Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [13.03.1082] Простите, парни, но принцесса в другой башне!


[13.03.1082] Простите, парни, но принцесса в другой башне!

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

- Локация
Северные земли, г. Хериан. Владения Глациалис
- Действующие лица
Артур, Шейн Виззарион, Элен и компания
- Описание
предыдущий эпизод - [12.03.1082] Получите, распишитесь.
Никогда не оставляйте девушку одну, её же могут выкрасть! Дважды. После того, как у Артура прямо из-под носа выкрали принцессу, он сообщает об этом её брату. Шейнир, потерявший свою не единственную, приходит в бешенство и подключается к поискам Элен. Пока Авель, Кайлеб и Лина были заняты в Лунных землях, братья Марио молодые вампиры отправились в башню владения самой Императрицы Севера.

0

2

Старшим братьям всегда перепадает слишком много ответственности. Жизнь не сахар уже потому, что всё внимание в семье отдаётся младшим, а ты, как и родитель, должен следить за ним, чтобы вовремя уберечь от разбитого колена и расшибленного лба. Ты старше, тебе и шишку набить не так больно. Из этого следует, что быть старшим братом не кошерно и трудно, но когда ты – непутёвый сын, не оправдавший надежд своих родителей; несостоявшийся жених, кинувший невесту в двух шагах от алтаря, и по совместительству немного Император, за одни свои глупости жрёшь по три куличика из грязи каждые два часа стабильно.
- Давай.
Нож полоснул по пальцам открытой ладони. Маг-мистик, навскидку, переволновался или заведомо знал, что неклассический метод спустить кровь для заклинания впечатлит вампира. Крови потребовалось немного, а впечатлений и ощущений слишком много. Шейн никогда не задумывался о мистицизме. Сам высшей магией не владел и не определился с талантом, был ли он, этот талант.
Камэль сконцентрировался на портале – он вырос прямо перед ним, предназначенный для него и ещё одного вампира. Дыра в пространстве растянулась в его рост, и вампир из чужого дом отправился в лютую зиму Хериана, где весна – гостья редкая.
Была ночь, когда он и Лэно оказались в старых покоях Императрицы Севера, женщины с диким нравом и вполне понятными стремлениями даже для непутёвого молодого Императора.  Два негласных вора, о появлении которых скорей всего уже знали. Гостить у матери сводного брата Виззарион не планировал. Мальчишкам мальчишеские поступки. Сделал проще – явился без приглашения с определённой целью.
- Элен…
Старое поместье Виззарионов было защищено от незваных гостей, но не от магии. Поздней ночью, в вампирское бодрое утро, до Шейнира дошла новость, что Маджере не только помог его сестре сбежать в Нерин, но и проворонил её. Скрыл он этот факт от него, чтобы обезопасить свою шкуру, в надежде, что информация не просочится дальше Нерина, или же сам ничего не знал, Камэль выяснит позже.
Из первых уст, Артура, явившегося к нему в отражении зеркала, он узнал о похищении сестры незадолго после того, как всё произошло. Аристократ не смог сказать, кто приложил к этому руку, а для наследника Эльдара новостью стало уже то, что Элен жила под крышей у Селениуса, предоставившего ей свою защиту. Несостоявшийся жених планировал найти и освободить принцессу, как истинный доблестный рыцарь, но сам не мог – не хватало сил. Оно и понятно, не каждый захочет совать свой нос и задницу к Виан, ненавидящим мужчин. Дикарки не жалуют и по головке разве что кнутом от души погладят.
Не выяснив деталей, оставив всё на потом, Виззарион щедро заплатил гильдии мистиков за то, чтобы его из Мирдана отправили в Нерин, к Артуру. На секретность вампир не возлагал больших надежд. Его скачок не должен помешать главному развитию сценария, если Рейстлин не оплошает хотя бы здесь, потому как с девушкой непростительно просчитался, не убедившись в том, что императорская посылка прибыла по назначению и не была преждевременно вскрыта.
Магия поиска требовала слишком много сил. Для сильного мага, которого нашёл Артур, портал на двоих стал пределом возможностей. Соваться к Виан с намерением у них прямо из-под носа выкрасть девушку, которую при этом до этого выкрали у них! безрассудно. Большего выжать из мага не выйдет и мешком золота. Виззарион оставил свою кровь и отдал распоряжение Кречету телепортироваться с его людьми на тот случай, если что-то пойдёт не так.
Их план был прост: переместиться, найти девушку, забрать девушку, но труден в исполнении. На продумывание всех деталей и нюансов ушли без малого сутки. Камэль был как никогда терпелив и внимателен к чужому мнению, прислушиваясь больше к Ариго, который, в отличие от него, знал намного больше в плане стратегии и тактики. Навряд ли в его работу входи каждодневное похищение девиц из башни злого вианского дракона. Для некоторых эта драконица была весьма сексуальна, но не об этом!
Пальцы неприятно пощипывало – сработала регенерация. Шейн был напряжен. Он точно не знал, где находится и с чём придётся иметь дело в незнакомой комнате, где не было света. Природный – лунный, обошёл открытые окна стороной, посчитав, что воры должны действовать в абсолютной темноте, наступая друг другу на руки и ноги. Затея оказаться в незнакомом месте ему не нравилась. Нападающие, как правило, теряют больше своих людей, чем те, кто защищается. Придти, чтобы потерять девушку снова? Юношеский максимализм рвал задницу, но Виззарион, что удивительно, ещё держал себя в руках.
Он, осторожно переуступая, прошёл глубже в комнату, к постели, где, как он видел, кто-то не желал прощаться со сном. Белая копна волос могла принадлежать, как пропаже, так и Глациалис. Гладить последнюю по голове он бы не рискнул. Или руку откусит, вскрыв ему после грудную клетку, или он повторит участь своего отца, что вероятнее, учитывая репутацию этой барышни бальзаковского возраста.
Он присел на корточки перед лицом спящей девушки и в полумраке угадывая знакомые черты. Кровь не обманула. Каким бы гадом он ни был, и как бы бесчестно ни поступил с ней, кровное родство оставалось и не подводило. Они оказались в нужном месте и, чего не знал вампир, нужное время – Авель с Кайлебом отчалили в другое место. Это не спасало двух рисковых парней от нагоняя в исполнении самой Иль Хресс и её подчинённых.
- Элен, - тихо позвал и коснулся её волос, осторожно выдёргивая её из дрёмы.

+2

3

По просьбе игроков, кидаю дайсы:

85 - Глациалис присоединяется к веселью, Виан узнаёт о проникновении в её владения.
38 - сообщение не перехвачено, поэтому визит вампиров был неожиданным
41 - Кайлеб не узнает о том, что происходит с принцессой.

0

4

Этот вечер был дерьмовым во всех смыслах слова. Арти успел изрядно вымотаться, переругиваясь со служанкой ее высочества по поводу планов на предстоящий день. Как вообще земля носила существо с таким отвратительным характером, уму непостижимо. Ладно, пережить можно. Но усиливавшееся с каждой минутой ощущение тревоги просто сводило с ума. Гиперчувствительность псионика, леший ее дери. Обычно клыкастый просто запирался в мастерской или составлял эскизы для будущих изделий. Вот только сегодня это не спасало. Отчего так?
Полночь весь вечер не отходила от своего хозяина, словно пыталась понять, что происходит. В итоге аристократ просто заснул за столом, уронив голову на чертежи...
Проснулся он оттого, что Эон, дворецкий, упорно тряс его за плечо. Уже привычно, но вот новость, которую тот сообщил...
Чего и следовало ожидать.
Нет, на самом деле Селениус ждал чего-то подобного. Но чтобы вот так, прямо из дома... Из его дома. В любом другом случае он просто взвалил бы поиски на кого-нибудь другого, а сам продолжил бы спать.
Я полный идиот, - констатировал парень, сообразив, в чем крылась причина. – И доходит до меня все, как до жирафа. И почему мне обязательно нужно что-то потерять, чтобы осознать ценность этого?
Горничная Дафна, по словам Эона, уже начала искать пропажу. Славно, заключил ювелир, обдумывая возможный план предстоящих действий. После осмотра места преступления, отметив некоторые детали, Артур уже примерно представлял, куда утащили ее высочество. И противник бы крайне силен, хитер и опасен. В одиночку он точно не справится.
Единственно верным решением было обратиться напрямую к императору. В его распоряжении больше ресурсов. И идей по спасению наверняка будет побольше, чем у Лэно. По крайней мере, Терион на это надеялся. Он не стал дожидаться, пока Дафна закончит поиск, и, обдумав то, что скажет, отправил сообщение Его Величеству, рассчитывая на то, что никто его не перехватит. О секретности задумываться не было времени. И когда он уже закончил и отошел от зеркала, служанка вернулась из «астрала» и назвала место, куда похитители утащили Элениэль.
- Я так и знал, - сокрушенно помотал головой вампир, усаживаясь в кресло. Если в ближайшее время не будет никакой реакции, придется обращаться к друзьям, что автоматически значило придать инциденту гласность. Чего ему очень не хотелось бы делать.
Дальше события начали развиваться с невероятной скоростью. Прибытие императора Шейнира, подробный рассказ и изложение собственных планов... На проработку всех деталей потребовались в общей сложности сутки. В итоге было решено отправиться на дело ночью.
Дав ценные указания Эону, Арти, на случай неприятностей, вооружился кордой. Если Северная ведьма их обнаружит, хлыст не спасет. Но тяжесть оружия на поясе создавала хоть какое-то ощущение спокойствия. Знать бы еще, какой магией она владеет, можно было бы и к бою подготовиться...
- Ты знаешь, что нужно делать, если со мной что-нибудь случится, дорогой друг, - сказал он напоследок, перед тем, как войти в открытый портал. – До встречи.
Вражеская территория встретила их темнотой и холодом. Однако охраны, как опасался юный мастер, в комнате не оказалось, лишь кто-то спал в ее дальней части. Артур оставил опознание Шейну, положившись на силу связывающих их с принцессой кровных уз. Да и нужно же кому-то прикрывать тылы на случай того, если кому-нибудь вздумается наведаться на огонек. Нельзя засыпать в логове врага. Даже если очень хочется.
Главное, сделать все быстро. А разбираться будем уже после, когда все закончится, - сказал сам себе клыкастый, держа руку на рукояти хлыста и в любой момент готовясь призвать на помощь магию. Хотя пока все было тихо. Даже слишком тихо. Словно перед бурей. – Но эта тишина определенно мне не нравится. Сдается мне, что-то совершенно точно пошло не так.
Поежившись от неприятного холода, парень выжидательно замер, став похожим на свою любимицу-пантеру. И как они умудряются жить в таком холоде, эти Виан?

Отредактировано Артур (2015-02-03 13:28:45)

+2

5

Суматоха с похищением вымотала её. Элениэль незадолго после ухода брата снова уснула, надеясь, что сон спасёт её от общества Глациалис. Тщетные надежды на лучшее. Если этой вампирше что-то потребуется, то она с лёгкостью это возьмёт, пользуясь слабохарактерностью девушки, которую в жизни забыли научить самому главному – давать отпор. Девушка заняла позицию «опоссум» - прикинься мёртвым, чтобы тебя не сожрали.
В растерзанное сознание сон пришёл охотно. Морально она вымоталась сильнее, чем казалось, поэтому продолжительные сны с короткими перерывами могли стать её спутниками до самого возвращения Авеля. Она сонно открыла глаза, смотрела на размытую картину комнаты, в которой её держали, и снова погружалась в сон, не думая ни о чём. Словно кто-то разложил в комнате дурман траву, навязывая ей пустые сны, где кошмаром становилась реальность. Иль Хресс её не тревожила, по наставлению сына или же из личного нежелания трогать девушку раньше времени – не принципиально пока что. День с ночью спутались и девушка, как человек, теперь спала ночью вместо дня. Ей давно уже стоило бы проснуться, но не хотелось. Тело напоминало непонятную субстанцию. Как холодец, который находится в состоянии покоя, пока кто-то его случайно не заденет, но и тогда бы лениво покачивался из стороны в сторону. Глаза болели от пересыпа и, теряясь во времени и пространстве, Эл думала, что дело в слезах, хотя и припомнить не могла, плакала ли вообще. В голове не было ни одной разумной мысли. Так она и проводила своё время, пока не почувствовала прикосновение и родной голос не позвал её по имени.
Принцесса сонно вздохнула и приоткрыла глаза, снова пытаясь понять, где она находится и чего от неё хотят. Она не сразу поняла, кто сидит перед ней на корточках. Темнота стала редеть, появились редкие просветы, а затем очертания, придававшие бескрайним пятнам форму.
- Шейн? – всё ещё сонно выдохнула, не осознавая, что уже не спит. Может, это всё морок, напущенный на неё Ледяной королевой? Он же не может быть здесь, что он тут забыл? Он в столице, в родном Мирдане и не совсем приятном заброшенном поместье, где оберегает свою избранницу от Совета. Ему нечего здесь делать. Виззарион давно приняла тот факт, что брату не до неё. Последний раз, когда она ждала его, надеясь, что он одумается и поступит правильно, - на балу, но этого не случилось. рядом был Рейстлин, Архель, Авель, но не он. даже когда Совет чуть ли не торговал ею, ничуть не хуже рабовладельцев или бордельщиков. Но это не сон. Брат вполне себе реален и рядом.
- Шейн? – в голосе проклюнулось осознание. Она говорила тихо, почти шепотом. Аристократка села в постели и осмотрелась, замечая в комнате помимо него Артура. Удивлённо посмотрела на Императора, пытаясь понять, почему он тут, а не в столице. Связывая одно с другим – визит Виззариона в компании Селениуса, она предположила, что Лэно был обеспокоен её внезапным исчезновением и поспешил об этом сообщить Императору, а тот, если ей это всё же не снится, явился в сами владения Глациалис, чтобы… спасти её? И это он ещё не знает, что Авель отчасти к этому причастен. Вампиресса подумала, что это к лучшему. Если брат увидит здесь бастарда, то лишь разозлится сильнее и у Ворона появятся новые неприятности. Хватит с него и матери. – Я думала, ты не придёшь… - честно призналась, а потом, всё же поддавшись порыву эмоций, подалась вперёд и крепко обняла вампира за шею. Вот теперь глаза могли покраснеть и от слёз. - Глациалис... - девушка занулась, выпуская вампира из объятий, - она убьёт тебя, если узнает, что ты здесь. И не только тебя, - добавила чуть погодя, переводя взгляд на Лэно.

+1

6

В комнате было холодно, на улице – ещё холоднее. Хериан такой же доброжелательный и приветливый, как и его народ. И что здесь забыл его отец больше сотни лет назад? Очевидный ответ – пытался вразумить прошлую Ледяную ведьму, чьи наёмницы разоряли людские деревни, нарушая Кодекс крови. Он пытался замять конфликт, а вместо этого породил новый. Шейн старался не думать об Авеле и его возможной причастности к выходкам Глациалис. Иначе зачем ей понадобилась его сестра? На мать-героиню, которой есть какое-то дело до благородных поступков и спасения, идущих ко дну Виззарионов, она не походила.
Девушка не желала прощаться с постелью. Он бы и сам не отказался влезть под одеяло и погреться, но не здесь. Бегло осмотрел её, надеясь не найти ни ран, ни синяков, но темнота не лучший союзник в этом деле. Бесполезно. Запаха крови не было – утешение. Он обязательно осмотрит её, позже, когда они выберутся отсюда.
- Эй, - тихо окликнул, улыбнувшись виновато и радостно одновременно, коснулся её щеки рукой, проводя большим пальцем под сонными глазами, которые отказывались воспринимать его, как живое существо, а не клочок нематериального сна.
Удивление и отрицание брошенной им же девушки на вкус неприятны, как дешевое пойло в забегаловке, и горчат, но на большее он не рассчитывал. Он её бросил дважды. И оба раза ради Арники и личного благополучия. Его игнорирование и побег от проблем закончились тем, что он вынужден спасать свою сестру от Иль Хресс. Повезло, что Артур догадался сообщить ему о проблеме, а не умолчал, как Маджере, переживая о своей шкуре. Проснулась совесть, но оправдываться нет ни желания, ни времени. Он свою вину осознал, принял и отрицать не намерен, но семейные драмы подходят больше Мирдану в привычной обстановке, а не далеко за его пределами, где может недурно прилететь от хозяйки замка, в котором они, он и Артур, на куриных правах. Здесь никто не посмотрит на то, что он Император.
Камэль не ожидал, что Элениэль так быстро простит его (простила же?) и повиснет на шее, как у спасителя, который только о ней и думал. В последнее время не думал, успокоившись, что его сестра в относительно надёжных руках, пока Артур не напел об обратном. Растерялся, но крепко обнял девушку, прижимая её к себе.
- Нам нужно уходить.
Отпускать её не хотелось, но время поджимало. Потом придётся нежничать с Глациалис и сталью – не лучшая компания для двух молодых вампиров, которые по силе и опыту значительно уступают хищнице, привыкшей убивать.
- Пусть попробует, - спокойно и с улыбкой ответил вампир. Он ещё раз погладил её по щеке, осматривая лицо беглым взглядом. Теперь точно пора уходить. Взяв девушку крепко за руку, вампир поднялся и вместе с ней быстрым шагом подошёл к Лэно. Большую часть плана они выполнили. Прибыли и нашли девушку. Осталась самая важная – вернуться вместе с ней, втроём, обратно в дом ювелира, пока их не поймали люди Иль Хресс.
- Или сама Виан не нагрянула на праздник без приглашения.

+2

7

В комнате было холодно. Холодно настолько, что это было ощутимо даже сквозь толстую подошву ботфортов. Арти поёжился. Если ему было здесь зябко, то каково же было похищенной Элен, хрупкой девушке?
Нет, все-таки я их не понимаю, - вздохнул он, переминаясь с ноги на ногу в попытке хоть как-то сохранить тепло. – Или у них лед вместо кожи?
Стоило бы перестать думать о местных. Так ненароком их можно и сюда призвать. Клыкастый мотнул головой и посмотрел на венценосных. Пёс с ними, с местными. Если потребуется, он встанет на защиту этих двоих. Даже если это будет стоить ему жизни.
Он ждал, пока принцесса осознает реальность происходящего. Вмешиваться в ситуацию казалось неразумным, но с каждой проведенной здесь секундой вероятность нарваться на большие неприятности возрастала. И что-то подсказывало, что лучше бы им троим поторопиться, если они хотят сохранить головы на плечах, а кровь – в теле.
- Да, - кивнул он на фразу о том, что нужно уходить. – Времени не так много.
Если оно вообще есть.
Оно будет, уверял себя Селениус, просто нужно отсюда выбраться. И тогда он обо всем расскажет.
Энтузиазма его императорского величества по поводу возможного появления хозяйки замка Лэно не разделял. Хотя и был к нему морально готов. Как говорится, на Бэлатора надейся, да сам не плошай. Молча кивнув подошедшему сообщнику, ювелир направился к тому месту, в котором находился портал.
- Идите вперед. Я буду прикрывать отход.

+2

8

Глациалис, скучая, просиживала зад в зале переговоров. Женщина, подперев скулу согнутыми пальцами, думала, как ей обойтись с девчонкой Виззарионов в отсутствие её сына. Результат, который ждал её после пробуждения голубков, её не удовлетворил. Она хотела всё и сразу в больших порциях – на аппетит виан не жаловалась. Давить на сына бесполезное занятие, а с Элен она успела подогреть интерес до того, как венценосная пташка оказалась в её владениях. Вампирша не надеялась, что дочь Мирры осмелеет и проявит инициативу. На сына Иль Хресс не надеялась. Он родился и вырос бастардом. Привык, что ему не положено брать больше, чем дают. У самого взять решимости и наглости не хватит. Кровь виан в нём играет слабо. Выброшенный из общества женщин, которые помыкают сильной половиной, как ишаками, он, как полагала Холодная, должен был пойти в отца, а не подобие мужчин, которых в Хериане воспринимают, как капризных и истеричных девиц, рождённых с висящим дополнением. Где настойчивость Эльдара? Нежный и внимательный?
- Правда влюблён? – она легко усмехнулась, понимая, что при таком расположении дел оказалась в тупике, из которого выбраться самостоятельно не может. Заварушка, устроенная вокруг трона, нравилась ей всё меньше и меньше. Она копала под трон с одной стороны, другие с другой. Айна не хотела рисковать понапрасну, но чутьё подсказывало, что высовывать нос из норы не время. Выждать, а потом ужалить руку, которая окажется близко к ядовитым клыкам. До этого времени детишки должны сблизиться. У Авеля больше шансов завладеть вниманием наивной принцесски, которая ждёт своего прекрасного принца и крепкой и чистой любви.
- Госпожа.
Глациалис отвлеклась от размышлений и перевела взгляд на вампиршу.
- Ну. Я слушаю тебя.
- В замок проникли. Маги почувствовали всплеск маны. Кто-то создал портал и переместился вблизи вашей опочивальни. Их двое.
- Двое, говоришь? – задумчиво протянула Императрица, вставая.
- Мы отправили стражу в западное крыло и отцепили территорию.
- Это уже интересно.
Женщина планировала получить детали проникновения лично. Кайлеб с Авелем недавно отчалили и не могли вернуться так быстро, если ничего не случилось, но спутать их с чужаками придворные маги не могли. Местоположение возникновения портала наталкивало на мысль, что за Элен пожаловали спасители, но в лице кого – она узнала, когда открыла двери в комнату девушки, предварительно сняв заклинание заточения.
Двери в комнату, предоставленную Элен, открылись под порывом холодного воздуха. Первой вошла Глациалис, выпуская ману одним резким, немного небрежным, взмахом руки. Ледяные иглы появились в воздухе и упали перед созданным порталом, блокируя его. Он маняще зиял за острыми шипами, но не был разрушен. Иль Хресс не пыталась ранить подростков. Это слишком просто – убить их сразу, а девчонка нужна ей живоё и невредимой.
- Даже на чай не останетесь? – Виан усмехнулась. Следом за ней в помещение вошли стражницы. Лучницы направили стрелы арбалетов на незваных гостей, маги готовились отражать заклинания, но бездействовали, не получив приказала от главы Дома. – Это невежливо – вторгнуться в чужой дом и украсть драгоценности, - женщина посмотрела в глаза императору. Горячий мальчишка. – Не ожидала вас здесь увидеть, Ваше Величество, - надменное удивление. – Я полагала, что Вы привыкли доверять принцессу другим, а не заботиться о ней самостоятельно.
Пронзительный взгляд перешёл от одного вампира к другому. Ювелир.
- Несостоявшийся жених пытается заслужить внимание и любовь принцессы, спасая её из башни. Храбрый рыцарь, оголите меч. Принято убивать дракона, а не убегать от него, притворяясь храбрецом.
Глациалис посмотрела на Элен, но ничего ей не сказала. Испытующий и выдержанный взгляд. Давить на совесть и упоминать Авеля в присутствии этих двоих, подставляя сына? Она ещё не совсем выжила из ума.
- И что же мне с вами двумя делать?

Ярость отчаяния (45 маны)

+2

9

Почувствовав крепкие и надёжные объятия брата, Элениэль успокоилась и чуть крепче обняла вампира. Все обиды позабылись, но наивной надежды на то, что Арника – плохой сон, как и владения Глациалис, в которых она насильно оказалась гостьей, не появились. В её светлую головушка закралась мысль, что в Мирдане всё вернётся на свои места и Шейн первым делом побежит к своей избраннице, а принцесса вернётся под крыло матери, где вынуждена ждать другого вампира, которого когда-нибудь сможет назвать своим. Она старалась не думать о плохом и сполна насладиться этим моментом. Ей по-прежнему было спокойно в компании Императора, как и с Авелем, которого она могла предать, выбрав сторону другого старшего брата. Бастард не причинил ей вреда, но присутствие его матери пугало девушку. Она не знала, как долго ей придётся жить вместе с ней, в страхе, что когда-нибудь эта женщина снова посетит её покои с неблагочестивыми намерениями. Ей хватило одной ночи, чтобы не желать связываться с Виан до конца своих дней и жаться к любому знакомому мужчине, только бы её не оставляли вместе с ней.
Угрызения совести были и остро, но страх оказался сильнее. Как знать, куда на самом деле отправился Ворон и когда он снова окажется с ней. Она доверяла бастарду, но не его компании и матери, а особенно этому странному вампиру, который выкрал её и доставил хозяйке ледяного замка.
Девушка кивнула. Она ничего не смыслила в побегах, хотя уже раз его запланировала, когда бежала из дворца под крыло к Маджере. Тогда она ещё не думала, что покинет не только стены родного дома, но и город, кочуя из одного в другой. Ситуация была иной. Здесь она никто и не одна. Всё может закончиться плохо. И, если ей повезёт и её не тронут, то ни Артура, ни Шейна Глациалис не пощадит, как нарушителей. Это её владения и тут другие правила.
Виззарион ответил шуткой на её страхи и опасения. Окажись они в другой ситуации, она бы поддалась его попытке отвлечь её и успокоить, но слишком уж всё просто. Двое парней, которые похищают её из-под надзора самой кровавой хищницы Совета, и портал, сияющий манящим сплетением нитей маны, совсем близко. Она пошла следом за братом, но не успела даже протянуть руку к заветному кругу, не спрашивая, куда именно он их перенесёт, как объявилась хозяйка дома.
Элен охнула от неожиданности и испуганно отшатнулась от игл, полагая, что они летели в неё и её спасителей, а не в портал. Пути к отступлению перекрыты, а впереди она – женщина, которая привыкла получать то, что хочет. Девушка не отходила от брата, оставаясь рядом с ним, но ничего не предпринимала. Она не знала, как стоит повести себя в подобной ситуации. Оставаться во владениях Глациалис ей хотелось всё меньше и меньше с каждым её словом, и по речам вампирши она понимала, что светлого будущего не светит ни ей, ни Шейну с Артуром, если у них не получится сбежать.
Она сжалась под взглядом Иль Хресс и снова почувствовала себя виноватой, не перед ней, перед Авелем, которого она предавала своим побегом с братом, оставившим её на съедение Совета. Кто спас её, когда Архель решил испить её крови, не спрашивая дозволения? Авель, а не Шейн. Кто выдвинул свою кандидатуру на её руку? Авель. Но теперь её спасали другие вампиры, в том числе и Лэно, приютивший девушку под своей крышей.

+2

10

Виззарион услышал отдалённые шаги и почувствовал давление чужой маны. Ледяные иглы пролетели над ними и глубоко вошли в пол, закрывая доступ к порталу. Шейн почувствовал, как Элен отдалилась. Он подтянул её ближе к себе и дальше от игл, когда хотел прижать к себе – заметил Глациалис в окружении её верных приспешниц. Сжал руку девушки и выступил вперёд, закрывая её собой. Они надеялись уйти без обмена любезностями с Виан, но не успели.
Брови хмуро сошлись на переносице. Общаться с северной ведьмой за пределами дворца он хотел меньше, чем выслушивать от совета и старейшин, насколько неправильно он поступил по отношению к традициям. Эта женщина могла вскрыть ему череп и насладиться процессом, долго подпитывая его, чтобы тот не спочил, пока она не наиграется.
- И три чайных ложки яда? – он усмехнулся. – Я бы предпочёл пригласить Вас на чайную церемонию во дворец, нежели пережевывать кубики льда с привкусом чая.
Он выдержал взгляд Виан и не отвёл глаза. Вампир не чувствовал себя виноватым за то, что тайно пробрался в её дом. Она забрала у него то, что принадлежит ему, и обязана вернуть, не впутывая Элен в свои игры. Достаточно того, что он позволил совету вить из неё верёвки и подбирать непонятного кого в женихи. Шейнир оценивал ситуацию. Иль Хресс не позволит им уйти, но её намерения не входили в планы Императора. Осталось придумать, как расчистить путь к порталу и не получить стрелу в затылок. Любое проявление магии они заметят, поэтому от его выбранного заклинания и слаженной работы тройки зависит слишком многое. Под разговоры хозяйки дома он начал плести заклинание защиты, растягивая его на себя, Элен и Артура. Он не сможет долго продержаться против такого количества сильных воительниц и магов, но, если повезёт, выиграет время на отступление.
- Я привык доверять её своей семье, - равнодушно отозвался вампир. – Или вы успели записаться в число наших родственников? Хотел бы узнать как.
Формально она является матерью его брата и несостоявшейся наложницей его отца, но Виззарион намекал на другое. Он предполагал, что Глациалис не выгодно похищать Элениэль без весомых причин, а одна из них – сын, которого она бросила. Неудачная попытка загладить вину посредством его сестры, когда второй брат против.
Он крепче сжал руку Элен, когда Иль Хресс, что удивительно, не начала читать ей нотации, а ограничилась испытующим и намекающим взглядом. Что он такого пропустил за то время, что девушка провела наедине с этой ведьмой, Камэль не знал, но ему это уже не нравилось. Авеля в комнате он не наблюдал, как и в той части комнаты, которую он видел за спинами херианок. Хватило бы ему смелости показаться, будь он здесь? Шейн не знал многого, в том числе то, что его милая сестрёнка не настолько невинна, как ему казалось, и связь между ней и бастардом успела установиться значительно раньше, чем она покинула дворец. Упустил, а имел возможность лишний раз дорисовать минус на счёт старшего брата.
- Ломай иглы, - тихо шепнул Элен, не отрывая взгляда от Глациалис.

Винт (75 маны)

+2

11

- Дерзкий мальчишка.. – Иль Хресс усмехнулась. Виззарион был безрассудным глупцом, который отчего-то решил, что сможет украсть у неё то, что она добровольно отдала Мирре. Он не думал о том, что Виан, пользуясь случаем, могла бы убить его и обставить это как несчастный случай, или же понимал, что она не захочет выставить себя в ещё более кровавом свету, нежели уже есть? Камэль напоминал ей Эльдара, такого же горячего, пылкого и действующего раньше, чем мысли в его голове скажут «стоп». С возрастом этот мужчина изменился, стал старше, мудрее, но так и не дожил до того дня, когда его дети начнут бороться за право сидеть на троне.
Последовательницы Глациалис гостеприимно вскинули арбалеты, но не спустили болты в гостей. Приказа не была. Их начальница, кажется, намеренно тянула время, продолжая разговор с молодым императором. Ей стало интересно, каким образом он попытается перехитрить её, чтобы уйти из её владений живым и вместе с девчонкой. Живым – возможно, но не с принцессой. Холодная многим рисковала, когда похищала девушку, и след, небрежно оставленный Кайлебом, привёл их в её гнездо, поставив весь план под угрозу.
- Нужно было убить этого ювелира, когда была такая возможность, - умная мысль, жаль, что воплощать её уже нет резона.
Женщина почувствовала, как воздух сгущается. Она не была магом воздуха, но чувствовала перекрёстные потоки, которые стекаются к мальчишке. На её губах появилась хищная ухмылка. Игра началась; разговоры закончились.
- Достать живыми, - отдала приказ Иль Хресс, и болты посыпались на магический щит вампира. Встречая преграду, они отлетали и падали на пол, усеивая его бесполезными и ненужными железками. Глациалис понимала, что это не будет продолжаться долго. В скором времени мальчишка ослабнет, все его силы уйдут на защиту и, случись так, ей не составит труда добраться до него. Но она не собиралась стоять в стороне и терпеливо наблюдать за тем, как её работу делают другие. Владычица Виан начала собирать потоки своей силы. Холодная пляска нитей воды сплелась над головой женщины в острые ледяные иглы. Не тратя силы на более глобальные или утончённые заклинания, она наносила один удар в щит за другим, надеясь, что мальчишка не выдержит такого натиска со стороны лучниц и магов одновременно. Чем больше атак выпадало на его щит, тем больше была вероятность быстрее опустошить его магический резерв и добраться до всей компании. Ей бы хотелось видеть, как этот мальчик мучается и корчится от боли, чувствуя королеву сердец на своей шкуре, но женщина не могла себе этого позволить, она боялась задеть девчонку, а потому действовала максимально осторожно и того же требовала от своих хищниц.

Использовано – Ярость отчаяния в расчёте на три иглы.

+1

12

Глациалис

Бросок на удачу пробить защиту Виззариона – 38(+15) – 53 - удача с большим трудом и возможными тяжелыми увечьями. Глациалис удаётся сделать брешь в защите Шейнира. На выбор игрока: первые иглы, не успевшие пробить защиту, разбились и задели её осколками или же она подставляет себя удар кого-то из противников/своих.

Элениэль

Бросок на удачу сломать иглы - 71(+10) - 81 - удача, с легкими ранениями. Элениэль практически без труда удаётся сломать иглы. Некоторые особо острые и крупные осколки ранят принцессу, но незначительно.

0

13

Почувствовав, как брат сжимает её ладонь, Элениэль подняла голову и посмотрела на него. Она видела лишь затылок вампира и частично его скулу, но не могла считать эмоций вампира по его лицу. Она ощущала поддержку, а в его словах и действиях не было осуждения. Только слова Глациалис больно кололись, как осколки холодного льда, но и них она смогла закрыть глаза, понимая, что больше не хочет находиться в стенах её ледяного замка, а только бежать. Бежать, как можно больше от обители безжалостной Императрицы.
Камэль собралась с силами и повернулась лицом к заблокированному порталу. Теперь она прижималась спина к спине с братом и, чувствуя её поддержку, вновь искала в себе силы для сопротивления. Она не такая безобидная и наивная девочка, которой её пытались воспитать с детства. Она сможет справиться с этим. Только нужно поверить в себя. Закрыла глаза, сделала глубокий вдох, чувствуя, как потоки маны скапливаются в ней, пробуждая силу. Ей не нужно выдумать что-то изощрённое и сильное, достаточно правильно подобрать заклинание, чтобы сломить иглы и расчистить проход.
Сконцентрировавшись на заклинании, она направила сильные потоки воды на иглы. Глациалис изрядно постаралась, перекрывая им дорогу, но упрямая девчонка, что раз уже выступила против её посыльного, пусть и проиграла ему с треском, не желала здесь и сейчас не оправдать доверия брата. Они должны выбраться отсюда живыми. Все вместе.
Поток воды стал сильнее. Первая игла затрещала и задрожала, смещаясь вниз. Виззарион не отвлекалась и не уделяла внимания тому, что происходит у неё за спиной, но иногда чувствовала, как брат сильнее прижимается к ней под напором магии Глациалис и атак её приспешниц. Вторая игла задрожала, застряв в капкане из двух других игл, она лопнула. Острые осколки полетели в стороны. Камэль успела зажмуриться и выставить перед собой руки, защищая лицо. Лёд полоснул по руке от кисти и до локтя, оставляя неглубокий, кровоточащий порез. Больно, но всё же терпимо.
Элен стиснула зубы и вновь повторила заклинание, собирая оставшиеся потоки воды для последней иглы. Третья подалась следом за первой, создав у подножия портала опасные и скользкие ступеньки, но этого достаточно, чтобы они смогли попасть внутрь портала и сбежать из владений Виан, если только успеют.
- Шейн! – вскричала она, привлекая внимание брата. – Портал!

Поток (60 ед.маны)

+1

14

Шейн

Бросок на удачу уйти от летящей иглы Глациалис - 82(+10) - 92 - удача  без единой травмы или увечья. Шейну удаётся без труда увернуться.

Шейн, Артур, Элен

Бросок на удачу добраться до портала - 80(+10) - 90 - удача  без единой травмы или увечья.  Всей троице удаётся благополучно вернуться обратно.

Глациалис

Бросок на удачу атаковать напоследок Шейна/Артура - 8(+15) - неудача, персонаж зарабатывает легкие ушибы. Глациалис впустую тратит свои силы.

0

15

- Достать живыми.
Да ладно? А что не мёртвыми? Императрица Виан отличалась особой щедростью в эту встречу. Виззарион думал, что она насладится его агонией и станет лишать своих хищниц прерогативы серьёзно его ранить, если выпадет такая возможность. Это наталкивало на мысль, зачем ей все трое сдались живыми в Хериане. Отдаст его вместе с Артуром на волю какого-то мага-псионика, чтобы скорректировал память или вышвырнет где-то в другой части Рейлана, кормить пожирателей, чтобы отвести от себя все подозрения, сославшись на то, что у Селениуса знакомый маг был натурой странной и с магией дружил, как мангуст со змеёй? Никак?
Сдерживать натиск мужененавистниц вместе с их взбалмошной предводительницей то ещё удовольствие. Виззарион чувствовал, как каждый удал болта уменьшает его магический резерв и отдаётся по манне, как грубый удар хлыста по голой спине раба. Больно и утомительно. Камэль терял силы, но старался сдерживать Виан и не позволить им подойти слишком близко. На Артура надеяться не приходилось. От ювелира толка было мало. Свою часть работы он сделал, когда доставил их сюда и отправился следом поддерживать портал, чтобы он не схлопнулся раньше времени. Молодой Император всесильством никогда не отличался, поэтому разорваться на два дела чисто физически не мог. Его занимали нападающие, поэтому он слепо доверялся сестре, надеясь, что она сможет найти в себе силы и сделать вторую часть из раздела «мы спасались, как могли». Он не знал, что будет делать, если его план полетит к Фойрру в Кабалу, и у Элен не хватит сил. Он не потрудился даже поинтересоваться у сестры, а не заблокирован ли её магический резерв в качестве предосторожности или не исчерпала ли она его, пока сама пыталась высвободиться из клетки Глациалис. Он отдал приказ, как привык, не разбираясь. Ему нужен был результат и больше ничего, но и сам едва справлялся с удерживание обороны. Этот день нравился ему всё больше.
Сама хозяйка ледяного гнезда чёрных паучих-вдов присоединилась к своим последовательницам. Виззарион почувствовал, как чужая едкая мана прикасается к нему. По загривку пробежал неприятный холод и он сделал полушаг назад, поддаваясь натиску Иль Хресс. Глухо рыкнул, оскалившись, и отодвинулся от сестры, немного наступая на раздражавшую его вианскую ведьму. Его щит не выдерживал. Вторая игла пустила трещину по его щиту и он разрушился.
Парень почувствовал опустошение и ноги стали ватными от накатившей отдачи в виде слабости. Все шумы в комнате слились в один и картины смешались перед глазами. Виззарион пошатнулся и потёр рукой глаза, не чувствуя прикосновения. Он исчерпал весь свой магический запас и даже больше. Предпоследняя игла Глациалис исчерпала его, а третья могла добить, если бы он не отвлёкся на крик сестры.
Виззарион пришёл в себя, как он сильной пощёчины. Он резко вильнул в сторону, увлекая за собой сбитую с толку и напуганную девушку. Третья игла Холодной пролетела мимо них и, к счастью, не угодила в портал.
- Убираемся отсюда! Живо!
Артуру дважды повторять не пришлось. Ювелир первым скрылся в портале. Шейн с Элен следом, спешно поднимаясь по скользкой и неустойчивой лестнице из разломанных и смещённых пластов льда. Император не надеялся, что они смогут выбраться живыми и не повреждёнными, но яростный поток Глациалис врезался в глухую стену в том месте, где ещё несколько мгновений назад был портал, оставив её ни с чем.
Камэлю казалось, что он ещё слышал её гневный и отчаянный рык, но они были уже в другом месте. В Нерине. Живые и в безопасности. Виззарион поднял голову и принял протянутую руку Харуки.
Хериан позади.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [13.03.1082] Простите, парни, но принцесса в другой башне!