Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [29.03.1082] Когда звучит погребальный звон


[29.03.1082] Когда звучит погребальный звон

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

- Локация
Остебен, г. Вильсбург, резиденция короля
- Действующие лица
Алек Эарлан (представлен писарем магистра), Итан Эарлан (нпс), Сивила Лиерго, Гренталь Лиерго (нпс)
- Описание
Предыдущий эпизод: [20.03.1082] Блудный сын
Магистр добился своего - сын вместе с его женой отправились из Андерила в Вильсбург на аудиенцию к королю. У магистра с королём Гренталем больше общего, чем может показаться. Представители Альянса не самые желанные гости в столице, но в смутные времена они вынуждены поддерживать связь между государствами. Покойно-воскресшему сыну так же интересно, как королевской чете, зачем его отец покинул насиженное место и отправился в дальний путь.

0

2

Алек потёр запястье. Магические кандалы с любовь от отца не давали ему покоя. Чужая магия раздражала его узнаваемыми нитями маны. Он не попытался проверить границы возможностей и применить магию, пока они ехали в сторону столицы с мутной целью. Алек чувствовал душок смерти, витающий вокруг отца. Один из его псов полгода назад заикнулся о смертельной болезни магистра, а Итан прятал нездоровье за слоем магии, плодя подозрения. Алек не интересовался. Здоровье отца его не беспокоило. Он думал, как ему отвязаться от неприятной компании и вместе с девушкой убраться из семейного цирка.
Отец предложил ему жирный кусок: восстановить в правах, выделить хорошее место для Алисии и не гнобил его за Шейли. Один раз вспомнил, но не акцентировал на ней внимание. В чём подвох? Алек присматривался к отцу. Итан Эарлан никогда не ничего не сделает без личной выгоды. У некромантов это в крови, а магистр привык наживаться на других людях, использовать их в личных интересах и ничего не давать взамен. Алек не лелеял надежд, что его щедро вознаграждали и ограничивали свободу по родственному блату. Здесь что-то есть. У Итана получилось заинтересовать сына, если он ставил такую цель.
Они мало говорили. О целях визита Алек догадывался, но сверх сказанного ничего не получил. Границы Остебена, соединённые с Лунными землями, страдали от нежити после акции некромантов в землях ульвов. Ежегодно нежить покидала загнивающие Лунные земли, чтобы полакомиться свежей человечиной на территории государства. Алек не заметил изменений. Люди справлялись с напастью, продолжали поддерживать связь с Альянсом и открыто не порицали тёмных собратьев за их выбор, кроме Триумвирата. Отец смог заручиться их поддержкой и признанием. Он руководил в чужих землях как хотел, не стесняясь короны.
Алек занимался отцовскими делами, брал на себя его обязанности, чтобы вникнуть в суть визита до прибытия в Вильсбург. Любопытство не сделало из Алека послушную марионетку или верного пса, который позвякивает красивым ошейником и крутится возле хозяина.
Больше недели в компании отца. Шутки и препирательства надоели Алеку в первый день безрадостной встречи. Он больше помалкивал, слушал и наблюдал. Иногда о чём-то говорил с Алисией, но тщательно подбирал слова и темы. Некромант не знал, насколько отец озаботился о слежке за ним и на что способен артефакт. В остальное время Алек думал, как ему избавиться от непривлекательного украшения.
Королевская чета согласилась их принять. Алисию оставили со слугами, а Алека и магистра пригласили на закрытую аудиенцию с королём и королевой. Некромант не рассчитывал на важную роль в диалоге отца и предполагал, что ему вручат чернильницу и листы бумаги, чтобы он со скучающим видом ставил кляксы на пергаменте, пока Итан пытается убедить корону в необходимости тесного сотрудничества.
Слуги вышли из зала совета. Алек поднялся, собираясь уйти вместе с ними. Скромному писарю недозволенно слушать приватный диалог, но отец усадил его на место властным «сядь».
И что мне? Кланяться королю с королевой?
Алек сидел. Отец сказал сидеть – он не поднялся, когда в зал вошёл король Гренталь в сопровождении супруги.

+2

3

Что такое проекция межличностная в масштабе страны? Что такое королевство? Когда-то Сивилу учили тому, что она должна понимать каждого жителя этой страны, сострадать каждому, даже если, на первый взгляд, он не достоин ни того, ни другого.  Теперь она сполна  чувствовала то, чем была наполнена королевство, оставалось только ставить галочки. Быть застигнутой врасплох угрозой, корень коей максимально непонятен? Галочка. Страх потерять тех, без кого не представляет существующего мира? Галочка. Выстоять, нет, не слезами, но душой выплакать у Люциана  возвращение мужа домой? Не верить, не сдаваться, искать то, что сможет погубить злополучный цветок? Вновь увидев мужа, расстаться с огнем своей души, любимым сыном, отправляя его в сторону врага… В сторону врага, которого не имеешь возможности истребить? Практически перестать спать, прислушиваясь к дыханию супруга? Вновь молить еще яростней, еще беспощаднее, торгуясь с Богом, пытаясь выторговать жизнь любимых взамен своей, если придется? Видеть врага в каждом, без исключения, иностранце, видеть союзников в некоторых из них? Везде проклятые галки. И всего несколько пунктов от себя и для себя. Защитить сына от опасности. Защитить мужа от болезни. Защитить людей. И встречать все, чтобы не вошло в двери этого дома, с поднятой головой.
Сегодня предстояла встреча с магистром. Он настоял на приватном разговоре и Гренталь пошел на встречу. Магистр подал запрос о неформальной встрече и в этом также король не отказал ему. Какие цели преследовали оба правителя сказать было сложно. Живущие так, будто их дворцы были без стен вовсе, все понимали количество лиц заинтересованных в этой беседе, так же, как и осознавали то количество информации, которое выйдет из этого зала вне зависимости от желаний и намерений участников встречи. И магистру и Гренталю понадобилось присутствие сторонних лиц.
Сивила вошла на полшага отставая от короля, как того требовал протокол. И остановилась. Также, за полшага. Взгляд скользнул по молодому мужчине, сидящему подле магистра, и внутренне усмехнулась. Писарь на встрече носящей конфиденциальный характер? Разве что магистра окончательно подвело зрение или разум, причем на столько, что он разучился читать и не сможет озвучить какой-то архиважный документ. Писарь не поднялся, когда вошел король. Акт пренебрежения? Парень болен на столько, что не может подняться? Но усыхающий змей не так прост, человека привели показать королевской чете,  показать именно таким образом, в этом был определенный умысел, который еще предстояло разгадать.

+3

4

Какого Фойрра здесь происходит?
Магистр Призыва получил больше прав в землях Остебена, чем получали вампиры. Королевство разрывали на части, как ценный трофей, и не считались с мнением верхушки – спрашивали для видимой вежливости, с натянутыми улыбками или без надобности в них. Гренталь ненавидел положение на ступень ниже, когда все гости сидят за одним столом, на равных, но ведут себя так, словно они – короли положения. Что нужно Итану Эарлану на этот раз? Провести учения боевых магов на территории Остебена? Вывести новый вид нежити? Заполучить здоровых, раненных и больных для опытов? Больше тел из могил для личной армии немёртвых? Гренталь слышал, что в Альянсе не всё гладко, но раз сам магистр пожаловал к ним, то на это должна быть веская причина.
Гренталь дал добро на приватный разговор и направился в зал переговоров, когда гости уже прибыли и дожидались их. Мужчина не торопился, чтобы угодить гостям и не заставлять их ждать слишком долго – подождут. В конце концов, именно из-за действий некромантов в лунных землях появилась эта напасть в виде болезни. По их милости он марает в кровь платки из-за гниющих лёгких. Ночь выдалась практически бессонной. Кашель и боли всё чаще изматывали короля, но он держался на обезболивающих настойках, на вампирской крови, которая мало чем помогала в последнее время. Болезнь продолжала прогрессировать и в любой день могла отнять жизнь короля. Несмотря на это, Гренталь не торопился умирать и до последнего боролся за то, что имел.
Убедившись, что он не выглядит как ходячая смерть, и на его смуглом лице нет признаков боли и бледности, он уверенным шагом вошёл в зал совета вместе с женой и сел во главе стола. Кожа на кресле мягко скрипнула, шерсть на спинке распушилась, когда король откинулся на неё спиной, и поднял взгляд на гостей. Он не ожидал увидеть магистра в компании постороннего. Кто это с ним? Слишком ухоженный для помощника. Гренталь не обладал магическими талантами, поэтому не мог почувствовать магический потенциал незнакомца, но он подмечал внешнее сходство в чертах.
- Полагаю, что дела не терпят промедления, раз Магистр лично пожаловал в Остебен.
У Гренталя тоже не было желания задерживаться в зале, тратя время на пустые разговоры и напущенную вежливость.
- Какова причина вашего визита, магистр?
[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]Король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon]

+3

5

В Остебене с самых первых войн объединения, выраставших от небольшой крепости в герцогства и целые королевства баронств и династий, поднявшихся из ничего и сменявших друг друга в чужих родовых замках, сила утверждала правящий в умах детей Творца закон и уважалась, покуда закон установленный блюла и верой поддерживалась. На юге же, во владениях ренегатов-колдунов, что до, что после Безымянного правила только сила, смягчённая общими принципами игры, чтобы избегать совсем уж нежелательных последствий. Магическая, кровных и тайных связей, страха - всегда и в первую очередь сила. Сила отмерялась и богатством владений, которые ты мог удержать под своей рукой, и умом, с которым ты умел её демонстрировать и прикладывать.
Внешне, Итан Эарлан был внушающим уважение и долю опасливого подозрения воплощением всей скопленной силы своего рода, и поэтому ему с минимальными переговорами что в его стране, что в иной открывались двери и указывались пути. Люди зачастую просто терялись, боялись связываться, сталкиваясь с овеянной столь противоречивой славой фигурой, как сам Магистр Призыва. Древний род, огромная накопленная в крови, не прерывавшейся достаточное количество поколений без серьёзных уродств наследников, магическая мощь, невиданные секреты.
Изнутри… ну, эта скорлупка ещё не была выпита и высушена до конца, но довольно хрупка, и в ней очень, очень мало осталось от представляющейся миру величины былого величия. Иронично, что именно это осознание позволяло магистру столь мастерски выбирать нужные ниточки для своей игры и блефовать, зная, где он может предложить своим ключевым за пределами страны - и, признаться, представляющимися куда более надёжными из-за своей любви к твёрдости данного слова - союзникам настоящую сделку, а где раздует её ценность чем-то кажущимся важным из ничего.
Он вёл себя со скупой и отмеренной учтивостью в чужом доме: привстал с сидения, которое уже занял в ожидании, откланялся - головой, хотя и широко, чувствуя, как изнутри у него тянет жилы на шее слева. И если вставал он крепко и почти не грузно, то сел с куда менее крепкой хваткой воли в своём слабнущем теле. Хотя и этого хватало. Если верить вестям и верить не очень охотно цепляющим живых людей и их состояния по причине характера владельца, но отнюдь не слепым глазам, каждый из них был занят своими невзгодами и думами в этом зале. Даже Алек. Как жаль, что его отец был не из тех мужчин, что добродушно усмехаются, наблюдая, как растут и учатся разуму их дети.
- Ваше Величество, - обратился он и, переводя взгляд холодных цепких глаз на королеву, поправился, играя на лёгкой разнице произношения, особенно стёртой на шепчущий и скользящий, как арканные напевы из гримуаров, манер, - Ваши Величества. Я просил о вашей аудиенции срочно и присутствую в вашем удивительном королевстве лично потому, - Итан сделал многозначительную паузу и, почти неслышно спуская через нос сдавленное кряхтение, немного поменял позу, упирая локти в дорогом иссиня-чёрном дублете в подлокотники и опять чуть ли не повисая внутри бархатной одежды из очень твёрдых линий всем телом на них, лишь бы держать спину прямо и не утопать в спинку, - что мои подданные - как известные вашим вассалам практикующие маги, так и анонимные радетели - наблюдали в последние месяцы вещи, которые я не могу оставить без внимания ни как доброжелательный сосед, ни как наследно несущий бремя ответственности за известную всем магическую проказу суверен.
Плевал бы Итан Эарлан и на беды Остебена, как в масштабах страны, так и драму королевской четы, и на Розу, и на мягкое называние своих агентов и шпионов другими словами, не будь у него связанных со всё теми же вещами своих проблем и желание решить их как можно быстрее, дешевле для себя, особенно по неустанно утекающему времени, а то и вовсе на чужом поле и чужими руками. И ради этого - и ради того, чтобы кровиночка себе после годов очевидного сытого безделья в обществе обслуживавших все его прихоти женщин, от его нанимательницы до его любимой живой куклы и брошенной сестры, пальцы вывернула писать - он готов был рассыпаться очень красиво поставленной речью, даже если она не была изысканной словесной поркой.
- Начну с первой причины своего визита в город Скрижалей. Возможно, вы слышали о такой организации, Культе Безымянного. Эта тайная группа интриганов Альянсу и совету магистров веками приходилась чокнутым и изгнанным из приличного общества младшим братом, но до последних лет, ввиду тщательного охранения правящими семьями городов столь желанных ими секретов, малочисленности и трусости, была в общем безвредна. Но недавно, после провальной экспедиции в Лунные земли набрав в свои ряды дезертиров и маргиналов, они разжились боевым крылом и стали настоящими террористами.
Магистр имел привычку стучать пальцами по поверхности, когда находился в процессе активного мышления, которое не контролировал подсознанием, и он нет-нет, а ненавязчиво простукивал с глухим, не похожим на цокот тех ногтей, которые на его руках с тяжёлыми перстнями на кожистых, но мягких пальцах были, какой-то давно позабытый ритуальный ритм.
- Пожары в городах Остебена, и не только недавний в Андериле, который привлёк моё внимание - наиболее вероятно, их рук дело. Эти террористы стали опасны, и мы активно искореняли их в последние несколько лет, но, раз они действуют и в вашей стране, и даже в Северных землях - они наша общая проблема, которую необходимо общими усилиями решить, проследив связи простых налётчиков к самым корням, потому что верхушка Культа прячется и прячет свои ресурсы, и делает это на удивление хорошо.
Некромант огляделся в поисках кубка или хотя бы кувшина с любым питьём, чтобы промочить ставшее саднить горло - и остановил взгляд на сыне. Поди угадай, куда пойдёт разговор дальше, учитывая, что Культ был наименее озабочивающей проблемой остебенцев до сих пор, хоть и спорно, насколько опасной, с лишь видимо случайными поджогами, два из которых на Кэтель вообще легко было приписать их пропавшему и прыгучему как блоха на шкуре мира лидеру, который примерно в то же время начал исчезать с горизонтов внутренней, только вышедшей на его захворавшее тело слежки Альянса, готовившей взятие его и ещё кого-нибудь из предполагаемых лидеров.
[icon]https://i.imgur.com/oNsw3yo.png[/icon][nick]Итан Эарлан[/nick][status]Магистр ничего[/status][sign]Empires are built upon the ashes of
The weak and frail
Those doomed to fail.
[/sign]

Отредактировано Кай (2018-10-24 12:48:30)

+3

6

Здоровый детина наблюдал за отцом и его внутренним разложением. Целители считают, что между телом и духом человека существует незыблемая связь. Любые перемены в душе отражаются на теле болезнями и уродством. Душевное отражение проступало на теле Магистра через магическую пелену и попытки казаться сильным, не старой рухлядью с немощным телом и тлеющей магией. Алек видел в отце будущего себя, медленно умирающего от Розы немёртвых, которая обернулась их общим проклятием за акцию в Лунных землях и пособничество в уничтожении ульвов. Он не знал, когда его отец заразился Розой. У каждого болезнь проявлялась по-своему: прорастала годами или сжигала человека за несколько мучительных месяцев, не растягивая агонию на годы беззаботной надежды и утомительную смерть с потерей элементарных навыков.
Алек в пол уха слушал разговор отца с королём и пытался понять настоящую причину, по которой отец отправился вдаль в скверном состоянии тела. Болезнь продолжает прогрессировать и становится видимой для других, игнорируя попытки магистра показать, что он достаточно силён, чтобы выстоять против Культа и подавить бунтовщиков Альянса. Он ухватился за него – презираемого сына – чтобы добиться большего и использовать изгнанника в личных интересах, наплевав на намерения сына жить вдали от Альянса и его проблем.
Они приехали поговорить о Культе и оправдаться? Алек не верил, что его отец боится потерять связь с Остебеном из-за действий Культа. Они нуждаются в торговых соглашениях с соседями, но гордый Итан Эарлан, который не умеет наступать на горло, удивлял сына. Безвредность, приписанная Культу, воспринималась Алеком с ухмылкой. Отец никогда не признает, что упустил момент, когда мог передавить культистов по одному, лишив их шанса разжиться сильными сторонниками. Он почесался, когда настроил против себя других Магистров и Севелен лишился семейной реликвии. Магистр лицемерно оправдывал бездействие.
Алек смотрел на пальцы отца, барабанящие по столу, и сдерживал желание прилюдно и по-дворовому изречь в присутствии короля и королевы: «Батя, бесишь». Отцовскую привычку создавать звуковое сопровождение под ритм мыслительных процессов Алек ненавидел в Итане с юношеских лет. С годами его нелюбовь к повадкам отца не исчезла и вспыхнула с новой силой, когда их подсунули под нос непутёвому наследнику.
На выданном пергаменте Алек рисовал узоры вместо слов отца. Дряхлый старик, у которого не закрывался рот и рука дрожала под ритмичное «тук-тук-тук» - хватит!! - ногтей по столу.
- По моему предположению Культ получил несколько сильных магических заклинаний, - Алек не постеснялся вмешаться в разговор и выставить себя перед отцом и королевской четой невежливым оболтусом. – В Рейлане не существует другой магии, которая сможет противостоять запрещённым заклинаниям, - он не потрудился поднять голову и посмотреть на короля. Систематично рисовал на бумаге руны и символы. - Мы не знаем, когда, как и где Культ применит их в следующий раз, но при содействии короны Альянс быстрее найдёт преступников и устранит общую угрозу. Меня интересуют сведения обо всех магических стычках, которые прошли на территории Остебена в последние несколько лет. Любой странный инцидент, который не взяли во внимание или не смогли объяснить хранители порядка.

+1

7

Когда Сивила была еще совсем маленькой девочкой, отец взял ее на корабль, который перевозил животных. Это сейчас она понимает, что родитель хотел пристрелить того тигра. Хотел. И не смог. Огромное, прекрасное животное, слишком старое для продажи, слишком больное, но всё же невероятно сильное. Возможно уже не столь сильное физически, сколь сильное духом. В нем было слишком много внутренней силы для того, чтобы сдаться перед обстоятельствами и собственными ощущениями.
Сейчас, Сивила видела того же тигра в лице Магистра. То, как он обрушивается всем весом, после волевых попыток выглядеть здоровым и сильным, таким, каким привыкли видеть его окружающие, шумные, но аккуратно сдержанные, выдохи после тяжелых задержек дыхания. А вот всё остальное было совершенно по-человечески. На столько, что определённо портило происходящее. К сожалению, таков официальный рецепт политики. Чаша ненужных слов, горсть лицемерия, горсть подмененных понятий из чаши с реальной ситуацией... И пару песчинок реальных намерений и желаний.
Когда заговорил "писарь", то стал немыслимо похож на отца, точнее на того, кого Сивила видела в прошлую встречу с Магистром. Тот же напор, та же безаппеляционность и уверенность в правоте собственного мнения, даже те же нотки в голосе. Сомнений и двоякости ситуации больше не осталось.
В том, что "писарь" говорил были гораздо больше правды, чем могли бы себе позволить озвучить король или магистр, а потому Сивила заговорила вполголоса, обращаясь к нему, и, к тому же, не совсем официальным тоном, вполне позволяя обоим правителям продолжать официальную беседу игнорируя возможное общение с юношей, как странную прихоть королевы.
- Но, любая опасность, после ее изоляции, обычно тщательно подвергается изучению лучших умов для того, чтобы научиться использовать ее либо в личных целях, либо перенаправить знания об этой вещи в другое русло, разве с заклинаниями не так? - женщина заинтересованно немного подалась корпусом в сторону "писаря", - Как Вы полагаете, обнаруженные преступники будут отданы Альянсу или же его представителям нужно официальное разрешение властей для применения всех, необходимых на их взгляд, мер при поиске и поимке преступников? Кстати, как я могу к Вам обращаться? - не дождавшись ответа на последний вопрос, Сивила вновь выпрямилась, отклонившись к спинке, - Впрочем, даже если немедленно пошлют за отчетом, на его подготовку и тщательную проработку, понадобится некоторое время. Магистр, - с легкой улыбкой королева вежливо кивнула собеседнику супруга, - Мы сочтем за честь,если Вы остановитесь у нас некоторое время.
Сивила упокоила свою руку на столе, лишь слегка касаясь запястья мужу, совершенно точно будучи уверенной в том, что он поймет произошедшее правильно. Если не сейчас, то немного позже.

+2

8

Гренталь внимательно слушал Магистра, не прерываясь на уточнение деталей. Он следил за каждым жестом и взглядом собеседника, пытаясь рассмотреть подвох, но при наличии ума не тупого вояки, сидящего на троне Остебена, король не мог похвастаться искусными навыками интригана и много мог не замечать. Для этого рядом с ним сидела более проницательная королева.
Магистр Эарлан говорил много и не по существу. Как многие правители он тщательно подбирал слова, чтобы не сказать лишнего в присутствии другого монарха и не утратить его доверие раньше времени. Гренталь ждал, когда мужчина доберётся до сути и, неожиданно, услышал её в словах безучастного и скучающего юнца, который не потрудился ни встать в присутствии короля и королевы, ни оторвать глаза от личных записей во время обращения к ним.
- Ваш сопровождающий весьма смел как для писаря, Магистр, - король усмехнулся.
Такое поведение мог себе позволить разве что близкий родственник, не вышколенный строгим отцом, или нанятый маг, который дорогого стоил в Альянсе и с неохотой принимался за очередное дело, не желая тратить личное время на разговоры за общим столом. Молодой некромант в отличие от Магистра Альянса говорил немного, не подбирал слова, не юлил и изложил цель визита без прикрас в нескольких словах. Если, конечно, сам Магистр не прибыл с другой целью, которую не торопился освещать без предварительных ласк языком (без вульгарностей).
- Я наслышан, что среди некромантов ходит легенда о гримории, которая откроет для мира новые возможности и раздвинет границы жизни и смерти. И что некоторые жители Альянса в это верят, что собирают группы единомышленников ради поиска этой книги, - Гренталь вникал в дела соседей, насколько ему докладывали личные глаза и уши, но он считал рассказы о гримории вымыслом, за которым гоняются безумцы, и не брал во внимание. Опыты над живыми организмами и выведение новых видов нежити интересовали его намного больше сказок. – Какой интерес… - мужчина сделал паузу, подбирая подходящее слово, чтобы не назвать шайку идиотов оборванцами Альянса, - Культу в Остебене?
Гренталь допускал, что Культ, который преследуют в Альянсе, скрывается в землях соседних государств, где творит бесчинства и остаётся безнаказанным. Преступников в двух поджогах они не нашли, но во втором случае Лиерго слышал, что незадолго до пожара в дом хозяина сожжённой лавки пожаловала некромантка. Каким образом они связаны, Гренталь не имел ни малейшего понятия и до текущего дня не видел связи между этими событиями, но раз сам Магистр говорит, что такое возможно и это его упущение, то, возможно, этот сомнительный клубок распутается намного раньше. Если сам Магистр в этом не завязан и не пытается заготовить почву заранее – явиться в белом, очернить некую неподконтрольную ему группу, пока сам своими же руками творит бесчинства в землях людей и остаётся якобы в стороне.
- У Остебена нет причин препятствовать расследованию, - почувствовав прикосновение руки супруги, мужчина удобнее откинулся на спинку кресла и посмотрел на Магистра и его… писаря. – На сборы документов и их анализ потребуется время, - мужчина подвёл к предложению супруги. – Это время вы можете провести в нашей резиденции.. Я хотел бы узнать больше о Культе, его возможностях и намерениях. С чем придётся столкнуться моему народу и как некроманты готовы посодействовать в решении этого вопроса.
[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]Король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon]

+2

9

Рыхловатая щека слева от фигурно выскобленного Ланой с большим старанием уса дрогнула.
- Прошу простить, я забываю представлять своих живых спутников.
Этой искренней, пусть и не извиняющей себя, правде о существовании южан легко было быть спутанной с хамством, но Итан держался непосредственно, спокойно и сухо, в своём праве, как в своём праве были вампиры, чтобы все визиты переворачивать на послезакатные часы. Культура такая, господа хорошие, что поделать. И парень дикий, в канаве, небось, нашли. Зато талантище по всем важным некромантским делам, в которые, увы, не всегда входила даже на высоких уровнях социализация и светский этикет.
- Это, Ваши Величества, Марек Вэлех, мой помощник, приличный практик тёмных и высших магических дисциплин и наиболее доверенный подданный. Если вы не возражаете, в беседе, касающейся магических дел и действий Культа, он и впредь будет участником равным, поскольку был очевидцем их действий и даже жертвой нападения и знает о них, скажем так, из первых рук.
Но взгляд, которым наградил Итан своего воскресшего в правах, но под иным именем и соусом сына, сложно было переоценить. Это был холодный душ из неодобрения и недовольства. Он мог бы прозрачно намекнуть на наследование. Он мог бы сказать ещё больше ничего не значащих для него маленьких правд, но решил попросту не тратить время. Службы монархам донесут и актуальное положение дел, и спекуляции.
- Гримуар, - поправил с манерным остебенским акцентом покруче самого короля и даже тактичной и вдумчиво осознающей сказанное королевы. - Ключи - сложные, выведенные из Силентеса, книги самого Безымянного, формулы, глубинное значение которых не понимают до конца даже их хранители из древних правящих родов. Но это настолько тёмная и пагубная магия, что способна ритуалом поразить целые земли порчей, поднять армию невиданных тварей и призвать крайне могущественных слуг. Консенсус ещё до Северной войны был таков, что каждый род хранит свои секреты, однако ритуал триста лет назад всё же был проведён и его последствия несутся эхом по сей день.
А ещё были подозрения, что если некоторые семьи Культу окончательно не продались, то ничуть не помогали тем, что скрывали, что их обворовали. Но об этом Итан не спешил распространяться. Кому нужен слабый союзник, у которого самого в стране непойми что, а не плохо контролируемый, но немного всё же да, хаос.
- Нам просто нужно содействие. Многие наши учёные и так работают годами в Остебене, изучая заражение и Розу. Сейчас, когда нежить наступает, они немало помогут в разработке стратегии и тактики для борьбы с ней. Мы подозреваем, что Культ окопался в ничейном Лунном крае, в самом сердце чумы, и проводит эксперименты. Но вести войска туда никто не станет. Вы, Остебен, первый и главный оплот человечества в мире. Мы только предлагаем содействие - за обмен всех преступников. Скажете да - я проведу экскурс в историю организации. Или, - Итан посмотрел на Алека, - это охотно сделает мой помощник.
[nick]Итан Эарлан[/nick][status]Магистр ничего[/status][icon]https://i.imgur.com/oNsw3yo.png[/icon][sign]Empires are built upon the ashes of
The weak and frail
Those doomed to fail.
[/sign]

+1

10

Марек с долей скепсиса рассматривал желание королевы вести личную беседу с писарем магистра в присутствии супруга. Женщина проявляла интерес к магии и рассматривала её в контексте, чреватом увести разговор в другое русло, имеющее к изначальной беседе косвенное отношение. Алек не стремился разводить демагогию с женщиной, но сдержанно ответил на её вопрос.
- Маги всего мира ежедневно пытаются создать новые заклинания, чтобы облегчить своё существование, но заклинания этого характера несут разрушение и направлены на уничтожение всего, что нам известно. Считайте это антимагией, если пожелаете. Изучение заклинаний неизбежно приведёт к последствиям, которые мы не сможем предотвратить. Пример этой магии находится на территории ваших соседей, - Алек говорил о Зенвуле и опыте некромантов, которые посмели применить запрещённые заклинания в живом городе ульвов.
Алек воздержался от представления. Отдал честь отцу и избавил его от позора услышать, что писарь родной сын.
Жертвой нападения!
Марек мысленно посмеялся, но перед королём и королевой сдержался. В действиях Кайлеба, который по слухам причастен к культу, была жажда мести, а не холодный расчёт культа подорвать здоровье изгнанного наследника и сына магистра.
Ничейным Лунный край стал после кампании некромантов.
Ульвы вынуждены покидать дом, искать убежище в чужих землях, бросая дома и гниющих родственников.
Марек вздёрнул бровь. Отец отказывался отправлять группу магов в земли ульвов, но подозревал – знал – что там находятся адепты культа. Земли Зенвула заражены, и любые люди, которые находились в них, дышали заражённым воздухом, жрали пищу, выросшую на земле, пили местную воду или созданную магически, подвержены влиянию заразы. Зенвул оставался полигоном для тёмных магов и отличным местом для изучения заразы и нежити, которая появлялась в местах осквернения. Магистру поле непаханое. Алек не сомневался, что отец посылал личных исследователей, но из-за ухудшения положения в Альянсе он вынужден экономить силы и собирать сторонников поближе к столице, заручаться поддержкой соседей, которых презирал и недолюбливал, просить у них содействия и помощи, давая взамен ровно ровным счётом ничего.
- История культа насчитывает столетия. Я не уверен, что Его Величеству, - Алек делано сделал акцент на титуле, - хочется слушать историю о некромантах, - он не хотел тратить время на бессмысленную болтовню, но под взглядом отца выдохнул и выдал короткую версию. – В прошлом ковен некромантов проводил исследование древней магии и пытался совместить её с некромантией. Они завязывали действие заклинаний не на мане, а на массовых жертвоприношениях. Целью ковена было достижение большей силы и подчинение Безымянного или, как принято у людей, Бога Смерти. Они создали гримуар, который давал им такую возможность, но попытка призвать демиурга и подчинить его завершилась смертью всех членов ковена.
Были выжившие, но зачем королю тонкости.
- Текущий культ, перерождённый ковен, преследуют ту же цель. Заполучить гримуар, призвать Безымянного ценой чужих жизней и переписать историю Рейлана на правах новых божеств. Из кучки сумасшедших идеалистов с манией величия культ со сменой власти обрёл силу и собирает сторонников среди ведущих людей Альянса. Уверен, что они есть среди остебенцев, которым пообещали всё, что они пожелают. Славу. Богатство. Величие, - Алек посмотрел на короля. – Бессмертие.

+1

11

Гренталь слушал и подмечал любые изменения в разговоре. Он понимал, что жест доброй воли со стороны Магистра Альянса – это длинная партия с множеством ходов, о которых ему, простому смертному, не расскажут. Рассказы о Силентесе и проблемах Зенвула звучали скорее как страшилки для детей, чтобы те не ходили в лес по ночам, не убегали из дома и во всём слушались родителей, иначе страшный и голодный зверь задерёт их без жалости и сострадания.
В словах Магистра был толк. Король понимал, что дела, которые некроманты проворачивают в Остебене и в Зенвуле – это ни для кого не секрет, сказываются на его народе и его землях, а подобного рода сотрудничество фактически связываете го по рукам. Магистр отказывался от всех преступных деяний тёмных магов на территории Остебена, но при этом просил выдать их Альянсу. В помощь Лиерго не верил давно, но в выборе союзников действовал осторожно, продумывая каждый вариант. Союз с некромантами ему невыгоден, но и расторжение уже действующих соглашений – тоже. Альянс жил в тяжёлых условиях, где выращивать собственные культуры не просто затруднительно, а во многих городах и вовсе невозможно. По этой причине Магистр Альянса сотрудничал с ними – щедро платил за поставки зерна, овощей, фруктов, словом, всего, чего Альянс лишён по климатическим причинам. Этот союз устраивал Гренталя практически в полной мере. Казна пополнялась. Продовольствия хватало. Теперь же Магистр хотел большего – вернуть себе преступников, которые уже наводили беспорядок в его землях.
Гренталь слушал рассказ молодого мага, который рассказывал о Культе. У каждого народа есть свои верования, и есть служители божеств в мире смертных, которые управляют толпой верующих. В Остебене такой силой обладал Триумвират, но, в отличие от упомянутого Культа, жрецы Триумвирата больше занимались благотворительностью. Они не пытались призвать никакого бога, если такое возможно, не использовали ужасные заклинания, которые убивали жителей городов и превращали землю в очередной Зенвул, а именно это обещал Магистр Альянса и его помощник.
- У каждого народа есть свои легенды, которые лежат в основе нашей истории, - медленно заговорил король. – Во многих из них есть толика правды. Фанатики… имеют особенную силу, - Гренталь говорил с осторожностью, подбирая слова. Он не хотел ненарочно оскорбить гостей, но при этом не собирался верить в чужие сказки. Не безропотно. Он так же умолчал, что некроманты, зная о силе реликвий своего народа, не позаботились об этом раньше – не уничтожили искушение. – Эксперименты, которые проводились в Лунном крае, должны оставаться в их пределах. Остебен не заинтересован в содействии… преступникам, - некромантам.  – В наших интересах искоренить заразу до того, как она укоренится в наших землях. Если у вас есть дополнительные сведения о Культе, которые мы должны знать и учитывать, то я хотел бы узнать их сразу.
Он знал, на что способны некроманты и их заклинания, и не хотел видеть Остебен разменной монетой в чужих делах или военным полигоном.
- Меня так же интересуют все исследования Альянса, касающиеся Розы немёртвых. На сбор всех бумаг понадобится время, поэтому оставайтесь нашими гостями, пока все дела не будут улажены.
Болезнь отнимала много сил, но Гренталь не собирался отпускать некромантов, заполучив лишь пустые обещания. Он хотел выиграть от этого союза, зная о рисках. Получив согласие, король отдал приказ подготовить покои для гостей и удалился вместе с королевой, обсудить дела без лишних ушей. По взгляду Магистра Альянса Гренталь видел, что некромант многое недоговаривает, а ещё он слышал, что Магистр – тоже неизлечимо болен, но его болезнь укоренилась намного глубже.
эпизод завершен

эпизод завершен

[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]Король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon][sign]Лишь силой духа можно победить врага.
И победитель тот, у кого дух орла, а не тот, у кого тело льва.
[/sign]

Отредактировано Изувер (2019-08-04 17:09:25)

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [29.03.1082] Когда звучит погребальный звон