Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [1063] Театр неба и земли


[1063] Театр неба и земли

Сообщений 1 страница 30 из 64

1

https://i.imgur.com/MzlyuRd.png

дата и место
1063 (жнивень). Алир, Драконий зёв, Трерьях.
действующие лица
Флорайн Виастикос, Арх Нимрайс, Ильгран, Айлир фон Трерьях
Описание
Маленькая ложь всегда имеет далеко идущие последствия.

https://i.imgur.com/cwcGuAK.png

Отредактировано Арх (05-09-2022 11:07:46)

+2

2

[icon]https://i.imgur.com/TPDq5yj.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

ПРОЛОГ

В больших синих глазах новичка не наблюдалось ни проблеска интеллекта. Флора честно высматривала: нету ничего! За неделю, что она наблюдала за новеньким, он степенно рассекал по казармам, не обременял голову лишними мыслями, и, в целом, ненапряжно переживал свою невыносимую легкость бытия. Попутно терял булавки, перья (пока что канцелярские), бумагу, пока чистую (слава богам!), и один раз умудрился забыть, куда поставил поднос. Еда стояла на соседнем пустом столе: не притронулся.

Капитан клятвенно обещал убрать дурака из канцелярии и приставить к чему попроще, но, пока суд да дело: у Флорайн в руках свернулся приказ стратегической важности, крайней срочности. А парняга протягивал свою здоровенную лапу к драгоценному пергаменту, но краем глаза уже косился в окно, не в силах удержать внимание на чем-то одном. Или не желая, что точнее: вроде вменяемый.

Виастикос повела усталыми плечами: день сумасшедший, наклевывалась проверка, потому бумаги было более чем много. И все это - на доставку. Все посыльные сегодня с крыльев сбиваются, в том числе и Флорайн, в штабе никого больше нет, и еще долго не будет. А она и так летала в принципе меньше других: за счет того, что руководила, занималась отчетностью, и была приставлена к высокой персоне лично.

Она еще не была дома со вчерашнего дня: отписала любимому птаху, чтобы к ужину не ждал, положил в постель грелочку, которую Фло завела как раз на такой случай, и закутался в подаренный шарфик. Синий, под цвет обожаемых глаз. И без того плохо питающаяся Виастикос сумела перехватить только тарелку сукияки днем, да дожевать того же самого вечером, когда убирала поднос генерала. Всю ночь они сводили дебет с кредитом, проверяли учетные книги на случай, если высокому начальству придет в голову сунуть клюв и туда, а затем начали разносить письма. Внезапная проверка совпадала с учениями, чтоб их. И отменить уже поздно.

Ночью Фло прикорнула всего на часик: уткнулась мордой в разворот книги, отпечатала на щеке количество потраченных монет на новые сапоги, а затем бросилась летать по всему Алиру вместе с подчиненными. А теперь ей предстоит держать путь еще дальше, потому что этот дурак всенепременно не донесет приказ.

- Подите прочь. - Ровно произнесла Флорайн. - Вы сегодня достаточно сделали. Придите в себя, помогите кастеляну.

Она заранее мысленно просила прощение у их хозяйственника, но пусть будут локальные сопутствующие потери, чем такое. Девушка доложилась генералу, что отправляется исполнять поручение, строго-настрого запретила покидать штаб в одиночку, вложила письмо за пазуху, махнула крылом - и была такова.

***

То, что полет будет не из легких, стало ясно, когда ее подхватил порыв ветра, и мотнул в сторону. Она ловко выровнялась за счет маневренных крыльев, и какое-то время сумела лететь по ветру, но затем стало сложнее. Погода стремительно портилась, на высоте собрался сизый туман, и лететь приходилось почти вслепую. Ранее такой путь не вызвал бы у нее трудностей: на первом году службы Флора проделывала впечатляющие расстояния, но сейчас отчего-то даже планировать было сложнее. Мышцы болезненно ныли, голова шла кругом.

В последнее время ее диета стала более беспощадной. Поживя в доме у Нимрайсов, Фло поняла, что есть ей все же придется, хоть и понемногу, однако никто не проверяет, чем она занимается в отхожем месте. И ведра располагались так, чтобы не тревожить жильцов дома. То есть, Флорайн прилежно съедала все положенные ей онигири, довольно урчала, смотрела на птаха и его матушку, приготовившую это чудо, сияющими глазами, а потом шла и избавлялась от лишних килограммов. Последние месяцы она чаще сидела в кабинете, чем ползала по плацу, так что чувствовала себя довольно сносно. А уставший вид всегда можно было свалить на работу: что поделаешь, видел же, кого брал, трудоголицу недоделанную. Да и сам такой: Арх тот еще трудяжка, настоящий молодец. Мама его так хвалит... Нет, не о том речь!

Флорайн тряхнула взмокшими волосами, слипшимися в черные иголки.

Она, кажется, немного сбилась с курса. Придется опуститься пониже - и девушка стрелой нырнула в туман.

Внизу ее окатило теплым летним дождем, на горизонте мелькнула молния: шторм в самом разгаре. Она давно должна была оказаться неподалеку от нужной точки, тогда какого...

Порыв ветра подхватил ее под темные крылья, и пришлось опуститься еще ниже, чтобы не тратить силу на борьбу со стихией. Внизу волны трепали какую-то посудину, дергали паруса, и всячески причиняли страдания команде. Флора посочувствовала бы, но и ей на высоте приходилось вообще несладко: она устала, явно потерялась, шторм не давал спокойно расправить крылья и планировать, отдохнуть хоть так.

К тому моменту, когда Флора сориентировалась и добралась до точки встречи, у нее буквально отваливались крылья. Болели даже несуществующие мышцы: она спрыгнула на площадку, передала послание, переоделась, блаженно забилась под навес, и уснула, прикрывшись чужим плащом.

По приходу реальности первое, что ощутила: как скрутило желудок. Затем - отсутствие яростного штормового ветра. Девушка дотянулась до яблока, и склевала его во мгновение ока, а затем высунулась на взлетную площадку, и подставила лицо жалкому августовскому солнышку. Пора и честь знать: наверняка Арх уже заждался.

Крылья ломило, как после хорошей тренировки: Флора взяла разгон, неспешно спланировала, но все равно каждое движение давалось с трудом, с болью. Теперь она убедилась воочию в том, что продремала всего пару часов: ветер явно только утих, волны внизу были еще высоковаты для спокойной погоды.

Внезапная слабость отдалась звоном в ушах, и Фло резко рухнула ниже, выправилась... Что с ней? Резко налынувшая слабость помешала развернуться, и полететь обратно к точке встречи.

У нее даже не осталось сил, чтобы взлететь выше, да и смысл? Надо искать место отдыха, а не забираться к облакам. И ни одного островка на горизонте, да что ты...
Перед глазами вспыхнули разноцветные круги, и Виастикос с изумлением ощутила, как проваливается в воздушную яму, при этом не может даже махнуть крыльями. Она устремилась вниз, уже ощутимо теряя сознание, успела лишь немного раскрыть крылья перед падением, а после - шлепнулась в воду.

И - хлебнула солененького. Вода почти сразу забилась в нос, прочистила легкий насморк, и заставила сердито расфыркаться, как кота. Давнишняя посуда, ранее увиденная болтавшейся в шторме, оказалась совсем рядом - неудачно упала, распахнула крылья в попытках спланировать перед приземлением, и - аккурат перед неизвестным кораблем села на воду.

Высокие борта чужого корыта заслонили чернильное небо, оказались совсем рядом. Сверху мелькнула чья-то мордашка, и в следующее мгновение Флоре по лбу прилетело перекладиной веревочной лестницы. Сознание она не потеряла только из собственного чувства возмущения: заставила две потяжелевшие пары исчезнуть со спины, поднырнула, влезла между перекладинками, и позволила втянуть себя на борт. А, собственно, вариантов было два: либо наверх, либо вниз. Причем если наверх, то более общим способом, без крыльев: они явно еще не скоро сумеют поднять Флору в воздух. Сил плыть уже не оставалось, так что выбирать способ спасения не приходилось.

Отредактировано Лейв (06-09-2022 08:11:10)

+2

3

Я спросил у мудрейшего: «Что ты извлек
Из своих манускриптов?» — Мудрейший изрек:
«Счастлив тот, кто в объятьях красавицы нежной
По ночам от премудрости книжной далек!»

Прошло больше полугода с того момента, как Флора стала невестой и теперь проживала вместе с Архом. Чувства и страсть, обрушившиеся на голову как цунами, начинали потихоньку сходить, уступая место домашней рутине, которую, впрочем, рутиной язык не поворачивался назвать. Совершенно иное чувство - возвращаться туда, где тебя ждут, где тебе рады, где ты не гость, приглашенный на время, и вынужденный в конце оставить хозяев и уйти домой. Мужчина так долго приучал себя к одиночеству, и лишился всего буквально за один миг. Но никогда не сказал бы, что он сожалеет о потерянном. Постепенно в доме стало уютней. Появлялись новые чайнички для чая, милый домашний бардак из разбросанных вещей, которые он всё равно упрямо возвращал на свои места, семейные завтраки и ужины, прогулки. Учеба, как ни странно, пошла даже в гору. Его цели изменились незначительно, но теперь его подхлестывали новые обязанности и ответственность за свою семью, что постоянно держало в приятном тонусе. Арху вообще проще работалось и училось, когда пребывал в состоянии повышенной мобильности. Затяжной отдых и нега - как ржавчина для металла, расхолаживала его, и возвращаться в строй приходилось уже с трудом. 

Когда стало тепло, он, как и обещал, слетал на Драконий зёв, чтобы принести в Алир немного земли и цветов. Будучи абсолютно равнодушным к растениям и не испытывая восторга перед цветами, для своей супруги он решил разбить цветочную клумбу, и высадив в прямоугольные коробки-грядки на втором ярусе камелию красную. Всё это превращало холостяцкую пустынную берлогу со стерильной чистотой и книгами в уютное жилье. Мужчина щепетильно относился к новым заведенным ритуалам, и хоть их было всего три и на выполнение требовали в общей сложности от пятнадцати минут до часа, Арх считал их полезными и важными для новой семьи.

Иногда новоиспеченная супруга по несколько дней не приходила домой. Арх прекрасно понимал, что такого требовала её служба, и что от него она потребует ровно того же, а потому терпеливо ждал её возращения, испытывая странное противоречивое чувство. Алифер с одной стороны понимал, почему Поднебесная воздерживается от вмешательства во внешние дела государств, с другой - сколь ещё они будут стоять в стойлах как боевые кони? Не сказать, что терпение - добродетель Арха. Чувство неопределенности мучило его. Раньше. Но только не сейчас. Теперь у него появился главный пернатый источник тревоги и забот - маленький Клювик. И потому с другой стороны Нимрайс ощутил почти на уровне чего-то запретного - чувство облегчения. Если бы сейчас их куда-то перебрасывали, он бы места себе не находил, будучи стреноженным и с подрезанными крыльями. Разительное чувство: когда он был один, он не испытывал таких страхов и волнений. К счастью, она его предупреждала о своих пропажах, и день накануне прошёл размеренно и спокойно по плану намеченных на него дел.

***

Шторм трепал торговое судно, но на счастье команды, всё же не грозился в один прекрасный момент потопить не только сам корабль, но и товары. Волны смыли часть коробок и бочек, наполненных утварью и провизией, но самое ценное охранялось более тщательно. Главным товаром были рабы, которых сейчас переправляли демоны в Цахес, чтобы пополнить рынок рабов новым товаром. 

Часть команды видела, как девица буквально свалилась с неба - больше ей падать просто было неоткуда, рядом не было ни скал, ни островов, ни отмели. Кто-то из команды успел заметить во время падения крылья, о чем сообщил главному демону, оплачивающему наём судна и всей кампании. Чтобы поверить в версию о крылатой деве, для начала нужно было удостовериться, что это не беглянка - маловероятно, учитывая, как охранялись их клетки, и всё же возможно. Однако беглянка не стала бы принимать их помощь и скорее бы попыталась уплыть.

- Вам повезло, сударыня, что мы оказались рядом! - Сказал кто-то из мужчин, вытягивая девчонку с бараньим весом на палубу. Это было даже деликатно, учитывая промысел корабельщиков. Это было обусловлено более прозаичными причинами - нельзя было портить товар. Однако дальше в глазах девицы потемнело, когда тяжелая рука резко опустилась ей на затылок. Шторм хоть и смыл часть товаров в море, но взамен принес более ценный улов. Это даже не ламар, по стечению обстоятельств попавших в сети, а целая каэлитка! Такая уйдёт за хорошую цену на аукционе уже просто по номиналу. А если выяснится, что у неё есть особые таланты, это дополнительно поднимет её цену у любителей экзотики.

***

Арх ждал возвращения Флоры с работы. За это время он достаточно примелькался среди гвардейцев, которые уже почти даже не спрашивали, для чего тот пришёл, лишь по правилам проверяли его на наличие запрещенных предметов и оружия. Нимрайс редко заходил внутрь, чтобы не смущать и не отвлекать от службы остальных, терпеливо ожидая появления супруги снаружи, но время шло, а её всё не было и не было. То, что та могла заработаться и забегаться, он хорошо понимал, и потому скучающе рассматривал тучи, ползущие по небу, которые периодически проливались дождём, а периодически пинал мелкие камушки на брусчатке. "Что-то задерживается", - с легким раздражением в первую очередь на свою нетерпеливость отметил мужчина и всё же решил сходить и проверить наличие своей жены в её кабинете. Быть может, её в очередной раз завалили документацией, и она, забегавшись, забыла его предупредить. Однако не нашёл её на своём рабочем месте. А судя по оставленным вещам, алиферка явно не вышла пять минут назад. Мужчине ничего не осталось, кроме как спросить, где Флорайн. Однако никто не знал, где она. Сказали лишь, что улетела по поручению и до сих пор не вернулась, хотя давно должна уже была.

Поручение? На Драконий Зёв? Ещё не вернулась? Давно должна была?..

Всё спокойствие алифера как рукой сняло, особенно, когда выяснялось, что туда она отправилась ещё и без сопровождения. Фантазия у Арха была плохой: она редко предлагала благоприятные варианты, любезно подсовывая лишь самые страшные. Её прямого начальника - генерала, также не было на месте, так что пришлось поднимать на уши тех, что были. Мужчине было наплевать, что он не являлся гвардейцем. В какой-то мере у него здесь тоже были связи, которыми он до этого момента не пользовался. И нет, это не его жена, которая здесь работала, а личное приглашение на службу от этого самого генерала после турнира Шелеста. Тогда он пригласил Нимрайса на службу после того, как тот закончит своё обучение с лекарским делом. Арх не стал бы пользоваться этим, если бы не ситуация, которая требовала от него сейчас решительных мер. Тем более, речь шла о жизни их служивой девочки.

Мужчина потребовал ему выдать направление, куда именно отправилась Флора, клятвенно пообещав, что не станет вмешивать в работу тех, что располагались внизу, но Драконий Зев огромен, и искать там без наводки одну маленькую алиферку - всё равно, что искать иголку в стоге сена. К счастью, на его призыв откликнулись неравнодушные гвардейцы, которые сочли, что всё же задержка слишком затянулась, а потому надо было срочно выдвигаться на поиски. По правилам устава они могли и отказать Арху в выдаче любой информации, учитывая, что он был свободным алифером, не вхожим в гвардию, но вошли не только в его положение, но и решили проявить инициативу и отправить на её поиски отряд. Мистик дал наводку, хоть информация была очень неточная, но, похоже, что если Флора где-то и была, то это было в районе море, а не суши.

Мужчина не стал дожидаться когда соберется отряд, получив примерные координаты маршрута и направление, он вылетел первым и отправился в указанную сторону. Сперва залетел к себе, забрав на всякий случай оружие - оно могло ему пригодиться, а потом на всех порах помчался вниз с Алира. Чем ближе он спускался к поверхности моря, омывающий Драконий Зёв, тем плотнее и черней становились тучи, среди которых блестели всполохи остаточных молний. Поганая пелена, которую нужно было пройти стремительно быстро. Арх сложил крылья и вошёл в пике, с рёвом ветра в ушах проскакивая опасный участок плотных туч, вымокнув разом до нитки. Летать в тучах бесполезно - ничего не видно, мокро, можно было поймать молнию и скоропостижно почить. Но ему важно было видеть море, волны даже с такой высоты казались размеренными белыми полосками-черточкам. Само море было под стать небу - серо-черным. Дождь шёл, не переставая, но по всей видимости, от былого шторма, который здесь бушевал, почти ничего не осталось. Но если здесь был шторм... Гадкие догадки начинали роиться в голове. Что если она полетела в шторм, не рассчитала силы, попала под молнию?.. Одна страшная догадка сменялась ещё более страшной. Сейчас главное - не начать паниковать самому. Алифер быстро шёл на снижение, надеясь, что ему станет что-то видно. Ещё и время суток - темнело. Если она упала в море и не смогла взлететь, если до ночи он не успеет - утром уже можно будет найти только труп. И то, если хорошо повезёт. Арх летел на высоте примерно около пятидесяти метров над волнами, высматривая и в небе, и в воде любой силуэт, и молясь и Ньёраю и Люциану, чтобы морская пучина не поглотила его жену. Но время шло, а следов не было. Вода вообще не оставляет следов. Мужчина ещё сдерживал растущую в груди панику, не начав кружить хищной птицей над морем кругами, а стараясь лететь тем же маршрутом, которым должна была лететь его Флора, пока на горизонте не показалось судно. Алифер шёл на такой высоте, с которой его можно было заметить, но с которой было сложно попасть стрелой.

Судно не было целью алифера, и всё же тот, лелея надежду, что моряки могли что-то хотя бы заметить, решил приблизиться и разузнать лично. Но похоже, что копьё в его руках смутило команду, которая явно не понимала намерений, с которыми с ними сближался один из крылатых воителей - который вполне мог лететь и за той девкой, получила команду начать стрельбу. Один из лучников, натянув тетиву, отправил алиферу подарочек - стрелу.

Попасть с качающегося корабля по стремительно движущейся летящей цели было очевидно сложно. Арх не собирался нападать на тех, кто находился там, хотев уже было дать понять, что он с миром, или даже улететь от них, чтобы не смущать своим присутствием, но вдруг его озарила мысль: а что, если Флора была сбита ими? Одинокий воин без брони, каким бы мастером он не был, серьёзно рискует. Достаточно было просто обозначить ему свои намерения, а не открывать стрельбу даже в целях самозащиты. Это заставило резко подняться и применить заклинание воздушного щита, после чего направиться в сторону корабля, пока ещё никак не обозначая своих намерений намеренно. 

__________________________
Воздушный щит -20 маны
итого: 460 - 20 маны = 440 маны.

Отредактировано Арх (12-09-2022 16:15:26)

+4

4

Как-то не везло в этот раз. Айлир попросила добыть ей пару для следующего спектакля, настоящую, чтоб любовь до гроба и страсть фонтаном. Людей таких не нашлось, об эльфах и мысли не возникало, на север к ульвам и вампирам соваться слишком рискованно. Последней надеждой стал Край Света. Драконы горячи, алиферы... кхм… эти попадались разные, в основном очень гордые, иногда до глупости гордые, до потери чувства самосохранения. Но поискать стоило.
В таких размышлениях Ильгран взмыл в воздух на кожистых крыльях над островом. Он всегда или ходил, или летал в такие моменты – в движении лучше думалось. Дождь и ветер он обычно не любил, но сейчас они только помогали, скрывали от чужих глаз. Лишь бы не нарваться на ящера или пернатого на такой высоте, мда… А то что-то разлетались они в последние дни туда-сюда. Задумали что-то?
В размышлениях Ильгран не заметил, как вылетел за пределы острова и теперь парит между тучами и морем, уже совершенно мокрый, но все же убираться в тепло и уют пока не хотелось – это можно сделать в любой момент небольшим усилием магии.
И тут мимо что-то полетело и шлепнулось в воду. Алифер? Но с чего бы? Вроде, никто не подстрелил. Желание снизиться и посмотреть поближе отбил корабль. Ну как корабль, корыто рабовладельческое. Не повезло пернатой. Но все же любопытство перевесило и демон полетел следом за кораблем – хоть какое-то развлечение в полосе невезения.
Он видел, как тощую девчонку вытащили на палубу и аккуратно пристукнули. Хмм… есть ли у нее парень? Да, не повезло ему, не дождется теперь домой. Интересно, с чего она свалилась? Молнии в тот момент не сверкали. Может с птицей столкнулась?
Некоторое время ничего не происходило – корабль боролся себе со стихией, дождь лил. Ильгран уже собирался заканчивать мокнуть и телепортироваться в тепло и уют таверны, но вдруг стало весело. Из туч явился еще один алифер и смело ринулся к кораблю. Демон завис под черным облаком и с интересом наблюдал сцену. Даже жаль, что он один, не с кем поспорить, кто победит, команда корыта или пернатый.

+3

5

Алифер не собирался объявлять свои планы потенциальному врагу. Выдать планы - значит подставить себя под удар. Его приближение должно было пощекотать нервы и... Спровоцировать врага, сыграв у него на нервах. Сознание не терпит пустоты и неопределенности. Каждый так или иначе пытается заделать пустоту - в частности появления рядом с кораблем одиноко летящего алифера, объяснив его по-своему. А дальше исходит из того, что будет иметься в наличии. Демон сложил два плюс два в своей голове и решил, что он прилетел за девчонкой. Он приказывает лучникам начать огонь. Двое мужчин натянули тугие луки и пустили стрелы в сторону цели. Обе попали в цель, но весь удар на себя принял щит. Арх не стал церемониться с врагом и прямо в полете поймал одного на копье и, пользуясь близостью того рядом с бортом корабля, просто вышвырнул его за борт смертельно раненного. Закон войны: если взял в руки оружие - ты враг. Сам алифер опустился на палубу и, не складывая массивные черные крылья, окинул взглядом команду, капитана и самого главного, который заправлял боевыми действиями.

- Ты разделишь участь своей девки - оба сгинете в Кабале! - а противник вёл себя очень дерзко. На что получил лишь выразительное молчание. Тактика "спровоцируй врага" дала свои плоды, и вот уже противник сам выложил все карты на стол, будучи уверен, что ему ничего не стоит заарканить одного алифера.
- Всякий, кто опустит оружие, не будет убит. Клянусь Ньёраем и Люцианом. В противном случае, если будете сопротивляться, я пущу вас всех на дно вместе с кораблем, - обозначил мужчина свои планы. Блефовал ли он про целый корабль или нет - а пёс его знает, но выглядел он довольно грозно, раз стоял сейчас на борту корабля и в одиночку бросал вызов сразу всем. Арх был скрытен и никогда не спешил выкладывать все свои козыри на стол: иногда словно забывая, что они у него есть, а иногда просто, чтобы не давать врагу шанса опомниться и нанести тот удар, от которого тот не сумеет оправиться.
- Убить его, - прозвучал приказ демона, который успел повесить на себя магический огненный щит. Ах, значит, главный тоже маг. Значит, перво-наперво надо убрать его свору, которая будет крутиться под ногами. Арх призывает на помощь своего элементаля Вию и сразу отправляет её в бой, пользуясь замешательством главного противника, у которого явно сорвался каст, судя по раздраженному мату и движению руки, применяет уже своё умение - вакуум. Сложно, очень сложно сражаться с противником, находящимся под "долгим" щитом. Тем временем Вия легко пронеслась между членами экипажа, отпугивая местных мужиков своим внешним видом, и вонзила меч в первого недобитого лучника, создавая нужное впечатление - не связываться. Вообще у демона была хорошая команда корешей по делу, которые, в отличие от матросов, которые хоть и умели драться, поверили больше тому алиферу, который помянул Люциана, нежели тому, кто поминал Фойрра через слово, хотя для виду и не бросили оружие, потому что не понятно, за кем будет исход сражения. А личная команда демона была не столь многочисленна - делить барыши на всех не хотелось, уж слишком дорого выходило.
- Оставьте девку, бейте его! - взревел демон, понимая, что нужно сейчас уничтожить главного противника, который и управлял элементалем, но эта девчонка словно ветер пронеслась сквозь людей, оставляя после себя лишь брызги крови тех, кто пытался сейчас напасть на алифера. Тем временем Арх бросился в прямую атаку на демона, сорвав ему плетение очередного заклинания и впечатав его в мачту копьём. Щит поглощал удары оружием, но это не сильно спасало ситуацию.
Среди матросов началась легкая паника: если изначально они знали, за кого болеть, то теперь расклад сил резко поменялся. Главенствующая верхушка заказчиков была почти уничтожена, и сейчас вся их кампания по сути зависела от того, кто одержит победу в этой битве двоих. От греха подальше они решили держаться подальше. В конце концов им не платили за жизнь хозяина, а тот, несмотря на то, что платил, стремился сэкономить на всём и нещадно эксплуатировал их, как любой демон. Это не добавляло очков и доблести, чтобы умирать сейчас за него.
Понимая, что загнан в ловушку, главный демон попытался решить проблему одним махом - поймать противника в сеть. И снова потерпел сокрушительное поражение - на помощь Арху подоспела Вия, и они снова вжали его в мачту сокрушительной чередой ударов, выбивая из рук клинок. Они приперли его к стене, не оставив и возможности как-то теперь защититься. Единственная защита, которая у него всё же оставалась - это огненный щит, сберегающий его жизнь. Пока. Этот же щит станет его погибелью.
Пусть он и сдерживал вражеские атаки, не позволяя причинить ему вред, но он сжигал воздух вокруг демона. А действие заклинание вакуума пусть так же не могло пробиться к цели, но со своей стороны не давало воздуху проникать извне. Пока под огненным щитом был воздух, тот мог ещё дышать, но пламя сжигало его, как и сжигало дыхание. В какой-то момент демон ощутил, что не может сделать и вздоха. Мужчина схватился за горло, понимая, что не может дышать и задыхается, попытался изогнуться, но сейчас был похож на рыбу, которую выбросили на берег - всё тщетно. Да, это заклинание требовало времени и было крайне рискованным, но себя оправдало в данном случае. Демон задыхался, стремительно теряя сознание и даже не понимая, откуда пришла беда. Как только его глаза закатились, а магический щит спал, алифер вонзил в его грудь копьё, пронзив его сердце насквозь.

Арх был слишком напряжен, чтобы ощущать какие-то эмоции. Была лишь цель, к достижению которой нужно было лишь подобрать правильные методы. В такие критические моменты эмоции почти полностью оставляли его. Работорговца нужно было уничтожить.
- Девчонка, где она?! - обернулся он к матросам.
- Там, внизу, господин. Вместе с остальными пленными.
- Выпустить их всех. Положите корабль на курс к Драконьему Зёву. Я прослежу за тем, чтобы все пленники были отпущены. Всякий, кто попытается мне помешать, разделит его участь.
Отдав приказ команде, мужчина принялся обыскивать тело. Нужно было найти сосуд души Флоры. Для этого он отправил на поиски Ищейку, решив не тратить своё время на расспросы. Вия тем временем следила за тем, чтобы матросы не учудили чего и спустилась на тот ярус, где держали пленных, подлетев к Флоре и легко просочившись сквозь прутья решетки, за которой её держали.
Ищейка просигнализировала о том, что неприметный кулон лежал в вороньем гнезде. Алифер быстро достал его, пока корабль стремительно разворачивался. Тем временем в небе вдалеке появились алиферы, которые отправились на поиски пропавшей.
- Кто-то знает, кем был этот человек? - спросил на всякий случай Арх, понимая, что за внешней человеческой оболочкой может скрываться любое существо, вплоть до демона. А если это был он, то смерть телу ещё для него не была концом. Почему демон? Да кто угодно мог быть на его месте, любой представитель расы, но кто больше всех тяготеет к работорговле? Только представители этой проклятой расы.
- Это был демон, господин, - подтвердили мужики.
- Нужно отыскать носитель души. Найдите и принесите мне.

Тем временем на палубу вывели всех пленников: мужчин, женщин, среди которых была и его невеста. Мужчина подошёл к ней и сразу обнял, только сейчас чувствуя, как в душе обрушивается лавина чувств. Огромным потоком облегчения словно вода, всё это время напряженно запертая огромной плотиной. Арх просто прижал её к своей груди, обнимая одной рукой, но так крепко, словно двумя. - Слава Ньёраю и Люциану, ты жива...
На этих словах он возвращает ей её сосуд души. Он успел... Успел.

__________________________
Результаты бросков кубиков:
Призыв элементаля Арха -120 маны (удача без единой травмы или увечья)
Огненный щит -20 маны (удача без единой травмы или увечья) и феникс демона (неудача, тяжелые травмы).
Вакуум Арха - 75 маны (удача без единой травмы или увечья).
Пламенное оружие демона - (неудача, тяжелые травмы)
Магическая сеть демона - (неудача, но без увечий и травм)
Ищейка - 25 маны.
Магический резерв: 440 - 15(защита от стрелы) - 15(защита от стрелы) - 120 - 75 - 25 = 190 маны

Отредактировано Арх (12-09-2022 16:12:51)

+3

6

[icon]https://i.imgur.com/TPDq5yj.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

Флора рухнула на палубу, с мокрой одежды ручейками стекала вода. Она съежилась: морской ветер после купания казался малость промозглым. На лицо нависали черные сосульки, в которые превратилось аккуратное шелковистое каре. Да, оно было со позавчерашнего дня немытое, но тем не менее!

Да уж, повезло. Эти ребята буквально спасли день: спикируй она чуть дальше - и оставалось бы только идти на дно, весело побулькивая. Что и сказать: хоть моряки явно не алиферы - достаточно было исподлобья взглянуть в пары глаз разных цветов, кто на что горазд - но вроде славные. Стоит опасаться представителей иных рас, но, кажется, с первого раза Флорайн жутко повезло, и ей попались истинные рыца...

На этой фразе ее мысли потухли, а сознание посерело. Девушка тупо ткнулась вздернутым веснусчатым носом во влажные доски. Она уже не почувствовала, как ее подхватили с двух сторон под руки и поволокли, не услышала лязга закрывающейся дверцы: Клювик спала и привычно пускала слюнки, пока тюремщики озадаченно вертели ее красную маску.

***

Пробуждение было ужасным: тело околело и окоченело, легкие скрутил подступающий кашель. Флора лежала на полу, от которого ощутимо веяло сыростью. Она продрогла - конечно же, никто ее не переодевал. Слава Ньераю, никто ее не переодевал.

Девушка облизнула губы - на языке растворялся вкус йода и крупинок соли, что спровоцировало странную реакцию. Ее скрутило, Фло прижала руки к животу, и порученца болезненно стошнило небольшим количеством морской воды.

- Грязная тварь, - брезгливо послышалось от прутьев клетки, а затем Флора закричала: ее окатили холодной водой из бочки. Пресной, к счастью.

Судя по всему, без сознания она была всего ничего, однако резкая смена обстановки заставила поверить, что прошло очень, очень много времени, и теперь ее в жизни никто не найдет. Тюремщик щедро полил товар и испачканную палубу, а Фло забилась в самый дальний угол, прижала колени к груди, и попыталась хоть немного растереть себя.

Мысль о том, что надо просушиться, возникла и тут же отпала сама собой: еще при пробуждении девушка ощутила отсутствие привычного инструмента. Когда пользуешься магией постоянно, и носишь Сосуд не снимая, ты обязательно поймешь, что его нет рядом. Нет чувства собственной маны, весело бегущей по венам, да и цепочка более не ощущается на шее. Непривычно пусто.

Вокруг вздыхали, шевелились, плакали другие разумные существа. Кто-то бормотал молитву, юноша соседней клетке монотонно ковырял палубу пальцем, будто надеялся подкоп вырыть. У Флоры даже сил плакать не оставалось, да и стыдно это военной. Она прижалась пылающим виском к прутьям: стало легче, головная боль ненадолго отступила. Желудок по-прежнему подводило, но руки и ноги свела странная слабость, девушка начала явственно клевать носом. Плохо: в таком состоянии далеко не убежать, даже если постараться. Арх ее не найдет, если она не возьмет себя в руки, не выберется из клетки, и не подаст какой-то знак. Но прежде надо найти Сосуд, надо... надо...

Послышался шум, матросы на палубе загалдели, а Фло, проваливаясь в бессознательное состояние, вроде как услышала знакомый голос. Громкий, решительный, суровый: так Арх почти никогда не обращался к ней. В последнее время он был нежен и ласков, а она, в свою очередь, старалась не испытывать своего птаха на прочность. Когда Арх смотрел на нее, его глаза светились, и она знала, что он видит то же самое в ее взгляде, он был так бережен, терпелив... Но сейчас Фло была рада слышать его голос, даже если Нимрайс злился. Нет, хуже: был в своем непробиваемом ледяном состоянии, в котором он мог, наверное, горы свернуть. Айсберг, на который натыкается корабль: вот самая подходящая ассоциация. Неумолимый, равнодушный, опасный.

Раздался ропот: босоногий матрос отпрянул, махнул перед собой пустым ковшом - "Чур меня, чур!" - и в клетку по-хозяйски втиснулась элементаль.
- Вия? - Пробормотала Флора, с трудом разомкнув веки. Так, кажется, ее грезы перетекли в горячечный бред.
К клеткам выкатился запыхавшийся матрос. Он схватил связку ключей, пробежался вдоль, ища кого-то глазами, и, наконец, остановился подле пристанища Виастикос. Нерешительно помялся, затем мужественно разомкнул дверцу, и махнул рукой.

- Выходи, - велел он, явственно кося на Вию.

- Вы тоже ее видите? - Доверительно произнесла Фло, понизив голос. Соседние клетки залязгали, пленники несмело покидали свои пристанища, и Флора двинулась на выход. Даже если это предсмертная агония, она хочет увидеть Арха. Она не может умереть здесь в полном одиночестве, он нужен, нужен ей, как свет и воздух. Флоре так плохо, когда она покидает его даже ненадолго, она так скучает и с нетерпением ждет вечера, а в трудные моменты на работе представляет, что день уже прошел, и она засыпает, обвившись вокруг любимого птаха. Ей нравится ее работа, хорошо иногда сменить обстановку и дать себе привести мысли в порядок, но... но...

Просоленная ткань облепила острые лопатки и худые плечи, в сапогах скорбно хлюпало. Попавшийся на пути матрос молча сунул в руки ее алую маску, и боязливо отпрыгнул назад - с чего бы? Она, конечно, невыспавшаяся представляет удручающее зрелище, но не настолько.

В лицо ударил морской бриз, над головой кружили чайки. Пленники жались к своим, опасливо косились на мучителей, и вдруг Фло оказалась прижата к чужому телу. Она уткнулась носом в мужские ключицы, но даже не сделала попыток вырваться: Виастикос вдохнула знакомый запах, и воздела подрагивающие руки на широкие плечи. Неужели пришел?..

- Как ты нашел меня? - Она нежно потерлась об него щекой, вкладывая всю свою признательность. Спасибо, спасибо тебе! Сосуд привычно лег в ложбинку на груди, кончики пальцев закололо магией, и Флора привычно сотворила заклинание, которым в обычное время пользовалась так же привычно, как гребнем для волос: она сушила одежду. Сделала знакомый жест над собой, и расслабила кончили пальцев, посылая волну тепла по телу, и вдруг...

- Ай, - нахмурилась она, одернув руку. Бедро словно лизнул огонек: обожглась? Почему? Впрочем, одежда и впрямь высохла.

Флора бесстыдно оперлась на Арха, застигнутая врасплох очередным головокружением. Интересно, если она сядет на палубу здесь и сейчас, это будет выглядеть странно? Или ляжет, как было в клетке. В принципе, Арх может прийти к выводу, что ей здесь было вполне себе неплохо: вон как стремится обратно, да еще и не выглядит особо расстроенной. В смысле, перепуганной и нервной. И не объяснить, что она вот-вот потеряет сознание. Ньерай знает отчего: по идее, от удара об воду, но он не был сильным. От плена? Но Флоре было плохо еще до всего этого. Как же они с Архом полетят? Нечестно заставлять его тащить на себе ленивую тушку невесты после того, как в одиночку освободил целый корабль пленников. Нимрайсу даже служить не надо: он сам по себе уже герой.

Отредактировано Лейв (13-09-2022 07:23:59)

+3

7

Как жаль, что он не захватил орешков, так наблюдать сцену на посудине стало бы еще интереснее. В какой-то момент Ильгран подлетел поближе, чтобы лучше видеть, но вовремя поднялся, и его не заметили.
А этот пернатый хорош. Сильный маг, умелый воин, еще и элементаля вызвал – бууу. Хорошо, если он истратил все силы на этот бой. Но рассчитывать на такое глупо, лучше исходить из того, что парниша еще может огрызнуться. В какой-то момент Ильгран догадался, что на корабле есть демон, но сочувствия к собрату не испытал ни грамма – слабак, раз проиграл при численном преимуществе, и глупец, коль не смог им воспользоваться грамотно. Естественный отбор в действии.
И вот счастливое воссоединение. Великолепно, он не ошибся в выводах, что боец пришел за своей девочкой. А вот стая других пернатых – это уже хуже. Пора действовать, иначе придется уносить ноги без добычи. Только дождаться, когда ей вернут крылья – Айлир нужны два алифера, а не полтора… вооот. Отлично.
Итак, момент настал. Ильгран не стал складывать крылья и пикировать в героической позе, зачем, он же мистик. «Пространственным скачком» он переместился к сладкой парочке, положил им руки на плечи, сказал «привет» и «телепортацией» на троих с сухим хлопком исчез с палубы, залитой кровью и водой.
Он знал, как большинство неподготовленных к таким перемещениям разумных существ реагируют после приземления – дезориентация в лучшем случае, в худшем тошнота и опорожнение желудка – так что знал, что имеет в запасе пару секунд. Ими и воспользовался.
Через мгновение все трое, демон и два алифера, оказались в камере, сухой и теплой. Демон тут же отпустил добычу, выскочил в коридор и захлопнул дверь. Теперь Ильгран стоял в безопасности и смахивал с одежды и крыльев воду. Волноваться он и не собирался – камера зачарована на пример антимагических ошейников.
- Все, – с чувством выполненного долга довольно выдохнул он. – Привет и добро пожаловать в Кабалу. Заклинаниями пользоваться не советую, за пределы камеры они не вылетят, а себя покалечить сможете. Скоро вам принесут сменную одежду и поесть. А потом объяснят причину вашего нахождения здесь. А пока отдыхайте, господа алиферы, – он подмигнул и с еще одним сухим хлопком исчез.

- Поручение выполнено, моя госпожа, – с довольным видом он появился в кабинете возле кресла Айлир, чуть в стороне от стола с важными бумагами. Еще не хватало их забрызгать. – Два алифера, один из них сильный маг, вторую в деле не видел. Только как она почему-то упала в полете. Пришлось запереть их в камере, а не в спальне. Наденут ошейники, тогда переведу.

+3

8

Вид Флоры оставлял желать лучшего: потрепанная, истощенная, но, судя по всему, без серьезных ранений. Арх прижал её к себе крепче, поддерживая. Нет, ранений на ней он не обнаружил. Как же она тогда попала сюда на корабль? Впрочем, это не имело значения для алифера: он считал, что проведение привело его на корабль, где он должен был помочь не только ей, но и тем несчастным, кому не повезло попасть на судно.
- Долго объяснять, - мягко улыбнулся он, видя на небе своих собратьев. Отлично. - Твои соратники заберут тебя домой, тебе обязательно нужно к лекарю. А я вынужден остаться - мне надо проследить за тем, чтобы пленники благополучно добрались до острова.
Несмотря на то, что команда ему подчинялась - это пока. Стоит их только оставить без присмотра, непонятно, кто придёт к власти, и корабль может вполне себе продолжить путь дальше в Кабалу. По-хорошему нужно было их всех предать суду. Он поклялся их не убивать - и не убьёт. Но вот про суд ничего не говорил. Впрочем, если они окажутся сговорчивыми и послушными, он отпустит их в свободное плаванье, сказав им напоследок пару слов.

Эти планы, которым не суждено было сбыться. Рядом появился ещё один демон, вынырнув буквально из небытия, а дальше...

Тепло... Сухо. Воздух сухой, что разительно ощущалось каждой клеточкой тела после влажности и характерного соленого запаха моря. В глазах поплыло и мужчине пришлось опереться на копьё как на палку, чтобы не свалиться с ног. Вело. И резкий приступ тошноты подвалил к горлу. И не просто комок. Арх ощутил, как содержимое его желудка подвалило к горлу. Сглатывать эту тошнотворную субстанцию обратно было неприятно. Но это не самое неприятное, что случается в жизни. Поэтому он просто сделал это, фоном смазано наблюдая этого урода, радующегося своему триумфу.

- Мерзость... - прокомментировал он то ли свое богатое внутреннее содержимое, то ли демона, то ли ситуацию в целом. - Ты как?..

Первая реакция на шок - отрицание. Арх, несмотря ни на что, тоже не мог миновать этой фазы, буквально силой воли заставляя проглотить сказанное, как только что проглотил блевоту, не давая своему сознанию попасть в обманную ловушку ложных надежд. Кабала... Он сказал, Кабала...
Верить ему не было никакого смысла, как не было смысла и не верить. Если эта команда охотилась за рабами, то можно их было поздравить. Это подлое племя получило своё - пусть и не весь товар, но хотя бы парочку из них. С паршивой овцы хоть шерсти клок?..

Вторая фаза. Гнев. Арх скрипнул зубами и со всей силы ввалился о прутья решетки, словно вымещая на них свой гнев. Решетка не поддалась. Ну ещё бы - глупо было ждать обратного. Плечо отозвалось болью и наверняка останется синяк - но это сейчас мало заботило алифера. Он должен был убедиться, что клетка заперта. И это не плод его сознания. Мужчина не стал отпускать в след гадости, хотя и хотелось. Очень хотелось. Если ты бросаешь в спину врага проклятья - значит, он победил. Нет уж. Не дождутся своего ликования.

Первая мысль была естественна и проста - попытаться прорваться. Да, у него осталась ещё половина от магического резерва. Но... От неё с тяжелой неохотой пришлось отказаться. Судя по этой клетке, они в темнице, даже не на гостевом этаже. Даже если у него сейчас получится чудом прорваться - мысли были, как именно сделать это, но добежит он до первого поворота, до первого кордона стражи. К тому же, рядом с ним изможденная Флора, которая по её виду никуда далеко не убежит. Даже если каким-то чудом прорвётся за её пределы - этот план обречен на провал с самого начала. Мужчина сжал до бели в кулаке прут решетки, понимая всю патовость ситуации. Патовость и безнадежность.

Именно таких ситуаций он и боялся. Нет, не плена. Каждый воин прекрасно представляет, что шансы попасть в плен к неприятелю примерно равны возможной смерти. Обидней всего в этой ситуации, пожалуй, только было то, что ему не оставили ни единого шанса избежать этого исхода. Демон, их пленивший, действовал подло исподтишка, не оставил и шанса на честный бой. Впрочем, что взять с их отродья?.. Арх боялся ситуаций, когда у него полностью завязаны глаза, а вся его жизнь оставлена на волю богов и случая. Все клетки на этой шахматной доске от него были скрыты... Каждый шаг - шаг в неизвестность с закрытыми глазами, но без права на ошибку.  Сложные ситуации мобилизовали Нимрайса, но абсолютная неизвестность вводила в состояние ужаса и паники. Он был не из тех, кто легко отдавался во власть судьбы, умело лавируя в потоке сплошной неопределенности. Слишком монументален, тяжел и неповоротлив. Ему нужно было время, чтобы со всем разобраться. Вот только этого самого времени у него и не было. Мужчина обещал своей невесте, что не оставит её и отдаст за неё жизнь. Вот только даже эта жертва вероятней всего ничего  не изменит в их положении.

Отчаянье уже любезно распахивало свои объятия, готовое принять в себя нового пленника, но Арх знал, как с этим бороться. Вот только пообещать Флоре, что всё будет хорошо, не мог.
- Садись, - сказал он ей. - Мне нужно тебя проверить.
Говорит он так, будто ничего не случилось. Скрывая нервную дрожь, умело прикрыв её холодом - он ведь вымок до нитки, и тепло темницы пока ещё не согревало его коченевшие конечности. Пока он двигался - он не ощущал этого липкого холода. Комнатушка была четыре на четыре метра. Свет в камеру проникал только из коридора. Мужчина отложил потемневшее от жара копьё с полурасплавленным от жара последнего боя наконечником, но отложил недалеко. Как бы то ни было, пока у него есть возможность защищаться - он будет защищаться.

Осматривая стражницу, Нимрайс хмурился. Он не понимал... Не понимал, что происходит. Видимых следов травм и повреждений не было. Её не били, не мучили, но на лицо были все признаки истощения. Откуда?! Самый очевидный вариант, который приходил на ум - голодание. Но такое истощение не происходит за час... Второй вариант - это скрытая болезнь, которую он проспал. Но тогда для болезни были бы характерны другие признаки: повышенная утомляемость, отсутствие аппетита, апатия. Она же прекрасно и с удовольствием ела при нём, двигалась, была активно и всё такой же шебутной. Ключевое слово: была.

Сказать "всё плохо" - не сказать ничего. Ему не хватало навыков, чтобы диагностировать причину такого состояния. Всё же врачевательству он начал учиться не так давно,  он нуждался в помощи более опытного целителя. А об их положении говорить не приходилось вовсе. Параллельно Арх пытался предположить, зачем они нужны: в качестве рабов; в качестве военнопленных, из которых можно получить информацию об Алире; просто в роли жертвенного ягненка, которых показательно зарежут? И опять же, у него не было на них ответов. Ничего не было, хоть какой-то крупицы информации. Им оставалось лишь ждать, когда объявят вердикт, а пока этого не случилось, Арх мысленно про себя стал молиться. Молитва всего успокаивала его, дарила свет надежды и света. Света... В котором он так сейчас нуждался как в глотке воздуха в этом подземелье.

- Чтобы ни случилось, я всегда буду с тобой, - говорит он своей супруге. Жаль, что это пока всё, что он может ей сказать. И вряд ли это утешит её в их положении. Но он приложит все усилия, чтобы это изменить.

Отредактировано Арх (17-09-2022 13:55:45)

+3

9

[icon]https://i.imgur.com/4HRr1YR.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

Говоря откровенно, ей бы как раз на корабле остаться: переодеться в сухое, поспать. Конечно, она может полететь вместе с ребятами, но, вероятно, им придется периодически снижаться, чтобы выловить Флору из воды. К тому же, оставлять Арха одного наедине с этими моряками, у которых преступное прошлое на мордах нарисовано...

Флорайн упрямо взглянула на птаха исподлобья. А не придется ли потом уже его вызволять из плена? Или того хуже? Нет уж, никуда она не полетит. Пусть ребята помогут довести корабль с пленниками до безопасного места, сейчас лучше не разделяться.

Девушка вздрогнула, ощутив прикосновение к плечу. Какой-то слегка взлохмаченный тип, коего ранее в непосредственной близости не наблюдалось, поздоровался. Девушка наморщила лоб, непонимающе моргнула, и - мир вокруг, казалось, слился воедино, детали смазались. Так бывает, когда летишь стремглав, почти не глядя по сторонам. А затем желудок подскочил к горлу.

Виастикос покачнулась, с трудом удержала равновесие, и ошалело затрясла головой. Влажный морской ветер сменился на сухой и теплый воздух, мир вокруг сузился: из ниоткуда надвинулись мрачные стены. Они что, в трюм провалились? Палуба разверзлась и поглотила алиферов? А смысл, если вот-вот подоспеют военные: у этих ребят с юмором все еще хуже, чем у суженого, шуток таких они не понимают и не поймут, а вломить тоже могут.

Девушка прикрыла глаза, сделала шумный вдох и выдох. Если бы она не опорожнила свой и без того пустенький желудок часом ранее, сейчас бы стошнило, было бы неловко перед Нимрайсом. Впрочем, судя по одухотворенно-бледному лицу Арха, тот также переживал не лучшие моменты своей жизни.

Пока алиферы пытались удержать в себе все, что и должно там оставаться, незнакомец проворно выпорхнул из клетки, и теперь самодовольствовал по ту сторону решетки. Увы, дальше расстояния вытянутой руки.

- Кабала? - Вскричала Флора, и с чувством выругалась.

За всю жизнь она ни разу не летала дальше Драконьего Зева. Другие континенты оставались пугающей тайной, покрытой мраком. Если когда-нибудь судьба уготовала бы Фло путешествие, девушка начинала бы с человеческих земель. А может, с эльфийских: светлый народ, как-никак. И тоже остроухие, Фло легко затерялась бы в толпе. Но не с Кабалы же!

- А правда, что у вас на улицах воздух ядовитый да лягушки трехголовые квакают? - Выпалила Фло вслед исчезнувшему. - Ушел. Ладно, в следующий раз спрошу.

Эту ценнейшую информацию она узнала из рукописи подруги, что вдохновенно марала бумагу про приключения в царстве демонов. Главная героиня удивительным образом напоминала саму писательницу, да и чтиво в общем и целом было настолько низкопробное, что дамский литературный клуб его презрел и не стал переписывать дополнительные экземляры. Однако Флора ознакомилась, и почерпнула много интересной информации: оставалось только отделить зерна от плевел. Ну, настоящие сведения от навеянных полетом фантазии.

- Мне гораздо лучше, - благодарно улыбнулась она, поворачиваясь к своему птаху, - здесь хотя бы тепло. Меня больше беспокоит твое состояние.

Он сражался один. Возможно, потратил слишком много сил. А может, и вовсе был задет, просто не подает виду. Крови вроде нет, но мог получить ушибы.

Флора обеспокоенно вглядывалась в тонкие черты любимого: прекрасное лицо исказилось яростью, он ударил плечом загудевшую решетку, и Виастикос, спохватившись, уперлась ладонями рядом, честно помогая. Нимрайс хочет высадить клетку?.. При всем уважении, вряд ли получится, но Фло честно давила на прутья, ощущая, как подошвы ее сапог предательски едут по полу.

- Лук и стрелы остались на корабле, - с сожалением отметила девушка, - в противном случае я устроила бы этим гадам веселый тир. Можно было бы делать ставки, удастся им пробежать мимо клетки, не получив стрелу в стратегическое место, или нет.

На этом моменте Флорайн мечтательно вздохнула. Думать о себе как о смелой защитнице, держащей оборону в темнице, было намного приятней, чем реальное положение дел.

Флора села так, чтобы муж загораживал ее своим телом, и со стороны решетки разглядеть ее было бы затруднительно. Она на миг сжала пальцы мужа, чуть подрагивающие от холода, худо-бедно согревая, прежде чем решиться.

Одно дело - переодеваться среди своих, заголять отдельные части тела, чтобы сослуживцы спешно осмотрели и, по необходимости, перевязали. И другое - в плену. Кто угодно может идти сейчас мимо, любой сброд. Стараясь не думать о плохом, девушка взялась за пуговицы мундира, медленно расстегнула озябшими пальцами, сбросила, следом стянула рубашку через голову. Осталась в нагрудной повязке, от смущения чуть сгорбилась: вся пропахла морем, просоленная по самое не могу, одежда не вполне чиста... Если не просушить вместе с сапогами, в ближайшее время начнут смердеть. Сапоги!

Спохватившись, выскользнула из обуви, и поставила их в угол посуше, села обратно, поджала лапки под себя. Вот теперь можно и осматривать.

- Все в порядке, я не ударилась, - пожала плечами девушка, - перед падением почти выправилась, немножко высоты не хватило.

То есть, в воду вошла на маленькой сторости, ничего не сломала. Ни царапинки, ни синяка.

- Снимай теперь ты, - сказала Флора, - надо высохнуть. К тому же, ты мог удариться. Ты сможешь пролечить сам себя?

Последнюю фразу она произнесла, ласково заключив лицо любимого в ладони. У нее полный резерв маны, Фло вообще не успела подраться с кем-либо, однако она будет бесполезна, если Арх не сможет произнести целебное заклинание.

- В следующий раз надо, чтобы атаковала в первую очередь именно я, - вздохнула Виастикос. Арх мог быть лучше обучен, но Флора много практиковала стихийную магию на полигоне, и натаскивали ее как раз на такие случаи, боевые.

В том, что произошло, была только ее вина. Если бы Флора не стала невестой Арха, если бы не полетела по поручению, не упала, то он вообще не оказался бы здесь. Его тут быть не должно, ему не место в этой камере. Место Арха - в университете, куда Флора так и не смогла проникнуть, а после - на уважаемой должности. Он не должен был один лететь сквозь бурю, драться с командой пиратов, и очутиться в рабстве у демонов.

- Я очень виновата перед тобой, - наконец, произнесла Флорайн, - если будет хоть малейшая возможность договориться, предложи оставить меня в качестве залога, а сам отправляйся якобы за выкупом.

Вряд ли они будут ценны для демонов в качестве рабов. Светлый маг - для темных демонов? Что он будет тут делать? Разгонять тучки своим сиянием? Куда выгоднее стрясти с Арха и Флоры золотых монет, но, если цена будет неподъемной... Пусть лучше хоть один выберется.

На тот момент Фло не вполне понимала, на что именно готова пойти. Она была полна решимости перетерпеть боль, но на тот момент боль от пыток и жестокого обращения еще даже не пришла. Она слабо представляла, что из себя представляет каторжная работа в Кабале, или что это такое, когда ты служишь демону по хозяйству, а тот может забить тебя до полусмерти просто за косой взгляд в его сторону. Ее мучило чувство вины перед Архом, а желание хоть как-то искупить последствия своих проступков толкали на отчаянные меры.

+3

10

[nick]Айлир фон Трерьях[/nick][status]Наследница рода фон Трерьях[/status][icon]https://i.imgur.com/emR75lf.jpg[/icon][sign]
То были демоны, и ласковых огней
Всю ночь желания в их лицах не гасили... (с) П. Верлен[/sign]
Тонкие пальцы барабанили по столешнице рядом со стопкой писем, отбивая ровный ритм, и тот, кто давно знал Айлир фон Трерьях, мог определить, что демоница раздражена и недовольна. Причина её дурного настроения лежала прямо перед ней – донос о растрате немалой суммы в золоте, допущенной при подготовке к одному из больших праздников, что планировался в ближайшее время.
Не то чтобы этот факт сильно ударил по казне Трерьяха, нет… Айлир была недовольна тем, что кто-то осмелел настолько, что рискнул воровать у самих фон Трерьях! И ведь знают, что она всё равно докопается до сути! Не могут не знать! Последнего смельчака прилюдно четвертовали, предварительно отрубив ему все выступающие части тела, включая уши и нос, но было то лет двадцать назад… нужно будет повторить в назидание.
Как бы ей хотелось, чтобы глупые и жадные слуги подчинялись и работали на благо столицы и рода правителя без таких демонстраций власти и силы, но, увы, с каждым десятилетием Айлир убеждалась всё больше в том, что язык запугивания – самый действенный в разговоре с теми, кто не способен мыслить разумно.
Вот Ильгран – совсем другое дело… и слугой его назвать уже давно не повернется язык, потому что полноправный партнёр и в постели, и в делах, и в развлечениях.
Развлечения… мысли демоницы переметнулись на эту задачу, а ноготки перестали отстукивать раздражённый ритм по краю стола. Наверное, за дверью слуги облегчённо выдохнули, потому что Айлир фон Трерьях, будучи не в духе, очевидно транслировала свой гнев, заставляя прислужников непроизвольно горбиться и бегать на цыпочках, чтобы не раздражать её. Впрочем, такое поведение бесило её не меньше воровства, но за подобострастие она не наказывала. По крайней мере, сразу.
- Поручение выполнено, моя госпожа…
Появление Ильграна было очень кстати, на губах Айлир даже расцвела улыбка, которая тут же стала язвительной, стоило ей рассмотреть, в каком виде её мужчина.
- Бесценный мой, ты оставляешь на полу мокрые следы, - насмешливо проворковала демоница, показательно медленным взглядом пройдясь по любовнику от макушки до кончиков сапог, - Думаю, тебе стоит посетить купальню. Потом ужин. А после… я оценю птичек, которых ты заманил. Ах да, я хочу услышать эту историю из твоих уст, чтобы не читать её в твоей памяти!
- Где рассказать ее тебе, в купальне или за ужином? - улыбнулся Ильгран и протянул руку, чтобы перенести их обоих, если Айлир того пожелает. - И им бы сухую одежду и поесть, они промерзли, заболеют еще. И оружие у парня я не забрал - не до того было.
- За ужином через час, - улыбнулась Айлир, коснувшись пальцев Ильграна, но не принимая приглашение, - Пока ещё есть дела... да и нужно отдать пару приказов насчет наших «гостей».
- Тогда встретимся за ужином, - он все же сорвал быстрый поцелуй с губ своей госпожи и с довольной улыбкой перенесся в купальню.
https://forumstatic.ru/files/000f/3e/d5/67798.png
Подземелье, в которое Ильгран переместил алиферов, не заботясь о том, что для неподготовленного и непривычного организма телепортация – не самый приятный процесс, было сухим и тёплым. А если бы не магически зачарованные решётки, то его можно было бы назвать почти комфортабельным. Если, конечно, забыть о том, что это камеры, из которых не выбраться просто так.
В этом подземелье до алиферов было немало пленников, а под его потолками затерялось и рассеялось немало криков и стонов, но вряд ли хоть одно предположение Арха и Флорайн об их судьбе было бы верным.
От стен отражалось эхо… мягкие шаги, осторожные, лёгкие, девичьи… и обладательница их появилась вскоре, ступая походкой танцовщицы, будто даже здесь, в каменном мешке, выводила пируэты и выстраивала фигуры танца. В её руках, смуглых до черноты, была корзина, от которой исходил аромат жареного мяса, свежей выпечки и экзотических фруктов, словно пленников решили побаловать напоследок, а изящные пальцы ловко открыли окошко в двери у самого пола и подтолкнули подношение. А после окно снова оказалось заперто.
Когда гостья оказалась у самой решетки, стало видно, что она нисколько не похожа на тюремщика – скорее, прелестная наложница, изысканный цветок с доброжелательной улыбкой на полных губах. Она тряхнула тёмными волосами, заплетёнными в множество косичек и украшенными бусинами, ленточками и цепочками, и указала на корзину, не произнеся ни слова.

Отредактировано Лелия (19-09-2022 18:03:34)

+3

11

— А правда, что у вас на улицах воздух ядовитый да лягушки трехголовые квакают? - такое, пожалуй, могла спросить только его супруга. Арх не знал почему, но ему нравилось это качество в ней. Возможно потому, что оно так гармонично дополняло его собственную скупую словесную и эмоциональную сухость. Зачастую в других ценишь именно те качества, которых у тебя нет. Но мужчина понимал, что её проснувшаяся разговорчивость - попытка скрыть страх. Он уже понял, что если Клювик начинала так много стрекотать невпопад - значит, контроль над ситуацией для неё был полностью потерян, и этой суетой и болтовнёй пыталась настроить себя и других на позитивный лад. 
Со мной всё хорошо, — отвечает он без тени обмана и волнения, ткнувшись лицом в её ладони: спокойно и буднично, будто они сейчас сидели за столом дома и обсуждали плохую погоду. И всё же под воздействием волнения её начало нести куда-то не туда. — Не мельтеши, и прекращай говорить глупости.
Алифер меньше всего сейчас хотел поднимать извечную тему "кто виноват", сразу дав понять, что не собирается это продолжать. Его больше заботила вторая часть - "что делать". Тем более, что эти эмоции отвлекали от его занятия. Флору он закрыл от любопытных взоров извне своими крыльями как большой ширмой. И всё же... Нет, не мог.
У тебя очень сильное истощение и как следствие - слабость, но я абсолютно не могу понять причину, — мужчина сдался. — У тебя точно ничего не болело? Быть может, что-то беспокоило, на что ты не обращала внимания?

Молитва успокаивала, позволяя очистить голову от бесконечно роящихся суетных мыслей и тревог. Абсолютно бесплотных и бесполезных, но накручивающих нервы. Алифер никогда не попадал в плен, поэтому естественно он боялся. Как нервничала и Флора. Но своими треволнениями они не сделают ситуацию лучше, только наоборот - усугубят. Наверняка её учили тому, как вести себя в такой ситуации, но то такое... Реакцию каждого предсказать невозможно. Вот и он не брался - всё равно не угадаешь. Иногда женщины бывают намного отчаянней и храбрей мужчин, не отступая там, где пасуют они. Вот только если он умел справляться с собственными тревогами, то Клювику это было явно трудней. Поэтому мужчина пошарился по карманам, в надежде найти хоть что-то вкусное... Когда сильно переживаешь о чём-то - лучше начать жевать. Это помогает снять напряжение и не впасть в панику. Но увы, в его карманах ничего не завалялось. Значит придется прибегнуть к магии и успокоить её "Умиротворением", как он, обычно, иногда делал в таких ситуациях. Предложение о том, что ему нужно раздеться, он не спешил принимать. Впрочем, немного подумав, счёл, что всё же пусть лучше сохнет не на нём. А чтобы не сверкать неприличным видом, оставит брюки. Хотя демоны вряд ли знают такие слова как "стыд" и "приличие", скорее лишь имитируя оные, но уподобляться им всё же не стоит. Поэтому разделся, последним сняв сапоги и отставив их в сторону, прохладными от влаги ногами пощупав теплый пол. Мужчина устроился спиной к стене напротив решетки, чтобы видеть всё, что будет происходить там, и облокотил Флору к своему плечу и незаметно применяя на ней магию.

- Тебе надо отдохнуть, - снова буднично говорит он, беря в ладони её ножку, мягкими движениями массируя подушечки, пальчики и пятку. Сейчас ни к чему нагнетать атмосферу. Как случится - так и случится. - Никогда не понимал, зачем ты замазываешь веснушки. Ты с ними такая красивая.
Конечно же, он понимал зачем. Она хотела быть красивой в первую очередь, чтобы он обращал на неё внимание. Просто он хотел занять её мысли иными, более мирными и домашними вещами. А потом, усмехнувшись, заговорчески склонился к ней и, понизив голос, произнес. - Если бы у нас была дочь, я бы хотел, чтобы у неё были твои глаза и конопушки.
После чего поцеловал её в клювик и вновь облокотился на стену, продолжая массировать ей ноги. Алифер всегда ценил такие моменты, буквально запрещая себе превращать их в обыденность и привычную данность. Он как никто знал, насколько хрупок баланс, и как судьба может отнять всё враз. Вчерашнее счастье сменяя горем и отчаяньем. Поэтому он ценил каждый такой миг, и тем более особенно ценил сейчас.
- Если захочешь спать - ложись мне на колени, я всё равно караулю.
Пока их враг не спешил объявлять себя. Почему? Выжидал? Или "мариновал" своих жертв ожиданием, считая, что ожидание смерти хуже самой смерти? Не дождется. Его готовили и как светлого мага, и как воина к подобному роду испытанию, прекрасно объяснив что, почему, зачем, и как с этим состоянием бороться. Нельзя сказать, что он был абсолютно спокоен и расслаблен. Нет, он был расслаблен настолько, насколько позволяла ситуация, готовясь к тому, что в любой момент его могут поднять и... Забегать вперёд он не будет. Случится то, чему дано будет случиться, ему лишь останется принять это как должное. Ах, жаль только, что в терпении он не преуспел как следует. Полезная добродетель, необходимая ему сейчас как никогда.

Время ожидания тянулось мучительно долго, и всё же в коридоре послышались чьи-то шаги. Арх не спешил вставать, лишь пододвинув древко копья поближе, чтобы удобней его было перехватить. Он наблюдал за силуэтом, отразившемся на стене их темницы, а затем и за самой девой, появившейся с корзинкой еды. Можно было, конечно, попытаться её поймать и ударить об решетку, но чтобы он от этого получил? Верно, ничего. Да и не трогал он женщин без важных на то причин. Поэтому мужчина остался недвижим, лишь кивнув на её приглашение отведать угощение.
- Благодарю, - на бесстрастном лице не было ни улыбки, ни тени агрессии. Его обычное выражение лица иногда так раздражало тех, кто пытался вывести его на эмоции или понять, что творится у него в душе, ведь мужчина практически ничего не говорил о себе, а если и говорил, то это всё равно не давало возможности сложить полную картину о нём. [icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

__________________________
Умиротворение -20 маны.
Магический резерв: 190 - 20 = 170 маны.

+3

12

[icon]https://i.imgur.com/4HRr1YR.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

Существовало множество способов выжить в плену, в общем и целом. Первое, что Флоре тогда сказал генерал: "Надо медленно сосчитать до пяти. В мыслях". Затем, подумав, сурово добавил: "Тебе - до десяти". Первый совет Флорайн благополучно прострекотала, как можно было заметить.

Совет всегда иметь при себе пару монет, чтобы в случае чего отдать их и не злить грабителя еще больше, в целом, пригодился - но при первом похищении. Ее обшмонали, и монетки ловко перекочевали в чужой замызганный рукав. Впрочем, вряд ли здешние похитители хотели два гроша: работа мистика стоит в разы дороже.

Прислушиваться к тому, что происходит снаружи, тоже не особо результативно: это не комната, наспех заколоченная доморощенными похитителями. Темница строилась со вкусом, основательно, и по редко доносящимся звукам Фло не особо могла понять, где они. Даже зеркало реальности не спасет: вряд ли оно покажет что-то за пределами камеры. Интересно, что вообще подумали сослуживцы? Где их будут искать? Найдут ли?

Лучшее, что можно было сделать: вызвать симпатию похитителей к себе. Но, если у человека будут заметны признаки душевной болезни, то попытки сблизиться могут быть встречены агрессивно... Такие часто подвержены навязчивым страхам. Тогда в ответ на улыбку ты получишь удар в лицо. Только бы их с Архом не разлучили! Если так, то это конец. Когда к ним в камеру придут, Флора вцепится в алифера всеми имеющимися у нее девятью коготками - десятый, увы, сломался под мясо. Она не могла, не хотела представить, как окажется наедине с четырьмя стенами, собственными мыслями, и отчаянно заходящимся сердцем.

- Нет, ничего не болело, - рассеянно произнесла девушка, и тревожно скользнула взглядом по разоблачающемуся Арху. Им надо было просушиться, хотя бы из соображений здоровья и гигиены, но такие - полуобнаженные, испуганно жмущиеся друг к другу - они выглядели легкой добычей. Она смущенно засопела, когда Арх начал разминать ее ногу, и вцепилась в его плечо. От сильных пальцев по озябшей коже прошло тепло, в мыслях царила легкость и спокойствие - периодически у нее почему-то случалось подобное. Порой она словно бежала, с трудом продираясь сквозь цепкий кустарник собственных тревожных мыслей, а потом - словно срывалась в не замеченный ранее обрыв. Только вместо страха - невесомость полета. Правда, в такие моменты у Флоры порой сбивались мысли, и она долго приходила в себя, не желая заполнять легкость подсознания тяжестью дум.

- Я всегда мечтала о безупречности, как у первых красавиц. Когда я была маленькой, меня считали уродливой, - невпопад пробормотала Флорайн. Постыдное, мерзкое признание вырвалось удивительно легко: голова была заполнена внутренним светом, там не было место для липкого стыда, ощущения собственной никчемности и болезненного раскаяния - непонятно за что. В ее внутренней идеальной картинке себя не было места веснушкам или родинкам. Она девочка - фарфоровая куколка, красавица. Пока она такая, ее любят, она нужна. Будь Фло килограмм на шестьдесят больше, чем сейчас - возможно, ее даже не поздравляли бы с днем рождения.

Девушка шокированно распахнула глаза, глядя в его синие очи, как загипнотизированная. Он... думал о детях?

Сама Флора умом понимала, что с материнством будет туго: кто знает, насколько она справится. Она вообще не видела себя мамой, а Лилит и вовсе презрительно фыркала в ответ на рассуждения девочек о детях. Возможно, потому в свое время перестала дружить с мамой Фло: та вдруг одномоментно стала клушей.

Понимал ли Арх, насколько может поменяться их жизнь? Что младенец будет кричать по ночам, невыносимо требовать внимания, что тело юной жены более не будет таким прекрасным. Неважно: сама Флора могла до вечера перечислять все кошмары материнства, о которых читала и которые могла представить. Но в то же время... Если бы это был мальчик со светлыми волосами и непрошибаемым упорством отца, с той же степенной невозмутимостью...

- Главное чтобы не нрав, - умоляюще произнесла девушка, - ты с ума сойдешь, если мы обе будем галдеть.

Она довольно улыбнулась, получив свой нежный поцелуй в нос - в свое время Арху очень понравилась ее идея с поцелуями в клювик, а Фло искренне считала, что он будет закатывать глаза. Девушка извернулась поудобнее, положила ладони на сильные плечи, и принялась деловито разминать.

- Я не хочу здесь спать. Если хочешь, подремли, - предложила Флорайн. Менее всего на свете она собиралась смыкать глаза, пока из верха на ней только нагрудная повязка. В тот момент можно было благодарить небеса за то, что они вместе, но в то же время Флора буквально мечтала о том, чтобы вновь оказаться дома. Забраться под одеяло на их кровати, прижаться друг к другу, и наслаждаться теплом: от каминной трубы, от родного человека. С момента переезда к нему она старалась не ночевать в штабе без нужды, хотя раньше любила ту комнатушку-пенал, что была положена генеральскому порученцу.
В конечном счете, Флора пригрелась, свернувшись калачиком под боком у птаха, и начала понемногу проваливаться в дрему.

В какой-то момент чуткое ухо тревожно уловило шорох чужих шагов - уже совсем рядом с клеткой, потому что в следующий миг внутрь влетело что-то непонятное, и Виастикос встрепенулась. Корзина со змеями?

Возле решетки стояла девица: стройная и гибкая, как виноградная лоза, чарующей улыбкой на чувственных губах, с сильным ровным загаром. Красивая. Ничего себе служанки у этого проныры!
Фло по большой дуге опасливо обогнула корзину, старательно игнорируя душераздирающий аромат жареного мяса. Ей и без того непросто давалась и диета, и обман, а теперь Арх наверняка будет смотреть в оба... Ах, да о чем она: ясно же, переборщила. Надо есть чу-уточку больше, чтобы больше не падать, но меньше, чтобы не наедать круглую харю. Как же хочется кусок хорошо прожаренного мяса. И булку хлеба, горячую, прямо из печки.

- Привет, я Флорайн, - поздоровалась брюнетка, и озадаченно потерла веснушки на вздернутом носике, - ты... меня понимаешь? В смысле, спасибо.

Она неловко обхватила себя руками, неловко переступила с ноги на ногу. Не хотелось бы показаться неблагодарной сволочью, но им бы что-то переодеться. В идеале - кадушку с теплой водой. Лучше - две, если только похититель не мечтает развести в своей тюрьме маленький бомжатник с задорно прыгающими блохами. Конечно, в жизни Флоры бывало всякое, но, как правило - очень и очень кратковременно. Она могла по пальцам сосчитать длительные учения, чаще порученец оттарабанивала обязательную часть программы, смывала грязь, меняла одежду, и вновь была с иголочки.

+3

13

Снова мокро, но теперь тепло. С довольной улыбкой Ильгран улегся на теплую воду в бассейне звездочкой и наблюдал за тем, как медленно крупинки пара поднимаются к потолку. Он устал. Столько бегать и наблюдать за всякими парочками давно не приходилось. И самое обидное, что все впустую.
Да, как-то не везло ему в этот раз. Как правило для подобных поручений демон ловил влюбленные парочки по всяким романтическим местам – аллеям, паркам, скамеечкам у фонтанов и на набережных. Но сейчас… Парочек он видел довольно много, еще бы, такая пора, вот только маленькие проверки на прочность показывали печальный недостаток истинной привязанности друг к другу. Один парень ухаживал за девочкой ради приданого, в другой паре девочка относилась благосклонно к мужчине старше ее ради статуса, а в третьей вообще оказалось, что мужик женат и хочет просто развлечения на стороне. И куда катится мир, если демон рассуждает о морали и осуждает безнравственное поведение людей?!
Людей… интересно, у других народов та же беда? По некоторым причинам он не рисковал связываться ни с вампирами, ни с ульвами. Тем более не с ламарами, с этими замучаешься воду в аквариумах менять, а то еще усохнут. Драконов Ильгран слишком уважал, чтобы трогать без прямого приказа, а эльфы… тонкий нос сморщился… слишком опасно ему находиться в их землях. Хорошо, что вздумалось полетать и проветрить голову над морем. Удачно. Во всяком случае, он на это надеялся.
Когда пришло осознание, что тело достаточно прогрелось, он вымылся и вылез из воды. Пора ужинать и рассказывать все Айлир. А потом… мм… в любом случае «потом» ему точно понравится.
К ужину Ильгран явился в черных с серебряной отделкой одеждах. Он понятия не имел, как решит нарядиться Айлир, любительница гармонии в цветах их костюмов, но запасной план всегда имел.

+3

14

[nick]Айлир фон Трерьях[/nick][status]Наследница рода фон Трерьях[/status][icon]https://i.imgur.com/emR75lf.jpg[/icon][sign]
То были демоны, и ласковых огней
Всю ночь желания в их лицах не гасили... (с) П. Верлен[/sign]
Девушка, что принесла пленникам корзину с едой, отступила на пару шагов и рассмеялась хрустальным колокольчиком, жмуря ласковые чёрные глаза, похожие на спелые вишни. То ли её позабавило серьезное выражение лица мужчины, то ли непосредственность девушки, но отвечать она не стала, лишь повернулась вокруг своей оси и сделала приглашающий жест рукой, кого-то подзывая.

С той стороны, откуда она пришла, раздался мерный приглушенный топот, словно несколько человек (или не человек?) несли что-то неудобное и тяжелое, а вскоре в поле зрения оказался и источник звука – четыре приземистый рогатых демона тащили большую деревянную бадью. Они установили её в соседней камере, которую от узилища алиферов отделяла решетчатая дверь, а после начали таскать воду, от которой шёл пар, наполняя подземелье жаркой влажностью с запахом цветов и трав.

На лавку рядом с наполненной бадьей легли губки и флаконы с ароматическими маслами, а также чистая одежда – длинная женская туника без рукавов с высокими разрезами по бокам и туника покороче с штанами свободного кроя для мужчины. Ни белья, ни обуви не предполагалось – только дорогая ткань тонкой выделки с серебряной вышивкой по краям. Оружие у алиферов никто отобрать не пытался, но по тому, как спокойно ведут себя и демоны, и девушка, распоряжающаяся ими, было понятно, что преграда в виде решётки лишь выглядит ненадёжной, а на самом деле с большой вероятностью усилена волшбой, которая не пропустит ни удар магией, ни атаку оружием.

Когда всё для купания было подготовлено, девица всё с той же молчаливой улыбкой сдвинула рычаг на стене и дверь, отделяющая камеру алиферов от комнатки с бадьей бесшумно открылась, а надзирательница изящным жестом отпустила демонов восвояси, да и сама, развернувшись танцующим движением, ушла следом за ними, так и не сказав ни слова.
https://forumstatic.ru/files/000f/3e/d5/67798.png
К ужину Айлир вышла в платье из серебристого шелка той тончайшей выделки, благодаря которой ткань можно пропустить сквозь ободок кольца, а по длинному шлейфу, струящемуся пенными волнами по мраморному полу, вилась вышивка, мерцающая чёрными алмазами. Она выглядела больше раздетой, нежели облачённой в платье, потому что полупрозрачный наряд без рукавов и с низким декольте оставлял обнажёнными её точёные плечи и прямую спину. Вот только высокая причёска демоницы была украшена множеством гребешков, заколок и цепочек, оставляя ощущение тяжеловесности, как и ожерелье-ошейник, составленное из цепочек и вставок белого золота всё с теми же чёрными алмазами.

+3

15

"Я всегда мечтала о безупречности, как у первых красавиц. Когда я была маленькой, меня считали уродливой". В иной ситуации Арх, пожалуй бы, даже удивился подобному откровению, но сейчас, когда все его мысли были заняты другим, эта информация коснулась его буднично, пройдя словно вскользь. И потому он не спешил что-то отвечать, сперва выслушав мысли о ребенке. Ну-у-у, это как сказать... Мужчина не питал иллюзий на тему, что с детьми бывает просто. За примером далеко ходить не приходилось: он и его отец. Оба упрямые и непримиримые как бараны. Если они упирались лбами в некоторых вопросах, побеждал тот, у кого было в запасе больше терпения. Так выходило, что у Апполиона в силу его возраста, опыта и знаний этого самого терпения было больше, чтобы уложить строптивого отпрыска на лопатки и выбить из него эту дурь, помноженную на удаль молодецкую. И всё же кровь - не водица, и воспитывать ребенка надо своим примером. Дети слишком хорошо различают ложь.
—  Если бы я боялся шумных и суетных, то не женился бы на тебе, —  время от времени он подначивал своего Клювика, но не зло, и лишь за тем, посмотреть на то, как она будет возмущаться и топорщить перья. И даже не понимал, как в этот самый момент похож на своего отца. Он погладил её по щеке, переходя на подбородок в тот момент, когда её ладони коснулись его плеч. Увы, для поцелуев настроение и ситуация были абсолютно не подходящие, но подходящие для того, чтобы сказать ей нечто другое. —  Красота в разнообразии. Представь, если бы мы все были абсолютно одинаковыми. Один вид птиц, один вид животных, один вид цветов и людей. Это было бы уродством, даже если бы они все были сплошь очень красивыми. Ну и ты забываешь, что красота - она в глазах смотрящего. И хоть я не люблю сравнивать кого-то с кем-то, но вспомни свою подругу, которая, надо отдать должное, очень красивая. Но она мне совершенно не нравится. Дело ведь не только во внешней оболочке.
Как и положено, он не прошёлся по ней и не высказал всего того, что думал об этой самой подружке, которую не переваривал на дух. Алифер не собирался её как-то осуждать, лишь наглядно показал Флоре, что не единой красотой живет женщина. И пусть Арх не всегда прямо говорил Флоре о том, какая она красавица, но всегда выражал это в своих ухаживаниях и однозначных жестах. Вскоре Клювик свернулась у него под боком и закемарила, а ведь ещё недавно на голубом глазу уверяла, что не станет этого делать. Он находил невозможно милой эту искреннюю непосредственность. Мужчина осторожно, невесомо погладил её по плечу, чтобы ненароком не разбудить, и поджал губы. Эта странная смесь эмоций, которых он бы вряд ли смог выразить в словах: злоба и страх. Страх в первую очередь за свою невесту почти полностью приглушал собственный, но от того усиливал тревогу, которую ему просто пока удавалось скрывать. Пока.

Всё это время, пока рядом с их темницей вилась эта девица, Арх наблюдал, собирая информацию. Тем временем Флора вскочила и, как обычно, полезла вперёд батьки в пекло. Мужчина не успел её остановить, и теперь поздно было её одергивать. Ему оставалось лишь анализировать происходящее.
И им принесли еды. Не хрючево, которое даже стыдно свиньям скармливать, а хорошую и вкусную, судя по запаху еду. Арх даже при всей своей подозрительности и предвзятости к проклятому народу, поставил бы десять золотых на то, что еда не отравлена. Здравый рационализм ему однозначно подсказывал, что вряд ли тот, кто их пленил, стал бы растрачиваться на весь этот концерт. Но пока что информации слишком мало, чтобы делать выводы. А вот когда по коридору заслышались ещё шаги, мужчина внутренне напрягся. Ему уже не нравилось то, что должно было начаться.
Всё же его предвзятость была неисправима. Он наблюдал за тем, как эти омерзительные, ну до чего же омерзительные, рогатые, наполняли кадку с водой. И если он вряд ли бы заподозрил еду в том, что та была отравлена, то вот вероятность, что эту кадку они наполнили какой-нибудь кислотой или щелочью была вполне вероятна. Алифер продолжал напряженно молчать, ведь пока с ними обращались весьма хорошо.

Это-то и напрягало.

Арх ожидал чего угодно: допросов, пыток разной степени изощренности, издевательств, шантажа. Это было столь естественно и ожидаемо, как ожидаемо идёт дождь, когда соберутся тучи. Опасная непредсказуемость и эта игра ставила в тупик. Арх никогда не мог похвастаться богатой фантазией. Он хорошо накапливал опыт, но самостоятельно выходить за рамки не умел. 

- Флора, - серьезно обратился он к своей невесте, когда вся эта веселая братия удалилась. - Больше вперёд меня ты не лезешь.
Он никогда не одергивал Клювика, один раз он поставил её на место как женщину - в тот день, когда должен был подписал свадебный договор. С тех пор он больше ни разу не ставил её в подчиненное положение - ему не нужна униженная и скованная во всём жена с очами долу опущенными. Но сейчас они были не дома, и на нём лежала ответственность за всё, что с ними будет происходить. Её желание сунуть первой нос во всё, что происходит, могло привести к роковым последствиям.

Пальцы впервые за всё время разжались и отпустили древко копья. Мужчина поднялся и подошёл к корзине с едой, взяв оттуда горячую булку хлеба и попробовав её на вкус. Вкусно... Как он и предполагал - вряд ли еда была отравлена. Слишком много затрат на то, чтобы потом так нелепо отравить пленников вкусной едой. А вот с водой... Арх подошел к кадке, и аккуратно тронул воду тыльной стороной безымянного пальца, чтобы успокоить свои предположения о кислоте, а потом и полностью погрузил ладонь, размешивая и пуская воду по кругу.
- Надо же, о нас заботятся как о дорогих гостях, - вынул он руку и встряхнул от воды. Сарказм, в котором пока что не было опровержения тому, что они всё ещё пребывали за решеткой. - Иди мойся. Я тебя закрою. Тебе нужно прогреться.
Требовательно обращается он к Флоре. Но в данном случае он беспокоится не о том, что она рискует запаршиветь от грязи, а от того, что когда в последний раз взял её ножку в ладонь, то ощутил, насколько та была ледяной. Он не знал, как долго его невеста была на корабле мокрая и замершая, а потому ей сейчас нужно было основательно согреться. Мужчина раскрылился так, чтобы его крылья полностью закрыли обзор тем, кто решится бы посмотреть за процессом.
- У меня не вяжется никак корабль с этим местом, - честно признался он в своих рассуждениях, пока жевал булку. - То корыто с его "хозяином" не сильно было похоже на тех, кто может позволить себе такое.
Хотя он не стал бы исключать, что тот демон со своим подельником были лишь отборщиками. Отобрав подходящих экзотических пташек, сразу передали их по назначению. Готовясь продать, если уже не продали, лицу более заинтересованному. Всё же когда жуешь, думается лучше. Это ещё его отец говорил. Но догадка, которая осенила Арха, ему крайне не понравилась. Теперь он понял, почему ему так иррационально не понравилась эта бадья с водой и всеми этими ароматными маслами. Мысль о том, что его жену заставят работать проституткой, просто заставила вскипеть кровь от ярости. Но именно эта догадка пока что довольно рационально объясняла и эту вихляющуюся девицу, и весь этот цирк. Однако озвучивать свою догадку вслух Арх не стал и лишь поставил корзинку на край лавки. - Ешь. Я сытый пока.
Ей нужно было восстановиться. А в отличие от неё Арх не успел ни основательно замерзнуть, ни проголодаться, а булка утолила голод на ближайшие несколько часов. По наличию и мужской одежды их надзиратели тоже хотели, чтобы он искупался. Хорошие ткани... Такие даже он себе не мог позволить. Следовало отдать должное этой заботе о них. Впрочем настолько, чтобы не обольщаться. Те, кто вкладываются в свои активы, выжмут из них всё до последней капли крови и пота.   

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+3

16

[icon]https://i.imgur.com/4HRr1YR.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

Честно говоря, когда Арх говорил, что любит ее и такой, Виастикос буквально расцветала изнутри. Ее и без того прямые плечи расправялись еще сильнее, а нос гордо вздергивался. И веснушки в такие моменты не помеха. "О да, говори-говори". Парадокс был в том, что, уродись Флорайн большегрудой высокой красоткой, она хотела бы быть миниатюрной крошкой. Возможно даже, с веснушками на носу.

Может, сам Арх тоже был не вполне идеален, просто в какой-то момент он настолько зацепил, что недостатки как-то незаметно стали достоинствами. Сама Фло буквально обожала все, что связано с ее супругом, и подначиваний подруги по поводу безразличного вида Арха просто не воспринимала. Не будь они сейчас заперты на виду у всех, как животные в вольере, она бы давно затискала бедолагу. Даже несмотря на то, что, судя по всему, он все еще на дух не переваривал ее единственную подругу. Бедняжка Лилит не сделала совсем ничего, чтобы заслужить такого отношения: она лишь в своеобразной манере показала свою боль от одиночества накануне Хэлора. Арх просто не знал, что она добрая, веселая, и всегда готова выслушать.

Ну ничего: пусть только даст срок, и через пару лет супруг, возможно, тоже будет сидеть в компании жены и подруги, наслаждаться чаем, неспешной беседой. А может, и мужа для блондинки поможет найти: ей бы кого-то, похожего на терпеливого Нимрайса. Возможно, в других обстоятельствах они с Архом бы даже сошлись, и вместо Флорайн мозг ему выносила бы Лили - эта мысль неприятно кольнула промеж лопаток, и алифер поморщилась, повела плечами.

Флора деловито сопела, вытягивая длинную шею в попытках лучше рассмотреть незнакомку и выражение ее лукавых глаз, однако та не удостоила и словом. Фло грустно наблюдала за девушкой из-за решетки, пока соседняя камера наполнялась принадлежностями для мытья. Нет, все-таки, она хорошая, хоть и немая. Или просто не говорит как нормальные люди.

Тем не менее, благодаря незнакомке Виастикос ляжет спать чистой, за что ей огромное спасибо - Фло мало того что не горела желанием обрастать вшами, фу, так еще и до сих пор немного стеснялась Арха. Пока что от нее ощутимо несло только морской солью и плохо просохшей тканью, спасибо морю, в которое девушка упала, и бандитам, которые обливали пленницу. Конечно, в таких обстоятельствах не о том надо думать, но какой смысл накручивать себя мыслями о грядущем?

Хоть Флора и звала себя гордо военной, и даже честно тянула трудовую лямку, но ей явно не хватало опыта вместе с выучкой, а также умения думать на два шага вперед. Старый генерал ощутимо разбаловал порученца, и, говоря откровенно, рассчитывал, что со временем Фло уйдет в университет, а оттуда - в контору какую или на кухню. Она - типичный кабинетный страж. И вот теперь Фло была не в состоянии в такой ситуации сфокусироваться надолго, найти адекватный выход из ситуации. Защитная реакция от подступающей паники: срочно переключаться на что-то безобидное.

Девушка с замиранием сердца наблюдала за существами, что ванну наполняли: одно дело знать, что демоны такие, и другое - вот так, вживую. Уууу, какие! Как хорошо, что их друг от друга отделяла решетка!

Когда ванна была подготовлена и они с Архом вновь остались наедине, алифер вздрогнула и напряглась, но на этот раз - от тона любимого. Твердого, беспрекословного. Однажды она уже слышала, как он общается в подобном ключе - но тогда его речь была много холоднее, чем сейчас. Очевидно, Арх давно научился различать, когда Флора капризничает, а когда - искренне делает старые-добрые глупости.

Арх, конечно, никак не сможет помочь, если Флору захотят утащить или выпотрошить на месте: если очень приспичит, демоны навалятся толпой, и даже одинокий воин света не сможет дать отпор. Но, наверное, ему спокойнее, когда Фло держится чуть позади. Наверное, ужасно видеть, как любимая девушка стоит прямо перед врагом, и осознавать, что ты с большей долей вероятности ничего не сделаешь, если ее попытаются убить здесь и сейчас.

Несмотря на совокупность факторов, она, в принципе, осознавала, что военные иногда попадают в плен. И знала, что однажды ее могут попытаться сбить в полете ради генеральской депеши. Возможно, даже пытать, вгоняя гвозди под ногти или просто избивая. Происходящее было шоком, но не откровением: в принципе, так могло произойти. Удивительно, что Арх раньше не настаивал на ее уходе из профессии, с его чрезмерным чувством ответственности: оставалось надеяться, что так и продолжится даже после того, как они выберутся.

Девушка отвернулась, и принялась разматывать нагрудную повязку. Затем стянула низ, и, прикрывая срам, почти моментально плюхнулась в теплую воду. Несмотря на то, что жених искренне старался согреть, контраст был настолько ощутим, что Флора не сдержала вздоха: наконец-то тепло, полностью. Голова покруживалась, живот подводило от голода, да и тюремщики вполне могли явиться на поглазеть. Флора буквально заставила себя потянуться за губкой, и начать энергично тереть кожу. Не удержавшись, понюхала масла: вкусно, как же вкусно! Дома она нечасто баловала себя такой изысканной косметикой. Интересно, можно ли обуть демонов на эти флакончики?

Арх преданно загораживал собой решетку и обедал на ходу же, не теряя времени. Виастикос легла на спину, окунула затылок, и принялась скрести ногтями кожу головы: наконец-то ее прекрасное каре перестанет быть похожим на мокрые сосульки. Вынырнув, с наслаждением отряхнулась, фыркнула, и, наконец поднялась из емкости.

- Кстати, можно здесь же постираться, как закончишь, - изрекла она, посматривая на свои вещи, сложенные скорбной кучкой в углу камеры. Уходить из тюрьмы в одной лишь тунике она отказывалась: доспехи казенные, за них не уплочено, да и сослуживцы хуже бабок на базаре. Потом не докажешь им, что просто сидела в камере, а в этой пикантной ерунде ты, потому что вещи запачкались.

Кстати, одежонка очень даже. Фло, увлекавшаяся шитьем, пришла в восторг, как только дорогая ткань легла ей в ручки. Такую расточительность она не позволяла себе даже на дни рождения: конечно, красивой быть хочется, но она будет баловать себя подобным образом, когда станет зарабатывать раз в десять больше, чем сейчас.

- Естественно, не мог. О Ньерай, Арх, ты хоть знаешь, сколько оно стоит, и где такое продается обычно? - Округлила глаза Флора, все еще прижимая к груди тунику. - О... а где туфли, и... что важнее, где подштаннички? И на грудь нечего повязать...

Как ни осматривала новые вещи, не обнаружила нижнего белья. Должна же быть хотя бы нижняя рубаха, хотя сама Флора предпочитала плотную повязку или очень плотный аналог повязки из цельной ткани. А вниз что надеть? Хотя бы короткие подштанники или кро-охотную набедренную повязку? Хотя, с такими разрезами любое исподнее станет публичным. Пока шокированная Флора раскрывала крылья и стояла на месте Арха, чтобы тот тоже мог искупаться, она умудрилась и разглядеть себя, и чуть-чуть - ощупать. И даже возмутительно-манящая обнаженность супруга осталась вне поля зрения: Флора поворачивалась из стороны в сторону, то быстро, то медленно, пытаясь понять, что конкретно видно через пикантные вырезы по бокам. Скулы помимо воли заалели, она то и дело навязчиво воздевала руки к груди, прикрываясь.

В таком виде Флора не выходила на люди даже когда пыталась игриво поддразнить Арха в их первую встречу. Тот ее наряд был более чем закрыт, просто очень красив, и пикантен за счет того, что алиферы не носят юбок. Не наедине с мужчинами-незнакомцами. Хотя... Нет, не верно. До этого он видел ее и в полотенце, но тогда Фло была дома, смущение и неопасность Арха она ощущала почти подсознательно, и тогда у нее был контроль над ситуацией.
Нынешняя туника казалась откровенно срамной, и манящей настолько, что даже Флора находила себя безумно привлекательной: то и дело мелькающие в вырезе ножки интриговали настолько, насколько возможно. Замечательно. И в таком виде она будет вынуждена ходить перед демонами?

После, присев, Фло проглотила кусок жареного мяса: о да, более всего на свете сейчас хотелось вцепиться в чью-то плоть зубами. Затем - съела какой-то странный фрукт, которого ранее никогда не видела. Продолговатый, желтый, невкусно вяжущий своей кожурой, и излишне сладкий внутри. Мерзость, словом. Но этого должно хватить, чтобы немного восстановиться.

Как только ванна освободилась, Фло принялась ожесточенно намывать свою одежду, низко слонив голову. Развесит на решетке, в тепле и сухости должно просохнуть. Даже перед Архом было крайне неловко: он видит ее... такой. Не во мраке их спальни (где еще надо постараться, чтобы что-то разглядеть), а при свете, да еще и там, где их могут наблюдать со стороны.

- Она, наверное, забыла положить остальную одежду. Так даже гейши не ходят, - авторитетно заявила Флора, которая самих гейш видела давно, издалека, и мельком. Мысль о том, что сейчас может прийти кто-то, и просто забрать ее наверх, где будет ожидать ряха наподобие тех, что кадку принесли, очень медленно оформлялась где-то в уголке подсознания. Конечно, можно было махнуть рукой, мол, я-то им зачем, но... Она была банально экзотикой.

+3

17

Вокруг ледяных голубых глаз появился алый ореол, стоило явиться Айлир в таком изысканном и одновременно возбуждающем одеянии. Ильгран поднялся и галантно подвинул для нее стул, не спуская вожделеющего взгляда.
- Ты великолепна, – глубоким голосом произнес он.
Мистик не стал добавлять банальное «сегодня», «этим вечером» или «как всегда», зачем, Айлир великолепна по умолчанию, однако любит комплименты, как и все женщины, а он любит делать ей комплименты. Ильгран устроился в кресле рядом с ней и положил себе несколько кусочков мяса в ароматном соусе, разлил вино по бокалам.
- В этот раз поиски затянулись, – он лениво откинулся с бокалом в руке на спинку кресла. – Не романтичные пошли времена у людей, все друг от друга чего-то хотят. Размышления на эту тему занесли меня на крыльях к берегам Драконьего Зева, – мистик сделал маленький глоток, полюбовался игрой света на гранях бокала и продолжил. – А там буря, ливень, молнии. И алифер летит. Летит, значит, летит. И вдруг падает. Просто так, взяла и свалилась в воду. Я даже сделать ничего не успел, только удивился, а тут посудина какая-то подошла, матросики ее на борт подняли. Я уж обрадовался было, что не перевелись еще добрые люди, а нет. Пиратами оказались, – фыркнул Ильгран. – И тут появляется второй алифер, весь едва ли не сияет. Всех раскидал, какого-то дурачка к мачте прибил и носитель души уничтожил. А как  девочку вызволил, да к груди прижал, так я и понял, что их-то и искал. И вытащил их прямо из-под носа целого клина пернатых. Как ты понимаешь, пришлось спешить, так что оружие осталось при нем. И магию он наверняка растратил не всю. Не знаю, хватит ли парня на призыв еще одного воздушного элементаля, но на что-то точно хватит. Так что ошейники на них точно нужно будет надеть. На счет бубенчиков сама решай, – хитро усмехнулся Ильгран и приступил к ужину.

+3

18

[nick]Айлир фон Трерьях[/nick][status]Наследница рода фон Трерьях[/status][icon]https://i.imgur.com/emR75lf.jpg[/icon][sign]
То были демоны, и ласковых огней
Всю ночь желания в их лицах не гасили... (с) П. Верлен[/sign]
Она была великолепна всегда и знала об этом, но слова Ильграна, который уже столетие просыпался в её постели, были ей приятны, хотя она слышала похвалы и комплименты тысячи раз.
Айлир уселась на стул и потянулась так сладко, что ткань почти соскользнула с её груди, обнажая соски, но этот жест, конечно, не был случайным, ведь демонице нравилось, с каким желанием на неё смотрит мужчина.
- Алиферы – редкие гости в наших подземельях, - заметила женщина, прищурив янтарные глаза, ведь она любила редкости и Ильгран это знал, - Нужно будет подготовить для них особенно комфортные покои, а то вдруг они из тех пташек, что не поют в неволе? Крылатый народ горд… но, надеюсь, они действительно любят друг друга и поэтому будут играть по нашим правилам, иначе… было бы жалко уничтожать такую красоту.
Пододвинув к себе десерт, Айлир взяла ложечку и замерла с ней, задумавшись о том, что в сценарий, возможно, придётся внести некоторые коррективы, ведь её изначальная задумка была рассчитана на ходящих по земле и, пожалуй, менее сложных по характерам существ. Впрочем, вскоре она познакомится со своими новыми игрушками ближе, чтобы завершить канву спектакля и выпустить пташек, дабы они вышили по ней яркие и многоцветные узоры.
- А ты веришь в любовь, Ильгран? – С улыбкой спросила Айлир, играя серебряной десертной ложечкой, - Говорят, она абсолютно слепа в своем доверии… и делает слабым и уязвимым, но вместе с тем сильным настолько, что можно свернуть горы. Странное и непредсказуемое чувство, не так ли?
Демоница откинулась назад, на спинку стула, и посмотрела на мистика, прищурив сияющие тёмным золотом глаза.
https://forumstatic.ru/files/000f/3e/d5/67798.png
Тем временем в подземелье, куда Ильгран доставил свою добычу, снова появилась танцующая служанка, держащая в руках небольшую жаровню, которую установила в паре метров от решетки, чтобы её нельзя было достать ни рукой, ни оружием. Её тонкие изящные пальцы, украшенные многочисленными кольцами, запорхали над углями, на которые она положила какие-то травы и высыпала порошок, что зачадил густым белым дымом со сладким запахом, соприкоснувшись с пламенем.
Так и не сказав ни слова, девушка выскользнула из подземелья, а за ней лязгнула закрывающаяся тяжёлая дверь, отрезавшая коридор и камеры от остальной части подземного узилища.
В камеру алиферов потёк дым, кажущийся таким густым, что впору резать ножом, и когда его сладко-терпкий аромат достиг пленников, заполняя их лёгкие, оба они почувствовали, как их руки и ноги наливаются тяжестью, а веки смыкает крепкий сон без сновидений.

Отредактировано Лелия (08-10-2022 18:32:32)

+3

19

В тот момент, когда Флора полностью разделась, Арх опустил взгляд и поискал в корзинке ещё съестного. На этот раз натолкнувшись на какой-то порезанный фрукт с жесткой и немного колючей кожурой, напоминающий большую шишку с желтым сочным и вкусным содержимым. Неприлично громко причмокнув, он с удовольствием захрустел кисло-сладким фруктом, чувствуя, как его сок немного щиплет и покалывает у краешек губ. Кто-то в сложных ситуациях не терял самообладания, кто-то - чувства юмора, кто-то, как Клювик, - говорливости. Арх не терял аппетита.
- Где? - спросил он, откладывая обглоданную корочку и утирая губы от сока. Не потому, что не имел представления, а чтобы отвлечь Флору от тягостных мыслей о плене. Сам Нимрайс к темницам относился довольно сдержанно, всегда живя по принципу "от сумы и тюрьмы не зарекайся". За решетку, не только пленную, даже праведному попасть нетрудно. Достаточно одного ложного навета и подкупного судьи. На купающуюся Флору он старался не смотреть, по крайней мере прямым взглядом, прекрасно зная, что она этого жутко стесняется. Оставаясь наедине он всегда гасил огонь и закрывал окна, чтобы не смущать её лишний раз, а потому и сейчас, наблюдая за неё, он делал это лишь боковым зрением, больше занятый своим "ужином". А после, избавившись от штанов, сам забрался в кадку и с головой погрузился в неё, из-за чего вода вышла из своих "берегов" и разлилась на пол. Он всегда любил погружаться целиком. И, как ни странно, вода помогала смыть все бестолковые мысли и привести голову в порядок.
Значится, их враг не стеснялся показывать свое благосостояние, давая понять, что денег у него куры не клюют.

Мужчина осмотрел Флору, которая крутилась со своей одеждой, ища исподнее, но так его и не найдя, посетовала. Да уж, одежда из разряда "одета как раздета". И всё же мысль о том, какой именно непристойностью заставят заниматься его супругу, почему-то отходила на второй план, хоть и не исключала подобного варианта. Во-первых, факт наличия этих самых денег. На такое состояние можно было сколь угодно нанять различных гетер и содомитов под любой запрос и прихоть, а не тащить замужнюю женщину из-под носа её ревнивого мужа, рука которого не дрогнет на расправу. Во-вторых, похоже, что их враг всё же не столь ограничен в своих интересах. Вот только это не вселяло ни радости, ни надежды. Извращенный ум жесток. Извращенный ум демона жесток на порядок. В-третьих, несмотря на то, что враг пока никак не обозначил своей цели допросов про Алир, это не означало, что их не могли попытаться завербовать. Вербовать воинов Ньёрая сложно - изначально созданные с целью служения своему Создателю, они с трудом отступались от своих принципов, а потому зачастую таких можно было только ломать и убивать, если они не сгибались. Арх сам был из таких. А вот была ли таковой Флора - это было под большим вопросом даже для него. Она была слишком юна и приземлена, и пока что воспринимала службу скорее как высокооплачиваемую работу с возможностью хорошего положения в обществе. Но когда стоит вопрос пыток и физического выживания, фактор денег мотивирует крайне слабо - свою шкуру готов продать и за ломанный медяк, если возьмут. Чтобы противостоять до конца нужна идея и мотивированность.

Вот только сколь об этом не размышляй, к пониманию причины их пребывания в Кабале Арх не приближался ни на йоту. Это он узнает, только когда встретится с тем, кто пленил их.

- Мне чтобы доела всё, что осталось. Тощая как глиста, - строго и беспрекословно приказал алифер и снова окунулся в воду, смывая грязь с волос, промывая шею и за ушами. Если есть возможность помыться, поесть и отдохнуть, Арх не станет себе отказывать в том, чтобы воспользоваться такими возможностями. А Клювику придётся доедать содержимое корзинки. Через "не могу" и "не хочу", если потребуется. Попробует начать спорить и капризничать - будет кормить с ложечки как маленькую. Закончив с помывкой достаточно скоро, мужчина вылез из кадушки и встряхнулся, решив сперва немного обсохнуть и отмечая, как мягко и нежно ткань туники ложится на кожу.

"Что ты делаешь?" Хотел было спросить Арх, не поняв, почему вдруг его невесту потянуло постирать белье. Впрочем... Пусть занимается... Если ей так легче справляться со своими эмоциями и не разразиться паникой. Вот только когда она нагнулась в этой тунике, заалели кончики ушей даже у него.

— Она, наверное, забыла положить остальную одежду. Так даже гейши не ходят.
- На, - протянул он ей штаны, положенные в комплект к его одежде. - Надевай.
Неужели кто-то думал, что он позволит разоблачить свою супругу и предать на поругание? Ему было всё равно: велики ли ей мужские штаны, как хорошо они держатся на её талии, и что их можно смело натянуть до груди. Пусть будут как мужское хакама. В конце он подвязал подвязку на талии, чтобы штаны не спадали. Всю процедуру он проводил с непроницаемым лицом, будучи абсолютно равнодушен к тому, что стоял перед женой абсолютно неприкрытый. Это она стеснялась перед ним, а не он - женщины естественно более стыдливы, нежели мужчины. Но если та теряет всякий стыд, то превращается в развращенную демоницу.

Для себя у него оставались свои собственные штаны, которые он и поспешил одеть после того, как закончил возиться с нарядом супруги. Как раз вовремя, ведь вскоре появилась снова та девица. И судя по тому, чем она занималась - началось... Арх внимательно смотрел на то, что она делает, почти в полной мере представляя, для чего нужна эта процедура.
Их "господа" не настолько глупы, чтобы соваться в клетку, в которых как диких зверей заперли воинов. Боятся или разумно опасаются рисковать собственной шкурой, чтобы вытащить их оттуда. Будут пытаться сделать это обманным маневром.
К своему удивлению, вполне ожидаемого страха не было. Арха лишь всё сильнее распирало от праведного гнева. Он был преисполнен решительностью уже воочию встретиться с тем, кто держал их здесь. Мужчина  холодным взглядом проводил девчонку, сжав в кулаке железный прут и наблюдая, как белый кумар как облако расползался по темнице, неотвратимо наполняя помещение. Мужчина разжал руку и отошёл к дальней стене и сел.
- Иди ко мне, - приглашающе подозвал он Клювика, вытянув ноги, почти покорно принимая то, что должно будет случиться дальше. Почти. Привлек её к себе и прижал к груди, позволяя кумару наполнять "темницу" и погружать их в сон. - Не бойся.

Арх ощутил, как конечности и тело начинали становиться тяжелыми. Состояние тела быстро ухудшалось, ему вдруг показалось, что за мгновенье он устал так, словно не спал пару суток. Веки наливались свинцом и в какой-то момент сомкнулись окончательно, погружая алиферов в сон.

[icon]https://i.imgur.com/KBGIEmd.png[/icon]

Отредактировано Арх (09-10-2022 17:45:53)

+4

20

[icon]https://i.imgur.com/UAGIoWj.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

Доедать... всё? Серьезно? Там даже для того, кто не на диете, преступно много еды, а уж для нее!

Флора опустила взгляд, мысленно прикидывая, когда она в последний раз так наедалась. Из хороших новостей: львиную долю пищи занимали фрукты, сравнительно легкие. Из плохих: сдобы и мяса положили от души, вообще не скупились. Даже если бы и захотела: Фло просто не могла уместить такое количество у себя в желудке. С другой стороны, спорить с Архом сейчас - вообще не вариант. Она ничего не добьется, в то же время, птах уже подозревает, что здесь дело нечисто, и при желании расколет лживую женушку на раз-два.

Виастикос лениво вгрызлась в очередной фрукт, мысленно считая, сколько всего она сегодня скушала. Укус, еще один... завтра бока будут уродливо выпирать, Арх так и так догадается, так к чему же начинять себя снедью, как хэлорского порося? Но тем не менее, Фло машинально кусала, жевала и глотала, подгоняемая заветным страхом перед мужниными звездюлями. Нет, он ее не бил и не будет: Арх был страшен в гневе и без рукоприкладства. Как только он поймет, что Флора слегка недоедала ради тонких ножек, тут же взъярится, и уже не объяснишь, что она не планировала такой длительной голодовки. Честно, заработалась, забегалась.

Интересно, а что она делала бы на его месте? Если бы узнала, что Нимрайс истязает себя, потому что считает слишком уродливым и боится, что свет любви померкнет в ее глазах?..

Эта мысль пришла неожиданно, и девушка беспокойно переступила с ноги на ногу. О, она потеряла бы дар речи, и немедленно прижала бы его к себе, ведомая древним инстинктом: спрятать, защитить, успокоить. Но то другое: невозможно представить, чтобы ясноглазый красавец Арх был не хорош хоть для кого-либо. И дело было даже не в его воспитании или крепком положении в обществе: он был такой... потрясающе цельный. Удивительно открытый и любящий, хоть со стороны так не скажешь. Посторонние смотрели на Арха, как на равнодушно-бездушного голема, но они понятия не имели, какой он. Как он плавился в ее руках - не только в спальне - и вместе с ним Флора тоже являла самое лучшее, возвышенное, что скрывало ее сердце. Он вовсе не деспот (не во всех аспектах), просто... просто тяжело быть ответственным за кого-то, похожего на Флору.

Вот и сейчас: заботливо помог справиться со штанами. Девушка облегченно выдохнула, сжав подрагивающими пальцами сильные плечи. Странное ощущение: она одета полностью, он - беззащитен снизу. Ради нее... Флора устремила извиняющийся взгляд на спокойное лицо супруга, и ее сердце заколотилось сильнее, сильнее. Не от возбуждения, от вины: все из-за нее, если бы не ее промах, Арху не пришлось бы терпеть все эти унижения. Виновата, виновата, виновата. Сердце болезненно колотилось о ребра, пальцы дрогнули, дыхание потяжелело и стало горько-прерывистым, и Фло сумела загнать слезы внутрь лишь мысленным напоминанием самой себе, что она - солдат. Стыдно сопли разводить, когда гражданский гол как сокол по стратегическим местам, да еще и сохраняет спокойствие!

Теперь, когда оба полностью прикрылись, Флора оглядела себя и осталась довольна: обычно она такое не носит, но это не главное. Штаны смешно сидели, отчаянно не подходя по длине, однако алифер представила, что она просто в пижаме: в ее коллекции были большие ночные костюмы, в которых Фло утопала полностью. Арху она их не показывала под страхом смерти, но, очевидно, такая уж судьба у нее: представать перед ним в дурацком виде.

- Я уже говорила, что люблю тебя? - Спросила девушка, притягивая мужчину к себе для поцелуя в щеку.

Тем временем к ним вернулась та девушка, что ранее накормила вкусным ужином и устроила горячую ванну.

- Спасибо тебе, очень вкусно, - на всякий случай поблагодарила Фло, высунувшись из-за плеча птаха. Как он и просил, к прутьям клетки Флорайн более не приближалась.

Незнакомка принесла жаровню - наверное, чтобы ночью было не холодно? Виастикос недоуменно посмотрела вслед: ничего, когда-нибудь они пообщаются. И не таких в свое время разговаривала Флорайн Виастикос, и не таких колола: в дамский литературный клуб порой приходили жуткие тихони, но в какой-то момент они неизбежно раскрывались, отбросив смущение и страхи.

По камере пошел белый туман. Флорайн неверяще уставилась на Арха: что за... Нет, они же не для того кормили их и мыли, чтобы потом уморить, как тараканов? Девушка притиснулась к дальней стене, судорожно соображая. Двери заперты, докричаться не до кого, да и кто будет помогать? Или же...

- Тот мужчина упоминал, что скоро с нами поговорят. Возможно, нас просто хотят перевести в более богатую камеру, потому что их главный не желает спускаться в эти подземелья? - Предположила Флора, сев рядом. Она перекинула согнутые в коленях ноги перез его бедра, и уткнулась в сильное плечо панически пульсирующим виском. За последние сутки она падала, ее били, обзывали нехорошими словами, обливали холодной водой, держали в клетке, потом - снова держали в клетке, пытались облачить в срамной наряд, впереди ждала лишь неизвестность. Не будь рядом Арха, Флора не смогла бы пройти через все сама: она уже вела бы себя откровенно неспокойно.

Тяжелый туман пощекотал ноздри, забрался в легкие. Девушка сжалась, ожидая боли, судороги, спрятала лицо на груди возлюбленного, но, на удивление, тело вдруг стало легким-легким. Тревоги потерялись в тумане, она упустила нить измышлений, сознание стало невесомым, и девушка с блаженной улыбкой упустила реальность. И как будто бы даже не жалела - во всяком случае, до пробуждения.

Отредактировано Лейв (09-10-2022 22:15:37)

+3

21

Глаза Ильграна, обычно холодно-голубые, вспыхнули алым при провокационном жесте Айлир. Да, она знала, как добавить огонька и пикантности моменту. И все же он сдержал порыв накинуться на свою госпожу и любовницу или хотя бы прикоснуться – на это у них еще будет время, иначе ей снова придется идти переодеваться. Последний нюанс вызвал порочную улыбку. Надо же, сто лет прошло. Вначале он все гадал, как долго продлится их страсть, когда наступит момент, когда они перестанут с такой жадностью кидаться друг на друга? Сто лет спустя почти ничего не изменилось. Да, они стали старше, опытнее, но на их близость это практически не повлияло.
И теперь мистик улыбнулся вопросу про любовь. Любовь… Это ли чувство связывает их? Потому ли он сам вот уже сотню лет хранит верность ей одной, что совершенно несвойственно для демонов? Любовь это или тонкий расчет, а может, чувство самосохранения, он же знает, насколько Айлир собственница? Все эти вопросы время от времени всплывали, но каждый раз Ильгран лишь качал головой. Он знал, что это не страх и не расчет, но любовь… В этом чувстве демон не готов был признаться даже самому себе, если это она. Их с Айлир разница в положении слишком велика, чтобы ее реализовать, а трагедий и драм он не любил, жить с болью в сердце не хотел. Потому его устраивало то, что между ними есть сейчас. Они живут во многом как муж и жена, а что без признаний и прочих красивых и стандартных мелочей и антуража, так и зачем они.
- Любовь... – его губы тронула чувственная улыбка. – Конечно, я верю в любовь, Айлир. Демоны, пожалуй, самое яркое тому подтверждение. Если бы не она, у нас не было бы повода принимать душу в тело, мы бы попросту выродились. А во все эти разговоры о том, что кто-то так поступает из расчета, чтобы передать свое дело будущему поколению, я не особо верю. Мой отец, при всех его недостатках, мать любил, когда она умерла, он не бросился тут же искать новую жену и в разврат не окунулся. Так что да, я верю в любовь. Только настоящая любовь, ради которой готов в огонь и воду, летать без крыльев и прочее, что воспевают менестрели, встречается редко. И это… думаю, хорошо. Иначе в мире было бы слишком скучно, – закончил Ильгран слегка ироничной усмешкой после слишком уж лиричного рассуждения. – Идем посмотрим на наших пернатых? Они действительно красивы, только девчонку подкормить бы, а то за шваброй спрячется и тени не отбросит, ужас, и куда ее парень смотрит?!

+4

22

[nick]Айлир фон Трерьях[/nick][status]Наследница рода фон Трерьях[/status][icon]https://i.imgur.com/emR75lf.jpg[/icon][sign]
То были демоны, и ласковых огней
Всю ночь желания в их лицах не гасили... (с) П. Верлен[/sign]
Любовь… не страсть, не похоть, не дружба и не уважение, а истинная любовь, ради которой можно умереть… это чувство было для Айлир загадкой. О, конечно, она знала каждую из этих эмоций на вкус, провоцировала их, играла с ними, как с кусочками мозаики или фигурами на игровой доске, но сама она никогда не испытывала столь сильные и неодолимые чувства, ради которых можно было свернуть горы или шагнуть в пропасть.
Да, она любила свою сестру и до сих пор лелеяла надежду, что они воссоединятся. И, пожалуй, Ильграна она тоже любила, но это чувство было сродни любви, которую испытывает скульптор или художник к творению своих рук, ведь мистик достиг вершин мастерства в магии и в интригах под её чутким руководством и влиянием. Где бы он был, если бы сотню лет назад не явился к ней, смело и нагло предлагая свои услуги?
Но была ли это та самая любовь, которую воспевают в трагедиях или романтических балладах? Вряд ли, ведь Айлир собиралась жить долго и счастливо, не искала катастрофических переживаний и терзаний, ставя на первое место рассудок и логику, а вовсе не сметающую всё на своём пути бурю чувств.
- Если их любовь настоящая, то наш спектакль будет весьма занятным, мой драгоценный, - закончив трапезу, демоница протянула Ильграну ладонь, чтобы он помог ей подняться, - Но алиферы – гордый народ… нам нужно будет продумать сценарий такой, чтобы не сломать крылатых, но заставить их испытывать сильные и чистые эмоции. Должна признать, эта задача кажется мне весьма вдохновляющей.
На лице Айлир появилась довольная улыбка, ведь она (и Ильгран это знал) преклонялась перед красотой, коллекционировала прекрасные произведения искусства, создавала их сама и потому относилась к своим прелестным игрушкам с большой бережностью. Особенно если «гости» соглашались играть по её правилам.

Их путь лежал в гостевые покои, ведь Айлир фон Трерьях предпочитала располагать «гостей» с комфортом, чтобы заставить их поверить в то, что им не грозят никакие опасности, если они будут послушны. С алиферами она, правда, практически не сталкивалась, а потому к крылатому народу ещё нужно было подобрать ключик, но вряд ли, как считала демоница, это будет сложно. Всё же у парочки летунов был повод вести себя мирно и послушно – они любили и заботились друг о друге.
Когда алиферы уснули, слуги Айлир надели на них ошейники, не позволяющие пользоваться магией, забрали оружие и отнесли их в комнаты, оформленные в неожиданно светлых тонах – по бледно голубому потолку плыли ажурные облака, обивка мебели была светлого бирюзового оттенка с серебряным шитьем, а балдахин над широкой кроватью, в которой устроили пленников, отливал небесной лазурью, тронутой инеем. Покои были стандартные и комфортные – небольшая купальня за дверью, спальня с удобной кроватью, рабочая зона со столом и стеллажами с книгами в основном исторического или легендарного содержания, несколько низких диванов и кресел вокруг круглого стола, на который, к слову, уже выставили вино, фрукты и десерты на четыре персоны. 
- Они очаровательны, - промурлыкала Айлир, рассмотрев спящих и устроившись в одном из кресел, - Думаю, скоро проснутся и, надеюсь, не будут делать глупости. Налей нам вина, мой бесценный.

Отредактировано Лелия (16-10-2022 18:40:08)

+3

23

Арх не знал, что с ними планируют делать дальше. У него не было ответов, а предполагать и тыкать пальцем в небо он любил меньше всего. Всё, что ему оставалось  - держать в своих руках трепещущую Флору, тем самым стараясь успокоить её. Но вскоре приятное тепло ушло из-под пальцев, и на её место заступила лишь сплошная темная завеса, за которую не проникали ни звуки, ни запахи, ни мысли.

Первое, что стало пробиваться снаружи - запах. Запах дорогого вина щекотал ноздри, заставляя с трудом открыть глаза. Первое, что мужчина ощутил - мягкость под собой. Не напряженно затекшие мышцы от не очень удобного сидячего положения, а полную расслабленность горизонтального положения и мягкий нежный запах тканей и ароматов, которые наполняли комнату. Он попытался сглотнуть, и кадык уперся в ошейник, который стальной змеей свился у него на горле.

Он ещё не слишком пришёл в себя, чтобы вскочить словно ошпаренному, остаточная слабость стремительно проходила, но её ещё предстояло полностью скинуть с себя. А вот голова уже включилась в работу. Флора! Где?! Алифер приподнял голову и, обнаружив её рядом на постели, почти с облегчением выдохнул. Почти. На постели?

Арх поднял голову и увидел над большой постелью, на которой они были, балдахин. Его невеста ещё не проснулась, продолжая мирно сопеть, давая мужчине время осмотреться. Чужое присутствие ощущалось буквально кожей, отдаваясь где-то на загривке. А вскоре откуда из комнаты  до обостренного от напряжения слуха донеслись звуки присутствия - кто бы здесь сейчас ни был, он не собирался прятаться.

Алифер сел на постели и повернул голову на источник звука. Перед ним сидело двое: мужчина и женщина. Судя по их расслабленным позам, они не представляли угрозы для пленников. По крайней мере на этот момент. Алифер медленно начал вращать головой, взглядом ощупывая то место, в которое его заботливо перенесли. Шикарные гостевые апартаменты, если отбросить маленький нюанс - ошейник пленного. Но не сколько и не столько Нимрайса заботило убранство комнаты, сколько он осматривал её со стратегической точки зрения. Несмотря на легкое исполнение, имитирующее небо - скорее всего подбиралось с учётом происхождения пленных, и воздушного ощущения, что шло от цветовых решений и мебели, бежать отсюда не представлялось возможным. Кроме дверей в покои, которые наверняка охранялись, окон не было.

Арх перевёл взгляд, который по факту и не сводил, на тех, кто сейчас весело располагались в креслах и ждали пробуждения голубков. Пронзительный взгляд небесной лазури глаз пристально прошелся по присутствующим. Алифер пока ничего не спешил ни говорить, ни предпринимать. Это не только не полезно, но и даже вредно. Сейчас вся инициатива в этой игре на стороне тех двоих, кем бы они ни были. А вот кем они были... Нужно было успеть понять.

Мужчина не пытался понять ни их имена, ни род занятий, ни званий. Он сканировал их на ощущение силы, исходящей от каждого почти как магическая аура. Только в отличие от магической ауры, она была весьма читаема простым взглядом для того, кто привык сталкиваться с противником. Женщина выглядела расслабленной. Её взгляд был спокоен как у сытой львицы, отдыхающей в тени акации. Она прекрасна ощущала себя хозяйкой положения, а её свободная поза и мимика выражали абсолютное спокойствие. И вряд ли тому причиной были ошейники. Взгляд её янтарных глаз был наполнен властью и иронией, с которой она наблюдала за происходящим. Но льва подле неё не было. Мужчина рядом с ней, возможно, приходился кем-то близким ей, но старшинство явно читалось за женщиной. И пока что этого было достаточно, чтобы установить расклад сил.

За спиной послышалось шебуршание. Флора проснулась. И от этого холодок пробежал по спине, но пронзительный взгляд всё так же оставался нечитаемым. За сорок с лишним лет Арх научился внешне скрывать и подавлять свои эмоции, не давая своим противникам радостно видеть его слабые стороны и страхи, тем более, что этих самых эмоций у него было не то, чтобы много. Однако Флора была его той самой очевидной "слабостью", через которую в случае чего попытаются надавить на него.

Несмотря на шебуршение сзади, алифер ни мимикой, ни жестом словно не обратил на это внимание. Он даже глаз не скосил в ту сторону, продолжая упрямо смотреть перед собой, не сводя глаз с той пары демонов. Ему хватало звука и колебаний постели, чтобы буквально спиной видеть, что творится там. Стол, за который по всей видимости предстояло сесть, был сервирован на четверых. Понятно. Значит рассчитывают, что сперва можно будет попробовать приманить их сладким пряником, ведь кнут всегда достать успеют.

Пока Флора не заговорила, Арх поднялся с постели и обратился к присутствующим, сначала посмотрев на мужчину, а потом и на ту, кто заправляла "весельем", остановившись взглядом на ней. - С кем имею возможность говорить?
В его голосе не было заискивающего, лизоблюдского тона. Оставлены были и традиционные слова про "честь" и прочую мишуру - Нимрайс не изменял себе в своей правде. Лишь подчеркнуто холодная вежливость. Из алифера просто ужасный переговорщик. Худшего не найти и по всему Алиру, по крайней мере он так оценивал сам себя. Лишенный всякой гибкости и дипломатии, непримиримый в своём правдорубстве и упрямый. Не умеющий играть в эти игры с намеками и недосказанностью, он как воин в полном тяжелом снаряжении ступал на первый тонкий лёд предстоящего разговора. Даже если не умел, обстоятельства требовали начать включаться в эту игру. И он дал понять, что готов к диалогу. Надо было понять, чего в первую очередь они хотят от алиферов. От этого уже можно было плясать дальше.

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+3

24

[icon]https://i.imgur.com/UAGIoWj.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

Тревоги, волнения, обрывочный отдых: тело бунтовало и решительно отстаивало право на крепкий сон. Если Флоре удавалось крепко уснуть после такого, то до обеда ее не буди.

Вот и сейчас: Виастикос разомкнула опухшие веки и с ненавистью воззрилась на окружающий мир. Все вокруг отливало приторной голубизной, а полог кровати издевательски махал голубеньким же пологом. Флорайн попыталась перевернуться на другой бок и снова провалиться в темноту, но поздно: она уже разглядела, что находится не дома. Какое разочарование: а ведь все вчерашнее вполне могло оказаться странным сном из числа тех, что периодически навещают Фло. "Сначала я летела куда-то, затем обратно, потом была в воде, потом меня взяли в плен пираты, потом ты, потом темница демонов, ванна, и снова ты", - щебетала бы она на следующее утро, поражаясь бредовости того, что описывает.

Виастикос подтянула ноги к груди, и скользнула взглядом по благоверному: больше для проформы, нежели по необходимости. Несмотря на место, время, и обстоятельства, она просыпалась сегодня с четким ощущением правильности: при отсутствии привычного окружения, подсознание уцепилось за единственную деталь. За него. Фло провела ладонью по стороне кровати Арха: еще тепло, и приятно пахнет его парфюмом. Который он упорно не раскрывает - даже в плену, как умудрился протащить?..

Мебель, ткани - даже воздух, казалось, отдавал дороговизной. По коже прошел мороз, стоило наткнуться взглядом на незнакомцев, и Фло уже заранее знала, что возненавидит и эту комнату, и эти тряпки. Она нервно рванула на себе ошейник, словно тесный воротник, прежде чем осознала его наличие: попалась, попалась, попалась - выстукивало в висках. Она невероятно хотела домой: к теплой каминной трубе, к которой она периодически тайком прижимала озябшие ладони, к кровати, ее подушке, одеялу, привычным и немного обмятым по фигуре, так сказать. К ее вещам - пусть не таким дорогим, вычурным, но это был столик, за которым они с Архом могли перекусить, чабан, который пропах их любимыми чаями, как и глупый пучеглазый дракончик из глины (который, Флора могла поклясться, упорно пялился на них). Даже сад камней, какой бы покоцанный ни был - часть ее личного гармонично обставленного пространства. Никакой простор и измазанные синим потолки это не заменят. Особенно с собачьим аксессуаром на шее: такой фасон вряд ли когда-либо войдет в моду.

Флора попыталась встать на четвереньки, подползти к краю кровати, и соскользнуть на пол. Она даже честно приподнялась, но запуталась, наступила на покрывало, и бессильно опала обратно. Раздался душераздирающий треск дорогущей ткани, и Виастикос вяло махнула тонкой ладонью: нет сил, да и без разницы уже. Их не выпустят.

Мышцы словно налились свинцом, тяжелую голову кренило к подушке, и сдвинуться было невозможно. Никак. Она слишком устала, слишком без сил, слишком тошнит от вида накрытого стола, и этих людей: наглой физиономии похитителя и этой девушки, насмешливой в своей изысканности.

Флорайн медленно потянула на себя одеяло, обматывая его вокруг себя и позевывая. Вылезать она никуда не планировала, а вот слушать разговор, хоть и урывками - вполне себе собиралась. Слишком устала, перенервничала и истощена, чтобы гордо прошествовать к своему месту, сесть и с достоинством выслушать похитителей. Интересно, откуда силы берет Арх? А смелость - откуда? Он ведь знает, что сейчас с ними могут сделать что угодно, что он лишен магии, что все очень и очень плохо. Тем не менее, Фло не может даже заставить себя подняться, а Арх спокойно общается с хозяевами всего этого балагана.

+3

25

[nick]Айлир фон Трерьях[/nick][status]Наследница рода фон Трерьях[/status][icon]https://i.imgur.com/emR75lf.jpg[/icon][sign]
То были демоны, и ласковых огней
Всю ночь желания в их лицах не гасили... (с) П. Верлен[/sign]
Страх… не за себя, а за синеокую птаху, что лежала на той же кровати… О, Айлир знала все оттенки чувства страха – кисловато-тошнотворный привкус опасений потерять ценное, горечь страха опозориться или проиграть, железистый след, словно лизнул клинок, ужаса перед смертью. И терпкость страха за живое и дорогое существо, что была столь редкой в Кабале, ведь демоны почти всегда думали лишь о себе. Тем ценнее была добыча Ильграна.
Демоница могла бы прочитать мысли крылатых, чтобы определить для себя, будут ли они играть по её правилам, но Айлир не стала. Ни к чему, ведь тогда игра теряет свою новизну и прелесть, а псионик и так знала почти всё об эмоциях, чувствах, мыслях, ощущениях, но мастерски избегала пресыщения именно потому, что не торопилась выворачивать души своих пленников наизнанку.
То, что мужчина… Арх… его имя она с лёгкостью считала, не стал бросаться на неё с Ильграном, демоницу порадовало – значит, он не дурак и понимает, что находится на той территории, где ему не переиграть хозяев грубой силой. Айлир уважала дипломатичность и терпеть не могла мараться о дураков, поэтому пока её впечатления от «гостей» были приятными.
- Айлир фон Трерьях, наследница Трерьяха, столицы Кабалы, - она не видела смысла в том, чтобы лукавить и скрывать своё имя или статус, ведь чем быстрее алиферы поймут, что находятся глубоко в недрах подземного государства, откуда им не выбраться без мистика, тем проще будет договориться. В её планах не было уничтожать столь прекрасный материал, из которого можно было слепить исключительно занимательный спектакль, позволивший бы ей, сценаристу и режиссёру, вытащить на поверхность скрытые душевные порывы, тайные мысли и чувства.
- Присоединяйтесь к десерту, Арх и Флорайн, - имя девушки тоже не стало тайной для Айлир, которая произнесла слова приглашения мягким и доброжелательным тоном, словно она не демоница, по велению которой были похищены алиферы, а добрая кузина, встречающая дорогих гостей, - Вино изумительно, на поверхности вы такое не попробуете.
Поведение Флорайн, завернувшейся в одеяло, как капризный ребёнок, вызвало на губах Айлир улыбку, но она не собиралась давить на птичек, а лишь оценивала их реакции и эмоции, легко скользя своей магией по самой поверхности сознания алиферов и не пытаясь навязать им «правильные» мысли и желания.
- Вы, наверное, гадаете, почему вы оказались здесь? – Демоница продолжала играть роль доброй радушной хозяйки, но то, как она смотрела на крылатых, выдавало её мысли о том, что главным десертом здесь являются именно они, - Мой драгоценный друг спас вас с того корабля, ведь знает, как я люблю принимать… гостей… И, конечно, отправит вас на поверхность после того, как вы… развлечёте меня игрой.

+3

26

Страх похож на спазм: мучительный, буквально сворачивающий нервы в один болящий жгут. В этот момент всё сознание приковано только к одному - этой самой боли. Так и со страхом: он буквально запирал всю волю и мысли в одном состоянии, не позволяя извне проникать другим эмоциям, не давая вырваться из этого состояния. Именно такой спазм схватил Арха, когда за спиной он услышал падение. Не выдержав, он тут же обернулся на звук, чтобы удостовериться, что с Флорой всё в порядке. К счастью, выглядела она хоть и неважно, но была в порядке, завернувшись в одеяло. Слабость давала о себе знать.

Признание женщины было весьма неожиданным. Алифер понимал, что столкнулся с кем-то высокородным. Но чтобы настолько... И это существенно меняло абсолютно всё.
Когда мужчина удостоверился, что с Флорой всё в порядке, его страх затих, и вперёд вышло единственное чувство, которое его переполняло что в темнице, что здесь: решительность. Прямое, жесткое, несгибаемое как копьё чувство, заставляющееся двигаться только в одном направлении - вперёд. Но в своей решительности Арх уже не был по-юношески скор и нетерпелив.

Он выслушивал не перебивая, и чем нарочито елейней становился голос демоницы, тем более непроницаемей становился алифер. Все остальные эмоции в нём выцветали словно пепел. - Моя супруга себя плохо чувствует.
По голосу понятно, что Арх не пытается кого-то разжалобить, но лишь объясняет, почему Флорайн может не присоединиться к этому щедрому предложению. Сам же он последовал приглашению и опустился на свободный диван около столика и, взяв бокал, продолжил слушать, не сводя с двух демонов прямого взгляда и почти не мигая как хищная птица.

Значит, всё-таки ей не нужна информация по Алиру. Прекрасно. Впрочем, для получения таковой слишком маловата добыча. Что Арх, что Флора, не были посвящены в политическое руководство и дела Поднебесной. Сам Нимрайс вообще не являлся действующим гвардейцем - всего лишь обычный горожанин. А большая часть работы Флоры - бумаги, счета и письма, в содержимое которых её вряд ли посвящали. И даже под пытками они вряд ли бы получили желаемое.

- Можете это снять, - второй рукой он провёл по ошейнику. - Ни я, ни моя супруга не причиним вам зла.
Несмотря на собранность и жесткость, Арх не нападёт ни на кого из здесь присутствующих. И причина даже вовсе не в том, что после этого их сразу убьют. Даже будучи в ситуации, где он мог безнаказанно убить демонов, как там на корабле, он бы этого не сделал. Мужчина не стал пояснять ни демонам, ни своей невесте, почему принял такое решение за двоих. Однако за этим стояли весьма непримиримые, однозначно жесткие правила. Никому, тем более служителю Ньёрая и Люциана, не позволено убивать венценосных особ. Такое он мог совершить или только в военное время под приказом, или же приняв непосредственный приказ от Императора или Ньёрая. И, как хранителю баланса, пусть и светлой его стороны, ему было запрещено рубить корни древа мирового баланса. И проклят всяк, кто прольёт кровь ставленников и помазанников, как проклят Фойрр за пролитую кровь Всеотца.

Да, мужчина прекрасно понимал, что только сейчас собственноручно существенно понизил их положение в этой ситуации, но потому он был и плох в переговорах. Он руководствовался в первую очередь духовными принципами, затем - законами, и заканчивал собственной совестью, что делало его весьма неудобным там, где нужна гибкость и умение подыгрывать всем сторонам. Изящная ножка бокала с вином нагрелась от его тепла в руке, но мужчина пока не стремился пробовать его на вкус. Раз он уже дал понять, что принимает правила и условия игры, он хотел бы выслушать то, что им предстоит сделать.

Арх наступит на горло своей песни и гордости, если это спасёт Флору из этой темницы. Конечно, он не станет исполнять то, что будет идти вразрез с его принципами. Но всё остальное, включая унижения, он готов понести. Если ради свободы жены ему нужно засунуть свою алиферскую гордыню в задницу, он сделает это.

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+3

27

[icon]https://i.imgur.com/4HRr1YR.png[/icon][nick]Флорайн Виастикос[/nick][status]Глупо не летать, когда у тебя есть крылья.[/status]

Флора равнодушно взирала из своего кокона, периодически недовольно сопя. На переносице образовалась небольшая морщинка - редкая, но неприятная гостья.
Девица, назвавшаяся Айлир, сказала, что они в Трерьяхе - именно сказала, так что это предстояло еще проверить. Возможно, им лгут, чтобы лишить воли к побегу? То, что ее собеседница - само воплощение Фойрра, стало известно, стоило той предложить сладкое. Люди понятия не имеют, сколько они едят, как часто предлагают поесть вместе, как будто нет других сближающих занятий!

В глубине души поднималось раздражение, и Фло стиснула зубы до ноющей боли. Повезло, что она поела, иначе сейчас закружилась бы голова, но эта сволочь, желудок - ему было вечно мало! В том была вся Флора: если ей что-то нужно, то - без остатка. Виастикос без меры шила наряды, планомерно набивая гардероб, гребла множество видов чая - даже те, что ей не особо нравились - и, если бы Арх не сделал все сам, Фло потом вся извертелась бы, желая получить его целиком.

Желудок у нее был такой же жадный без меры: протяни палец - откусит руку. Только недавно кое-что перепало, а он уже раззявился на десерты!

- Я не в настроении для возлияний, но благодарю, - зябко передернула плечами Фло, вспоминая, как пробовала алкоголь на пустой желудок. Голова начинает кружиться с первого глотка.

Арх вступился за нее, предупредив, что девушке нехорошо: она и вправду ощущала себя так, словно на плечи рояль упал. Мышцы ныли, сознание клонило в сон: как бы ни хорохорилась, но Флорайн порядком выдохлась еще на клетке в пиратской посудине. Жизнь дала короткую передышку, но все же Фло проявила уважение, и подползла к краю кровати в своем коконе.

"Не сказать, что приятно познакомиться", - подумала девушка, но предусмотрительно воспользовалась возможностью молчать, пока ее муж говорит. В чем-то быть почти замужней дамой неплохо: есть незначительные ограничения, но в то же время есть кое-кто, кто решит проблемы и разгребет некоторый кавардак - такие мысли роились в черноволосой голове, когда Виастикос выматывалась и не хотела делать что-то сама.

Серьезно? Их похитили, потому что этой красотке было скучно играть одной в аятори, а ее другу не пристало играть в игры для девушек? А Арх им тогда зачем? Скептически переглядываться с вон тем побитым жизнью парнем, пока девочки устраивают посиделки? Флора прокашлялась: если она сейчас сделает ход конем и примет Айлир в дамский литературный клуб, это точно будет последнее, что она сделает в этой жизни. Ну, или придется приглашать демоницу на каждое собрание, и Ньерай знает, что она способна понаписать. Кроме шуток, понятнее не стало:

- А что делать-то надо? - Нетерпеливо переспросила Флорайн. Чем дольше девица тянет кота за хвост, тем сильнее впечатление, что их попросят о чем-то совсем нехорошем.

Арх предложил снять ошейники, и девушка запустила пальчик под аксессуар на шее, задумалась, слегка оттянула в сторону, как будто не хватало воздуха. Больше всего хотелось сейчас прижаться со спины к возлюбленному, крепко сжать в своих объятьях, прикоснуться губами к позвонкам прямо через ткань. Тише, тише, не переживай... По нему не скажешь, но Арх не будет собой, если прямо сейчас не волнуется за нее, или за них двоих. Некстати вспомнилось, что он вообще-то не планировал жениться и брать на себя ответственность за другого. В мирном Алире Флора вполне себе насмешливо фыркала про себя, мол, что за ерунда, ты слишком утрируешь. Но большой мир оказался совсем уж безжалостен к крылатым жителям небес.

"Знаешь, если бы не ты, я бы умерла", - подумала она. Никто не хватился бы вовремя, не догнал, не помог бы. Что он почувствовал бы, если бы узнал, что девочка, которая ему нравилась, умерла в полном одиночестве? Было бы это хуже, чем сейчас, или у него к тому моменту получилось бы выбросить ее из головы? Сделал он самому себе лучше или хуже, связавшись с Флорой? Возможно, она бы стала тем самым мертвым идеалом: когда умирает любимый человек, особенно когда чувства еще не прогорели, остается чувство незавершенности. И ты начинаешь сравнивать нынешнего возлюбленного с предыдущим - не в пользу живого человека. Мертвые идеальны в наших глазах, хотя... учитывая, что он о ней думал в самом начале - возможно, решил бы, что туда и дорога. Такие мысли могут приходить Флоре на ум, когда она вымотана или подавлена, а тут все сразу. Вселенная таким образом капала ей на мозги, но она еще озадачит этим вопросом самого Арха, передав ему эстафету по вопросам мировой важности в условиях похищения.

А если серьезно: остается только делать все как Айлир просит, других вариантов пока не наблюдается. Может, когда их начнут выпускать из комнаты, получится разведать план помещений, но пока лучше сидеть паиньками.

Отредактировано Лейв (26-10-2022 08:49:48)

+3

28

Ильгран расположился в кресле в ленивой, даже вальяжной позе, разве что ногу на подлокотник не закинул, но не стал, чтобы не мять дорогую ткань нового костюма, и с бокалом в руке делал вид, будто вовсе не слушает. Он разбалтывал вино, вздыхал аромат, порой делал малюсенькие глотки, заедал сыром или фруктами, отдавая предпочтение клубнике.
И все же он слушал. Пока ему больше нравился парень, этот Арх. Воин от пяток до кончиков блондинистых волос, полный достоинства, но… слишком прямолинейный, настолько, что зубы сводило. Неужели все алиферы такие, вздохнул про себя демон. Тем не менее он вел себя адекватно, хоть и наивно – замечание про ошейник вызвало у Ильграна короткий смешок, но он промолчал. Но в остальном парень держится молодцом.
Чего не скажешь о его подруге, что куталась в одеяло, словно ленилась вставать утром дома, а не находилась в принудительных гостях. Или она, как маленькая девочка, надеялась зажмуриться покрепче, чтобы резко открыть глаза и обнаружить, что корабельный плен, а позже и демонический всего лишь страшный сон? Какое странное поведение. Или пока не тычут острыми предметами и не пугают страшными пытками, можно и расслабиться? Оставалось надеяться, что она все же сыграет свою роль как следует, и Айлир будет довольна. Не в настроении она, видите ли. Ее точно не учили, как себя нужно вести в плену, а ведь главное правило гласит: «ешь, пока дают». А перестанут, и камни грызть начнешь… Может, она головой ударилась, вот и ведет себя так? Потому что, если она такая всегда… жаль парня...
Мда, интересная парочка ему попалась, занятная.
- Не переживай, твоя подруга еще немного поест и станет чувствовать себя лучше, – лениво заметил Ильгран. – А делать… о, ничего такого, на что нельзя было бы пойти ради свободы.

+3

29

[nick]Айлир фон Трерьях[/nick][status]Наследница рода фон Трерьях[/status][icon]https://i.imgur.com/emR75lf.jpg[/icon][sign]
То были демоны, и ласковых огней
Всю ночь желания в их лицах не гасили... (с) П. Верлен[/sign]
Демоница спрятала улыбку в драгоценном кубке с вином, жмуря кошачьи янтарные глаза и осторожно исследуя поверхностный слой мыслей и эмоций алифера, ведь выворачивать его душу наизнанку, чтобы докопаться до потаённого, не было смысла. Она всегда смаковала десерты, никуда не торопясь, вот и сейчас её ласковый взгляд изучающе и оценивающе скользил по мужчине.
Воин… до мозга костей и кончиков пёрышек воин… Айлир видела, что он не лжёт и не лукавит, но не собиралась уступать «гостям» так сразу. Да, она снимет ошейники, когда дело дойдёт до спланированного спектакля, ведь там пташкам понадобятся их крылья, но не сейчас… нет… пусть они привыкнут к тому, что их свобода, да и сама жизнь находится в тонких пальцах, затянутых в атласные перчатки.
- Оу… вам не понравились эти украшения? Быть может, предпочитаете другой цвет? Или… украсить их драгоценностями? – Голос Айлир звучал с притворной заботой, которая казалась почти издевательством, но не переходила ту тонкую грань между насмешкой и оскорблением, - Знаете, ведь артефакты, запирающие магию, могут быть изготовлены как прекрасные ожерелья. Мне кажется, сапфиры пошли бы к цвету ваших глаз… у алиферов они исключительно красивы!
«Конечно, не причините,» - прошелестел шёпот демоницы в голове Арха, пока она с той же неизменной улыбкой пила вино, - «Раз уж вы начали играть с открытыми картами, то вот мой козырь – я буду знать о любом вашем шаге и жесте до того, как вы пошевелите мизинцем. О каждом слове до того, как оно сорвётся с губ, и мыслях ваших – тоже… Если захочу…»
Это не было угрозой, лишь обозначением границ, за которые алиферам лучше не ступать. Конечно, морочить головы, давать надежду на побег или на союзников – это тоже было забавно и приятно, но Айлир если и не была тронута порывом Арха, то точно его оценила и сделала несколько мысленных пометок насчёт его прямолинейности и чести. Что же… под такого «актёра» нужно было продумать особый сюжет, чтобы не надломить его принципы, за которые он так держался… Но вот девочка… о, тут их с Ильграном могли ждать непредсказуемые повороты.
- А я неимоверна рада познакомиться, - звенящим эхом прозвучали слова Айлир сразу после мысли Флор о том, что ей «не сказать, что приятно познакомиться», а расплавленный янтарь глаз демоницы насмешливо мазнул по девушке, считывая её мысли не так деликатно, как у её мужа.
- Аятори… что ж, это можно будет использовать в нашей игре, - заметила Айлир, закинув ногу на ногу и покачав носочком серебристой туфельки, - И литературе, к слову, я предпочитаю живопись, так что ваш литературный клуб, увы, не будет почтён моим высочайшим присутствием.
Мысли Ильграна для демоницы тоже были открытой книгой, да и без псионики они часто думали одинаково, ведь были вместе так давно, что уже не первое десятилетие действовали вместе, как хорошо отлаженный механизм, в котором все колесики и пружины на своих местах и обеспечивают идеальное функционирование. Так что Айлир лишь тепло улыбнулась любовнику, который ответил, опередив её, и добавила: - Прежде всего вам нужно будет отдохнуть… выспаться… не под влиянием дурмана, а нормально и полноценно, я ведь не хочу, чтобы вы упали в обморок от голода или усталости, - Золотистый взгляд снова мазнул по фигурке Флор, на этот раз намекая на то, что эту её маленькую тайну Айлир легко прочитала в воспоминаниях, - А через день-другой, когда закончат готовить сцену, вы разыграете небольшой спектакль в трёх актах. Будет это драма, комедия, трагедия или фарс – зависит только от вас, ведь я обозначу лишь начало и некоторые ключевые точки, а дальше… дальше всё будет зависеть от вас… Если вы будете разумны, сильны, ловки и мудры, то с лёгкостью пройдёте испытания и с триумфом возвратитесь на родину. Признаться, я люблю счастливые развязки.

+3

30

Происходящее здесь явно доставляло удовольствие хозяйке. Арх не собирался ей подыгрывать и веселить, как и портить настроение. Пока что всё, что здесь происходило, в простонародье называлось "игрой мускулов". Каждая сторона очерчивала границы дозволенного, показывала свою силу, как демонстрируют её бойцы, готовящиеся принять участие в состязании. И, несмотря на то, что у "принимающей" стороны, на поле которых будет разыгрываться игра, было неоспоримое и превосходящее преимущество, мужчину радовало то, что пока они не стремились поднять ставки, предпочитая оставаться на прежнем уровне. В противном случае, ему тоже бы пришлось повышать их со своей стороны, что делать в его довольно шатком и уязвимом положении делать было опасно.   
Насмешка под маской вежливости... О, она нисколько не царапнула алифера, в какой-то мере даже польстила. В мужском обществе провокации и издевки более топорные и незамысловатые, вызывавшие одно желание - смолчать и не опускаться до того же уровня. Арх был далеко не гигантом мысли, но однозначно любил утонченность во всём. Пожалуй, даже в оскорблениях. И потому он лишь усмехнулся на подобное.
- Предпочитаю соответствовать своему положению. - Не позволив себе ни лишнего слова, ни жеста, ответил он после того, как выслушал голос в своей голове. Раз она менталист, то пусть сама поймет, что именно в себе содержит его ответ: его привычку соответствовать тому статусу, который у него был в обществе, незаслуженно не примеряя и не замахиваясь на то, что ему не принадлежало даже в мыслях; или же к тому, что в положении узника, рабский ошейник с драгоценными камнями - лишь ещё большая насмешка?

Но вот дальше разговор перешёл к Флоре, и Арха обожгло пламенем ревности и ярости. Демоница вытаскивала из неё на поверхность скрытые мысли. Любимой хватало ума молчать и не встревать в разговор, пока говорил её муж, но здесь её уже по сути вовлекали в прямой диалог. "Аятори", "Литературный клуб" - это всё, чем занималась и увлекалась её жена и то, о чём она наверняка думала сейчас... Всё это стало весёлым достоянием общественности. Ревность шипела, как шипят на раскаленных камнях капли воды. Это всё по праву принадлежало ему и только ему: от последнего волоса на её голове до всех сокровенных мыслей и мечтаний.

В этот момент из-за спины появились как огромное покрывало черные вороные крылья, отделившие его жену от демонов словно стеной. Да, ошейник сковывал магию, но не лишал их дара Ньёрая - крыльев. В вопросе про снятие ошейника он ничего не терял, ведь у него не забрали то, что могли бы или хотели бы забрать. Шелест складываемых крыльев должен был отвлечь и переключить внимание. В первую очередь Флоры. "Не отвечай".

Арх очень бережно и деликатно относился к внутреннему миру супруги. В первые встречи она его, пожалуй, даже раздражала своим поведением ребенка, который подражает поведению взрослому, который насмотрелся и нацепил на себя те модели поведения, которые не соответствовали её внутреннему состоянию. Но когда он увидел всё, что творилось в её маленькой, светлой, но разбитой душе, не знающей любви, он решил её отогреть и показать, что такое любовь. Не менторски переучивать, возомнив себя воспитателем, а на своём примере и заботе показать ей, что она больше не одна, что тяготы и заботы жизни, доставшиеся в наследство от непутевого отца, она больше не обязана нести на себе в одиночку. И что эти ужасные книги их литературного кружка были лишь попыткой взглянуть на это чувство хоть одним глазком. Хотя для Арха то, что там написано - такое же больное описание душ, поломанных больными страстями - душевредное чтиво.

Он не хотел, чтобы над ней глумились ни тонко, ни грубо, и препарировали её душу. Если надо - пусть ковыряются в его и вытащат на поверхность всю его грязь.

- Хорошо, - сложил он крылья и поднялся с дивана. - Мы сделаем это, но у меня будет одно условие.
Он обвел взглядом "принимающих гостей" и, прекрасно понимая, что находится совершенно не в том положении, чтобы ставить эти условия, однако и отступать ему было по факту некуда. - Вы пообещаете мне, что вернете её домой живой и невредимой.
Как и прекрасно понимал, что за свои требования он должен принести плату для равноценного обмена. - Взамен всё, что будет положено ей в наказание и неисполнение требований, вы возьмете с меня.
Он примет всё, что положено будет ей. А если нет, и она погибнет, не дай вдруг Создатель... Ему нет дороги назад. Ни мертвому, ни тем более живому. 
[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [1063] Театр неба и земли