Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Ян Вэй Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав | Эдель

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [08.11.1082] Монстры под кроватью


[08.11.1082] Монстры под кроватью

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

https://i.imgur.com/Ieerivu.pngигровая дата
8 грудня 1082
локация
Остебен, Вильсбург
действующие лица
Кеваос, Пфенлан, Арх, НПСи.
https://i.imgur.com/Jw67rVQ.png

Давно закрытая история, полгода как покоящаяся в архивах городской стражи Вильсбурга, внезапно обрела своё продолжение, раскрывая жуткие подробности в отношениях супружеской четы.

Отредактировано Арх (13-04-2023 21:54:30)

+1

2

С определённого времени Кеваоса начали занимать другие края. Юноша легко срывался с места и так же легко находил себе место для ночлега. А чтобы не испытывать особой нужды в деньгах, юный эльф нанимался на несложные работы, которые порой превращались в удивительные и неожиданные приключения. Сожалел ли Кеваос об этом? Ничуть. Ведь пока ты молод, полон сил и энергии, когда ты не скован обязательствами и долгами, жизнь без приключений скучна и уныла. Зачем лежать на лавке когда куда интереснее пуститься в странствия?
Той зимой Кеваос остановился в Остбене. Большой людской город нравился парню, и он решил прожить здесь довольно долго по людским меркам. Благо нашлась добрая женщина, которой молодой крепкий эльфийский юноша не только платил за угол, но и частенько помогал в ставших ей слишком трудными домашних делах. А в остальное время юноша либо нанимался к кому-то на не очень продолжительные работы, либо изучал то, что ему было интересно. Правда, зимой он больше времени проводил не на улице, так как не жаловал снег, из-за которого было нельзя ходить босиком. Зато это было отличная возможность поправить своё образование, ведь в столице чужого королевства немало наставников, да и просто учреждений, где молодым да любознательным можно утолить свой голод в плане знаний и умений.
В тот день юноша вернулся домой уже вечером, незадолго до того времени, когда пожилая хозяйка отправлялась ко сну. Старушка ласково пожелала парню спокойной ночи, а Кеваос с как можно более дружелюбной улыбкой ответил ей, сбросил сапоги, прошёл в свой уголок за ширмой и улёгся на раскладной кровати, поджав босые ноги. Покуда сон не шёл, остроухий юноша слушал шорохи засыпающего дома. Постепенно глаза слипались, юноша медленно погружался в сон.
Внезапно тишину прорезал истошный женский крик. Кеваос тотчас открыл глаза. Сколько прошло времени? Минута или час? Неизвестно. Недовольно закряхтела хозяйка, явно вставая с постели. Юноша проворно вскочил на ноги и вышел из-за ширмы. Хозяйка сидела на кровати и сонно моргала.
- Ох, что-то стряслось наверное... - пробормотала она, щурясь в сторону Кеваоса.
Эльфийский юноша прислушался, пытаясь определить, где именно кричала незнакомка.
- Это наверху, в мансарде, - подсказала хозяйка. - Ты бы не ходил, милок...
Но подросток уже был намерен узнать, что к чему. Своё любопытство он решил замаскировать под заботу о ближних.
- Я сбегаю, узнаю, может, помощь нужна, - уверенно и просто сказал юный эльф и шлёпая по полу босыми ногами выбежал из квартиры.
Каменный пол сразу обжёг ступни юноши. Но любопытство было сильнее, оно гнало Кеваоса вверх по ступеням к двери, за которой, если верить старушке, кричала женщина. Парень уже придумал, что спросит: у вас всё в порядке? Вполне невинный вопрос если кто-то потревожил сон большого дома.

+2

3

Ночь - не то время, что бы слоняться одиночку по столице. Стоит только завернуть не в тот уголок,  как останешься в одних портках, а то и с аккуратно перерезанным горлышком, уж будьте уверены прирежут и не поморщатся, пискнуть не успеешь.  Не спасет даже то, что ты вооруженный громила под два метра, как пить дать зарежут, чик ножичком, и нет человечка. Что тут можно сказать? Такова жизнь...  Да, это не Таллин, городская стража Вильсбурга держит бандитов в узде, но Стражники к сожалению  не вездесущи, а работники ножа и топора только и ждут возможности подловить какую нибудь милую мордашку да захомутать все её добро(может даже и ее саму впридачу).

Громилу, коий в столь поздний час брел по злачной улочке, звать  Пфенлан, и его мордашку "милой" не назовешь. В основном потому что, на нем(на лице) в основном висит угрюмая мина - у которой одно из самых ярких эмоций является раздражение, — а иной раз его "лучезарную" улыбку можно спутать с волчьим оскалом. Одет угрюмый мужчина был довольно простецки: Меховой плащ  поверх стеганки, темные тканые брюки, кожаные ботинки, да клинок на поясе. С виду вполне обычный мужик коих много, так и не скажешь что под личиной заурядного типа скрывается капитан городской стражи.
С чего бы птице подобного полета - скрывать свою личину спросите вы? Что же... Вместе с продвижением по службе, на плечи молодого полуэльфа свалился тяжкий груз ответственности. И теперь, капитану  разгуливать в обществе развратных девиц, да пьянствовать по забегаловкам противопоказано - что было довольно обидно. Добрые дяденьки свыше явно не оценят порывы Пфена - оказаться в объятьях какой-нибудь продажной, но демонически соблазнительной ульвийки, или развратной восточной красавицы... Что бы не подмочить себе репутацию - приходится искать обходные пути и действовать инкогнито. А коль уж найти себе спутницу жизни - почти целыми днями прозябая на службе эт задачка почти из едва выполнимых, приходится прибегать к помощи жриц любви... Что собственно и планировал сделать Пфен сегодня ночью, но к сожалению, сеим планам свершится было не суждено.

Тишину ночи прервал женский крик, в нем чувствовалось отчаянье и ужас. Пфен, словно сторожевой пес - забыв о первопричинах своих ночных похождений, рванул к источнику шума. К счастью он был совсем не далеко...
- "Только бы успеть," единственное о чем мог думать страж правопорядка сейчас.


Достаточно Кеваосу было подойти к двери как из-за неё донесся глухой звук, как будто что-то упало или перевернулось...
- Не подходи, убирайся!!! - прокричал кто-то женским голосом. Эльфийское естество паренька чувствовало  неладное. Что-то неестественное, темное и злое, от чего аж пробирало в дрожь, и находилось оно прямо за этой дверью. Кеваос мог предположить что женщине грозила опасность, но решится ли наемник отворить дверь? Или эльф найдет веский повод не вмешиваться и уйти прочь, невзирая на то что происходило по ту сторону.

Отредактировано Пфенлан (16-04-2023 00:31:19)

+2

4

Это началось не сегодня, и не вчера. Хильда, так звали кричавшую женщину, была второй по счёту супруга Вестейна. Про мужчину и раньше ходили дурные слухи, якобы о том, что он уморил свою первую супругу с ребёнком, но то ли страже не было до этого никакого дела, то ли доказательств его причастности оказалось мало, однако людская молва быстро окрестила его "черным вдовцом". Молодой, красивый, крепкий, на все руки мастер. А со свету изжил молодую женщину менее чем за два года брака.

Вот и вторая супруга, Хильда, уже не первый раз жаловалась страже о том, что её законный супруг пытается её извести и убить. Душит по ночам. Что-то подсыпает ей в питьё и еду, пока она не видит, после чего она чувствует себя ужасно плохо, а по утрам не может порой встать в постели. Безусловно, сказывалось и то, что женщина уже имела во чреве ребенка. Но по внешнему виду молодой женщины было действительно заметно, что может не доносить: или сама умрёт, или младенчик погибнет.

Соседушки безусловно разделились на два лагеря: одни утверждали, что блажит девица, другие - что ещё немного и изведет её муженек. Но мало кто стремился вмешиваться в дела супругов - уж слишком своих забот хватает, чтобы лезть ещё в чужие семейные проблемы, а в нужный момент, такой, как эта ночь, превращались в глухих и слепых, закрывая поплотнее ставни и двери, и лишь потом за спинами пересказывая события на свой лад.

Сегодня он опять её душил. Женщина буквально не могла разжать его ледяные руки на своем горле, задыхаясь. А потом он куда-то пропал, а она, трясясь то ли от холода, то ли от жара как осиновый лист, то, выхватив из-под подушки большой разделочный нож, который хранила именно на этот случай, попыталась бежать. Прямо так, в одном исподнем.

Бежать, куда угодно, но бежать. Он её убьёт! Вестейн убьёт её сегодня ночью. Она в этом нисколько не сомневалась. Поэтому ей надо сбежать. Попросить крова у тех, кто приютит её, а если нет - то хоть у служителей Люциана. Кто-то, ну хоть кто-то же должен же откликнуться на её горе. И лучше она замёрзнет на улице, но... Нет, умирать она не хотела, особенно сейчас, когда уже носила под сердцем ребёнка. От этого... Руки не слушались и тряслись, а зуб не попадал на зуб. Ей было очень страшно. В комнате было темно. Почему он прятался? Если он хочет её убить, почему не покажет своего лица?!

Растрепанная, всклокоченная, со спутанными и прилипшими к лицу волосами от испарины, она озиралась на каждый шорох, наставляя на темные сгустки, как ей казалось, где прятался её убийца-супруг, острие трясущегося ножа.

Страшно, так страшно, что ноги приросли к полу. И холодно. Так холодно, будто её выставили на мороз в хэлор без одежды. А ещё её шатало. Голова кружилась.

[icon]https://i.imgur.com/Au5Qemy.png[/icon]

+2

5

Кеваос прислушался стоя у двери. Долго стоять не хотелось - каменный пол обжигал голую ступню юноши, да и его манила скромная но тёплая постель с одной стороны, а с другой была тайна. Для остепенившегося мужчины тут нет никакого выбора - надо идти обратно, но для молодого парня это сложная дилемма. С одной стороны не стоит вмешиваться в дела посторонних людей, да и спать охота, а на лестнице холодно. С другой - интересно ведь, да и крики могли быть неспроста, кому-то может быть нужна помощь.А молодой крепкий сильвийский юноша как раз кстати чтобы помочь даме, попавшей в беду...
Новый крик из-за двери был тем, что помогло Кеваосу сделать выбор, что как ветром сдуло всякие сомнения, что вселило в парня решимость. Он быстро рванул вниз, схватил из своих вещей, сложенных за ширмой меч, быстро взбежал по лестнице сверкая голыми пятками, уверенно распахнул дверь и бесстрашно бросился на помощь кричавшей женщине. Скорее! Воображение рисовало образы грабителей, убийц, колдунов, насильников, перепившего мужа, подлого шантажиста и много чего ещё, что могло угрожать даме. Разумеется, все эти картины мелькали перед внутренним взором эльфийского юноши пока он бегал за мечом и обратно. Но все эти образы начали меркнуть когда юноша очутился в тёмной комнате, посреди которой оцепенев от ужаса стояла молодая и довольно красивая женщина в ночной сорочке. Незнакомка скорее всего была именно той, что кричала в ночи. Она дрожала от ужаса и загнанно озиралась по сторонам словно ждала нападения кого-то, кого Кеваос не видел. Или кого видела только лишь она одна. Или её что-то перепугало во сне. Или нападавший успел ускользнуть, а Кеваос его спугнул. Хотя последнее хоть и льстило юному сильвийцу, было крайне маловероятно, ибо он не слышал чтобы кто-то убегал. Так что преступник либо таился где-то рядом, либо был в воображении перепуганной женщины.
Кеваос опустил меч, но бдительности не ослаблял. Он не хотел чтобы несчастная снова испугалась, на сей раз от вида босоногого остроухого юноши с мечом в руке. Но и преступник мог скрываться совсем рядом, даже в этой комнате, в шкафу, например. Юноша протянул вперёд пустую руку, сжимая другой рукоять меча.
- Госпожа, - мягко и уверенно, памятуя как говорил лекарь с его матерью когда она сильно заболела, проговорил Кеваос. - Теперь вы в безопасности. Вам ничего не угрожает. Я смогу защитить вас. Скажите, кого вы видели? Он где-то в квартире? Кто он?
Молодой сильвиец ещё не встречался один на один с сумасшедшими, хотя видел пару раз их. И теперь он с трудом понимал, что следует делать если женщина окажется не в своём уме. Тем более что он только сейчас отметил заметно увеличенный живот незнакомки, свидетельствующий о вероятной причине её волнений или недуга. Но это лишь осложняло ситуацию и требовало как можно более быстрого решения. Что же делать?...

+2

6

- "К счастью не далеко..." - посмеялся про себя страж, порою Пфен забывает насколько чуткий слух у эльфов, кажущееся: "Буквально рукой подать." превращается в "Пару десятков метров" - впрочем особых сложностей в поиске источника шума "Волк" не испытывал, пара мгновений вот он уже у порога нужного ему дома.

С чего он так решил? Что же, около полугода назад в городскую стражу обратилась девушка по имени Хильда. Красивая и видная - но ммм... Явно не в своем уме. Твердила что собственный муж хочет её смерти, якобы тот душит по ночам. К её разочарованию, следов какого либо насилия лекари стражи не обнаружили. Опрос соседей лишь подтвердил невиновность Вестайна(так зовут мужа).  Хильде никто не поверил, включая и самого  капитана стражи. А сейчас Пфен вновь у порога того самого дома... Совершил ли он тогда ошибку, пустив дело на самотек?

Не подходи, убирайся!!! - вновь донеслось до чутких эльфских ушей.

Пфенлан не терял времени, он быстро вошел внутрь дома и  направился наверх.  Двери в комнату  были распахнуты настежь, а внутри вооруженный юноша-эльф нависающий над беспомощной  женщиной.

"Картина Маслом" - Застал злоумышленника на месте злодеяния... Бери  тепленьким, пока есть возможность, а потом уж  разбирайся. Был соблазн именно так и поступить, но... Наметанный глаз капитана Стражи показывал   несколько иную картину:

"Парниша  одет не по погоде, одежка слишком легкая для зимней стужи, обувки нет, в таком виде сейчас по уличкам не походишь. Ведет себя совершенно спокойно, движения не рваные, спокойные - значит явно никуда не спешит. Хмм... С улицы он прийти не мог, а значит был уже в доме. Видимо сосед.  Услышал крики и прибежал на помощь. Проживает здесь явно недавно, иначе бы знал о "привычках" Хильды. Но где же сам  супруг? Какой мужчина оставит свою женщину ночью одну, на таком сроке? Странно все это..."

- Парень... Спокойно, я из Городской Стражи - произнес Пфен обращаясь к Кевлосу, оружие он оставил в ножнах, что бы не спугнуть эльфа - Можешь спрятать оружие... Как тебя зовут? - после перевел взгляд на девушку и нахмурился. Она явно истощена, и это длится явно не первый день. Страж - задался вопросами - "Куда смотрит её муж, и собственно, почему о ней не заботится? Почему довел до такого состояния? Почему  молчат соседи? Вид у нее явно болезненный, неужто всем настолько плевать... С такими темпами ведь она потеряет ребенка."

- Хильда... Что произошло?

Отредактировано Пфенлан (18-04-2023 23:24:45)

+2

7

Когда за дверью послышались шаги, женщина пискнула и вжалась в угол, ощущая взмокшей спиной леденящий холод. Руки, державшие оружие, ходили во все стороны и тряслись, никак не хотя держать оружие ровно. И вот там появился силуэт мужчины. Надо было на него броситься. Но... Ватные ноги от страха не слушались - хоть кричи, хоть плачь. Эти секунды ожидания заставили её почти поседеть. Но когда на пороге появился юноша, не её муж, их сосед, она ещё какое-то время смотрела на него взглядом загнанного в угол зверя, а потом ощутила, как тиски страха отпускают её. Теперь она могла сделать хотя бы вздох.

Меч в его руке с одной стороны напугал, с другой быстро пришла успокоительная догадка - это не для неё. И чувствуя хоть какую-то защиту, женщина бессильно опустила руки. И... зарыдала, опустившись на пол. Какое-то время она вообще не могла выдавить из себя ни слова, лишь всхлипывала, крупно трясясь всем телом. А потом и нож глухо стукнулся о деревянный холодный пол, от которого она непроизвольно поджимала пальцы на ногах и подворачивала под себя напряженные ноги.

Он так искренне и по-доброму спрашивал её - явно переживал. Но он не поможет... Не сможет. Если она ему скажет всё, как есть, он сочтёт её сумасшедшей. И станет как все остальные - сторониться полоумной бабы. Если честно: она сама уже не понимала, что происходит. Быть может, она действительно сошла с ума. Кажется, она уже не могла доверять даже самой себе. Но она так отчаянно нуждалась в чьей-то помощи, что даже эта доброта уже казалась самым большим.

Но он всё равно не сможет ей помочь. Если она останется здесь, в этом доме, её убьют. Она не знала, как именно. Но могла поклясться Люцианом, что эту ночь она не переживёт. Это единственное, что она знала наверняка.

Вскоре подоспел ещё какой-то мужчина, а у Хильды уже не хватало сил стоять, она лишь доползла почти на корточках до своей кровати и села, понурив голову. Ей нужно собраться и уйти из дому и найти себе ночлег. Но сил не было - словно её действительно отравили. Сознание плавало, и ей требовалось усердие, чтобы собрать остатки сил и попытаться ответить на его вопросе.

Она узнала его. Это капитан стражи, к которым она уже обращалась. Но они не смогли ей помочь. И вот даже сейчас, когда они так близко... Она не уверена, что их присутствие действительно сможет помочь им с ребенком. 

- Мой муж пытается убить меня, - повторила она то, что уже говорила ровно полгода тому назад, не смотря ему в глаза и не поднимая голову, словно боялась прочитать в этих глазах холодное равнодушие или хуже - насмешку. - Как только я забеременела. С тех пор он не оставляет попыток меня убить. И я знаю, что если останусь здесь - к утру я уже буду мертва.

Но в спальне ничего не выдавало следов того, что она говорит правду. Ни следов и грязи от обуви, в комнате не было мест, где можно было бы спрятаться взрослому мужчине. Вещи не были сдвинуты. Да и не было даже намека на присутствие её мужа - тот был на работе. Ставни окон были заперты изнутри. Однако в "правдивость" её слов говорил её измученный, болезненно-бледный вид. Она явно чувствовала себя очень плохо.

В таком состоянии нужно больше отдыхать, но она, следуя своему пониманию, что должна защитить ребенка от смерти, начала собираться. Было видно, как её шатало, и как женщина с трудом держала свою одежду и попадала в рукава, но несмотря на всё это, она явно нацелилась уйти из дома.

[icon]https://i.imgur.com/Au5Qemy.png[/icon]

+2

8

В те минуты Кеваосом двигало иррациональное желание разобраться в том, что происходило рядом и по возможности помочь вроде бы подвергшейся нападению женщине. Он был ещё слишком юн чтобы не испытывать столь сильного любопытства, но уже достаточно взрослым чтобы осознавать, что женщине наверняка угрожает опасность, и он как мужчина должен хотя бы попытаться ей помочь. Именно этим порывом руководствовался юноша когда единственным, что прихватил он с собой из вещей, был меч, а не обувь. И это обстоятельство помогло парню избежать серьёзных неприятностей.
Почти сразу вслед за Кеваосом в жилище до полусмерти испуганной женщины вбежал стражник. Окинув взглядом юношу и женщину, он быстро понял, что причиной ужаса последней был отнюдь не эльф. Кеваос бросил на стражника взгляд, в котором была видна искренняя благодарность - опыт долгой по человеческим меркам жизни убедил парня, что столь очевидные на первый взгляд качества как порядочность на самом деле достаточно редки чтобы считать их обладателей достойными уважения уже хотя бы за это.
- Кеваос, сэр, - чуть хрипло ответил парень.
Юноша уже и сам понял, что женщина была в комнате одна - ни малейшего следа кого бы то ни было кроме неё нельзя было заметить. Молодой эльф осторожно приставил меч к стене так, чтобы тот не упал и не повредил пол. Затем он присел на корточки рядом с женщиной, что была в полуобморочном состоянии, и настороженно посмотрел на упавший на пол нож. Конечно, её что-то испугало. Но это что-то скорее всего было в её голове. И это не исключало вины её супруга, Кеваос слышал о каких-то особых ядах, которые не убивали, а медленно сводили с ума, вызывая видения. Или муж несчастной мог обратиться за помощью к колдуну, а тот уж...
Он не стал останавливать Хильду когда она поднялась на ноги и принялась собирать вещи будто решила уехать из страшного дома. Кеваос лишь обеспокоенно посмотрел на стражника, ища в нём того, кто мог бы принимать решения от имени закона. Но и не проявить инициативу мальчишка не мог.
- Сэр, я думаю, здесь может быть замешан яд или нечто подобное, - негромко сказал он стражнику. - Или даже магия. Я живу здесь недавно, но. думаю, она не лжёт. Хотя травить её может и кто-то иной, сваливая вину на её мужа. Кстати, вы не знаете, когда он вернётся?
Юноша взял в руку меч, который был ему слишком дорог чтобы Кеваос не опасался оставить его надолго без присмотра, не говоря уже о том чтобы рисковать его потерять. К тому же оружие придавало юноше уверенности в себе, а если потребуется помочь с допросом подозрительного супруга Хильды, то меч мог быть неплохим аргументом, даже если никак не пускать его в ход. Кеваос уже давно понял, что оружие способно производить сильное впечатление даже если оно просто висит на стене, а вы не умеете им пользоваться.
- Сударыня, куда вы пойдётё ночью? - с тревогой попытался окликнуть Хильду юноша.

+2

9

Девушка вновь повторила то что, рассказывала полгода назад: Муж хочет её убить. Помешательство Хильды заметно невооружённым глазом, но на данный момент есть объективные основания  вмешаться в семейную неурядицу. 
Парень высказал несколько гипотез по поводу происходящего, объективно неплохих должно сказать:
- Если бы супруг хотел смерти девушки... Она давно была бы мертва. Нет, дело в другом... Не особо важно яд то или магия, важно другое: Зачем губить  девушку и её ребенка?  - капитан призадумался, перекручивая в голове полученную информацию... Припоминая подробности дела полугодичной давности: 
- Вдовец...  У Вестайна уже умирала жена с ребенком - что-то мне подсказывает что обстоятельства были схожи. - тихо произнес Пфен потирая подбородок, после чего перевел взор на эльфа. 
- Её нужно отвести в храм, жрецы разберутся что у нее за недуг, и позаботятся о ней... Поможешь девушке собраться?


Пара минут спустя: Хильда в сопровождении Пфенлана - отправились в Церковь Люциана.
Кеовас же - остался в доме дожидаться Вестайна(мужа Хильды) и получив от капитана некоторые указания:

"Дождись мужа, понаблюдай за его реакцией на происходящее. Осмотрись тут хорошенько может найдешь что-то необычное. Как прибудет стража, расскажи все что узнаешь... И можешь быть свободен.
- Утром... Зайдешь в городские казармы, скажешь что к Капитану Сигрину, предъяви им это письмо
- указал он на свернутый кусок бумаги с печатью который он вручил эльфу - Отсыплю тебе деньжат за старания."

Отредактировано Пфенлан (20-04-2023 22:17:32)

+2

10

Хильда подняла глаза и с благодарностью посмотрела на юношу... Впервые за долгое время кто-то всерьез отнёсся к её "блажи", предлагая действительно возможные варианты. Но у неё уже не было сил говорить - она и на ногах-то стояла с большим трудом, того и гляди - упадёт. Всё, что она могла произнести, было лишь одно слово: "Спасибо".

Она очень бы хотела надеяться, что виной её несчастий - не супруг... Очень хотелось бы, чтобы он оказался непричастен... И не натравлял на неё колдунов и темных магов. Но пока что ничто не говорило в пользу этого обстоятельства.

- В храм... Если это тёмная магия, то там мне помогут... - всё, что могла высказать она. Благо, что капитан решил её сопроводить туда. Без него бы она не справилась. Пару раз на пути у неё подкашивались ноги, и если бы не его присутствие - неизвестно, сколько раз она бы упала. Но неважно, сколько раз бы она упала, она поползла бы туда и на карачках, потому что сейчас перед ней стояла цель - спасти своего ребёнка любой ценой. А значит и выжить она должна любой ценой.

***

- Возможно, это призрак погибшей жены... - предположила хозяйка, вздохнув, по-своему объяснив  Кеваосу то, как она понимала эту сцену. - Не знаю, что там у них творилось с бывшей женой. Но умирала она тоже тяжело и необъяснимо. А он после этого стал отстраненным и грубым.
Тем временем в доме после их ухода всё затихло. Ничто не выдавало чьего-то присутствия. Чуткий слух эльфа не слышал ни шагов в темноте, кроме шагов жителей дома в своих комнатах, ни разговоров. Однако спустя время, как всё затихло, буквально через полчаса в комнате Хильды послышался грохот: что-то упало. А потом хлопнули ставни, которые были закрыты изнутри. Это было негромко: никто из людей в доме не проснулся, однако Кеваос мог слышать это.

Комната Хильды теперь представляла собой странное зрелище: простынь и одеяло было стянуто на пол, железный подсвечник валялся на полу - видимо он и стал причиной грохота, а под кроватью виднелась соломенная игрушка. Ставни были открыты, и было слышно, как в стремительно выстывавшей комнате гуляет ветер.

Со двора послышался странный вопль, похожий на крик зайца. Но потом затих и больше не повторялся. Супруг Хильды не появлялся же до самого утра.

***

Ещё только светало, а двери храма Люциана уже были открыты. Арх стоял в общей зале, и ничто не выдавало в нём принадлежность к крылатому народу. За спиной не было черных крыльев. Лишь обычный дорожный плащ скрывал такое же дорожное облачение. При нём не было ни оружия, ни доспехов, выдававшего бы нём имперского гвардейца. Его фигура была совершенно неприметна среди лавок, молящихся, клириков и редких прихожан. Сегодня не был воскресный день, поэтому не было пышной службы. Но служитель Света пришёл не для того, чтобы поглазеть на службы. Он пришёл с вполне конкретной целью, и сейчас напряженно обращался к Всеотцу со своими скромными просьбами.

Глубокий капюшон покрывал его голову и закрывал от взгляда сторонних зевак серебристо-белые волосы, глаза цвета небесной лазури и острые кончики ушей. Неприметную фигуру на краю зала для капитана стражи могло выдать лишь только им, служивым, знакомое ощущение военной выправки. Фигура не качалась, не переминалась с ноги на ноги, не почесывалась и не зевала, несмотря на раннее утро. Мужчина в плаще стоял так, словно прямо сейчас стоял в карауле: ровно и непоколебимо. А ещё занимал стратегически важный участок, не позволявший подобраться к нему со спины, и обеспечивающий ему хороший обзор за всеми прихожанами и служителями храма. При этом он сам находился в тени колон. Однако его сосредоточенность в богослужении быстро развеивала желание на него смотреть. Кем бы он ни был, он явно не представлял угрозы и опасности. 

Арх, несмотря на то, что он принципиально не прятал своих крыльев, просто не мог переступить порог храма с ними. Не ходят к царю на поклон с горделивым и надменным видом. Такое дозволено только равному - другому царю. Служитель Ньёрая же пришёл к их Всеотцу, а потому отсутствие крыльев - его добровольный жест смирения, которого в нём и так было - голубь наплакал.

В мыслях было многое: и последний штурм замка графа, в котором засели вампиры. И смерть графини - его супруги... У которой осталась маленькая дочка - единственная выжившая, которую они смогли спасти из этого величественного сооружения, в обществе пьяных от крови дезертиров превратившегося в скотобойню. Арх просил Всеотца смилостивиться над ними, дать им силы и воли. И мудрости в поступках.

Многие представляют себе служителей Света как неких одухотворенно-возвышенных людей, не знающих ни страха и упрёка. Но только они знают про себя всё, сколько грязи и тьмы в их душах. Сколько там по-настоящему черноты, неидеальности. Чем ближе к источнику света, тем больше обнажается вся грязь. Арх попросил простить ему ту злую мысль, которую он позволил допустить в адрес своего командира. Он искренне раскаялся в них, а теперь просил Люциана в своей молитве разрешить его от бремени этого греха. Безусловно, никто не знал его мыслей и то, о чем думал алифер. Но он знал, что в своей душе подумал про себя. И эта вина его мучила. Стражи пришли сохранить баланс. И каждый хранил этот баланс по мере своих возможностей и представлений. И он, как маг очищения, должен хранить его так, как предписано.

Тем временем в храме произошло какое-то оживление. Клирики подошли к капитану и о чём-то очень тихо разговаривали, но Арх мог слышать отрывки слов, которые доносились от них.

- Хорошо, что вы привели женщину сюда ночью, капитан Мы всю ночь бились за её здоровье. Если бы она не оказалась под защитой Люциана, она бы уже умерла вместе с ребенком. Сейчас она идёт на поправку, но ей нужно отдохнуть. Но она не одержима, и её сознание ясное.

"Слава Всеотцу", - воздав благодарение Люциану, фигура в углу двинулась к выходу. Задерживаться не стоило больше. Опустив в церковную кружку несколько золотых монет - ведь Арх никогда не приходил к Богу с пустыми руками, он отправился к выходу.

В этот момент к Пфелану подошла и Хильда, на что получила выговор, что ей ещё нельзя вставать, и нужен покой. Но ей так хотелось поблагодарить капитана, словно она боялась, что эта их встреча будет последней. 

- Спасибо... Спасибо, что не оставили меня. Пожалуйста, найдите и накажите убийцу. Кем бы он не был.

Увы, несмотря на то, что он слышал разговор, полномочий на то, чтобы вмешаться, у алифера не было. Да и неприлично подслушивать чужие разговоры. Но если было бы дозволено - он с удовольствием предложил  бы свою помощь и как целитель. И просто посильную. Однако она была не нужна, а потому алифер вышел за порог храма и какое-то время стоял и смотрел на крышу храма,  и, немного помешкав в нерешительности, наконец-то снял капюшон. И только после этого распустил крылья, готовясь улететь. В этот момент оттуда вышел и капитан стражи.  Арх понимал, что тот может быть весьма удивлён такому преображению, но поспешил успокоить его, чтобы тот понял, что чужеземец не представляет для людей угрозы. Не выйди он сейчас, алифер бы уже улетел, решив не вмешиваться в чужие дела. Но видимо само проведение повернуло стража к нему и всё же позволило им встретиться с глазу на глаз.

- Здравия желаю, капитан, - он не отдавал ему воинское приветствие как должно у людей - потому что он не был его непосредственным командиром. Однако не мог не поприветствовать служителя закона по форме, вложив в приветствие "умиротворение", чтобы не спровоцировать возможный конфликт, да и расположить капитана стражи к себе незаметно. Любые возможные конфликты и столкновения явно не входили в планы алифера, да и подобный исход в таком случае лёг был пятном позора на их капитана, и как следствие - на Императора. Открыто навязывать свою помощь было тоже невежливо. Это могли воспринять не как желание оказать содействие, а как дерзкую насмешку в духе "мол, что, без нас не справляетесь?" Или не сочли сумасшедшим: какое дело крылатому алиферу до проблемы земных обитателей Рейлана. У них там разве не все свои небесные проблемы не решены? Нимрайс помнил слова Леи о том, что люди очень насторожено относятся ко всему странному. Да и аристократия дворца смотрела на появление крылатого гвардейца с едва скрываемым удивлением и презрением. Но после милости Всеотца, которое легло благостью и умиротворением на душу мужчины, Арх заговорил. - Арх Нимрайс, гвардеец Императора Поднебесной под командованием капитана Моранна. Прошу прощения, но я случайно слышал ваш разговор. Хотел бы выразить свою радость от того, что этой ночью не произошло страшного. Быть может, Вам нужна помощь? Со своей стороны был бы рад оказать содействие.

__________________________
Умиротворение - 20 маны

[icon]https://i.imgur.com/UonmDVs.png[/icon]

Отредактировано Арх (21-04-2023 13:04:06)

+2

11

Кеваос хотел было возразить стражнику, что муж несчастной мог не хотеть бросать на себя тень подозрения, но промолчал - ведь тот и так был под подозрением, и плевать, что стража не нашла достаточного количества улик, мужчина уже был на примете у служителей закона. Эльфийский юноша охотно кивнул и помог девушке собрать вещи. Хотя ему сперва показалось, что её можно вполне называть женщиной, но, как оказалось, несчастная была весьма молода, а видимость возраста создавала измождённость и маска страха, что застыла на её лице даже несмотря на то, что она была в безопасности.
Проводив стражника и Хильду, остроухий юноша поскорее вернулся в комнату, положил письма стражника с котомку чтобы было удобнее достать в случае надобности. Спать он не ложился - мог вернуться главный подозреваемый, которого надо было во что бы то ни стало расспросить о происходящем с его молодой женой. И, как оказалось, не только у него - хозяйка жилища, где приютился Кеваос, решила добавить свою версию, которая, впрочем, была частью версии, где был недоброжелатель, который из ненависти или ревности сводил Хильду с ума. Иными словами, ничего нового.
Чтобы не пропустить появление соседа, юноша решил переместить свою лежанку к самой входной двери, благо хозяйка против этого ничего не имела, а даже отнеслась с пониманием и одобрила желание Кеваоса помочь страже. Но внезапно квартира наверху снова ожила, на сей раз в ней раздался грохот. Кеваос сорвался с лежанки, схватил меч и бросился наверх, перепрыгивая ступеньки. Вряд ли это были воры, скорее новая попытка нападения. Значит, они не видели как стражник увёл Хильду. Очень интересно...
С мечом в руке юноша ворвался в квартиру и замер. Постель валялась на полу, а вот откуда свалился массивный подсвечник, Кеваос не помнил. Вот ежели бы он стоял над самым изголовьем, тогда можно было говорить о тайном механизме или магии, что должна была обрушить подсвечник на голову несчастной девушки. Хотя почему не обрушила ещё час назад? Нет, странно. Снаружи раздался странный крик, от которого у юноши пробежали мурашки под рубахой. Нет, не от крика, окно ведь распахнуто. Кеваос подошёл к окну и вгляделся в ночной город, небо над которым уже начинало сереть в преддверии рассвета. Неужто уже утро? Вот так дела. А хозяина нехорошей квартиры до сих пор нет. Неужто сбежал?
Кеваос осторожно прикрыл окно, обернулся к кровати и только тут заметил соломенную куклу под нею. Теперь он снова подумал о магии или призраках. Вроде бы всё сходилось, конечно, для мало сведущего в магических делах мальчишки всё было довольно ясно. Тут перед парнем возник новый вопрос: что делать дальше? Ждать хозяина? А если он сбежал и уже мчится во весь опор прочь от города? Идти к стражникам? А что он им скажет? А если муж Хильды вернётся? Он тоже пойдёт к стражникам чтобы заявить о пропаже жены - виновен он или нет, он поступит именно так. И юноша решился. попросив хозяйку в случае если сосед заглянет к ней, сказать ему, что его жена подверглась нападению грабителей и теперь находится в расположении городской стражи. А сам оделся, сунул за пазуху письмо капитана, повесил за спину меч и побежал докладывать о том, что произошло ночью. По пути парень подумал - а вдруг ночью приходил именно муж Хильды? Или призрак его покойной первой жены? Или ребёнка? Кукла была слабым, но аргументом в пользу последнего. Трогать куклу парень не стал, побоялся, что она может ему навредить, или он может испортить важную улику. Увы, никак иначе кроме как осторожно прикрыть её простынёй эльфийский подросток не придумал. Он надеялся, что кукла никуда не исчезнет, но перед его глазами так и стояла картина: вот стоит кровать со сдёрнутым постельным бельём, а под ней совершенно пусто, а рядом стоят стражники и хмуро смотрят на растерянного юношу.
Немного растрёпанный юный эльф взбежал топоча сыромятными сапогами по крыльцу и проскользнул в холл расположения городской стражи. Почему-то Кеваос вспомнил отца, который в своё время служил закону, но, разумеется, не здесь.

+2

12

Если Пфенлан и поразился облику крылатого незнакомца, виду он не подал... Все что мог заметить на лице капитана Арх - это озадаченность, которая не касалась конкретно Алифера. Мысли его были заняты  другими вещами. Конкретно бедами беременной женщины, это беспокоило Стража несколько больше чем крылатые незнакомцы. Капитана тревожила завеса неопределённости в этом деле. С одной стороны, все это могло быть иллюзией воспаленного рассудка девушки. С другой, с другой - капитан нутром чуял, это дело пахло чем то противоестественным, это приводило Пфена в бешенство - он не знал как действовать правильно в этой ситуации. С обычными преступниками работать много проще, тут церемонится не нужно... А вот с магией, тут много сложнее. Он чувствовал себя бессильным, и не знал чем может помочь Хильде, как выполнить свой долг... Все что оставалось это обратится в Инквизицию. Пфен не слишком доверял этим "пироманьякам", деликатное обращение это уж точно не про них. А их "помощь" может оказать медвежью услугу. К сожалению альтернатив не было, что бы Пфен не думал об Огненном Братстве - они работают эффективно. 

Капитан уж собирался уйти, но алифер ни с того ни с сего его окликнул и представился. 
float:right - Приветствую... - Пфен нахмурился, но все же ответил на приветствие Крылатого, молча выслушав то что Алифер хотел сказать. Любопытство Арха(так он назвал себя) конечно насторожило капитана, такова уж у него робота: "Не верить людям на слово" но... Как слыхал Пфен: Его народец здорово разбираются в магии, и если уж жрецы Триумвирата не смогли понять что происходит с Хильдой... Может помощь со стороны будет весьма кстати? 
- Вы разбираетесь в сверхъестественном? - безэмоционально произнес капитан минуя словесные разливания, не хотелось ему тратить время на пустые разговоры и он спросил у алифера прямо. 
Вы говорите про магию? — Арх не очень понял, что конкретно подразумевает стражник под словом "сверхъестественное", а потому не стал отвечать на пространные вопросы, а сразу конкретизировал направление мысли. Ему импонировал деловой подход, и он с легкостью пошёл навстречу.  — Да. Я стихийный маг, маг очищения и целитель. По другим направлениям магии знаю, но скорее в общих чертах. 

Хмм... Проблема в том что я не знаю, что конкретно происходит... Жрецы отрицают одержимость, но ничего конкретного сказать не могут... — Капитан выложил Гвардейцу все что он узнал об этом деле. К сожалению окромя домыслов, и косвенных улик у него особых зацепок не было.

В таком случае только на месте я смогу непосредственно сказать, с чем мы можем иметь дело, — Арх не любил гадать и тыкать пальцем в небо, перебирая возможные варианты. Всегда нужно было смотреть на месте и по факту. — Но если здесь замешены тёмные порождения, я смогу точно это сказать.

Тогда не будем терять времени... Пойдемте. 

Отредактировано Пфенлан (23-04-2023 21:25:24)

+2

13

Двое мужчин настолько спешили в дом Хильды, что случайно разминулись с Кеваосом, который отправился докладывать об обстановке в доме за прошедшую ночь, но зато столкнулись с мужем Хильды — Вестайном, который, судя по всему, только вернулся домой.

float:right

Это был молодой мужчина, которого визуально старили и незажившие старые раны на сердце, так и раны, полученные недавно — он занимался тем, что сопровождал грузы торговцев, и глубокие морщины, которые пролегли на лбу. Семью нужно было кормить, а учитывая положение в государстве, наниматься для сопровождения обозов с ценными грузами — сейчас было выгодно. И чем опасней маршрут, тем серьезней оплата. Стоила ли такая работа серьезного риска с ними связанного — Всеоотец знает. Однако после того, как Хильда заявила на своего супруга в стражу, он старался как можно реже появляться дома. И чем дальше пролегал маршрут, тем охотней он за него брался.

Отложив в сторону боевой топор, которым он владел в качестве оружия, мужчина осматривал спальню своей супруги, не находя оную. Дорожная пыль настолько пропитала и въелась в его одежду и волосы, делая его всего буквально серо-бежевым и блеклым. Блеклым — как его душа. Он смотрел на перевернутую спальню с какой-то отрешенностью во взгляде, а так же, похоже, смирением перед принятием неизбежного. Внутренний надлом читался по его чуть сгорбленной как у старика фигуре. Словно что-то клонило его к земле. Он встретился с капитаном стражи во взгляде, но не задал вопросов. Он не рвал волосы, не метался по комнате, не переворачивал всё вверх дном. Вопросов он не задавал, давая возможность стражу самому начать разговор. Крылатый гость не вызывал у него так же интереса.
float:left
— Ты не хочешь спросить, где твоя жена наемник? — капитан первый прервал молчание. Тон его голоса был нейтральный, но в глазах пылала холодная ярость... Вестайн чувствовал — капитан был зол на него.
— Я думал, Вы мне скажите, капитан, — он словно не реагировал на эту попытку спровоцировать конфликт. Или ему было всё равно?
— Вот как? — страж нахмурился, было очевидно что ответ наемника ему пришелся не по вкусу. — Арх Нимрайс, скажите, — капитан перевел взор на стоящего рядом алифера, — Вы обнаружили следы темной магии?
Это не тёмная магия. В этом доме явно скрывается какое-то темное существо, — Арх смотрел на свой браслет на руке, который горел синим, а слабое свечение указывало, что цель не рядом с ними. — Но оно явно не в этой комнате.
— Вестайн... — кивнув Арху, Пфенлан вновь обратился к мужчине, его зубы заблестели белизной в волчьей ухмылке.
— Каково это бежать от проблем? Как это оставить  любимую, носящую твою кровинку под сердцем — наедине с тьмой?
Но алифер прервал их "милую" назревавшую беседу. — Капитан. Сейчас важно вывести всех жителей из дома и отвести их в безопасное место подальше отсюда. В доме не должно быть никого.
— Хмм... Хорошо, освободим тебе место для битвы, — после чего перевел взгляд на супруга Хильды. — С женщиной и ребенком все в порядке. Она в своем уме... Иногда полезно прислушиваться к близким. — после чего вышел вслед за  Архом из комнаты.

Алифер был не дурак и понимал, что "словно с цепи сорвавшийся" капитан начал прессовать мужчину, чтобы устроить ему допрос. Но сейчас, когда они поднялись в комнату, и браслет показал присутствие в радиусе десяти метров тёмного существа, гвардеец Императора счёл правильным отложить их разговор до лучшего случая. Если капитан действительно хотел выбить из него правду, Арх мог бы развязать язык мужчины "Устами правды". Сейчас же нужно было обеспечить безопасность всех, поэтому только убедившись, что хозяйка дома, Вестайн и капитан покинули дом и вышли на достаточное расстояние, отошёл, чтобы приготовиться к возможному бою, несмотря на то, что оружия при нём никакого не было. Но при нём было самое главное - его таланты и умения. А ещё - милость, за которой он воззвал к своему Отцу - Ньёраю.

"Ньёрай... Ты возносишься над Солнцем, Ты — щит Отца твоего. Ты — его спасение и праведный гнев. Научи меня парить с тобой крыло к крылу. Покажи мне мир, о котором я не мечтал. Научи меня быть безупречным воином, покажи мне Истины путь. Я — твои крылья и я твой меч".

Только после молитвы он направился в сторону дома. В этот момент к ним подоспел какой-то молодой юноша - по всей видимости тоже житель этого дома. Но его внутрь не пропустили. Арху не нужно было, чтобы кто-то пострадал. Желательно, было бы предварительно спросить, с кем он именно имеет дело, но вряд ли сейчас жители смогли бы описать, с кем им не повезло иметь такое страшное соседство.  А нечисть в основном не сильно любит дневное время суток. Поэтому надо было пользоваться моментом и погодой.

— Постойте, — вдруг окрикнул его Вестайн, —  Могу ли я пойти с вами и помочь?
Арх посмотрел на него и отрицательно покачал головой. — Если только ситуация совсем выйдет из-под контроля.
Но так или иначе нечистью не должна заниматься стража и обыватели. Арх не знал, кто в Остебене отвечает за уничтожение тёмных порождений, но это явно не их забота. Неумелого и незнающего там могут просто разорвать и поглотить. А некоторые тёмные порождения могут поглотить не только плоть, но и, что самое страшное - душу.

Отказ звучал однозначно и непримиримо. После чего алифер шагнул внутрь дома, оставив всех остальных наблюдать за ситуацией со стороны.

Отредактировано Арх (25-04-2023 12:18:13)

+2

14

Кеваос шёл обратно быстрым шагом. Как он себя в это время чувствовал? Скверно. Нет, конечно, он понимал, что его появление в расположении городской стражи вызовет у самих стражников недовольство, ведь какой-то остроухий мальчишка тревожит их и заставляет бросить спокойные дела и присоединиться к расследованию и расспросам. Хотя капитан, с которым юноша разговаривал ночью, наверняка уже успел привести в движение не самую надёжную и быструю машину местного правопорядка. Кеваос нередко слышал, что среди людей не так много ревностных служителей порядка, чем среди его народа, но он списывал это на обыкновенно предвзятое отношение ко всем чужеродным. И сейчас он ощутил себя на месте чужака. Его не арестовали и даже не подозревали, письмо капитана стражи здесь уважали, но холодное отношение к юному сильвийцу было более чем очевидно.
Разговор был кратким. Кеваос быстро понял, что с рядовыми стражниками ему поговорить не удастся. И лишь спустя десять минут юноша уловил смысл того, что хотели ему сообщить солдаты. Капитана нет на месте, он выехал в город чтобы заняться тем самым делом, с которым сюда пришёл остроухий парень. То, что можно было сказать за считанные секунды, стражники растянули в разы. Видать, иного способа показать свою значимость у них не нашлось. Конечно, работать для поддержания авторитета трудно. И зачастую опасно. А подразнить приезжего молодого парня - бесценно.
Капитан действительно был на месте. А вместе с ним и какой-то взволнованный мужчина, который скорее всего и был тем самым соседом, вернувшимся со службы. Видимо, он был сильно потрясён исчезновением супруги, а затем ошарашен тем, что ему поведал капитан. И в душе эльфийского юноши зародилось сомнение - так убедительно врать умеют немногие.
- Господин капитан, позвольте мне вам помочь, - Кеваос шагнул вперёд, полагая, что он сможет прикрыть спину капитана. Самонадеянный юноша верил в свои силы и умение, которые, стоит заметить, были достаточными если бы в недрах дома засел простой человек. С тёмными сущностями Кеваос дела не имел, но рвался помочь страже и той несчастной женщине. Ей он верил так же как и её мужу, хотя и понимал, что есть риск, что она может играть сложную игру с непонятной целью.

+2

15

Стоило Арху пройти внутрь, капитан прикрыл за ним дверь оставив того схватиться с нечистью в одиночку. Он сознавал что будет лишь только путаться под ногами, а посему - все что Пфен мог сделать... Это не мешать, и по возможности прикрыть спину гвардейцу.
Впрочем, были у Стража и свои заботы: Следовало проследить что бы жители оставались снаружи, и не вмешивались в то что происходит внутри дома - для из же безопасности. Что же до Вестайна...
Совсем  недавно "вдовец" изображал - безразличие ко всему происходящему, и вот не прошло и пары минут как он рвался помогать. Тип явно темнил, но разбираться с ним сейчас было не с руки, оставалось только держать его рядом - и приглядывать что бы тот не вытворил какой-то глупости.
- ...мне вам помочь, -  Обратился к стражу Кеовас, куда конкретно уходил парень - капитан не знал, но мог предположить что в расположение штаба Городской стражи, где не застал его(капитана) и вернулся.
- Главное не суйся внутрь... Что бы ты не услышал.

Отредактировано Пфенлан (07-05-2023 14:19:41)

+2

16

Арх отправился внутрь дома, медленно проходя комнаты и пытаясь определить местоположение твари. Очень хотелось надеяться, что сражаться с ней не придётся в тесных комнатах, где не развернуться и даже не расправить крылья. Впрочем, сражаться в стесненных пространствах он умел прекрасно, но для некоторых гадин это идеальное подспорье. В доме непривычно звенела тишина и было слышно, как трещат под его не слишком по-алиферски массивным телом старые скрипучие доски. Священный Гелион горел тускло, но ровно. Похоже, что никто не пытался убежать, перепрятаться или сменить позицию. На всякий случай Арх поднялся по лестнице, но цель от этого не становилась ближе. Мужчина вновь зашёл в комнату, в которой они встретили того мужчину, который явно не пришёлся по нраву капитану стражи. И чем ближе он приближался к окну, тем сильней разгорался артефакт. Страж баланса определенно на верном пути. Но куда дальше?

Алифер упёрся в окно и стену. Дальше идти просто некуда. Алифер выглянул в окно и, осмотревшись, шагнул на карниз и подался вперёд, расправив крылья, планируя во внутренний небольшой дворик. И тут Гелион разгорелся основательно, давая понять, что здесь. Он нашёл это место. Но, ступив на землю, мужчина осмотрелся: никого. Совершенно никого не было. Только сияние говорило о том, что он настолько близко, насколько это возможно. Если только...

Он не стоял на нём.
Алифер отступил на несколько шагов назад и склонился над землей - над тем маленьким участочком, примыкающим к другому, соседнему дому. Обычная земля, по-осеннему влажная, сырая и холодная. Мужчина присел на колено и уже было почти копнул ладонью землю, как увидел его...

Маленький и относительно безобидный, смотрящий на него беззастенчиво своими детскими глазами почти доверчиво. Игоша. Ну да... Местоположение могилки для нежеланного ребенка "лучше" и не выбрать. Самые "безобидные" из всей разновидности чудовищ и больше ближе к призракам, нежели нежити, которых алиферу было по-настоящему жалко. Теперь понятно, почему женщину заподозрили в одержимости: игоши доставляют серьёзные проблемы только матерям, беременным и их детям, иссушая их живьём или заставляя сгорать в горячке. Всех остальных они не трогают и не доставляют беспокойств, если только не пытаться на них нападать. В таком случае они будут вынуждены защищаться. Жуткий вид не отпугнул алифера.

- Маленький... - у алифера почти по-отечески сжалось сердце. Сложно представить, по какой причине он оказался здесь - на задворках дома, даже не похороненный, как полагается, и теперь мучавшийся сам и мучавший своим существованием других - нежеланный ребенок. Чаще всего это были всё же нежеланные дети, от которых пытались избавиться до или после рождения. Поэтому для алиферов любой ребенок, даже бастард - есть подарок от Создателя, а не проклятье. Арх протянул к нему руку и использовал "свет звёзд", чтобы подарить маленькой темной душе успокоение и любовь, которую она так и не получила. Теплый белый свет исходил из его ладони, заставляя и без того эфемерный облик игоши истончаться, а потом и вовсе пропасть. - Ступай к Всеотцу. Мы предадим твоё тело огню как положено.   

Из дома не доносилось никакого шума: ни грохота перевернутой мебели, не звона металла, ни рева чудовищ, криков и стонов, или всего того, чего могли ожидать случайные зеваки. Алифер появился в дверях так же тихо, как и зашёл. Он вышел и подошёл к капитану стражи, ожидавшему их супругу пострадавшей женщины и юному остроухому юноше.

- Это был игоша. Нужна лопата и то, во что можно будет завернуть останки. Нужно выкопать их и предать огню, как положено в церкви Люциана. После этого я смогу очистить дом от последствий темного воздействия. 
В воздухе повис очевидный исход: в этом доме тайно был убит ребенок, и именно он причинял вред Хильде. Но это преступление уже должно расследовать доблестной страже, если конечно им действительно есть до того дело. Пока же нужно было завершить начатое.

- Я принесу лопату, - вновь отозвался Вестайн. - В дом же можно уже войти?
На что алифер ему молча кивнул, мол "можно": "Я покажу, где он похоронен". 

__________________________
Свет звёзд -60 маны

Отредактировано Арх (08-05-2023 19:59:42)

+2

17

Кеваос разочарованно потоптался на месте, поглядывая на окна дома в надежде увидеть хотя бы что-то, если, конечно, стражник не в помещениях, окна которых выходят на другую сторону. Вот так часто бывает - вроде бы ты помогаешь, но тебя ставят куда-то в сторону и забывают. Ты рад, что помог в малом, а теперь ожидаешь что тебе поручат что-то посложнее и важнее, ты рвёшься в бой... или не в бой, а потрудиться, но тебе говорят, что нужно подождать, отойти и не мешать. А с чудовищами и бандитами будут сражаться профессионалы. Увы.
Кеваос стоял рядом с капитаном стражи, внутренне надеясь, что ему всё же доведётся сегодня обнажить меч. Юноша видел в схватках только хорошее: защиту правды и обиженных, установление правил и славу, на худой конец. Покуда сила была в его руках, а здоровье было крепким, юный сильвиец искренне считал, что сможет силой своего оружия участвовать в делах добра, которое для него было более чем очевидно. Но о том, что причиной всех происшествий в доме был как раз обиженный и безгласный ребёнок, так и не увидевший белого света и ставший уродливым несчастным монстром.
Стражник вернулся неожиданно, и Кеваос удивлённо посмотрел на него. Эльфийскому юноше повезло - он не только видел ночной инцидент, но и сейчас был рядом со стражниками, так что мог хотя бы  быть в курсе расследования.
- Так это игоша кричал среди ночи... - вырвалось у парня, который вроде бы уже понял довольно много. - Бедолага...
И оборвал себя - хоть и жаль юноше было игошу, тот всё равно оставался существом опасным, одним из тех вещей, что приходят ночью и несут зло живым.
И тут Кеваоса снова осенило. Он приблизился к знакомому уже крылатому стражнику и шёпотом сказал ему:
- А это мог быть ребёнок его первой жены, той, что умерла тогда?
Предположение получилось сумбурным, юный эльф выдал сырую мысль, но стражник скорее всего всё понял верно. Ему наверняка уже не раз приходилось расшифровывать путанные показания свидетелей.

+2

18

— Так это игоша кричал среди ночи... - выступил с предположением юноша. Похоже, что они все жили в одном доме. На что Арх лишь кивнул, от себя добавив лишь короткое: "Да, они имеют свойство кричать, плакать, шуметь и иногда воровать вещи. Особенно детские".
Будучи злыми, они всё равно оставались детьми, нуждающимися в родительской заботе, ласке и детских вещах. Когда началось движение, безымянный юноша подошёл к алиферу и вдруг выдал свою догадку. Захваченный этой сумотой гвардеец сперва превратно истолковал вопрос, чуть не согласившись с этим предположением, но потом вдумался в контекст более внимательно и... Пропустив мужчин идти вперед, чуть задержался и отрицательно покачал головой.
- Нет. Если умирает беременная мать, она умирает вместе с ребенком. В этом случае ребенок не рискует стать игошей. Игоши - это всегда, подчеркиваю, нежеланные дети, от которых хотели избавиться. Ладно, идём.

Когда Вестайн вернулся с лопатой, алифер повёл их за дом. Обойдя строение они оказались во внутреннем дворике, на который и выходили окна терзаемой нападками Хильды. Арх подвёл их к тому самому месту, где покоились останки маленького ребенка и коротко сказал: "Здесь".
И в этот момент Вестайн принялся копать. Благо, что копать пришлось неглубоко. Вскоре показались полуистлевшие останки маленького скелетика ребенка. Если судить по разложению костей... Они покоились тут не первый год. Похоже, что кто-то не собирался выкапывать полноценную могилу, а скорее просто прикопал и разрыл землю. Зрелище могло оказаться не для слабонервных: не каждый день на своём заднем дворе находишь труп ребёнка, но такова была данность.

"Не стало милосердых на земле, нет правдивых между людьми: все строят ковы, чтобы проливать кровь, каждый ставит брату своему сеть. Руки их обращены к тому, чтобы уметь делать зло: начальник требует подарков, и судья судит за взятки, а вельможи высказывают злые хотения души своей и извращают дело".

- Вам знакомы эти останки? - Пфелан перешёл к опросу собравшихся. Но в первую очередь этот вопрос обращён был к Вестайну - похоже, что стражник даже не скрывал того, что главный подозреваемый в этом деле пока что оставался муж Хильды. Коротким жестом, поведя рукой, алифер наложил "Уста истины", чтобы понимать, кто из отвечающих будет говорить правду, а кто - лукавить. Вряд ли юноша-сосед был заинтересован в том, чтобы как-то говорить неправду. Но алиферу нужна была чистая, "не смазанная" картина произошедшего, потому что убрать игошу - было лишь половиной дела. Найти его настоящего убийцу и произвести над ним справедливый суд пред лицом Люциана и Ньёрая - вот то, что они должны исполнить. И его полномочия алифера как представителя закона позволяли ему вмешиваться в дела не только своего народа, но и людей с их, естественно, позволения. В данном случае разрешение было получено со стороны капитана стражи.
- Впервые вижу... - растерянно отвечает Вестайн, доставая покрывало, чтобы укрыть эти косточки. Арх, утвердительно кивнув своим мыслям, посмотрел на юношу: неизвестно, сколько они проживали вместе, быть может ему это маленькое тельце было знакомо, или он что-то слышал, видел? 
__________________________
"Уста истины" х2 -180 маны

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+1

19

Эльфийский юноша был опечален некоторыми обстоятельствами дела, ему было искренне жаль убитого младенца, что стал нежитью и монстром. Но помочь горю было никак нельзя, если не считать намерения стражников даровать игоше покой, а обитателям дома спокойствие. Правильно ли они поступают? Безусловно правильно. И тут юноше показалось, что дело будет спущено на тормозах, убийцу не станут искать, списав смерть младенца на несчастный случай или психическое расстройство матери. которая тоже мертва. Ведь это ребёнок первой жены соседа. Но стражники были настроены решительно, а их пунктуальность заставила Кеваоса проникнуться к ним уважением. Он слышал, что люди не особо стремятся к справедливости, в отличие от благородных сильвийцев. Но это явно была часть эльфийского высокомерия, с которым юноша боролся.
Кеваос ускорил шаг и вскоре стоял рядом со стражниками, завершающими свою печальную миссию. Юноша вёл себя тихо, не приставал к стражникам, поэтому они молчаливо разрешили ему присутствовать при опросе свидетелей. К сожалению, из него самого свидетель был не ахти - кроме беспорядка в комнате да криков игоши он ничего не видел и не слышал. Вернее, почти ничего. Улику он всё таки добыл. Соломенная кукла должна была что-то да значить для расследования. Кеваос решил запустить пробный шар, сказав как бы рассуждая вслух:
- Кукла могла означать, что убийца близкий человек? Тот, против которого у игоши не было сил сопротивляться при жизни, а после он послал куклу как защитника? Просто я слышал, что дети порой воспринимают кукол как защитников или что-то вроде того. Хотя...
Тут юный сильвиец оборвал свои рассуждения - но сделал он это не из-за нерешительности, а чтобы таким вот странным образом подтолкнуть Арха как наиболее знакомого стражника к рассуждению и построению логической цепочки на основании улики. Так вроде бы положено расследовать дело, так говорил отец Кеваоса, которому юноша имел все основания доверять в подобных вопросах.

+1

20

Что же... По ответу Вестайна, Арх понял, что расследование дела по убийству ребенка могло зайти в тупик и так и остаться нераскрытым.  Слишком много времени прошло... Те, кто мог бы за давностью лет рассказать больше, уже мертвы. Тем более, что нельзя исключать вариант, что ребенка просто подкинули сюда, чтобы далеко не носить... Можно было бы, конечно, поподробнее расспросить соседей, но прошло столько времени, что вряд ли бы кто-то вспомнил что-то существенное. Игоши не доставляют проблем хозяевам дома, если это не матери и дети, а потому могут долго, очень долго не проявлять себя. Кто знает, как долго он здесь уже сидит?

В этот момент в допрос вмешался снова тот юноша. Алифер выслушал его предположение, и, поймав на себе взгляды как к более сведущему по вопросу нежити, уже было хотел отрицательно покачать головой. Игоши действительно иногда воруют игрушки и другие детские вещи. Воруют, а не подбрасывают. Они не настолько развитая форма существования, язык не поворачивался назвать это "жизнью", чтобы быть способной на такие вещи и такие сложные ходы. Нет, невозможно, при всём его искреннем порыве помочь.

- Кукла? - отозвался Вестайн. - Что за кукла?
Ведь на "могиле" они не нашли никакой куклы. Поэтому он не понимал, про какую игрушку шла речь. Стражники, казалось, тоже не понимали. Да они и не досматривали внимательно комнату, так как мужчины в тот момент занялись словесной пикировкой, подспудно обвиняя друг друга во всех своих бедах: Пфенлан - грубым прессингом попытался с нахрапа расколоть потенциального убийцу, а потенциальный убийца обвинял стражу в бездействии. И потому не заметили куклу, нетронутую под кроватью.

- Давайте посмотрим, - доброжелательно предложил Арх, чувствуя в тоне мужчины намек на то, что игрушка действительно могла ему быть знакомой. Слабая надежда, похожая на соломинку, которую мог ухватить утопающий. Но пока что у них действительно ничего не было из других вариантов и предположений. - Где она была?

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+1

21

Эльфийский юноша почувствовал себя тем, кто не обладая какой-то особенной силой или знаниями толкнул маленькие костяшки домино, вызвавшие падение длинной цепочки больших. Словом, кем-то важным благодаря своим действиям, решениям или словам, а не просто потому что изначально чем-то обладал. Впрочем, кое-чем он всё же обладал, вернее, нашёл когда решил исследовать "нехорошую" квартиру. Кукла. И теперь он со сдержанной радостью от того, что оказался полезен для дела, протянул куклу алиферу. Кеваос всё равно полагал, что игоша мог совершать более-менее сложные действия, ведь юноша прежде с ними не сталкивался, а лишь слышал сказки и байки из в лучшем случае третьих уст.
- Кукла была под кроватью, где спала женщина, вот тут, - ответил Кеваос. - Поэтому я и решил, что её подложили туда умышленно. Хотя... наверное, если этого не мог сделать игоша, то мог кто-то другой. Я некоторое время отсутствовал, так что у преступника было время чтобы подбросить куклу. Зачем, вот только вопрос. Как по мне логичнее было бы что-то унести. А если подбрасывать, то только чтобы сбить со следа.
Эльфийский юноша задумчиво потоптался на месте, было видно, что ему не шибко по душе вот так стоять и долго разгадывать загадку. Единственная улика - и та запросто могла оказаться ложным следом, а преступник мог без труда улизнуть чтобы после вернуться и закончить своё дело. Хотя и о личности предполагаемого преступника пока ничего нельзя сказать, а супруг пострадавшей женщины не особо подходил на роль подозреваемого. Юный сильвиец больше был по части драк и погонь, а вот интеллектуальная часть расследования давалась ему с явным трудом. Правда, он не торопился бросать её на полпути.

+1

22

Арх осмотрел эту куклу: простая, соломенная игрушка, перевязанная синей ленточкой на манер, как девушки подвязывают свои волосы. Легкая. Небольшая. Браслет не показывал присутствия темной магии. Алифер ощутил свою бесполезность в этом деле. Ему эта кукла не говорила ни о чём более, кроме того, что он уже сказал ранее: игоши таскают к себе игрушки, а не подбрасывают их. А вот кому и зачем подбрасывать её?

Кто-то знал, что здесь есть игоша, и потому положил куклу, чтобы выманить его? Нет. Они и сами прекрасно справятся с тем, чтобы найти свою жертву. Им не нужна приманка. Или кто-то его выманивал? Вот только зачем? Предполагать можно было бесконечно много и долго, пока в дело не вмешался муж Хильды.

Мужчина взял эту игрушку из рук алифера и пояснил безапелляционно: "Это игрушка моей покойной супруги. Она сделала это для нашего ребёнка, когда была в положении. Перед... Тем, как умерла".
Похоже, что мужчина был очень замкнутым. Ему неприятно было говорить о том, что произошло. Тоска сдавила его сердце, и, кажется, слова застряли в горле, встряв комом. Но алифер не видел ни капли лукавства в его словах. Тот говорил чистую правду. И потому лишь молча кивнул присутствующим, подтверждая его слова.

- Это то немногое, что осталось у меня от них... И я просто не смог её выкинуть и убрал подальше в шкаф.
К счастью, Хильда понимающе отнеслась к такой игрушке. Без приступов ревности и желания избавиться от всего того, что могло бы напоминать о прошлых отношениях её супруга.

- Это все игрушки в вашем доме? Или есть ещё? - спрашивает Арх, ведь на месте могилки других игрушек не было.
- Это всё... - отвечает мужчина. - Понимаете, я очень суеверный. Мы хотели купить игрушки после того, как родится ребёнок. В прошлый раз "заранее" обернулось... Скверно.
- Это не суеверие, это игоша. Но теперь Хильде ничто не грозит, - поспешил успокоить его алифер, продолжая развивать мысль юноши. А вдруг? - Кто-то ещё знал об этой игрушке?
- Разве что только хозяйка дома, больше никто.
- А где она была в это время, когда это всё случилось?

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+1

23

Кеваос внимательно следил за реакцией мужа Хильды, но тот должен был быть прирождённым артистом чтобы так убедительно соврать. Нет, он определённо был непричастен к произошедшему с обеими его супругами. Эх, а ведь такая стройная версия была. Впрочем, довольно банальная чтобы гордиться ею. Слишком много подозрений на одном человеке. Слишком много чтобы он, если бы был убийцей, не пытался отвести хотя бы часть из них от себя. Но он даже не пытается. Но преступник непременно должен был быть. Ведь игоша не вполне разумное существо, даже не вполне существо, скорее сущность, не способная на такие сложные коварства. А вот слова стражника о том, что игошу могли приманить с помощью куклы мгновенно пришпорили мысли эльфийского юноши. Глаза Кеваоса заблестели, но в эти минуты он меньше всего думал о том как выглядит со стороны - он решал сложную и важную задачу, к тому же ещё и довольно занятную, чего уж скрывать.
- Точно, - с несколько неуместным, хотя и сдерживаемым, энтузиазмом подхватил юноша. - Хозяйка могла подбросить куклу чтобы приманить игошу, который будет изводить госпожу Хильду, - и тотчас добавил с сомнением: - Правда, это никак не объясняет прошлый раз. Тогда вроде бы игоши не было. Ведь так, господин капитан?
Юный сильвиец был немного наивен, но не глуп и строить логические цепочки мог, пусть не очень длинные. Но свои предположения он не считал априори истинными, хотя и хотел услышать серьёзное опровержение своих догадок. Так что хозяйке дома придётся несколько потрудиться чтобы мальчишка признал свою версию ложной. Ведь тут всё было вроде бы логично и вызывало доверие. У Кеваоса по крайней мере. Он-то в случае чего предпочтёт остаться при своём мнении, если его не смогут переубедить.

+1

24

Алифер поджал губу. Пока что ни один порыв души Вестайна не говорил о том, что он лжет или хоть как-то кривит душой. Так что же это? Действительно ли роковая череда случайных обстоятельств, выпавших на долю этого мужчины, в которой он из жертвы чуть не превратился в главного обвиняемого, или всё-таки слово "случайность" здесь неуместна? Увы, по костям ребёнка нельзя было сказать, как долго он здесь уже находился. Но если его личные ощущения не обманывали, то не более десяти лет. Это достаточный срок, чтобы случилось всё, что угодно.

Но почти во всех запутанных делах есть одна несокрушимая сила - свидетели. Почти у любого преступления есть свой след.
- Всякое может быть, надо её допросить, - отвечает командир стражи, Арх же просто молча кивает, соглашаясь на то, что нужно попробовать. Странный, конечно, жест. Зачем приманивать нежить в свой дом, если ты знаешь, как она опасна? Тем более, что игоша найдет свою жертву сам, без подсказок. Но если бы Нимрайс не встречал тех, кто был уверен, что с нежитью можно договорить и приручить её, более того, заручиться её покровительством, то не предположил такой как вариант как возможный.
"Надо только сперва понять, хватит ли у меня резерва на ещё одни "уста истины"..." -  мысленно рассудил про себя алифер. Эта способность отжирала у него много сил, чтобы ещё раз потратить её и узнать, что она потрачена впустую.

Мужчины спустились вниз и нашли хозяйку дома в её комнате.
- Ну что, удалось что-то узнать? - озадаченно спросила пожилая женщина, посматривая на всех участников.
- Да, скажите, знакома ли вам эта кукла? - капитан Пфенлан не стал тратить времени даром и сразу перешёл к сути вопроса.
- Да, господин капитан. Я видела её у Анны... До того, как она умерла... Она была в положении и готовилась родить, как вот... Хильду чуть не постигла та же беда!
Женщина всплеснула руками и покачала головой. Непонятно к кому относилась эта сочувственная эмоция: к Анне или Хильде? А быть может обеим? 

Алифер тем временем тронул Кеваоса за плечо, кивнув ему, мол, задавай свой вопрос.

+1

25

Эльфийский юноша подавил лёгкое смущение - ведь ему прежде не доводилось вести допрос свидетеля. Он должен был сформулировать свой вопрос максимально чётко и полно, но в то же время коротко и точно. Женщина не должна ни испугаться, ни усомниться в умственных способностях вопрошающего. Ведь тогда ответ может быть ложным, а того хуже - хозяйка может наотрез отказаться отвечать, сославшись на забывчивость, например. Плюс на парня смотрели стражники - внимательно и серьёзно. Как ни крути, но именно он нашёл куклу и всё заварил. Он был тем гонцом, что принёс дурную весть.
Хозяйка подтвердила часть подозрений Кеваоса - но это было только начало его гипотезы, нужно было задать такой вопрос, который бы дал максимум информации при минимуме времени. Юноша бросил короткий задумчивый взгляд на алифера, в секунду сомнений ища одобрения, однако быстро взял себя в руки и вполне уверенным тоном произнёс:
- Если вы так хорошо помните Анну, то не могли бы вы как можно более подробно вспомнить, как она умерла? Были ли какие-нибудь странности? Жаловалась ли она на какие-то шумы? Похожа ли была её болезнь на недуг Хильды? И ещё, умирал ли до этого когда-нибудь в доме младенец?
Вопросов вышло много, но юный сильвиец уже понял, что одним вопросом не справится. Женщина теперь могла как пролить свет на предыдущее убийство, так и окончательно сгустить мрак, после чего Кеваос уже может сбиться с пути мысли, и потребуется помощь стражников, на которых надеяться не хотелось из честолюбивых порывов юнца. Ведь куда приятнее разобраться во всём самостоятельно, без чьей бы то ни было помощи, хотя бы чуть-чуть утереть нос профессионалам, показать, что он не глупее них. Хозяйка по сути держала в руках самолюбие остроухого мальчишки.

+1

26

- Не помню, чтобы она на что-то жаловалась... - ответила женщина, но, стоило только ей открыть рот, чтобы озвучить какие-то догадки, как вдруг в их разговор внезапно вмешался Вестайн.
- Конечно, она не жаловалась, вы не взлюбили друг друга с первого дня! Ты постоянно наговаривала на мою жену! Мы даже уже думали переехать отсюда. 
Женщина лишь на подобные обвинения всплеснула руками, а потом и вовсе закрылась, словно уходя от разговора.
Алифер удивленно заломил бровь, понимая, что, похоже, они копнули в верном направлении. Вестайн не врал в своём упреке хозяйке, но... Что было их причиной: бытовые причины, где женщины не поделили один дом, и они имели дело с обычным бытовым конфликтом двух женщин? Или же они зацепились за истинную причину? Жаль, что теперь нельзя было допросить Анну в силу того, что она почила.
- Ничего я не наговариваю... - пробухтела женщина. - Но думаю, что Хильду Люциан отвёл от той же участи, что и Анну!

- То есть, Вы хотите сказать, что у них были схожие обстоятельства? - и ту, и другую мучил игоша перед смертью. Но первая не желала делиться своими проблемами из-за конфликта с хозяйкой? Но... Если так посмотреть, Хильда тоже не нашла сочувствия в своем крике о помощи. Лишь только после заверений жреца Люциана, только после его слов о том, что женщина не безумна, в её слова хоть немного поверили. 
- Мне почему-то кажется, что да, - вздохнула женщина. - Обе выглядели одинаково плохо...
И, ещё немного помолчав, она сурово взглянула на Вейстайна. - О покойных либо хорошо, либо ничего... Ничего, кроме правды. Плохая у тебя была девка, Анна. Повидала я таких.
- Ничего не хочу слышать даже! - огрызнулся мужчина. - Ты тогда её со свету сживала, что теперь никак не угомонишься! 

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

Отредактировано Арх (30-09-2023 12:45:03)

+1

27

Кеваос немного обрадовался когда понял, что своими вопросами затронул таки тайну из прошлого этого вполне благополучного с виду дома. Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что догадаться о чём-то подобном было немудрено - уже несколько улик, которые никак не могли быть чистой случайностью говорили о наличии скелетов в сразу нескольких шкафах достопочтенных горожан. Юноша почувствовал даже некоторое сожаление - он принял хозяйку дома за порядочную и добрую женщину, не способную на ужасные преступления. Впрочем, внешность нередко была обманчива, а для молодого и не шибко опытного сильвийца некоторые особенности чуждых культур были в новинку. Впрочем, раз хозяйка не принялась отрицать всё подряд, то, стало быть, она скорее всего не причастна к гибели Анны. Поскольку вряд ли хозяйка одного из доходных домов в не самом роскошном квартале будет владеть мастерством уровня дворцового интригана. Или вроде того, как так сам Кеваос не был в сколь либо высоком свете. Но подозрения уже были посеяны, и эльфийский юноша выжидательно посмотрел сперва на алифера, потом на мужчину, а затем на хозяйку.
- Что значит - плоха? - уточнил юноша у хозяйки, почувствовав некоторую уверенность после удачного хода. - Она сразу была больна как приехала? Или нечто другое?
Кеваосу так нравилось - ежели он сам чего не поймёт, авось опытный стражник распознает, а в итоге результат будет общим, что неплохо, даже помощнику достаётся часть славы.

+1

28

Женщина всё ещё мялась, чувствуя себя неловко под взглядами четырёх мужчин, один из которых явно не горел желанием того, чтобы она открывала рот. И именно его давление оказывало на неё влияние. Но, немного помявшись, она наконец-то выдала всего одну, но очень точную характеристику, описывающую Анну так, как ей казалось: "Непутевая она".

- Доказательства будут? - спросил Арх, не давая возможности Вестайну вмешаться и перебить женщину, но в то же время и желая услышать причины такой характеристики. Обычно, слово "непутевая" давали тем, кто ведёт распутный образ жизни. Понятно, что вдовец протестовал против такого порочащего имя его покойной супруги звания и невольно заступался за неё. Оно и понятно. Но если за этом было скрыто преступление, оно должно было быть озвучено.

- Увы, чего не знаю, того не знаю, - хозяйка как-то обреченно вздохнула и, кажется, даже немного постарела и заскрежетала. - Свечку не держала, и наговаривать не буду. Однако я пожила жизнь. И кое-что уже повидала. Так вот, такие как она могут выкинуть что-то этакое.

- То есть, Вы не видели её с кем-то? - уточняет алифер. На что получает покачивания головой.
- Нет, видеть - не видела. Говорю же: это моё личное ощущение. Да и не сую я свой нос в чужие дела.

- Оно и видно, - не удержался от ядовитого плевка Вестайн.
[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+1

29

Пока Кеваос слушал ответы хозяйки, та из вполне благопристойной пожилой леди начала превращаться в его глазах во вредную каргу, да и к тому же тупую как курица. Юноша не сдержался и под конец он слушал женщину самоуверенно крестив руки на груди, а на его лице была насмешливая улыбка, от которой он поспешил избавиться едва поймал на себе возмущённый взгляд женщины. Да, некрасиво получилось, но и верить ей он не мог. Просто не понравилась пожилой и явно не особо удачливой по жизни женщине красивая молодая девушка, которой выпало такое счастье, которого, возможно, не досталось хозяйке. Зависть иррациональна, от неё и все нелепые обвинения. Вот только может ли зависть быть причиной убийства и покушения? Тут Кеваос переменился в лице словно его осенила довольно пугающая мысль. Он быстро отозвал Арха в сторону и как можно тише прошептал, стараясь чтобы хозяйка не услышала, ведь его подозрения могли быть ошибочны.
- Могла ли хозяйка сама закопать младенца? - эльфийский юноша был взбудоражен свое догадкой и лихорадочно соображал, где он может найти доказательства её правдивости или ошибочности. - А сама наговаривает на, - и Кеваос кивнул в сторону мужа Анны, который был мрачен, но вряд ли от злости, скорее от горя, а огрызался он потому что искренне считал себя невиновным, жертвой, которую кто-то пытается выдать за злодея. Почему-то его состояние вызывало у юного сильвийца доверие.

+1

30

Сама женщина - Люцианов одуванчик: за такой и не подумаешь чего худого. Но никто не может прожить на земле свято, и бытовуха - хороший повод ввязаться в разные конфликты. Почему-то подсознательно Арху не хотелось видеть в ней плохого человека. Но проникаться к кому-то личными симпатии, особенно в таком деле, как судейство - непозволительно.

"Не суди превратно пришельца, сироту и вдову, и у вдовы не бери одежды в залог", - в голове всплыла одна из заповедей, требующих справедливого наказания как для богатого, так и для бедного, если те замешены в одном и том же преступлении. Если он рассудит неверно - грех на нём. Арх неоднозначно посмотрел на женщину, потом на капитана, а потом на эльфа, кивнув последнему. Надо было сделать это сразу, но алифер думал, что обойдется без этого, и ему не придётся расходовать чрезмерно магический резерв снова. Однако стоило проверить хозяйку, даже если этот опрос не даст никаких итогов. По крайней мере, где-то в глубине души алиферу хотелось на это надеяться.

Молодость и смазливость безусловно вызывают симпатию и невольное расположение, помогая обманывать наивных вертопрахов взмахом длинных ресниц или утонченностью черт лица. Но вот старость, обычно, показывает истинное лицо своего владельца. И чем злее и непорядочней владелец, тем больше характерных морщин приобретает его лицо. Но внешность... Всё равно обманчива.

- Господин Вейстайн, я попрошу на время покинуть нас. Мне нужно будет задать вашей хозяйке несколько вопросов личного характера, которые наверняка Вам не понравятся. Как только мы закончим, я Вас позову.

Учитывая его нестабильную реакцию, похожую на реакцию затравленного зверя, который огрызается уже просто на всё, что шевелится, ему однозначно будет неприятно слышать те вопросы, которые задаст алифер женщине. Они, возможно, будут касаться покойной Анны, которую он так защищает. И... Если подозрения юного эльфа окажется правдой... Чтобы он не набросился на неё с оружием.   

- Вы что?.. - голос женщины дрогнул, а на её лице отразился страх. - Меня подозреваете?..
Арх закрыл за мужчиной дверь поплотнее, чтобы она не открылась случайно, проверил, чтобы мужчина ушёл. Только после этого развернулся и сделал шаг навстречу женщине.

Перед лицом Ньёрая и Люциана, твои уста не прорекут ложь, небо и я будем тебе свидетелями, - протянул он руку, с которой сорвалось легкое золотое свечение, направленную на госпожу хозяйку. Теперь она не сможет соврать, как бы не пыталась. Взгляд алифера стал холодным, а выражение его лица непроницаемым. Увы, но эта мера была вынужденной. - Скажите, это Вы закопали младенца?

- Нет! - первое, что вырвалось из уст хозяйки, выдавая действие магии, которой она не могла бы сопротивляться при всём желании. - Да что вы!? Как я могла бы?!.

- Хорошо. Вы знали о рождении или существовании этого ребёнка? - казалось, даже голос алифера обесцветился, став монотонно-ровным, словно без эмоций.

- Нет! Я только сегодня от вас и узнала о том, что... Что здесь кого-то закопали! - а вот её голос стал похож на квохтанье испуганной курицы-наседки, которая хоть в первую очередь беспокоилась о себе, но, похоже... Действительно не имела никакого отношения к этому вопросу. Алифер даже выдохнул про себя с облегчением. Не сказать, что бы он разочаровался, услышав другой ответ, но конкретно в этом человеке - да. Он был рад ошибаться в людях в их лучшую сторону. Не опуская руку, алифер продолжил свой допрос, хотя теперь за его невозмутимой маской теплилась легкая улыбка.

- Позвольте, мои коллеги зададут Вам ещё вопросы. Постарайтесь ответить на них и ничего не забыть. Это очень важно, чтобы найти детоубийцу. 

Арх кивнул Кеваосу, чтобы тот ещё задал те вопросы, которые, возможно, он хотел бы задать. Они пусть и узнали главное, но не факт, что вытрясли все скелеты из шкафов этого дома. Потому что сам он чувствовал, что они снова за этот день заходят в тупик! Быть может, ребёнка сюда просто кто-то подкинул, чтобы скрыть улики, а потому и просто отнёс подальше от собственного дома, чтобы отвести подозрения? И в таком случае, они вряд ли когда-то выйдут на след этого преступника...

__________________________
"Уста истины" 286 - 90 = 196 маны.

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

Отредактировано Арх (29-01-2024 19:44:52)

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [08.11.1082] Монстры под кроватью