Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.09.1082] Эпоха предательства


[18.09.1082] Эпоха предательства

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://i.imgur.com/wKnJDTR.jpg
天海 祐希 - 影视剪辑 影视

Связанный эпизод
[18.09.1082] Небо догоревшей смерти

Место действия
о. Драконий зев, Край света, Сады журавля

Герои
Широичи, Рейн, Айамэ

Вместе с выкраденной дочерью императора Широичи врывается в Сады журавля и преподносит хозяйке не самый приятный "подарок" из перьев и проблем.

+1

2

Город внизу пылал и гудел, и лишь немногие гости Садов Журавля, кто был слишком пьян, или не имел в Крае Света ни имущества, ни родных, ни долга - оставался в комнатах или спокойно выходил посмотреть на огненное зарево. Все прочие спешно покинули гостеприимное заведение, устремляясь с горы по ступеням вниз или расправляя крылья. И лишь двое, наоборот, поднялись к нему с дикой стороны утеса: два дракона - мрачно черный и кобальтово-синий - приземлились и сложили крылья на дальнем каменном уступе, окаймленном перилами и украшенном каменными журавлями. Здесь в дальней части сада они приняли человеческий облик, уже лишенные масок и в повседневных одеждах. Возле их ног остался лежать тряпичный тюк, по форме напоминающий свернутый ковер, который нес один из драконов. Брошенная ноша иногда пыталась слабо шевелиться, но в такие моменты получала ненавязчивый пинок от кобальтового дракона.
   Как только “ёкаям” удалось покинуть дом советника и оторваться от преследователей, они кремно связали принцессу по рукам и ногам, помимо тех оков, что уже были на ней. А после сунули в рот кляп и завязали глаза. Лишь перед подъемом в Сады Журавля ее спеленали плотной тканью, чтобы избежать красноречивых очертаний человеческой фигуры, и сунули в мешок. Дышать внутри было тяжело и пыльно, но не невозможно. Похитители почти не переговаривались в дороге - план был хорошо известен каждому. Единственная для кого все это было сюрпризом была хозяйка этого места - Госпожа Зима.
   Задумывая все это Широ не спрашивал ее дозволения, отчасти потому, что она могла заупрямиться, а отчасти потому что хотел повязать ее с собой окончательно. Айамэ помогала ему, однако не демонстрировала полной вовлеченности в дела сэндайцев, оставаясь точно бы чуть в стороне, бережно храня пути отступления - была вроде бы с ним, а вместе с тем нет, что совершенно не нравилось черному дракону, который желал владеть своей женщиной целиком и полностью, и в победе, и в поражении, и в жизни, и в смерти. И теперь, когда похищенная принцесса Алира оказалась в ее доме и детище - Айамэ придется выбрать один путь, и пройти его до конца.
   - Идем, - приказал Широ своему спутнику, и тот поднял груз на плечо. Большую часть пути они прошли незамеченными - почти все служанки были увлечены или непосредственно работой или огненным зрелищем. Лишь в самом доме им встретилась девушка, которая было хотела поприветствовать постоянного гостя по имени, но Сендай резко оборвал ее на самом начале поклона:
   - Позови мне хозяйку, живо!
   Служанка ретировалась. Будучи уже завсегдатаем, черный дракон выбрал для своих нужд одну из дальних комнат, куда его спутник сбросил груз.
   - Сними с нее мешок, а то еще сдохнет раньше времени, - процедил сквозь зубы Широ и покинул помещение, намереваясь встретить Айамэ в коридоре и переговорить без лишних ушей.

+3

3

Всполохи пожара в порту Айамэ приняла за дурное предзнаменование. Смотря с балкона в сторону горящего торгового судна и вспыхнувшего, будто бы ни минутой позже, Торгового дома, женщина недовольно хмурила, приобнимая себя руками.
Широ зашёл слишком далеко.
Этот дракон желал заполучить остров – с боем отвоевать его у алиферов, но не думал, как это скажется на остальных. Айамэ оставалась подле него, но в то же время вела свою собственную игру. На острове её ценили и уважали. С ней обращались, будто с негласной королевой, но всё равно приходилось считаться с мнением Рита и других членов гильдии. Этот остров – такое же её детище, как и бордель, в котором Айамэ отстроила свою собственную крепость. Но с недавнего времени сражения и войны на острове влекли её меньше. У неё был смысл уйти в оборону и отстраниться от чужих дел. Теперь же Широ своими выходками загонял её в угол, лишая основной прибыли. Деньги – не основная потеря. Айамэ чувствовала, что за этими пожарами стоит нечто большее. Алиферы не простят этого, а их будто бы намеренно провоцировали.
- Риту это не понравится, - пробормотала женщина, наблюдая за тем, как вокруг пожара толпятся люди, пытаясь спасти те крохи своих пожитков, которые не успело пожрать пламя. Огонь никто не поддерживал. Он был самым обычным. Не магического происхождения, а потому справляться с ним было проще всем водным и воздушным магам, когда пропала необходимость сражаться с поджигателями и их преследовать.
Зная, что её вмешательство просто необходимо, Айамэ обернулась драконом, пролетела над городом, показывая себя, и, используя магию, помогла потушить корабли в порту. Она заметно припозднилась, чтобы её вклад спас хотя бы третью часть чужих – и её в том числе – товаров, но, тем не менее, выполнила часть своей работы, и смогла даже выяснить, что за очередными поджогами вновь стоят духи острова, недовольные соседством и дружбой с алиферами.
Айамэ вновь опустилась на тот же самый балкон, когда исполнила свой долг перед Краем света. Завтра, если Солмнир Рит выживет, они смогут обсудить, что делать с поджигателями, сгоревшими суднами и самой гильдией. Сейчас женщина собиралась удалиться в свои покои и обдумать, что она будет делать и какого плана придерживаться, вне зависимости от решения советника.
Тёмное пятнышко копоти на инеевом рукаве накидки бросилось в глаза. Оно было таким крохотным, но делало её образ неидеальным и подпорченным. Айамэ хотелось сбросить накидку и переодеться, а заодно отмыться в купальне, чтобы не пахнуть копотью и дымом, но служанка ворвалась так быстро и без приглашения, торопливо извиняясь за дерзость, что Зима не успела сделать и шага в комнату.
***
Айамэ торопливо шла в дальнюю комнату, где её ждал Широ. Ей не нравилось поведение дракона и то, как он властно вёл себя в её доме, будто хозяин положения или её личный покровитель. Этот дракон явно позволял себе слишком многое, и в другой ситуации Айамэ отказалась бы к нему идти, но сейчас она чувствовала, что у чёрного дракона есть для неё ещё один неприятный сюрприз.
Она и не догадывалась, что ждёт её за дверью.
Айамэ посмотрела на гостей – сначала на Широ, потом на второго дракона. За спиной последнего она рассмотрела странного вида мешок, а из него – знакомое девичье лицо. Девушка её тоже узнала. Они виделись в Садах журавля и несколько раз на улице, когда Солмнир водил свою избранницу по городу, показывая ей красоту Края света.
До этого момента Зима держала себя в руках и оставалась такой же холодной и будто бы отстранённой, но сейчас… Сейчас она понимала, во что её впутал Широичи и в каком положении она оказалась по его прихоти.
Никогда она не ненавидела мужчину так сильно, как сейчас. И никогда не желала так сильно влепить ему звонкую пощёчину.
- Вон, - приказала она с закипающей внутри холодной яростью. – Пошли вон!
Зима обращалась к служанке, которая её сюда привела, и к спутнику Широичи, собираясь остаться с ним один на один, не считая связанной и потрёпанной принцессы.
- Чем ты думал, когда тащил её сюда?! – Айамэ позволила себе перейти на повышенные тона и даже придвинулась к Широичи так близко, что они едва не касались лицами. Она зло смотрела на него и напоминала разъярённую лису, которая собиралась атаковать.
[nick]Айамэ[/nick][icon]http://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/28/77323.png[/icon][status]Госпожа Зима[/status][sign]Идущая женщина должна производить впечатление волны, разбивающейся о песчаный берег.[/sign]

+2

4

Кобальтовый дракон замешкался, после звонкого приказа Госпожи Зимы. Он вопросительно взглянул на Широ и лишь когда тот дозволительно кивнул, покинул комнату следом за служанкой, однако в отличии от нее остался подле дверей, прикрыв их.
   Айамэ злилась, и эта злость проступала сквозь всю ее напускную холодность и выученную сдержанность, что лишь будоражило черного дракона. Он смотрел на хозяйку Садов с сытым довольством, точно удачливый охотник, который притащил в дом ценный трофей, и вовсе не обращал внимание, что при этом “натоптал на ковре и заляпал кровью паркетный пол”. По-хозяйски он прихватил драконицу за гордо выступающий подбородок и погладил большим пальцем напудренную щеку. Сэндай не отрицал той опасности, которую несла в себе Айамэ, ее мастерство и заклинания могли быть смертельными, но именно эта острота, сокрытая под мягкостью облика, всегда и нравилась Широичи в ней.
   - Я принес тебе залог нашей победы, - с бравадой объявил он и янтарные глаза дракона точно бы разгорелись ярче. - Я хочу чтобы ты разделила ее со мной! Твои Сады отличное место. Кто станет искать здесь похищенную принцессу? Ты, кстати, знала, что она принцесса Алира, а не просто жена торговца? А алифер Рит советник императора.
   Черный дракон небрежно взмахнул рукой в сторону связанной алиферки, что сейчас внимательно слушала их и вглядывалась в их лица, узнавая Айамэ и не узнавая Широ. Все что она видела сейчас было не важным. Сэндай не собирался отпускать ее живой до той поры, пока алиферы не признают его власть на острове, а к тому моменту каждый из них будет знать его лицо и имя, и бояться их.
    - Я вот был удивлен, что благородный императорский дом занят ростовщичеством, торгашеством и контрабандой! Это звучит одновременно жалко и мерзко. Им самое место в Теллине, а вовсе не здесь! Но теперь мы сможем выпроводить их с нашей земли! Выдели для гостьи комнату получше этой, - распорядился черный дракон. - Может быть в подвальных помещениях. А мои ученики займутся ее охраной. Чем меньше входов и выходов - тем лучше. 

+3

5

Прикосновение Широичи вызвало лишь раздражение. Айамэ отвернула голову. Она не разделяла радости дракона. Более того – она ухватилась за слова, которые лишь подлили масла в огонь, распалив его ещё больше.
- Так ты знаешь, - холодно бросила Айамэ.
До этого мгновения женщина думала, что Широичи до конца не понимал всей серьёзности проблемы, которую создал своими же руками. Но она была слишком хорошего мнения о чёрном драконе. Он прекрасно знал, что Рейн – не просто жена обычного торговца, который заведовал Гильдией на острове и, как итог, считался местным «королём», а дочь императора Поднебесной! Сэндай решил, что может бросить вызов самому императору и всей расе алиферов.
- Ты действительно считаешь, будто у тебя хватит сил выстоять против императора? – Айамэ говорила медленно, чеканя каждое слово, словно только так могла подчеркнуть, в какую глубокую яму Широичи своими руками забросил их всех. – В твоих горах вообще что-то слышали о Поднебесной?! – она позволила себе перейти на повышенные тона и в её словах впервые появились уничижительные нотки, а не та игривость, с которой она называла Широичи варваром и дикарём, пока они плескались в купальнях Садов журавля.
Сейчас Айамэ казалось, что он сделал самую огромную глупость в своей жизни. Вероятно, последнюю.
- Ты тянешь нас на дно.
Женщина отошла от любовника и, казалось, с этого момента они не сблизились, обернувшись союзниками, а, наоборот – отдалились. Айамэ пыталась найти выход. Она не представляла, как решить эту проблему и не угодить в немилость советника и, тем более, самого императора. Никакие слухи о неверности жены торговца и её связи с писарем не помогут Айамэ избежать казни. Она знала, что может потерять, и боялась этого.
Теперь она считала, что поступила правильно, когда решила отдалить Широичи от воспитания их сына. Этот мужчина не может ничего дать.
Айамэ сделала вдох-выдох, пытаясь взять себя в руки. Они приобняла себя, прохаживая по комнате. Крохотное тёмное пятно на одежде не давало ей покоя. Женщина взялась за него и начала с таким усердием и остервенением скрести его ногтем, что, ещё бы немного, и всё закончилось бы дыркой.
- Принцесса останется здесь, пока всё не успокоится, - отчеканила женщина, неохотно подняв взгляд на дракона. – Но ты и твои люди здесь не останутся. Мне не нужны проблемы. Сады журавля – не место для принцессы. Прячь её в другом месте. Где хочешь. Можешь отнести её на гору духов и бросить там – мне всё равно.
Рейн явно придерживалась другого мнения, но могла высказаться только мычанием и бесполезными попытками уползти из комнаты. Это разозлило Айамэ и она впервые позволила себе на глазах у Широичи кого-то болезненно пнуть под рёбра, окончательно разрушив образ холодной и неприступной элегантности в обличии хозяйки Садов.
Принцесса застонала от боли, сжалась и замерла.
- Мы опоим её, чтобы она не кричала и не пыталась сбежать. Она будет спать всё время или пребывать в бреду, но ты… ты в последний раз ступишь на порог Садов журавля, когда придёшь за ней, - в голосе женщины чувствовалось предостережение и обещание, что она сделает всё возможное для этого.
[nick]Айамэ[/nick][status]Госпожа Зима[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/28/77323.png[/icon]

+3

6

Айамэ не разделила с черным драконом его радости, не восхитилась грандиозностью его плана, даже не была удивлена происхождением жены Рита - она знала об этом. Знала и ни разу не обмолвилась!
  Торжество и опьянение одержанной первой победой схлынули с лица Широичи, пропала горделивая улыбка. В первые мгновения он точно бы вобрал в себя ту холодность и то спокойствие, которые растеряла Госпожа Зима, превращаясь из хозяйки маленькой империи в обычную растерянную женщину. Как перед тем моментом, когда на берег должно обрушится цунами, отступали волны, так сдержанно стоял Сэндай, пока Айамэ срывала на него собственный страх перед резко меняющимся будущим, смела уничижительно говорить с ним, и смела ставить условия.
   Конечно он слышал о Поднебесной за свою долгую жизнь и много узнал от Бальдо, который также предостерегал его, называя армию пернатых многотысячной. Но Широичи не пугала армия, которая ни с кем не воевала столетиями, а лишь варилась в собственных внутренних конфликтах. Единственным их преимуществом, как считал черный дракон, было число, но как показали сегодняшние события, оно ничего не стоило против настоящего военного опыта. И если нахваленные Черные - это матерые псы войны Алира, то Сэндай был не впечатлен. Их принцесса сейчас валялась у его ног и большего подтверждения неготовности алиферов воевать придумать было невозможно. И их-то боялась его драконица?!
   - Трусливая ящерица! - отложенная ярость Широичи наконец грянула, и в комнате вдруг стало жарко в эмоциональном и во вполне осязаемом кожей смыслах. -  Я думал сделать тебя королевой и ты казалась таковой, но теперь я вижу перед собой лишь служанку, которая готова заискивать перед господином! Перед алифером! Ты не дракон, лишь собака! На тебе до сих пор висит рабский ошейник! - черный дракон резко вскинул руку, указывая пальцем на холеную выбеленую шею Айамэ. - И звон его цепей я слышу в каждом твоём слове! Ты завернула в яркие тряпки рабыню и думаешь, что чем-то правишь, когда любой может прийти и легко забрать у тебя все?! Думаешь, что император Алира страшен?! Ты не того боишься! - пропустив свой гнев сквозь зубы, Сэндай крепко схватил драконицу за шелковый рукав и ткань жалобно затрещала. - Я буду править этим островом или уничтожу его, потому что драконы, которые боятся сражаться за себя, не достойны существовать вовсе! Запомни, женщина, я ступлю на порог Садов последний раз, только если твоих садов больше не будет! Если ты ещё не видела, как горит снаружи торговая гильдия, то выйди и посмотри, потому что это то, что ждёт всех алиферов и тех, кто служит им, и прогибается под них! Ты либо со мной, либо против меня. И в отличие от твоего императора, перед которым ты так дрожишь, Я. Стою. Здесь.
   Янтарные полыхающие глаза Широичи жадно впивались взглядом в глаза Госпожи Зимы. Он все еще полагал, что ей достанет ума одуматься и проникнуться его идеей в полной мере. Перешагнуть свои животные страхи и встать рядом с ним. Сэндаю не хотелось ее потерять. Эта женщина распаляла в нем азарт, не переставала быть интересной: даже сделав ее любовницей, Широ всякий раз убеждался, что Айамэ не принадлежит ему полностью, и это заставляло его вновь и вновь гнаться за ней. Даже сейчас, когда она больше не желала его видеть у себя, черный дракон лишь сильнее желал ее заполучить.  Он дёрнул к себе Айамэ, прижимая спиной к своей груди, укладывая широкую ладонь на шею, а другой рукой удерживая драконицу поперек живота. И пока он не сжимал пальцы слишком крепко, этот жест можно было счесть нежностью.
   - Алиферы здесь не власть. Мы должны быть ею, - заговорил Широ чуть спокойнее. - Я заставлю их уйти - вернуться на свои небесные острова и отсиживаться там ещё тысячу лет. Эта земля принадлежит драконам. Никакой император в своем дальнем дворце не смеет нести сюда свои законы и присылать своих прогнивших слуг. Я заставлю весь остальной мир считаться с нами! Бояться нас так же, как сейчас трепещешь ты перед пернатым войском. Я усею Драконий Зев их костями. Их сила лишь в твоём рабском уме. Будь со мной и ты станешь больше чем хозяйкой погоревшего борделя. Мы создадим свою собственную империю!

+3

7

— Трусливая ящерица! – взревел Широичи, и Айямэ хотела ударить его. Хотела заставить его ощутить на себе всю силу ветра. Как невидимые потоки воздуха, острые будто лезвие меча, вонзятся в его тело, оставляя глубокие и болезненные порезы. Она хотела убить его за оскорбление, и не думала, что начала эту склоку первой. В её глазах Широ виновен. Именно он принёс неприятности в её дом. Не считался с её мнением. Поступал, как ему вздумается, и рассчитывал, что она пойдёт у него на поводу. Глупец!
Вспыхнувшая ярость вместе с комом обиды подступила к горлу. Айамэ чувствовала, как вся её магия откликается на это чувство… как пальцы рук покалывает, будто она опустила их в ледяную воду. Айамэ, которая всегда и при любых обстоятельствах привыкла держать себя в руках, едва не пустила в ход сокрушительную силу эмоций. И всё же… она бы не была собой, если не смогла унять бурю внутри себя. Была одна вещь, ради которой она должна сохранять самообладание. Должна вновь маневрировать между двумя языками опасного пламени, чтобы не обжечься.
- Ты забываешься, - холодно бросила Айамэ. – Я не твоя рабыня. Не твоя жена, чтобы слушаться твоего слова. Хочешь, чтобы я была с тобой, ты должен со мной считаться, - она выдернула свой рукав из руки Широичи, не отрывая взгляда от его глаз. Смотрела так же смело и без страха перед ним.
Госпожа Зима считала, что Широичи глубоко заблуждается. Она – не Юрико. Не его пассия, которая годами терпела хамское и потребительское отношение к себе. Она – свободная женщина и сама делает выбор. Нравится это Широичи или нет, но Айамэ не была даже частично похожей на Юрико. Слишком мягкую и покорную, чтобы терпеть унижения любовника и отца своей дочери, когда слухи постепенно расползаются по Краю света. Для умной женщины не нужны пересуды. Она сама всё поймёт. Должна была понять, что её возлюбленный проводит ночи в чужой постели!
До недавнего времени Айамэ считала, что Широичи не может ей навредить. Сады журавля ничего не значат. Айамэ даже не всплакнёт о прошлом, если Широ, взбесившись, спалит его дотла, но она опасалась, что в этой борьбе её дитя останется один на один с жестоким миром. И больше всего она боялась, что Широ узнает…
Айамэ ненадолго притихла, когда Широ развернул её спиной к себе, обнял, будто собирался примириться с ней после всего сказанного. Его ласковость в движениях и нежность даже сейчас была опасной, и Айамэ чувствовала, что ему ничего не стоит сжать пальцы на её шее.
Зима молчала, вслушиваясь в слова сэндайца. Она видела на себе взгляд пленницы – мольба. Даже после того, как Айамэ лично пнула её, по какой-то причине Рейн видела в ней… спасительницу?.. единомышленницу?.. товарища?.. Айамэ понимала, откуда идёт это желание. Она сама отчасти работала на Крейна. Что если Рейн об этом известно? И что если она думает, что после выходки Широичи, Айамэ с готовностью выступит против него?
Да, такой вариант мог бы спасти её от гнева императора.
Убедить бы только Широичи в собственной верности, когда она верна лишь себе.
- Алиферы никогда не были властны над нами, - продолжила Айамэ, - и ты ошибаешься, если думаешь, что кто-либо на острове их боится. Именно поэтому здесь соблюдают наши традиции и наши законы. Алиферы здесь - гости… Наша сила в нашей драконьей сущности, их – в Хаосе, который обращает любую силу врага против него самого.

[nick]Айамэ[/nick][status]Госпожа Зима[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/28/77323.png[/icon][sign]Идущая женщина должна производить впечатление волны, разбивающейся о песчаный берег.[/sign]

+3

8

- Ты. Ты их боишься, - прошипел Широ на ухо Айамэ, и шумно вдохнул ее запах. Кожа, волосы и платье драконицы отчетливо пропахли дымом пожарища, который смешался с пряным запахом духов и теперь горчил. Она не просто видела, что он сделал с высоты своих Садов, но и была там, среди огня. Это по своему будоражило черного дракона. - Они правят иначе. Неужели Ты и не видишь этого? Они захватили этот остров как женщины, обрядившись в наши одежды, уродуя наши традиции, для них они красивые и вычурные безделицы. Одна их Торговая Гильдия большая насмешка над нашим зодчеством! Теперь она выглядит так, как и должна. Ты же видела во что она превратилась, да?
   Сэндай без сомнения гордился своей выходкой и желал, чтобы его женщина оценила ее также.
   - Они не гости, они крысы. Они смеют судить драконов, встать над ними. Их патрули летают над островом, бряцая оружием, их караулы стоят на воротах, они строят здесь свою крепость и жалуют землю - решают кто достоин остаться на ней, а кого выдворить. Они смели Мне, Дракону, пожаловать деревню на Драконьем острове! Это по твоему поведение гостя?! Это замашки хозяев, тех кто считает, что все здесь принадлежит им!
   Широичи огладил шею драконицы, и прикрыл глаза, наслаждаясь одним лишь запахом пожарища от нее.
   - Ты же не глупа, Айамэ... Оставь эти красивые слова для алиферов. Я не слепец, я вижу что происходит. Кого ты хочешь обмануть: меня или себя? Я всегда считался с тобой. Ты хотела жить в этом доме разврата и править им? Я не стал тебя забирать. Ты хотела красиво одеваться? Я подарил тебе ткани и украшения. Я был ласков с тобой так, как ты хотела. Ты стала для меня единственной женщиной! Я обещал тебе наивысшую судьбу, которую только может ждать смертный. А тебе все еще недостаточно?! Я завоюю тебя, так или иначе!
   Подхватив хозяйку Садов привычным движением на плечо, Широ потащил ее в ближайшую опустевшую комнату, велев кобальтовому дракону у дверей стеречь пленницу.

+3

9

- Так было не всегда. Я застала рассвет Края света. Мир, который собирали по крупицам из разрушенного прошлого. То, что некогда кануло в пучины моря и гнило на песчаном дне вместе с прогнившими кораблями пиратов. Здесь было беззаконие. Были рабы. Были беженцы. Остров был пристанищем для сброда. Сброд, окрестив себя хозяевами, поднялся из грязи и основал Торговую гильдию.
Айамэ могла бы многое рассказать о временах, которые не застал Широ. Он прибыл на остров, когда Солмнир Рит, которого долгое время считали отступником Поднебесной, пиратом и просто наёмником, ещё не был важной шишкой под боком у императора. Он так же, как они, рисковал своей головой, создавая город из ничего. Здесь не было патрулей императора. Тень Поднебесной не нависала над ними.
- Жители острова не знают, кто стоит за Ритом.
И это тоже было правдой.
О его родственных связях знали немногие на острове, включая Зиму. Вряд ли алифер планировал посвящать её в свои планы, и до недавнего времени она считала себя полноправной хозяйкой острова. Драконом, которому ничего не стоит избавиться от Солмнира своими методами – легко, просто, гнусно, как женщина, что так не нравилось Широичи. Её сила была в хитрости, а не в остроте клинка. И она хотела, что смерть советника расценили как нелепую и неприятную случайность, а у Крейна и приближённых Рита не хватит ни силы, ни авторитета, чтобы подмять под себя Край света.
Широ спутал ей все планы!
- Для них он защитник из народа, брат… такой же изгнанник и сброд, который ищет своё место.
Айамэ понимала, что нет смысла переубеждать Широ. Если чёрный дракон что-то решил, то его картина мира останется непоколебимой. Он быстрее сожжёт всё вокруг себя, чем признает, что в чём-то ошибся. Зиме казалось, что она заперта на корабле, который горит и совсем скоро стараниями капитана пойдёт ко дну. Она не хотела потонуть вместе с ним, но, чтобы выбраться и расправить крылья, сначала нужно убедить Широ, что она ему не враг и что на его стороне. Просто глупая запутавшаяся женщина, которая боится врагов и которой нужен защитник и покровитель.
Широ не нужна правда.
- Мне мало золотой клетки, чтобы чувствовать свободу!
Но Широ упрямился, забрасывая её на плечо, будто свою вещь, и неумолимо напоминал ей тот день знакомства в саду – то, с чего начались их встречи. В груди ничего не ёкнуло. Воспоминания не будили знакомые приятные чувства и не было в них того прежнего азарта и огонька.
Впереди ждала лишь ещё одна форма борьбы с новыми синяками и ранами.

Слушая чужие разговоры, Рейн понимала, что истинный враг всегда был у них под самым носом, и если в верности Айамэ она сомневалась, не понимая, какие цели преследует хозяйка Садов, то с Широичи всё было понятно. Он хочет избавиться от алиферов, а потому убьёт каждого, кого посчитает угрозой своему свободному миру. Рейн нужна ему из-за связи с Солмниром, а раз теперь Широ знает, что он – зять императора, то наверняка попытается добраться до него. Но будут ли они и дальше действовать тайно, скрывая свою драконью сущность, или же бросят все силы – включая истинную форму – чтобы всё здесь спалить?
Лучше бы Тени Алира нагрянули. С ними договориться проще.
[nick]Айамэ[/nick][status]Госпожа Зима[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/28/77323.png[/icon][sign]Идущая женщина должна производить впечатление волны, разбивающейся о песчаный берег.[/sign]

+3

10

Широ не слушал. Весь лепет Айамэ о благородных бродягах, которые поднимали жизнь на острове из небытия, разбивался для него о факт, что за торговцем Ритом стоял император, пусть, как говорил Бальдо, не явно даже для Алира. И черный дракон не верил в благородные порывы наследников Поднебесной. Если алиферы скрывали свое происхождение, то наверняка скрывали и еще многое, намереваясь править тайно. Не было веры тому, кто был пойман на лжи хоть раз, и Сэндай ждал, что и другие драконы не простят этого, увидят истинную суть своих “братьев”. Увидят и не испугаются, как Айамэ.
   В эту ночь она была особенно холодна, но разгоряченному собственными деяниями и успехами Широ было достаточно лишь ее телесного присутствия, достаточно просто сжимать в грубых объятиях, чтобы почувствовать собственную власть над драконицей - она все еще была его.
   - Я заберу принцессу из Садов, - по итогу пообещал он, смягчившись близостью, - как только хаос в городе немного уляжется. И не стану подвергать риску твою жизнь, но я буду возвращаться к тебе когда захочу. Не бойся Айамэ, я убью любого, кто посмеет коснуться тебя. Даже императора Алира и всех его псов.
   Черный дракон наградил скованной нежностью свою любовницу: огладил волосы и ткнулся носом в висок - она все еще сладко пахла дымом. Но задерживаться в комнате он не стал.
   Все это время Рейн оставалась в компании кобальтового дракона, который сидел у входа, окаменев в одной позе, и лишь взглядом наблюдал за тем, как скованная пленница пытается хоть немного переменить свое положение, чтобы снять напряжение в онемевших конечностях. За тонкой стеной было хорошо слышно чем заняты хозяйка Садов и Демон Тумана, и страж за безучастностью прятал собственную неловкость.
   - Оставь нас, - коротко приказал Широ, когда вновь появился на пороге комнаты, променяв негу в постели с женщиной, на возможность упиться своей выходкой перед пленницей. Он прошел к ней, небрежно удерживая в руке кувшин с дурманящим пойлом, которое обещала Айамэ, но пока поставил его на пол, сам сев рядом с Рейн. - Мы не представлены должным образом. Я Широичи Сэндай. Если ты станешь вести себя должным образом, то я сделаю снисхождение к твоему происхождению. А если нет, то буду обращаться с тобой, как с торговкой. Это понятно?
   И Дракон вынул изо рта алиферки кляп.

+3

11

Рейн могла бы многое сказать по поводу уверенности похитителя, но… не к месту порадовалась, что у них с Маем ничего не было в доме Рита. С такой проводимостью звука из-за бумажных дверей слышно каждый чих. Что уж говорить про…
«Как животные…» - поморщилась Рейн, едва ли утешая себя мыслью, что похититель уединился с любовницей в другой комнате, а не взял её прямо здесь, на глазах у пленницы. Ничего существенного не изменилось. Видеть как и слышать – удовольствие малое, а Рейн предпочла бы, чтобы не было ни того, ни другого, и в то же время едва сдержала порыв расхохотаться, когда похититель так быстро оставил даму, справив нужду, и вернулся к ней.
Хозяйке Садов можно только посочувствовать. Любовник не шибко жаловал её вниманием и лаской, несмотря на громкие обещания подарить ей целый мир. Рейн даже позавидовала самой себе. Несмотря на все замашки Солмнира, он явно был мужчиной получше. А Май… Май просто дуралей ей под стать.
Отчего-то при мысли о них к горлу подступил слезливый ком.
Рейн быстро проморгалась, запрокинув голову назад, когда услышала шаги, чтобы слёзы не смогли политься по щекам. Успешно. Когда Широ вошёл в комнату с кувшином в руках, Рейн замерла, всматриваясь в него и вслушиваясь. Вряд ли ей принесли обычной воды, чтобы из заботы промочить горло, или вина, чтобы горе не казалось таким ужасным. Она помнила, что хозяйка Садов обещала опаивать пленницу. Но отчего-то Широ не торопился погружать её в беспамятство, а даже освободил рот для разговора.
- Не припоминаю, чтобы было принято похищать из дома дочерей императоров, связывать их и пинать по почкам, - в любой ситуации Рейн оставалась собой, несмотря на вполне рациональный страх перед неизвестностью. Похититель не пытался при ней спрятать своё лицо или имя или союзников, а это значило одно – живой она отсюда не выйдет, несмотря на все заверения. Как только полезность в живой пленнице иссякнет, ей без угрызения совести перережут горло и сбросят в канаву.
Рейн шумно вдохнула и на выдохе дополнила:
- Впрочем, мне понятны стремления отхватить кусок побольше. Говорят, что так мужчины пытаются компенсировать свою несостоятельность как любовника.
Говоря это, Рейн прекрасно понимала, что играет с огнём и намеренно провоцирует дракона. Может быть, прямо сейчас её никто не убьёт, потому что она всё ещё зачем-то нужна Широичи и его группе «освободителей», но есть вещи намного хуже смерти. Никто не мешает им подпортить её шкурку до неузнаваемости или пока она не поймёт урок достаточно хорошо. Например, лишившись нескольких пальцев. Или даже Сосуда души.

+3

12

Колкость Рейн не достигла цели: Широичи даже не понимал о чем она, ведь с его точки зрения все было впорядке, и частично алиферка стала невольным свидетелем этого. Ее яд был слабым и ничтожным, а от того лишь большее превосходство над ней дракон чувствовал.
   - Полагаю, ты судишь по своему мужчине, который влез на чужую землю… - с долей брезгливости произнес он. - Но я здесь не для того чтобы обсуждать твои горести. Должен сказать, что для принцессы ты выглядишь довольно жалко. Я ожидал чего-то большего, от того, кто носит императорское имя. Больше достоинства. Больше гордости. Больше самоуважения. Это отличает истинного правителя. 
   Сам Сэндай сидел на полу перед Рейн ровно и важно, точно сам был императором и с этой высоты мог рассуждать что кому пристало.
   - Я слышал, что вы воины богов. Но у вашего народа нет ни капли чести. Смерть, которую я принесу будет даже избавлением, от столь ничтожного существования.
   Черный дракон подался чуть вперед и ухватил принцессу за ворот, потянув к себе, чтобы поддернуть из-под одежды цепочку Сосуда Души, а за нее вытащить наружу артефакт.
   - У вас даже крылья не настоящие, - торжественно произнес он, сдергивая с Рейн Сосуд. Второй рукой Широ придержал алиферку за волосы, чтобы она не дергалась и не надумала его укусить, точно животное. Подняв артефакт на уровень плеча, дракон внимательно всмотрелся в его мерцающую глубину. - Стоит разбить эту вещицу и все - вы становитесь теми, кто и есть - жалкими людьми, возомнившими о себе слишком много!
   Порывистым движением Сэндай убрал Сосуд за отворот своей одежды и вновь взглянул на Рейн. Мгновение подумав, он выхватил из-за пояса длинный нож, точно собирался перерезать алиферке горло, но в итоге лишь отсек прядь ее волос.
   - Это будет моим добрым словом в разговоре с твоим мужем, - пояснил черный дракон, завернув локон в небольшую тряпицу. - Тебе стоит помолиться твоему богу, чтобы советник Рит ценил тебя больше, чем остров. Потому что если он не прислушается ко мне, и не оставит эти земли, то я буду присылать ему кусок за куском от его жены!

+4

13

Рейн лишь иронично посмотрела на похитителя, когда он заговор о её любовниках. Она ожидала сего-то большего в ответ, а не попытки как-то перевести стрелки. Это даже скучно! С излишне самоуверенными мужчинами скучно, но это как нельзя лучше помогло Рейн понять, что за фрукт перед ней. Он настолько убеждён в собственной силе – речи не о постельных утехах, а вообще, - что никто не признает ни ошибки, ни слабости, а именно такая категория людей и нелюдей чаще всего проигрывает. Переоценивание себя ещё никому не играло на руку.
Высокопарные речи с попытками принизить всю расу нисколько не оскорбили Рейн. Она сама считала крылатых жителей Поднебесной по большей части лицемерами. На то хватало причин. Но Рейн, в отличие от Широичи, хотя бы знала их со всех сторон, а не судила по… а по чему судил этот дракон? Она никак не могла понять, что такого ему сделали, что он решил отвоевать остров у злостных захватчиков.
Она осклабилась и глухо рыкнула, когда дракон грубо поднял её, сдирая с шеи Сосуд души.
- Крылья, может, и порождение магии, но её хватит, чтобы заставить другого сгнить заживо, - Рейн не пыталась угрожать. Это очень сложно сделать, когда тело связано, доступ к магии перекрыт, а Сосуд душ болтается в чужой руке. – Я умирала и воскресала дважды. Ты не знаешь, что находится по ту сторону.
Рейн и сама предпочла бы этого не знать. Проклятое древо из Зенвула всё ещё иногда посещало её во сне, и именно это – она считала страшнее смерти и пыток.
- О, значит, под конец твоей увлекательной пересылки, советник получит жену целиком без особого усилия.
Рейн не упоминала того факта, что к тому моменту она будет уже давно мертва. Она прекрасно понимала, что её убьют при любом раскладе вне зависимости от того, что сделает Рит, когда узнает о её похищении и цене возвращения в лоно семьи. Рейн не считала себя настолько ценной, чтобы кто-то шёл на уступки. Неважно, кем считал себя Широичи, император вряд ли простит ему похищение дочери, а остров… остров ему не нужен так сильно, как нужен был Солмниру. Значит, все жители острова окажутся в его немилости. По глупости одного дракона. Рейн не стала этого говорить, понимая, что к её словам не прислушаются. Собеседник слишком уверен в своей силе. Может, она и была у него помимо драконьих крыльев.

+3

14

Угроза, а имеенно таковой Широ посчитал слова Рейн, не впечатлила дракона. Но и не признать бесстрашие принцессы Алира он не мог. Может быть она еще не до конца понимала, что ее ждет и в чьи руки она попала, но озлобленный противник нравился ему гораздо больше, чем молящий о пощаде. И черный дракон надеялся, что в плену алиферка озлобится. Сопротивление всегда задорило его больше, чем безволие, сопротивление было приятно ломать. Рейн же пока плавала между двумя этими состояниями, как ему казалось, и Сэндай никак не мог подцепить ее гордость. Она у нее вообще была?
   - Так ты еще и порождение некромантии… Когда мне начинает казаться, что омерзительнее быть не может, вы - алиферы, - находите чем меня удивить. Рассчитываешь на то, что он воскресит тебя и в третий раз? - ухмыльнулся Широичи. - Тогда я оставлю себе твою голову, и она будет вдохновлять моих воинов! Мне все равно что находится по другую сторону жизни - я не боюсь. Когда смерть найдет меня - все мои враги будут уже мертвы!
   Черный дракон вновь схватил принцессу и дернул к себе, придавал к своему колену голову и зажал ее нос. Затем подхватил принесенный кувшин и бесцеремонно стал вливать в нее дурманящее пойло, когда Рейн открывала рот чтобы вздохнуть.
   - Увидимся с тобой позже, - пообещал он, когда решил, что влитого будет достаточно, и оставил алиферку откашливаться на полу. На выходе, он передал Сосуд души в руки кобальтового дракона.
   - Присматривай за ней. И слушай. Ничего не ешь и не пей здесь из того, что принесут девки госпожи Зимы. И никуда не отлучайся. Я пришлю тебе смену после полудня.
  Айамэ была против нахождения в Садах кого-либо из сэндайцев возле Рейн, но оставить пленницу всецело на ее попечительстве Широ не мог: после ее слов он не доверял ее трусости. Для принцессы следовало найти другое место, а пока необходимо было проверить как шли дела в городе.

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.09.1082] Эпоха предательства