Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [03.07.01082] Пламя на сгоревших костях.


[03.07.01082] Пламя на сгоревших костях.

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/492/200207.jpg

- Локация
Остебен, Вильсбург

- Действующие лица
Чеслав, Джейсон, Астрид, Рэймонд

- Описание
Волей или неволей ты оказался впутанным в дела инквизиторов, это уже не важно, не откупиться тебе и не скрыться от них, всё, что нужно, добудут из тебя приспешники Фойрра.
Связано с Мёд Махаана.

Всё что тебя не убьёт- оставит шрам.

Отредактировано Чеслав (23-05-2021 02:24:47)

+1

2

Вильсбург.

     Портал выпустил инквизиторов и Джейса в коридоре третьего этажа башни Игнис. Множество смоляных факелов мерцали на них с прохладных, шерховатых стен, а воздух, тяжёлый, полный миазмов, словно мокрое войлочное одеяло накрыл с головой.
Воздух был окружением, воздух был всем. В нём сплетались удушливо солёный запахи гемоглобина, сладковатые ноты мертвечины, уксусные оттенки блевотины, кисло гнилостные ароматы гниющей плоти. На всём этом растекался тяжёлый дух естественных испражнений и не называемый, но отчётливый флёр, который бывает в местах многочисленных терзаний и смерти.

    Чес привычным жестом потянул свой шемех, закрывая нижнюю часть лица, и упрощяя носоглотке свыкнуться с тюремным духом.

    - Твоей женщине окажут помощь, - обратился он к Джейсу, -  А ты идёшь с нами, и быстро отвечаешь на все вопросы.

    Что последует если Шандор проявит гордое неповиновение инквизитор продолжать не стал.  Он отошёл в сторону с Рэем,  слушая его приключения после отправки Саноша из Теллина. Рыжий маг  без злобы, но настойчиво подтолкнул наёмника к небольшому столу, где сидел писарь, бойко строчивший гусиным пером. Возле него расположился ещё одни инквизитор, весь в красном с головы до ног, и набычившийся детина,  похожий на разбойничьего вида бродягу.

    - Все оружие на стол. Имя, звание, откуда родом, живая родня, - скучным голосом цедил писарь.
    - Нет вы сначала обьясните мне, кровососы, какого ляда вы меня притащили в свой гадюшник? – поводя налитыми кровью глазами кипятился пленник, - Шёл, шёл. Никого не трогал…
    - Оружие.. – начал повторять писарь.
    - Да иди ты к своему Фойрру под хвост! – гаркнул бродяга, и тут же изменился в лице и притих. Инквизитор в красном шагнул, и сделал быстрое клюющее движение сомкнутыми пальцами правой руки, на которой сверкнула сталь. Разрезав в точном месте плотную рубаху буяна, он прихватил в его нутре и вытянул- округлившимися глазами задержанный, увидел как сливово сизая петля внутренностей тянется из него к инквизитору.

    - Не хотел разговаривать по хорошему, будем по моему, - с тонкой улыбкой на красивом, мучнисто белом  лице проговорил брат подземелья.
Не смея дышать бродяга трясущимися руками покидал перед писарём пару ножей,  узкую самодельную заточку, и забормотал ответы. 

    - В кандалы и пустую камеру в пятом ряду, - бросил инквизитор. Мужчину подхватили откуда то взявшиеся помощники, словно тени, и увели.

    - Всё оружие на стол, - заученно повторил писарь, даже не глянув на Джейса, - Имя, звание, откуда родом, живая родня....

-----------------------------------

Замок Бардо.

    Триду связали не из садизма, а в оздоравления благо.
Да и связали то так, можно сказать нежно – с рук Ратмира её подхватили низшие из ранга целителей, выслушали краткую характеристику инквизитора, и утащили в залу, разгороженную множеством ширм с натянутыми светлыми холстинами. Здесь находились те,кто не относился к Огненному Братству, или к явным осуждённым, но по какой то причине были нужны  инквизиторам.

    Ремешками лентами запястья и лодыжки девушки  притянули к кровати, с достаточным простором, что бы вертеть её  сбоку на бок, но мешающим подскочить и удирать, если только уж вместе с кроватью за спиной. Разрезали по швам одежду и обнажили пострадавшие участки тела, заодно со всем остальным. Трое целителей быстро промыли ожоги, обмазали прохладным бальзамам, и накрыв Триду простынёй удалились. Их руки поработали над девушкой быстро, привычно, без пошлых шуток и попыток подбодрить испорченный персик. Лица у целителей были утомлённые, и судя по количеству стонов и вскриков с разных концов зала, в Бардо было полно  серьёзной работы, и без сумасбродных подружек авантюристов без чувства ответственности.

На какое то время Трида осталась одна.

    - А здесь у нас опалённая молодая женщина, - раздался у неё над головой негромкий но звучный голос.
У кровати стоял пожилой инквизитор, с лицом иссечённым шрамами, словно его хлестали саблей. Вокруг него толпилось трое мальчиков подростков, лет по четырнадцать.

    - Смотрите, братья, это явное повреждение живой ткани высокой температуры, - откинув часть полотна с тела Триды целитель указывал пальцем, а подростки старательно пялились.
    - Обширная площадь, с ушибами и царапинами. Посмотрите как плавно отёчные участки кожи переходят в волдыри, и они, далее, заполняются кровянистым содержимым, - вещал инквизитор, демонстрируя Триду как изысканный гурман расписывает перед друзьями необычное заморское блюдо.

    - Видите, их покрыли леумиколевским бальзамом, не вскрывая, эрозивная поверхность, под их защитным вздутием, чрезвычайно болезненна. А вот здесь у нас явно был прямой очаг поражения- оцените эти хрупкие некротизированные ткани, эти тёмно коричневые, как дубовая кора, струпья, этот насыщенно пунцовый оттенок вокруг, -затронута подкожно жировая клетчатка, рубцовая контрактура, даже при неинфицировании раны будет очень выражена!
    - Брат  Эктис, простите, - перебил его самый старший с виду из подростков, кареглазый и нескладный, - Кажется она… мучается?

+4

3

На выходе из портала он споткнулся. Джейсону хотелось думать, что он споткнулся. На самом деле, на входе в портал его толкнули достаточно сильно, чтобы наемник по инерции запнулся, но не достаточно, чтобы упасть. Он сделал несколько шагов вперед, прежде чем обернуться, чтобы убедиться, что громила с Астрид на руках идет с ними. Но их не было.
- Где женщина? - в кишках похолодело, а глаза истерично округлились и забегали.
Инквизитор озвучил именно то, что желал услышать Джейсон. Наемник даже не стал уточнять, как именно ей помогут. Сейчас Джейс... не в том положении, чтобы устраивать свары. Он лишь кивнул, то ли инквизитору, то ли самому себе, и продолжил идти. Наверное, Джейсон очень устал, раз ему хватило короткого "женщине помогут", чтобы успокоиться. Будто бы у него были варианты.
Запахи вокруг витали на столько удушливые запахи, что Джейс невольно щурился. Ему казалось, что едкий аромат, типичный для пыточной, разъедает глаза. Отвратительное ощущение. Такое же отвратительное, как созерцание непосредственно пыток. Ну, как пыток. Стремительный допрос назвать пытками сложно. Но орал бродяга со вспоротым брюхом эффектно. Пусть Джейсон был привыкшим, смотреть на чужие потроха ему не по нраву. Наемник поморщился и отвернулся, глотая кислую слюну. Забавно, но именно сейчас он понял, что голоден.
Пришла его очередь рассказывать о себе и какая нелегкая связала его с Братством. Медленно, но Джейсон смог выложить все оружие, спрятанное у него под одеждами. Приходилось кривиться и шипеть, сдерживая боль, ведь обе руки у него сейчас фактически нерабочие. Особенно тяжело дались метательные ножи. Расстегнуть все пуговицы жилета, чтобы достать оружие из подклада, обожженной рукой было тяжело.
Перед писарем Шандар предстал полностью безоружным. Наемник не собирался врать или утаивать что-то.
- Джейсон де Шандар, наследник баронства Шандар под протекцией Андерила. Из живых родственников сестра и брат Нессиан...
Джейс рассказал все от и до. С момента, как он с Астрид прибыл на пепелище своего дома, как прибыл к сестре разделить скорбь. Как нашел старшего брата живым и почти невредимым. Как узнал от Нессиана про похождения старшего из живых Шандаров и связи с Саношем. Как Нессиан отправил донос на Саноша инквизиции и как через пару дней их поместье сожгли фанатики Триумвирата - и Нессиан уверен, что те люди связаны с Храмом Триединства, ведь некоторых из поджигателей он узнал как триумвиратских послушников. Что мать и средний брат погибли в огне, а Нессиану удалось сбежать, пусть ныне он официально считается мертвым. И что Нессиан не знает, достиг ли донос на Саноша до Братства. На этом моменте рассказа Джейсону вдруг подумалось, что не было никакого Триумвирата в том поджоге и сам Нессиан придумал тот донос, который якобы не дошел. Но эту мысль вслух не озвучил. Но рассказал, что обещал брату, что найдет Саноша по наводке Нессиана и передаст гада инквизиции. Фактически, так и получилось, когда они вдвоем в Рэймондом выследили Саноша и обезвредили. А дальше... Путешествие по подгороду Теллина Джейсон описал максимально коротко как отвратительное недоразумение.
- На этом все, - подытожил он, - Подмога Братства прибыла как раз в момент, когда меня только достали из тоннеля.

+3

4

Одна огромная ошибка. С того самого дня, когда своевольная лисица решила кому-то что-то доказать и пуститься в бега, и вплоть до того момента, когда она же и не пресекла начало чего-то того, что никогда бы не сработало в ее обычной жизни.
Сколько было знаков «бросай все, пока не поздно»? Сколько раз Астрид сама понимала, что это - заведомый проигрыш? Она видела конец еще в самом начале, хотя, конечно, не именно таким она его себе рисовала, но все же.
Но все же вот она, Астрид, обожженный кусок мяса, скованный не только ремнями, но и смертельной усталостью. Усталостью, прочно осевшей в пожранных огнем и исчерченных когтями конечностях. Усталость была в каждом органе ее тела, тупо нывшего, словно стонущего от боли. Но при этом голова ее оставалась ясной. И хотя представление о времени у нее как-то размазалось, поплыло в дурмане, но предательская память сохранила неподвижно-застывшие и нереалистично чёткие картины событий последних дней.
И последний ночной привал перед Теллином, и успокаивающее ложное обещание, «ты же рядом со мной, кто мне навредит?», и опиумная курильня, и те предсказания от ненормального старика, и все то, что последовало после. Тот лабиринт коридоров, ужасный анимаг, стая голодных вампиров с острыми клыками и когтями, готовые вот-вот пронзить ее глотку. Только подставь шею поудобнее и всё, громкий хруст и конец всему.

Астрид вскрикнула, и то был не крик боли, а ужаса, крик человека, очнувшегося от короткого обманчивого сна.

Жар, который сжирал изнутри ее покинутое духом тело, достиг наивысшей точки.  И сознание Астрид находилось где-то уже вне стен этого помещения, следовало к некоему манящему, гостеприимному забвению, но вдруг услышало голос – настойчивый, внятный. Вначале, Трида полагала, что это вновь они, те вампиры из трущоб. Они выбрались и пришли за ней докончить начатое. Но постепенно до Астрид стали доходить не только звуки, но и отдельные слова за ними, а далее и предложения.  И, наконец, вся ситуация в целом.

И вот теперь она стала кричать от боли. Но в этот раз он был тихим,  безмолвным застрявшим в глотке, не дающий дышать.

Одного короткого взгляда хватило на собственное тело, чтоб до окончательно возненавидеть его и не желать более видеть. И если бы не ремни у самых рук, то кто знает, может Астрид и удалось бы никогда более не видеть вообще ничего и никого.
- Кажется она… мучается?
Астрид поняла, что теперь она здесь не одна и застыла не дыша. Голос, что недавно говорил, обрел форму, лица и тела. Несколько молодых людей, коих Трида не сосчитать, не разглядеть не могла, стояли совсем рядом с ней, беспомощной и такой уязвимой. Но никак не обнаженной: пламя постаралось, чтоб всё её тело было заковано в прочный доспех ожогов. Теперь уж нет не осталось ни одной прорехи.

Ранее безмолвный, крик из ее глотки разнесся под самим потолком и повис гулом вокруг. Крик той, что, наконец, в полной мере поняла, чем она стала: обугленный кусок мяса на всеобщем обозрении.

+5

5

Фойрр бы побрал эту работу с внезапными поворотами, но когда у него что-то шло по плану? Рэй подумал, что по плану он всегда влипал в самую задницу. В этом осечек не бывало.
Раненная нога ныла и доставляла проблем, а врученное ему в руки зелье от товарищей скорее выглядело какой-то жалкой подачкой, чем утешением и спасение от боли. В неспокойные времена – а когда они вообще были спокойными?.. – инквизиторы не могли залатать раны и отлежаться, а лишь закидывались зельями и уповали на случай. Сейчас, как казалось Рэю, можно было и обождать с допросами и его непосредственным участием в них. Но кто его спрашивал? Порядок один для всех.
- А ничего покрепче нет? – инквизитор бросил заискивающий взгляд на товарищей. – Я бы накатил…
После приключений в Теллине Рэю хотелось выпить чего-то крепкого, дать покой ноге и завалиться в постель, где его бы, в худшем случае, беспокоил бы отряд раздетых дев, а не небритые морды товарищей и заунывные стоны пленников.
Рэй опрокинул в себя зелье одним махом, довольствуясь малым, и бессовестно устроился в кресле. Несчастный пленник, чья очередь на допросе медленно, но верно подходила, весь побелел. Сам вид инквизитора, трущего раненную ногу, но так спокойно сидящего в пыточном кресле со следами ногтей, шпиц и крови, вызывало у него какой-то животный страх, а этому хоть бы что.
- Чешется как тварь, - поморщился инквизитор, стараясь не разодрать свежую корку на ране.
Его участие в допросе Джейсона было скромным – подтвердить правдивость его слов и пересказать всё, что видел своими глазами, а видел он что-то странное.
- Он родственник погорельцев, - подтвердил Рэй, смотря в сторону Шандара, который и без его участия всё выпалил как на духу, не думая что-то скрывать. – Хотел отомстить за поджог, но сдал мне Саноша своими руками.
Про то, что перед этим дрался за него под чарами и угостил железом в ногу, Рэй решил промолчать. Псионики, если надо, сами бы это из его головы достали.
- А что до тоннеля под Теллином… Там какая-то странная срань, - инквизитор поморщился и с удивительным удобством откинулся на спинку кресла. – Не знаю, откуда там столько голодных вампиров, но на чистокровных они не похожи, и что-то мне подсказывает, что дневной свет выжжет их не хуже огня, но надо ли оно нам?
Всё же Теллин был специфическим городом. Король крайне редко обращался к Гильдии наёмников за помощью, да и толку от них было как с козла молока. Деньги из казны утекали, а расписные морды больше грабили, чем отрабатывали полученную сумму. Дурная репутация города играла против его жителей.
- Если это не очередной заговор против короны, чтобы окончательно рассорить нас с императором кровососов и ополчить против них, словно нам и без этого заразы не хватает.
[nick]Рэймонд Гельгунд[/nick][status]инквизитор Огненного Братства[/status][icon]https://i.imgur.com/9qWlAXg.png[/icon][sign]Есть и живая и мертвая вода, да не про нас.[/sign]

+4

6

- Ты чего рожу то кривишь? – спросил Чес, внимательно наблюдавший за другом, - Тебе там внутренности что ль поотбивали? Консул велел тебе явиться, но метнись ка ты в Бардо, пусть осмотрят на предмет вампирской слюны где нибудь в поджелудочной.  От тебя тут сейчас больше ничего не нужно. Свен, а ты совсем свободен, -добавил рыжему брату.
    Инквизитор мгновенно открыл портал в знакомое место, выпроваживая Гельгунда. Пока он, прихрамывая, ковылял, Чес негромко добавил:
    - К запеканочке загляни, если тебя эскулапы наши допустят.
Портал поглотил Рэя и рассеялся.

    Вернувшись к столу Вальдштайн протянул Джейсу  флакон узнаваемого болотного цвета.

    - Хлебни, что б полегчало, - и, обращаясь к бледному инквизитору в красном, - Крабат, идём в камеру Саноша.
Все трое они начали углубляться в подземелье темницы. Факелов горело по прежнему много, и кое где даже ощущалось движение воздуха, гонимые деревянными крутящимися лопастями в глубины Игнис, но общая обстановка только усиливалась, кровью пахло истошнее. Время от времени из за толстых дверей долетали смутные пугающие звуки.

    - Если поместье погибло от рук фанатиков Всеотца, разложив часть семьи по могилам, а остальных оставив без крова,  то святош из Андерила можно было бы привлечь раскошелиться. Но Триумвират скорее всего открестится, так что рассчитывать на это нет смысла. Только когда  серьёзные свидетельства  укажут на кого нибудь из самой верхушки.

    Крабат, ориентировавшийся в темнице так же легко, словно видел сквозь стены, остановился перед очередной безликой дверью, и пошуровав , словно с нарочитым лязгом в замке, распахнул, проходя первым.
    У стены, на простом, но добротном пыточном кресле, неестественно прямой, затянутый ремнями, как кукла, сидел Санош, сомнкув веки и чинно прижав руки к подлокотникам с шипами. Ступни его, в видавших видах колодках с бурыми потёками, имели неестественный разворот наружу.
Заходивший последним Вальдштайн закрыл дверь и опёрся плечом о стену, уступая  первую роль мастеру подземелий.
    - Очнись, Санош, - инквизитор в красном вылил на голову узника ковшик воды, стоящий рядом. Андерилец  с трудом открыл очерченные синяками  глаза и уставился на пришедших.
    - Ты знаешь этого человека? , - Крабат тонкими, но цепкими, как паучьи лапы пальцами прихватив Джейсона за локоть, подтягивая ближе.
Запёкшиеся губы еле дрогнули:
    - Нет.
    - Имя - Нессиан Шандар знакомо тебе?, - продолжал мастер подземелий, не отпуская от себя наёмника.
    - Да, -прозвучало чуть громче.
    - Он и его семья были сожжены заживо, в собственном доме, ты причастен к этому?
Снова краткое "да"...
Пленник начал дышать напряжённее,  глаза его оживали, впиваясь в Джейса.

    - Не отрицаешь даже, - улыбнулся Крабат, - Вот и ладушки… Теперь скажи, по чьему приказу вы действовали, и на каком основании обрекли его на гибель?
    - По приказу Люциана! Потому что Шандар был в сговоре с проклятыми, потому что помогал вампирским отродьям!, - с жаром пролаял Санош, дёрнувшись, глаза его выкатились, шипы впились в раны, по дереву заструилась кровь.
    - Что скажешь на это, Джейсон?, - почти ласково процедил  инквизитор в красном, не отпуская колючими  пальцами локоть наёмника.

________________________

    Подросток, подавший замечание про Астрид, убежал на пару минут и вернулся с глиняным кувшином. Застыв у лица девушки он помог ей напиться. Хоть начинающий целитель очень старался, но полностью соотнести тяжесть кувшина и способность рыжую поглощать сейчас жидкость ему не удалось- пару раз он невольно окатил её лицо и шею водой.

    Наставник молодёжи всё это время терпеливо выжидал со снисходительной миной.

   - Теперь, братья, посмотрите, насколько быстро можно справиться даже с такими обширными ожогами, если вы оказались рядом, - произнёс он, когда акт милосердия закончился, - Это не всегда возможно, но лучшее направление магии вверх по ходу крови.
    Замерев в ногах кровати инквизитор жестом музыканта расположил ладони и заживляющий поток тёплой, легковесной  волной накрыл Триду.

+4

7

Это первый раз, когда Джейсон так близко познакомился с допросом инквизиторов. И откровенно удивлялся. Оказывается, и правда достаточно просто сотрудничать с Огненными и все пройдет гладко и без членовредительства? Звучит настолько невероятно, что кажется правдой. Прямо как самая невероятная сказка про диких ужасных монстрах на переправах, которыми пугают малышню, чтобы последние не убегали из деревни под страхом быть сожранными. А со временем оказывается, что на переправе и правда живет пара-тройка горных вивер-людоедов, цапающих всех подряд путников себе на обед.
А уж когда один из инквизиторов протянул Джейсону бутылек, знакомый настолько, что Шандар даже вопросов лишних не задавал, наемнику и вовсе подумалось, а уж не в богадельню ли он попал, а не в лапы к инквизиторам. Долгие секунды он пялился на пузырек, словно не понимал, откуда он появился в руках. Еще секунда ушла, чтобы придумать, как пузырек откупорить. На это сгодились зубы. Пожалуй, открыть бутылек с зельем оказалось самой сложной задачей на сегодня.
Зелье немного взбодрило и дало уверенности. Немного. Совсем чуточку. А за время сидения на допросе Джейсон понял, что устал сильнее, чем уставал во время стычки некромантов и ульвов. Поднялся он с трудом, еле шевеля налитыми металлом конечностями. Голова вдруг разболелась, окрашивая мир фиолетовыми всполохами, а глаза заслезились. Как же сильно сейчас хотелось просто лечь и уснуть. Но нельзя.
Джейс не задавал вопросов, он шел, куда его вели инквизиторы. Потому что устал, да. И потому, что пока тактика сотрудничества давала положительные плоды. Но даже при всем пока что положительном опыте за сегодня, Джейсона не отпускало ощущение, что он заключенный, а не свидетель.

В тесной холодной клетушке Саноша Джейс не испытывал каких-то особых эмоций. Вся накопленная за две недели злоба вышла в тех теллинских катакомбах, в прямом смысле с потом и кровью. Шандар смотрел на заключенного усталым взглядом измученного человека. Сейчас ему стало плевать, что станет с хромым, что будет со всем этим фойрровым заговором и к чему приведут действия братства и Триумвирата. Он хотел отдохнуть и удостовериться, что Астрид в безопасности.
Когда инквизитор взял Джейса под руку, последний послушно шатнулся ближе, итак не очень твердо стоял на ногах. Он слушал оправдания Саноша и понимал, что если бы не короткая передышка, пока Джейс рассказывает свою версию событий произошедшего, то сейчас, объятый гневом, Шандар мог бы кинуться бить морду заключенному. Но теперь Джейсон не уверен, сможет ли он поднять руку хотя бы почесать за собственным ухом.
Он не был уверен, пока не услышал что-то новое из уст Саноша. Тут же Джейс изменился в лице. На лице проступили морщины удивления и непонимания.
- Что? Я… - Джейсон снова пошатнулся под еле заметным натиском руки инквизитора. Он поморщился от пробившей плечо боли, коснулся пальцами виска, - Я понятия не имею, о чем говорит этот человек. Я рассказал вам все, что знаю, клянусь. Я не был дома пять лет. Но Нессиан, конечно, придурок, но не идиот, чтобы вести дела с кровососами, а после идти на поклон к Братству.
Брошенное Саношем в отчаянии звучало нереально. Нессиан, человек, которого никогда не интересовали такие сложные игрища, вдруг окунулся в дела, не интересные среднему уму остебенского гражданина. Поднять баронство с колен - да, ради этого живет старший из Шандаров. Но чтобы пойти на такие меры - Джейсон в жизни не поверит, что его братец решится так рисковать.

Отредактировано Джейсон (17-06-2021 08:05:57)

+4

8

Астрид казалось, что она вполне отчетливо произносит слова «пить» и «воды», только наяву губы не слушались ее, бесполезные, сомкнутые в одну плотную и сухую линию. Вообще всё её тело сговорилось против её воли и разума: Астрид хотела повернуть голову налево, в сторону от подступивших незнакомцев, а поворачивала вправо, будто сама не помнила, как именно совершаются столь простые движения.
Но кто-то из присутствующих, - безымянная тень, не более, - возможно смог разобрать потуги волшебницы, а возможно, просто из какой-то жалости перед обожженной девушкой принес графин воды. Припасть сухими губами к сосуду – Астрид хотелось этого больше всего, только по итогу пришлось делать наоборот; прикладывать кувшин к ее лицу, ибо дотянуться до него самой Трида не могла. Вероятнее всего, большая часть воды пролилась на стол, четверть – на шею девушке, а оставшиеся капли лишь смочили ее лицо. Но тем не менее, Астрид была рада и этому.
А рада ли? Отчего-то в памяти всплыли образы из глубокого детства. Когда ее отец, Ставиан, вел задушевную беседу со своим братом, ничуть не стесняясь присутствия младшего ребенка. «Как думаешь, что хуже: убить того, кто жаждет жизни, или же спасти того, кто желает смерти?».
Астрид мысленно отнесла себя ко вторым. Ей хотелось, чтоб ее сейчас оставили тут одну. Все происходящее казалось чем-то одновременно унизительным и одновременно бессмысленным. Она не считала себя достойной помощи, а потому сама уже решила, чего хочет.
Возможно, такова ее натура? Возможно, ученик Храма привык к схеме проступок-наказание-очищение совести? И сейчас Астрид со своего угла обзора на операционном столе не видит более свои поступки правильными и ищет наказания? Только соизмеримое ее проступку, - в глазах самой Триды, - смерть.
Астрид даже не смотрела в сторону врача. Ей было стыдно перед ним, стыдно за свое тело, за то, что тратит чужое время, пока в помощи наверняка нуждается кто-то более нужный и полезный. Конечно, глупо было находясь по уши в дерьме опускать голову, но ведь так легче всего.
Лекарь напротив вряд ли мог уловить вербальные посылы рыжей неудачницы и просто начал делать свою работу: а именно, лечить.
Возможно ли, что в инквизиции ничто не проходит отдельно от пыток? Или им просто доставляет особенное удовольствие доводить людей до криков? Неразборчивых, страшных и нечеловеческих? Лишь едва прерываемые воплем «нет»?
Если это лечение спасенных, то что тогда делают с пленными? И что тогда сейчас с Джейсоном?
На миг Трида умолкла. Жгучая боль сменилась обжигающим холодом, а кровь - словно мелкие льдинки, что стучали друг об друга внутри ее тела, заставляли зайтись в мелкой дрожи. Ей стало очень и очень страшно.

+4

9

- Да, иду я, иду, - отмахнулся инквизитор, с неохотой поднимаясь с пыточного кресла.
Он только с удобством расположился, как вновь пришлось прыгать в портал – спасибо, что не своими ногами идти. Подмигнув Джейсону на прощание, не зная, как скоро свидятся вновь и свидятся ли, он шагнул в портал, и оказался в Бардо – недалеко от Астрид и мальчишки-ученика, не то поившего, не то поившего девушку водой. Рэй предположил, что первое случится вернее.
- Тише, зелёный, - мягко, почти по-братски, предостерёг Рэй ученика, и легко перехватил кувшин за горло из его рук. – Ты не в допросной. Топить и пытать девушку совершенно не обязательно. Ничего путного она сейчас не скажет.
Отшучиваясь, инквизитор не подумал, как его слова прозвучат для Астрид, если она достаточно оклемалась после ожогов и ускоренного заживления ран. Ученик целителя потупился и отступил на шаг, виновато буркнув, и опустил голову, не решаясь отвоёвывать кувшин у старшего инквизитора, пусть и всего лишь гостя в больничном крыле.
- Сейчас покажу, как надо… - и Рэй потянулся второй рукой к девушке, но, едва успел коснуться её головы пальцами, как сразу получил нагоняй:
- Ты в целители записался что ли? – рыкнул главный целитель.
Рэй так и замер с кувшином в одной руке и пальцами на виске девушки, словно бы собирался не напоить её водой, как положено, а приложить этим самым кувшином по голове, чтоб не мучилась. Ну, тоже метод избавить от боли и страданий, конечно.
- Пить просила, а твой щенок её топить пытался, - в оправдание хмыкнул инквизитор, но вмешиваться в процесс лечения не стал, в сущности понимая, что его добрый порыв скорее наделает бед, если встрять поперёк исцеляющего заклинания, но как-то в суматохе дня после стычек с вампирами и бегом по городу и тоннелям под землёй, голова соображала туго, а тело – требовало покоя. – Ладно, мешаться не буду, - с неохотой согласился Рэй, убрав руку от девушки.
- Себя сначала в порядок приведи.
Рэй опустил взгляд на ногу. Вот уж действительно. О важном он как-то забыл.
Ковыляя от девушки, инквизитор вручил в руки мальчишки кувшин и наставительным тоном попросил больше девушку в холодной воде ни топить, ни купать, а если больно хочется посмотреть на женские влажные прелести, то обратиться к старшим – те места знают.
Его приняли тут же, недалеко от Астрид, расположив на свободной койке, и взявшись за худую перевязь на ноге – та разболталась от долгих прогулок и пропиталась кровью. Артефакт помогал, пока Рэй не налегал на больную ногу, но теперь же целителям приходилось своими руками магией стягивать края раны, заставляя ту заживать. Приятного мало, зато, пожрамши, можно снова кидаться в бой или куда интереснее.
[nick]Рэймонд Гельгунд[/nick][status]инквизитор Огненного Братства[/status][icon]https://i.imgur.com/9qWlAXg.png[/icon][sign]Есть и живая и мертвая вода, да не про нас.[/sign]

+4

10

Дверь камеры, тяжёлая, словно распухшая от крови и миазмов мертвичины, с усилием открылась.

    - Чес!, - окликнул Вальдштайна темноволосый инквизитор в чёрном шемехе, натянутом на самый нос, - Выдь сюда.
    - Сейчас вернусь, беседуйте пока, - бросил огненный, отправляясь к позвавшему.

    Дверь,  словно тягучем удушливом сне медленно  распахнулась полностью, открывая группу инквизиторов, стоящих в отдалении коридора.
Их было человек шесть. Мистик присоединился, и стал негромко, оживлённо что то рассказывать единственному из разительно там отличавшихся. Отличавшихся возрастом, и чем то особым, неощутимым,  властным и уважительным. Все инквизиторы вокруг были молоды, несмотря на шрамы и серьёзность занимаемых должностей. А лицо этого огненного, гладко выбритое, придававшее крючковатым носом и росчерком бровей ему сходство с хищной птицей – откровенно возрастное. Внимательные, цепкие глаза, под рассказ Вальдштайна скользнули в душный каменный мешок, где находились Санош и Джейсон.

  Крабат почтительно кивнул Раджнишу издалека и вернулся к делу любезному его сердцу.

    - Слышишь, мил человек? – обратился он к андерильцу, - Этот путешественник, из семейства Шандор,  оспаривает твои слова. И ведь не можете вы оба говорить правду? – инквизитор в красном приблизился к пыточному стулу, не отпуская от себя Джейса.
    Протянув белую, как у утопленника руку, увенчанную на двух пальцах кривыми, металлическими когтями в бурых разводах, он коснулся лезвием  подбородка пленника, надавил и повёл, разрезая плоть вдоль кости нижней челюсти.  Санош замычал от боли, пытаясь отклонить голову, но ему мешал ошейник, прикрученный к спинке стула.

    Следя не мигая, с кривоватой, как у опиумного курильщика, улыбочкой, Крабат, коротко размахнувшись, пнул андерильца по щиколотке, вывернутой колодкой.  Раздался сухой, хрустящий звук крощащегося хряща.  Санош взвыл, выпучив глаза, судорожно дёрнулся всем телом, сам этим движением насодившись на когти инквизитора – они ушли глубоко под челюсть, протыкая дно полости рта, и завитками разорвав щёку вывернулись наружу, как подобие хищного насекомого, прорывающегося сквозь кокон.
    Обильные ленты крови струились по поленику, его шее, груди, рукам, коленям, но он уже не рыпался. Дикая боль закрыла его сознание благостным покрывалом.

    - Подождём пока очнётся, - доверительно обратился инквизитор в красном к Джейсу, - Боль, мил человек, прекрасный способ удостовериться в искренности,  -потянувшись Крабат прихватил длинную цепь с тремя захватами разных размеров.

Он окинул Джейса оценивающим взглядом. Подобным же лесоруб осматривает дерево, выбирая в каком месте будет сподручнее его рубить.

    - Сейчас тебя прикрепят возле твоего южного друга, и мы побеседуем, пока он не очнётся. Ты ведь будешь искреннем?, - одним привычным движением инквизитор в красном накинул на запястье Шандора захват, сразу защёлкнув его.
Дверь хлопнула, так что качнулось пламя в лампах, висевших возле пыточного кресла.

    - Консул приказал разузнать о подземельях в Теллине, - Чес, оказавшийся в камере равнодушно глянул на обездвиженное тело андерильца, - Очень быстро, Крабат, не тебе работа.

Разочарование на красиво отвратительном лице брата подземелья было искреннем, но быстро сменилось меланхолией. Он небрежно махнул рукой, жестом - Ну Фойрр с вами.

    - Джейс, садись. Мы с Виром тебя послушаем. У тебя даже выбор есть. Можешь сесть туда, - Вальдштайн мотнул головой на грубый табурет у стены, - Или туда, - кивок на истекающего кровью Саноша.
Из за спины мистика выступил ещё один инквизитор, оказавшийся в камере – в чёрном шемехе. Стянув его с лица, он уставился на наёмника внимательными зелёными глазами, отдающих жидким блеском, характерным для псиоников.
Когда Шандор уселся на табурет, привалившись к шершавой стене, Чес и Виргилий встали напротив.
    - Смотри в глаза,- приказ псионика был негромким, голос сосредоточенным. Гипноз невидимыми крепкими нитями уже плёлся вокруг него, лишая возможности сопротивляться.
    - Сейчас ты расскажешь, всё, что мы желаем узнать.

________________________

    - А теперь, братья, когда основная работа проделана, попробуйте свои силы, - сказал целитель наставник, удовлетворённо разглядывая дело своей магии, - Она уже вне опасности, давайте попробуем немного подшлифовать анатомические субстраты, простонородье- рубцы и шрамы.
    - Шрамы украшают мужчину, - буркнул самый младший из участников учебного процесса, не старше десяти лет.
    - Совершенно верно Анциан, но все мы предпочитаем женщин без украшений, поверьте мне, - ухмыльнулся лекарь, - Так что за работу! Вот, тебе я специально оставил немного обожжённой коленки, - обратился он к старшему, который поил Триду, - Зарасти что б сгибалась свободно, а не пришлось надрезы делать на коже, как с прошлым.

+4

11

Его било мелкой дрожью, сломанная рука начинала болеть сильнее. Джейсон чем дальше, тем больше понимал, что с целой шкурой он отсюда не выйдет. Вряд ли даже живым. Хочется развернуться и уйти, перестать смотреть на страдания этого отвратительного человека, перестать ощущать запах пота и крови, чужих внутренностей и страданий. Джейсон совсем немного провел в этой камере, но ему казалось, что он пропитался этим запахом до корней волос, что даже во рту появился привкус чужой окровавленной плоти. Но у людей вокруг совсем иные планы. И Шандар не в том положении, чтобы диктовать свои условия.
Пока инквизиторы были заняты разговором между собой, Джейс не делал ничего. Просто стоял, пошатываясь, старался не смотреть на изуродованного Саноша. Наемник даже не думал в этот момент, даже о том, что его брат мог спутаться с откровенной мерзотой. Хочется лишь чтобы это все скорее закончилось.
Инквизитор вернулся к допросу. И постепенно допрос становился именно таким, каким его представляешь, когда думаешь об инквизиторах. Шандар поморщился и отвернулся, когда инквизитор начал вскрывать шею Саноша. Джейс уже видел такое, не раз, да и более кровавые сцены встречались. Менее отвратительными они от этого не стали.
- Я сказал вам все, что знаю... - тихо прохрипел он, стоило инквизитору заговорить с ним.
Да, Джейсу страшно. Кому в здравом уме не будет страшно в этой ситуации? Обойдем стороной, что никто в здравом уме не окажется в этой ситуации.
- Я сказал вам все, что знаю! - закричал Джейс, когда на его запястье защелкнулись кандалы. Он интуитивно дернулся, как зверь, пытающийся сбросить капкан. Он смотрел на инквизитора испуганными широко раскрытыми глазами.
Вырываться не пришлось. Спасение пришло во время. Теперь Джейсон уставился на молодого инквизитора, уже менее загнанно, менее испуганно, но все еще уставше. Говорить. Говорить - это хорошо. Или нет? Он не помнит. Но он согласен рассказать все еще раз. И еще, и еще, ровно столько раз, сколько понадобится, чтобы ему поверили и отпустили без пыток. И показали уже наконец, где Астрид и что с ней.
Но вместо разговора его разум провалился в черноту. Он не мог сказать, сколько провел времени без сознания и как оказался там, где оказался. Голова и сломанная рука болели, глаза щипало. Тесная темная комнатушка-камера, где Джейсон очнулся, пусть и сухая, но какой-то могильный холод пробирался под одежду. Джейс не помнил ничего с момента, как встретился взглядом с тем инквизитором. Псионик? Скорее всего.
Странно, что Джейса даже не связали и снова поделились зельем. Шандар не стал ждать приглашения, поспешил выпить его: благодаря предыдущему зелью обожженная веревкой ладонь уже зажила.
На самом деле, Джейсону очень хотелось лечь прямо тут, на солому, и поспать. Но в голове поселилась мысль: "- Я не хочу умирать, у меня еще головная боль не прошла!"
Джейсон встал и добрался до двери, он начал колотить к нее, каждый удар кулаком вибрацией отдавался в голову.
- Эй, там есть кто-нибудь?! - закричал он, - Выпустите меня! Что с женщиной, что была со мной?!

Отредактировано Джейсон (31-07-2021 10:05:24)

+4

12

Ей стало очень и очень страшно.

Когда отступила боль от сросшихся костей, от заживших ожогов, когда ее организм заставили сделать за несколько минут то, на что потребовались бы недели лечения, проступил страх. Холодной испариной на лбу, мелкой дрожью в руках и мурашками по телу. Сердце колотилось об грудную клетку в поисках прямого выхода наружу. Потому что ситуация, в которой оказалась Астрид, сменилась стремительнее вспышки молнии: ведь она более не пациент в лазарете, теперь она оставленная беглянка, прикованная к кровати. Что есть суть заключенная, и какая разница лекарь ли рядом или палач? Уж Трида хорошо за десять лет выучила, что и священнослужитель может быть надзирателем.

- Меня развяжут?

Но за десять лет она выучила не только это. Например, она научилась азам магии огня, ее учителя объясняли ей, услужливо бинтуя руки, что пламя очень противоречивая стихия. Если будешь его контролировать – он одарит теплом, уютом и не даст замерзнуть. Если не будешь следить – сожжет и пожрет к Фойрру. Что есть пламя, которое освещает и развеивает тьму, а есть то, что коптит до черноты легкие. «Так и реши, для чего тебе он. Чтоб разжечь очаг или сжечь город».
А самое главное, так это помнить, что не каждый огонь есть свет. Свет – это дар, это путеводная нить Люциана, чистая истина. А пламя может быть вероломным и обманчивым. Кажется, что оно согревает, но на деле испепеляет.

-  Кто-нибудь?

Испепелять и получать за это вознаграждение. Города, людей, чудовищ – за кого заплатят. А когда денег станет меньше, и  «монстров»  станет мало, то создай их себе сам. Найти место поукромнее, где никто искать не станет: где не спрятать грязь, как в болоте? Где не укрыть что-то запрещенное, как не в Теллине? Размести там голодный молодняк, да договорись с владельцем курильни о месте их обитания: на любого жителя Теллина можно найти рычаг давления из прошлого, которое загнало его в эту клоаку.

- Хэй, - Астрид хотела обратиться к тому инквизитору, что вытащил их из Теллина, но осеклась..

«И в конце приставь охрану в виде своего же, дабы следил, чтоб всё проходило гладко да без проблем. А если проблема станет тягостной – сожги».

+4

13

- Да легче ты, легче! – шикнул Рэй, одёргивая ногу. – Я ещё живой!
- Пока, - гоготнул товарищ с соседней койки.
Целитель что-то пробормотал, слабо похожее на извинения, и снова взялся за работу.
- От ножа в плоти ещё никто не умирал, - продолжил шутить инквизитор с койки. – Гляди че, - и поднял обмотанную культяпку правой руки, – моя любимая. Сказали, что на память заспиртуют.
- Её ж мантикора сожрала.
- Вот вместе с ней, мать её, и заспиртуют.
Рэй усмехнулся. Чёрный юмор – тоже юмор, а ничего другого с их работой и не остаётся. У него дела складывались получше. Нога останется при нём. Он полностью восстановится и снова сможет ходить, не прихрамывая. Чудом повезло, что удар пришёлся сюда, а не чуть левее. Кончилось бы менее радужно. Для каждого из них. Тогда бы инквизитор не был таким добрым и жаждущим приключений, а при первой возможности похватал бы и Джейсона, и Саноша в портал, чтобы уже под боком братьев разбирать кто, зачем и почему. Девчонка к тому времени, верней всего, была бы мёртвой.
Услышав хриплый и тонкий девичий голос, Рэй оглянулся. Девушка приходила в себя после ожогов и лечения. Лекарь всё ещё вились вокруг неё, пытаясь не то прижать ей божеский вид, не то в конец угробить руками учеников. Нехорошо, что девка одна осталась.
- Ты там скоро? – с любезной улыбкой поторопил Рэй целителя.
- Да дери тебя через пень! – процедил сквозь зубы целитель.
Слой повязки лёг криво и пришлось его переделывать. Поминая Фойрра и мать инквизитора, лекарь не забывал сыпать проклятиями, и чтобы в следующий раз один инквизитор не только голову потерял, но и ногу, если вздумает попасть в Бордо раненным или при смерти. Бгыгыкнув, Рэй сполз с койки и побрёл к девушке, теснясь рядом с любопытными мордами учеников, которых то ли тянуло поучиться ещё у мастера, то ли поглазеть на женщину в натуральный размер.
- Развяжут, как все раны обработают, - ответил за ученика Рэй, заметив, как тот запинается, пока решает, что делать сначала: коленку исцелять или с девушкой болтать. – Сейчас лежи спокойно.
На этих словах лекарь, исцелявший Рэя, с жирным сарказмом прыснул.
- Воды хочешь?
Другого способа отвлечь девчонку, чтобы она не подрывалась встать и не дёргалась, пока ученик возится с её коленкой, инквизитор не придумал, но предположил, что ей, наверное, интересно, где она или куда увели её друга.
- С твоим другом всё в порядке. Ему сюда нельзя.
Рэй намеренно не уточнил, что «нельзя» не потому, что здоровым нечего делать в Бардо, а потому что сейчас занимаются его допросом, а там состояние «в порядке» может кардинально измениться.
- Ты в Бардо. Лазарете Огненного братства, - уточнил Рэй. Тайны в этом никакой не было.
Он легко коснулся волос девушки, поглаживая её, словно пытался успокоить ребёнка.

[nick]Рэймонд Гельгунд[/nick][status]инквизитор Огненного Братства[/status][icon]https://i.imgur.com/9qWlAXg.png[/icon][sign]Есть и живая и мертвая вода, да не про нас.[/sign]

+3

14

Бодание Джейса с дверью никакого  эффекта не возымело. Погуляй  он по темнице свободным шагом и сам бы догадался по чему привычки бегать у инквизиторов на шумы из камер отродясь не водилось. Строено была эта часть Игнис не капустные кочаны хранить, а с начальным заделом под пыточную, соответственно стены были утолщённые, и двери увесистые и плотно пригнанные.  То что Шандру, в его каменном мешке, казалось грохотом, из коридора лишь на четверть слышалось, да и раздовалось нечто подобное со множества сторон, и было для братьев подземелия привычными рабочими звуками.

    Гранитная плита, сбоку от Шандра, пошла рябью, беззвучно обрисовывая высокий силуэт шагнувший в камеру. Открыв глаза и приобретя естественный вид Чеслав машинально потянулся за кисетом с табаком, но во время сообразил, что в такой клетушки и ему и узнику быстро станет нечем дышать, и раздражённо щёлкнув пальцами, вызвав небольшой летающий огонёк, обратился к Джейсу:

    - Отдохнул? Хорошие сны снились? Давай о делах теперь, -  инквизитор присел на корточки, привалившись спиной к стене, -По мимо всего прочего,  как тебя жизнь помотала, ты нам с Виром, такую трогательную историю рассказал, - Чес широко ухмыльнулся, - Про супостата батюшку, желавшего несчастную девицу семейными узами стреножить,  и про ваши благие намерения, похлебать полной ложкой из котла весёлых приключений, и ложь, почти невинную, что с побегом вам помогла, да про путешествие ваше потом, душевно так,  нежненько, почти стихами. Мы пока слушали- обалдели, и начали задыхаться от умиления!, - магические искры, освещавшие камеру, отражались в янтарных глаза инквизитора.
     - Зазнобу твою сейчас лечат, можешь поверить – стараются, будет живой да гладкой. Но, ты ж понимаешь, только в сказках герои живут долго и счастливо и красиво помирают в один день.  За помощь с Саношем  тебе конечно большое инквизиторское спасибо,  а теперь вы нам должен помочь в одном нехитром деле, с разведкой под Теллином.  Для этого Братство  подкинет всё, что б вам удалось оттуда свои головы на плечах унести, и не сдохнуть бесцельно на пороге.  Воспользуетесь оказией, что  к Астрид почему то там приветливы, вынюхаете – кто, и с какого рожна обустроился, и на свежий воздух вернётесь, - Чес развёл руками, словно предлагал прогуляться в базарный день, по Берселю, да к кренделям прицениться, - Иначе барышня твоя осядет в Бардо – в виде подопытного для начинающих лекарей, а ты здесь пригодишься. У Крабата как раз новый зубодробильный механизм лежит, не испробованный.

________________________________

    Возле Триды, под бдительным оком наставника, сосредоточенно трудились юные лекари, и надо сказать что не без успеха – ожоговые шрамы становились бледнея, превращаясь в еле заметные прожилки, как на кленовом листе. Вот только с  коленом немного не ладилось- мясо наползало, и отступало, не желая держаться. Наставник не вмешивался. Наконец ткани закрепились достаточно. Подвижность колена тоже сохранилась, но отчётливый багровый шрам, похожий на серп растущей луны, выделялся словно клеймо.

    - Всё отлично, - удовлетворённо кивнул головой целитель, - Забинтуйте места где  слишком тонкая кожа, а то обдерётся как почешется, собирайте кровяные тряпки, и нас ждёт интересный экземпляр, с бутылкой из под эля в мочеточнике. Ну должен ещё ждать, кхе кхе.  Работа закончена, – обратился он к Рэймонду, - Тащи теперь свою копчёную куда велено.

    Врачительная компания, обсуждая на ходу достаточно ли Трида визуально жизнеспособна, вымелась по своему дальнейшему маршруту, а голова Гельгунда  наполнилась, как пригоршня битым стеклом, не самым  приятным ощущением  телепатического контакта от Вергилия.

+3

15

Его не слышали, и это понятно. Даже если слышали, то кому какое дело до долбящегося в двери и орущего заключенного? Все здесь не виноваты, оболганы, это точно не они, нет-нет! Все несправедливо осуждены. На самом деле, Джейсон навскидку, не задумываясь вообще, мог назвать с десяток-полтора деяний, за которые его давно пора уж если не вздернуть, то высечь как следует и на несколько лет сослать на каторжные работы. Но точно не по причине, по которой сейчас он застрял в этой камере. Сейчас он точно не виноват.
На последнем ударе кулаком в дверь Джейсон громко выругался и пнул фойррову деревяшку, окончательно выдохнувшись от крика. Придумать, нужно что-то срочно придумать... А что тут придумаешь, в этой будке собачьей, где даже непонятно, есть ли тут вообще вентиляция, чтоб воздух поступал. Джейс уже было собрался снова орать от бессилия, но тут он внезапно для себя оказался в камере не один. Был то телепорт или еще какая особенность здешних каземат, совершенно не важно. Важно, что появился кто-то, кто может пояснить, почему Джейса заключили сюда, да еще так странно, зелья лечения подкидывая.
Шандар сделал шаг назад, к стене, разглядывая... э-э-э... гостя? Пленителя? Дознавателя? Джейс мысленно махнул рукой, не желая сейчас разбираться в нюансах местной иерархии. В слабом свете магического огня на кончиках пальцев инквизитора сложно разглядеть черты его лица, но говорил этот человек вполне... убедительно. Джейсон не стал пререкаться, не стал шутки шутить в ответ на откровенное издевательство вместо приветствия. Он лишь прислонился спиной к холодной стене и съехал по ней на пол, подобно инквизитору. Наемник слушал, и слушал внимательно. А на словах про Астрид еле заметно дернулся. Она в порядке, ее лечат. Это хорошо.
- Ну и что теперь? Отдадите меня ее отцу или сами вздерните?
Он кисло ухмыльнулся. Если не что-то из этого, то зачем тогда держать Шандара в камере? Он не собирался сбегать, бросив Астрид. Но дальнейшее сказанное инквизитором заставило Джейсона недоверчиво прищуриться.
- Только не говори, что "предлагаешь" - выплюнул слово, - закинуть нас обратно в норы к вампирам и этому... Махаану, или как его там, - Джейс хрипло прокашлялся. Холодно тут, зараза,  - Я видел, как ваш брат работает, не обязательно было рассказывать эти страшилки. Астрид в этом деле совершенно ни при чем, отпустите ее.

+4

16

Блеклая тень радости, насколько эта эмоция была уместна, мелькнула в глазах Астрид, когда незнакомец сказал, что Джейсон в порядке и где-то рядом. Но тут же ее лицо, покрасневшее от потуг да блестящее от пота, стало бледнее снега, сделавшись едва ли не прозрачным: 
Бардо.
Два коротких слога, резонирующее «б», звонкое «р», да резкое «о» на конце. Столь резкое, сколь бывает стрела победителя на турнире, попавшая в цель с двухсот ярдов. Столь резкое, как порыв ветра у скалистого берега, когда ударяет волна. Столь резкое, что Астрид на секунду забывает о боли в колене, потому что ужас, испытанный ею, сработал лучше любого опия.
Но лишь на секунду.
И вновь,  когда снова и снова лекари бились с участком кожи на колене, перешивая, переделывая, и другие пере, то Трида продолжала не смолкая кричать.  До хрипоты, до боли, до чувства сдавленности, когда уже вместо слюны вот-вот пойдет кровь.
Бардо.
Одно слово вмиг окрасило всё вокруг в красное, в огненное, в кровь. Звуки скальпеля – лязг пыточных инструментов. Стянутые бинты – металлические цепи на дыбе. Лекари – тюремщики. Их разговоры – смех безумца. И чужая рука на лбу, всё равно топор, которым примеряется палач к шее перед последним замахом.
- Тащи теперь свою копчёную куда велено.
Копченая дернулась на месте, словно пробудилась от резкого сна-падения. Куда велено? Кем? Почему ее не оставят тут? – гул вопросов гремел в голове, а затем всё стихло. И где-то очень и очень глубоко в душе Трида грустно улыбнулась: как ведь это изощренно. Вот оно, ужасно томительное ожидание. Ждать пытку – не менее мучительно, чем сам процесс.
Взгляд Астрид устремился куда-то вперед, мимо всего, и остановился на частичках пыли, что витали в неверном свете факелов. Невесомые, неподвластные никаким законам притяжения, ни собственной воле. Они плавно кружили, и их единственной целью было где-нибудь приземлиться, остановиться, полностью раствориться и исчезнуть. Полный покой.
И со смирением, которого ожидают от вдов, да монахинь, Астрид тихо, неожиданно для самой себя спросила инквизитора рядом:
-  Как вас зовут?
Возможно, волшебница решила, что стоит хотя бы узнать имена друг друга, после того как инквизитор увидел ее голой на столе. Возможно, в ее картине мира, столь тонкая вещь, как пытки, требует хоть каких-то норм приличий в виде первоначального знакомства. А возможно, на фоне общего страха ей хочется, в короткий миг между лечением и мукой, в этот секундный привал, хоть ненадолго позабыть о том что было, не думать о том, что будет, и перестать быть обезличенным куском копченого мяса.

+4

17

Инквизитор улыбнулся одной из тех улыбок, после которых можно шептать пошлости на ухо дамам в вечернее время где-то в тени городских переулков. До пошлостей не дошло – ещё не время – Рэй собрался просто представиться, как на первой же букве что-то пошло не по плану.
- Р-р.. Мать твою в сраку! – запнулся Рэй.
Так себе вышло знакомство.
Вторжение в сознание вышло болезненным. И даже обидным. Пить – не пил, а голова гудела как после знатной пьянки и десятка - два неприятных болячек после поцелуев куртизанок в интересных и не очень местах. Любимая работа напоминала о себе в самый неподходящий момент самым «изысканным способом». Инквизитор скрипнул зубами от злости и пожелал Виргилию кочергу в то самое место. А лучше – две.
Подобные выходки от псиоников он не любил.
- Всё настроение испортил, - проворчал себе под нос Рэй и вспомнил о девушке. Теперь её ценность из «красивенькой задницы» превратилась в «очаруй и на… обмани».
Выбирать не приходилось.
- Рэй, - просто представился инквизитор, опуская полное имя. – Но для тебя, персик, я готов быть кем угодно, - он ухмыльнулся, протягивая руку девушке и помогая ей встать. – Ты заставила нас поволноваться. Нас и своего друга, - инквизитор старался подбирать слова, не вываливая всё и сразу на девчонку. Сейчас она похожа на влажную глину – податливую, мягкую. Из неё можно лепить всё что угодно, только бы правильно рассчитать силу. Не сломать грубыми пальцами. – Пойдём. Отведу тебя к твоему другу.
Не говорить же, что друг сейчас очень занят, а их ждут совершенно другие дела.
- А пока мы идём, ты мне вот что… расскажи, как это тебя нечисть в катакомбах не пожрала? – Рэй даже удивился. – Мы уже долгое время пытаемся найти упырье логово. Больно шума от них много… Горожан потрошат, да прячутся ловко – хрен найдёшь! И шустрые сильно. Разбегаются – не догонишь и не спалишь… Ты бы нам очень помогла… Да и не только нам… а вообще всему Теллину. Если бы сказала, чем ты им так приглянулась, что всё ещё… жива и даже не покусана?
Про себя же Рэй подумал, что Консул что-то сильно темнит в распоряжениях, но начальству перечить – голову не беречь. Детали уже не так важны.
- Мои братья пытаются освободить людей – пленных, которых эта погань утащила в своё логово. Но нас они чуют. Раньше сбегут и убьют всех, чем мы успеем их огнём согреть.
Рэй старался ненавязчиво придерживать девушку, помня о её ранах, но и о своей не забывал – даже после рук целителя нога всё ещё не позволяла ему бегать горным козлом или качественно отыгрывать роль галантного любовника и обольстителя. Хотя руки вполне себе были при нём и ловкости не утратили, да и, как он заметил, важная часть, столь полюбившаяся ему в катакомбах, от огня не пострадала.

[nick]Рэймонд Гельгунд[/nick][status]инквизитор Огненного Братства[/status][icon]https://i.imgur.com/9qWlAXg.png[/icon][sign]Есть и живая и мертвая вода, да не про нас.[/sign]

+4

18

Тонкая, начинающаяся боль, словно потянули нитку, забытую в зарубцевавшейся ране, заставила инквизитора сощурится, скрипнув зубами. Это был подступающий предвестник мучительной ломоты, которой Вальдштайн расплачивался за своё пристрастие к зельям, и вместе с болью накатывали на инквизитора раздражение и нетерпимость.

    - Отпустить? А куда она пойдёт, заботливый ты наш? Вот выставим её на песок из Бардо, и? По трактирам полы от блевотины мыть? В Золотую Аврору елдыки  матросам полировать ? К папеньке овечьи слёзы лить? В углу Андерильского харма, на коленях непутёвость свою отмаливать?

    - Ты её в Теллин привёл, - инквизитор впялился в Джейса, и со дна глаз его поднялись раскалённые искры, - В опиумный притон- ромашки нюхать? Вмешался в жизнь, задурил девке мозги, а теперь героем просишь, что бы мы её выпустили- в мир, где ей нет чем заняться и куда голову преклонить?

Мистик поднялся, возвышаясь над пленником:
    - До тебя если по остебенски не доходит могу на ульвийском сказать, или печатными буквами вампирячьим диалектом наколякать наше щедрое тебе предложение – помоги Триде выжить, и катититесь оба, куда вас крылья Фойрра занесут – поможем, отмажем.

    - "Вампиры! Норы!" – передразнивая Шандра воскликнул Вальдштайн, но лихорадочная вспышка уже отпускала его, дикий блеск глаз рассеивался,  - А ты чем занимался  до четвёртого десятка? Кроликов разводил? Наёмничал. Мало нор да тварей повидал, а? Вот и это- работа, так и воспринимай. За неё ты получишь нашу помощь,  спокойную совесть за правое дело, и возможность улепетнуть со своей подружайкой, куда пожелаешь, по окончанию.

    - Трида отправляется в любом случае, с твоей поддержкой или без, - движением руки Чес изменил пространство, оживляя в нём воздушную линзу, - Ты идёшь, как охранный пёс, возле её ног, или сидишь и киваешь ей из кресла которое освободил Санош.  Но сначала – можно будет наесться и выспаться, - ухмыльнулся, - Работа, Джейс, просто работа за куш, – ведь это и есть твоя жизнь. Иди за мной.

Сформировавшийся портал осветил тесную каменную келью. 
Инквизитор шагнул в него, не оборачиваясь.

+3

19

Молчи, просто молчи. Ничего не говори. Ты знаешь, что инквизитор прав, поэтому злишься. Он трижды прав, даже в своей агрессии к твоей неосмотрительности и нежеланию просчитывать жизнь хотя бы на пару шагов вперед. Трижды прав, что ты не нажил толики ума к своим годам. Трижды прав, что ты просто взял и загубил своими руками еще одну жизнь. Он прав, этот инквизитор, и тебя это злит. Но ни злость, ни раскаяние, не помогут исправить ситуацию. Ты всю жизнь провел отрезанным ломтем, ни за что не отвечающим. Так пора бы уже начать расплачиваться. Ты надеялся никогда не дожить до этого момента, но нет. За впустую прожитую жизнь ты сначала как следует заплатишь.

Джейс сидел почти неподвижно. Он хмурился и морщился, тяжело дышал, справляясь с накатывающей агрессии, что пыталась затмить собой отвратительное чувство вины. Примерно на следующий день после того, как они с Тридой сбежали, Джейс осознал, что натворил одну из самых больших ошибок в своей жизни. Тогда ему показалось хорошей мысль продолжать делать то, что делал, ведь вернуться через пару дней - еще большая глупость. Так казалось Джейсону. А сейчас он закопался в такую Бездну, что никакой некромант не достанет. Шандару оставалось только молча соглашаться и давить в себе злобу безысходности.
Инквизитор дал наемнику выбор. Такой очевидный, такой прозрачный. На самом деле, Джейс мог сейчас отказаться и скорее уже покончить со своим бесполезным существованием на пыточном столе в качестве подопытного. Но не мог позволить себе такой роскоши. Слишком просто будет сейчас взять и закончить это все. Расплата требует большего.
Следом за инквизитором поднялся и Джейсон. Отдохнуть. Поесть и поспать. Было бы замечательно. До этого момента Джейс и не замечал, на сколько голоден.
"Сейчас бы оленины…" - проскользнула меркантильная мысль, что подобно спасательному бревну в центре моря не дала наемнику нырнуть в злость на себя и всех вокруг. Оленины, да. Их же вместе с Тридой дадут поесть, да? Это тоже было бы хорошо. Наемник шагнул в портал, где, он надеялся, его ждала Астрид.

+3

20

Астрид продолжала лежать на самом неудобном лежбище, что существовало на Рейлане, и  сквозь невероятно тонкий матрас ощущала меж лопаток особо твердую шляпку гвоздя. Особо назойливую, надо отметить. Но полное принятие всех событий и некая покорность, не присущая по природе магам огня,  не позволяли Астрид отвлекаться на такие мелочи, как мебельные конструкции в лазарете. Но при всем при этом, была единственная вещь, что не давала девушке не то чтоб покоя, но не на шутку заставляла ее задумываться, так это:
«Как вообще можно улыбаться в такой ситуации?» - Астрид не то удивлялась, не то возмущалась улыбке на лице инквизитора. Внешне ее негодование проявлялось уставшим взглядом, то и дело смыкающихся от сонливости глаз, да едва сведенные к переносице брови. Трида явно проваливалась в сон, но не здоровый, а тот, которому невозможно противиться и после необходимо будет выспаться еще раз.
- Мать твою в сраку!
Астрид проснулась. А спустя еще пару мгновений она, наконец, додумалась натянуть тот обрез ткани, который с очень большой снисходительностью можно было назвать простыней, по грудь. И погодя еще немного, уже по подбородок:
- Персик, - представилась она в ответ, глухо отчеканив сквозь сжатые губы «П» и с неким хрустом обрывая «к».  Вначале очень гордая волшебница попробовала показать всем своим видом, что она с легкостью встанет самостоятельно, но недавние травмы, и не менее травмоопасное лечение вынудили принять помощь в виде протянутой чужой руки. И хоть сон прошел, а хмурое, напряженное лицо – нет. Уж как-то не верилось Астрид в благие намерения человека рядом: кто поверит чудищу, сошедшему из детских храмовых сказок в реальную жизнь? Астрид – нет. А она доверилась сумасшедшему наркоману в притоне.   
И даже слова, что о ней переживали, что нервничали, не прозвучали для нее убедительно, полное отсутствие интереса. Но стоило только Рэю сказать про «друга», как Астрид вмиг отозвалась, что озеро рябью волн, стоит в него бросить камень поувесистее:
- Как он сейчас? С ним всё в порядке? – Мысль, что она вот-вот снова увидеться с Джейсоном согрела ее лучше горячего вина, а катакомбы уже не стали выглядеть столь мрачными, как до этого. 
  Да и спутник ее тоже перестал казаться кем-то совсем уж плохим. В конце концов, он спас ее от тех вампиров, помог выбраться из пещеры, не оставил одну в лазарете, рогов Фойрра не носит, меж зубов у Рэя не застряли ошметки плоти младенцев, а с бороды не капает кровь юных девушек. Да что там, у него и бороды не было. Как-то незаметно для себя, Астрид стала поправлять простыню на себе уже не на манер бесформенного кокона, а уже поаккуратнее, почти подражая фасонам бальных платьев: немного приоткрыла плечи, складки где разгладила.
- Мне… мне просто повезло, - сказала правду Астрид: она сама не понимала до конца, каким образом ей вообще этот трюк удался. – Уж точно дело не в моей магии очищения.
И Трида была готова говорить дальше, но это фойррово «братья». Воспитанница Триумвирата вновь вспомнила, где она, а главное, кто рядом с ней. Простыня вновь приняла вид скомканного клубка ткани.
Но вместе с тем, что Астрид вспомнила об инквизиции, она всё также оставалась собой. Она всё также хочет помочь:
- Однако, может дело в этом имени: Махаан. Уж не знаю, кто это или что это, но Фойрр, в этих тоннелях все только о нем и говорили, называя меня его дочерью.
«Если только мой отец не ушел в криминальный мир Теллина не взяв себе псевдоним.»
- Вначале тот безумный пророк меня так назвал.. потом тот страж-медведь, который и зарубил несчастного бедолагу..- Трида устало вздохнула, - И это.. Астрид. Меня зовут Астрид.
Как удивительно было слышать собственное полное имя спустя полгода. Чересчур много впечатлений за один день и тошнотный ком подкатил к горлу: виной тому представший образ выпотрошенного наркомана или же ее отец – сказать трудно. Она остановилась. 
- Рэй, у тебя не будет самокрутки? 

Отредактировано Астрид (04-01-2022 01:13:29)

+3

21

— Как он сейчас? С ним всё в порядке?
- Да, - уверенно ответил Рэй, и про себя добавил: «Хер его знает».
Он не имел ни малейшего представления: в каком состоянии тот седой парень. В допросных никогда не церемонились. Если язык нужно развязать – его развяжут любым способом. Допрашиваемому это не понравится, если не пожелает говорить добровольно, складно и честно. Каков уж был спутник этой девицы – Рэй имел весьма общее представление. К своей подружке явно рвался и о ней переживал. Это инквизитор приметил ещё в катакомбах, а, значит, рычаг давления, пусть и с точки зрения святош – мерзкий, у них всё же был даже без спиц, криков и щипцов. Если не совсем дурак – то выболтает всё, что знает, и с миром пойдёт обжимать свою подгорелую девицу где-то за пределами Братства.
Рэй на секунду примолк, задержав взгляд на девушке – уж больно ловко она подобрала простыню и оголила плечи жестом искусительницы-суккубы. После очередной передряги обогреться телом и душой хотелось как никогда в жизни, и забыть о делах – тоже. Но будь он неладен этот псионический зуд в мозгах и напоминание Виргилия, что времени на любезные лобызания не так много.
- Махаан? – повторил инквизитор. Он об этом имени ничего не слышал, но подумал, что, может, кто из старших знает. – Ладно, сначала к другу твоему нагрянем, а там поглядим что да как. Кто там твой отец и чего этим вампирам от тебя надо было.
Рэй вновь глянул, как девушка тянет на себя простынь, усмехнулся виду закутанной девицы, и не меньше подивился этой ложной скромности и такой важной просьбе – немного согрешить. Чего ещё он об этой девице не знал?
- Это всегда пожалуйста, Астрид, - тонкие губы расплылись в улыбке и имя девушки прозвучало тихо – почти сокровенно-интимно, словно бы уже прижимался губами к её уху, но даже руки вынужденно держал при себе. Пока что.
Инквизитор сунул руку в карман и ловким движением протянул девушке одну из припасённых самокруток, забыв – а то и намеренно умолчав, – что в том самом кармане угощение было особенным… ульвийским. Но вслед за протянутой самокруткой на пальцах инквизитора вспыхнул язычок пламени.
Вот теперь можно и к братьям в гости, в допросную.
[nick]Рэймонд Гельгунд[/nick][status]инквизитор Огненного Братства[/status][icon]https://i.imgur.com/9qWlAXg.png[/icon][sign]Есть и живая и мертвая вода, да не про нас.[/sign]

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [03.07.01082] Пламя на сгоревших костях.