Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [май 1078] Мир чужими глазами


[май 1078] Мир чужими глазами

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://i.imgur.com/zDHRob0.png
Игровая дата
7 мая 1078 - ...
Локация
Пантендор, Меррил
Действующие лица
Лазарин, Левар
События
Небольшое путешествие молодого и не очень молодого некромантов.

0

2

[icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

Самое сложное было уговорить Эйву - эта милая женщина в вопросах денежных превращалась в настоящую химеру, но Левар все же смог заверить ее, что замышленное им предприятие является частью магического обучения Лазарина, за которое он платит. А значит и все деньги за то время, что он будет не работать в заведении, следует изъять у него. Тот момент, что сам некромант из этого не получит ни гроша его ничуть не расстраивал, ибо из самого дела он намеревался выжать сумму в три или пять раз большую. Единственное о чем Левар умолчал, так это о том, что не просто забирает одну из роз на несколько дней, а собирается отправиться с ним в другой город. Хозяйка борделя наверняка бы воспротивилась этому, заподозрив если не побег из под ее крыла, то кражу источника дохода. Однако пускаясь в ложь мистик был уверен, что и Лазарин не проболтается об их путешествии: поначалу потому что испытает глупый восторг от возможности поучиться и побывать где-либо еще, а после из страха потерять больше денег из-за отсутствия. Все выглядело идеально спланированным.
И после этого изматывающего разговора, Левар остался в одной из комнат борделя, дожидаться пока к нему позовут мальчишку. Вальяжно расположившись в кресле, он неторопливо успел набить длинную драконью трубку и даже раскурить ее. Маслянистый сонный дым густо поплыл вокруг фигуры мага, и некромант благодушно щурился, предвкушая новую игру.
Ждать пришлось не долго. Мистик просил, чтобы Лазарину не сообщали о том, что ему предстоит, предпочитая подать эту новость сам в собственной манере.
- Проходи, - медовым голосом произнес Левар, когда дверь приоткрылась и на пороге показался легкий белый силуэт. Какое-то время некромант наблюдал, как его подопечный приближается, и, потянув дым из трубки, указал ее мундштуком рядом со своим коленом на пол, где небрежно валялось несколько шелковых подушек. - У меня для тебя есть подарок.
   Выдержав паузу, которая длилась ровно столько, чтобы Лазарин мог сесть на указанное ему место, мистик улыбнулся. Глаза у мальчишки были настороженными, но вместе с тем таили предвкушение, абсолютно наивное и детское, и именно его было приятнее всего разбить. Поймав на себе этот внимательный, выжидающий взгляд, некромант плавным, нарочито медленным движением вытащил из-за спины цветастый дорожный мешок. По весу он был легок, и с особым интересом Левар наблюдал, как на лице Лазарина появляется понимание, что тот пуст.

Отредактировано Оливер (27-04-2021 10:54:53)

+1

3

Аллавин ещё спала, когда Лаза растолкала одна из работниц «Розы» - светловолосая Фена, всегда весёлая и улыбчивая, каким-то образом знающая все последние новости и сплетни Пантендора. Знала она и про Левара и про то, что тот долго-долго договаривался о чём-то с хозяйкой, а затем велел позвать своего любимца. Поэтому не могла сдержать смешков и игривых взглядов в сторону недоумевающего мальчишки.
   Спать под боком Аллави было тепло и приятно — парень давно пристрастился шептаться с подругой по ночам после тяжёлых будней, и вчера оба уснули далеко за полнось, поэтому мальчишка с трудом продрал невыспавшиеся глаза и не без усилий вылез из нагретой кровати. Аллавин лишь недовольно промычала что-то в ответ на суматоху и сильнее завернулась в одеяло. Волшебница была той ещё соней и при отсутствии работы могла проваляться в постели до обеда.
- Так рано пришёл? Зачем? - Шёпотом спрашивал Лаз у суетливой Фены, пока в спешке умывался и натягивал чистую рубаху. - Опять уходит?! - Лаз бы очень расстроился, окажись оно так, хотя Левар часто пропадал из Пандендора на много дней (а то и недель) по работе, оставляя его одного.
- Не велели ничего говорить — Фена тем временем по-хозяйски копошилась в шкатулке, где мальчишка хранил свои украшение. - Да я и не знаю. Правда не знаю.
- Если уходит, то я не стану его сегодня обслуживать! - фыркнул Лаз, будто у него был выбор. На деле ему просто нравилось думать, что и он может оказывать влияние на своего «покровителя», и порой парень позволял себе вредничать. Всё-таки, их с некромантом отношения давно уже перешли за границы простой работы в борделе.
   Тем не менее, к встрече Лаз подготовился основательно  - выбрал одну из самых красивых своих рубашек, расчесался и натёр волосы душистым кедровым маслом, нацепил на запястье изящный серебряный браслет, подаренный Леваром по возвращении из предыдущей длительной командировки в знак примирения… И, оказавшись перед нужной дверью, не удержался от улыбки, хотя изначально хотел вести себя прохладно и сдержанно, чтобы мужчина непременно понял, как ему не по нраву все эти долгие разлуки. Особенно после того, как Лев взялся учить его некромантии. За его же деньги, между прочим.
   Лёгкими шажками Лаз подобрался к креслу. Большие зелёные глаза блестели от предвкушения, хотя мальчишка и понимал, что может быть разочарован. Он осторожно потёр тыльной стороной ладони нос, чтобы не чихнуть от щекотавшего лёгкие дыма и почти протянул к Левару руки в попытке выразить радость от этой встречи через объятие или хотя бы касание, но тот не пустил его на колени, а указал трубкой на пол с подушками. Лаз немного замялся, чувствуя лёгкий укол в груди от прохладного жеста «учителя», но всё же послушно устроился там, где ему указали, подогнув колени на бок. Может, он сделал что-то не так? Или Левар узнал о каком-то его проступке и сердится? Порой Лазарин не знал, чего от него ожидать и начинал беспокоиться, а тот был только и рад внести лишней смуты в душу мальчишки.
  - У меня для тебя есть подарок. - Лаз насторожился, не смотря на облегчение и лёгкую радость от услышанного. Левар мог быть строгим и жестоким, но так же заботливым и чутким в зависимости от ситуации. Подарки он дарил не часто, но каждый из них был особенным, наполненным смыслом и содержанием, и отражал поэтическую сущность дарителя. Лаз любил их, берёг и с трепетом ожидал каждого нового случая, когда некромант приготовит ему что-то интересное и незабываемое.
   Мешок???
   Лаз молча взял свой "подарок" и непонимающе повертел его в руках. Встряхнул, ухватив за кончики, залез рукой внутрь, чтобы найти письмо или записку… Но ничего не нашёл. Мешок был довольно красив сам по себе, но пуст. Пуст безнадёжно.
   - Что это значит? - Лаз снова заглянул внутрь, будто за эти пару секунд там должно было что-то появиться. - Мы пойдём на рынок? - Такой вариант устроил бы пантендорца, но не так сильно, как следующая идея. - Или в лес за трупами? Ты научишь меня шить химеру как обещал?! - Вряд ли это было так. Мешок был слишком красив, чтобы Лев позволил мальчишке собирать в него трупики белок и птиц — он, как и Лаз, не любил портить хорошие вещи. Но очень уж хотелось верить, что вот на этот раз "учитель" точно посвятит некромантии больше времени, чем обычно.

Отредактировано Лазарин (27-04-2021 18:08:14)

+1

4

За Лазарином приятно было наблюдать: внешне он уже перешаглул нескладное детство, вытянувшись в изящного юношу, но в душе все еще оставался ребенком которого было легко удивить, просто впечатлить и вызвать на откровенные эмоции. Некроманту нравилось возится с ним, пока это было для него не обременительно. Нравилось, что он мог приходить, когда хочет и уходить, когда общение становилось в тягость. Левар мнил себя свободной душой, летящей достаточно высоко, чтобы обращать внимание на земное. И даже его забота к подопечному проявлялась лишь от случая к случаю, когда ему самому это было удобно и позволяло прочувствовать себя благодетелем, снисходящим с вершин в приземленный мир. Обучение Левар строил так же: он не стремился дать комплексных знаний - это было скучно ему самому, но воть блеснуть чем-то перед мальчишкой, или показать несложное заклинание, с которым бы он мог возится сам, а после лишь показывать результат своего усердия, - вот это было наилучшим вариантом по мнению мистика для отбывания учительского бремени. Все равно Лазарину было не из чего выбирать и не с чем сравнивать.
А потому, когда он вдруг заикнулся о том чтобы занятся химерами, некромант чуть брезгливо поморщился, поторопившись осадить разыгравшуюся фантазию мальчишки.
- Н-нет, - качнул он головой, и потянул пряный дым из трубки, оттягивая момент истины и создавая нарочитую паузу, чтобы Лазарин успел перебрать в голове еще несколько вариантов и разочароваться в них. В какой-то мере Левар мнил себя постановщиком пьесы, которая разыгрывалась здесь и сейчас, где он распределял роли и следил за тем, чтобы актеры и декорации были на своих местах. Даже просто сидя в кресле, маг неизменно задавал себе вопрос: достаточно ли величественно он выглядит в конкретный момент? Сообразно ли ситуации? И всякий взгляд, и всякий жест были выверены и рассчитаны им.
Удручало только то, что Лазарин своими приземленными фантазиями портил всю глубину момента, но мистик имел снисходительность к этому.
- Ты можешь сложить в него свои вещи, - наконец раскрыл карты он, внимательно следя за лицом мальчика. - Сколько тебе нужно на неделю… Как твой учитель, хочу показать тебе нечто большее, чем рынок Пантендора или стены “Розы”. Подарить новый опыт и новые впечатления. Мы отправимся в маленькое путешествие, полное возможностей для тебя!
   Некромант торжественно улыбнулся, и описал в воздухе полукруг изящным мундштуком трубки, подводя некую невидимую черту после которой Лазарин мог начать выражать свою благодарность и радость.
[icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

+1

5

- Ты можешь сложить в него свои вещи…
   Лаз вновь посмотрел на него большими, обескураженными от услышанного глазами, словно сомневался, стоит ли верить своим ушам и догадкам или это всё какая-то мудрёная шутка мужчины? Но последующие слова Левара не оставили в мальчишке никаких сомнений — некромант действительно намерен взять его с собой. Пантендорец крепко сжал мешок пальцами, расплываясь в улыбке и затем, радостно выкрикнув имя своего учителя, прыгнул на него с благодарными счастливыми объятиями, ткнулся лицом в тёплую грудь напоследок и побежал собираться.
   Интересно, куда мы пойдём... — Думал он, поднимаясь по лестнице в комнату. Лев умел создавать порталы, поэтому фантазия могла подбросить множество красочных мест, где Лазарин никогда не бывал, а только слышал от посетителей «Розы» или читал в книжках. С тех пор, как парень нашёл для себя в Леваре что-то большее, чем простого клиента, он был готов уйти с ним в любой момент и куда угодно без лишних вопросов, но маг всё не звал его с собой. Не звал до нынешнего дня и вдруг решил посвятить ему столько времени — в этом было что-то особенное, что будоражило юношеское сердце больше, чем любые другие подарки.
   Аллавин не любила Левара так сильно, а потому, когда Лаз вновь разбудил её своей вознёй и грохотом шкафов (трудно было собираться тихо с такими эмоциями), села на кровать и принялась задавать неудобные вопросы, о которых юноша даже думать сейчас не хотел.
- Говорю же, это всего на неделю! - Заверял он подругу, выбирая подходящие рубашки и штаны на замену. - Что со мной случится, если он будет рядом?!
- Пф… Да что угодно! - Хмурилась в ответ девушка, вспоминая, что Лев и сам порой возвращал им мальчишку с красными отметинами и синяками в самых разных местах. - А Эйва? Неужели так легко отпустила?
   Этот вопрос поставил Лаза в тупик, и он замялся, не сразу найдя что ответить. В самом деле, про тётку он не подумал. Но даже это не должно было портить хороший момент, поэтому, бросив сверху собранных в мешок вещей баночку крема и колбу с любимыми духами, мальчишка решил отбрехаться: Он обо всём договорился. Но… - Лаз прикусил губу и, затянув мешок, подошёл к подруге, обнимая её на прощание в доверительном жесте. - Но ты всё равно лучше ей ничего не говори. Аллавин тяжело вздохнула, но отговаривать друга не стала, раз для него это так важно — обняла в ответ и поцеловала в щёку, попросив возвращаться скорее. Лаз не мог ей этого пообещать, поскольку сам хотел остаться с учителем подольше, но обязался принести какую-нибудь памятную вещицу из этого места.
   И всё же вопрос касательно Эйвы его озадачил и возвращался в комнату к Левару Лаз так, чтобы тётка его не заметила. Он готов был бежать с учителем куда угодно когда угодно, но получать от Хозяйки по шее за недельное отсутствие без спроса мальчишке не хотелось. Поэтому, подойдя к Левару с мешком в руках он всё же осторожно спросил об этом.
- Эйва не знает, что мы встречаемся вне моей работы. Ты что, заплатил ей за целую неделю? - Это было бы слишком широким жестом для мужчины, так что даже влюблённому мальчишке трудно было в это поверить, хотя такая щедрость непременно польстила бы ему. - Это же довольно дорого.

+1

6

Пока мальчик собирал вещи, Левар неторопливо докуривал трубку. Запрокинув голову на спинку кресла, и глядя в серый потолок, он прокручивал перед глазами минувшую сцену, находя в ней все больше и больше деталей, которыми мог упиваться. Невольная улыбка не сходила с губ мага. Быть властителем чужой души было приятно.
Лазарин собрался ожидаемо быстро, и вскоре влетел в двери комнаты охваченный предвкушением и волнением. Однако за это время он, похоже, успел кое-что осмыслить для себя и теперь задавал правильные вопросы. Отвечать на них прямо мистик не желал.
- Не переживай, - с улыбкой произнес некромант, поднимаясь из кресла. - Твоя хозяйка знает о твоем отсутствии - я обо всем с ней договорился. Единственное чего она не знает, так это то, куда мы отправимся…
Левар сделал нарочитую паузу, чтобы подогреть любопытство мальчишки. В этот момент он не смущаясь высыпал пепел из трубки прямо на пол, в ковры и подушки, после чего убрал ее.
- И я бы на твоем месте не рассказывал никому об этом после, иначе сумма за твое отсутствие возрастет в разы. Как знать, может быть тебе вовсе запретят обслуживать меня… - маг исподволь взглянул на Лазарина, ловя взгляд мальчика, чтобы посмотреть, чем произнесенные слова отразятся в его глазах. - А теперь идем.
Отвернувшись, мистик вскинул руки и сконцентрировался на пространстве перед собой, разрывая его и выворачивая сияющее нутро самого мироздания. Вскоре по ту сторону стали проглядывать темные черты неизвестной комнаты, и пропустив вперед Лазарина, Левар шагнул следом. Пространство схлопнулось за их спинами, оставляя посреди магического круга, который был выложен мозаикой прямо в полу. Небольшая комната была сконструирована специально для подобных перемещений, не имела окон, но имела одну дверь. Но разглядеть ее и прочее удалось только когда Левар зажег магическую сферу.
- Добро пожаловать ко мне домой! - торжественно произнес маг и открыл дверь. В нос тут же ударил душный трупный запах разложения, и улыбка с лица некроманта спала. - Нет! Нет, нет, нет, нет…
Стремительным шагом он направился по коридору вглубь дома, туда где вонь становилась гуще. Свет магического бордового пламени выхватывал по пути множественные картины на стенах, статуэтки и иные безделушки, служившие богатством этого места. Они мелкали жуткими ликами, выхваченные из темноты огнем, и снова гасли в сумраке коридора.
- Он все-таки сдох, - брезгливо и разочарованно объявил мистик остановившись на пороге одной из комнат. Здесь воняло так, что слезы наворачивались на глаза, но некроманта это похоже ничуть не смущало. Внутри, среди пыльных гардин, резной мебели и ковров, сидел в хозяйском кресле мертвец, буквально стекая с него на пол. По виду смерть настигла его несколько недель назад и теперь множественные насекомые копошились в нем. Вздернув руку, Левар поднял мертвеца магией.
- В моем кресле… паразит. Хорошо, что я не платил тебе последние месяцы. Иди и вырой себе яму!
Склизкое тело, роняя капли разлагающейся плоти и личинок мух, подошло к окну, отворяя его, и незадумываясь вывалилось через подоконник наружу.
- Что ж, придется заодно найти нового управляющего.
[icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

+1

7

По правде говоря, Лазарину было плевать, знает ли Эйва о его отсутствии — слишком уж велик был соблазн отправиться в путешествие не смотря ни на что. Обманывать хозяйку он привык с малых лет и получать по жопе за вскрытый обман — тоже. Тётка не могла ни убить, ни прогнать, ни покалечить подростка — это было невыгодно для «Розы». Поэтому Лаз не переживал на этот счёт, и то, что Левар всё уладил заранее стало лишь очередным приятным сюрпризом и ещё больше подсластило грядущее.
- Она не сможет мне запретить, - весело хихикнул парень, поправляя волосы. - Иначе я попросту сбегу отсюда. - Будучи молодым и глупым, пантендорец имел свойство переоценивать свою значимость для борделя, особенно в компании некроманта, для которого, как казалось мальчишке, он и правда был чем-то особенным.
   Лаз нарочно не стал расспрашивать о месте, куда они направятся, хоть любопытство и трепыхалось в груди волнительными чувствами. Он завороженно следил за магией своего учителя и доверял ему без остатка, не допуская и мысли о том, что он действительно может сделать ему что-то плохое. Он жадно хватался взглядом за мрачные очертания комнаты, проявлябщейся по ту сторону портала, но не имел никаких догадок насчёт этого места, пока Левар сам гордо не объявил, что это его дом.
   Глаза мальчишки расширились от нового притока воодушевления, но выразить свой восторг он не успел, ощущая мерзкую трупную вонь сквозь запах духов и курева, проникших в портал вслед за ними.
   В происходящем не было ничего смешного, но Лаз не мог сдержать весёлой улыбки, пока бежал за мужчиной по коридору, прикрывая нос и рот ладошками. Слишком уж забавно выглядело банальное и естественное возмущение Левара — всегда такого гордого, величественного и идеального. Лазарину эта естественность нравилась, хоть он и не был уверен, что взаимно.
- Я думал, твой управляющий помоложе… - Хихикнул Лаз, морщась от отвращения и одновременно радуясь, что ошибся в своих подозрениях, будто бы дома Левара встречает ещё один разодетый хорошенький мальчик. - И поживее...
   Когда тело самолично покинуло дом через окно, впустив внутрь немного свежего воздуха, мальчишка, наконец, переступил порог, брезгливо сторонясь оставшейся на полу гнилой плоти и поспешил открыть остальные окна, чтобы хоть немного развеять вонь.
- Он что, будет слушаться тебя и выполнять приказы даже когда ты его не видишь? - Лаз редко упускал возможность узнать что-то новое о магии. Вот и сейчас пытался подловить учителя на горячем, хотя того больше заботило уничтоженное кресло. - А хочешь, я побуду твоим управляющим? - Пантендорец остался стоять у окна, чтобы дышать полегче, и свежий воздух породил в нём свежую идею, которой он тут же и загорелся, ведь своего дома у него не было. Лаз склонил голову к плечу, игриво наблюдая за беспокойством мужчины. - Чем должен заниматься управляющий? Следить за порядком? Командовать слугами? У тебя есть слуги? Но кресло придётся выкинуть… Ты сделаешь это с помощью магии? - Конечно, Лаз видел во всём этом игру, и ему вовсе не хотелось потратить всё время путешествия на уборку дома и его проветривание. Тем более, дом Левара оказался больше, чем пантендорец себе представлял. Но возомнить себя хозяином, пусть даже в форме игры, казалось приятной и интересной затеей.

Отредактировано Лазарин (13-05-2021 22:12:34)

+1

8

Левар с неудовольствием покривился, когда Лазарин за его спиной вдруг задорно хихикнул - совсем не подходяще к обстоятельствам. Момент был испорчен, впечатление тоже. А производить глупое впечатление мистик не любил, особенно на тех кто был ниже его рангом, происхождением или возрастом. Не посвящать же мальчишку в тонкости собственного быта - это наверняка будет выглядеть как жалкое оправдание и лишь усугубит все. А потому маг предпочел сделать вид, будто бы ничего такого не произошло.
В своем доме некромант бывал не часто, и денег на его содержание тратил мало, экономя на всем что только можно: свечи, дрова, прислуга. А потому при всей видимой роскоши особняк выглядел уныло. Если забыть о трупной вони, то оставался въедливый запах сырости и плесени. Тканевые обои, которыми были оклеены стены, потемнели, расписные потолки потрескались и теперь осыпались, гобелены изъели насекомые, металлическая утварь и элементы покрылись патиной. Левар платил лишь одному человеку, чтобы тот в сильные холода изредка протапливал дом, да приглядывал за химерами, которые сторожили владения. И плата эта была очень мизерной, ведь, как говорил сам Левар: одно то, что презренный жил в подобном роскошном месте было достойным жалованием. На такие условия едва ли удалось бы заманить кого-то молодого и красивого, хоть Лазарину и казалось сейчас иначе.
- Он будет служить мне, пока моя мана поддерживает его, - деловито ответил мистик, пересекая комнату. Он остановился возле длинного сундука с резными стенками, который одновременно служил скамьей. Вскрыв магическую печать на замке, Левар вынул из нутра сундука ароматные драконьи палочки и поджог их, поставив на столе. Комната быстро начала наполняться смолистым ароматным дымом, который переглушал запах разложения.
- Труд управляющего больше подходит сварливому старику, а не такому как ты, - Левар походя огладил щеку Лазарина, чуть потрепав, и улыбнулся. Он даже не думал воспринимать это предложение мальчишки всерьез. Как и не стал отвечать на вопрос про слуг. - Кресло я выброшу позже. Сейчас у нас есть дела поинтереснее. Идем, пообедаем в городе.
Не говорить же Лазарину, что никаких запасов провизии в доме нет - кладовые давно пусты, а будь иначе, то все равно готовить было бы некому.
   Некромант вновь вышел из комнаты в коридор, не давая никаких надежд на то, что они задержаться в особняке дольше. И миновав один поворот они вышли к скрипучей лестнице. Ступени ее были настолько старыми и отсыревшими, что казалось вот-вот проломятся под ступней. Внизу оказался холл, обставленный по периметру ламарскими скульптурами, где в белом мраморе переплетались человеческие и морские тела.
- Можешь бросить свои вещи здесь, - Левар неопределенно махнул рукой, прежде чем открыть массивные входные двери. На каменном крыльце его встретили две массивные химеры, чьими исходными телами очевидно были белые медведи. Они встречали хозяина неподвижно, и мистик придал себя рядом с ними особенно горделивый и важный вид, предвидя восторг мальчика. Это должно было невилировать инцидент с мертвецом, который теперь и правда копал себе яму сбоку от дома, под жухлым кустом.
А если оглядеться дальше диковинок, то можно было заметить, что находился особняк совсем не в Пантендоре.
[icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

Отредактировано Оливер (29-05-2021 19:25:32)

+1

9

Рука некроманта мягко легла на щеку мальчишки, и тот сам потянулся навстречу этой ласке, чувствуя, как отзывается она внутри приятными мурашками.
- Если хозяина никогда нет дома, то конечно. Я бы с ума сошёл. - улыбнулся Лазарин в ответ, легко касаясь пальцев мужчины в коротком благодарном жесте. Хотя протереть пыль и просушить стены здесь не помешало бы…
   Он ещё раз взглянул на кресло, которое Лев не спешил выбрасывать, и брезгливо скривился: Оно же воняет! Но спорить на этот счёт у мальчишки не было ни права ни желания - «дела поинтереснее» звучали более увлекательно, и белобрысый радостно засеменил за мужчиной, не забывая рассматривать местный декор. Картины, гобелены, скульптуры… Дом учителя походил на настоящий музей, и мальчишка решил, что обязательно всё потрогает и рассмотрит поближе, когда они вернутся, и Лев ему разрешит. Положив мешок с вещами у одной из мраморных скульптур в холле, он всё-таки не удержался и провёл по белому камню ладонью. Тот оказался приятно гладким и прохладным на ощупь. Похоже, одна такая вещица стоила целое состояние. Или это была какая-то качественная иллюзия — всё-таки Левар владел мистицизмом.
   Не удивительно, что такому дому полагалась и внушающая страх охрана. Лаз выбежал на крыльцо вслед за учителем, но тут же испуганно ойкнул и спрятался за его спиной, сжимая в кулачок чужую рубашку, как делают обычно дети. Химеры, встретившие их во дворе, были не только огромны, но и созданы из тел животных, которых мальчишка никогда не встречал.
- Страшные… - Пробормотал пантендорец, выпуская рубашку Левара и выходя из-за спины. Вторая рука непроизвольно потянулась к одной из тварей, словно мальчишка хотел коснуться её, погладить и таким образом развеять страх - всё-таки это были создания учителя, а он не даст Лаза в обиду. Но чудовище предостерегающе рыкнуло на незнакомца, и мальчишка одёрнул руку обратно, прижимая её к груди, пока не откусили. - Ты умеешь делать таких больших химер?! - Лаз всегда верил, что его учитель самый лучший, словно бы это делало лучше и его самого, но даже теперь, спустя столько времени, Левару было чем его удивить. И юноша удивлялся — по-детски искренне, воображая, будто однажды Мастер научит и его своему мастерству. - У тебя тут где-то лаборатория? - Пантендорец с любопытством повертел головой, высматривая на заросшем дворе что-то похожее и только теперь заметил, что пейзажи вокруг разительно отличаются от привычных ему. Мрачное небо, затянутое серыми тучами, жухлая посеревшая трава и скудные листья на деревьях, высокие, поросшие елями, остроконечные горы на горизонте — даже воздух здесь пах иначе, не цветами.  Кажется, они всё ещё были в Альянсе, но на Пантендор это место похоже не было. Мальчишку обдало сырым порывом ветра со стороны гор, и он поёжился, жмясь поближе к тёплому Левару: Мы не в Пантендоре? Тут прохладно… И мрачновато.

+1

10

Левару была приятна робость мальчишки. Не нужно было никаких слов - достаточно одного единственного жеста и движения, чтобы прочитать его, как раскрытую книгу. И это особенно нравилось мистику. Лазарин мог и умел притворяться, когда пытался набить себе цену, но тем приятнее и интереснее было находить уязвимые места в этой иллюзии. Врать могли губы, мысли и даже глаза, но тело в своем движении, в своей самой первой реакции не лгало никогда. И теперь, когда мальчишка спрятался за спиной Левара при виде химер, буквально вжался в нее, сминая рубашку, мистик чувствовал в этом самое искреннее признание собственного превосходства и силы. Он улыбался, и покровительственно наблюдал, как интерес и любопытство пересиливают страх в Лазарине, как он тянется к огромным созданиям, и как вздрагивает от их рыка.
   - Осторожнее, они могут откусить тебе голову, - почти ласково шепнул мистик, склонившись к уху мальчишки и приобняв того за плечи. Не для того, чтобы приободрить, а для того чтобы почувствовать под пальцами его дрожь. - Эти химеры выполняют приказ и лишь моя воля сдерживает их сейчас. Никогда, слышишь, не приближайся к чужой химере, если ты не уверен, что она мертва. Это немного продлит тебе жизнь.
   Левар самодовольно ухмыльнулся и выпрямился. Он не стал отвечать на очевидный вопрос Лазарина: перед ним стояли две огромные химеры - конечно же он их делать умел. Но чего не мог заметить мальчишка, так это того насколько плачевным был их вид на самом деле. Да, они были огромны, да, они пугали своим свирепым видом, но они оставались при этом невозможно потасканными - хозяин уже очень давно не обновлял их и не перешивал - они были также запущены, как дом и сад вокруг.
   - Да, конечно же у меня есть лаборатория, - важно произнес Левар и прошел вперед к своим присмиревшим созданиям, властно огладил их рукой, подмечая, что белый мех позеленел - в полой шерсти белого медведя разрослись мхи и плесень. А потому мистик брезгливо поморщился и незаметно для мальчишки, отер ладонь о штаны.
   - Но она не здесь, - продолжил Левар свою мысль. - Здесь остался только пустой флигель. Думаю ты заметил, что я редко бываю дома. Большую часть времени я путешествую, и моя лаборатория переехала туда, где мне более удобно. А сейчас мы на краю цивилизованного мира - в Мерриле.
   Мистик обернулся к Лазарину, пытаясь уловить его первую неподдельную реакцию на это.
   - Край туманов и дурманов. Я здесь родился.
[icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

Отредактировано Оливер (21-07-2021 21:22:51)

+1

11

За нежными прикосновениями и ласковыми словами Лаз не мог разглядеть истиных мотивов Левара. Его ослепляла большая и по-детски наивная любовь к своёму учителю. И малейшие проявления взаимных чувств со стороны мужчины затмевали всякий здравый смысл в уме мальчишки. Лаз и сам бы нашёл оправдание царящему вокруг запустению, если бы Лев не счёл нужным утрудиться сказать ему о своём кочевом образе жизни. Рядом с ним и зелёная плесень в подгнивающих шкурах химер показалась бы пантендорцу поэтической находкой, а не досадной неприятностью... Если бы он вообще обратил внимание на их испорченные шкуры.
- Пока ты рядом, я не боюсь твоих химер, - промурлыкал Лаз , чувствуя приятную дрожь в плечах под чужими пальцами. Конечно, это была неправда, и твари вселяли в парня неподдельный ужас от мысли, что откусить голову им и правда не составит никакого труда. Но как же хотелось сделать что-нибудь опасное. Шагнуть к ним и всё-таки дотронуться. Чтобы мужчина испугался за него по-настоящему и не смог скрыть этого волнения за маской человека, контролирующего ситуацию чуть больше, чем полностью. С другой стороны, подобная выходка могла страшно рассердить некроманта, и мало ли что ему тогда взбредёт в голову? Больше всего Лаз опасался отправиться обратно в Пантендор из путешествия, которое не успело толком и начаться.
- Так далеко!!! - Искренне удивился мальчишка, когда Левар, наконец, объявил место их пребывания. Глаза его расширились, осматривая окрестности с уже большим удивлением, а сердце забилось чуть чаще от осознания, как далеко он сейчас находится от «Розы» и Эйвы. Преступно далеко. Если она узнает…
   Мальчишка мотнул головой, прогоняя из головы образ взбешённой хозяйки, дабы та не мешала ему развлекаться всю эту неделю, вновь улыбнулся и двинулся следом за учителем, стараясь, впрочем, держаться на расстоянии от химер.
- А где тебе более удобно? И почему ты привёл меня именно в Меррил? - Зная Левара, вряд ли целью было поностальгировать о прошлом в компании юного любовника. Мужчина был слишком не сентиментален для этого. - Здесь мрачно и сыро… Значит, весь остальной Альянс у кристалла такой? - Мальчишка, выросший среди солнца и маковых полей даже не пытался скрыть некой печали, что приносила с собой эта мысль. - Правду ведь говорят, что близость к кристаллу убивает эмоции? И у тебя тоже? Лев?..

Отредактировано Лазарин (14-07-2021 01:26:36)

+1

12

Удивление Лазарина продолжало приятно греть самовлюбленность мистика, ведь именно в его власти было покорять огромные расстояния. В Гильдии этим едва ли можно было кого-то удивить, даже наоборот - к подобному относились как к само собой разумеющемуся, да еще и требовали сверху особых условий, и особого комфорта. С мальчишкой было проще и веселее - для него все было в новинку и все было чудом. Рядом с ним Левар ощущал себя демиургом, который с высоты своего знания и опыта мог бы открыть тайны мироздания. И эта власть над неискушенным разумом по особенному будоражила его.
   - Мне удобно вне Альянса, - туманно ответил некромант, улыбаясь, и повел своего протеже через запущенный сад, к вросшим в землю воротам. Однако на вопрос про Меррил Левар не торопился отвечать.
   - Это ты узнаешь чуть позже, - продолжил играть загадками он. - А Альянс - да, сплошное гнилостное болото и безжизненные камни, где даже люди похожи на призраков самих себя. Но сложно ожидать чего-то иного от мира созданного богом Смерти. Полагаю, это лишь малая часть того, что ждет всех нас в Бездне. А так как я туда не тороплюсь, то предпочитаю жить в местах… более живых.
   Левар продолжал улыбаться, и вновь приобнял мальчишку за плечи, но на сей раз для того, чтобы шагнуть с ним в очередной портал. Открыть ворота уже не представлялось возможным, а потому мистик пересек их по своему. Оказавшись на другой стороне ограды, он как ни в чем ни бывало продолжил:
   - Эмоций правда становится меньше. Ты это почувствуешь через какое-то время. Сила Кристалла накапливается постепенно. И в какой-то миг ты осознаешь, что тебе в общем-то все равно, что тут мерзко и сыро, серо и голо. А красивые вещи будут лишь показателем статуса, но никак не будут радовать тебя. И ты даже не сочтешь это ужасным. Мне дороги мои эмоции, поэтому я стал держаться отсюда подальше.
   Это, конечно же было не единственной причиной, но Лазарину о том было знать не обязательно. Но именно из-за этих самых причин некромант вдруг извлек из пространственного кармана черный неприглядный плащ и накинул его себе на плечи и голову.
   - Не хочу чтобы меня беспокоили старые знакомые, - как можно небрежнее произнес он, и зашагал по мощеной улочке, ведущей к центру города. Постепенно дома становились все кучнее друг к другу и все более невзрачнее на вид. Стали появляться лавки и увеличиваться количество вывесок; прохожих также стало больше, и, как в Пантендоре, не все они были людьми и выходцами из Альянса. Но Левар не просто прогуливался, он шел к определенному заведению, на вывеске которого была изображена крыса с курительной трубкой. В эти двери он и вошел, пропустив вперед себя Лазарин. Внутри их встретил щуплый серый человек, с жиденькой бородкой, который поинтересовался, что угодно гостям.
   - Зеленая комната, - коротко произнес мистик и его поняли, поведя через узкий коридор. Чем-то это место напоминало второсортный бордель, однако вместо раврата, здесь придавались забытью. Сизыватый дым плыл из комнатки в комнатку, открытых или полуоткрытых маленьких каморок, где люди раскуривали дурманящие смеси, и едва ли беспокоились, что их бездумный, безжизненный вид кого-то может смутить.
   Зеленая комната действительно оказалась зеленой. Она была гораздо лучше обшарпанных комнатушек первого этажа, но все еще была далека от роскоши “Розы”. Только войдя в нее, Левар скинул плащ и по-хозяйски повалился во множество бархатных подушек, возле низкого столика.
   - Подай нам закусок и курева, - приказал он проводнику.
   - Предпочтете что-то конкретное? - поинтересовался тот.
   - Да, эльфийский туман, пожалуй. Для первого раза.
Левар улыбнулся Лазарину.
   - Располагайся. Такого ты точно еще не пробовал.
[icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

+1

13

- Ужасно.. - Вздохнул Лазарин в ответ на слова об Альянсе, словно ожидал услышать что-то другое. Он всё думал об этом, пока они шагали в очередной портал, и, пользуясь моментом, жался поближе к Левару, пока тот держал его за плечи. А оказавшись снаружи, повторил своё разочарование: Ужасно! Я не хочу терять эмоции. Накоплю немного денег и тоже уеду куда-нибудь… - Лаз внимательно посмотрел на «учителя», пока тот занимался плащом. - Хотя в Пантендоре не так плохо. И солнце светит часто. Можно было бы поселиться там. На берегу моря… - Очередные детские мечты, на которые Лев не счёл должным отвечать, делая вид, что плохо расслышал или не понял, о чём говорит мальчишка. Лаз знал, что мужчина не любил всех этих разговоров о совместном проживании, поэтому затрагивал эту тему всегда осторожно и не настаивал, если ему не отвечали как сейчас. Не хотелось ссориться и портить себе отдых.
   Пока они шли по городу, Лаз с любопытством изучал мрачные серые домики и лавочки вокруг, вертел головой по сторонам, но не отставал от Левара, чтобы не потеряться. Особенно привлёк его тёмно-фиолетовый шатёр гадалки, из которого маняще клубился синий дым, но мужчина слишком торопился, чтобы отвлекать его внимание и просить остановиться. Кажется, Лев действительно не желал встретить старых знакомых, но люди всё равно оборачивались в их сторону, глазели на Лазарина, что был слишком белым и розовощёким для местной серости и сырости. Пантендорцу становилось не по себе от этих взглядов. От них веяло опасностью и страхом. Поэтому он был рад, когда они остановились у странного заведения, и Лев завёл его внутрь.
   В голову тут же ударил едкий запах курительных смесей, который, должно быть, никогда не выветривался из этих комнат и уже пропитал собой все стены. Лаз сморщился и брезгливо прикрыл нос рукавом, с опаской разглядывая торчащие из-за некоторых ширм безжизненно обмякшие конечности. Парень уже видел подобное в Пантендоре, в тёмных кварталах, куда Эйва запрещала ему ходить. Где люди, употреблявшие всяческие пилюли и смеси с чёрного рынка, предпочитали болезное забытье суровой реальности и больше походили на мёртвых, чем на живых. Левар вёл себя так, будто бывал здесь не один раз, хотя и не был похож на того, кто часто увлекается подобными веществами, Поэтому Лаз, хоть и боялся странного мрачного места, привык всё же доверять учителю и искренне верил, что ничего плохого тот ему не сделает.
   Пантендорец, в отличие от Левара, приземлился на подушки осторожно, словно иначе они могли бы взорваться, и принялся расширенными от удивления глазами рассматривать Зелёную комнату, гадая, почему некромант выбрал именно это место, чтобы пообедать.
   Когда хозяин принёс им заказ, Лаз, как подобает послушному ребёнку, потянулся к еде, пытаясь скрыть любопытство к горке травяной смеси на салфетке. Лев любил порой поиграть в заботливого папашку, запрещая мальчишке курить и пить даже во время работы под угрозой наказания, и очень сердился, когда Лаз трогал его собственную трубку, поэтому мальчишке не верилось, что теперь он вдруг переменил своё мнение и сам купил ему травы. Он дожевал кусочек рыбы и поднял на некроманта полный удивления осторожный взгляд: Это правда мне? Ты.. разрешаешь? - Пантендорец склонился над салфеткой и осторожно понюхал её содержимое, но тут же отвернулся в сторону, растирая нос, и громко чихнул. Хотя алкоголь в «Розе» ему приходилось пить часто, курил он, в отличие от Аллавин, действительно редко — настолько, что практически не умел этого делать, и уж точно не мог предугадать, как его организм отреагирует на этот «эльфийский туман».

+1

14

- Разрешаю, - тягуче ответил Левар.
Он с покровительственной улыбкой наблюдал, как Лазарин принюхивается к смеси, точно любопытный зверек. Легкое крошево закономерно поднялось с салфетки, угодив при дыхании прямо в нос мальчишки, и некромант негромко рассмеялся призабавному зрелищу. Жестом он открыл возле себя пространственный карман и вынул из него длинную белую трубку. Тончайшая, ажурная вещь - она была полностью вырезана из кости и покрыта узором из крохотных черепов, точно бы слепленных в груду в виде чаши. Никогда до этого дня, мистик не пользовался ей - несомненно она была предназначенна для Лазарина.
   Маг поднялся с подушек и неторопливо набил трубку смесью, поданной к их столу, раскурил до первого дыма и только после подозвал к себе мальчишку.
   - Садись, - повелел он, указывая на место перед собой, и когда Лазарин устроился рядом, потянул его на себя, позволяя откинутся головой и плечами себе на грудь. Заботливым жестом, Левар убрал волосы со лба своего подопечного и сам приложил тонкий мундштук трубки к его губам. Огладил гладкой костью по ним, дразня и подогревая интерес, прежде чем позволил взять трубку в рот.
   - Тяни медленно и глубоко, - поучал мистик. - Не торопись. Чем длиннее трубка, тем прохладнее дым. Я подобрал такую, что бы ты не обжегся.
   Забота Левара была нарочитой, движения ласковыми. Маг с интересом исподволь наблюдал за фарфоровым лицом Лазарина, жадно ловя в нем каждое мельчальшее изменение, и улыбался собственной выходке.
   - Прикрой глаза, если хочешь. Это поможет лучше сосредоточится на чувстве…
Мистик провел пальцами по выступающей грани челюсти мальчишки и опустил руку на его шею и грудь.
   - Эльфийский туман - легкая смесь, - рассказывал на ухо он. - Она делает краски ярче.
   Говорил Левар не только о цвете: перенасыщенная зеленым комната и правда стала со временем напоминать утренний лес, в котором то тут, то там, как цветы вспыхивали яркие пятна; ощущения от прикосновений так же становились острее, однако нервной возбудимости они не приносили, наоборот тело наполнялось ленностью.
  - Скажи Лазарин, - подгадав момент, обратился некромант к мальчишке, который нежился в его объятиях, - что ты готов сделать для меня? Готов ли помочь мне в любом из моих дел?...   
[icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

+1

15

Лаза не надо было просить дважды и, получив дозволение, он довольный перебрался на подушки поближе к Левару, устроился поудобнее и с упоением прильнул к любимой груди. Сквозь дурманные ароматы курильни мальчишка тут же учуял щапах знакомого одеколона. За собой Левар следил намного внимательнее, нежели за домом и садом. Лаз не помнил случаев, чтобы маг приходил к нему в грязной одежде или от него плохо пахло. От этого быть рядом с ним становилось ещё приятнее. Приятно и было и то, как мастерски Лев умел проявлять заботу о нём в те моменты, когда не желал причинить боль или обидеть едким словом. Лаз знал, что рано или поздно ему придётся отплатить за эту доброту, но сейчас целиком и полностью отдавался мягким прикосновениям и теплоте на удивление ласкового и нежного некроманта.
   Он ожидаемо потянулся губами навстречу трубке и ожидаемо нахмурился, когда Лев принялся играть с ним и дразниться. Лазарин не успел как следует рассмотреть трубку, но и без этого понял, что та была очень красива и, что более важно, Лев приобрёл её специально для него. Длинную, чтобы он не обжёгся.
   Пантендорец был опьянён его обществом безо всяких смесей, и продолжал плыть по течению, куда его толкал некромант. Он осторожно потянул в себя воздух, чувствуя, как тёплый дым щекочет лёгкие, нахмурился от неприятного ощущения, но удержался от кашля, перетерпел и тут же глянул пока ещё трезвыми большими глазами на мужчину, как бы вопрошая, правильно ли он делает. И, получив желанную дозу немой похвалы, выразившейся в убаюкивающей улыбке взрослого, в самом деле прикрыл глаза, отдаваясь чувству… Какому из них? Уголки губ дрогнули в улыбке, и Лаз вдохнул снова - глубже, сильнее, расширяя грудную клетку навстречу тёплой ладони.
   Вместе с бархатным голосом мужчины, в сознание с каждой затяжкой проникало и новое, доселе невиданное чувство приятной слабости и лёгкости. Тело парня заметно обмякло, съехав немного с подушек, а рука, которую он попытался поднять, дабы коснуться Левара, так и осталась безвольно лежать на его груди. Глаза с расширенными от курева зрачками лениво блуждали по стенам вокруг, и Лаз улыбался цветам и бабочкам, что цвели и летали там и тут.
- Это какая-то… магия? - лениво мурлыкал он, путая магию учителя с собственными галюцинациями и затягивался снова — столько, сколько ему позволял Левар, поскольку трубка оставалась в его руках. Вопросы, даже такие простые и банальные для любовников, в нынешнем состоянии немало озадачили расслабленное юношеское сознание, и, выпустив трубку изо рта, он изумлённо уставился на мага большими глазами.
- Я? - Лаз задумчиво обвёл рассредоточенным взглядом комнату, словно бы Лев обращался к одной из бабочек, но когда ни одна из них не ответила, упёрся слабыми непослушными руками в подушки и забрался к Левару повыше и поближе, едва не съехав с дивана на пол при совершении столь незамысловатого действия. Расслабленная рука обвила шею мужчины, пантендорец развернулся к нему, опираясь коленками на сиденье и снова едва не упал от головокружения. - Всё… Ты это знаешь. - Пандендорец согнулся, наклоняясь к уху  некроманта и свободной рукой потянулся к стене, настойчиво пошкрябал по ней ногтями. - Давай я сплету тебе красивый венок. Тебе же нравится красный... - Лазарин нахмурился, недоумевая от странного цветка, что никак не хотел идти к нему в руку, а затем вдруг нездорово рассмеялся, вспоминая, где находится.

Отредактировано Лазарин (04-08-2021 16:14:17)

+1

16

Левару всегда больше нравились живые эмоции - то в чем каждый некромант обделен с самого рождения. Они завораживали его глубиной власти, какую имели над большинством живых существ, и он отчасти понимал, почему Безымянный бог воздвиг Кристалл над Альянсом. Понимал, но не принимал. Некромантия была чужда его духу, и маг редко ей пользовался, в том числе и потому, что она оставляла за собой гнилостный магический след, который дурно смердел для всякого кто был не обделен талантом. Некромантом Левар назывался только посещая города Альянса, ибо здесь это позволяло возвысится над прочими. Путешествуя по остальной части мира, он представлялся исключительно мистиком, пряча  ореол магии Смерти, от чужого восприятия.
   - Это все потаенные образы твоего собственного ума… - тихо произнес мистик, отвечая на вопрос мальчишки. Тот расслабился под действием дурмана, став похожим на тряпичную игрушку: его взгляд помутнел и плыл, движения стали тягучими, но оставались плавными; и Левару приходилось прикладывать все больше усилий, чтобы он не стек из его объятий на пол. Маг такое не слишком любил, и именно потому запрещал Лазарину пить или курить в то время, пока они проводили вместе. Какой толк в игрушке, если она не могла в полной мере сознавать, что с ней происходит? Если нельзя получить отдачу эмоций. Но именно сегодня, трезвый ум мог только помешать: мальчишка наверняка заупрямился бы, а Левар очень многое ставил на грядущую сделку. И после признания Лазарина, что он готов на все, маг самодовольно улыбнулся.
   - Ты поможешь мне получить одну вещь. Для этого тебе придется какое-то время побыть в доме моего друга. Будь паинькой. И не волнуйся - я вернусь за тобой.
   Произнося это, Левар удерживал мальчишку за подбородок и ловил его растекающийся взгляд, чтобы точно знать, что был услышан. После, когда Лазарин протрезвеет и возмутится, маг припомнит ему согласие.
   Он вновь приложил тонкий мундштук трубки к губам Лазарина, и тут зеленый полог, скрывавший дверь, покачнулся, пропуская внутрь темную долговязую фигуру. Она молчаливо задержалась при входе, наблюдая за всей сценой, и прошла к столу, сев напротив Левара и Лазарина. Из тени капюшона неизвестный пристально смотрел на мистика и тот благостно улыбнулся.
   - Приветствую. У меня уже все готово для обмена, - заговорил он. - Этот юноша непременно понравится мастеру Тайеру. Красивое лицо, стать, аристократичный вид. Мне потребовалось много усилий, чтобы заполучить подобный экземпляр. В его венах определенно течет благородная кровь.
[icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

Отредактировано Оливер (16-08-2021 13:24:57)

+2

17

- Как живые… - Пробормотал в полудрёме Лаз, убирая вторую руку от стены и так же обнимая ею Левара за шею. Мастер сказал ему, что «Эльфийский туман» - слабая смесь. На что же тогда способны другие? Что в этом заведении довелось пробовать самому Левару? Пантендорец не успел спросить об этом, спускаясь обратно на кресло, но не выпуская мага из объятий, пока тот говорил.
   Задурманеный разум с трудом воспринимал слова мистика, а потому Лазарин согласно кивал в ответ нежному и заботливому голосу, не слишком сомневаясь в смысле сказанного. Тем не менее, услышав, что им придётся расстаться, юноша ожидаемо поджал губы и ткнулся обиженно носом в чистую рубашку Учителя: Надолго?! И что мне там делать у твоего друга? - Пантендорец хотел спросить и о вещи, которую искал Левар, но вместо ответов тот вновь приложил кончик трубки к его губам, и Лаз, повинуясь, вдохнул очередную порцию дыма, вытесняющего сознание и здравый смысл. Пятна вокруг стали ярче и насыщеннее на какое-то время, а когда туман в голове немного развеялся, и мальчишка вспомнил о разговоре, их отвлёк незнакомец, вошедший в комнату и усевшийся за стол так, словно его ждали.
   Лазарин растерянно посмотрел на него, затем — на Левара, что не выражал никакого удивления этому визиту. Значит, он знал. Может, это и был его друг. Юноша неохотно отпустил мужчину и сел рядом, пошатываясь от остаточного действия смеси. Даже в этом состоянии Лаз всё ещё помнил, что в присутствии посторонних не должен позволять себе никаких вольностей, пока Мастер не даст на то разрешения. Рассмотреть незнакомца сквозь туманную дрёму было непросто, да и плащ так хорошо прятал лицо в тени, что нечего было рассматривать. Выглядел он мрачно и не слишком дружелюбно, так что Лазу захотелось придвинуться поближе к Учителю, но он этого не сделал, помня о правилах.
   Но стоило мистику начать говорить, и самообладание мальчишки принялось мгновенно улетучиваться с каждым новым словом, сменяясь искренним возмущением. Курево несомненно делало его более податливым и сговорчивым, но, в то же время — заглушало собой запреты и рамки, установленные мистиком за время всего их знакомства.
   Рука пантендорца легла на бедро мужчины под столом и крепко сжала его, когда мальчишка нахмурился и повернулся к учителю: Что это значит?! Я не хочу от тебя уходить!

+1

18

- Нет, не надолго, - утешил мальчишку Левар.
Он наслаждался этой звериной привязанностью, и ласково огладил Лазарина по голове и щеке. Опьяненный дурманом, тот льнул к мистику как глупый котенок, и находясь в добром расположении духа Левар принимал заискивающую нежность мальчика.
- Ты побудешь гостем несколько дней. Поверь мне, относится к тебе будут хорошо. Очень хорошо.
   Маг улыбался, зная, что именно будет скрываться за гостеприимностью и обходительностью в доме Тайера, но не считал нужным посвящать в это Лазарина. Выбора у мальчика все равно не было, и правда вовсе не сделала бы его сговорчивее. А так он даже проявлял смирение и почтение в присутствии постороннего. Сам Левар не сделал ни одного лишнего движения, чтобы выпрямится перед вошедшим. Темное облачение скрывало слугу и посредника, перед которым маг не утруждался демонстрировать  угодливость, и встречал гостя с вальжной небрежностью, словно бы это мастер Тайер нуждался в его услугах, а не сам Левар жаждал получить предмет его бессчетной коллекции.
   Гость скинул капюшон, открыв сухое лицо, покрытое первыми глубокими морщинами, и внимательно, изучающе глянул на Лазарина. Тот мог почувствовать, как его прощупывают магией. И когда мальчик потянулся к учителю с капризным нежеланием уходить, Левар упредительно приподнял руку, призывая к молчанию. Он казалось бы даже не заметил настойчивого прикосновения. Он говорил только с сидящим напротив.
   - И так, что скажете?
   - Он подходит, - сухо объявил долговязый гость.
   После, сдержанным даже медлительным, движением он извлек из сумки книгу в неприглядном кожанном переплете и положил на стол среди остатков закусок и курева. Все нутро Левара в этот миг затрепетало. Стараясь сдерживать свою нервозность от близости цели, он потянулся к книге и открыл ее с нарочитой небрежностью, стал пролистывать. Многих усилий стоила мистику эта сдержанность.
   - Да, это она! - подтвердил он. - Мальчик ваш. Можете передать мастеру Тайеру, что с ним приятно иметь дело.
   Только теперь взгляд некроманта обратился к Лазарину.
   - Ты обещал мне быть послушным. С сегодняшнего дня ты гость мастера Тайера, - старейшего из некромантов Меррила, так что прояви все свои чудесные качества. Ступай.
   Человек в темном поднялся, вновь накидывая на голову капюшон, и молча ждал, пока его приобретение последует за ним. 
[icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

+1

19

Лаз снова поджал губы и отвернулся, когда Левар поднял руку. Больше он ничего не говорил, а только погружался сильнее и глубже в нахлынувшее чувство обиды, когда его Мастер радовался какой-то книге и готов был обменять его на неё. Пусть даже на время… На час? День? Может, на всю неделю?!!! - Грудь мальчишки обожгло горькое чувство разочарования, когда он подумал об этом. Выходит, Левар вытащил его сюда только ради дурацкой сделки, а не чтобы показать город и побыть вдвоём? Думать лучше о своём наставнике в данную минуту у Лаза не получалось, как бы он не пытался. Парень опустил голову, чувствуя, что глаза начинает щипать от такого унижения. Он-то всегда думал, что Левар был особенным среди всех его клиентов. Нет — Лаз даже не считал его клиентом. Лев был близок и дорог мальчишке, а потому в эту секунду он твёрдо решил, что никогда и ни за что не простит ему этого.
   Но он продолжал верить, что Левар хотя бы не бросит его там — иначе не стал бы вставать из-за стола так резко и демонстративно, как бы намеренно отстраняясь от некроманта, хотя в действительности желал обратного. Не до конца протрезвевшее сознание заставило его пошатнуться, хватаясь за стол, чтобы удержать равновесие. Пантендорец ругнулся, сминая в кулак салфетку, и, не поднимая взгляда на «покупателя», двинулся за ним, рассыпав остатки смеси по полу.
   А, оказавшись снаружи, в далёком от дома Мерриле, без Левара и в сопровождении незнакомца, вдруг потерял всякий интерес к своей обиде и испуганно округлил глаза в ответ незнакомому мрачному городу, глядевшему на него со всех сторон. Лазарину стало страшно. Он ещё раз обернулся на дверь со слабой надеждой, но мужчина, имени которого он так и не услышал, поторопил его, и пантендорец зашагал следом, опустив голову словно какой-то невольник. Неизвестность страшила его, и убаюкивающие обещания Левара не слишком успокаивали, пока его не было рядом.

+1

20

Левар лишь коротко и искоса глянул на Лазарина, когда тот покидал комнату, и улыбнулся ему. Вот так просто, как если бы маленький маг не направлялся неведомо куда, а выходил из комнаты в Розе, снятой на несколько часов. Никаких слов прощания сказано не было.
Высокий человек в капюшоне довольно спешно шагал по замызганным коридорам курильни, явно испытываю некоторую брезгливость от нахождения здесь. Он не оборачивался, но спиной чувствовал, что Лазарин следует за ним. Только на выходе он остановился и пропустил мальчишку вперед.
   На улице их ждал двухместный паланкин, носильщиками которого были мертвецы, сухие, обработанные и холеные, облаченные в добротные темные одежды, которым мог позавидовать иной живой.
   - Садись, - повелел Лазарину сопровождающий, и влез в паланкин следом.
   Внутри было тесно, пахло хвойными благовониями. Высокий человек задернул черную шторку и на какое-то время все погрузилось во внутренний сумрак. Паланкин качнулся приподнимаясь, и мягко двинулся. Все ухабы и повороты в нем ощущались мягко. Попутчик молчал, и в отсутствии света сложно было что-то прочитать на его лице.
   Дорога была недолгой. В какой-то момент движение остановилось и паланкин опустился. Провожатый Лазарина отдернул шторку, и так же сухо велел вылезать. Они оказались посреди просторного мощеного двора, за глухим высоким забором с одной стороны, и двухэтажным большим домом с другой. Множественные башенки торчали из него с флюгерами в виде химер, узкие окна прорезали серые стены, и окованные двери напоминали вход в темницу гораздо больше, нежели в жилое помещение. Двое слуг встречали гостей: мужчина и женщина, серые и сухие, как мертвецы, что тащили паланкин, но тем ни менее живые.
   - Отмойте его, - велел им высокий человек. - Я осмотрю его. И приготовьте одежды. Перед мастером Тайером он должен предстать в лучшем виде.   
[icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

+1

21

Лаз с опаской подошёл к паланкину, словно там мог затаиться убийца, которому велели прирезать его при первой возможности. Но мужчина вновь поторопил его, и пантендорец,  обречённо вздохнув, забрался внуть, успев напоследок взглянуть на носильщиков. Мертвецы удивили его своей чистотой и заинтересовали отсутствием явного запаха гнилья, что обычно сопровождал подобных созданий.
   Оказавшись внутри, Лаз нарочито вальяжно плюхнулся на подушки с одной стороны, заставив всю конструкцию слегка пошатнуться. Он ещё не полностью протрезвел от предоставленного учителем курева, да и вообще, отчаянно хотел каким-либо образом  подпортить им всем жизнь - за то, что отнеслись к нему с таким пренебрежением. Но мужчина, вошедший следом, казалось, не замечал этого подросткового бунтарства, как и не реагировал на обиженный взгляд в свою сторону. Лаз скрестил руки и закинул ногу на ногу, почти касаясь пальцами его колена. Но на что-то большее сейчас ему не хватило смелости — реакция и внешний вид мужчины в полумраке не слишком-то давали понять, каковы теперь для него границы допустимого поведения. А дождаться учителя Лаз планировал живым, какой бы соблазнительной не была мысль о том, как некромант рыдает над его телом и винит себя за столь легкомысленное отношение к любимому и единственному ученику...
   В остальном, Левар не обманул его — в паланкине было чисто, и приятно пахло. А, когда они приехали, Лаз увидел большой особняк — мрачный и жуткий в лучших некромантских традициях, но, тем не менее, заботливо ухоженный не в пример отсыревшему и заросшему сорняком и мхом жилищу наставника.
   Встречали его люди, пугающие своим равнодушием даже больше, чем мертвецы-носильщики. Лаз давно обратил внимание, что жители Меррила в целом не отличаются эмоциональностью и наличием жизни в хмурых лицах. Рядом с ним — улыбающимся и розовощёким  - любого здесь можно было принять за мертвеца. И Лазарин, делая пару шагов им навстречу, вдруг ощутил в себе презрение ко всем этим серым невзрачным людишкам.
- «Отмойте»?! Да я чище вас всех вместе взятых! - Возмутился мальчишка, переводя взгляд с одного постного лица на другое, пока не остановился на высоком мужчине. Он шагнул к нему и чуть наклонился, всматриваясь в тёмные равнодушные глаза. - Хотя вам эту серость с рож уже никогда не отмыть, как не старайтесь.
   Впрочем, от хорошей ванны он никогда не отказывался и внутренне даже обрадовался новому приказу незнакомка, пусть и звучал он так, словно речь шла о дворовом щенке, а не о человеке с чувством собственного достоинства. Лаз часто встречал таких и в Пантендоре. Тех, кому работники борделей видятся не совсем людьми. Тех, кто считает, что шлюху нельзя обидеть, унизить или изнасиловать, ведь она (или он) — уже шлюха, уже  унижена самим своим существованием. 
   Он фыркнул, выражая ответное презрение, но женщина молча взяла его за руку, как малого ребёнка, и потащила в дом, не говоря ни слова, будто ей было запрещено говорить.
- Сам пойду! - вновь огрызнулся Лаз, вырывая руку из сухих шершавых пальцев и под молчаливое согласие действительно шёл следом, а за ним — слуга-мужчина, так же тихо и безучастно к суете, которую наводил новый гость.
   В доме было дорого, красиво и богато, но при этом - неуютно и темно. Лаз никогда не понимал стремления некромантов превращать своё жилище в мрачную дыру, пугающую всех сельчан в округе и даже за пределами Альянса. Лев говорил, что это необходимо для репутации. Будто бы все эти гаргульи, химеры и скелеты-охранники вселяют ужас в потенциальных заказчиков, отчего те проникаются большим доверием к магу и его навыкам. Пантендорцу весь этот мрак казался слишком вычурной и некомфортной для самого хозяина безвкусицей. И каждый раз, когда ему приходилось бывать в доме у некроманта, он любил представлять свой собственный особняк — не похожий ни на один другой в Альянсе, наполненный светом, чистотой, цветами и жизнью…
   Ванна оказалась большой и, судя по резным ножкам, причудливо превращаюшихся в драконов, оплетающих её по кругу, делалась на заказ. Вычурно, манерно, но Лазу льстило, что ему предоставили столь роскошные условия. Могли ведь и брезгливо ограничиться корытом.
   Лаз опередил сопровождавшую его женщину и первым подбежал к ванне, пробуя рукой воду. Та показалась ему идеальной, так что нетерпелось забраться внутрь, не смотря на молчаливых свидетелей. Неужто Левар в самом деле не обманул, и с ним всё это время будут так хорошо обращаться? Долго об этом он не задумывался, отдавшись своему желанию и, сбросив свою одежду, забрался внутрь, погружаясь под воду чуть ли не с головой — такой большой и просторной была эта посудина.
   Окна здесь закрывали толстые тёмные шторы, так что свет, которого и снаружи было не так уж много, практически не проникал в комнату, и та освещалась резными подсвечникам, расставленным и подвешенным в самых разных местах. Лаз обратил внимание, что огонь в них имел насыщенный фиолетовый оттенок, а не как у обычных свечей, - значит, скорее всего, являлся магическим. Интересно, появятся ли у них на рожах эмоции, если эта занавеска случайно загорится?
   Мужчина остался стоять в стороне, а вот женщина взяла со стола мочалку и двинулась к нему, но Лаз снова её остановил: Сам помоюсь! Дай сюда… Я лучше вашего знаю, как это делается.
   Женщина не отвечала на его хамство. Молча отдала мочалку, но сама осталась рядом и пристально следила, за тем, насколько хорошо «гость» исполняет поручение хозяев. Лаза это раздражало, и он нарочно всячески вертелся в ванне, демонстрируя наблюдательнице всякие стыдные места и демонстративно намывая их больше обычного в попытках смутить, но тётка осталась беспристрастна и к пошлым играм пантендорца в воде, будто меж ног у неё всё давно усохло и сморщилось. Впрочем, учитывая близость города к Кристаллу, в этом не было бы ничего удивительного. Почему они все тут ещё не померли со скуки…
Отсутствие какой-либо реакции на провокации несколько поубавило желание Лазарина баловаться и кривляться. И, когда он закончил, а в комнату вновь вошёл высокий незнакомец, парень встретил его с уставшим смирением на мрачном лице.
   Жизнь и суета, впрочем, быстро вернулись к нему, когда незнакомец принялся бессовестно лапать и щупать его где только можно, не дав ни прикрыться, ни хотя бы штаны надеть. Лаз не выдержал и шлёпнул его ладонью по руке, когда грубые пальцы коснулись паха.
- Я не буду с тобой спать! - Объявил пантендорец, пытаясь отойти, но тот крепко держал его за руку. - Ты уродлив.
- Это и не нужно. - Сухо ответил тот и, прежде чем продолжить, предостерегающе добавил: Но лучше бы тебе не артачиться.
- А то что?!
- А то всё.
   Лаз не стал уточнять, что значит это «всё», но более не сопротивлялся этим унизительным действиям. В конце-концов, не в первый раз неприятные мужики трогали его там, где не должны были трогать. Лаз научился терпеть. Но, поскольку сейчас всё происходило не по согласию и против его воли, к щекам всё равно приливала кровь, а к глазам — слёзы от столь унизительного положения. И мысли пантендорца были лишь о том, чтобы всё это поскорее закончилось.
   Не прощу, никогда его не прощу! Предатель! Урод! Никогда не поверю больше! Ни единому слову! - снова и снова повторял он себе в воспалённом от стыда и обиды сознании, пока его одевали в богатую красивую одежду, которая теперь совершенно не представляла для него интереса. Он перестал выделываться перед слугами и теперь игнорировал их так же, как они игнорировали его, вяло реагируя на новые повеления и пытаясь максимально отстраниться от неприятной для себя ситуации.

Отредактировано Лазарин (19-09-2021 17:19:54)

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [май 1078] Мир чужими глазами