтобы он не проголодался слишком быстро, а то понесется кусать всех прохожих, как обычный зомби, и тогда неладное точно уж заметят и оштрафуют – денег попросят или по морде дадут. Личных денег у Воскрешенного не водилось, а в морду он бы не позволил, так что неприятностей было бы не избежать.

Чеслав, как звали нового знакомого, далеко всех не повел – оказалось, что его секретный пляж совсем рядом. Даже выход из того же трактира! Здорово! Вилран смело шагнул в портал, а пока пялился по сторонам, шустрый новый знакомый уже успел запнуть туда  и всех остальных, в том числе пингвина и какую-то деваху из обслуживающего персонала. Воскрешенный прошел немного вперед и снова замер, восхищенно рассматривая сквозь темные очки белую полоску песчаного пляжа вдоль синей глади моря. У деревянного настила бултыхалось что-то цветное и юркое, когда подошли ближе, оказавшееся цветными русалочьими хвостами.
- Ух ты, - пробормотал Вилран, пока Чеслав вываливал своим подружкам угощение.
Мясо они трескали влет – только острые зубки щелкали. А еще местные русалочки совсем не носили одежду, как ламары в трактире – то ли совсем тут одичали, то ли так все и было задумано.
- Ух ты, - еще раз ошарашенно пробормотал Вилан, в полуха слушая наставления Чеслава. Что-то он там говорил про «угостить», «чешуекулез» и «выбирать помягче».
- Ага, - завороженно на все кивал Воскрешенный, пряча какой-то конвертик в карман. Он все равно не понял, что это. И что такое «чешуекулез» тоже, а когда отмер и хотел спросить, то Чеслава уже рядом не было – парень о чем-то болтал с Гипносом, и Вилран не стал их звать.
Ну и ладно! Сам не маленький.
Вилран пододвинул к себе бидон. Что там первое? Угостить? Хорошо. Он достал мясных образков и щедро посыпал их в море. Русалки, хихикая, приняли подарок, быстро поедая нарезку. Вкусно же! Воскрешенный и себя побаловал – отправил в рот пару мясных кусочков, пока брат отвлекся и не следил за тем, что он творит.
Так… А теперь выбрать помягче.
Это казалось сложнее. Как всех перещупать, когда они не сидят спокойно, а вертятся юлой?
- Так, девоньки, - потер руки Вилран, скинул рубаху и спрыгнул в воду. – Сейчас будем выбирать из вас самую мягкую. А мясо мы потом доедим. На десерт.
Русалки захихикали, окружили его клубком, подставляя бочка, животы и груди. Против подобных выборов они были совсем не против или, даже наоборот, совсем за. И Вилран быстро позабыл и про брата, и про Чеслава, и про Шериан – вообще про все, даже про пингвина и загадочный чешуекулез. Мякать русалок было в разы интереснее!
А пингвин тем временем доковылял до деревянного помоста, остановился, что-то соображая, и развернулся, передумав лезть за Вилраном в воду. Путь его лежал к Гипносу – пока пингвин не уперся клювом к тому в ногу, а затем не скатился в яму с трупами.

+5

17

Яма с трупами?
Гипнос недоверчиво покосился на разбитного парня-Чеслава. Подозрительность Полумертвого, усвоенная с детства и взрощенная жизнью в Акропосе, только усиливалась: сперва портал, затем - лагуна с русалками, не слишком впечатлившими хладнокровного некроманта, но заворожившими вполне себе живого Вилрана, и теперь еще и это?
И вообще, он сюда отдыхать приехал, а не работать...
- Ну, допустим, я, - кивнул Гипнос, разглядывая свежесваленную в кучу тел фалмари. Имя свое он, в конце концов, сам назвал, но этот Чеслав был как-то уж слишком осведомлен обо всем, что здесь есть - для отдыхающего-то. Непрост был этот помятый парень с желтыми глазами, ох непрост! - Но мне казалось, местные как-то не слишком одобряют... некромантику в интерьерах и традициях?
Он обернулся, но Чеслав уже исчез, оставив его на краю тщательно подготовленной (загодя подготовленной, как отметил мимоходом Гипнос) ямы в одиночестве. Ну, почти в одиночестве, если не считать зомби-пингвина, подковылявшего к Беннатору, сверкнувшему на своего создателя зеленоватыми мертвенными глазами и тут же скатившемуся на толстом брюшке в общую кучу.
Вилран, между тем, вовсю уже бултыхался с русалками. Гипнос хотел было по привычке позвать брата, но, подумав, махнул рукой. Сожрать себя Воскрешенный не даст (скорее уж, сам сожрет!), а что до плотских утех... тело у него вполне взрослое, хоть и мозгами не вышел, и потребности тоже. Пожалуй, быть им - ничуть не легче, чем быть самим Гипносом.
Хотя...
Улыбался Вилран настолько счастливо-идиотски, что, пожалуй, нет. Все-таки легче.
Гипнос вздохнул, пожал плечами и повернулся к яме с трупами. Делать ему, в общем-то, было особо нечего, а интересные задачи он, как и всякий, искренне считающий себя творцом, любил. Отчего бы и не впечатлить попутчиков?

Повинуясь скупым, расчетливым жестам некроманта, тела вяло задвигались, приподнимаясь, красуясь, как товары на прилавке, поворачиваясь к Полумертвому то одним боком, то другим, пока Гипнос, словно художник, склонив голову набок, оценивал будущую композицию. Увлеченный работой, он принялся мурлыкать себе под нос - мертвые тела, складываясь в немыслимые для живых сочетания, нестройным хором подпевали.
Зрелище было не для слабонервных: окруженный зеленоватым дымом некромант, вдохновенно дирижирующий мертвым ансамблем певцов-танцоров, напоминал добрую фею-крестную из сказки про эльфийку и хрустальную туфельку. Очень извращенной сказки. Да и вместо эльфийки - свеженькая ламарка, что, впрочем, тоже ничего так...
Спустя с десяток минут слегка усталый, но довольный собой Гипнос разглядывал получившееся.
Из отдельных рук и ног была сложена самая жуткая в мире, но все же вполне узнаваемая по форме ель. Руки приветливо махали ладонями, лениво шевелили пальцами и алчно протягивались ко всем мимопроходящим. Целые, нерасчлененные тела, водили вокруг елки вялый зомби-хоровод, монотонно тянули "Счастливого некро-года" на разные голоса и периодически приостанавливались, чтобы потрясти разваливающимися задами - и после вновь взяться за руки, продолжив свою странную пляску.
Под елью, главным украшением праздника, сидела сверкающая зеленоватыми глазами некро-ламарка с воскрешенным пингвином в руках - и оба приветливо улыбались в пустоту.
- Вот как-то так... - удовлетворенно выдохнул Гипнос и, тяжело опираясь на трость, отправился отыскать спутников.

Отредактировано Гипнос (2019-01-16 17:04:50)

+5

18

Паладинки…
Так искусно-тонко шлюх ещё никто не называл!
Шериан решила промолчать, проводила развесёлую компанию взглядом и побрела со своей, а что ей ещё оставалось? Она приехала сюда отдыхать, но отдых, как назло, не заладился с самого начала. Проклятущее солнце преследовало и здесь, но, к счастью, встречалась спасительная тень. Вампирша держалась в ней, подальше от светлых пятен, чтобы не обгореть на солнце и, что самое важное, не изголодаться по крови до беспамятства. Рядом с ней целых три донорских мешка с кровью, но один какой-то болезненно бледный, малокровный – не иначе, второй вроде бы выглядит взрослым, а взгляд и поведение иногда детское-детское. А третий… Ну. Шериан ничего не имела против щетины, амбре и красных шорт, но какое-то внутреннее чутьё подсказывало, что первая попытка присосаться к шее мужчины станет для неё последней. Так что лучше тень и прохлада.
В ожидании развлечений или захода солнца, Шериан устроилась на песке, сложив ноги по-турецки. Море ей нравилось. Воды Силвы отличали от Нивалиса. Воздух и вода здесь были теплее. На берег накатывали мелкие волны, подгоняя золотой песок и ракушек. Мимо прополз краб, таща на спине громадную раковину. Их троицу вновь настиг небритый товарищ, который, кажется, представился Чеславом?.. Шериан удивлённо посмотрела на «марципан», который оказался совсем не марципаном, а после на хищных русалок, которые выползли на зов парня и радостно бросились обгладывать кости. Где-то на этом моменте Шериан передумала лезть в воду. Вообще. Она приехала сюда отдохнуть, а не перевариться в желудке какой-то пышногрудой русалки.
- Выставили тут… - буркнула вампирша и скрестила руки на груди, скрывая всё ничего. Можно подумать, кто-то на неё смотрел!
Вполне естественно, что мужчины пялились на русалочьи прелести. Она бы тоже, скорей всего, пялилась, если бы на берег выбрался мускулистый русал с подкачанным прессом и выпирающими кубиками, по которым медленно стекают капли воды, ярко переливаясь в лучах солнца. Тёплый ветер колыхал бы густую тёмную шевелюру на затылке, бросал бы непокорные пряди на смуглое лицо.
Стоило подумать о мокром мужике без рубахи, как на берегу начал раздеваться Вилран...
Не таким себе представляла Шериан этот поход на таинственный пляж!
Парень быстро нашёл общий язык с русалками, пренебрёг наставлением Чеслава, влез в воду и кинулся изучать все прелести русалочьих форм. Шериан, которая отлично слышала всё, что ему говорил Чеслав, хотела предупредить об опасности, но решила, что это не её дело – полез, значит, знает, что делает. Взрослый же парень.
- Мамка я ему что ли, в самом деле, - тихо буркнула вампирша и, закрыв глаза, вновь подставила лицо тени. Коротко о том, как загорают вампиры в погожий день, да.
Вампирша услышала шаги, открыла один глаз и посмотрела на парня.
- Есть предложение?
Она заметила, что Чеслав вернулся один, а Гипнос куда-то пропал. Закралась смутная мысль, что этот тип намеренно пытается разбить их группу, чтобы по одному скормить своим хвостатым женщинам, но Вилрана по-прежнему никто не съел и даже не попытался укусить. Может, зря переживает и параноит?
- Наблюдать за… - Шериан с опаской обернулась, глянула на Вилрана в окружении русалок. Она боялась, что на этот раз увидит, что вслед за рубашкой на берег полетели штаны.
Нет уж! За этим она наблюдать точно не хотела. Присоединяться – тем более!
Вампирша поднялась на ноги, отряхнула зад от налипшего песка.
- Пошли, а то наплескается, - она имела в виду Вилрана, - и жрать захочет. Или твои русалки, чего доброго, им перекусят без добавки.
Пока что всё шло гладко.
- На руку мне. Я кольцо прос… потеряла.
Ладно, не потеряла, а тот портретист его спёр, но что она мужу скажет? Позировала для какого-то мужика в компании двух некроподобных и одного пингвина, а этот гад возьми - и сопри у неё кольцо? Да ещё и портрет водой смыло, потому что дракон плюхнулся в бассейн и всё смыл? Ага. После такого рассказа Харука её первым делом потащит к лекарю, чтобы получить отписку о больной жене, которая на своих морях подцепила портретикулёз от ламарского портретиста, а расплатилась с ним обручальным фамильным кольцом. Вот радости будет аристократии языки почесать!
Шериан шла по правую сторону от парня, выбирала дорогу в тени, огибая солнце, когда была такая возможность, или защищала глаза ладонью от яркого света. Путь до пещеры занял меньше времени, чем думала Шериан. Они отдалились от своей группы и, как поняла вампирша, ушли далеко от границ, которые входили в территорию трактира и прилегающих к нему курортных владений. Вокруг не было ни души. Никто не проплывал мимо на лодке, не гонял чаек, нигде не кричали и не плескались дети. Даже пьяных драконов – и тех нет!
- И давно ты тут?
Шериан осматривалась, босиком шагала по горячему песку – такой блажи в Северных землях не встретишь. Чеслав казался ей больше местным жителем, чем приезжим. Уж больно много он знал о хороших местах, диковинных вещах, которые, по её мнению, известны лишь местным жителям.
Чтобы попасть в грот, о котором говорил Чеслав, пришлось пройти по набегающим волнам. До прилива ещё было время, но вода забиралась всё дальше, выбрасывала на берег медуз. Одну из таких Шериан подобрала и отправила в море, надеясь, что в этот раз медузе повезёт больше и она не пристанет к берегу. Своды пещеры отбрасывали спасительную тень. Шериан перестала искать удобное место, чтобы не попадать под лучи солнца, а прохлада, которая шла от воды с насыщенным запахом соли, напоминала лето в Сеонесе.
- А тут точно есть крабы? – вампирша заметила, что названной причины, по которой они сюда пришли, если опускать стремление поплавать, нет. Или же они ещё не добрались?
[status]Aloha![/status][icon]https://i.imgur.com/1YkHlA0.png[/icon]

+5

19

Русалки стайкой резвились вокруг Вилрана, как маленькие девочки, которых строгие родители выпустили во двор воскресным днём.  Они звонко хохотали, скаля жемчужные зубки, крутились юлой, то выставляя мягкие места, то ускользая от рук Воскрешённого. Плескались в него солёной водой, рыхлой пеной и сами не оставались в долгу прищипывая за бока, да дёргая за шорты, так активно, что младшему Беннатору время от времени приходилось подтягивать их на бёдрах, что бы не лишиться.
Сияющее до белизны солнце потихоньку сдвигалось в чистейшего оттенка голубом небе. Меняли очертание тени. В одной из них, постепенно наползавшей на лагуну, уже давно сжавшись клубком находилась одинокая русалка. Её колыхающиеся смоляные кудри казались длинее чем у товарок. Чувственный, высокомерный рот был крепко сжат. Руки, покрытые нежными перламутровыми чешуйками закрытым жестом сложены крестом на пышной груди. Длинный, изумрудный хвост чернел к кончикам плавников. Он начал подёргиваться, словно в нетерпении, когда Вилран и смешливые водяницы молодушки постепенно оказывались всё ближе к тени на воде. Вот уже  и одна- другая русалка нырнула в неё, и сейчас голова Воскрешённого коснётся её…. Зеленохвостая оживилась. Погрузившись в воду по самые глаза, оттолкнувшись сильным движением тела, она змеёй устремилась к Беннатору.
_____________________________________
Пока Гипнос мудрствовал с ёлкой из мертвецов у него был один преданный, но очень  малозаметный зритель – Парсифаль. Когда Чес с Шериан отправились бродить по мелководью птицеед спрыгнул с плеча инквизитора, и улепетнул  в менее мокрое пространство. Он уселся на камень, и просидел, не шевелясь, всё время пока некромант творил. Даже похлопывал иногда лохматой лапкой о лапку. Когда Полумёртвый закончил и удалилися Парсифаль отправился оценить его некро композицию воочию, так сказать – пощупать. Опползав ёлку сверху до низу, паук пристроился на коленках мёртвой фалмари, свернувшись, и став напоминать очень волосатый кокос, но тут одиночный звук, словно ударили колотушкой по тонкому медному листу, глубокий и протяжный, разлетелся по всей лагуне. Парсифаля словно на вилы поддели. Он подскочил на полметра, шмякнулся о песок, побежал, упал на бок, бешенно зарыл лапами, выгнулся, вспух, захрустел, и пошёл ломаться и растягиваться словно невидимый божок воятель выворачивал его разнесчатсное тело, желая перелепить в верблюда.

___________________________________
   Глубокий грот полнился эхом плескавшихся волн. По сравнению с режущим глаза белоснежным пляжем и лагуной, до половины утопленной в тени, здесь царил расслабляющий, призрачно зеленоватый сумрак.   
   - Двадцать три года, - широко ухмыльнулся Чеслав, шагая в воду, - Подержи пожалуйста.
Откуда то из пещерного угла он выудил большой ивовый садок с пружинной крышкой и вручил его Шер.  Не разуваться, ни скидывать рубаху желтоглазый не стал – так и попёрся дальше, словно ни в чём не бывало.
  Дно быстро удалилось, явив глубину. Чес, сделав несколько гребков, ушёл с головой, привычно задерживая дыхание. Вынырнул быстро, с сердито сучащим клешнями крабом – пихнул в садок, - погрузился за следующим. Садок тяжелел споро, видать место крабное. Чес объявлялся то с боку, то с зади, вручал краба, и, как заведённый,  нырял обратно. Оставляя Шериан возиться одной рукой с членистоногим, держа садок второй, и пропихивая будущий ужин к недовольно шоркающимся внутри плетёной тюрьмы сородичам. Кто ж теперь узнает как так вышло – в какой то момент то ли желтоглазый зацепил, то ли не желающий погибать молодым краб, - но ленты модного ламарского костюма вампиршы прихватили, дёрнули, и распустив держащие узлы оставили красиво колыхаться в воде.

Отредактировано Чеслав (2019-01-24 04:11:55)

+5

20

Русалки резвились, и Вилрана все устраивало, пока его шорты не отправились в дальнее плавание куда-то вдоль берега, украденные хвостатыми проказницами. Русалкам было весело, Воскрешенному не очень – Гипнос опять начнет ворчать, что он одежду разбазаривает! В общем, шорты надо было вернуть, но не тут-то было: в общую стаю русалочек добавилась еще одна – шустро проплыла, миновав своих подружек, и повисла на Вилране, обвив руками за шею и пристроив свою голову на его плече.
И Воскрешенный как-то совсем для себе неожиданно ее обнял.
И остальным почему-то это очень не понравилось.
Русалки зашипели, выпустили острые зубы-иглы и окрысились не хуже стаи голодных волков. Новенькую мгновенно ухватили за хвост, за руки, за волосы и попытались оттащить подальше, но и она не сдавалась – закрутился клубок из взбесившихся рыбодевиц, брызнула кровь, когда зубы начали впиваться в плоть, прокусывая нежные девичьи тела.
Вилран с удивлением смотрел на потасовку, не понимая ее причины, но растекавшаяся в воде причудливыми образами, пока не растаяла, кровь его притягивала. Да и темноволосая русалочка была хороша, поэтому Беннатор, недолго думая, вмазал кулаком сначала одной нападавшей, затем второй, потом третьей, пока русалки не сообразили, что предмет их вожделения их бессовестно лупит, а когда поняли, то банально сбежали, злые и обиженные, оставив Вилрана его избраннице. Лишь одна из них отстала, слишком сильно ее успели побить в недавней потасовке – расцарапанные раны кровоточили, в воде вокруг белого девичьего тела так и кружился кровяной ореол. 
Воскрешенный, облизнув губы, посмотрел ей вслед и, не сдержавшись, ухватил за хвост, притягивая обратно к себе. Затем обернулся к своей избраннице и улыбнулся – им хватило лишь взгляда друг другу в глаза, чтобы понять, что делать дальше. Вот это и было то самое притяжение, влечение, единство душ, мыслей и чувств! Вилран сразу понял, что Она – та самая, которая ему нужна! И никакая «мягкость», как советовал Чеслав, тут не срабатывала – срабатывало что-то в душе, скрытое от посторонних глаз, но видимое сердцем.
Раненую русалку Вилран с его темноволосой избранницей ухватили одновременно и выкинули на мелководье. Сами тут же выбрались следом и с жадностью вонзили зубы в мягкое тело. Жертва попробовала было вывернуться, закричала, замолотила по сырому песку руками и хвостом, но Вилран с силой ударил ее кулаком по затылку, чтобы затихла. Он не хотел сворачивать ей шею, ведь живая еда была в сто раз вкуснее мертвой, и Темноволосая его поддерживала. А еще она нашептывала на ухо, как можно весело провести время после еды, и Воскрешенному нравились ее идеи, хоть он до конца их и не понимал. 
Брат вернулся, когда они уже успели перекусить - выгрызли все брюшко и грудь.
- Гипнос… - Вилран почувствовал себя виноватым под строгим и осуждающим взглядом. – Русалки утащили шорты… Извини. А эта, - он потыкал обглоданные останки пальцем. – Она виновата в похищении, и мы ее съели. Так что шорты отомщены.
Темноволосая хихикнула и, обняв Воскрешенного, весело уставилась на Гипноса, облизывая кровь с и так алых губ.
- А у тебя чудесная… фигура получилась, - попробовал подлизаться к брату Вилран, кивнув в сторону возвышавшейся на побережье скульптуры из трупов. – Что это такое? Дерево? И хоровод вокруг тоже веселый. Ты у меня такой талантливый! Это мой брат, - гордо похвастался он перед Темноволосой, и та снова улыбнулась в ответ, потянувшись к его губам.

+4

21

- ...Вилран..? - Гипнос не сразу вытолкнул из себя имя брата. - Безымянный тебя раздери, что тут происходит?!
Вопрос был очень своевременный. Его драгоценный брат, относительно недавно не умеющий и двух слов связать, и шагу не ступавший без его, Гипноса, позволения, теперь творил... какую-то дичь. Совершенно голый, он сидел над полурастерзанным трупом русалки - в компании еще одной русалки, - и радостно, слегка смущенно лыбился.
Нет, Гипнос, разумеется, знал, что тяга Воскрешенного к свежей плоти очень сильна - но что она настолько превышает благоразумие...
- Это что? - тихим, ледяным тоном поинтересовался некромант, глазами указывая на тело с разорванным животом. Собственно, само тело его не то чтобы заботило, но что-то Вилран совсем уж увлекся в этой поездке. Сперва пингвин, теперь русалка... дальше кто, Чеслав? Опять же, не то чтобы сильно жалко, но определенные беспокойства зарождает. - Это кто?
Второй вопрос касался темноволосой русалки. То ли эта хвостатая девица была хитрее своих сородичей, то ли, напротив, тупа, как пробка, и жила одними инстинктами потрахаться, но Вилраном она, похоже, вертела, как хотела - судя по тому, как по-щенячьи теплел обращенный к ней взгляд Воскрешенного.
На какую-то долю секунды, - одну-единственную, совсем крохотную долю! - Гипнос ощутил острый, как в детстве, укол болезненной ревности. До сих пор у него не было никого, кроме Вилрана, а у Вилрана - никого, кроме него самого. И тут вдруг - русалка! Первая попавшаяся! Дикая, грязная, чешуйчатая тварь!
- Вил, - голос Полумертвого похолодел еще на несколько градусов. - Отойди от нее, и мы уходим!
Как будто бы и не говорил ничего. Вилран увлеченно целовался окровавленными губами с такой же перепачканной кровью подружкой.
- Вил!
Да что ж его, тростью что ли садануть, чтоб услышал?!
Воплотить эту мысль в реальность Гипнос не успел: вода там, куда уплыли остальные русалки, внезапно словно вскипела. Десятки чешуйчатых тел, плеская по волнам мощными хвостами, разом всплывая на поверхность. И на этот раз в них не было ничего соблазнительного, мягкого или притягательного: пухлогубые рты были некрасиво растянуты в хищном оскале, нежные руки сжимали странного вида духовые трубки, прелестные лица обезображены гримасами ярости.
- Уходим, Фойрр тебя за ногу! - хрипло выдохнул Гипнос, когда первая острая стрелка вонзилась в землю в каком-то шаге от него.

Отредактировано Гипнос (2019-01-30 21:16:18)

+4

22

До того, как парень вручил ей садок, Шериан действительно думала, что что-то в этой прогулке в грот не так, но Чеслав развеял все сомнения. Они действительно пришли за крабами. Спасибо, что не ей пришлось нырять на глубину и искать в пещерах, где же там попрятался их ужин. Она никогда в своей жизни ничего не ловила и не имела ни малейшего понятия, как это делать. Разве что не стала бы совать пальцы в норы крабов, а воспользовалась бы какой-то веткой, но на том познания и догадки вампирши заканчивались. Шериан хотела сказать по поводу одежды и обуви, в которой Чеслав пошлёпал в воду и решил нырять, но промолчала. Сама она оставалась на мелководье, недалеко от места, где нырнул парень. Босиком на песке девушка чувствовала себя увереннее, разве что платье совершенно не подходило для купания. На пути сюда торгаш предлагал купить две ракушки, связанные жемчужной нитью, но Шериан, хоть убейте, не представляла, как в сраме, который ничего не прикрывает, можно плавать. Волна же найдёт - и уплывут те крохи приличия…
Настоящая работа свалилась в руки Шериан с крабом, которого Чеслав достал из воды. Вампирша хватала его пальцами, словно брезгующая леди поднимала из лужи платок и не знала, как и куда эту гадость выбросить. Проблема заключалась в том, что краб был живой и не хотел стать чьим-то ужином. Он грозно клацал клешнями и норовил то цапнуть вампиршу за пальцы, то порвать садок и выбраться на свободу вместе с братьями. На третьем крабе, который свалился на руки к вампирше, пострадал большой палец. Шериан ахнула, краб из её рук выпал, плюхнулся в воду и обрёл свободу. Вампирша, как ребёнок, сунула палец в рот, костеря краба, но стоило Чеславу показаться над водой с новым крабом, как вампирша сделала вид, что ничего не случилось, никакой краб не убежал и вообще всё идёт по плану. Как только парень скрылся под водой, Шериан быстро изменилась в лице и вся мощь её кары обрушилась на несчастного краба, оставленного ей Чеславом перед новым погружением. Краб замер в нелепой позе растянутых клещей и куском льда плюхнулся на головы копошащихся в садке собратьев.
- Так-то, - самодовольно хмыкнула вампирша.
Она не заметила, как краб-беглец, оскорблённый пленом и вторжением в его дом, а также недобропорядочным обращением с его семьёй, вернулся за местью. Клешня угрожающе клацнула – не иначе как должна была наказать вампиршу, щипнув её за мягкое место где-то пониже спины, но набегающая волна испортила планы краба. Тесёмки, сдерживающие ламарский наряд, срезало, и к удивлению вампирши летящая ткань так красиво заструилась с тела в воду, что Шериан аж подивилась, когда лазурная ткань закачалась в воде перед ней.
Что-то… пошло не так…
Самодовольство вампирши тут же смыло, а всплеск воды напомнил, что она в гроте не одна. Вампирша подхватила мокрую ткань, кое-как прижала её к груди, и во всей красе встретила Чеслава с новым крабом.
Шериан не придумала ничего лучше, кроме как отвернуть лицо и смущённо буркнуть:
- Оно само…
Кому рассказать, как было на деле – не поверят. Шериан уже представляла, что подумал Чеслав, мол, согласилась с ним пойти в грот, ждала любовных утех с курортным романом, а он крабов ловит, даже не намекал, вот и пришлось брать дело в свои руки и намекнуть! Зашёл бы сейчас кто-то из Беннаторов, чтобы справить о том, как продвигается подготовка к ужину, а тут картина. Девушка почти раздета и Чеслав с крабом в руках вместо цветов.
Краб, о котором Шериан неблагополучно забыла, вознамерился докончить начатое и отомстить. В этот раз он клацнул клешнями и попал, куда не смог в первый раз. Шериан пискнула, выронила садок, который каким-то чудом удержала в первый раз, пока смущённо отворачивалась и изучала свод пещеры, отчаянно переубеждая себя, что ламарская ткань прикрывает всё (нихрена она не прикрывает), и окончательно потеряла даже ту видимость одежды, когда по инерции сиганула в воду, где глубже. Крабы из садка, почувствовав свободу, закопошились, стремясь покинуть свою тюрьму, брат-спаситель заклацал клещами на парня, угрожая схватить его, где помягче. Крабы не забыли про замороженного собрата, которого дружно тащили на спинах, проявляя верх коллективного духа и силы крабьих уз.
- Он меня ущипнул! – на эмоциях поделилась вампирша, пряча краснеющее нежное место от крабов и прячась за спину парня, мол, пусть сам разбирается с крабами. – Клешнями! За зад! ЗА ЗАД МЕНЯ УЩИПНУЛ!!
Краб, словно почувствовав своё преимущество над вампиршей, клацнул клешнями ещё раз. На Шериан это произвело такое впечатление, что она, как истинная девчонка, вжалась в спину защитника, которого каким-то образом рассмотрела в Чеславе, обхватила его руками и ткнулась лицом, а заодно и грудью где-то между лопаток парня, словно таким образом где-то там у Чеслава должно сработать желание спасать даму.

+4

23

Оказалось Темноволосая вполне солидарна со старшим Беннатором – пора драпать во все плавники, причём не мешкая.
Она бойко залопатала что то на своём, на рыбьем, в лицо Вила, и что бы ему было удобней её нести движением матёрой, но ласковой душительницы обвилась несколько раз вокруг него хвостом. В свободную руку ушлая рыбодева на забыла прихватить рульку недоеденной товарки. На Темноволосую и её новозванного дружка тут же нацелилось с десяток духовых трубок, но русалка каннибал смачно плюнула в преследовательниц, не хуже заправского дромедара, отхаркнув  им в лица увесистый шлепок густой слюны в перемежку с объедками недавнего полюбовного  пиршества. Не столько навредив, сколько деморализовав соперниц на пару секунд, она спасла Воскрешённого от участи приобрести подобие морского ежа, и зашевелить уже, в конце концов, босыми пятками куда братец звал.
__________________________________________

    Судороги Парсифаля на то время закончились. Вполне благополучно можно сказать – из одного паука птицееда получилось три арохнида, вполне симпатичной наружности. Мохнатые конечности, густо опушённые чёрно седоватыми волосками, уверенно стояли на песке, четыре пары глаз, голубые, как слеза младенца, с интересом озирали всё окрестное. Лица их лишь немного портили крепкие кривые жвалы.
Не проявляя интереса к кутерьме на мелководье, они расположились вокруг некро ёлки и сиплыми, но слаженными голосами, и задушевными затянули какую то ритмическую мелодию – словно всю жизнь этим занимались. Мертвецы, запущенные Гипносом, начали, всё дружнее, притоптывать им в такт, не переставая водить хоровод и гундосить своё. По земле прошла лёгкая дрожь.
_____________________________
    Желтоглазый так и застыл, вылупившись на вампирские прелести, с шевелящимся крабом в руке, наблюдая кульбиты Шериан и плохо соображая о чём идёт речь, пока она не юркнула ему за спину.
Похватать взбунтовавшихся крабов за панцири и покидать обратно в садок было бы делом пары минут, но Чес схитрил, рассчитывая заслужить благодарность приезжей. Он замолотил в воде руками, так что садок закувыркался, отлетая, а воинственных крабов расшугало во все стороны. Оказавшись близко ко дну они позарывались в рыхлы песок, и затаились, не забыв прикопать обмороженного собрата, он уже отходил и слабо шевелил клешнями, словно делая Шериан на прощанье ручкой.
Лазоревой медузой удалялся в свободное плавание ламарский наряд – уже выплыл из грота, красиво переливаясь на солнце.
   - Мы от них избавились, слава Фойрру, - весело объявил Чес, повернув к плечу голову, - Придумаем на ужин кого нибудь другого, - его ладонь легла  на бедро вампирши, поглаживая вольным жестом, - Твоя непосредственность очаровательна, - желтоглазый явно списал оголение Шер на собственный смелый жест, и говорил искренне, - Я давно такого не встречал, - пользуясь тем, что вампирша перестала  судорожно вцепляться  в его рубашку, Чес извернулся в воде. Медленно течение успело отнести их от места краболовли к стене грота. Выставив руку, и оперевшись на позеленевший гранит он поймал второй вампиршу под талию, нарочно смотря ей только в лицо, - Как тебе вода?, - поймал привкус соли у неё на губах.

+3

24

Уходить? Ну, нет, Вилран так просто уходить не хотел. И что так Гипноса разозлило не понимал. Ну русалка. Ну перекусили они с ней.  Что такого-то?
Что такого он понял, когда обернулся. Спокойные до этого воды залива всколыхнулись, приподнимая на гребне волны нехилую стаю разозленных хвостатых дев.
Да что им всем не нравится?
Вилран тихо ругнулся, когда стрелки из духовых трубок посыпались на берег, да и его спутница заметно взволновалась, испуганно косясь на приближающихся разгневанных товарок.
- Уходим, - покладисто согласился Вилран с братом, вскакивая на ноги и забирая с собой свою подружку, тут же обвившуюся вокруг него хвостом, чтобы удобнее было тащить. Русалочка что-то бормотала, но Воскрешенный ее языка не понимал, так что и не слушал.
Самое лучшее было вернуться в трактир, но Чес со своей бледнокожей дамой куда-то запропали. И как их искать, когда за тобой несется разгневанная стая? Мало того, у елки из трупов тоже пошло что-то наперекосяк – мертвецы все еще ходили по кругу, но земля почему-то дрогнула, песок вокруг елки пошел рябью, и сворачивать в ту сторону Вилран точно не хотел. Оставалось бежать к порталу, что братья и сделали.
Портал появился, едва заметно мерцая, стоило к нему приблизиться. Гипнос прошел первым, Вилран с русалкой проскочили за ним.
- Удрали! – радостно провозгласил Воскрешенный, когда вокруг появились стены родного и безопасного трактира.
Служащая фалмари, проходящая мимо с изумлением уставилась не него – уходил постоялец в шортах и рубашке, вернулся в русалке – не совсем прилично, чтобы топать ко всем остальным гостям курорта. Но возмутиться она не успела – портал снова пошел рябью, и теперь из него хлынула вода – бурные мощные потоки вместе с русалками. Все посетители, что находились рядом, взвизгнули и бросились наутек. Братья Беннаторы и встретившая их фалмари сделали то же самое. Дротики русалок веером разлетелись по холлу трактира, кого-то из посетителей смыло волной, кто-то принялся колотить прибывших русалок всем, что попадалось под руку. На голую задницу Вилрана внимание обращать в творящемся беспределе совсем перестали.
И когда Беннаторы по пояс в воде почти добрались до лестницы на второй этаж, здоровенный амбал из числа гостей внезапно врезал по голове Вилрановой русалке дубиной. Та, даже не охнув, разжала руки и ухнулась в воду – Вилран не успел глазом моргнуть, как ее куда-то смыло новой волной.
- Я вас спас от этой рыбы! – обрадованно сообщил мужик.
- Ар-р-р…. – зарычал с горя Вилран, выхватил из его рук дубину и вмазал уже самому мужику.
Амбал скрылся под водой, как и русалка. Воскрешенный растерянно озирался вокруг, но его пассии и след простыл.
- Надо найти ее, - простонал он.
Стены трактира были против – скрипнули, пошли трещинами, не выдерживая напор воды. Весь народ вместе с выпавшими из портала русалками ломанулся на выход, торопясь успеть, пока все не обрушилось прямо на головы.

Отредактировано Вилран (2019-02-09 17:19:06)

+3

25

От русалок Гипнос убегал... точнее, ковылял, опираясь на трость и не прекращая ругаться. Вилран мчался впереди со своей русалкой в обнимку, даже не подумав ему помочь! Зараза этакая...
Что-то вокруг явно происходило не то. Сама задумка отправиться на отдаленный пляж отдыхать стала казаться не такой уж и распрекрасной. И даже ёлка, плод его вдохновенных трудов, отчего-то вела себя совсем не так, как закладывал в нее создатель. В иное время Гипнос непременно бы остановился, осмотрел бы засбоившее заклятье, чтобы понять, в чем причина сбоя, но сейчас явно было не иное время.
У портала Вилран пропустил его вперед, и Полумертвый, задыхаясь от боли в боку и легких, вывалился в трактир по другую сторону. Его черная мантия насквозь промокла и сбилась на сторону, впрочем, шедший следом совершенно голый Вил выглядел куда как экстравагантнее.
Дальше пошло что-то совсем невообразимое. Русалки, дротики, вода, посетители, дрейфующие кружки недопитого эля, призывы к оружию и использование вместо оного любого подручного предмета... Гипнос, с трудом доковыляв до лестницы и ухватившись за перила для устойчивости, отшвыривал особо упорных водных хищниц псионическими ударами. Впрочем, они, оказавшись вне родной лагуны, быстро растерялись, да и отпора от посетителей трактира явно не ждали.
Как и Вилран.
- Что? - Гипнос обернулся на вопль брата и увидел, что тот уже один - без русалки и пока что все еще без шорт. - Где ты потерял свою зазнобу?!
Найти русалку на затопленном полу трактира - в общем-то, не такая уж и сложная задача. Если б только хотя бы сам трактир оставался незыблемым. Но то ли от потоков воды, хлынувших из неисправного портала, то ли от магических колебаний стены заходили ходуном, и некромант, охнув, схватил брата за руку:
- Живо наружу!
Они снова едва успели.
Едва только последняя резвая фалмари в муу-муу с визгом выскочила из трактира, как здание застонало, заскрипело - и осело на землю, расплескивая воду. Сложились перекрытия, вода растеклась по песку, оставляя русалок барахтаться среди деревянных обломков. Только портал непоколебимо и гордо сиял в центре руин.
- Приезжай на Фалмарил, говорили они, - пробормотал Гипнос, с выражением стоика оглядывая развалины, - отдохнем, развлечемся...

Отредактировано Гипнос (2019-02-09 20:21:56)

+3

26

Крабья месть свершилась. Красноспинная клешнёвая армия ушла под воду, не стремясь противостоять парню, словно признали в нём сильного противника. Конечно, это не перепуганную вампиршу щипать за интересные места, пока она прячется в воде. Шериан как-то с запозданием подумала, что могла бы подморозить всех крабов и подать их к общему ужину во льду. Она слышала, что у ламаров есть какие-то холодные закуски из морепродуктов. Очень популярные на курорте. Глядишь, и бледным выходцам Альянса приглянулось бы такое угощение. Но ужин из свежих крабов разбежался, попрятался в норы и приготовился разить клешнями каждого, кто снова сунется по их панцири. Шериан бы не стала тратить своё время на крабов и придумала бы, что другого интересного можно съесть на этом отдыхе. Не одних же крабов тут едят, верно?
Мысли о еде и угрозе растворились, когда вампирша почувствовала, как чья-то лапища гладит её по бедру. Сейчас бы согрешить на краба, который решил вернуться и снова напугать её клешнями, да вот только у крабов нет пальцев, а на этой руке они вполне себе были. Пока что.
По факту, конечно, в край обалдел парень, который по непонятной причине решил, что это сгодится в качестве платы за спасение от крабьего народа, но Шериан настолько опешила от наглости, что поначалу пыталась переварить происходящее. На это ушло всего несколько мгновений, которых расторопному и бывалому парню вполне хватило, чтобы обернуться, напомнить, в каком вампирша положении (без вещей, ага, прям с голым алеющим задом в воде), и, поощряя её открытость, наградить всем, чем можно.
Что там говорила приветливая фалмари о курортном романе и ни в чём себе не отказывать?..
С решительностью и деловитым подходом Шериан не осталась в долгу. Чего это она одну тут телом светит, а этот даже в сланцах стоит в воде? Пока парень увлёкся, вампирша быстро пробежала пальцами по пуговицам, высвободила их из ушек и грубо, словно давно ждала, когда же парень заметит её порыв к близости и зарядится волнами неудержимой страсти, сдёрнула промокшую рубашку с его тела. Рубашка сделала неуклюжий поворот в воздухе, разбрызгивая капли воды, мазнула парня по открытой груди и как чужая и нелепая кожа легла на спину вампирше. Шериан не думала, как этот жест выглядит со стороны. Сначала не оттолкнула, пока её целовали и обнимали, воспользовалась ситуацией, стащила рубашку с парня, а потом деловито натянула её на себя, замещая потерянный ламарский наряд. Она даже не стала проверять, с каким выражением лица на неё смотрел спаситель, - вспомнила, что он успел сделать, и щедро наградила его. От души. Кулаком в нос.
Традиционное вампирское заигрывание в период гона. Ага.
- Совсем охренел, - Шериан недовольно бурчала, отходя от парня и на ходу пытаясь оправить чужую рубашку, чтобы выглядело хоть немного прилично и хоть что-то прикрывало. Хотя какое уж там? Рубашка прилипла к телу, высветила все изгибы фигуры, что толку, что опускалась ниже бёдер, когда силуэт легко угадывался в складках?
Раздражённая вампирша выбиралась из затопленного грота, рыскала взглядом по воде, надеясь ещё отыскать свою уплывшую одежду, но какое там! Ругалась на себя за непредусмотрительность, даже грешным делом подумала, что Чеслав всё спланировал заранее, когда затащил её в грот крабов ловить. Больно уж как-то обстоятельства складывались в пользу раздевания и последствий. Представив, как парень магией науськивает крабов и рассказывает им свой план, Шериан подумала, что точно перегрелась на солнце, а проплывающие мимо шорты только подтверждали теорию…
Остановившись у грота в тени, когда волны накатывали на берегу, доставая пенным ребром до пальцев, Шериан потянулась за вещью. Не показалось. Действительно шорты.
- Кажется, я их уже где-то видела…
Так и не вспомнила. Зато нашла дополнительную вещь, чтобы как-то прикрыть тело и добраться до своей комнаты в таверне. Натянув чужие шорты, Шериан заметила, как из кармана выпал какой-то странный квадрат, легко умещавшийся на ладони, подумала, что он принадлежит хозяину шорт, которого в них по какой-то причине не оказалось, и хотела уже сунуть обратно, когда прямо из воды показалась русалка. У Шериан не было времени, чтобы запомнить каждую из тех, что крутились у Вилрана, но эта показалась ей знакомой.
Русалка что-то прощебетала на своём, показала рукой сначала на вампиршу, потом на парня, который выбрался из грота, и дала дёру в море, блеснув лазурным хвостом. До того, как вампирша успела сообразить, что произошло, со стороны импровизированного лагеря, где недавно Гипнос возводил мертвецкую ель, а Вилран познавал все тонкости русалочьей любви, шла толпа мертвецов, возглавляемая Парсифалем.

+3

27

Инквизитор идиотом уставился вслед вампирше, утелепавшей в мятой добыче, едва прикрывающей задницу. Подступившая нежданно вода заставила его обернуться и вытаращить жёлтые глаза похлеще чем от  выходки заезжей фифы – по всему гроту, ещё пару минут назад бывшему мирной колыбелью, катались и бились  сердитые волны. Мокрый берег далеко обнажился, и следом на него бросился пенистый мутный прибой, и снова – прилив отхлынул, и накатился с яростной силой, всё дальше, всё громче.
Из моря, в белёсых рваных клочьях, горбами поднимались волны, одна выше другой, а за ними, в муаровой дымке, нёсся водяной вал высотой с замковую стену, неумолимый, безудержный.

     Разглядывать дальше желтоглазый не стал, бросившись со всех ног вглубь берега, к спасительному порталу. Белый песок под его ногами дрожал и ёрзал, словно туго натянутое полотно, выгибаясь и проваливаясь в самых неожиданных местах. Выскочив к русалочьим мосткам Чес узрел такую очешуительную картину, что невольно встал столбом. Стены огромной пещеры, пойдя трещинами, стремительно рушились, с потолка валились булыжники, размером с бочку, пол извивался как живой. Дорожка ведущая к порталу неестественно провисла, край лагуны свесился в неё, и с хлюпаньем заливал магическую дыру водой вперемежку с русалками, и прочей морской мелюзгой. Площадка с некро ёлкой вздыбилась вулканическим прыщём. Яму с трупами вырвало содержимым. Три мохнатых архонида, и зомби подтанцовка приветственно завыли Чесу, мёртвая фолмари  с пингвином на руках лучезарно лыбилась, восседая фарфоровой королевой.
    - Парсифаль, ты...?!?- крикнул инквизитор сквозь усиливающийся шум, - Цунами идёт!, - его мотало на подвижном берегу как на качелях, - Удираем!
    - Красоту надо спасти! – прострекотал в ответ один архонид, - Она явилась в последний час уходящего года, в момент нашего выкукливания, она – радость!
    - Новогоднее дерево должно  быть явлено миру!, - экзальтированно закатив два глаза и скосив другие два  в сторону надвигающегося бедствия добавил второй, - Оно осчастливит, вдохновит, утешит!
    - Ты обещал нам, что всё будет хорошо!, - третий архонид потерял опору, и лохматым перекати полем скатился к желтоглазому, после чего хапнул его за ногу, и закуковал: - Обещал, обещал, обещал!
    - Плыыыыыыыззззззззззззз, - завыли на разные голоса мертвецы.
Фееричность безумия происходящего начало зашкаливать, и думать о банальном сохранении жизни стало как то неуместно и некогда.
   - Ага, щас явим, - злорадно пообещал инквизитор, взмахнув дирижёрским жестом.
С его пальцев хлынула магия. Накопители, намотанные на руку, и похожие на варварское украшение – ремешки с белыми камушками, звонко защёлкали, тратясь. Ровный квадрат портала очертился огненным всполохом, потерял статичность, и мыльным пузырём раздулся до небывалых размеров. Горячий воздух засвистел со всех сторон, солёные предвестники бури уже путались под ногами, портал завился исполинским козьим рогом, и одним глотком, как оголодавший левиафан, хапнул остатки лагуны, тонну песка, целых и кусками мертвецов, холм с некро ёлкой, Чеслава, архонидов (и вроде где то здесь же мелькнула капризная вампирша), недоеденную русалку, камни, крабов, мостки, бидон, -захлопнулся! Оставив налетевшую волну убийцу ни с чем – она с диким шумом рухнула на пустой берег, и принялась терзать его, уже не в силах никому причинить вреда.

   В свете заходящего южного светила на остатки «Солнечного» из портала с грохотом вывалился холм с целёхонькой некро ёлкой. Обитатели трупной ямы готично повисли кишками на пальмах. Бассейн заполнился крабами и свежей морской капустой. Поднятые мертвецы дружелюбно бродили среди охреневших от туземного  гостеприимства постояльцев. Менее прогнившие даже ухаживали за дамами. Основная толпа однако продолжила свои разбитные танцы на новом месте. Из валяющихся обломков Чес пристроил им, куда возможно, по факелу, и теперь процессия вокруг фалмари и пингвина, ставших иконами праздника, приобрела новый огонёк.

Отредактировано Чеслав (2019-02-19 22:12:51)

+3

28

- Так все было и задумано? – Вилран снял с соседнего куста покрывало, не понятно как туда попавшее, но попавшее в самый подходящий момент – теперь он надеялся, что пялиться на него, как на последнего идиота, не будут.
Впрочем, пялились уже не особо – все внимание привлекала елка из мертвецов, вывалившаяся из портала и теперь возвышавшаяся на месте бывшего трактира. Вместе с елкой вывалились и зомби, которые продолжали свой хоровод с мелодичным мычанием, и пауки, и мертвая фалмари, и даже пингвин. В общем, елка получилась эпичной и внимание притягивала на ура.
- Это мой брат сделал, - не уставал хвастаться Вилран собравшемуся рядом народу. – Гипнос мертвецов хорошо оживляет. Талант, - в кои-то веки он действительно был горд и рад за брата, ведь такая елка совсем не хуже фотосессии с пингвином.
И тут Воскрешенный увидел очень знакомый предмет – собственные шорты, но почему-то на своей недавней знакомой вампирше. 
- Вам идет, - он решил быть вежливым (хоть шорты явно были Шериан велики), но все же пояснил. – Мои шорты идут. Красный и вампиры – вполне сочетается, так что оставьте, как подарок, - Вилран решил быть еще и добрым. Изредка добрым быть тоже полезно – он где-то такое слышал, но не мог вспомнить где.
Чеслав тем временем пристраивал дохлякам в хороводе факелы, так что теперь веселье было еще и с огоньком.
- Знаешь, - Вилран присел рядом с братом на край бассейна, наполненного высыпавшимися из портала крабами, - я сначала не верил, что тут будет весело. Но посмотри сам – поездка удалась. Разве это не веселье? – он вытащил одного краба из воды, оторвал ему фалангу и попробовал высосать из нее содержимое. – Хочешь? – он протянул следующую крабью конечность Гипносу.
Забыл Вилран самую малость – в разрушенном трактире остались их с братом вещи. Да и вещи всех остальных отдыхающих, так что в хорошем настроении, если присмотреться, пребывали далеко не все присутствующие.
- Хоть бы крабы вареные были, - глядя, как Вилран, грызет крабовый панцирь, вздохнул сидящий на бортике неподалеку маг, что недавно уносил затонувшего в бассейне дракона. – Да впрочем, какая фигня... – он опустил руку в воду, что почти мгновенно закипела, и через несколько минут по поверхности бассейна плавали не только вареные крабы, но несколько случайно оказавшихся там русалок.
- Другое дело, - мужик вытащил одного краба себе.
Вилран достал по крабу для Гипноса и Шериан. Он бы и Чеслуву достал, но тот был занят хороводом - результатом его стараний стало то, что мертвецы, как один начали скандировать:
- Елочка гори!
- Фаер-шоу! – прохрипел приковылявший к бассейну пингвин.
- Он говорящий! – обрадовался Вилран, притягивая зверушку к себе. – Давай возьмем его домой!
Откуда пингвин выучил столь странное слово, никто так и не узнал.

Отредактировано Вилран (2019-02-24 14:21:57)

+3

29

Ну что ж, по крайней мере, они были живы (пусть и до сих пор частично) и целы... а что там случилось с несчастным трактиром - так то Новый Год, праздники и толпа пьяных магов. Надо было лучше готовиться. И развлечения гостям лучше обеспечивать.
И вроде бы Вилран был доволен, а значит, цель, в общем-то, достигнута.
- Ну... - протянул некромант, присаживаясь на бортик бассейна рядом с братом, - ну да. Это было вполне весело.
Тихо плескалась вода, залившая двор. Крабы меланхолично шлепались в лужицах, сияющих под блеском фонарей. Нестройно, но душевно пели мертвецы-ёлочка, притащенные старательным Чеславом. Из чудом уцелевшей печи трактира вкусно тянуло драконятиной.
Красота, да и только.
- Забирай пингвина, - великодушно разрешил Гипнос, жестом отказавшись от крабьей клешни. Разрешил не только потому, что это порадовало Вилрана (а брату впечатлений хватило: елка, море, крабы, драконы, русалки, пингвин!), но и потому, что Воскрешенный, отвлекшись, позабыл о своей хвостатой зазнобе, что некроманту было только на руку. - Будет тебе петь. На память...
Пока не кончится действие некромантических чар. А как кончится - Гипносу не сложно было завести игрушку снова.
Пожалуй, в следующем году можно было бы устроить что-нибудь похожее и в Акропосе. С поправкой на культурные традиции, конечно, но жители вряд ли были бы против. Не так уж и много у них в Альянсе праздников, так что жареные драконы, мертвые фалмари и скульптурные композиции из трупов отлично подняли бы людям настроение. Ну, наверное...
- Приедете к нам в Акропос на следующий год? - любезно пригласил некромант оказавшихся рядом товарищей по странному приключению. - Я поговорю с местным устроителем торжеств, может, позаимствуем у него пару идей...
Он щелкнул пальцами, и мертвоелочка сменила песню на "We wish you a merry christmas". Где они это услышали, и о чем это было, Гипнос не знал, да и знать не хотел.
Главное, что звучало празднично.

+2

30

На секунду Шериан показалась, что несостоявшийся любовник, мастер по ловле крабов и незаметному раздеванию девушек с курорта забыл обиду за разбитый нос и весьма грубый и показательный посыл пойти прогуляться и остынуть, и позаботился о её сохранности и жизни. Мол, беда сплотила, надо спасаться от мертвецов, стихии, помогать друг другу и бежать. Хрен там. Этот кадр пёкся о судьбе паука, а о даме забыл так быстро, что Шериан задумалась, а не слабо ли она вдарила. Могла бы крепче, чтобы сильнее отложилось в памяти, но с нашествием мертвецов, от которых хорошего ждать не приходилось, и с приближением цунами, вампирша позабыла о спутнике и бежала, обгоняя перепуганных крабов, наивно полагая, что сможет уйти хоть от чего-нибудь. Хрен там в квадрате.
Волна накрыла её, в воде какой-то мертвец, выдавливая из себя долгое «Ыыы» с тупым выражением лица (впрочем, каким оно ещё могло быть?) так пламенно обнял её, что у вампирши перехватило дух. Водоворот закружил их в безумном вальсе, пока мертвец тянулся к шее вампирши не то поцеловать, не то отхрямать кусок, чтобы насладиться сполна, а Шериан всеми силами пыталась отбиться от мертвеца, чисто на уровне рефлексов вдарив по тому, что и так уже мертво и отреагировать не может, но! Какого же было её удивление, когда мертвец согнулся пополам, протянул сдавленное и мучительное «Аыыыы», в котором Шериан слышала отзвуки «С-стерва». С горем пополам вампирша обрела свободу, поправила сползающие чужие шорты и осмотрелась. Пока она воевала с мертвецом, то не заметила, как оказалась в таверне, и с таким же успехом её смыло водой во внутренний двор, когда таверна не выдержала такого наплыва всего и вся и просто схлопнулась.
Вышла фалмари в цветастом костюме, повесила на единственный уцелевший столб табличку «Технический перерыв» и с такой же невозмутимостью ушла по обломкам, переступая через хвосты русалок и оторванные конечности мертвецов. Шериан с запозданием вспомнила про свои вещи, спутников, с которыми они учинили этот бедлам и, сложив руки за спиной и насвистывая незамысловатую мелодию, решила слинять с места преступления, пока ей не навесили три срока и не выкатали штраф на кругленькую сумму.
Тут же нашлись братья-бледнолицые. От свойского комплимента Вилрана Шериан зависла, тупо глядя то на шорты, то на покрывало, которым обмотался парень.
- Так это твои были?..
Отдавать чужую одежду Шериан не торопилась, потому что своя уплыла куда-то в море и возвращаться явно не собиралась. Демонстративно завязала шнурок на шортах так туго, чтобы их не смыло, и не стянули все, кому не лень, и побрела к бассейну.
- Муж не поверит, - вздохнула вампирша, осматривая развалины и бассейн, полный крабов и русалок, которых, как по заказу, успели приготовить и заживо сварить. Среди варёных крабов Шераин заметила того самого, который попортил её честь, выловила его, собираясь сесть на край бассейна и мстительно съесть, только приготовилась отломать ему клешню, как краб вдруг ожил, угрожающе клацнул клешнёй у самого носа. Шериан ахнула, отбросила краба от себя, тот крутанулся в воздухе, упал в центр бассейна и, выставив клешню вверх, угрожающе щёлкая, начал медленное погружение. – Грёбанный краб, - буркнула вампирша, отыскала ветку рядом с перевёрнутыми шезлонгами, потыкала другого краба, убеждаясь, что он точно мёртвый и чудесное воскрешение не предвидится, и принялась поедать лакомство. А что ещё оставалось? Кольцо она профукала. Одежду тоже. Таверна разрушена. Обратный магический рейс ещё не оформлен, а странный праздник Кэтеля превратился в музыкальное подвывание мертвецов, среди которых фальшивил тот самый, которому Шериан успела вдарить по гнилым орехам. Рядом компания из троицы парней и абсолютно никакого объяснения для домашних, где мамка провела отпуск и что видела.
- А не боишься? – Шериан усмехнулась на предложение некроманта. – Мы такими темпами сломаем ваш город. А хотя… Чем Фойрр не шутит. Когда ещё выпадет такая возможность? – вампирша смешливо фыркнула.
Солнце медленно клонилось к горизонту, раскрасило чистое небо. От деревьев поползла приятная прохладная тень, подул ветер, принося запах водорослей, копчёного угря и варёных крабов.
Отлично отметили Кэтель. Главное, что после этого праздника убирать не им.

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » AU! Леденящий Новый Год