Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [27.04.1082] Партизан-самоучка


[27.04.1082] Партизан-самоучка

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

- примерная локация
г. Эденвел. Королевский дворец.
- действующие лица
Айрэн, Мираэль, Каэрос
- описание
события продолжают эпизод - [27.03.82] Возможны варианты
Каэрос пойман с поличным. Слуга, посланный Айрэном, застал Бурерождённого, когда тот что-то искал к покоях принцессы. Юношу поймали и в сопровождении стражи и самого принца привели на ковёр к королеве.

0

2

Айрэн с самого начала подозревал, что что-то нечисто с этим Бурерождённым. Он привык к тому, что Деворел – ещё то паучье гнездо, от которого можно ожидать чего угодно, но надеялся, что его чутьё всё же обмануло его. Служка, посланный следить за Каэросом, доказал обратное. Причины для беспокойства действительно были и не надуманные.
Кронпринц хмурился. Он бы сам допросил кузена без лишних свидетелей, но должен был доложить о происшествии королеве. Его мать должна знать, что за родственник к ним пожаловал. Кель точно не знал, что известно Бурерождённому о похождениях его сестрицы, но предполагал, что он располагал куда большей информацией, чем выложил королеве. Иначе бы его не застали в комнате принцессы.
Попросив, чтобы слуги сообщили королеве об инциденте и сопроводили её в тронный зал, эльф вместе с двумя стражниками, что вели Каэроса следом за гордо вышагивающим впереди принцем, направился к тронному залу. Он не подумал о том, что Бурерождённый, в компании двух стражников, может привлечь ненужное внимание к инциденту. Айрэн подумал об этом, когда на его пути встретилась служанка. Девушка поражённо и не без любопытства во взгляде проводила шествие и лишь после пристального взгляда принца, пожурила голову и поспешила вернуться к своей работе.
Оказавшись уже непосредственно в тронном зале, парень остановился в нескольких метрах от трона. Стражники учтиво склонили головы, ожидая нового приказа.
- Подождите за дверью, - Кель посчитал, что разговор не для лишних ушей. Достаточно глаз, которые сопроводили их. Из-за своей несдержанности, он уже допустил несколько ошибок. Стражники поклонились и ушли. Когда двери за ними плотно закрылись, эльф обратился к королеве: - Слуга застал Каэроса в комнате принцессы. Сказал, что он что-то искал там. Мы нашли только книгу с закладкой. Больше ничего.
Парень подошёл ближе к матери и протянул ей предмет, о котором шла речь. Он не стал высказываться по поводу происшествия, оставив своё мнение при себе. Эльф хотел сначала узнать, что думает его мать по этому поводу, а уже потом вставлять своё слово. Пока ещё она здесь королева и принимает важные решения. Он только учится быть правителем и не всегда удачно.
В руках у королевы оказалась обычная книга сказок. Многие из них она могла знать ещё с детства, когда слышала их от своего отца или матери, а в будущем и сама стать чтецом для своих детей. Безобидная и наивная вещь, которая хранит множество воспоминаний из детства. Закладка с изображением гвиндерильской птицы всё ещё лежала в ней, но с лёгкой руки Каэроса – уже не в том месте.
[AVA]http://s6.uploads.ru/z8MBL.jpg[/AVA]

+1

3

Тишина нещадно давила на уши королевы эльфов. Она распространялась по всей комнате, давила на виски, заставляла их пульсировать и болеть. Самое главное, тишина буквально обязывала Мираэль думать о том, где сейчас ее дочь и что с ней происходит. Конечно, как свойственно любой матери, эльфийка думала совершенно не ясно, поскольку дочь ее пропала и, напротив, на нее это навевало немыслимую панику и мешало отдохнуть как следует.
Её народ был радостным и добрым, но сама королева, после столь длинных неприятностей, что свалились на ее голову и оставили опечаток в ее душе, становилась весьма пессимистичной натурой. Это не мудрено, ведь не смотря на плюсы быть царствующей особой, были еще и минусы, которых явно было больше.
Лежать было трудно. Пышные перины были слишком мягкими, в комнате было слишком душно, а тишина была слишком тихой. Мираэль поднялась со своего ложа, а приняв положение сидя, застыла в нем, вглядываясь в одну точку на стене, которая была украшена незатейливыми узорами искусного пера художника и зелеными листьями какого-то вьюна. И неизвестно, сколько бы просидела Мира в таком положении, если бы не вбежавшая служанка, в легкой накидке, которая откланявшись, доложила королеве, что ее сын желает срочно видеть ее в тронном зале.
Уголки губ королевы дрогнули и поползли вверх. Кажется, женщина была неимоверно обрадована этими новостями, поскольку сразу понадеялась, что Нувиэль вернулась, либо, в худшем случае, стали известны хоть какие-то вести о ней.

Королеву долго ждать не пришлось. Через каких-то несколько минут, она, вся бледная и несколько измученная, восседала на своем троне, периодически поправляя свое бледно-бежевое платье, на рукавах и груди которого были вышиты красивые цветы золотую ниткою. ди`Кель ждала, нервно покусывая нижнюю губу, стараясь не подавать виду, что она волнуется или переживает. Она всегда выглядела в глазах своих слуг, поданных и народа величественно и гордо, сильно и независимо, каким бы казался самый настоящий и достойный монарх. Такой она пыталась казаться и сейчас - у нее получалось, но более пытливый глаз мог бы разглядеть заплаканный вид эльфийки.
Дверь отворилась. Сначала показался принц, а потом, по-видимому, вошел и сам виновник столь скорого собрания - Каэрос. Мираэль изумленно взглянула на задержанного, вопросительно переводя взгляд на сына. Уж Айрэн бы не стал задерживать своего кузена просто так: должна быть причина. Веская и неоспоримая.
- Слуга застал Каэроса в комнате принцессы, - сердце королевы пропустило два сильных удара и, на какие-то пару секунд, женщина бессильно прикрыла глаза, стараясь сдержать свои материнские порывы, которые порождали слабость. Но, к счастью, за все время, пока ди`Кель жила во дворце, она научилась сдерживать себя и свои эмоции. Мираэль снова открыла глаза, переводя взгляд на племянника своего погибшего супруга. Так причем тут он? - Сказал, что он что-то искал там. Мы нашли только книгу с закладкой. Больше ничего.
Сын эльфийки протянул ей книгу. Мира взяла ее в руки, с глубоким вниманием изучив ее лицевую сторону. Она знала и помнила эту книгу...
- Слуга не стал бы врать нам, у него нет на это оснований, - очень строго и холодно сказала королева, тяжело вставая со своего трона, - ты ведь это понимаешь, мой мальчик, верно? - Мира строго посмотрела на Бурерожденного, поскольку последнюю фразу она адресовала исключительно ему.
Гордой и медленной поступью, с книгой в руках, Мираэль подошла к обвиняемому, сдерживая порывы гнева или истерики. Она не любила, когда ей лгут, особенно, когда это делают люди, коим она хоть капельку доверяла. Женщина остановилась в метре от эльфа, прижимая книгу к груди.
- Ты полагал, что это игрушки? - Тихо прошептала женщина, - или, что за ложь тебе ничего не будет?
Мира вытянула руки вперед, на двух ладонях держа книгу - книгу сказок; книга пестрела красочной обложкой, книга переливалась в проникающих через окна лучах солнца и была, похоже, главной уликой. Мираэль лишь оставалось додумать, как же эта книга могла быть связана с побегом (хотя мать считала, что ее любимую дочь украли) принцессы.
- Это то, что ты искал в комнате принцессы. Это книга была ее любимой в детстве, потому что она мечтала попасть в те страны, о которых тут было написано. Не решил ли ты ее убрать с моих глаз долой, чтобы я не смогла догадаться о примерном местоположении моей дочери?
Глаза королевы блеснули диким огнем, а она, побледневшая, снова прижала книгу к себе.
- Ты, Каэрос - Бурерожденный, солгал о том, что не знал ничего о побеге королевской дочери. Ты воспрепятствовал возвращению царской особы, а это карается. Но я не собираюсь тебе угрожать, - Мираэль посмотрела на племянника своего короля без доли лукавства, - потому что то не эффективный метод и я не намерена им пользоваться. Но ты понимаешь, что жизнь твоей кузины зависит сейчас от тебя, поскольку мы не знаем, что с ней и где она. И если царская особа, да, не забывай, что Нувиэль не простая крестьянка - она принцесса, и если принцесса погибнет, а ты будешь рядом, во дворце и с таким клеймом на себе, то я боюсь, что то не добавит тебе чести.
ди`Кель замолчала, не отводя взгляда от Бурерожденного. Она твердо решила, что пока ничего не узнает, то не даст ему уйти отсюда.

+2

4

Наказание неизбежно. Каэрос не предпринимал попыток к бегству и переубеждению принца. Парень знал, как это выглядит со стороны, поэтому ждал, когда начнётся допрос королевы. Он не хотел обманывать Мираэль и темнить. Этот Бурерождённый никогда не умел плести заговоры и интриги, как того требовалось от аристократа Деворела, что не помешало ему несколько раз вляпаться в историю по крупному. Раненный встревоженный бок отозвался тонкой болью в напоминание о первом промахе. Главу дома ждали новые проблемы с припиской от сына.
Кай не чувствовал себя преступником. Наличие стражников у его скромной персоны плохой знак и удар по его репутации с хорошим довеском к слухам, но он стерпел это, как и все предыдущие выпады и подозрения кронпринца. Мнение королевы стоит выше, и его он ждал, повинно опустив голову. Тихие шаги Мираэль и строгая речь женщины, которую он, фактически, предал, когда не согласился рассказать обо всех своих предположениях. Он не пытался оправдаться или объясниться, как только она заговорила, обращаясь к нему. Это бесполезно и усугубит его шаткое положение. Бурерождённый ждал подходящего момента вставить слово, а до того внимательно слушал эльфийку, разделяя её чувства.
Заведомо зная, что его ждёт, если его поймают, он рисковал, надеясь, что сможет помочь кузине, но допустил ошибку, за которую мог поплатиться не только он и его семья, а и сама Нувиэль, если его предположения окажутся верными. Невинная детская книга переливалась в лучах солнца. Написанная с целью добавить волшебства в мир детей, она послужила рождению мечтаний, которые хотелось воплотить в жизнь юной особе, не видевшей мира. Это не удивительно. Он сам с детства находился в жестких рамках и понимал, какого это – жить по указу, а не прихоти.
И знаю, какого это, допускать ошибки.
Его прихоть спасти Солнцеликую обернулось для него рядом неудач и падений, но это были его ошибки, с которыми он справлялся самостоятельно, познавая жизнь такой, какая она есть.
- Будущий правитель должен знать мир, которым ему предстоит править, - спокойно заговорил Бурерождённый. – Без прикрас. Таким, какой он есть.
Без страха эльф высказывал свою точку зрения. Он уже наломал дров и, полагал, что нечего скрывать то, что он уже говорил Айрэну. Это его личный взгляд на некоторые вещи. По его мнению, в королевской семье творилась некая несправедливость. Пока Айрэн разъезжал по землям Силвы, его сестра прозябала в тени дворца, в редких случаях имея возможность погостить у своего дяди, но и там не покидала усадьбы. Её лишили возможности познавать мир.
- Я взял на себя ответственность показать ей Деворел и рассказать об её отце всё, что знал сам, - он поднял голову и посмотрел на королеву, стараясь не избегать глаз. В своих словах Кай был уверен, но чувствовал вину перед Мираэль за недосказанность. – Я не исключаю, что мой разговор с Нувиэль поспособствовал её решению покинуть дворец и попутешествовать. Два путника привлекут меньше внимания к её персоне, чем целый отряд сопровождающих её эльфов. Шанс того, что она попадёт в неприятности, есть, и я знаю о риске, но я не думаю, что она отправилась в это путешествие сама.
Принцесса никогда бы не смогла самостоятельно покинуть дворец. Она должна была найти в его стенах сторонника, с которым, возможно, и отправилась в путешествие. Вариант с похищением Бурерождённый старался не рассматривал, он не считал свою кузину настолько глупой, чтобы довериться любому, кто предложит ей ключи от клетки.
- Я не знаю, куда и с кем она отправилась, но предположил, что смогу найти в её комнате зацепку. Всё, что я нашёл, - это книга сказок. Я предположил, что она сможет натолкнуть меня на правильный путь и я пойму, куда Нувиэль направляется. Я беспокоюсь о ней ничуть не меньше, потому что это и моя вина тоже, поэтому хотел убедиться, что ей ничего не угрожает. Я не стал говорить об этом, поскольку вы бы отправили туда солдат, чтобы вернуть её обратно, и тогда прутья станут ещё крепче.

+1

5

Эта история не нравилась Айрэну от слова «совсем». Одно дело, когда его непутёвой сестрице помогает её телохранитель, и совсем другое, когда в это дело примешались ещё и дальние родственнички, от которых вообще непонятно чего ждать в итоге. Один раз его отец уже впутался в их игры и отправился на тот свет, так и не успев посидеть на троне и вырастить своих детей. Её одной утраты по вине деворельцев их семья не вынесет.
Кронпринц терпеливо молчал и ждал вердикта матери, но, в отличие от Буреророждённого, с хмурым и строгим выражением лица. Он надеялся, что в разговоре всплывут новые ветки истории, и он узнает что-то полезное, а не услышит очередные истории с клетками, свободой и путешествиями. Эльф дома не сидел практически, ибо должность будущего правителя вынуждала лично знакомиться со всем, что происходит в мире. Он бы мог и посочувствовать сестре, попытаться побыть на её месте, но упрямо видел то, что хотел, - непослушание и прихоть.
Каэрос затянул старую песню. Даже теперь, едва ли не стоя на коленях перед королевой, он не отказывался от своих слов и продолжал настаивать на необходимости едва ли не поощрения выходки Нувиэль. Парень стиснул зубы и постарался досчитать до десяти, чтобы чего-то не выпалить в ответ на это. Ещё успеется, пока что время Мираэль принимать решения и отвечать на слова виновного.
По мнению эльфа, Бурерождённый рассуждал слишком просто, будто речь шла не об эльфийской принцессе, а дочери владельца кабака, которой захотелось повидать свет в небезызвестной компании Хэльмаарэ.
- Да. Не одна, - едва ли не процедил сквозь зубы принц. – А вместе с сыном клятвопреступника.
Отличная компания для молодой девушки, которая мало того, что жизни настоящей не знала, так ещё и выбрала себе такого компаньона для этих путешествий, что оставалось только гадать её родственникам: вернётся она живой или нет. Не случится ли с ней что-то по дороге?
«Она могла просто попросить меня поговорить с матерью, чтобы в следующий раз, когда я куда-то поеду вместе с советниками, взять её с собой. С тем же предлогом полезного познания мира, но нет же! Ей захотелось сделать всё по-своему, подняв такую шумиху, что подавить её не получится и после её возвращения!»
В каком свете теперь предстанет вся эльфийская чета? Он не так давно тихо посмеивался, наблюдая за молодым Императором вампиров, а теперь сам угодил не в лучшее положение и всё больше видел сходство между ним и Виззарионом. Печальное сравнение.
- Говори, куда отправилась Нувиэль.
Книга сказок – хорошо, но в ней было осветлено столько мест Рейлана, что наверняка понять, куда именно из всех них отправилась принцесса вместе с её бравым рыцарем, практически невозможно.
[AVA]http://s6.uploads.ru/z8MBL.jpg[/AVA]

+1

6

Проницательный взгляд. Женщина поднимала голову, готовая выслушать любой ответ своего не кровного родственника: ответ хороший или ответ плохой. Это не имело значение, а все лишь потому что эльфийка была королевой и прекрасно понимала, что ждать можно чего угодно. Но этого юношу она не оставит просто так, хотя что-то ей изнутри подсказывало, что он был благороден и честен с нею и с ее сыном.
Но интуиции своей Мира сейчас не доверяла. В последнее время она вообще практически никому и ничему не доверяла, полагаясь лишь на себя и Айрэна. Даже слуги, что маячили возле нее, не вызывали у нее восторга. Ей все казалось, что они тоже участвовали в похищении ее дорогой дочурки, но на деле она понимала потом, что все это глупости и она слишком сильно переживает. Но разве это удивительно, когда мать совсем не знает ничего о своей родной дочери, да еще не просто девочке - принцессе?
Долг не тяготил королеву, но она боялась, что он тяготит Нувиэль. Она начинала иногда сомневаться в том, что дочь справится со своими обязанностями и будет хорошей советчицей своему брату. Тем не менее, Мираэль в который раз убеждалась, что принцесса прекрасно понимает и знает свое место, но почему? Почему же ее так тянет на подобные приключения? Безответственно, безалаберно!
Но вернемся к нынешнему делу. Женщина, склонив голову, внимательно слушала Бурерожденного. Она то негодовала, что он так дерзко и смело выказывает мысль о том, что необходимо принцессе, то с умилением слушала его, когда он смиренно клялся в верности Её Величеству и честно признавался в том, что был косвенно причастен к похищению юной эльфийки.
На какой-то миг, королева издала облегченный вздох. Если девушка действительно инсценировала похищение, то было больше вероятности ее найти целой и невредимой.
...Но Каэрос не знает, где именно её искать (но то, что он так сказал - не значит, что так оно есть. Мира не забывала об этом). И все, на что была надежда - книга сказок, которая переливаясь и сверкая в руках эльфийки как бы намекала, чтобы ее открыли или полистали ее. Была и еще одна зацепка, мысль о которой неожиданно пришла в голову Миры... Деворел, которым так интересовалась ее дочь.
- Говори, куда отправилась Нувиэль.
Женщина отвлеклась от своих дум и перевела взгляд на сына. Он был не таким мягким и добрым, как сама ди`Кель. Его импульсивность иногда очень сильно жгла ей сердце, но она никогда не говорила сыну о том, что он не может порою сдерживать свою раздражительность. Виною тому было то, что Мира считала себя через чур мягкотелой и нежной, и ей, как монарху, не хватало строгости и даже в какой-то мере - жестокости. С сыном все сложилось куда лучше, он получился ровно таким, каким бы она хотела его видеть в лице правителя, а потому она ничего не сказала, но лишь сдержанно взглянула на него. Пускай Айрэн сам поговорит с Бурерожденным, а она послушает. Послушает, что скажет Каэрос, но промолчит о Девореле. Об этом городе она поговорит с сыном после.

+2

7

Каэрос понятия не имел о тонкостях побега девушки. Никто не потрудился досконально ввести его в курс дела и рассказать обо всём, что произошло во дворце до того, как его встряхнули и вынудили явиться на ковёр к королеве. Он старался прознать всё сам, не рискуя спросить напрямую, что именно произошло, и после каких событий Нувиэль решилась на побег. Откуда же ему было знать, что его кузина сбежала после ссоры с матерью и вместе со своим телохранителем? Он и сейчас не знал многого и располагал куда меньшей информацией, чем мать девушки.
Злость Айрэна была вполне ему понятна. Компания выглядела не самой лучшей. Бурерождённый шумно выдохнул, закрыв глаза. Он приводил мысли в порядок. Настойчивое желание помассировать виски, ноющие от головной боли, возникло и усилилось. Сообщи ему кронпринц, что под сыном клятвопреступника подразумевался телохранитель Нувиэль, Хэльмаарэ, парень махнул бы рукой. Ему доводилось лично общаться с верноподданным принцессы за то время, что он присматривал за ней в усадьбе Раумо. В этот раз от его услуг почему-то отказались, всецело доверив девушку няньке, а не парню, который мог бы защитить её, случись что. А что сделала бы эта сварливая эльфийка? Утомила всех своими причитаниями и заиканиями о бесконечных правилах? Смех. Даже Каэрос оказался достаточно способным для того, чтобы её выкрасть.
Нувиэль не могла поступить настолько опрометчиво.
Переубеждал себя эльф. Кай отметал возможность похищения. Он вдруг поднял голову и осмотрелся, замечая, что совершенно забыл о телохранителе принцессы. Его не было рядом. Если произошло похищение, то парня могли уже давно отправить в темницу или наказать любым тяжким способом за то, что он не уследил за девушкой.
Если только он не отправился вместе с ней..
- Она ушла вместе с Хэльмаарэ? – игнорируя вопрос принца, он бросил взгляд сначала на него, а потом на королеву – она была важнее. – Ваше величество.. – он сделал шаг к королеве, - она ушла с Хэльмаарэ?
В том случае, если его ход мыслей верный, то история приобретает совершенно иной поворот, нежели тот, который себе надумал кронпринц. В Бурерождённом затеплилась надежда на лучшее. Он верил в то, что королева поймёт ход его мыслей и не торопился их озвучивать, зная, что, мягко говоря, это не совсем хороший момент, учитывая происхождение телохранителя принцессы, но благодаря этому можно быть уверенным в том, что с ней всё будет в порядке до тех пор, пока он будет рядом.

+2

8

[AVA]http://s6.uploads.ru/z8MBL.jpg[/AVA]Айрэн старался держать себя в руках, как мог, и проявить все своим знания дипломатии, но, к сожалению, когда вопрос касался его семьи, а день коронации становился всё ближе, парень всё чаще ловил себя на мысли, что не справляется со своими эмоциями так, как надо. Ему крайней не понравился тот факт, что Бурерождённый проигнорировал его вопрос, а вместо того, чтобы запинаться и распинаться, рассказывая о своих догадках, начал задавать вопросы совершенно не месту. Чего он пытался этим добиться?
Кронпринц сжал ладони в кулак, пытаясь выпустить свой гнев и ничего не выпалить на первых парах. Он терпеливо ждал, когда на него обратят внимание, но даже в этом проиграл своей матери. Мираэль оказалась предпочтительнее и милее ему. Что такого знали эти двое, чего он не замечал?
Он оставался сторонним наблюдателем; переводил взгляд с матери на Каэроса, в глазах которого заметил странную и непонятную принцу надежду. Что такого особенного в этом лучнике, который связан дурной кровью с тем, кто не смог соблюдать простые законы?
- Каким образом это меняет дело? – не вытерпел парень. Он постарался скрыть своё раздражённое недоумение за маской холода. Ему хотелось услышать ответ и понять, что такого особенного в этом Хэльмаарэ, чего он сам рассмотреть не смог за то время, что они оба провели во дворце.
Впрочем, не столько это волновало кронпринца, сколько то, куда же всё же направилась его дражайшая сестрица, и где предстало её искать. Разослать своих людей, конечно же, можно по всем уголкам Рейлана с портретами принцессы и строжайшим «секретно», но в любом случае эта новость всплывёт, и они не смогут сдерживать её вечно, если уже никто из служивых не рассказал об этом своей женушке, а та, в свою очередь, «верной» подружке. Тогда у них не оставалось шансов.
- Ты тратишь время королевы, - решился он вернуть разговор в нужное русло. – Где Нувиэль? Отвечай! – если первые слова он говорил как можно спокойнее и ровнее и даже не смотрел на Бурерождённого, то на последнем позволил себе и голос немного поднять и даже хмурый взгляд на аристократа бросить.

+1

9

Казалось, что над замком и над тронным залом повисла какая-то удручающая тишина. Минуты текли, а эльф ничего не говорил, да мало того, даже на вопрос, что был адресован ему молодым принцем, не ответил. Он лишь стоял как бы в задумчивости и словно подгонял ответы на посыпавшиеся на него предложения, чтобы выкрутиться и остаться в выигрыше. Но королева так не думала. Она очень внимательно наблюдала за Каэросом и заметила, даже в его глазах (!) она заметила некое волнение, которое немедля отразилось на лице юного эльфа. Бурерожденный поднял голову и немой вопрос встал между ними, а все лишь потому что он боялся сделать какую-то дерзость...
Продлилась еще минута, может меньше. ди`Кель побледнела, желая выпить стакан холодной воды - минуты текли для нее мучительно, а в голове зародились самые наихудшие опасения. Что могло произойти с ее любимой дочерью, почему ее племянник так сильно разволновался? Женщина все крепче прижимала злополучную книгу к груди, как брови ее изумленно поползли вверх. Бурерожденный заговорил, да спросил вовсе не то, чего так ожидала услышать эльфийка.
Она заметила, как волнительно эльф сделал шаг в ее сторону, обращаясь исключительно к ней. Мира прищурила глаза, а в них появилась задумчивость. Пожалуй, у Каэроса есть кое какая информация и он готов с ней поделиться.
- Каким образом это меняет дело? - Неожиданно послышался голос, заставив ее вздрогнуть. Королева эльфов изумленно взглянула на сына. Сегодня он казался ей раздражительным и нетерпеливым как никогда.
Ты тратишь время королевы, - продолжал Айрен, сверкая глазами и явно не владея своими нахлынувшими эмоциями,  – Где Нувиэль? Отвечай! - Конечно, эльфийка сама прекрасно понимала, что ее сын измотан не меньше, чем измотана она. Ох уж несносная девчонка, она всем доставила хлопот. Но не смотря на все нервы, любящая мать не могла злиться на Нувиэль, а вот брат эльфийки - мог, да и имел на это полное право. Близился день коронации, юному принцу следовало бы подготавливаться к такому важному мероприятию, а он вместо этого, занимается розыском своей легкомысленной сестры.
- Тише, Айрэн, - мягким тоном ответила женщина, бросив беглый взгляд на принца. Ей не хотелось оскорбить будущего короля, уж тем более делать замечание, что он ведет себя слишком импульсивно, - я считаю, что Каэросу будет, что нам сказать, раз он задает такой вопрос и так смело.
У нее были свои причины не доверять Бурерожденному, но каков парадокс! У нее не было и обратных на то причин - родственники ее покойного мужа никогда его не подводили, всегда служив верою и правдою своему королю. Так с чего бы юному Бурерожденному было подставлять эльфийку? Мираэль внимательно, будто бы в первый раз видя и изучая эльфа, посмотрела на Каэроса и положительно качнула головой. 
- Я думаю, что ты сам догадался об этом, не так ли?
И на какой-то миг светлая надежда хоть на малейшую зацепку заселилась в душе королевы.

+1

10

Бурерождённый практически открыто плевал на слова кронпринца. Юноша злился – понять его можно при желании, но Кай считал, что он, в силу своего титула, должен был научиться контролировать свои эмоции лучше, чтобы не наломать дров сразу, как только взойдёт на трон. В Рейлане хватает государств с недомонархами, которые размахивают короной, но ничего собой не представляют. Одного такого недавно за малым не свергли и не убили в один день. Каэрос надеялся, что королева поймёт его значительно лучше, нежели взбалмошный эльф, который и не пытается его услышать. Аристократу не о чем было говорить с ним. Ответов, которых так жаждал принц, у него отродясь не было, а выдумывать что-то, чтобы успокоить Айрэна – нет, спасибо. Он предпочёл переговорить с королевой и был бы несказанно рад, если бы в этой беседе кроме них больше никого не было.
Королева проявила мудрость, и за это эльф был ей как никогда благодарен. Не зря он распинался и скакал ближе к трону, чтобы достучаться до неё. Не пойми она его без лишних слов, не просила бы сына успокоиться. Бурерождённый понадеялся, что сможет подобрать нужные слова, что его правильно понял, в первую очередь, кронпринц, в понимании Мираэль он практически не сомневался. Она всё-таки женщина с многолетним опытом, которая смотрит на мир чуть шире, нежели её молодой и горячий сын.
- Я думаю, что ты сам догадался об этом, не так ли?
Парень кивнул. Ответ он знал, но на всякий случай решил услышать его из уст матери, которая против воли лишилась дочери.
- Простите мне мои слова, но… Мне кажется, что Вам стоит её отпустить, - вот за такие слова он мог отхватить по шее секирой, но предпочёл договорить всё, на что решился. – Я знаю этот взгляд. И я уверен, что он сделает всё ради того, чтобы она вернулась домой живой и невредимой. Я обеспокоен её судьбой ничуть не меньше вашего, но также понимаю, что ей это необходимо. Я не могу сказать, где точно она находится, как и утверждать, что она наверняка направляется в один из городов из этой книги, - он опустил взгляд на вещь в руках эльфийки, а после посмотрел её в лицо, не избегая глаз. – Всё, что я нашёл, это закладку на странице, где говорилось о Пантендоре.

0

11

Айрэн почувствовал себя несколько неуютно после того, как мать публично его осадила, пусть и мягко. Он с трудом держал себя в руках и прекрасно понимал, что на то были причины, но… его, как будущего правителя, ничего не могло оправдать. Он должен холодно смотреть на ситуацию и быть как можно более рациональным и рассудительным, а не кидаться словами, как в допросной, пытаясь больнее ужалить.
Закрыв глаза, он глубоко вдохнул, предпринимая очередную попытку взять себя в руки. Считал про себя до десяти за неимением возможности выпустить пар во время очередной тренировки по фехтованию. Эльф почувствовал, как растекающийся гнев, засевший где-то глубоко в нём, медленно стекает с него, как растаявший снег с плаща. Стало немного легче.
Он позволил матери самой вести разговор с деворельцем. Каэрос, конечно, был его не таким уж и дальним родственником и годился ему в братья, но, увы, они никогда не ладили. Может, в силу разных убеждений, а может и детской обиды за раннюю гибель отца, который едва узнал своих детей, как распрощался с ними из-за вековечных распрей трёх идиотов, которые не смогли поделить власть. Кёль всегда подумывал над тем, что после восхождения на трон стоит начать с этого гнезда, поставив во главе Деворела своё доверенное лицо, которое не допустит бесполезных сражений за город, которые уже рассыпается от вечных драк и перепалок.
- Этот взгляд? – удивился кронпринц. Он ничего не сказал, но по его взгляд, если бы, конечно, Каэрос соизволил на него посмотреть, смог бы без труда прочесть вопрос. Сам Айрэн, никогда не будучи влюблённым, имел смутное представление о том, как смотрят на того, кого любят, и уж тем более не замечал этого в телохранителе принцессы. Откуда, когда он всё время видел в нём сына клятвопреступника?
Не сказать, что это меняло дело в лучшую сторону… О помыслах Хэльмаарэ оставалось только догадываться. Нувиэль была и остаётся королевской особой, которой никогда не позволят не то что замуж за него выйти, а иметь какие-либо отношения сверх тех, которые устанавливаются между телохранителем и объектом защиты. Их путешествие на двоих может закончиться ещё тем поворотом, поскольку по всем эльфийским законам, которые этот эльф успел нарушить в день побега принцессы, а также в те, что ему предшествовали, его ждал если и не смертный приговор, то тяжкие последствия, включающие изгнание из земель эльфов. Айрэн меньше всего хотел разбитое сердце глупой дурёхи, которой захотелось повидать мир.
- С Вашего позволения, - разрядил он тишину спокойным и ровным тоном, будто и не он несколько минут назад повышал голос на Бурерождённого, - я отправлю людей в Пантендор и отслежу все дороги, ведущие на земли некромантов. [AVA]http://s6.uploads.ru/z8MBL.jpg[/AVA]

+1

12

В ответ от парня - кивок. Мираэль подняла голову, снова взглянув на юношу. Она помнила его еще ребенком, хорошим маленьким мальчиком, который теперь вырос и окреп. Да, не у нее на глазах, да, не в ее дворце, но она помнила его и этот образ, всплывавший в памяти, будто сигналил о том, что худо поступить этот ребенок не мог.
Если бы ее сын не был из рода Бурерожденных, то Каэрос вряд ли бы смог завоевать больше доверия от королевы, чем сейчас. Она поверила племяннику, потому что знала, что племяннику поверил бы и ее муж. Она была семейной женщиной, остро ценившей кровные связи, и пусть они же, родственники, были частично виноваты в смерти короля, она продолжала следовать своим принципам. Наверно, от этого женщине быть королевой еще тяжелее.
ди`Кель промолчала, когда парень кивков ответил на ее вопрос. Она ждала дальнейших объяснений от Каэроса. Молодой эльф это понял, посему скоро заговорил.
- Простите мне мои слова, но… Мне кажется, что Вам стоит её отпустить, - внимательность неожиданно перетекла в недовольство: как он смеет учить королеву, как воспитывать свою дочь? как воспитывать принцессу, в конце концов? Она не просто девчонка, она относиться к королевской семье и поступок ее - из ряда вон выходящий. И он еще смеет учить!? Мираэль выпрямилась от возмущения и уже хотела было раскрыть рот, чтобы напомнить эльфу о том, кто он такой и для чего она его позвала, как тут же замолчала, не смея перебить дальнейшую речь парня.
...Всё, что я нашёл, это закладку на странице, где говорилось о Пантендоре.
Мираэль медленно кивнула, переведя взгляд на своего сына. Эльф успокоился уже к этому времени, очевидно, понимая, что его мать сделала ему замечание не просто так. Мира была терпеливой женщиной, всегда дававшей возможность самому понять свою ошибку. И она искренне надеялась, что после такого неприятного укола (а она, как никто другой прекрасно понимала, что принца она спустила с небес на землю, а каково это было неприятно для Айрэна, сделав она это еще и при Каэросе) Айрэн поймет, что срываться зря на своих преданных поданных не стоит ни в коем случае.
- С Вашего позволения, - заговорил Айрэн спокойно, но довольно-таки холодно, - я отправлю людей в Пантендор и отслежу все дороги, ведущие на земли некромантов.
Уголки губ Мираэль дрогнули, приподнимаясь вверх. Чтобы она делала без своего принца, который схватывал все на лету?
- Да, Айрэн, займись этим, - кивнула королева, с нежностью взглянув на сына, - однако, я думаю, что сильную тревогу поднимать не стоит. Если она действительно там, то не должна догадываться о том, что ее ищут, - а затем снова перевела взгляд на Каэроса, удостоив его вниманием и, даже похвалой. О том, что Бурерожденнный буквально пару минут назад учил ее воспитанию детей, Мира внимание не обратила и решила это опустить, чтобы не наживать новых проблем. Она ссылалась на то, что парню этого не понять, потому что он не родитель, а тем более - не король.
- Спасибо, Каэрос Бурерожденный. Ты очень помог нам. За то, что ты все рассказал, я не посажу тебя под арест и наказывать не буду за твой проступок. Однако, - Мира сделала небольшую паузу, сверля глазами эльфа, - я попрошу тебя остаться во дворце до того времени, пока необходимость в этом не отпадет - Судя по интонации королевы, по ее мимике и прищуренным глазам, да легкой хитрой улыбке, ее просьба была далеко не просьбой - настоящим приказом. - Надеюсь, ты понимаешь меня?
Но вопрос был скорее риторическим. Ди`Кель отошла от эльфов на пару шагов, положив книгу на небольшой столик.

+1

13

Просьба остаться во дворце, сказанная приказным тоном, ещё хуже, чем арест. Бурерождённый становился личным пленником Её Величества до тех пор, пока Мираэль не соблаговолит отпустить его домой, а случиться это может, когда рак на горе свиснет. Принцесса сбежала, он попытался спасти задницу Нувиэль от родительского ремня, а в итоге сам попал под горячую руку королевы, рискуя остаться здесь куковать до тех пор, пока либо принцесса не найдётся, либо отец не спохватится. Второе вероятнее. Но видеть Морохира в столице парень ой как не хотел. Главе дома хватило проблем в Девореле, который он разгребал после первых двух выходок сына, а этот остроухий подкинул ещё из своего сомнительного долга миротворца. Пора бы уже научиться жить по правилам своего города и делать так, как все, а не выделяться и получить за благие намерения.
- Да, Ваше Величество, - это был не ответ на вопрос, а согласие с тем, что он будет оставаться во дворце столько, сколько она посчитает нужным, и без её разрешения не вернётся домой. Эльф склонил голову, думая о своём. Взгляд пусто смотрел перед собой. Кай хотел бы, чтобы эта история минула стороной его отца, но подозревал, что лишние день-два, которые он проведёт в столице по воле королевы, могут вызвать лишние вопросы у обеспокоенного родителя, а по возвращению придётся всё долго объяснять, если Морохир сам не пожалует за сыном.
Нувиэль заварила такую кашу, которую пока расхлёбывали всё, кроме самой юной принцессы. Бурерождённый сам виноват в том, что вручил её в руки поварёшку и надел на голову поварский колпак, но изменить ничего не мог и пожинал плоды собственных трудов. Дома события не радостнее и тоже по его вине. Бок начал напоминать о полученном ранении ноющей болью. Продолжительная беготня и утомительная вынужденная смирная стойка сказывались, но ныть о своём состоянии, как и просить откланяться, не в его положении.
Парень шумно выдохнул. Сам виноват. Он поднял голову, когда понял, что излишне долго простоял в таком повинном положении, как перед секирой палача. Принц Айрэн, удовлетворённый своёй небольшой победой посмотрел на него с лёгкой усмешкой на губах и вышел из тронного зала, прошуршав полами длинного плаща, - у него была работа, найти сбеавшую сестру, пока весь Гвиндерил не начал шуметь об этой выходке, а Бурерождённый… что оставалось ему? Дождаться, когда королева разрешит уйти и прикажет слуге сопроводить Каэроса в его новые покои. Или, как чувствовалось эльфу, тюрьму при дворце.
Хороши гости у дальних родственников. С подпиской о невыезде.

эпизод завершён

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [27.04.1082] Партизан-самоучка