Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

Добро пожаловать на карнавал в День Мёртвых!


В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.02.1082] Пятиконечная звезда


[17.02.1082] Пятиконечная звезда

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

- локация
Северные земли, г. Сеонес » Особняк "Цветок Белого Ириса"
- действующие лица
Эдель, Вивьен де Трайх, Марек, Алисия, Кай, Шейли, Шальтиэль

предыдущий эпизод: [17.02.1082] Певчая птичка

Дорога прошла почти в молчании. Лишь пару-тройку раз травница оборачивалась на спутницу, прерывая тишину фразами типа «Нам сюда» и не более. Да  и о чем им двоим разговаривать? И нужно ли это? У каждой свои проблемы, свое заботы да, и честно говоря, каждой плевать на другую с высокой колокольни. Эд просто попалась под руку незнакомке и сейчас выполняла функцию поводыря-проводника. Довести до нужного дома и всё. Делов-то. Ну идет рядом некое темное существо (не по сущности, а по внешнему виду), тут и не такие туда сюда по улице шастают. Поэтому пока на улице светло и спокойно – иди себе и размышляй о травках. А подумать о чём было. Столько времени и всё никак не может выполнить задуманное. Пришла за тридевять земель…  Тряхнув волосами, девушка устало потерла лоб. Споры с самой собой уже изрядно поднадоели. В конце концов, какая разница. Ну не смогла сегодня – есть завтра. Тем более когда еще представится полюбоваться и изучить другие города и другую культуру. А почему бы не посвятить этот день, как только отведет девушку к нужному ей дому и заберет свою вещицу, более подробному изучению Сеонеса. Можно, например, вернутся в тот сад и посмотреть на него в свете солнца. Ночью там так благоухали цветы, что явно будет, на что посмотреть днём.
Быстро лавируя между прохожими, девушка, не задумываясь, шла к нужному им дому. Как ни странно, она, почти не останавливаясь, выбирала верную дорогу и, спустя полчаса, девушки подошли к интересующему их особняку.
- Ну вот, кажется это тут, - прервав затянувшуюся тишину, травница обернулась на незнакомку и махнула рукой в сторону дома. Тот скрывался за высоким забором, и с их местоположения была видна лишь черепица крыши да верхняя часть второго этажа. А ровно перед ними находилась калитка. Девушка нерешительно взялась за ручку и толкнула дверь. Та поддалась, и обе путешественницы могли  войти во внутренний двор. Далее Эдель неспешно прошла по дорожке к двери и постучала. В ожидании ответа, оглянулась на спутницу.

0

2

То, что ей попалась не болтливая девчонка - Вивьен радовало. У неё точно не было никакого желания поддерживать какое-то подобие разговора с кем-то. Даже если бы это как-то помогло продвижению её дела. Всё шло и так. Дорога прошла в молчании и отлично. Большего желать и не надо было.
Некромантка неосознанно потёрла шею в месте укуса и поморщилась, когда пальцы нащупали рубец, напомнивший о вмешательстве вампира в часть её жизни.
- Мерзость.
От этого чувства она ещё долго не отмоется, а хотелось бы. Хватило в её жизни и одного вампира, но привязался ещё и этот.
- Странно, что Эцио уже не заявился сюда. Так распинался. Так переживал, что я не доберусь до нужного места, а я здесь. И всё в порядке. Никакой стражи. Никак проблем. Если не считать эту девчонку, от которой нужно будет избавиться.
Оставлять свидетелей своего визита Вивьен не собиралась. Даже на пляже она тщательно заметала все свои следы, а на корабле проследила, чтобы не осталось и единого живого человека. Все погибли, а до берега добрался только обгоревший и полузатонувший корабль.
- Какая прелесть.
Представив себе реакцию местных, некромантка мысленно умилилась. Жаль, что она не могла наблюдать за этим. А ещё жаль, что не видела то, как Эцио пытался бы это объяснить, уж он то должен был прибыть на место происшествия и, если после неё и остались какие-то улики, то этот вампир должен доделать работу за неё.
- А если нет, то проблемы будут у него, а не у меня. Лучшего и не придумаешь.
Так за мыслями прошла вся дорога до нужного особняка. То, что он находился не в самом центре города, а на его окраине, было только на руку некромантке. Она даже не стала пытаться скинуть с себя некромантский балахон и прикинуться обычной местной.
- Баргест всё равно бы меня выдал. Кстати, а где мой четвероногий друг?
После того, как на пинасе случился пожар по её вине, девушка больше не видела призрачного пса.
- Неужели, он до сих пор лакомится смертью? Не думала, что там было так много люде. Впрочем, какое мне дело до них? Пусть жрёт.
- Ну вот, кажется это тут, - Вивьен подняла взгляд на особняк и мысленно усмехнулась.
- Ничего так некромант устроился. Только, кажется мне, пропахло тут всё вампирскими клыками. Неужели, связался с местными любителями кровушки? Фу, Алек, фу. Это же негигиенично жить с таким.
Она, конечно, просто шутила, но всё же никакого желания сталкиваться с представителями этой расы у неё не было. Выбирать не приходилось.
Девушка подождала того момента, пока кто-то может открыть дверь, но, увы, ничего подобного не последовало.
- Отлично. Тогда пойдём и подожду его внутри.
Наглости некромантам не занимать, но и осторожности тоже. Она не удивится, если здесь на каждом шагу будет полно ловушек для таких, как она - незваных гостей, но это ничем не помешает ей занять тем, что ей нужно.
Вивьен поднялась по небольшой лестнице в дверь, опустила руку на ручку и покрутила её, проверяя не заперто ли помещение.
- Закрыто, но и это для меня не помеха, а пока.
Одно магическое заклинание, одно движение руки и дверь поддалась натиску некромантки, открываясь с тихим, но отчётливым скрипом.
- Добро пожаловать в гнездо некроманта и вампира. Не забудь вымыть шею и притащить с собой гарнир, ведь главная закуска здесь - вы.

Использовано: Отпирание
Затрачено: 30 маны
Остаток: 200 маны

0

3

Наблюдая за тем, как девушка отворила входную дверь, не дожидаясь хозяев, Эдель застыла в замешательстве. Незнакомка не была хозяйкой этого дома, что вполне логично и ясно. Но то как она по-хозяйски зашла внутрь…
- Ммм, мне кажется, дома никого нет, - негромко так оповестила девушку да сделала небольшой шаг от крыльца. – Думаю, лучше подождать на улице. – И еще один шажок назад. Положение вещей ей не особо нравилось.
Отойдя от крыльца, она оглянулась. Внутренний двор, в котором они находились, был весьма симпатичен. Травница помнила внутренне убранство дома. Как там было всё подобрано со вкусом. Внутренний двор так же отличался продуманностью и изяществом. Чувствовалось присутствие «женской руки» и то, что его планировали с любовью. Тщательно подобранные цветы и другие растения. Все аккуратно, нежно. В очередной раз Эд захотелось увидеть хозяйку дома и познакомиться с ней. Любопытство, перемешанное с восхищением. Ей, сироте, о таком доме приходилось пока только мечтать. Но женщина всегда остается женщиной. И может сделать уютное гнездышко в любом захудалом месте. А тут… можно сказать её мечта. От своих мыслей девушка вздохнула и вновь покосилась на спутницу.
- Тут где-то может химера бегать, - сочла своим долгом предупредить. Кто знает, дома она или с некромантом где-то ходит, если последний, конечно же, куда-то вышел. То что она так поздно сказала, было опять-таки её упущением. Ну забыла она, бывает. В конце концов, будем надеяться, что это милое существо не выйдет поприветствовать двух гостий, что без приглашения явились в её дом.

0

4

- Да, действительно никого нет, - с наигранным сожалением вздохнула некромантка, пытаясь придать своему голосу хоть какое-то подобие эмоций и не выдать себя. Впрочем, по ее мнению любое проявление эмоций от некроманта казалось чем-то нелепым и ненужным, но этого, увы, требовали обстоятельства.
Она обернулась, встав в пол оборота к девушке, которая, кажется, почуяла неладное и попыталась оградить себя от возможных неприятностей, но такие как Вивьен привыкли работать чисто и не оставлять после себя следов.
Уйти ей просто так она не позволит. Разве что только без языка, глаз, рук и ног, чтобы ничто не могло после высказать третьему лицу о том, что здесь произошло, но не проще ли тогда умереть, чем так существовать?
- Или же превратить её в свою зверушку? Думаю, у Алека должна быть здесь своя лаборатория. В противном случае, мой старый друг, я не знаю, что с тобой приключилось и ты ли это вообще.
Некромантка позволила темной магии проявить себя. Огромным плюсом для Вивьен было то, что эта девчонка не была магом и вряд ли сможет сделать что-то в ответ, хотя и почувствует присутствие черной магии некроманта. Калечить девчонку сразу отчего-то не хотелось, поэтому последовало вполне логичное предупреждение в виде боли в костях, словно кто-то решил порвать струну и довел ее до предела.
- Если не хочешь, чтобы в твоём теле была сломана каждая кость, советую делать так, как я говорю, - снова холодный голос магессы обратился к травнице. Она спустилась с крыльца и подошла почти впритык к Эдель, после чего ощутимо дернула её за руку, потянув в сторону дома. Тянуть время на разговоры она не собиралась. ей ещё нужно подготовиться к встречи с некромантом.
В том, что Алека нет в особняке она не сомневалась, иначе бы давно почувствовала присутствие этого мага. Его сила всегда идёт впереди него. Впрочем, ее магия тоже оставляет свои следы, поэтому он должен будет ее почувствовать, когда окажется здесь, а пока.
- Сиди тихо и без лишних движений. Я не люблю играть, - повела плечом, усадив девчонку на диван. Сама же отошла к креслу у камина, чтобы магия не теряла своей силы и травница всегда была у нее на виду.
Пока здесь нет Алека, можно переодеться в те вещи, которые она успела приобрести. В любом случае, даже если она сейчас узнает всё, что ей нужно, лик некроманта придется оставить. Достаточно того смертельного шлейфа, что тянется за ней.
- Ты решил почтить меня своим вниманием? - Вивьен повернула голову в сторону баргеста, который по обыкновению устроился у ног девушки, а не некромантки, словно предпочитал каждого встречного той, кто его связывает между двумя мирами.

Использовано: Костяная радуга
Затрачено: 55 маны
Остаток: 145 маны

0

5

Что-то в голосе незнакомки ей не нравилось. Что-то неуловимое, но безумно неприятное. В раз в голосе будто зазвенели колокольчики – «бежать!». Но сделать этого ей не удалось. Ей действия к отступления были замечены и в тот же миг тело пронзили стрелы боли. Нематериальные, но от этого не менее пронизывающие. А самое странное и неприятное было то, что боль шла изнутри. От самых костей. Будто те все разом решили напомнить о себе. Даже дышать было болезненно, не то что пошевелить рукой-ногой или, тем более пуститься в бегство.
И вот девушка оказалась рядом с травницей, предварив свое приближение не менее холодной, чем взгляд, фразой. Угроза не предвещала ничего хорошего, да еще в дополнение некромантка дернула Эд за руку, подтягивая к себе и за собой. Это вызвало новую еще более острую и яркую вспышку боли. Тут уже Эдель не сдержалась и вскрикнула. Крик вышел довольно громким и звонким, но похоже слышала её только другая девушка. Превозмогая боль, травница пошла туда, куда её тащили. Вскоре оказавшись уже в знакомой ей светлой комнате.
Очутившись вместе с её мучительницей в гостиной и будучи усаженной на диван, Эдель вздохнула с облегчением. Двигаться необходимость пропала, а значит и утихла боль, хотя и не ушла полностью. В глазах застыли слёзы. Травница не плакала, лишь молча наблюдала на некроманткой, что устроилась в кресле напротив. А слёзы… Те текли помимо воли девушки. А чтобы утереть их, нужно было пошевелиться, а значит вызвать новую волну боли. Поэтому она была просто молчаливой наблюдательницей, сквозь периодическую мутную пелену рассматривая мучительницу.
Сейчас, в этой уже знакомой комнате, было совершенно неуютно, не то, что в последнее (оно же первое) её пребывание в этом доме. Не радовали ни нежные цветы, ни милые детали. Вот уж точно – «благими намерениями вымощена дорога в ад». Ну кто просил её быть доброй и помогать первой встречной? Прошла бы молча мимо или ответила «нет» - и было бы всё чудесно и прекрасно. Занималась бы своими делами. Так нет, же характер и данные обещания не позволили, вот теперь сиди и мучайся тут. В прямом смысле этого слова.
Что-то скользнуло у её ног, заставляя перевести взгляд ниже. Собака, которой раньше девушка не видела, устроилась возле нее, чем вызвала очередную недовольную фразу некромантки. Удивляться чему-либо сил уже не было. Хотелось только одного – чтобы эта боль прошла. Ну а еще, чтобы явился хозяин дома. Ведь именно его так ждала незнакомка. Может того, что травницы все закончиться. И желательно, конечно, благополучно.

0

6

отвык от перса
Дождь прошел, оставив после себя только лужи и грязь – обычное явление для его родного города, поэтому в отличие от большинства горожан Марек не спешил оказаться дома, чтобы стряхнуть с себя остатки непогоды. Раздражала только рубашка, которая начала высыхать и теперь терлась о тело, но это все мелочи.
Оказавшись в свободном переулке, некромант воспользовался услугами портала. Так было больше шансов на то, что за ним не увяжется хвост и будет труднее предвидеть конечный пункт назначения мага.
Он все же решил отправиться в особняк, понимая, что там от него будет больше пользы, чем от попыток сторониться Лис и Шейли. Приходилось снова выбирать, но он уже привык.
Портал захлопнулся за спиной, лишая его одной проблемы, но добавляя другую – присутствие темной магии. Следы своей манны он всегда мог отличить от чужой, но сказать, кому именно принадлежит эта магия, он сказать не мог. Больше волновало то, какие последствия она может за собой принести.
Вэлех осмотрелся, но ничего подозрительного кроме открытой двери не нашел. Он искренне понадеялся на то, что Алисия успела уйти с Шейли до того, как в их доме появятся неожиданные гости.
Убедившись в том, что гость не оставил ловушек, парень преодолел дорогу от калитки до крыльца дома и не торопясь вошел внутрь. Удобство и минус холла были в том, что Мареку с этой точки было прекрасно видно и лестницу, и гостиную, и кухню, но точно так же его могли видеть те, кто там находился.
Сначала на глаза попалась плачущая девушка и баргест.
- Здравствуй, Брего, - некромант спокойно протянул руку к любимцу не мертвой и погладил его, как обычного домашнего питомца, после чего прошел вглубь комнаты и по-хозяйски устроился в кресле, дождавшись пока некроманта обратит на него внимание и заговорит.
Она должна была понимать, что ему плевать на причину ее визита, но он ее выслушает. Ему даже стало интересно, на кой черт Некромантка решила взять в заложники травницу.
Соскучилась по работе? Право, не в моем же доме…
Желания шутить и язвить не было. Он ожидал совершенно другого гостя и другой «товар» для шантажа. Приятно ошибся. Девушка успела увести его сестру раньше, чем гостья заметила их.

0

7

Вивьен не обращала внимания на свою маленькую заложницу. Ценности от нее было немного, если вообще никакой. Алек не относился к числу тех, кто будет печься о чей-то жизни, а в том, что он обзавелся новой подружкой, некромантка сильно сомневалась.
Стоило бы пришить эту девчонку и не морочить себе голову, но тратить ману на такую ерунду не хотелось. Эарлан не любит гостей и вполне возможно, что их встреча не будет радужной и гостеприимной. Ее силы ей еще понадобятся.
Сбросив с себя привычную одежду, некромантка переоделась и, бросив взгляд на травницу через плече, только хмыкнула.
- Будешь лить сопли дальше и… - начала магесса выражая свое раздражение, когда была вынуждена прервать фразу и отвлечься на женский голос.
- Алек, ты уже вернулся?
Вивьен не издала ни звука и пригрозила своей заложнице, чтобы та не смела разреветься пуще прежнего и позвать на помощь.
Девушка тихо подошла к дверному проему и прижалась к стене.
- Алек?
Снова этот голос и в комнате показалась незнакомая девушка.
- Все же завел себе новую пассию. Хороша, - протянула некромантка, обнимая ее со спины. Одна ладонь легла на горло, а вторая придержала руки за спиной, не позволяя вырваться.
Не будь Вивьен все равно, она бы умилилась этой картине.
- Кто вы?
- Давняя подруга Алека.
- Зачем он вам?
- Я хочу забрать у него то, что принадлежит мне и, если ты закроешь свой рот и будешь послушной девочкой, то вернешься к нему такой, какой и была до моего визита.
Резкое движение и Алисия оказалась свободна, плюхнувшись против воли на свободное кресло рядом с Эдель.
- Я уже чувствую его.
Аура темного мага и его сила всегда опережали некроманта. Алек был особенным, сплетение его паучьих нитей Вивьен успела запомнить в их первую встречу, когда довелось ощутить всю силу, тогда еще молодого, Эарлана.
Стоило основательно подготовиться и потратиться манной, чтобы девчонка оказалась козырем в рукаве, а не простой шестеркой. Сплетение заклинания и та, словно растворилась в черной дымке, не оставив после себя воспоминания.
- Мертвый живее всех живых, - произнесла она, услышав голос некроманта. - А мне напели, что ты давно отчалил к Безымянному и там обмахиваешь его костяным опахалом, - шутка шуткой, но с каменным лицом Вивьен, ее и назвать таковой было нельзя.
Баргест прогнулся под лаской некроманта, не собираясь отстраняться от него. Вивьен усмехнулась.
- Все так же любим мертвецами.
Некромант прошел вглубь гостиной, демонстративно сел в кресло, говоря этим, что визит и попытка взять заложницу, может обернуться не радушным приветствием. Как она и ожидала.
- Ты остаешься предсказуемым Эарлан.
Она не стала рассказывать о причине своего визита, готовясь отразить возможный удар, но у нее был еще один козырь в рукаве, который остался без внимания уверенного в себе мага.
- В последнее время мне сильно везет на хорошеньких девочек, - сказала она, присев на ручку дивана рядом с Эдель. Взяла пальцами ее подбородок, заставила посмотреть на себя, а после перевела взгляд на некроманта. - Решила поделиться с тобой одной из них.
Вивьен прочертила в воздухе символ и рядом с Эдель возникла из черной дымки Алисия.
- Мне кажется, вы знакомы.

Использовано: Черный кокон (позволяет спрятать  вещь или живое существо с глаз других на определенное время)
Затрачено: 90 маны

0

8

Алисия вновь оказалась в доме, правда то, что в этом доме также продолжала находиться та странная девушка, очень не радовала эниду, но всё же вернуться домой намного лучше, чем находиться неизвестно где.
Посмотрев в сторону плачущей Адель, Алисия улыбнулась ей, пытаясь хоть как-то подбодрить. Хотя состояние самой Алисии было немногим лучше, будь она чуть помладше может тоже ударилась бы  в слёзы, ведь ситуация явно не самая приятная. Находиться в комнату и только смотреть на всё в ней происходящее без возможности двинуться было очень сложно и обидно, а главное страшно. Правда, всё же то, что здесь находился Алек, успокаивало. В нём девушка была уверена, он точно, что-нибудь придумает. Один взгляд на него придавал эниде сил. Алисия и сама не знала, почему так происходит, просто в нём она была уверена.
Отвлекшись от испытываемых чувств, Лиса посмотрела на ту, которая и устроила всё это.
Что же она так жаждет забрать?Из-за чего стоит идти на такое? – не понимала Алисия. – Схватить их всех…Угрожать… Не понимаю… -разные мысли лезли в голову девушки и все они были какие-то странные. Ещё и пытаться понять её, что за глупости?
Вся ситуация была невероятной и пугающей. Не было ничего хуже ожидания, поэтому Алисия открыто посмотрела на «старую подругу Алека» и с неким опасением ждала продолжения. Всё же в руках этой девушки находились их жизни.

0

9

Тень улыбки проскользнула по губам некроманта. Отец тщательно постарался подстроить его смерть, но допустил одну ошибку – забыл отправить наследника на тот свет по-настоящему. Алек знал, что рано или поздно кто-то захочет проверить правдивость слов Магистра, но даже так, магу было всё равно.
- И зачем тебе понадобился мертвец, любимица вампиров? – спокойно спросил парень, лениво наблюдая за гостьей. Все в Альянсе должны были слышать о внезапной кончине наследника, поэтому понять, что подтолкнуло Вивьен на визит к мертвецу, Эарлан не мог угадать. – Вряд ли ты решила положить цветы мне на могильную плиту или же настолько соскучилась, что решила достать меня и на том свете? – шутки шутками, а ради такого пустяка эта девчонка не пошевелит и пальцем. – Насколько знаю, в твоем вкусе дети ночи, а не тёмные маги.
- В последнее время мне сильно везет на хорошеньких девочек.
Кривая усмешка.
- Сначала вампиры, потом девушки, - он покачал головой. – Чем еще ты решила меня удивить?
- Решила поделиться с тобой одной из них.
Некромант вопросительно изогнул бровь. Она решила предложить ему травницу на блюдечке и этим уколоть его?
Нет, зная Вивьен, она уготовила мне что-то большее, и не будет размениваться на мелкую рыбешку.
В Эдель он узнал ту травницу, которая недавно ошивалась в его доме, но этого недостаточно для того, чтобы Алек стал печься о её жизни. Прошлые две попытки спасти ее тушу, он не брал в расчет. Тогда он старался обезопасить Алисию, которой вздумалось спасти несчастную от рук вампиру.
Слишком добросердечная.
Маг мысленно хмыкнул.
- Мне кажется, вы знакомы.
Эарлан внутренне напрягся, губы выровнялись в ровную полосу, оставив насмешки и ухмылки.
- А ты ничуть не меняешься, Вивьен, - голос продолжал звучать спокойно. Она нашла брешь в защите некроманта и знала, куда стоит надавить, чтобы получить желаемое. Для полноты картины в комнате не хватало Шейли, которая стала бы последним камнем, перевесившим весы в пользу некромантки. – Ты же знаешь, что я могу воскресить её или пересилить в другое тело, если это впоследствии окажется уничтожено.

0

10

Шейли лежала на кровати и игралась своим локоном, закрывающий один глаз. Это было забавно, он щекотал щеку. А когда на него дуть, то получалось забавно вдвойне. Но это занятие уже успело ей надоесть, и девочка осматривала комнату в поисках чего-нибудь нового и интересного. Время шло, а Алисия все не возвращалась. Она говорила, что будет шить с ней куклу, нужно было только принести кое-какие материалы, но девушка все не приходила. Шейли была в одиночестве. Брат ушел еще утром и до сих пор не вернулся. И сказать по правде, это испортило малышке настроение. Да, дома оставалась еще Лиси, но с братом было интересней как ни крути.
Всего минуту смогла выдержать Шейли в спокойствии и тихо-мирно полежать на кровати. Но терпение девочки лопнуло, и она стала перекатываться с боку на бок. Платье цеплялось за руки, но это только раззадоривало непоседу. Однако и это занятие вскоре надоело.
Где же Лиси, когда же она вернется...
По мнению Шейли можно было пять раз сбегать за нужными вещами за все это время.
- Может стоит помочь ей... - под нос сама себе пробурчала девочка и тихонько слезла с кровати, прищурено глядя на закрытую дверь, выход из комнаты. Она спряталась за кроватью, порой выглядывая из "укрытия", чтобы проверить не появилась ли Алисия. Но дверь оставалась по прежнему закрытой. На корточках девочка переползла до шкафа и снова стала выглядывать. Легкий смешок выпорхнул из уст Шейли. Вот эта игра была занятной!
Добравшись до пункта назначения - двери - Алисии все еще не было. Но Шейли уже успела позабыть о том, что они собирались делать. Она прислонила ухо к двери, но никаких звуков не различила. С коварной усмешкой ребенка, делающего пакость, головка девочки высунулась из дверного проема. Коридор был чист, ни души.
- Хорошо...
Но стоило ей запереть бесшумно дверь, как снизу стали доноситься голоса. И один голос ей был приятен больше остального - брат вернулся! На радостях Шейли побежала вниз, в холл.
- Бра... - но сцена, представленная ее взору, заставила девочку замолчать на полуслове. Во-первых, в доме была посторонняя. И мало этого, она пугала девочку. Марек же сидел на диване и вроде бы ничего такого, если бы не его настороженный вид. Алисия неподвижно стояла без каких либо материалов для куклы, но больше всего Шейли поразила Эдель, заливающаяся слезами и сидящая рядом с незнакомкой. Непоседа растеряла свою радость в миг, оцепенев и не зная, что делать дальше. Все взгляды были прикованы к ней, а это было неприятным ощущением.

Отредактировано Шейли (24-09-2013 01:48:47)

+1

11

Любимица вампиров… Будь у Вивьен эмоции, она бы щедро отплатила некроманту за его слова, но пока не время. Пришлось запихнуть воспоминания как можно дальше, пока сила не дала слабину. Не время терять концентрацию и отвлекаться на то, чего уже давно нет и никогда не будет. Шея заныла в месте старого укуса. Давно зажила, но шрам до сих пор дает о себе знать фантомной болью воспоминаний.
- Видимо, жить бок обок вампиру и некроманту это заразно, - спокойно ответила девушка, чуть наклонив голову на бок. Не только она якшалась с вампирами. Алек и вовсе предпочел жить среди тех, кто живет за счет других. – Мы в чем-то похожи. Некроманты и вампиры. И те, и другие, живут бок обок со смертью и существуют за счет других, - легко дернула плечом, говоря о мелочи, разграничивая существование и надобности.
- Смейся сын Магистра. Смейся наследник, но прощальная песня не за тобой…
Лениво, но он пытался уколоть ее ржавым ножом, метя в старую рану, забывая, что имеет дело с некромантом, которому плевать на эмоции, в том числе и свои. Или он забыл, какого это быть некромантом?
- Если будет, что переселять, - уточнила некромантка. Она знала, что Алек в любом случае попытается найти себе выгоду, но уже подтвердил ее догадки. Эта девчонка действительно важна для него или же Эарлан устал от игры и не желает тратить время на бесполезные игры. – Услуга за услугу, так говорят люди? – Вивьен не хотела устраивать магическую дуэль, зная, что все равно уступит некроманту по силе. Она чувствует его магию даже за пределами поместья, когда же он не заметил ее мертвенного шлейфа, а она и не пыталась скрыть себя. Такой тонкий кладбищенский аромат, который чувствует только баргест, но и тот предпочитает ошиваться рядом с Алеком, а не ней. – Питается за счет его шлейфа, мой слишком скуден.
Детский голосок помешал разговору. Еще одна слабина. Некромант не успеет разорваться между двумя и вряд ли станет выбирать, зная, что так или иначе потеряет кого-то. Вивьен знала, что успеет покалечить только кого-то одного, забрав с собой на тот свет другого, но эта жертва казалась ей пустой.
- Мне нужен ключ, Алек и твою слабость останется с тобой. Целой и невредимой. Я не потеряю ничего в отличие от тебя, сын не мертвого, - она не была любителем громких фраз, да и вообще никогда не умела правильно подбирать слова, чтобы перевесить чашу весов в свою пользу.

+1

12

Тогда что мешает сделать тебе это прямо сейчас, не теряя времени на слова? — Алек понимал риск своих слов, но ситуация была не той, чтобы Вивьен решила пойти от противного. С этой некроманткой было все сложнее. Она полная противоположность его отца. Непредсказуема, но кое-чему Эарлан все еж успел научиться за то время, что провел на «каникулах» в землях ледника. Прошлая магическая дуэль была детской забавой в сравнении с тем, что они могут устроить в этот раз, если мнения пойдут в разрез. Это понимали оба. Дело не обойдется малой кровью. Некромант не хотел жертвовать частью своей новой жизни, А Вивьен вряд ли отступит от задуманного. Проще наступить себе на глотку и выслушать ее, а потом смотреть по обстоятельствам.
Некромант, который пытается жить по законам людей? — Эарлан вопросительно вздернул бровь. — Давно же меня не было в Альянсе или это место уже называется иначе? Пристанище людей, которые не знаю, зачем им магия и возможность находиться на грани двух миров?
Слабо улыбнулся словам некромантки.
Если бы ты ничего не теряла от встречи со мной, то тогда зачем ты здесь? Знаешь, что я не откажу тебе, боясь за свою семью? Ты убьешь их, я убью тебя, и твоя цель останется не оправданной, — маг пожал плечами. — Дело твоё, но не противоречь себе. Или это, — он похлопал себя по шее и показал взглядом на шрамы девушки, —  не дает тебе мыслить как некромант?
Появление Шейли сыграло свою роль. С Алисией было проще. Потерять еще и сестру из-за своего упрямства и нежелания впутываться в дела Альянса снова, не выход. Алек бросил взгляд на девочку и постарался ей улыбнуться, чтобы как-то успокоить ребенка.
Все в порядке, Шейли. Ты можешь подойти ко мне. Мы просто играем с тетей Вивьен, — слабая улыбка и взгляд перешел от девочки к некромантке. — Я, кажется, уже говорил тебе еще при первой нашей встрече, что ключ меня не интересует. С того времени ничего не изменилось. Я живу другой жизнью и объявлен мертвым, ты это знаешь и сама. Мертвецы не имеют прав ни на власть, ни на семейные реликвии. Ты должна была это знать, когда решала найти меня. Даже если бы меня это интересовало, я бы не мог тебе ничем помочь. Насколько помню, ключ был и у тебя или ты его потеряла? — шутки шутками, а об исчезновении ключей Марек ничего не знал. Старался не внедряться в новости из Альянса, изредка отслеживая только вести о Ворлоке, чтобы его визит не оказался для него внезапным, но смог упустить даже это. — И я буду тебе признателен, если ты сделаешь мне небольшую услугу, раз я развязал язык для тебя, — Мар кивнул на Эдель и Алисию.

+1

13

Где-то на улицах города.

- Итак?
Этот вечер был по-своему прекрасен. В воздухе после заката осталось какое-то красивое ало-золотое сияние, размывавшее лица прохожих в мягкую акварель. Недавнее эмоциональное возбуждение в Кае, которое развеялось с первыми сестриными слезами, стало подниматься вновь, но золотая пыль и разговор отвлекали его от ярости.
- Я защищал ваш разговор с сестрой Кругом Тишины, поэтому на вас мало смотрели, - сообщил шпион. Гроссмистр понял, что подразумевалось под "мало". "Мало" – потому что он кричал.
Плохи дела.
- В эту декаду пропало несколько наших человек, - продолжал адепт, - но я знаю, что все они были из оппозиции... Вы замените их?
Кайлеб был впечатлён и озадачен. Такую прямолинейность он ценил когда-то превыше дружелюбия, но его власть в Культе держалась на трёх столпах: силе, тайности намерений и дистанции с исполнителями. Этот подчинённый только что очень тонко подпилил два и поставил под вопрос существование третьего. И он даже не знал, что ответить щекочущему его нервы некроманту, настолько был силён ало-золотой звон в голове.
- Возможно.
- Касаемо нашего дела: спешу сообщить вам, что Марек Вэлех, похоже, не подозревает о ведущейся слежке, если только ваша сестра не раскрыла ему каких-то деталей в сегодняшней беседе в храме, которую, к сожалению, мы не смогли отследить в должной мере. На данный момент объект наблюдения наслаждается обществом женщин в доме.
Гроссмистр хмыкнул, оценив двусмысленность фразы. Любовь к выпивке и пошлые шутки не выветрились даже из наполненной планами по переустройству мира седой головы. Лишь проблеск тревоги отвлёк его от пустой весёлости: он не сразу понял, что не понравилось ему в словах Айрин об Алеке. Только теперь Кай осознал, что так и не смог поверить ей до конца.
Это называется паранойя, господин Гроссмейстер. Успокойтесь и подвиньтесь.
И что-то подвинулось.
- А что с домом? – не обращая внимания на метаморфозы собственного мышления, продолжал выведывать Ворлак.
- Мы как раз направляемся в ту сторону. Это особняк "Цветок Белого Ириса".
- Фу, - сказал Кай, оценивая "паитишшнасть" названия. Голова отчаянно не желала работать в нужном ключе, а у руля стоял злой клоун без грима – Варлок из Фолента – у которого к Алеку были добрые братские чувства, состоящие из желаний выпить, спеть и подраться в любой последовательности.
Никуда не годится.
- Принадлежит дому Королей Белого Сияния.
Пусти меня-я, я раскидаю этих баб и мужеложцев, как щенков,- взвыл Потрошитель. – Спалю их кону-урку!
Пружинка чувства прекрасного в актёре и поэте билась, истошно звеня. В ушах свистела навязчивая мелодия.
- Фу-фу-фу! – ему уже хотелось плеваться, но мешала маска. Внезапно у него встали дыбом волоски на затылке, а пот на висках обледенел.
В голове кто-то затянул "ла-лаа-ла-лааа-ла-ла-ла-ла".
Спутник сдержанно улыбнулся.
- Никаких барьеров на доме нет. Системы оповещения мы также не нашли.
Кайлеб Ворлак так больше не мог. В голове крутилась навязчивая песенка, некромант по левую руку отчаянно просился на нож, но убивать его было нельзя, а Алек Эарлан так расслабился, что, наверняка, даже забыл о его – Кая – существовании.
Он достал одну из фляг и хлебнул крепкого напитка, а потом прокомментировал:
- То есть, этот хрен живёт с какой-то кровососущей тёлкой с тупым родовым именем в помпезном особняке с более бабским названием, чем его псевдоним, который уже побить в этом нелегко, да ещё и не расставляет щиты да ловушки? – уточнять ещё детальнее было выше его самоконтроля. В любую секунду Кайлеб был готов громко и нервно заржать от нелепости всего происходящего. – Да он совсем страх потерял! Они там вообще двери запирают?
Шпион сдавленно хихикал в свой ворот. Приятнее его общество от такого единения мнений не стало: Кай чувствовал внутренним чутьём, что змеёныш пытается нащупать в нём что-то.
- Гроссмейстер, прошу вас, хватит ломать в моей голове образ грозного начальника… Я, конечно, слышал, что вы непредсказуемы и эксцентричны, но чтобы настолько…
- О, друг мой, ты понятия не имеешь, на что я способен, - улыбнулся по-змеиному маг в маске. Он тоже не имел, особенно если парень всё-таки продолжит напрашиваться на личную демонстрацию. - Что с дверьми?
- Увы, запирают, но магией можно открыть. Также у нас есть почти полный план дома, который мы составили для вас с помощью строителей. Можно телепортироваться прямо внутрь, целым отрядом.
- Без метки и памяти места? Рискованно.
- Я знаю о вашей истории с Херианом, Гроссмейстер, - внезапно заметил культист. – Я всё просчитал. Расстояние не так велико, и вы знаете лица присутствующих там.
А вот это уже никуда не годится. В голове затянулась лёгкая кадриль.
О Хериане он знает, ага, – прозвучали под музыкой тихие мысли. – И о борделе, а, может, и о знакомстве с Глациалис знает? И о лесных приключениях в Лунных землях и увлекательных домашних работах в курсе?
Интересно, а мозги у парня этого вообще на месте, чтобы так Потрошителя ульвов дразнить? Он только закончил чистить Культ от слишком громких, независимых и умных.
- Ты читал книгу Игра за Обедом? – будто невпопад спросил чернокнижник, перестав напевать. В его видении вопрос был вполне конкретным. И, удивительно, умник понял. Пару секунд он думал над ответом и Кая не бесил.
- Мамочка заставляла нас читать многие вещи, Гроссмейстер, - ответил ровно и даже благожелательно тёмный маг, потирая ладонями подмёрзшие уши, – чтобы мы могли спокойно заниматься служением и исследованиями, не попадая под горячую руку интриганов и паранойиков. Я сделал вывод, что скрывать от подозрительного начальства что-либо – бессмысленно, поэтому я говорю всё. Вы можете убить меня, но не сделаете этого, так как заговор уничтожен, а у меня просто нет мотива вас предавать.
Парень использует мои же трюки в разговоре, - понял Кай. – У-умница, и льстец к тому же. Но мне надо срочно перестать греть уши, чтобы он не вымыл мне мозг.
Мамочка… Дама из Совета магистров, которая выбыла из борьбы после войны и выступала резко против конфликтов внутри их тёплого гнезда амбициозных змеёнышей под названием Культ Безымянного. Удивительная пожилая ведьма знала почти всё, что было в их библиотеках и заведовала лабораториями, Кайлеб её ценил, уважал и опасался. В истории со Списком Мамочка и большая часть её лабораторных и полевых крысок-подопечных не участвовала. Колдунья возникла только в конце, как добрая фея, и одарила ныне любимого всеми (оставшимися в живых) Гроссмейстера зачарованным трофеем на память.
"Не давай пускать своему богу кровь" - туманно сказала она тогда. Кай всё понял.

- Значит так, - некромант резко остановился на углу улицы под фонарём и ещё раз покрутил перед прорезями маски карту. – Ты остаёшься охранять Айрин.
- Понял.
- Но перед этим ты соберёшь всех остальных и пошлёшь в этот особняк белого… - некромант подавился смешком, - чего бы там ни было. Я пойду вперёд.
- Гроссмистр, при всём уважении…
- Слишком много думаешь. Я всего-то немного поболтаю со старым другом. Свободен.

Когда культист откланялся и удалился, воздух изрядно посвежел. Шум в голове медленно, как по спирали, сошёл на обыкновенную громкость.
Ублюдок пытался меня читать, - выдохнул Гроссмейстер.
Да-а, и ты ловко спрятался за нами-дураками, - откликнулся ещё один голос.
Чернокнижник провёл пальцем по ребру маски, хотя хотел бы потереть виски. В одном истощённом теле и правда жило пять Кайлебов Ворлаков, и каждый имел своё мнение относительно грядущей встречи с Эарланом. Самым мягким вариантом было вторжение и шантаж.
Не следовало отсылать этого, - продолжал глава Культа, намеревавшийся опять перехватить руль в голове, - он псионик, мог бы собрать налётчиков просто парой заклинаний. Нельзя идти одному в гнездовье Алека.
…проблема  состояла в том, что ни один Кайлеб не был готов подчиняться без "но" и "не хочу", хотя и не обладали большей смекалкой, чем квинтессенция всех амбиций и хитрости некроманта, Гроссмейстер.
Нельзя просто взять и спустить ему такую гадость. Он душил Айрин!
Алисию!
Даже если он жил мирно несколько лет, он всё ещё такой же боец из ям, как и ты. Здоровый. Отдохнувший. А ты слаб после болезни, да ещё и без косы. Риск слишком велик.

- ДА МНЕ ПЛЕВАТЬ НА РИСКИ! ЭТА МРАЗЬ ПОЧТИ УБИЛА МОЮ СЕСТРУ! – крепко саданув кулаком по стене, закричал Кай. Его хриплый голос прозвучал как воронье карканье в тихом переулке.
Когда эхо рассыпалось о кирпичную кладку, в ушах настала тишина. Некромант взял себя в руки.
Подавленный гнев – плохой советчик, - внушал он себе, сжимая-разжимая ушибленную кисть. Сухая кожа на ребре ладони наверняка разошлась, и ночью придётся вымачивать руку, прежде чем вытаскивать из перчатки, оставляя кровяную корку внутри.
Голоса молчали в единодушном согласии, даже излишне прагматичный Гроссмейстер на трибуну не лез. Решено: атаковать, и именно сейчас.

Ноги принесли находящегося в глубокой задумчивости Кайлеба на крышу одного из угловых домов. С высоты трёхэтажного здания открывался хороший обзор на окраинные улицы. Идеальное место, чтобы прицелить заклинание телепорта. Маг осмотрелся, и действительно заприметил в получасе ходьбы походящий на план в его руках особняк. Вампирская аристократия не отказывала себе в просторных жилищах, как он уже понял. Но на их месте Ворлак за такие же, или чуть большие средства, строил бы башни и замки с крепкими-крепкими стенами. И защитными контурами. И, если могущество бы позволило, вообще с куполом невидимости и где-то в лесу. Никогда не знаешь, когда двойник печально известного в Остебене пиромага решит наведаться к тебе в гости восстанавливать социальную справедливость по праву кровной мести.
Мужчина глубоко вдохнул. У него в ушах – и во внешних, и во внутреннем, воображаемом – точно скрутились валики из мягкой белой ваты. Он не слышал больше ни шума воздуха, ни гула города, ни сквозняка, ни даже ритма собственного сердца, хотя это было странно. Его глаза пронзали пространство и время, достигая фантомов далёких от него материальных форм и оценивая их. Переместиться в незнакомое помещение. На лестницу. Раз-два-три… на пятую ступень. Потолки должны быть не слишком низкими для него, значит можно стоять прямо.
Кайлеб расставил стопы на ширине плеч и крепко врос ими в черепичные чешуйки. Магический резерв пробуждался после недавнего сна медленнее сознания.
Кинжал, - внезапно осенило мага, и он вытащил из заткнутых за спиной ножен изогнутый кинжал.
Здравствуй, Наг, пора бы тебе поработать в тех целях, что ты был создан, - сказал он лезвию с чернёным рисунком, и отправил пальцы в одну из поясных сумок. Некромант дёрнул спусковой механизм в сторону, и полость в рукоятке открылась. Маленькая капсула с тонким носиком плотно встала в неё, и Кай осторожно закрыл теперь заряженного ядом змеелюда. Когда он нажмёт рычажок так, как следует, вонзив кинжал в чью-то плоть, давление механизма раскрошит тонкое стекло и вытолкнет его содержимое в желобки в лезвии. Наг был специально сделан для смертельных ядов, которые быстро теряют свои свойства на воздухе. Удивительно, когда-то Кайлеб Ворлак не разбирался в этом, да и прелести кинжалов не замечал. Крис отправился снова в ножны, под край треугольного пончо, ждать своего часа. Маг глубоко вдохнул и сотворил заклинание телепорта.


Использовано: Телепорт
Остаток: 360 маны


В особняке.

За весь месяц игры в Реджинальда самозванца никто не раскусил. Но его никто и не знал, ни как Инферналя, ни как Варлока, а здесь было немало кандидатов на первого узнавшего. К счастью, Кайлебу даже не пришлось придумывать, с чего начать: он слышал обрывки разговора ещё прежде, чем материализовался в тёмно-сизой вспышке ворожбы. Алек как раз сказал подойти Шейли – его сестрице! – и продолжал говорить что-то кому-то на диване, а Ворлак уже знал, что хватать и как держать, чтобы произвести правильное впечатление и иметь возможность задавать условия.
Подрагивающая в нитях сотворённого заклинания рука легла на острое плечико девочки, чем резко остановила её. Прошла треть мгновения, а ноги мистика коснулись ступени выше и приняли на себя груз тела. Ещё чуть-чуть, и Кай перестал чувствовать онемение головы, во время которого все функции, кроме созерцания и лихорадочного анализа пространства и времени, глушатся. Язык вновь его слушался, а глаза видели только текущий момент, в котором странная компания из кучи разных женщин и одного-единственного Алека занимала гостиную напротив лестницы. Не одна, но две руки в перчатках держали девочку на месте, и хватка была крепкой.
- Какая очаровательная… - громко и прерывисто начал Варлок, оглядывая присутствующих сквозь прорези железной маски. Его голос, всё ещё хриплый после болезни, выгодно скрежетал о края пластины, - маленькая… - внимание чернокнижника обошло полный круг и вернулось к заложнице, - де-евочка!
Он перехватил левой рукой девчушку покрепче, а правой взял за подбородок. Большой палец прошёлся по мягкой, по-детски круглой щёчке с тихим шорохом кожи сыромятной о живую. Кайлеб не хотел причинить девочке именно боль, но его руки были тренированы, чтобы душить, выворачивать суставы и крепко держать древко, пока коса порхает, превращая живых врагов в мёртвых.
- Не дёргайся, и больно не будет, - шепнул он ей на ухо. У Шейли Эарлан приятно пахли волосы, и были они солнечного цвета. Под её кожей уже играла магия, огонь, но он не имел киноварно-красного оттенка адепта тёмной магии. Девочка совершенно определённо не была Алисией, нет, но многочисленные совпадения и сходства… Возможно, кто-то всё-таки отвечает за судьбы смертных, и этот кто-то не лишён чувства юмора. Каю действительно не хотелось причинять девочке вред.
Ну, по крайней мере, одному из пяти. Ведь пока одна личность, зажатая общими усилиями в уголок сознания, ностальгировала, остальные занимались насущными проблемами. Например, присутствием ещё одной тёмной колдуньи, чары которой тянулись к засевшей в теле сестры нечисти и ещё одной незнакомой девушке. Лицо ведьмы было смутно знакомым, но Кайлеб пока не мог вспомнить, откуда. Последние пять лет аристократия нет-нет, а приглашала Потрошителя на приёмы, вместе с другими "героями" позорной для Альянса северной кампании. Где-то, где-то, где-то там…
- Неужели на закрытые семейные вечеринки теперь приглашают чужачек вперёд старых-добрых… фокусников? – ахнул Варлок, прерывая дышащий пафосом диалог двух аристократиков. Эту бесячью породу ни с чем не спутать, ведь именно из-за них и их ублюдочных общественных ценностей тёмный из семьи светлых магов так страстно желал развалить Альянс и собрать заново. – Это ранит мои чувства!
Конечно, Кай не мог не выдать себя. Да и не нужно это было. Тихий шёпот интуиции в лице Гроссмейстера уже заверил его, что Айрин проболталась. Но вряд ли Эарлан ожидал старого друга в гости так скоро, принимая леди…
Медленно, тщательно выверяя шаг за шагом вниз по ступеням, он повёл заложницу к рассевшейся по диванам компании. Опасно? Несомненно. Для них, потому что Кай – маг-контактник, и привык выжигать, напрямую управляя пламенем, с рук. И сейчас в руках, которые могли в долю секунды загореться его любимым заклинанием, находилась Шейли.
- Кстати, леди де Трайх, я уж думал спросить, как там Ваша родня, но, судя по Вашему виду, вы мертвы едва ли больше, чем наш общий друг.
Сделать выпад по больному месту так, будто имеешь прямое к этому отношение – в порядке вещей для Кайлеба. Даже если это не в его интересах. После нападения на Севелен в Альянсе ходило немало слухов. Одним из них было то, что к нападению причастен небезызвестный Культ Безымянного. Другим, помладше – что Культе кипит борьба за власть. Последний, не слишком удобный для Кая из-за невозможности спокойно заниматься делами, не пуская по ложному следу слежку, - что победил в ней Потрошитель ульвов. Интересно, в чём наследница Десятого города была уверена теперь?
- Рад бы с вами поболтать, но с минуты на минуту мне доставят реквизит, и будет не до церемоний. Предлагаю другой обмен: вы мне – ту девушку, - он кивнул на покрытую иллюзией оболочку Алисии, - а я вам – эту юную леди. Иначе я могу сделать так, чтобы похищенная Шейли Эарлан действительно исчезла.
Отсутствие беспокойства за судьбу эниды было лишь отчасти блефом. От малой, малой части. Во-первых, некромант сам когда-то хотел упокоить её. Во-вторых, три личности из пяти придерживались мнения, что вендетта важнее, чем возвращение использованной оболочки, да и жертва Эйр станет невыносимым бременем на его совести. Особенно если сестра не будет счастлива и в своём теле.
А она не будет, - убеждал Полковник, сгусток меланхолии и обречённости в пламенном чернокнижнике.
Уверенность в правильности собственных действий изрядно окрепла.

Отредактировано Кай (05-11-2013 21:16:15)

+1

14

— Все в порядке, Шейли. Ты можешь подойти ко мне. Мы просто играем с тетей Вивьен…
Брат, ты совершенно не умеешь успокаивать…
Шейли не торопилась. Она стояла на последней ступеньке лестницы и разглядывала женщину, с которой вел беседу Алек. Ее имя девочке совсем не понравилось. Оно было жестким и неприятным для произношения даже в мыслях, потому Шей решила просто думать о ней как о «черной». Натянутая улыбка некроманта не придавала уверенности в том, что стоит его послушаться.
Может, он хочет, чтобы я ушла?
Шейли опустила взгляд на пол и задумалась, сложив руки за спиной, принявшись теребить край платья. Брови девочки были сведены, что говорило о ярком мыслительном процессе, что происходил сейчас в ее голове. Но после недолгих раздумий, она все же решила подойти к брату. С ним безопасно. Ей будет легче. Потому что была возможность встретить кого-то еще незнакомого, поднимаясь обратно наверх, чего девочке совсем не хотелось.
Твердо решив присесть рядом с Алеком, Шейли набрала в легкие побольше воздуха и хотела сделать  шаг… да не получилось. На ее плече опустилось что-то тяжелое, а затем крепко сжало, не разрешая сдвинуться с места. Повернув голову, она увидела мужчину в маске… Смотрела во все глаза, затаив дыхание, пока незнакомец не заговорил.  Она была уверена, что никого минуту назад там не стояло!
Голос отдавал неприятным звучанием, врезаясь в маску, которую мужчина носил. От него у девочки мурашки пробежались по телу.
Стало страшно.
Шейли хотела убежать, да ноги будто вросли в ступень. Хотела отвести взгляд, но получилось не сразу. Мужчина крепко держал девочку за плечи, от чего той становилось еще страшнее. Дышать получалось отрывисто и небольшими порциями.
- Не дёргайся, и больно не будет…
Неприятные ощущения на  коже остались еще надолго после того, как он провел рукой по щеке Шейли. Страх уступил возмущению, но девочка решила прислушаться к словам незнакомца.
Наконец, оторвав взгляд от устрашающего человека, Шей посмотрела на брата. В глазах девочки читалась паника и растерянность. Она прикусила губу, а в глазах накатывали слезы. Упорно их сдерживая, Шей ругала себя за то, что не пошла к брату раньше, а стояла и думала. Вот нужно было это делать в такой-то момент!

+1

15

Некромант властелин на своей территории и Вивьен почувствовала это, когда еще не успела переступить черту дома Алека. Магические ловушки были натыканы везде, а след темной магии делал это место похожим на заброшенный дом в Анейроте, где уже давно и никого не было. Темная манна мага чувствовалась, но не давила. Де Трайх привыкла к нему и старалась не обращать внимания на чужие потоки. Он стал сильнее за эти годы, Вивьен это чувствовала.
- Жаль, что не глупее… - их первая встреча была ошибкой. Они узнали друг о друге слишком многое, чтобы закрывать глаза на любые зацепки, когда уже знаешь, что может ждать тебя в конце и кто окажется сильнее и проворнее.
Некроманта не стала препятствовать уходу ребенка. Пусть Эарлан тешится тем, что она окажется в безопасности. В иллюзии, которую он так хочет создать. То место, где находятся два некроманта, имеющие разные цели и взгляды, никогда нельзя назвать островком спокойствия, это – будущий пустырь с мертвой землей, на которой больше никогда и ничего не прорастет. Те, кто не привык искать компромиссы, вряд ли их когда-нибудь найдут.
Слабость вынуждала Алека играть по ее сценарию, и Вивьен это шло на руку. Он не хотел вовлекать в разговор близких и поэтому де Трайх могла воспользоваться его минутой слабости, не потеряв ничего.
Она щелкнула пальцами, освободив заложниц, в которых она больше не нуждалась.
Сын Магистра выслушает ее, а дальше она будет смотреть по обстоятельствам.
- В Альянсе начали пропадать ключи, Алек, и все новости проходят мимо тебя. Севелен не стал исключением, - спокойно говорила некромантка, смотря на собеседника. – Я надеялась на то, что ты что-то знаешь об этом, но, кажется, я пришла не по тому адресу, ты слишком отдалился от не мертвых, сын Магистра или как тебя теперь принято называть? Марек?
Вивьен собралась уйти и оставить дом некроманта, когда в комнате, прямо перед ее носом, появился мужчина. Еще один некромант и его мертвенный шлейф практически равен Эарлану или ей. Некромантке плевать на чужие разборки, но она неволей попала в гущу событий, а из двух зол, как правило, выбирают меньшую.
Со стороны некроманта было неосмотрительно появиться в комнате, не поняв, кто и где находится. Так он оказался между двух огней и одному из них плевать на сохранность ребенка. Решив на всякий случай обезопасить себя, она отвлеклась на сотворения заклинания.
Вивьен проигнорировала адресованную ей реплику, но намотала на ус то, что эта светлобрысая девчонка имеет какую-то ценность для обоих некромантов и случае чего ее можно использовать в своих целях.
- Бедняга… Не для того тебя призывали в это тело… - с тех пор, как Алек призвал эниду, слухи прокатились по Альянсу, не минув и ее замок.
- Зачем тебе тело, некромант? - ей было плевать на ответ, но если он решил немного потрепать языком, пусть так, она составит ему компанию в этот раз.

Костяная радуга (объект - Кайлеб)
Остаток – 367 маны

+1

16

Эарлан внимательно слушал некромантку. В чем-то оно была права, дела Альянса его не касались. Ему плевать на то, что происходит там, пока отголоски не заденут его семью. Он смутно начинал понимать, почему отец, спустя столько времени, возжелал увидеть сына, которого лично объявил мертвым, изгнав из земель Альянса. Спокойствие некромантов покачнулось, когда кто-то снова покусился на сладкий плод Безымянного, забыв об опыте его предшественников.
Безумие, ибо только безумец решил призвать Безымянного и завладеть силой равной богу смерти.
Некромант отвел взгляд, задумавшись о последствиях. Он не хотел возвращаться в Альянс, даже зная, что отсутствие наследника повлечет за собой хаос, когда Магистр отправится на покой.
Парень хмыкнул, но ничего не ответил. Магистр сам выбрал свою судьбу и был в состоянии решить за всех. Если он допустил слабину, то в этом нет его вины. И кто-то, кто желает больше власти, в конце все равно канет в пучину отчаяния и боли. Безымянный не потерпит еще одного Бога Смерти. Пародия никогда не будет лучше оригинала, а Смерть не любит подражателей.
Вивьен уже поняла, что он не собирается ей помогать и возвращать себе старое имя. Вернуться в Альянс, значит подставить под сомнение сохранность Алисии и снова плясать под дудку чокнутого старого некроманта, который никогда не внимал словам сына. Алек не хотел повторить судьбу своей матери. Ее покорность супругу свела ее в могилу. Светлый некромант не может жить под одной крышей с темным, если Эарлан знал это тогда, то отрекся бы от Алисии в день их знакомства. Белому нечего делать рядом с черным, иначе они уничтожат друг друга. Черное поглощает свет, как ночь день.

Чужой поток манны. Еще один некромант и этого гостя Марек никогда не забудет. Спустя только лет. Сколько? Семь? Если не больше. Такой он дал ему срок на возвращение долга, чтобы снова явиться и напомнить о прошлом, которое хотелось забыть.
Не разумно было явиться в мой дом, Кайлеб и вести себя как наглый гость, — Алек был готов к встречи с некромантом. Всегда расставлял ловушки на территории особняка и старался следить за последними новостями. Встреча с Айрин, подобием Алисии, стала последним звеном, которое довело мнительность некроманта до предела. Он коснулся его сестры — последнее святое, что у него осталось от прошлой жизни, не считая оболочки, которую он оставил после Лисс. Это разозлило привычно хладнокровного мага, но он не планировал затевать драку здесь и сейчас. Только напомнить, что здесь его дом и его правила, а гостеприимен тот хозяин, которому гость внимает, а не перечит.
Потоки маны схлестнулись, выливаясь в заклинание.
Он должен был Варлоку и этот долг серьезнее карточного, за который можно не сносить головы. Некроманты по природе педанты и щепетильно относятся к вопросам родства, особенно, если вы — Кайлеб Ворлак и слишком любите свою сестру. Эарлан своей вины не чувствовал, но понимал, что долг красится платежом, только платеж. Который возжелал Гроссмейстер, был настолько дорог некроманту, что Алек устал повторять одно и то же: это его собственность. Эгоистично, как и положено некроманту и аристократу в одном флаконе. Он несколько лет оберегал ее и хранил оболочку не для того, чтобы ее упокоил тот, когда не оказалось рядом с день ее кончины, и вина легла на плечи другого.
Маска не могла скрыть обладателя и теряла свое первоначальное значение, уродуя лик некроманта, который когда-то боялся своих сил. Он, как и Эарлан, отказывался от прошлого, от части себя. Скрываясь за маской, как за липовым именем — иллюзия греет то, что люди называют душой, а некроманты — пустотой и чернотой глубин глаз, где во мгле утопают эмоции и чувства.

Энида чувствовала эмоции некроманта, чувствовала, что Алек злился. Связь с творцом явственно отражалась на ней, как и темная энергия, заполняющая комнату. Она давила на нее, доставляя боль. Врезалась в сознание чужими воспоминаниями той, кто уже давно мертва и осталась в голове, где-то далеко под сводом мыслей, в темноте и мраке.
Алисия согнулась, с силой зажмурила глаза и сдавила голову руками. Из глаз брызнули слезы.
Хватит… Пожалуйста… Перестаньте… Я… — слова путались в голове. Что-то знакомое и родное вилось возле незнакомца и его присутствие не давало спокойствия, разрывая сердце на части. Она не могла принять сторону одного из, невзирая даже на то, что Алек всегда был, есть и будет ее творцом. Тем, кто подарил ей жизнь и чужие воспоминания, которые душат ее сильнее, чем связь с парнем. Его болезнь, его сила, его боль и воспоминания, а сейчас злость наполняет комнату. — Так больно… — она не хотела пугать ребенка еще сильнее, не хотела отвлекать некроманта, но чувствовала, что ее состояние еще больше подливает масла в огонь. Она чувствовала его беспокойство, скрытое за маской холода и безразличия, чувствовала то, что сердце терзает непонятная боль, а его заботит лишь сохранность оболочки, а не ее содержания. Ему все равно, что больно ей, а от этого еще больнее и комната давит, но нет возможности ни уйти, ни повлиять на них.

Кайлеб должен был понимать, что его шантаж — пустое место для Эарлана, всегда был и есть. Алек не привык уступать. Позволил себе это раз, когда не смог довести Призыв до конца и воскресить девушку. Он ошибся всего раз и не собирался делать это снова. Упрямо желал своего, рыжий своего. Два упертых альянских барана, которые не собираются отступать от намеченных целей.
Марек не рассчитывал на благоразумие Варлока, поэтому решил перестраховаться и оградить сестру от возможного вмешательства темного мага.
Если хочешь поговорить, то не впутывай сюда мою семью, — зуб за зуб и кровь за кровь проходили мимо семейного девиза Эарланов. Кровопролитие тянет за собой другое кровопролитие, а последнее превращается в вековую вражду, когда обе стороны настолько увлечены жаждой убийств, что забывают о том, с чего все началось.

Каменные наручи  -70 маны.
Цель - Варлок

+2

17

Феникс завершал свой очередной цикл, похороненный под тяжёлыми покровами тоски, усталости и неопределённости, как тлеющая сердцевина уголька – под пеплом. Птица гасла и искала свой погребальный костёр, как средство спасения. Костром Кая, осознавал он это или только чувствовал, всегда была смертельная опасность.
Он уже несколько раз умирал, каждый – едва ли не буквально. Время, тёкшее для Кайлеба очень быстро, жрало его как тот же огонь, и пепел прошлых инкарнаций уже въелся намертво в макушку тридцатилетнего некроманта, накидывая ему лишних десять лет. Для этого – маска. Им не обязательно знать, каким усталым он приехал в Северные земли в преддверии нового воскрешения закрывать старый, слишком тяжкий для яростно-пламенной души счёт давней вендетты.
Он чувствовал магию колдуньи, а следом и сплетающиеся – гораздо медленнее – потоки Эарлана. Никогда не знаешь, какое именно заклинание готовит человек, если ты не знаешь тактики его боя. Защититься от магии некромантки Кай просто не успевал. Вивьен де Трайх, девушка, которую он смутно помнил ещё не до конца сформировавшейся, с очаровательно-костлявыми, широковатыми для леди плечиками, атаковала его не огнём, а чем-то тёмным, незнакомым. Дура, ну кто же растрачивает дух пламени на то, что природой дано хуже?!
Ворлак почувствовал отголосок боли. Кажется, именно таким должен быть надрыв в тонкой оболочке, отвечающей за рост кости. Он знал, что именно отличает живого от мёртвого, в любых смыслах. Способность чувствовать глубже, чем кожей.
Вот с-с-сука! – честно выразился в голове Второй, оценивая подарочек: два срезанных магией ребра ходили при каждом вздохе. – Ударит – проткнёт лёгкое, и захлебнёмся кровью как нехрен делать.
Бойцу с турниров было видней. На его глазах маги друг с другом и не такие простые комбинации проделывали.
Планы меняются, - объявил Гроссмейстер. – Бросок будет только один.
Алек плёл заклятие, как раньше. Обездвижит или утопит в зыбучих песках – последнее – не слишком приятно. Алек не изменился, как не изменилась Алисия в теле Эйр, как не изменилось тело Алисии, как пока не изменился мир. Удивительно, как люди могут быть столь медлительными. Потому что в Кайлебе с момента клятвы в кровной мести успел поднять голову и снова упасть на дно маг-мистик, самая предусмотрительная и нерешительная личность в семье, как нельзя глубже прочувствовавшая потоки времени.
Десять секунд, - объявил Четвёртый, склоняя голову. Телепортация и подпространство где-то за границей существующей реальности – это то, чем ограничиваются многие маги ввиду узости и ригидности мышления. Но как на самом деле происходит перемещение? – задумывался Кай, начиная изучать Мистицизм. – Волшбе сказал – волшба сделала? Или маг может сам выбирать, в какой из мириад вероятностей текущего и следующего мгновения он пребывает?
Чтобы выучить высшую магию на прекрасном уровне за пять лет, надо зависнуть близко к одному из концов шкалы "сумасшедший-гений". Иметь особый склад ума. Или даже пять, из которых четыре – очень-очень быстрых, оторванных от течения времени сумасшедших.

В реальности Кайлеб ни секунды не молчал и не задумывался:
- Глупо было хватать за горло мою сестру, ушлёпок, - процедил он, напрягая мышцы ног и сжимая правую руку всё ближе к шее Шейли. Левую Кай, аккуратно сняв с другого плеча девочки, спрятал за спину и одарил Вивьен коротким, полным ненависти взглядом, точно повредила она именно руку, которой, кстати, Варлок держал вещи даже лучше, чем пишущей правой. Картёжник честно блефовал даже под масками и блефами. – Я тоже могу сказать, что она – моя собственность. Око за око, хочешь, я выжгу это на лбу твоей очаровательной сестричке?!
Четыре удара, - возник вновь в сознании Полковник. Кайлеб был уже готов, но тянул время. Значит, на шесть секунд назад. Только крик Алисии отвлёк его.
Не время! Она специально будет мешать! – рыкнул Гроссмейстер. Вторая личность ему сопротивлялась.
Внутри фальшивка, но тело и память – моей сестры!
У сестры есть тело куда лучше
, - ответил Пятый, - и я  воскресил её, чтобы она лечила, а не мешала своими проблемами!
Нет…
Нет. Гроссмейстер лгал. Его не было, когда Лис умерла. Его не было, когда Кайлеб поднял любимую сестрицу в теле не столь любимой невесты. Личина лгала и пользовалась даже своими братьями. Нет.
Я разберусь, - прозвучал из-за угла шёпот. Тихий, гортанный звук, почти не окрашенный чистым обертоном голоса музыканта.
Нет…
Нет-нет-нет!
...
О, да-а
, - ухмыльнулся Пятый, давая несуществующему поводку выскользнуть из воображаемой руки и дать пленнику выступить в круг света в сознании.
- Алисия, беги! – крикнул Кай, нарушая момент ухода в поток времени прямо перед тем, как каменные путы захватили его ноги.
Нынче Третий, Потрошитель, вышел погулять. Впервые за очень, очень, ОЧЕНЬ долгое время.

Материя пространства и времени повисла в воздухе, как вырванный из засохшей раны бинт, как разорванная паутина, которую должны были аккуратно разрезать и переделать. Нет, в плохо сшитой ране уже пошла системная ошибка, которая пока не утянула в дыру никого, но могла. А Кайлеба Ворлака не заботило. Пусть, в какой-то вероятности взорвалась сверхновая, пусть, где-то из-за его крика вымерли все единороги, пусть, какой-то другой Кайлеб Ворлак был выкинут за пределы всех параллелей – может, даже он настоящий, а ему на замену пришёл двойник. Это не важно. Он вернулся во времени на несколько секунд назад, отшвырнул Шейли на девушек, и, пока обрывки отменённой вероятности таяли в глазах, рванул с напряжённых ног вперёд, выхватив здоровой – здоровой! – левой рукой из-под края пончо кинжал.
Потрошитель не действовал рационально, он действовал как хищник. Хищник не отвлекается на незначительные детали, он либо устрашает, защищая территорию, либо метит в глотку. Или в брюхо. Вот ещё бы он был у руля один… Правую руку перехватил первым очнувшийся Варлок.
Ситуация: на вас налетел ваш закадычный друг-враг-кто-знает-теперь-как. Обнял, прижался вплотную, точно очень рад. А потом – кинжал в живот. И щелчок скрытого механизма.
С такими друзьями в шёлковых рубашках не ходят, Алек, аристократическая ты скотина.
Кайлеб был ненамного ниже Алека, но всё-таки его подбородок – вау, маска рассыпалась! Он совершенно точно обокрал какую-то вероятность на себя же – лёг на плечо Эарлана, чуть приподнимаясь. От рывка у чернокнижника выбило из груди воздух, рёбра под толстой одеждой всё-таки сместились, давя, а излишне напряжённые ноги онемели, горя огнём.
Рука отпустила кинжал, и он полетел на землю. Две личности за открывшимися свету кошмарно-покрасневшими глазами боролись, и пока побеждала та, которая никогда не хотела серьёзной войны. Но Потрошитель несколько раз уже сжигал, обнимая, жертв, и он позволил левой руке тоже обхватить бывшего собутыльника. Живой щит для опасно повреждённых рёбер. Лёгкая ностальгия по временам, когда все желаемые люди были по правильную сторону. Ворлак заходился тихим кашляющим смехом абсолютного психопата.
Момент искренности, надо же.

- Друг мой, – скрипнул, собирая голос и дыхание, Кайлеб, – боюсь, ты понял всё слегка не так
Пальцы Кая понемногу наливались огнём, а у Гроссмейстера, возникшего в голове вновь, кажется, созрел план. Только бы не упасть… Под любыми ударами… Не упасть…
Или лучше упасть и с пола, м-м?
- Видишь ли, – немного покачиваясь, как это делают бредящие или лелеющие боль, продолжал  Варлок, – ты с твоим ублюдочным папашей в этой каше увязли с самого
Нет, правда, Магистр не мог просто так допустить убийства невестки, действуй родня Шальтиэль – или кто там ещё был в смерти Лис заинтересован, одна. Кайлеб мог поручиться за это, он пытался проворачивать подобные дела через третьи руки, ради эксперимента.
-…самого начала


С любовью, Марти)

Да-да-да, я описал заклятие с результатом и атаку, чтобы сохранилась логика повествования: если бы мой персонаж прыгнул во времени, и ничего не успел, воспользовавшись моментом замешательства, вы забросали бы его нюками уже насмерть во второй и третий кон. Ну, или надо было подробнее прописывать такие ситуации в магической системе, чтобы я не искал лазеек :\
Если интересно, то на дайсах я выкинул 6 на прыжок и 5 и 2 на кинжал и яд соответсвенно. Шестёрка - очевидный вин, Колобок от пут ушёл, хотя я всё-таки честно спилил масочку и, возможно, какой-то ещё кусок одежды (без пошлостей, оке?) за нарушение атсральных частот вероломной небрежностью.

Использовано заклинание Де-жа-вю (на себя) – 6 секунд – 60 маны
Остаток: 300 маны
Удар отравленным кинжалом.

Отредактировано Кай (20-11-2013 00:27:34)

+1

18

Начало игры

Ворота Особняка "Цветок Белого Ириса" распахнулись перед всадницей и костлявая лошадь въехала во двор везя на себе всадницу облаченную в корсет фиолетового цвета с высоким воротником, короткая стрижка гладких черных как ночь волос даже не шевельнулась. Казалось бы на лошади сидит кукла. Безразличный, холодный взгляд и спокойная ладонь держит поводья даже не напрягаясь. Вот он дом ее сбежавшего женишка, запрятался он конечно весьма не плохо, но Шаль не была бы некроманткой и тем кто есть если бы легко сдавалась и сегодня ее долгие поиски наконец закончатся и свершиться долгожданный момент свершения мести.
Алек Эарлан наконец узнает какую совершил ошибку нажив в лице несостоявшейся невесты себе кровного и самого кровожадного врага. К тому же обладая знанием что он жив и что Альянс будет "рад" узнать этот факт в ее изящных ручках сейчас как минимум судьба всего клана Магистра и его наследия.
Остановишись на середине и обозревая дом оценивающим взглядом Шаль улыбнулась ехидно и иронично. Название конечно поместья было слишком пафосно и кричащее, и в принципе мнение о Алеке уже сложилось и так не самое благоприятное для помилования парня.
Направив морсу к конюшням Шальтиэль спустилась на землю. Кун конечно отличался от привычной лошади и питание его было специфическим, но оставлять любимца под открытым небом и банально дать животному воды не помешает. Вложив поводья в руку конюха некромантка направилась по вымощенной дорожке к парадному крыльцу особняка. Пребывая в некотором приподнятом настроении от скорого возмездия.

Отредактировано Шальтиэль (12-11-2013 15:41:41)

0

19

Бесполезная трата маны и сил начинала надоедать. Вивьен предпочитала убрать мешающую преграду сразу, чтобы трещина на стене потом не привела к полному краху и безоружию, но это были проблемы Эарлана и его враги, которые оказались с ней под одной крышей не в том месте и не в тот час.
Некромантка могла только немного помочь старому другу, чтобы ей потом не перепало от их пламенной любви. По-хорошему стоило уже давно свалить и не вмешиваться в это вообще, но женщина верила в судьбу и то, что нельзя просто так оказаться в месте и в час. Ее видения привели ее сюда, а значит, на то была какая-то причина и если она не получила здесь желаемое, но провидение так или иначе указывало на Эарлана, то она должна сделать хоть что-то, чтобы поменять ход событий.
Алек – мальчик взрослый и мог справиться сам со своими проблемами без помощи других. Не сдохнул, оказавшись на войне мальчишкой, не сдохнет и сейчас. Сомнения появились у Вивьен, когда он вместо того, чтобы обезопасить себя или напасть на Ворлака, получил его удар на себя раньше, чем успел что-то сделать сам.
Он… кому-то поиграл? Позволил кому-то опередить себя на ход? Алек? Заносчивый мальчишка Эарланов?
Темная слабо верила в то, что она видела, но глаза не могли ее обмануть. То, что происходило на деле, могло обернуться кончиной сына Магистра. Реальной, а не той иллюзией, которая встретила ее на кладбище Анейрота. Вряд ли он сдастся так просто, но сам факт того, что он что-то упустил, уже навевал на смутные мысли о том, что перед ней совершенно другой мужчина и этот забыл, что такое бороться за жизнь на арене Сайтера и вгрызаться в глотки другим раньше, чем они начнут пламенные речи. Тот, кто привык делать, пренебрегая разговорами и выплесками эмоций, поплатился за излишнюю медлительность.
Раз… Всего раз я это делаю, Эарлан и только из-за того, что я не хочу видеть, как ты истекаешь кровью рядом со мной.
Он не убил ее тогда, когда мог это сделать свободно в ее же землях. В ее же замке за непослушание и излишнюю агрессию. Она выполняла свою работу, но тогда не потрудилась посмотреть, кто перед ней и слепо ринулась вперед, веря в свою победу. Он напомнил ей обратное, что сначала иет холод, затем мысль и разу действия. Нет времени…
Приходилось думать быстро и еще быстрее действовать, тщательно подбирая заклинание, которое сможет помочь некроманту, а не навредить ему. Слишком близко Варлок подобрался к своей цели, а практически все заклинания, которые знала Вивьен, могли ранить обоих и тогда она сама поможет тому, кого считает врагом еще больше, чем Эарлана. Враги временно заключат перемирие. Пусть будет так.
- Заткнись, - мысленно бросила Вивьен. Крики эниды ее раздражали и только мешали концентрироваться на заклинании. Они отвлекали Кая, показывая, что она что-то да значит для него, но если она попытается навредить ей, то следом отвлечется и Алек. - Ты мешаешь ему, дура! До сих пор не знаешь, что ты его слабо место?!

Кости -60 маны
Снова в Кая.

+1

20

Кто ты, Марра тебя дери? Старое воспоминание, которое терзает мое сознание, но такое реальное, что я могу захлебнуться потоком магии и кровью, не заметив одного под другим. Реальная проблема на моем пути, которая не желает сдаваться так просто и привык отдавать долги, спустя столько лет, не списывая их как что-то старое и ненужное.
Он хотел тело и сестру. Эарлан тоже хотел и не собирался передавать эстафету.
Она не вещь. Не игрушка для тебя или меня, но я поддерживаю в ней то, чего не смог сделать ты — жизнь. Не сделай я этого тогда, мы бы потеряли ее тело навсегда, конченый ты идиот!
Некромант злился, но холодная маска безразличия не выдавала эмоций, только его манна и потоки силы, наполняющие комнату до краев. Они собьются вместе, и тогда все взлетит на воздух, как у неумелого алхимика, возомнившего себя богом.
Мистицизм… Как он мог забыть об этой чертовой лазейке и знать, что Варлок не воспользуется именно этим. Были сотни вариантов, но он выбрал именно этот. Алек добился того, чего желал — освободил сестру и принял удар на себя. Он не заметил, что Вивьен стала на его сторону, думал о сестре, а когда осекся, понял, что путы пробили воздух, где некроманта уже не было. Испугался за Шейли. Сестру вовремя откинуло в сторону и шипы ее не задели, как и заклинание Варлока. Желанное осуществилось 50 на 50.
Он слышал крик Алисии, и от этого было тяжелее сконцентрироваться на происходящем. Он упустил момент по своей ошибке, по своей мягкотелости и желанию помочь ей, зная, как темная магия давит на нее, но упустил то, что его поражение доставит ей еще большую боль.
Удар выбил воздух из легких. Эарлан не ожидал этого. Не мог предвидеть, что Кайлеб решит пренебречь магией и опуститься до ближнего боя. В пору было вспомнить Сартер, когда никогда нельзя было полагаться на план, а импровизировать, ибо только импровизация была залогом победы.
Я тоже рад тебя видеть, Варлок, — с тенью улыбки ответил некромант, перебивая бывшего друга. Рука легла на его грудную клетку. На этот раз он не промажет. Сила снова схлестнулась, собираясь под ладонью.

Алисия вскрикнула, обхватив руками живот. Перед глазами все поплыло от боли. Одна реальность наложилась на другую и она не чувствовала, что происходит на самом деле с ней, а что с ее творцом. Оторвала руки, чтобы посмотреть на них. Запятнаны кровью, и боль не проходит.
— Алек… — она пропустила тот момент, когда Кайлеб пошел в атаку и нанес удар. Почувствовала боль некроманта. Слезы снова брызнули из глаз. — Кайлеб… пожалуйста… Не надо… — воспоминания подбрасывали обрывки чужого прошлого. Что-то всколыхнулось и от этого стало еще больнее. Виски сдавило, живот отдавал резкой болью. Еще немного и она потеряет сознание от боли, но не желает покидать его сейчас, когда ему больше всего нужен чужой поток живой энергии, чтобы не сгореть самому. — Нет… Не трогай его… Я…
Сумбурно прижала к себе ребенка, чтобы как-то сохранить то, что дал ей некромант — защитить ту, кто не виноват в том, что взрослые слишком заигрались. Один всплеск темной магии за другим. Мгновение превратилось в нескончаемую боль.
— Что... Что он сделал плохого?! Он просто хотел помочь! — сорвалась на крик, превозмогая боль, и со злостью посмотрела на того, кого так хотелось назвать братом. Она не помнила, что произошло между ними. Это не ее память, вынуждает ее глотать слезы и сердце разрываться от непонятной боли, ранее незнакомой ей, как и любовь, что она испытывает впервые рядом с ним.

Одной попытки оттолкнуть от себя Кайлеба — мало, как нанести ему урон. Не в его положении задавать ритм магической стычке, которая пролила кровь раньше, чем того хотелось. Если он проиграет сейчас и уступит некроманту, то все закончится, так и не начавшись.
Лучше проиграть одно сражение для того, чтобы выиграть войну.
Первое заклинание — попытка отвлечь и дать ему больше простора для действий и немного времени, которого и так нет. Кинжал выскользнул из раны, как нож из мягкого масла. Кровь залила рубашку, и тепло разлилось по коже. Боль отвлекала, но осознание того, что он может умереть не только от потери крови, но и того подарка. Какой содержало в себе лезвие, ушло на задний план. Сначала он должен обезопасить семью, а потом решать проблемы без их участия.
Оставалось надеяться на то, что его сил хватит на то, чтобы затянуть в портал всех, кто ему нужен и оставить Варлока за бортом.

Сила молота – 45 (цель - грудная клетка Варлока)
Телепорт – 60х5 (я, Вивьен, Шейли, Алисия, Эдель) = 300
дамы, вы мне дорого обходитесь

+1

21

Как глупо, - заключит позже Гроссмейстер, решая больше никогда не давать волю Потрошителю даже ради победы. Позже, потому что рациональный ум не может думать на отвлечённые темы, когда его существование поставлено под угрозу, а занимается спасением себя. Особенно когда конкуренты по головушке заняты утихомириванием разошедшейся жажды крови.
Можно сказать, что ему повезло: в спину воткнулось две кости, но ни одна не обладала достаточной силой, чтобы пробить толстую волчью шкуру, два слоя зимней одежды и доставить неприятностей больше, чем пара царапин. Можно сказать, что ему повезло дважды: Кай стал соскальзывать от удара сзади вниз, и заклинание Алека прилетело не по самим треснувшим рёбрам, разбивая их в щепу, а по верхним.
Теперь – тоже треснувшим. Грудь наполнила внезапная резкая боль и жар. Кайлеб, всё ещё держась за плечи Эарлана, закашлялся, и кашель принёс на пересохший язык знакомый вкус. Кровь.
Подогнулись ноги.
- Сдохни, - лишившись дыхания и голоса, прошептал Ворлак. – Просто сдохни.

В ушах стоял оглушающе-тихий шум. Что-то кричали женщины. Где-то звучали шаги. Глубоко-глубоко внутри перестали спорить голоса. Стук колен о пол, касание ладонями края ковра, и момент прозрения.
Здравствуй, милая.
Я скучал.

То, что чувствовал Кайлеб Ворлак в нередкие для него моменты транса едва ли можно описать словами. Скорее чёрное станет белым и солнце взойдёт на западе, чем сознание безумца начнёт руководствоваться традиционной логикой, которую люди ещё здравым смыслом зовут.
Ну, хорошо, упрощая… он видел линию. Грань между одной реальностью, в которой он существовал, и сотнями исходов. В некоторых он жил. В некоторых умирал. В иных долго мучился. В четвёртых опять отматывал время. Он опять застыл в моменте, как муравей в янтаре, а его разум поднимался на хрупких крыльях над нитями времени и пространства, обозревая их с высоты небытия. Выбирал лучший.
Сохранить себя или разрушить Алеку опору под ногами?
Да, конечно да…

Из-под ладони, покрытой перчаткой, в воздух просочилась тонкая струйка дыма, нёсшая на серой волне резкий запах палёной шерсти. Если бы Кай знал, как один мистик может сбить чары другого мистика, даже не зная последствий для такого разрыва ткани вероятностей, он бы сделал это. Но гениальная идея пришла к нему в момент, когда он, стоя на коленях, выкашливал из собственных лёгких кровь.
Обычное дело, да.

Сосредоточиться.
Он почти не чувствовал боли. Нет, она была, ощутимая как никогда, но где-то между правильно реагировавшими на вероятность кончины рецепторами и парящей в облаках созерцающей душой сигналы безбожно искажались.

Возрадуйся, сын, ибо боль говорит тебе, что ты всё ещё жив, - напевал тихо пастор в какой-то часовне. Пограничье Остебена сказывалось на религиозности жителей деревень. Похоже, тот священник не чувствовал в Кайлебе чёткой ауры тёмной магии (потому что Потрошитель больше работал огнём и косой), и только к концу первого сеанса, оглядев плохо затянувшиеся рубцы на шее, понял, насколько ошибся в пациенте. – Дыши, и чувствуй, как огонь жизненной силы, сквозь боль, тебя  очищает.
Помнится, тогда Кая жгло на самом деле. Он был рождён в семье светлых магов, но только от них и не терпел подавления собственной энергетики во время лечения. Наверное, из-за такой феерии ощущений те слова и запали в него так глубоко.
Небо, звёзды, что-нибудь (только не Боги)… как же давно это было?

Алек собрал телепорт и крепил его на всех девушек вокруг. Руна огненного столба догорала последние секунды.
Слух вернулся к Варлоку, ровно как и осязание и чувство горячей влаги в груди и везде под одеждой. Глаза смотрели на небольшую лужицу.
Спасайся, - скомандовала одна личность другой. Та, меланхоличная, взяв под управление слабеющее тело, чуть взрыла пальцами ещё пока целые узоры ковра, ухватилась за разряженный кинжал.
Жаль.
Сфокусировать интуитивный телепорт смотрящему на смерть в упор некроманту ничего не стоило: его магия сама решала, какое безопасное место его ждёт больше всего.

В ту же секунду, как дом единовременно опустел, его не стало. Пятеро тёмных магов видело, как "Цветок Белого Ириса" расцвёл огнём изнутри.


Я кинул себе на удачу от заклинаний кубики дважды: 5 и 4 из 6. Ну, чо, учитывая, что при броске меньше 3 персонажа по всей логике должно было убить тут же, то я везуч невероятно.

Использовано:
Столб огня (на пол) - 55 маны
Телепорт (на себя) - 60 маны
________________________________________________
продолжение отыгрыша: [17.02.82] Детские игры с совсем не детскими последствиями

эпизод завершён

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.02.1082] Пятиконечная звезда