Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12.05.1066] Секреты лжецов и пустых коридоров


[12.05.1066] Секреты лжецов и пустых коридоров

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/679/t558682.png

Предыдущие события:
[15.06.1065] Нет спасенья от луны

Время и место:
Лето, замок барона Карстена близ Весвольда

Участники:
Лиранна, Канто

События:
Говорят, Максимилиан Карстен держит у себя необычайную коллекцию редкостей и старинных вещей. Говорят, на его землях расположено крупнейшее месторождение горного масла. Говорят, он сотрудничает с демонами и торгует с их представителями в Весвольде, и Гильдия Мистиков вовсе не прочь поучаствовать в этом обмене.
А еще говорят, что барон жесток, склонен к самодурству, и тем, кто в чем-то обвинен в его владениях, не приходится рассчитывать на спасение или справедливый суд...

0

2

- Вы слишком спешите, госпожа Анна, - Максимилиан Карстен прижал ее руку локтем к своему расшитому камзолу, превращая невинную прогулку под ручку в более интимную. - Говорить о делах я предпочитаю после обильного ужина и хорошего отдыха... более того, я бы хотел узнать поближе своих предполагаемых партнеров.
Лиранна в притворном изумлении распахнула голубые глаза и звонко, кокетливо рассмеялась:
- Полно вам, милорд! Неужели вы недостаточно знаете Гильдию, что вам необходимо знакомство с каждым ее членом по отдельности?
- С каждым - вовсе нет, моя любезная госпожа, - вкрадчиво промурлыкал барон Карстен, ведя драконицу по крытой галерее замка, и Лира почувствовала вибрацию низкого голоса в его груди. - Но с отдельными ее прекрасными представителями...
Она обворожительно улыбалась, глядя на него снизу вверх, но в глубине зрачков, якобы затуманенных от комплимента, таила скуку. К своим сорока с лишним годам Максимилиан Карстен оставался вполне привлекательным мужчиной: высокий, плечистый, слегка погрузневший, с аккуратной пушистой пшеничной бородой и такими же усами. Однако Лиранна неплохо знала, что на самом деле он собой представляет - потрудилась выяснить до того, как ехать в замок Брамросс.

Барон Карстен обожал развлечения - и чем более кровавым было развлечение, тем сильнее он его обожал. Многодневные охоты и хвастовство трофеями - причем, по слухам, далеко не всегда жертвами охоты были только животные; показательные смертные казни, мучительные и зрелищные, даже за мелкие преступления вроде воровства или прелюбодеяния; бои, которые устраивались между бедняками за остатки еды со стола владетеля. В своих землях Карстен был мелким божеством - но божеством законным и, что самое главное, полезным. Преступлений на его землях совершалось едва ли не вдвое меньше, чем в любом соседнем наделе, все проблемы разрешались в максимально короткий срок, но самым главным, что привлекло внимание Гильдии к Брамроссу, было не это.
Горное масло и торговля с демонами. Максимилиан знал толк и в том, и в другом. Гильдия нуждалась в редких товарах алхимического и артефактного рынка - но необходим был посредник, поскольку дети Фойрра, как всем известно, купят за корей, а продадут за сьер, и своим святым долгом сочтут обмануть любого, с кем ведут дела недостаточно долго. Карстена надувать никто из них не пытался - напротив, барон, с его кровожадными увлечениями и бескомпромиссным характером, пользовался у обитателей Кабалы особым расположением. Ходили слухи о его любовницах из демонического народа - на что госпожа баронесса предусмотрительно закрывала глаза, полностью посвятив себя воспитанию детей.
Любые договоренности с этим человеком были рискованными, а связи - опасными, но Лиранна Шеви любила играть с огнем.

Она прибыла в замок Брамросс накануне вечером, заранее известив барона Карстена о предстоящем визите представителя Гильдии, но лишь с утра сиятельный владетель нашел возможность уделить время ее скромной просьбе о переговорах с демонами. Это был тот самый случай, когда Лира предпочитала не пускать в ход магию: люди вроде Максимилиана не прощали наваждений, хотя бы раз заподозрив в них. С другой стороны, она же и не спать с ним собиралась - просто выгодное предложение от Гильдии, с неплохим процентом за посредничество, а красота и обаяние дипломата - всего лишь приятный бонус.
Поэтому с утра она вежливо улыбалась барону, понимая, что для успешных переговоров необходимо дождаться вечера - как раз на вечер Карстен запланировал одно из своих развлечений, настоятельно приглашая гостью присоединиться. Он обещал, что будет весело - но Лира ловила настороженный, погасший, как у затравленного зверя, взгляд баронессы Ареллы, и понимала, что весело, скорее всего, будет только барону и его друзьям. Лира непринужденно шутила, переводила тему, веселила Максимилиана, и пару раз вызвала улыбку и у его бледной от напряжения жены, но в глубине души осознавала: это дело ей категорически не нравится.
Знать бы еще, что именно Максимилиан имел в виду под "особым развлечением" на этот раз...

+1

3

Слухи про барона Карстена ходили разные, что он и самодур, и убийца, и развратник. Но Канто особо не интересовало ни первое, ни второе, ни третье – барон жил в своем человеческом мире, вот пусть власти Остебена с ним и разбираются, если он в чем-то нарушает закон. Интересовало Канто другое – коллекция барона. Узнал он о ней случайно, когда навещал предков в Вильсбурге: заболтался с торговцем на рынке, а тот слово за слово и упомянул, что, мол, у такого-то барона, говорят, есть коллекция диковин, и в коллекции той разные штуки аж от драконов и демонов имеются.
Вот у Канто и зачесалось самому посмотреть, что такого особенного барон Карстен насобирал. А чтобы тот в дом пустил и диковины показал, пришлось взять из дома парочку ненужных, но красивых ваз, что пылились раньше у Чо в сундуке, а затем представиться торговцем из Анвалора. Вазы, видно было, что старинные, с позолотой и тонкой росписью, изображавшей пейзажи Драконьего Зева. В общем, бароны должно было понравиться, а если и не особо, то точно заинтересовать, ведь у торговца есть на родине еще товары, которые могут пригодиться для коллекции.
Канто рассчитывал на Карстеново любопытство и не прогадал. Барон клюнул. Вазы тут же купил, отвалив втридорога, и пригласил остаться на ужин, чтобы обсудить дальнейшее сотрудничество и выведать, что еще есть у заезжего торговца из старинных вещиц на продажу, а заодно похвастаться перед гостем той самой своей коллекцией.
Дракон, конечно же, согласился. Ему интересно было взглянуть на диковинки, а заодно узнать, где барон их приобрел, если встретится что-то стоящее драконьей работы.
Но коллекция его разочаровала. Все, что действительно было у Карстена от драконов – это пара чешуек – действительно настоящих, но тусклых и поблекших от времени. Остальное не стоило внимания – или являлось подделкой, или вообще не имело никакого отношения к драконьему народу. Заинтересовали разве что чучела – их у барона был целый зал.
- Это ульв, - хвастал Максемилиан, показывая на волка. Выглядело чучело словно живое, так искусно было сделано. – А это ламары! Смотрите, у этого есть жабры и хвост, а вот у этих щупальца! А это алиферы, - перешел барон дальше.
- Вы их убили что ли, чтобы набить тушки опилками? – брезгливо поморщился Канто.
- Да нет, что вы! Я не убивал. Мне поставили уже мертвые тела, но свежие. Так что осталось лишь все оформить, - всплеснул руками барон. – А вот тут есть демоны! У меня собраны все расы, разве что дракона нет.
- Дракон сюда и не влезет, - отмахнулся Канто, делая вид, что ему все равно.
- Поставлю во дворе под навес, - не растерялся Карстен, мечтательно закатив глаза. – Все соседи будут завидовать и ездить ко мне, чтобы взглянуть. Впрочем, мы тут задержались, идемте за стол.
За столом дело пошло веселее. Вина, настойки и самогон у барона Максимилиана водились в большом количестве, так же как и разнообразная закуска. За столом кроме самого Карстена и Канто присутствовали пара девиц, очевидно, приглашенных бароном, чтобы сделать вечер для присутствующих мужчин более приятным, и бастард какого-то виконта из Вильсбурга – молодой человек лет двадцати с небольшим, гостивший у барона уже несколько дней, как понял Канто.
А дальше как и полагалось – разговоры, вино, девицы, и... в какой-то момент Канто понял, что перепил. Голову кружило, мысли путались, и дракон поднялся из-за стола:
- Господа, я вас покину. Хорошей всем ночи.
- Мы вам покажем комнату, - увязались за ним девицы.
Последнее, что помнил Канто, что до комнаты они все же дошли.

+1

4

Игрок в "четыре башни" из баронессы Ареллы был неважным. Казалось бы, в эту игру играют все - от выпивох в подворотнях до короля, при дворе которого карты нарисованы не иначе как придворным художником, - а вот поди ж ты. У госпожи баронессы карты тоже были весьма неплохи, но играть она не умела, постоянно путала масти, и догадаться, какие у нее карты, не составляло труда даже без псионики, к которой Лира не прибегала - нечестно.
Но она никогда не отказывалась выиграть подобным способом парочку зарнов, мелкие побрякушки на память, или, что было еще ценнее - информацию. Последнюю даже ставить на кон было не обязательно: зачастую за игрой собеседники сами с удовольствием развязывали языки. Вот и госпожа Арелла, засидевшаяся в обществе своих дам и уставшая от вышивки, была только рада лишний раз с кем-то поболтать. Тем более, что сам Максимилиан к игре не присоединился:
- Дамское развлечение! - снисходительно хмыкнул он и отошел.
После его ухода баронесса словно бы вздохнула свободнее. На лицо вернулся румянец, глаза заблестели оживленнее, речь стала более бойкой. И все же Лире потребовалось почти полчаса довольно скучной игры прежде, чем Арелла свернула с обсуждения погоды, урожая и новой столичной моды на что-то более интересное.
- Так какие же игры больше интересуют вашего мужа? - с улыбкой поинтересовалась драконица, глядя на баронессу поверх сложенных веером карт.
- О... - Арелла помрачнела, но поговорить ей, по всей видимости, все равно хотелось. - Максимилиан любит... необычные развлечения... вы наверняка слышали.
- Кое-что, - уклончиво отозвалась Лиранна, приберегая более сильную карту для подходящего момента. - Он обещал нечто незабываемое сегодня вечером?
- Скорее всего, будет казнь, - понизив голос, произнесла Арелла. - Наверняка четвертование или... травля...
Лира едва не выронила карты.
- Чья?
- Ох, госпожа Шеви... не дело мне об этом рассказывать, - баронесса оглянулась назад, по сторонам, словно опасалась увидеть там своего самодура-мужа, но все же продолжила. - У нас тут накануне такое было! Убийство!.. И убийца до сих пор в замке, под арестом, мой муж его задержал.
- Убийцу?!
- Убийцу, - кивнула баронесса.
- И кого он убил? - Лира осторожно пустила в ход магию, подталкивая ее к дальнейшему рассказу. В сознании Ареллы мелькнул быстрый, как вспышка, образ, который она явно старалась забыть: молодой человек, лежавший распростертым на полу в луже собственной крови. Кровь пропитала его расшитый камзол, вымазала длинные светлые волосы - в груди его, вбитый по самую рукоять, торчал парадный клинок, украшенный филигранью.
Баронесса слегка повозилась, наклоняясь к ней ближе.
- У нас в гостях был один юноша... сын виконта Иврила из Вильсбурга... внебрачный. Очень обходительный молодой человек, такой учтивый и приятный. И представьте! Его убил один из гостей в нашем доме, торговец откуда-то с запада. Просто взял и... зарезал его! Это было ужасно, - Арелла закрыла лицо сложенными картами.
- Действительно, ужасно! - согласилась Лира. - Его поймали там? На месте преступления?
Арелла взглянула на нее как-то странно.
- Он - гнусный убийца, и должен понести наказание.
- Но как же... - не поняла драконица. - Разве убийство виконта не должно разбираться королевским судом, а не местным?
- Он убил нашего друга в наших владениях, - Арелла словно бы испугалась, что сказала слишком много. Ее речь стала слишком гладкой, заученной, будто эти фразы она слышала уже не раз и не два, и прикрывалась ими, как щитом. - Мой муж благородный и справедливый человек, и сам вершит суд в своих землях...
Она и вправду испугалась. Теперь Лира ощущала это отчетливо.
И что-то ей не нравилось во всем этом деле. От него дурно пахло. С другой стороны, какие у нее были полномочия вмешиваться? Вряд ли Гильдию заинтересует убийство какого-то виконтского бастарда, а если гостья будет интересоваться слишком навязчиво - это может повлиять на отношения с будущими деловыми партнерами из Кабалы Фойрра...
- Давайте лучше вернемся к игре, - улыбнулась Лиранна, размышляя, не сказаться ли вечером больной. Смотреть на казни ей вовсе не хотелось, но она подозревала, что этот прием слишком часто использовала сама Арелла.

+1

5

Что произошло, до Канто доходило долго. Голова побаливала с похмелья, тело ныло от лежания на холодных и жестких досках. И пока дракон, сидя на полу и потирая виски, пытался сообразить, где он и как сюда попал, в памяти крутилось лишь то, что спать он ложился в нормальную постель. Да еще и с дамами! Да, точно. Потом, правда, вспомнилось, что его пытались куда-то тащить, и он несколько раз заехал кулаком по морде тем нахалам, что его побеспокоили. А вот дальше была пустота – видимо, в ответ хорошо заехали и ему тоже.
Канто облизнул пересохшие от жажды губы и осмотрелся по сторонам внимательнее. По ходу он был в подвале – рядом громоздились старые пустые бочки, мешки и ящики. Свет падал через маленькое зарешеченное окошко под потолком. Деревянная дверь выглядела довольно мощной и прочной, и дракон был уверен, что вряд ли она незаперта.
Так что он мог такого натворить, что вдруг оказался в подвале?
Он еще раз осмотрел себя, ощупал, ища, где что болит, и все ли вообще на месте. Голова гудела от выпитого накануне, ныла скула и плечо – вероятно, от ночной потасовки, когда тащили в подвал. Оружие отсутствовало, что не удивляло. Но когда рука коснулась шеи, Канто нахмурился. Ошейник. Это было уже подозрительно и совсем хреново. Дракон попробовал вызвать «светляка» - простейшее бытовое заклинание, - но ничего не произошло, магия его больше не слушалась.
А все почему? Потому что он спьяну хвастанул барону, что маг, и вроде даже фокусы какие-то показывал. Канто закатил глаза и хлопнул себя ладонью по лбу. Молчал бы лучше дурак с незнакомыми людьми, не выпендриваясь, не сидел бы в итоге в подвале в ошейнике.
Но что сделано, то сделано.
- Пора завязывать с пьянками, - простонал дракон, поднимаясь с пола на ноги и кряхтя при этом как старый Сейджин после многочасовой медитации.
Дверь, когда он ее подергал, оказалась заперта, как  предполагалось.
- Эй! Кто-нибудь там! – Канто ударил кулаком по косяку, а затем и по самой двери. И еще раз. И еще.
Пока на его зов не ответил мужской бас со стороны коридора:
- Не ломайте дверь, господин, вам все равно не откроют.
- Погоди, не уходи, - Канто обрадовался хотя бы тому, что ему вообще ответили. – Почему я здесь? Что происходит? – ситуацию следовало прояснить и поскорее.
- Так вы же этот... убивец, - ответил невидимый сторож.
- Какой «убивец»? Что за бред ты несешь?
- Самый настоящий. Вы зарезали господина Кристиана, да спасут боги его душу! Такой милый молодой человек, а вы его ножом в грудь!
- Кристиан?! Я его?! – в голове Канто лихорадочно закрутились мысли, пытаясь восстановить всю картину произошедшего, но кусочки, что он помнил, не складывались.
- Кто такой этот Кристиан? Ты же знаешь? – уточнил он.
- Конечно, знаю. Сын виконта Иврила из Вильсбурга.
- А-а... – припомнил Канто молодого человека, что гостил у барона Карстена и присутствовал накануне за столом. – И что с ним?
- Вы его зарезали ночью.
- Я?
- Вы.
- Быть не может, - наморщил лоб дракон. – Когда я уходил спать, он еще за столом сидел.
- Вы-вы. Господин барон в трауре, думает, как сообщить теперь эту новость родным мальчишки.
- Мне нужно поговорить  с бароном.
- Он не хочет вас видеть.
С той стороны двери послышались шаги, постепенно удаляющиеся, видимо, подвальному сторожу надоела беседа со своим пленником. Или просто больше нечего было сказать.
- Эй, погоди! Не уходи! – позвал его Канто.
Но тот так и не ответил.

+1

6

Она не должна была в это вмешиваться. С какой стороны ни глянь - не должна была.
Это дело ее не касалось. Оно не касалось Гильдии, более того, вообще могло помешать тому, ради чего госпожа Шеви, собственно, явилась к барону Карстену. Лучше всего было забыть о странной смерти мальчишки-бастарда, пожать плечами и вернуться к непринужденным разговорам с баронессой и другими домочадцами барона, спокойно дожидаясь возможности обсудить с ним дела, сияя обычной обаятельной улыбкой и постепенно склоняя властителя земель на свою сторону.
Но...
Она видела лицо убийцы. В мыслях баронессы, за мгновение до того, как леди Арелла собиралась вернуться к картам. И этот-то единственный коротенький миг заставил драконицу переменить решение.
Потому что она знала его.
Лиранна замерла над картами, остекленев взглядом, и только по оклику баронессы поняла, что умолкла, затерявшись в собственных мыслях.
- Что с вами, госпожа Шеви? - Арелла потянулась к гостье через стол, но остановила руку на пол-пути, не решившись коснуться ее.
- Внезапная головная боль, - Лира со смущенным видом потерла виски. - Страдаю от нее с юного возраста...
- Какой ужас, - расстроенно покивала баронесса. - Может, вам лучше прилечь? Я прикажу заварить для вас белорозы...
- Да... да, пожалуй, - драконица уже придумала, как использовать подвернувшуюся возможность и на час-другой скрыться от посторонних глаз, прикинувшись больной. - Буду вам крайне благодарна.

Предложенного настоя она дождалась в своей комнате - но не прилежно изображая больную на кровати, а в сомнениях бродя из угла в угол и кусая губы, пока не пришла к одной ясной, но очень успокоившей ее мысли: разве может она позволить себе оставить все как есть и даже не попытаться ничего узнать, если в этом замешан ее, пусть мимолетный, но знакомый?
Конечно, нет.
Когда служанка пришла, Лира быстренько кинулась на кровать, весьма правдоподобно притворившись больной, но сразу после ухода девушки поднялась обратно. Белорозу, понюхав, перелила в одну из привезенных с собой склянок и спрятала в карман. Дверь заперла заклинанием, чтобы она казалась закрытой изнутри - госпожа отдыхает, не нужно ей мешать.
Коридоры замка барона были почти пустыми - все готовились к ужину, и слуги, по большей части, сновали между кухней и банкетным залом. Немного поразмыслив, Лира прикинула, где в замке может оказаться помещение, исполняющее роль тюрьмы и не прогадала, наткнувшись вскоре на говорящего вида решетку, преграждавшую лестницу в подвал.
Она спускалась тихо, не зажигая факела и внимательно прислушиваясь, и почувствовала стражника "слепцом" прежде, чем он сам заметил ее.
Один. Это хорошо.
Когда он повернулся - на него в упор смотрели две сияющих голубых луны.
- Отправляйся назад, к решетке у лестницы, - не тратя времени даром, произнесла Лиранна певучим, гипнотическим голосом и быстро коснулась пальцами шеи мужчины, усиливая контакт. - Жди там, и если услышишь, что кто-то идет - сразу же возвращайся и сообщи мне. И не говори никому, что видел меня!
Он не был готов к псионическому захвату, и не сопротивлялся ни минуты - почти сразу же развернулся и пошел к лестнице.
Гадать, где именно заперт "убивец", долго не пришлось - из нескольких дверей-кладовок только одна была закрыта на засов снаружи. Лира не без усилий сдвинула его, заглянула внутрь и улыбнулась:
- Ну здравствуй... Канто, - у нее была хорошая память на имена и лица, да и он почти не изменился за прошедший год. - Как это тебя угораздило убить несчастного мальчишку?

Отредактировано Лиранна (12-11-2020 20:31:08)

+1

7

Потянулись два долгих дня. Похмелье давно прошло, синяки тоже, но в подвале барона так никто и не объявился. Карстен избегал встречи со своим гостем, которого не пойми с чего обвинил в убийстве, а прислуга ничем не могла помочь и хоть что-то объяснять. Дракон обследовал весь подвал до последнего пустого мешка, даже сгрудил пустые ящики, чтобы добраться до зарешеченного окна и выглянуть во двор, но это ничего не дало – решетка на окне оказалась довольно крепкой, и выломать ее не удалось – выбраться, соответственно, тоже.
Изредка о Канто вспоминали – приносили еду, но, видимо, серьезно побаивались, так что делали это только с охраной из трех-четырех крепких вооруженных парней. Нападать на них дракон без магии и оружия пока что поостерегся, но время шло, и он начинал все меньше надеяться на разговор с Карстеном и склоняться к тому самому нападению, которого так боялись. Канто вовсе не собирался сидеть в подвале всю свою жизнь, надеясь, что на барона когда-то снизойдет озарение, и он его выпустит. Нет. Если Карстен не хотел все решать миром и объясниться, то надо было бежать, пусть даже жертвами поляжет еще кто-либо из баронской прислуги.
Канто, сидя на ящике всерьез обдумывал этот план, когда дверь внезапно распахнулась, и на пороге оказалась та, которую он точно не ожидал увидеть в баронских подвалах. Анна. Девушка с которой он виделся год назад. Магичка и плутовка с волосами цвета алого пламени.
— Ну здравствуй... Канто, — она улыбалась с порога. — Как это тебя угораздило убить несчастного мальчишку?
Канто несколько мгновений молчал, прикидывая, как так могло получиться, но потом тоже  улыбнулся ей в ответ.
- Анна? Откуда ты здесь? – он поднялся на ноги и быстро подошел к магичке. – Ты одна? А где охрана? – он выглянул в пустынный коридор. – Так. Мне надо отсюда валить и быстро. Я никого не убивал. Не идиот же я! Не знаю, кто убил этого блондинчика, но участвовать в этом точно не хочу.
- Узнаю твой пыл, ты все так же нетерпелив, - Анна усмехнулась, с любопытством разглядывая его со всех сторон. - Погоди! Куда ты собрался бежать? Тут повсюду стража. Один для меня не проблема, но ведь он тут не один. И вообще, я здесь случайно и по совершенно другому делу, и не должна морочить направо-налево головы людям своего потенциального союзника. Расскажи мне что произошло. Коротко. Как ты во все это влип?
- Я просто заехал к барону посмотреть его хваленую коллекцию, - Канто все еще задумчиво рассматривал коридор, решая бежать или нет. – Посмотрел, не вдохновился. Затем мы выпили, поболтали... И этот мальчишка там был. Жив-здоров! А потом я ушел спать. Утром проснулся тут, - он обернулся к Лиранне и развел руками. – Понятия не имею, что происходит. Барон меня избегает, даже не навестил ни разу! Хоть бы уж обвинил в чем-то, но нет – не показался. Про этого мальчишку охранник сказал.
- Значит, не помнишь? - Лира нахмурилась, побарабанила пальцами одной руки по локтю другой. - Похоже на работу другого псионика по стиранию памяти, или на какое-то зелье... или на подставу, - она взглянула на Канто. - Ты знаешь, что барон твердо намерен обвинить тебя в этом? Я могла бы докопаться до истины, но... мне потребуется твоя память. И твое согласие.
- Моя память? – Канто нахмурился. В его памяти чего только не было, и он понятия не имел, как далеко может залезть в его воспоминания Лиранна. – Не люблю я все это. Моего слова то есть тебе не достаточно? Я же сказал все, что знаю.

Отредактировано Канто (13-11-2020 20:05:38)

+1

8

Лиранна помедлила. Она не настолько хорошо знала Канто, чтобы верить на слово - жизнь научила, что такое доверие слишком часто бывает неоправданным. К тому же она своими глазами видела, как легко он мог убить телохранителей эльфа тогда, в конюшне. Но какой мотив у него был убивать мальчишку-бастарда, ведь Канто даже не был из этих земель?
- Даже если я верю тебе, этого недостаточно, чтобы очистить твое имя и вывести тебя наружу. Как ты проедешь по баронским землям, если за тобой будет охотиться каждый второй? Но я могла бы вмешаться в судилище барона и заставить его провести процедуру с моим участием. Я имею на это вмешательство некоторое право, - она улыбнулась, - но все должно быть официально.
- Как проехать? – Канто гоготнул. Ему просто надо было избавиться от ошейника и расправить крылья. – Легко, если убрать эту штуку с моего горла. Сможешь сделать? – он взглянул в бездонные голубые глаза Лиранны, зная, что смотреть туда очень не рекомендуется. – Но я бы не хотел оставлять о себе дурную память, тут ты права. Что будет требоваться от меня, чтобы ты посмотрела, что хочешь? И, кстати, сама-то ты что здесь забыла? Вдруг барон подослал тебя внушить мне весь тот бред, что сейчас происходит, и после я наоборот буду думать, что сам парня зарезал?
- Я не хочу, чтобы ты убивал здесь людей, если я освобожу тебя, - не стала ходить вокруг да около волшебница. - Я здесь по заданию моего Ордена, мне нужно наладить с бароном хорошие отношения... дипломатические. Приехала сегодня с утра, и баронесса рассказала мне об убийстве. Я бы и вовсе мимо прошла, но в ее памяти мелькнуло твое лицо, и я вспомнила, что знаю тебя. Видишь, как полезно со мной дружить? А ты все в подсыле обвиняешь, - она лукаво улыбнулась.
- Я не обвиняю, я предполагаю, - поправил Канто. – Так что тебе требуется от меня?
- Хм... пожалуй, мне понадобится... - она не закончила: со стороны лестницы донеслись торопливые шаги. Давешний стражник, зачарованный ею, возвращался.
- Сюда идут, госпожа, - деревянным, невыразительным голосом сообщил он.
- Проклятье! - прошипела Анна, оглядываясь по сторонам. - Меня здесь видеть не должны... Заходи обратно, мне нужно снять с него гипноз, пока не дознались! Я помогу тебе, Канто, правда. Верь мне.
- Хорошо, ладно, верю, - он шагнул обратно в свою камеру-кладовку. А что еще оставалось делать? Недоразумение надо было хоть как-то разрешить, да и подставлять Лиранну совсем не хотелось, если она пришла сюда по своей воле, а не по приказу барона.
Лира быстро задвинула за ним тяжелый засов, уже слыша, как по ступеням грохочут шаги нескольких человек, молнией развернулась к стражнику и решительно коснулась пальцами его лба, стирая из его памяти последние несколько минут. Он вздрогнул, зажмурил глаза, пытаясь избавиться от внезапной головной боли - действовать драконице пришлось грубо и быстро, - и этого хватило ей, чтобы метнуться в соседнюю незапертую дверь, где хранились припасы, и спрятаться за ящиками, моля Люциана, чтобы сюда не решили заглянуть.
- Фран? Ты чего тут стоишь, как осел? Эй, Фран?! - раздался снаружи, в коридоре, голос.
- Да... хер знает... что-то башка трещит!
- Ты что, нализался что ли? Смотри мне, господин барон этого не одобрит! Шкуру спустит только так... - послышалось тяжелое металлическое звяканье. - Давай, открывай этого... убивца. Эй, ты там! Без глупостей! Поговоришь с господином бароном! - последнее относилось уже к Канто.

+1

9

Встретиться с бароном? Наконец-то! Он так этого ждал!
Канто кивнул в ответ:
- Хорошо-хорошо, с бароном я поговорю.
Неужели до него дошло, что задержали не того? Или, наоборот,  барон до сих пор считает его убийцей? Надо все было срочно прояснить и расставить по своим местам. А потому Канто даже позволил связать себе руки (почему-то без этого Карстен с ним встречаться наотрез отказывался) – главное, поговорить с бароном.
- Ну, идем что ли? – поинтересовался охранник, перетянув дракону запястья веревкой.
- Идем, - согласился Канто и направился к выходу, за одним из своих провожатых. Лиранны он по пути не заметил, значит, плутовка успела быстро и успешно спрятаться – уйти из подвала она бы незамеченной не смогла.

Барон Карстен ожидал своего пленника вовсе не в одиночестве. Здесь присутствовало человек десять его гостей, прислуга, охрана и даже старый жрец от Триумвирата (судя, по его мантии). В общем, народу в зал набилось до отказа, из-за чего Канто даже немного опешил – он-то думал пообщаться с Карстеном наедине.
- Итак, дамы и господа, попрошу внимания, - начал Максимилиан.
Он сидел в кресле с высокой резной спинкой, словно владыка на троне. Впрочем, наверное, так он и ощущал себя в своих владениях. Кресло рядом с бароном (намного поскромнее) занимала леди Арелла. Канто и его четыре вооруженных охранника остановились в центре зала.
- Сегодня мы собрались, чтобы судить этого человека, - продолжил барон и указал на дракона. – Который убил бедного сына виконта Иврила.
- Я никого не убивал, - громко и уверенно произнес Канто.
- Я не давал тебе слово, - глянув на него, процедил сквозь зубы барон. – Еще раз влезешь без разрешения – прикажу выпороть за неуважение ко мне и всем здесь присутствующим.
Канто нахмурился, но промолчал. Он тут был в меньшинстве: если прислуга навалится всей толпой, то ему несдобровать.
- Я принял этого человека в своем доме, - продолжил барон, вновь обратившись к присутствующим. – Принял как гостя: накрыл стол, познакомил с домашними, показал свою коллекцию редкостей, а он взамен зарезал ни в чем не повинного Кристиана.
- Кристиан был как овечка, безобидный, - поддержала мужа госпожа Арелла. – За что его убивать?
- В том и дело, - вздохнул барон. – И мне теперь надо еще и его родню известить. Думаю, если я сообщу, что убийца пойман и наказан, то им легче будет принять столь тяжелую новость. Но что меня интересует самого, так это лишь один вопрос – зачем? Зачем ты его убил?
Теперь барон Карстен обращался именно к Канто, и тот поспешил ответить:
- Я не убивал его. Я ушел спать, когда этот Кристиан еще был за столом. Он оставался с вами, - уточнил дракон. – Со мной ушли две дамы. Можно же их спросить – они все подтвердят!
- Дамы сказали, что сопроводили тебя в комнату и сразу ушли, - ответил барон. – Я как раз тоже удалился из-за стола к своей жене, а когда вернулся, то увидел, что мальчик лежит в луже крови, а ты стоишь рядом. Зачем ты вернулся?
- Я не возвращался, - Канто, как ни старался, никак не мог вспомнить то, о чем говорил Максимилиан. Его память отключилась на пороге его комнаты. Как он мог вернуться? Да и зачем? – Того, о чем вы говорите, не может быть.

+1

10

- Господин барон! Милорд! Прошу минуту вашего внимания.
Она произнесла это громко, четко и уверенно, и застыла в дверях, чувствуя, как на нее, словно лучи, направляются взгляды присутствующих, один за другим. Она улыбнулась, ничуть не смущенная этими взглядами и, стуча каблучками расшитых туфель, вышла на середину зала, поближе к осужденному.
По Лиранне никто не сказал бы, что она только что пряталась в подвале за бочками. Стоило стражникам уйти и увести Канто, как драконица, оставшаяся незамеченной, метнулась в свою комнату, где торопливо привела себя в порядок, отряхнула платье от пыли и заново расчесала и уложила волосы, брызнула в лицо розовой воды - и лишь после этого направилась в зал, дождавшись в речи барона Карстена наиболее подходящей паузы.
Сигизмунд Керр всегда говорил ей, что одно из главных условий любых переговоров - правильно появиться.
- Прошу прощения, что позволила себе вмешаться, - с обезоруживающей улыбкой продолжила Лира, остановившись в нескольких шагах между бароном и Канто, - но я вижу в этом деле прямой интерес Гильдии мистиков, официальным представителем коей, смею напомнить, являюсь здесь и сейчас.
- Госпожа Шеви... - хмурясь, начал Карстен, и в голосе его прозвучало почти нескрываемое "знай свое место, девка!".
- Это дело выходит за рамки обычного убийства, - слегка повысила голос драконица, не испугавшись высокородного гнева. - Во-первых, был убит сын виконта Иврила. Да-да, внебрачный сын, - она подняла ладонь, пресекая поднявшийся было ропот. - Однако, как многим присутствующим здесь наверняка известно, у Роберта Иврила нет иных законных или незаконных детей, и в последнее время он всерьез задумывался о том, чтобы официально принять своего бастарда Кристиана, который, к тому же, с детства воспитывался при его дворе и под его опекой. Если желаете, я могу предоставить переписку, в которой господин виконт открыто заявляет о своих намерениях в отношении Кристиана, но, боюсь, доказательств придется подождать. К тому же мы сейчас не об этом, а о том, что такое дело не должно рассматриваться на уровне местного суда. Убийство лорда разбирается высшим судом, а значит, среди судей должен находиться либо представитель короны...
- Госпожа Шеви! - на этот раз в голосе Карстена прозвучала настоящая угроза, а баронесса Арелла побледнела и словно уменьшилась в размерах. - Не лезьте не в свое дело!
- ...либо независимый маг-псионик, который после предоставит всю полученную информацию официальным лицам, - закончила Лира, не прекращая очаровательно улыбаться. - И здесь я, как посланник Гильдии, предлагаю свои услуги. Можно, конечно, направить запрос в Вильсбург, но в таком случае дело растянется, а ведь никому наверняка не хочется этого.
По залу пробежал шепоток.
- Вы знаете кодекс представителей моего Ордена, - Лиранна запустила пальцы в низкое декольте платья, извлекла наружу медальон Гильдии - око, заключенное в пятиконечную звезду. - Я имею право выступить дознавателем, и в этом случае обязана буду передать все, что узнаю, в верховный суд. Мои полномочия подтверждены моим статусом - я говорю как Мастер цеха Проявляющих Истину. Кроме того, - она впервые за все время своей речи повернулась к Канто, разглядывая его так, словно увидела впервые, отстранено, с практическим интересом, - кроме того, подозреваемый говорит о потере памяти, что является областью моих профессиональных исследований. Я сумею добыть из его головы сведения о том, что он делал в ночь убийства Кристиана Иврила, - Лира выдержала паузу, не сводя глаз с лица барона.
Странное у него было лицо. Словно он одновременно кипел от ярости, был готов отдать приказ схватить и ее тоже... и одновременно боялся. Чего? Гильдии за ее плечами? Вряд ли.
Лиранна играла с огнем. Гильдия наверняка не одобрила бы ее действия - поставить жизнь какого-то случайного осужденного выше интересов магического сообщества. Но она всегда могла прикрыться профессиональным кодексом чести магов-менталистов, и попробуй, докажи, что этого не было...
Ей ужасно хотелось посмотреть в лицо Канто, приободрить его хотя бы взглядом, но этого она сделать сейчас не могла.

Отредактировано Лиранна (18-11-2020 19:47:59)

+1

11

— Господин барон! Милорд! Прошу минуту вашего внимания.
Лиранна! Канто помнил, что она обещала помочь, но немного удивился тому, насколько смело и уверенно девушка разговаривала с Карстеном. Она вышла вперед, встав между бароном и Канто, и продолжила свою речь. Впрочем, причина ее уверенности сразу же и открылась.
Гильдия мистиков. Официальный представитель.
Насколько знал Канто, этой гильдии побаивались в Остебене. Да и не только в Остебене! Игры с разумом никто не любил, если не мог им противостоять, а псионикам противостоять могли немногие.
Притих и барон Карстен. Нахмурился и явно злился, хоть и держал себя в руках. Несколько раз он попробовал одернуть Лиранну, но запретить говорить он ей не мог – против авторитета Гильдии ему выступать было слабовато. Карстен молчал несколько минут, когда Лиранна закончила свой монолог. Молчание воцарилось и во всем зале.
А когда барон заговорил, взоры всех присутствующих обратились к нему:
- Это очень мило, госпожа Шеви, что вы спешите предоставить свои услуги как представителя власти. Я подумаю над вашим предложением. Честно говоря, у нас тут, в глубинке, нравы более просты, чем в столице. Все спорные ситуации мы решаем сами своим судом, а если много спорных вопросов, то судом божественным. Правда, брат Иероним? – он обернулся в сторону жреца Триумвирата.
- Правда, господин Карстен, - кивнул тот, скромно сложив руки на груди. – Если люди не в силах рассудить, где правда, а где ложь, то наш великий Творец всегда поможет установить истину.
- Так вот, госпожа Шеви, - продолжил барон. – Раньше правила божественного суда были довольно суровы. Чтобы доказать свою невиновность брали в руки раскаленное железо или ходили по горячим углям. Но так было раньше, и я считаю, что это варварство. У нас все проще – мы устраиваем охоту. Если коротко, то даем обвиняемому фору в пятнадцать минут, а затем преследуем его в лесу, что входит в мои владения. Если Творец помогает ему сбежать, то он свободен, и все обвинения снимаются. Если его ловят – значит, обвинения подтверждены. По-моему, это довольно мягкий ритуал, и я бы обратился к нему.
Барон замолчал, окинув взглядом зал. Публика начала перешептываться, и насколько мог слышать Канто, большинство присутствующих были вовсе не за честное расследование, что предлагала Лиранна, а за охоту. Охота здесь, «в глубинке», как говорил Карстен, действительно была развлечением, за которым с интересом следили все, кому не лень. Честный же суд требовался, разве что, подсудимому да самому покойному Кристиану, если считать, что его душе вообще что-либо было важно после смерти. 
- В общем, я решил, что подумаю, как быть, и завтра сообщу свой ответ, - заявил барон, глядя на Лиранну. И как отметил Канто, взгляд Карстена подозрительно повеселел.- Но вы всегда можете изменить свое решение и выступить за суд божественный. Еще не поздно его принять и решить все по старинке. Вы даже сможете принять в нем участие.
- Божественный суд – самый верный, - подтвердила госпожа Арелла.
- А я за помощь госпожи Шеви, - высказался Канто. Его совсем не прельщала мысль бегать от своры преследователей по лесу. В «божественном» суде от Карстена чувствовался скрытый подвох. Что-то там было нечисто – дракон подозревал, что барон не договаривает всей правды, так что помощь Лиранны, хоть и не любил он псиоников, ему импонировала больше.
- Подозреваемый в этом вопросе ничего не решает, так что замолчи, - грубо осадил барон и с легкой улыбкой на губах обернулся к госпоже Шеви.

+1

12

Божественный суд...
Ни в одной самой отсталой провинции (из более цивилизованных и приличных мест эту ересь давно уже выдавили!), ни в одном самом очевидном случае он не приводил ни к чему хорошему. Для подсудимого. Людей калечили, жгли, топили, обрекали на мучительную смерть - не ради восстановления справедливости, но ради потехи толпы. Спору нет, это единственное, что действительно хорошо выходило на процедурах божественного суда - зрелище получалось отменным...
Но она-то все это затеяла не ради зрелища. Да еще и священник этот...
- Если люди не в силах рассудить, где правда, а где ложь, брат Иероним, - обернулась она к служителю Люциана, - для того и нужны мы, Гильдия Мистиков. Наши действия и милосердны, и, что самое главное, совершенно законны. В отличие от... как вы сказали, милорд? Охоты? Господин барон, я, конечно же, ошибаюсь, и вы же не ставите свое личное желание развлечься выше законов королевства?
Шепотки в зале стали настороженными. Барон улыбался, и Лиранне захотелось стереть эту ухмылочку с его лица.
- Дайте мне три дня, милорд. Поверьте, за это время я вытащу на свет самые неприглядные тайны, которые подозреваемый... и виновный, - она нарочно разделила их на двух разных человек, неотрывно глядя барону в глаза, - не открыл бы и собственной матери на смертном одре. В противном же случае Кодекс вынуждает меня все-таки направить весть в верховный суд и к бедному отцу Кристиана.
- К отцу Кристиана... - вздохнул барон, и взгляд его стал жестким. - Госпожа Шеви, что сказал бы этот несчастный человек, за душевное благополучие которого вы так радеете, если бы узнал, что вы оттягиваете момент казни убийцы его сына?
- Думаю, он сказал бы, что лучше пусть за смерть Кристиана ответит действительно виновный, чем погибнет безвинный, - мягко улыбнулась Лиранна. - Так что скажете, милорд? Три дня. Если я ничего не добьюсь за это время, вы можете поступить с этим человеком, как захотите, а меня с позором отправить обратно в Гильдию. Кроме того я же могу найти и неоспоримые доказательства вины этого... как его зовут? - она повернула голову к Канто, ожидая, пока кто-то из слуг подскажет ей. - Канто? Да, спасибо. И тогда вы казните его в полном и законном праве. Вы согласны?
Взгляд баронессы Ареллы стал умоляющим, но Лира не смотрела на нее. Она смотрела на Максимилиана.
- Хорошо... госпожа Шеви. По рукам, - кивнул, наконец, барон и снова улыбнулся. - У вас есть три дня, и завтра вы сможете поговорить с убийцей...
- С подозреваемым, - поправила его Лира и присела перед Карстеном в поклоне. - Но почему не сегодня?
- Сегодня уже слишком поздно, - барон глотнул вина из кубка и слишком поспешно поставил его обратно на стол, рубиново-красный напиток выплеснулся лужицей. - Вы ведь только сегодня с дороги и, как сказала моя жена, страдаете от головной боли... - он покосился на свою жену, и драконица поняла, что та рассказывает мужу обо всех телодвижениях заезжей магички. Значит, и среди служанок полно шпионок насовала. - Ступайте и отдохните. Ночи здесь долгие. А этого убий... подозреваемого, - напоказ поправился Карстен, - ...отведите обратно в подвал и накормите. Даю мое слово: до того, как истекут установленные вами три дня, ему не причинят вреда.

+1

13

Три дня.
Канто покосился на Лиранну. Что она думала найти тут за три дня? Он знал про ее способности, но разве позволит барон копаться в разуме своем или своей жены? Да и что-то подсказывало дракону, что все здесь было не так просто. Иначе, зачем бы Карстену так торопиться с «божественным судом»? Сообщил бы властям и родителям убитого мальчишки, чтобы те прикатили сюда, и все решилось, как положено – нормальным судом, а не «божественным» самосудом. Но барон предложению Лиранны вовсе не обрадовался, – это было заметно по его кислой физиономии, когда он услышал предложение о расследовании, - так что Канто не очень-то рассчитывал, что драконице удастся что-либо разузнать.
Но если нет, то тут оставался хотя бы шанс на побег – Канто почему-то был уверен, что Лира, в случае неудачи, сбежать ему точно поможет. А там расправить крылья и улететь – пара пустяков. Ах да! Еще спалить здесь все к фойрровой жопе, чтобы не повадно было Карстену впредь наговаривать на честных драконов.
В общем, обратно в подвал Канто отправился в полной уверенности, что все равно отсюда выберется, не одним путем, так другим.

***

В дверь комнаты Лиранны постучали вечером. Тихо, но очень настойчиво. А когда она открыла, то увидела на пороге брата Иеронима. Служитель Триумвирата улыбался и слегка склонил голову в знак приветствия:
- Добрый вечер, госпожа Анна. Я проходил мимо вашей комнаты и подумал, что вдруг смогу вам чем-то помочь? Вы же знаете, что Триумвират всегда выступал за честность и справедливость. И у меня еще есть несколько вопросов, которые я бы хотел задать лично вам. Они появились у меня еще днем, но там, в зале, задавать их было бы неуместно.
Брат Иероним еще раз улыбнулся и уточнил:
- Так я могу пройти?
Уточнил он, впрочем, чисто из вежливости, так как привык, что жрецам Триумвирата никто никогда не отказывал, а потому и ответа Лиранны он не дожидался, пройдя в комнату, словно его уже пригласили. Быстро осмотрелся и направился к столу, по пути доставая откуда-то из складок длинной робы бутылку вина.
- Вот, - брат Иероним поставил бутылку на стол. – Это чтобы наш разговор проходил более непосредственно и по-домашнему, - он обезоруживающе улыбнулся Лиранне.
Улыбка у жреца приятной и искренней. Самому ему уже перевалило за пятьдесят, виски покрывала седина, но взгляд и улыбка оставались живыми и вовсе не старыми. Впрочем, и сам жрец выглядел довольно подтянутым и жилистым – ни капельки лишнего жира у него не наблюдалось, в то время как большинство братии Триумвирата к подобному возрасту умудрялись обзавестись приличным брюшком и вторым подбородком.
[nick]брат Иероним[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b03/2011/34/a88eb7d79c28.png[/icon][status]во славу Триумвирата[/status]

+1

14

- Брат Иероним?
Вот уж кого она не ожидала увидеть на своем пороге - так это жреца Триумвирата. Священнослужители не отличались привычками стучаться ночами в комнаты к одиноким женщинам. Тем более, что драконица успела уже переодеться, сняв верхнее платье и туфли и распустив волосы, и теперь спешно куталась в благоухающую лавандой кружевную накидку, не столько скрывающую, сколько привлекающую внимание.
- Конечно, проходите... - Лиранна осенила себя священным треугольником Люциана, отступила в сторону, впуская святого брата внутрь. Все равно войдет. Оглянулась перед тем, как закрыть дверь - в коридорах было тихо и темно. Словно весь замок Брамросс, такой оживленный еще час назад, внезапно вымер.
- Вино? Ох, брат Иероним, вы знаете, как разрядить обстановку, - Лира обаятельно заулыбалась, когда из-под рясы показалась бутылка, но за приветливой маской оставалась напряженной и - что уж там! - растерянной, пытаясь понять мотивы гостя.
Вино, поздний визит, ни капли смущения от созерцания полуобнаженной женщины - в иной ситуации Лира подумала бы, что жрец пришел к ней с совершенно определенными намерениями, и даже не слишком бы этому удивилась. Это только в идеальном мире служители богов безгрешны и не подвержены никаким плотским желаниям - в реальности драконица давно уже убедилась в том, что это не так.
Но в том и была загвоздка: брат Иероним не производил впечатления тайного гедониста, потакающего своим желаниям. Еще в зале барона Лира отметила, что этот человек держался непритворно скромно, и никак не пытался говорить, пока его не спрашивали - хотя жрецы Триумвирата редко упускали возможность вступить в полемику с защитниками возможных преступников, с удовольствием обличая последних во всех грехах. Но Иероним казался отстранненым и непроницаемым.
И, глядя на него, осторожно прощупывая его магией, Лиранна начинала понимать, почему: брат Иероним имел при себе Сурон. Незаметно, не на виду - наверняка где-то под рясой, но она чувствовала его действие, блокирующее ее ментальную магию. Брат Иероним оставался для нее закрытым, словно сундук с опущенной и запертой крышкой, и это заставляло ее чувствовать себя не в своей тарелке.
- Так... чем я обязана вашему визиту? - Лиранна плотнее запахнулась в кружевную накидку, опустилась в мягкое кресло, закинув одну ногу на другую - тонкое платье оставляло открытыми лодыжки и маленькие белые ступни. - Вы сказали, у вас есть ко мне вопросы. Они касаются заключенного? Канто?
Она дождалась, пока брат Иероним откупорит бутылку вина и разольет напиток по двум маленьким деревянным кубкам. Действия и движения его были спокойными, уверенными, но спокойствия самой Лиранне это не прибавляло.
Впрочем, улыбаться она продолжала, как обычно, мило и дружелюбно.
- Разве ваши обеты не предписывают вам воздержание в хмельных напитках? - она лукаво глянула на жреца из-под ресниц. - Простите меня, если я демонстрирую свое невежество...

+1

15

- Вовсе нет, - улыбнулся жрец в ответ. – Все хорошо в меру, а значит, и выпить хорошего вина не возбраняется Творцом. Да мы ведь не будем упиваться – только чуть пригубим этот прекрасный напиток, чтобы беседа была более свободной и непринужденной.
Он кивнул Лиранне и поднял свой кубок:
- За наше знакомство, госпожа Анна.
Она пристально посмотрела ему в глаза, зная, что мысли брата Иеронима ей не прочесть. Что он задумал? Что будет, если она откажется?
Или сделает вид...
- За знакомство, - Лиранна улыбнулась, поднимая кубок в ответ, пригубила - чисто символически, едва окунув в терпкий напиток кончик языка. Сглотнула, чтоб по горлу прошелся заметный комок.
- Так... о чем вы хотели спросить меня, брат Иероним?
Жрец тоже отпил лишь чуть-чуть  и поставил кубок на стол.
- О том, что произошло в этом доме, конечно же, - спокойно ответил он. – Вы так горячо вступились за осужденного, что даже господин Карстен вам уступил, хоть он такого обычно не делает – в своих владениях наш барон сам вершит суд, хоть не все и согласны с его методами. Я понимаю его на то право, но все же придерживаюсь справедливости. Так что вот мне и стало интересно, почему вы так уверены, что торговец из Анвалора не виноват в смерти сына виконта?
- Я ни в чем не уверена, пока не будет проведено расследование. И законы, и учение Господа нашего милосердного, - Лира благочестиво осенила себя треугольником Люциана, - гласят, что нельзя судить, не узнав всей истины. Зачем торговцу из Анвалора убивать сына виконта? Каковы его мотивы? Были ли свидетели у этого преступления? Будьте спокойны, брат Иероним: я сумею допытаться до всего. И если - если! - торговец действительно виновен, добьюсь того, чтобы его выдали безутешному отцу юноши, и вступаться за него не стану ни в коем разе. Разве не в этом суть действительно справедливого расследования?
- Вы безусловно правы, - кивнул жрец. – Но мне интересно, как вы намерены узнать все это? Что если преступник вовсе не живет в поместье, и его никто не знает? Что если это грабитель, или некто подобный, забравшийся в дом и встретивший случайно бедного Кристиана?
- Как минимум, мы поймем, что это сделал не торговец Канто: я изучу его мысли, перерою всю его память, и если в его воспоминаниях не будет смерти Кристиана - можно утверждать с высокой долей вероятности, что он невиновен. Далее я могу изучить память всех, кто видел юношу незадолго до его смерти - так мы сможем узнать наверняка.
- А что если кто-то не согласится? – проникновенно поинтересовался брат Иероним, чуть склонившись к Лиранне через стол. – И вовсе не из-за того, что виновен, а из нежелания открывать память посторонним? Ведь все мы храним секреты, которые не хотели бы делать доступными для окружающих - никому и никогда. Иногда они маленькие и глупые, иногда большие и серьезные, способные принести опасность их владельцу или его окружению, но какими бы они ни были, скрывают их всегда тщательно, так как боятся, стесняются или стыдятся. 
- О, я могу понять страхи людей, - Лира улыбнулась. - Все мы боимся, что наши тайны выплывут наружу, даже если они не представляют для постороннего никакого интереса. Но я думаю, что достаточно будет очертить круг подозреваемых, возглавит который, разумеется, торговец Канто, и прочитать их. Разумеется, сам господин барон, его жена и домочадцы вне подозрений, - быстро добавила она, заметив странную тень, мелькнувшую в глазах жреца.
Конечно же, он пришел сюда, чтобы обезопасить от подозрений и чтения мыслей самого барона. Но зачем это Карстену... если только он, конечно, и вправду непричастен ни к чему...
- Ах, госпожа Анна, - вздохнул жрец и тихо рассмеялся. – Иногда наши тайны не только наши. К примеру, у вас есть тайны вашей Гильдии, также как и у меня – моего Ордена. Так что все сложнее... Но это я так... просто рассуждаю вслух, - он взял в руку кубок. – Так кого вы подозреваете? У вас уже есть какая-то теория того, что тут случилось?
- Я думаю... - Лира перекинула другую ногу через колено, усаживаясь поудобнее, и покачала кубком, - ...имело место убийство по неосторожности. В пьяном угаре. Молодой виконт повздорил с кем-то на пиру, и убийца действовал на эмоциях. Тот кинжал, которым был заколот Кристиан... я так понимаю, он был подарен ему самим господином бароном? Значит был при молодом человеке, его просто было выхватить. Осталось лишь найти того, с кем был в ссоре Кристиан в тот вечер - и мы выйдем на след. А вы что думаете, брат Иероним?
- Я думаю, что молодой человек вряд ли мог поспорить с кем-либо, - ответил жрец. – Он был сама доброта. Мил, тих и скромен. Не могу даже представить, что у него появились враги. А вот приезжий торговец мне кажется подозрительным – никто ничего о нем не знает, а как только приехал – тут же убийство. Потому я бы не торопился с выводами и внимательнее присмотрелся к нему, госпожа Анна. Он точно что-то скрывает – это заметно. Возможно, хотел ограбить дом барона, втерся в доверие, остался на ночь, а потом молодой Кристиан ему помешал, банально оказавшись не в том месте не в то время. Это мое предположение, но я сейчас ни на чем не настаиваю – просто рассуждаю, что могло бы случиться. 
- Разумеется, я присмотрюсь к нему, он первый в списке подозреваемых, в конце концов, - мило улыбнулась Лиранна. - С другой стороны, если у вас возникнут еще какие-то мысли по поводу расследования, я буду очень благодарна вам, если вы поделитесь ими со мной. Я хочу с вами... сотрудничать, брат Иероним...
Она протянула ему узкую ладонь, неотрывно глядя в глаза.
- Конечно, - во взгляде жреца читалась сплошная доброжелательность. – Буду рад вам помочь, - он протянул руку Лиранне, слегка сжал ее ладонь и тут же выпустил, поднимаясь со стула. – Но сейчас уже поздно, и мне пора. Я рад, что мы поговорили, и вы удовлетворили мое любопытство. Спокойной вам ночи, госпожа Анна.
Не задавая больше вопросов, брат Иероним поспешил к дверям и выскользнул за них тихо и бесшумно, как тень. Все, что его волновало, он узнал и теперь торопился доложить о разговоре барону Карстену.   [nick]брат Иероним[/nick][status]во славу Триумвирата[/status][icon]https://b.radikal.ru/b03/2011/34/a88eb7d79c28.png[/icon]

+1

16

Утро Лиранна, вопреки своему обыкновению спать до полудня, встретила с рассветом - бодрая, словно птичка, и решительная, словно солдат перед битвой. Собственно, вечерний разговор с братом Иеронимом лишь укрепил ее в мысли,что это и будет битва - с явным, слишком уж откровенным нежеланием господина барона мириться с ее присутствием и вмешательством в расследование.
Нужно было приготовиться ко всему. К любой тайне, которая всплывет в сознании. К любой зацепке.
Фойрр, да почему ей вообще было не все равно до Канто? Потому ли, что они всего разок весело провели время? Или это своеобразное чувство долга: она использовала его в первый раз, и должна была хоть чем-то ему за это отплатить?
Настроенная решительно и серьезно, волшебница особенно тщательно оделась и прибрала волосы, подкрасила глаза и губы, опрыскала лицо и шею благовониями и, звонко стуча каблучками, отправилась вершить справедливость.
Нашла сонную служанку, потребовала завтрак, так и быть, снисходительно удовольствовавшись холодными остатками от вчерашнего пиршества, велела отнести сразу в подвалы, поскольку намерена была, не откладывая дело в долгий ящик, приступить к допросу заключенного.
Пускать ее не хотели.
- Господин барон велел мне заняться этим делом, - настаивала Лира, и медальон Гильдии в вырезе ее платья глубоко вздымался и опускался в такт ее разгневанному дыханию. Но стражник - все тот же бедолага Фран, что стерег Канто вчера, впускать госпожу из Гильдии наотрез отказывался.
- Не положено... миледи... никого барон пускать не велел...
Лиранна вздохнула. Жаль было второй раз заклинать этого несчастного, но...
- Меня барон впустить велел, - с нажимом произнесла она, используя гипноз, и голубые глаза ее казались глубокими, как два сияющих омута.
Фран почти не сопротивлялся. Разве что слегка.

- Канто? - Лиранна снова возникла на пороге камеры узника, плотно затворила за собой дверь и прислонилась к ней спиной. Взглянула на сидящего на ящике мужчину, и голос ее потеплел. - Как ты себя чувствуешь?
- Нормально - для человека, лишенного магии, - усмехнулся тот. – Но могло бы быть и лучше, если бы держали меня в комнате с кроватью и прочими удобствами, а то из удобств у меня одно ведро и старый тюфяк. Да и ошейник бы снять неплохо. А? Лиранна! Сними эту гадость, и мы свалим отсюда немедленно! – он прищурил глаз, но с места не поднялся.
- Барон сам снимет его с тебя, как только признает невиновным. А если ты и в самом деле не убивал Кристиана - ему придется признать тебя невиновным. Я этого добьюсь, - Лиранна села напротив него на второй ящик, предварительно брезгливо отряхнув его ладошкой. - А еще я добилась того, что нам сюда подадут завтрак. Неплохо для начала дня, а?

Отредактировано Лиранна (05-12-2020 20:30:01)

+1

17

- Совсем неплохо, - кивнул пленник. – Это я про завтрак. И что ты собираешься делать сейчас?
- То, что обещала, - Лира улыбнулась, привычным жестом растирая и массируя ладони, разгоняя кровь по пальцам, настраивая собственный разум на чтение чужого. - Мне нужно прочитать твою память за те дни, что ты был знаком с Кристианом. И особенно - за тот день, когда он был убит.
- Эм-м... Да я и знаком с ним был один день! – удивился Канто. – Я не собирался тут задерживаться. Так что... ты уверена, что хочешь увидеть все за тот день? Со мной так-то были дамы, и мы не только ужинали, - он расплылся в многозначительной улыбке.
- А вдруг мне захочется посмотреть, на что еще ты способен, м? Вдруг в ту ночь ты показал мне не все свои умения, и я увижу, что была чего-то лишена... - засмеялась в ответ Лира. - Этого ты боишься?
- Да мало ли... – уклонился от ответа Канто. – Поклянись мне, что будешь рыться в памяти только за этот день! Или я не соглашусь.
Она взяла его за руки. Пальцы у нее были теплыми.
- Канто, - посерьезнев, проговорила Лира. - Я старше, чем выгляжу. Я много лет работаю с чужими мыслями, и умею отделять то, что действительно важно, от праздного любопытства. Мне не интересны твои постельные приключения, торговые махинации или что еще ты там можешь хотеть скрыть от меня. Мне интересно только дело Кристиана, и я клянусь, что не буду читать дальше и глубже. Ты почувствуешь мое продвижение, и сможешь меня остановить. Договорились?
- Ладно, хорошо, - он нехотя согласился, поддавшись на ее уговоры. – Что я должен делать? Мне нужно сидеть или лежать? Как это все происходит? Но в целом, думаю, ты мало что увидишь. С Кристианом я почти не общался, разве что за столом поболтал. Раньше его не знал – первый раз увидел тут, в доме, вечером. Днем он куда-то уезжал. Так что мои знания слишком скудны, чтобы пролить хоть какой-то свет на это происшествие. Мне кажется, барон хочет все свалить на меня лишь потому, что я чужак в его доме, а где искать настоящего убийцу никто не представляет.
- Я тоже думаю именно так, - кивнула Лира. - Но мы должны подтвердить твою невиновность фактами. Поэтому... просто сиди, как сейчас. Я постараюсь, чтобы вмешательство происходило как можно мягче. Расслабься. Закрой глаза. Слушай мой голос. Если ты не будешь сопротивляться, все пройдет куда проще и быстрее.
Она положила теплые пальцы на виски Канто, слегка нажала, массируя их. Теперь она находилась так близко к нему, что он мог чувствовать ее дыхание на своей коже.
- Канто, - когда Лиранна заговорила вновь, ее голос словно распался на несколько других голосов, мелодичных и певучих. - Ты слышишь меня? Ответь.
- Да, - произнес Канто, с трудом разлепив губы. Все произошло так быстро, что он даже понять не успел, как мир вокруг погас, - словно засосало в темный омут, когда Лиранна коснулась его головы. Все мысли вылетели, а с ними и тревоги, и подозрения. Остался только голос магички и тепло ее рук – более он не ощущал ничего.
Затем в сознании потянулись картинки того злосчастного дня, когда Канто приехал к Карстену, а следом и вечера. Картинки вспыхивали в сознании и тут же гасли, хаотично сменяясь другими и совсем не запоминаясь. Но их и не требовалось запоминать – Канто лишь плыл по течению мыслей, не углубляясь в сам процесс и мгновенно забывая все то, что только что возникло в памяти.

+1

18

Зато лицо Лиранны стало сосредоточенным. Жили на нем только сияющие голубые глаза, непрерывно двигающиеся, словно искавшие, рассматривавшие сквозь кожу Канто, сквозь кости черепа, те картины, что возникали в его голове.
Молодой светловолосый человек... веселый, душа компании. Все смеются. Всем нравится обаятельный Кристиан. Канто тоже испытывал к нему симпатию... ему незачем было убивать его. Барон необычайно благоволил своему гостю, и все то время, что Канто видел юношу, тот появлялся в обществе хозяина замка... все время рядом.
Праздник. Варварское великолепие, барон стремится показать всю роскошь своего дома... слишком мало по-настоящему красивого. Зато хорошее вино. Терпкое и сладкое. И две женщины сидят по обеим сторонам, что-то весело щебечут...

Лиранна медленно, осторожно попыталась сфокусироваться на боковом зрении Канто. Не смотреть на распутных красоток, уже почти влезших к нему на колени, обратить внимание на то, что делал Кристиан. Краем глаза... Канто видел его рядом с бароном. Они разговаривали.
Пальцы волшебницы на висках мужчины стали прохладнее. Находясь в чужой памяти, сложнее выцеплять из нее то, на чем человек не фокусировался в тот момент, что он не считал важным. Но именно это-то и было сейчас важнее всего.
- Вспомни, Канто... - шепнула она своим колдовским голосом. - Вспомни все, что делал Кристиан в тот вечер... до того, как ты пошел с теми женщинами.
Канто честно попробовал вспомнить. Кристиан был хорошим собеседником. Они болтали об Анвалоре, Лунных Землях, Вильсбурге и даже об Андериле. О редких артефактах и чудесах, что хранились в легендах. О мире мальчишка знал больше Карстена и рассказывал, что дома у его отца была собрана шикарная библиотека. Затем все выпили еще... и еще, и разговоры стали более обрывочными – внимание Канто заняли девицы, Кристиан переключился на барона. И вроде бы они начали о чем-то спорить... Так или иначе, сам Карстен выглядел расстроенным, нервно стуча пальцами по столешнице. А после Канто понял, что перепил и отправился спать.
Лира усмехнулась, заметив, что его сопровождают бароновы шлюшки и зная, что произойдет дальше.. Что-то внутри нее - исключительно женское, глубинное, любопытное, - не удержалось от того, чтобы спросить:
- И что же ты думаешь... обо мне?
- Ты красивая и обаятельная, - ответил Канто, не уловив под гипнозом подвоха. – И умная. Коварная и хитрая. Но ты мне нравишься, и я верю, что пытаешься помочь.
Волшебница улыбнулась, вполне довольная его ответом. Кончиками пальцев слегка погладила его виски.
- Я помогу тебе, - промурлыкала она. О Кристиане Канто уже рассказал ей все, что только мог рассказать, и все же она мельком, не изменившись в лице, просмотрела то, что он делал всю ночь. Негусто. Немного поразвлекся с дамами - но был слишком пьян, чтобы действительно стараться, - получил удовольствие и почти мгновенно уснул.
Она усмехнулась уголком рта и еще раз прокрутила воспоминания Канто в обратном порядке - вплоть до того момента, когда он приехал в Брамросс: хотела посмотреть, кто встретил его здесь и не был ли Канто приглашен...
...когда поняла, что он вовсе не приехал в замок.
Он в него прилетел.

Лиранна ошеломленно застыла, пытаясь поверить тому, что увидела в его сознании. Огромное весеннее небо, синее, как горные цветы. Ветер, ласкающий распахнутые крылья. Земля, видимая далеко внизу - глазами дракона.
- Канто...
Ее пальцы похолодели, и Лира поспешно отняла их от висков мага, заморгала, выбираясь из его сознания. Лицо ее оставалось спокойным, но со щек сбежал румянец, яркие губы побледнели.
Канто пришел в себя почти мгновенно, но о том, что могла увидеть в его памяти Лиранна, он не знал – для него время замерло, когда погрузился  в гипноз, и пошло заново, стоило магичке убрать от его головы руки.
- Ну как? Ты увидела все, что хотела? – он обернулся, уже сам растирая виски, и тут же нахмурился, заметив, неестественную бледность на лице Лиранны. – Что-то не так? Ты себя хорошо чувствуешь? Только не говори, что увидела, как я прирезал бедолагу Кристиана и успел об этом позабыть!
- Нет... нет, ты невиновен в его убийстве, - пробормотала Лиранна, вновь растирая похолодевшие руки. - Я просто немного устала. Такие действия отнимают много сил, вот и все...
Она сама не знала, что именно напугало ее. Перед ней сидел сородич. Такой же, как она сама. В это сложно было поверить, но Канто был драконом. Она встретила другого дракона впервые в жизни, и совершенно не знала, как на это реагировать. Стоит ли сказать ему, что она знает? Стоит ли раскрыться?
Пожалуй, нет. Наверное, он бы этого не хотел. Или же он видел достаточно дракониц, чтобы не удивиться еще одной, которая, к тому же, больше человек, нежели дракон.
- Ты невиновен, Канто. Той ночью ты выпил, ушел в спальню с двумя девицами и пробыл там всю ночь. В твоем сознании не осталось никаких ночных похождений или убийств. Ты этого не делал.

+1

19

Он так и знал, что ни в чем не был виноват, так что словам Лиранны не удивился. Удивился ее реакции. Драконица ловко все списала на усталость, но Канто видел, что дело не только в этом. Конечно, маги с подобными способностями должны были уставать, вот только почему ему казалось, что она больше напугана, чем устала?
И что такого могла узнать, чтобы испугаться?
Канто мысленно перебрал в памяти весь тот день, когда приехал к барону. Вроде бы, ничего ужасного тогда не произошло. Если только... она не копнула что-то раньше. А копни раньше – вполне могла узнать о его истинной сущности.
Но тогда...
Если и впрямь Лиранна узнала, что сейчас перед ней не человек, а дракон? Могла бы она этого испугаться?
Конечно, могла, как и любой другой человек.
Иных вариантом происходящего Канто не видел.
- Я знаю, что невиновен, - произнес дракон вслух. – Но я рад, что ты это подтвердила и теперь тоже мне веришь. Но вот... насчет того, что ты в моей памяти насмотрела... Ты уже знаешь, кто я?
Он видел ее растерянность, быстро спрятанную за улыбкой, и понял, что прав. Она знала.
- Я не человек, - скрывать очевидное не имело смысла. – Я – дракон. Прилетел сюда, чтобы посмотреть хваленую коллекцию человеческого барона. Тот хвалился, что у него есть и драконьи реликвии, вот только, как оказалось, врал – даже мой подарок (я ж не мог приехать с пустыми руками, чтобы попасть в этот дом!) намного ценнее всего, что тут находится. А «чучела» и вовсе отвратительны! В общем, ничего ценного я не увидел, но остался на ужин, не отказав на приглашение барона. Наверное, это единственный мой промах – надо было уходить, тогда бы и здесь не оказался. Мальчишку убивать мне ни к чему – я его никогда раньше не видел, мы не ругались, не спорили, так что в чем тут дело, не знаю.
Канто замолчал, рассматривая Лиранну. Она ему верила – теперь он точно это видел. Сомнений после копания в его сознании у нее не осталось.
- За столом я хвастанул барону, что являюсь магом, даже фокус какой-то показал простенький, - признался Канто. – Вот он и нацепил на меня ошейник. Тут я сам дурак. Промолчал бы – сейчас запросто превратился бы в дракона и ушел, выломав стенку, - он усмехнулся. – Да и вообще за подобное ко мне отношение здесь все следовало разнести и сжечь. Если бы не ты – я бы уже попробовал сбежать. И, наверное, так поступлю, если твой план провалится – барон слишком уперт, и, подозреваю, все же что-то тут не то... Так что, если не сложно, оставь мне нож. Даю слово, что не сбегу, пока ситуация не станет слишком опасной. А если уж станет, то не позавидую тому, кто встанет на моем пути.

Отредактировано Канто (13-12-2020 15:35:16)

+1

20

Он сказал...
Он так просто взял - и признался в том, кто он такой. Так просто взял - и подтвердил самую страшную тайну, которую Лиранна знала в своей жизни...
Никогда. Никому не говори. В этом - залог твоей безопасности.
Не выходи из дому после наступления темноты...
Не привлекай к себе внимания. Слишком яркая одежда... слишком яркие волосы... это погубит тебя! Никто не должен смотреть на тебя, никто не должен о тебе знать...
Словно она вновь на миг стала юной Анной из Берселя, скованной по рукам и ногам сотней материнских запретов. Словно она вновь стала Анной-ученицей, охваченной ужасом и болью первого неосознанного превращения.
Слишком долгие годы осознание собственной драконьей сущности причиняло только страх - страх, что кто-то увидит. Кто-то узнает. Ей пришлось по капле выдавливать из себя ту хрупкую трусливую дуру, чтобы стать той, кем она являлась сейчас.
Но теперь, когда Канто неотрывно смотрел на нее, спокойный и внимательный, Лиру вновь охватил старый позабытый страх. Забавно, что маг, контролирующий чужой разум, вообще может чего-то бояться...
Она сделала над собой усилие и вернула на лицо прежнюю лукавую улыбку.
- Ты так просто делишься со мной этой тайной? - она помолчала, пока Канто все так же размеренно рассказывал ей о том, как прилетел к барону Карстену, и что на самом деле искал. И по мере того, как он говорил, Лиранна все больше успокаивалась, овладевая собой и ситуацией.
Он не знал. Все еще не знал, и вряд ли узнает. Это первое.
Она не может позволить дракону - своему сородичу! - оставаться в этом замке беззащитным и скованным. Что-то глубоко внутри нее восставало против самой этой мысли, хотя Лира всегда считала себя больше человеком, нежели драконом. Быть драконом опасно. Быть драконом - жить в постоянном страхе.
Канто здесь оставаться не должен.
Она смотрела на дракона долгим, серьезным взглядом, и впервые за все недолгое время их знакомства не играла с ним. Видела, что Канто не лжет. Возможно, она могла бы избавить его от ошейника, разом решив все его проблемы...
Но тогда он улетит - и она больше никогда его не увидит. Какова вероятность, что ей вновь доведется встретить сородича, пусть даже он не знает об их родстве? Сколько бродит по земле драконов под людскими масками? Канто был первым, встреченным ею, и Лире не хотелось так просто его отпускать.
- Я доверяю тебе, - Лира сунула руку за пояс, в глубокий потайной карман, вшитый между пышными юбками, достала маленький нож в изысканных кожаных ножнах и, помедлив, протянула Канто, сомкнула его пальцы поверх рукояти. Теперь его руки были теплее ее собственных. - Я верю, что ты не будешь убивать людей без причины. Пожалуйста, оправдай мое доверие - и я оправдаю твое. Я не оставлю тебя в этой тюрьме, Канто. Клянусь.
- Госпожа, мне было велено принести... - вошедший слуга с подносом замер на пороге. Приезжая магичка сидела совсем близко к опасному заключенному, не связанному и не скованному убийце, да еще и по руке его гладила. Совсем ума лишилась!
Лира подняла голову, не мигая, уставилась ему в глаза, и в ее голосе вновь скользнули напевные гипнотические нотки:
- Поставь поднос и уходи. И забудь о том, что ты здесь видел.

+1

21

— Ты так просто делишься со мной этой тайной? -  удивилась Лиранна после рассказа Канто о том, кто он.
На что дракон лишь пожал плечами:
- Ты же все равно все видела, иначе бы так не смутилась. Вот не поверю, что смутилась ты от девиц в моей спальне – характер у тебя не тот! Ну а если не от них, то только от того, кто я есть. Так что какой смысл скрывать очевидное? Да и не для кого не секрет, что в мире есть не только люди, но и эльфы, ульвы, вампиры, драконы. Даже демоны есть. И еще много кого, - он рассмеялся. – Я не стремлюсь афишировать направо и налево свое происхождение: слишком уж много желающих подзаработать на драконьих потрохах - даже наш барон мечтает о чучеле дракона во дворе! Но я не думаю, что ты стремишься пустить меня на ингредиенты для алхимиков. Так ведь? Ну а если узнаю, что желаешь, то съем тебя – и нет проблемы.
Канто улыбался, но в его словах кроме шуток была и правда: попытайся кто убить дракона – он бы его поперек перекусил. Улыбаться он перестал, когда Лиранна вложила в его ладонь нож:
- Я не оставлю тебя в этой тюрьме, Канто. Клянусь.
Дракон посерьезнел – слова девушки его тронули. И жест тоже – свои руки он не убрал, продолжая наслаждаться ее теплыми прикосновениями.
- Я никого не убью, - заверил Канто. – Я не буду клясться (вдруг мне придется защищаться, и не останется выбора?), но постараюсь сдержать слово. Без причины я не убиваю: ты же видела, что даже твоих недругов отпустил, когда воровал твои бумаги, - он вновь улыбнулся, вспоминая прошлое.
Хотел было поддеть шутки ради Лиранну, что она могла бы загипнотизировать барона, чтобы тот отпустил своего пленника с миром и винцом из подвала в качестве утешительного подарка, но дверь открылась, пропуская охранника с подносом.
— Госпожа, мне было велено принести... – начал было тот, но поймал взгляд Лиранны и замолчал, попав под ее чары.
— Поставь поднос и уходи. И забудь о том, что ты здесь видел, - отдала приказ девушка.
Охранник подчинился мгновенно – поставил поднос на ящик рядом с Канто и ушел обратно в коридор, прикрыв за собой дверь.
- Ловко ты его, - похвалил дракон, проводив охранника взглядом.
Затем глянул на поднос – тарелка с жидкой похлебкой, кусок хлеба и кружка воды. Негусто. Но что не съешь с голодухи, если нормальным обедом баром своих пленников не балует?
- Мм-м... Я бы пригласил тебя на обед, но боюсь, что откажешься, - хмыкнул Канто, обернувшись к Лиранне. – К подобному ты, скорее всего, не привыкла. Да и я тоже, - он наморщил нос. – Но пока выбирать не приходится.

+1

22

- Вообще-то это должен был быть завтрак! - Лира с возмущением смотрела на скудный поднос. - В том числе и мой, а не вот это вот... - она махнула рукой. - Не в моих правилах объедать голодающих, так что мне не составит труда пойти и вытребовать себе что-то соответствующее моему статусу представителя Гильдии.
- Ты заказала себе завтрак в подвал? Разве ты не ешь за одним столом с баронской четой? – Канто действительно удивился – первый раз он слышал о том, чтобы богатая леди предпочитала завтракать в подвале, сидя на старых ящиках. – И да, может и это завтрак. Я совсем потерялся во времени, пока тут сижу, а прислуга барона часто забывает, что меня вообще надо покормить.
- Я решила, что у меня мало времени, и я вполне могу совместить завтрак с твоим допросом, - пожала плечами Лиранна. - На самом деле ты удивишься, если узнаешь, в каких условиях мне иногда приходилось есть. Но я не хочу, чтобы тебя держали голодом.
Ее снова кольнули сомнения: должна ли она была удерживать его тут при вполне реальной возможности освободить прямо сейчас? Ради собственных желаний?
Нет. Он улетит - и все. Придется потерпеть ему еще немного.
- Видимо, серьезно твое желание завтракать в подвале никто не воспринял, - усмехнулся дракон. – Так что иди и поешь нормально. Барон с баронессой наверняка заждались.
Отпускать ее не хотелось, но подвал был, увы, не тем местом, в котором хотелось бы задерживать девушку на долгое время. И все же Канто уточнил:
- Когда ты снова меня навестишь?
- Постараюсь к вечеру, когда опрошу слуг, - Лира поднялась с места. - Я чувствую, что это будет сложнее, чем мне кажется: здесь не очень-то расположены делиться информацией. И в этом есть что-то... подозрительное. Но я разберусь.
Она расправила складки платья и снова оглянулась на Канто.
- Ночью ко мне приходил брат Иероним, - вспомнила Лиранна. - Он... спрашивал, что я думаю обо всем этом. Обещал помочь в расследовании.
- Брат Иероним? Это который был у барона на суде? – Канто хмыкнул. – Жрецы Триумвирата уже начинают ходить по ночам в комнаты девушек? Тебе не показалось это странным? Разве что он не хотел, чтобы барон об этом знал... Или, наоборот, барон хотел узнать, что ты предпримешь, и послал его для разговора.
- Да, это показалось мне странным, - кивнула Лира. - Он говорил, что хочет помочь и сделает все ради расследования... но при себе у него был амулет, и я не могла прочитать его истинные мысли и намерения. Ладно, в конце концов, он всего лишь старый жрец, вряд ли он сможет серьезно мне помешать.
- Наверное, - согласился Канто. – Но врага лучше переоценить, чем недооценить. Наш Старейшина тоже выглядит стариком, а на деле заткнет за пояс любого молодого дракона. Будь осторожна.
- Буду, - улыбнулась она от дверей и вышла.

***
До конца дня Лиранне пришлось повозиться.
Большинство слуг, с которыми она говорила, выглядели угрюмыми, либо молчаливыми и напуганными. Словно у всех разом случились проблемы с речью, с раздражением думала драконица.
Да, можно было бы проверить память каждого из них, но, во-первых, чем сильнее человек не хочет расставаться с информацией, тем больше сил потребуется на то, чтобы ее извлечь, а во-вторых, далеко не факт, что все они действительно что-то знали.
Нужно было найти кого-то, кто знал и желал бы рассказать.
Уже перевалило за полдень, солнце жарило совсем по-летнему, и неразговорчивость слуг барона достигла апогея, когда Лира заметила ее.
Девицу.
Эта девица мелькала в воспоминаниях Канто. Правда, сейчас одета она была куда скромнее, чем тогда вечером, но лицо ее Лира узнала без труда.
- Эй, - окликнула она девчонку. - Постой-ка. Подойди.
- Да, госпожа, - та откликнулась быстро и подошла ближе, держа в руках свернутую скатерть. – Что-то желаете?
О да. Это точно была она. Только глаза сейчас не были густо подведены черным, и щеки не нарумянены. Без всего этого - даже симпатичная девчонка...
- О да, желаю, - Лира присела на скамейку возле каштана, похлопала рукой по нагретому солнцем деревянному сиденью. - Поговорить. Твоя госпожа тебе, небось, ни минутки присесть не дает, сможешь отдохнуть заодно... - она улыбнулась, тихонько пуская в ход свое обаяние - и обычное, и магическое. - Как твое имя?
- Рия, госпожа, - представилась служанка. – Госпожа моя, как и все, – то гоняет, то нет. Я не жалуюсь, - осторожно ответила она, пока еще не понимая, к чему клонит гостья, но рядом все же присела. – Вот скатерть несу к ней в комнату – предыдущая цветом не угодила, а ведь новая! Госпожа сама ее купила неделю назад, и уже не нравится!
- Такие уж причуды случаются, - мягко улыбнулась Лиранна. - Это еще что, а то иногда ведь и вовсе под гостей подложат, кто не по нраву...
- Да что вы, госпожа! – залилась румянцем Рия. – Кто вам такое сказал?
- Узник, который сидит в тюрьме, - драматично шепнула Лира, наклонившись к ее залившемуся румянцем ушку. - Совсем ты ему в душу запала... рыдает... говорит, мол, не так страшно умереть, как еще раз свою Рию не увидеть...
- О-о... – озадачилась служанка, но покраснела еще больше. – Ну, он... так-то совсем ничего. И красивый, и не хамит, и обижать не обижал. Если бы еще так не напился!  - она вздохнула. – И мужчина настоящий, не чета некоторым...
- Так в ту ночь ты... с ним была все же? - осторожно, игривым тоном подтолкнула ее Лира. - Или ушла потом?
- Была, - согласилась Рия. – Он – мужчина видный и богатый. Что мне отказываться? Но он все равно напился и быстро уснул, так что я ушла.
- Это хорошо... - кивнула Лира.
Она теперь сидела совсем близко к Рии, и ей не составило никакого труда непринужденно положить ладонь девушке на руку и, глядя прямо в глаза, отдать гипнотический приказ:
- А теперь расскажи все, что ты видела после того, как ушла из его комнаты, Рия.
Взгляд служанки остекленел. Она замерла, а затем заговорила, едва шевеля губами.
- Пришел Бран и сказал нам с Тиной уходить и побыстрее. И мы вышли. Спустились вниз по лестнице мимо господина Карстена, который сидел на ступеньках и плакал. Он был в крови, и я хотела ему помочь, если он ранен, но Бран сказал нам убираться к себе и помалкивать о господине бароне... Я пошла к себе и легла спать.   
Барон, в крови... и плакал?
Лира нахмурилась. Сложно было представить плачущим такого человека, как Максимилиан Карстен. Но если это так, то он, возможно, узнал об убийстве Кристиана раньше всех остальных, или сам нашел юношу...
- Кто такой Бран, Рия?
- Наш конюх.
- Вот как... - Лира нахмурилась и мягко выпустила разум девушки. Та заморгала, не помня об этом разговоре, и драконица заботливо поддержала ее за плечо. - Тебе стало плохо от солнца и ты присела. Посиди еще немного, отдохни, потом пойдешь по делам...
- Ох... – лишь вздохнула та, прикладывая руку ко лбу и непонимающе озираясь по сторонам.

Отредактировано Лиранна (17-12-2020 19:59:56)

+1

23

Бран нашелся в конюшне: занимался не самым приятным делом – выгребал навоз. Мужчиной он был видным – высоким, мощным, в возрасте, но не старым. Единственное, что портило впечатление, - это запах. Мало того, что вокруг и так разило навозом, к нему примешивался еще и сильный душок спиртного – Бран, очевидно, употребил энное количество алкоголя с самого утра.
- Что ищете, госпожа? – приветствовал он вопросом Лиранну, не переставая заниматься своими делами и лишь мельком глянув в сторону своей гостьи.
Драконица сморщила нос: она готова была ко всяким неприятным последствиям расследования, но уж не к навозу же!
- Отложи лопату и подойди сюда, - велела она, отступив от конюшни подальше и извлекая из декольте пропитанный розовой водой платочек.
- Не могу, госпожа, - отозвался Бран. – У меня тут работа, и она сама себя не сделает.
Лира вздохнула. Набралась терпения и вздохнула еще раз - через платок.
- Подойди сюда, - велела она, глядя конюху в глаза и добавив в голос магии.
Взгляд Брана остекленел, и конюх с лопатой наперевес побрел навстречу магичке. Остановился, подойдя почти вплотную, и уставился на нее, не моргая и не произнося ни слова.
- Брось ты лопату, - раздраженно приказала Лира. - И расскажи мне, что ты видел в ту ночь, когда погиб господин Кристиан? Когда плакал барон?..
- Господин барон сидел на лестнице и плакал, - машинально повторил Бран, наморщив лоб и вспоминая. – А я сказал ему, что труп прятать сложно – все видели в доме, что господин Кристиан тут ночевать остался. С чего ему ночью уходить?
Лопату конюх послушно из рук выпустил, и та упала вниз – к ногам Лиранны.
Драконица досадливо вскрикнула и отскочила на шаг назад, гневно воззрившись на конюха.
- Господин барон первым нашел тело? - попыталась она вернуться к расследованию. - Что он сказал тебе, когда ты к нему подошел? Что он делал?
- Он пришел ночью, - продолжил рассказ Бран. – Я уже спать лег... Ну это... выпил немного. И тут стук, словно дверь выбить хотят. А там, за дверью, господин стоит и весь в крови. Я испугался, думал, на него напали, а он говорит: «Бран, иди за мной, надо труп убрать из дома. Ты его завернешь и вынесешь в лес, а там закопаешь.» Я удивился. Говорю: «Откуда в доме труп?» А господин отвечает, что это, мол, торговец приезжий господина Кристиана зарезал. И велел мне молчать, ничего больше не спрашивать. Потом мы в дом пошли. Я посмотрел на труп и говорю, что нельзя труп прятать! Как мы объясним другим, что мальчик ушел ночью? Да и искать его родня будет. Вдруг что узнает? Лучше уж им правду сказать. Барон мне покивал и пошел из столовой. Сел на лестницу и заплакал. Кристиана ему было жалко. Или страшно было. Я не спросил – он сказал молчать  и не спрашивать.
Он умолк - и Лира умолкла. Слишком уж внезапной была осенившая ее догадка.
Значит, труп Кристиана велел спрятать сам барон...
- А как... сам господин барон с господином Кристианом общался? Не видел ты? Может, на конную прогулку они выходили? - подтолкнула она Брана, не выпуская его разум из-под контроля.
- Да они... эта... ебались вместе, - без обиняков ответил конюх.  – И на прогулки ездили, и так кувыркались. Все же знают, что господин с женщинами не может. До Кристиана тут другие приезжали... Госпожа баронесса для отвода глаз и нужна только – сама по другим ходит, пока муж к себе мужиков водит. И детей у них нет потому. Срам один короче, но господ не мне судить.
- А... - Лира совершенно по-простецки захлопала ресницами. Уж чего она не ожидала - так это вот такой без вуали вываленной истины. Конечно, догадки были - и по воспоминаниям Канто было заметно, что барон и Кристиан весьма близкие друзья, и госпожа баронесса слишком уж сдержанно отзывалась о муже и об убитом, но, оказывается, и половина прислуги не просто догадывалась - знала напрямую. - И давно барон был с господином Кристианом?
- Года два будет, - ответил конюх.
Если бы вокруг не была вонючая трава, Лира бы так и села. Два года Кристиан был любовником барона, все об этом знали - и вдруг его ни с того ни с сего убивает заезжий торговец?
Картинка сложилась в голове волшебницы и без всякого влезания в мозг.
И все же она спросила напрямую, сконцентрировав контроль на разуме Брана:
- Скажи мне, Бран, кто убил Кристиана?
- Так торговец же, господин так сказал. Поспорили они, а сам господин отлучился как раз.
- А ты сам что думаешь?
-  Я не знаю, мне думать не полагается. Может торговец, может вор залез... Кто угодно мог, даже сам хозяин – он ревнивый, несколько раз сам за господином Кристианом с ножом бегал.
- Ясно... - теперь подозрения Лиры обрели выпуклость и четкость. Оставалась совсем крохотная деталь - память самого барона. - Спасибо, Бран... Ты можешь вернуться к работе.
И она отпустила конюха, наблюдая, как к его взгляду возвращается осмысленность и живость.
- Мм-м... госпожа, - Бран моргнул, потоптался н месте, явно не понимая, как оказался рядом с магичкой. – Так что вы хотели-то? – он поднял лопату и растерянно посмотрел на Лиранну.
- Я? Про лошадку спрашивала... - заулыбалась Лира. - Вон ту, пегую. Уж такая красавица... какой породы?
- А-а... Это... Это Ласточка. Берсельская верховая. Госпожи нашей лошадка, - ответил Бран, немого приходя в себя. – Но мне это... работать надо, пойду я, - он явно стремился поскорее избавиться от странной гостьи с ее вопросами.
- Конечно... - Лира еще раз окинула лошадку восхищенным взглядом, но мысли ее были далеко.
Возле мертвого тела Кристиана. Возле заточенного Канто. Возле убийцы, чья фигура обретала все более четкие очертания.

+1

24

Странно было смотреть в глаза барону Максимилиану Карстену и знать ответ на то, кто убил несчастного молодого человека по имени Кристиан Иврил.
Странно было знать, что теперь на одной чаше весов - свобода и доброе имя Канто, а на другой - успех предприятия Гильдии. И обе чаши держит в руках она, Лира.
Обвинить барона - значит, освободить Канто и помочь ему избежать жуткой охоты, в которой его хотят сделать жертвой. И значит перекрыть для Гильдии сообщение с Кабалой Фойрра и огромное количество редких, дорогих товаров.
И все же таков был выбор. И она медлила его сделать до конца дня. Играла в карты с баронессой Ареллой - и теперь отчетливо видела боль и стыд в глазах этой хрупкой здоровьем женщины. Наблюдала за служанками - и по их перешептываниям понимала куда больше, чем прежде. Творец, да все в этом замке знали о наклонностях барона, ни для кого не был секретом его вспыльчивый характер и самодурство - и при этом никто не сложил один и один? Да быть того не могло.
Все всё знали. Просто нашли козла... вернее, дракона отпущения.
С этими мыслями Лиранна еще до заката ушла в свою комнату, вновь сказавшись больной, расшнуровала корсаж и стащила платье... и сама не заметила, как провалилась в сон. С нею нередко бывало такое после частого использования магии и путешествий по чужому разуму.

Разбудил ее стук в дверь.
За узким, забранным решеткой окном уже плыла ночь. Свечи на столе Лиры не горели, и комната тонула в полумраке.
Стук повторился, и Лиранна свесила с кровати босые ноги, стянула на груди просторный ворот нижней рубашки и зажгла одну свечу мимолетным прикосновением пальца.
- Кто там?
В ответ не донеслось ни слова, но стук повторился.
И еще не проснувшаяся до конца Лира совершила одну из самых глупейших ошибок в жизни - она открыла дверь, щурясь на слабый свет свечи.
Коридор тонул в полумраке, но, насколько можно было судить, оставался пустым – никого, кто бы мог постучать, рядом не оказалось. Лишь за поворотом что-то щелкнуло, словно камешек ударился о стену. 
Отчего-то ей стало жутко. Ей, дракону, мастеру Гильдии, знатной даме, на которую уже много лет никто не смел просто хотя бы косо взглянуть.
- Кто здесь? - звонко спросила она, повыше подняв свечу.
Никто не ответил, лишь снова повторился стук где-то за поворотом коридора. Лира сделала шаг вперед. Холодный каменный пол обжигал босые ноги, и она мельком подумала об оставленных возле кровати туфлях. Сквозняк трепал нижнюю рубашку и почти задул свечу. И все же в этом неверном, трепещущем свете она увидела тень, мелькнувшую за поворотом.
Кто-то был здесь.
В замке, где убивали неугодных барону людей просто так, по щелчку пальцев.
Но нет, никто на нее не напал, видимо, игра света сложилась в причудливые фигуры, что заставили думать о притаившемся убийце, а у стены за поворотом действительно лежали два камешка.
Несколько мгновений Лира разглядывала их, пытаясь понять, что это может значить. Затем медленно выпрямилась и, бесшумно ступая, направилась назад, к дверям спальни.
Запереть их изнутри... а утром припереть барона к стенке.
Но нападение все же состоялось: Лиранна успела вернуться в комнату, закрыть за собой дверь и подойти к постели – и лишь тогда последовал удар. Невидимое лезвие рассекло воздух и кожу на ее плече. Возможно, рана была бы серьезнее, но драконица, почувствовав рядом движение, успела  в последний момент инстинктивно увернуться.
Лира вскрикнула от страха и от боли, развернулась и отскочила на шаг назад, налетев спиной на стол и пытаясь разглядеть невидимого убийцу. Одновременно с этим - возвела вокруг себя магический щит, но кто знает, сколько боевых заклятий в арсенале нападавшего?
- Кто здесь?.. Что вам нужно?!
Убийца отступил, но по-прежнему был рядом. Лиранна не слышала его шагов, но слышала тихое дыхание.
- Вы слишком любопытны, госпожа Анна, - ответил откуда-то из пространства голос брата Иеронима. – Любопытство – большой порок.
Она не видела его. Не видела - и это пугало ее сильнее всего.
- Брат Иероним? - Лира крутанулась на месте, медленно отступая к двери и пытаясь понять по звуку его дыхания и голоса, где он находится. - И вы просто так... убьете меня?!
- Конечно, - он снова нанес удар, чуть не полоснув ножом по лицу.
Она вскрикнула и отшатнулась назад - магический щит отвел удар, мягко вспыхнув, и в этом сиянии она на миг увидела тень - ту, которую отбрасывал отец Иероним.
Лира больше не рассуждала: она с силой толкнула в сторону тени кресло и метнулась к дверям, путаясь в подоле рубашки. Жрец бросился следом, настиг ее у самого порога и оттолкнул в сторону, не давая выскочить из комнаты. Эту комнату она не должна была покинуть ни при каких условиях.
- Отпусти! - теперь ее уже действительно колотило от страха. Она сильно ударилась боком о стену, и все же успела пальнуть наудачу акваэлисом. Энергетический шар оттолкнул прочь невидимого убийцу, и Лира выскочила за дверь, с силой захлопнув ее за собой в надежде, что это хотя бы ненадолго задержит брата Иеронима.
Она мчалась по темным пустым коридорам, полураздетая и босая, и ни одна дверь не распахнулась. Никто не выглянул наружу. Все догадывались, что произойдет этой ночью, и никто не хотел становиться между баронским убийцей и его новой жертвой.

+1

25

Сначала все шло по плану.
Брат Иероним не хотел поднимать на ноги весь дом, поэтому решил все сделать в комнате приезжей магички. В своем закутке женщины всегда расслаблены, теряют бдительность и не ждут нападения, надеясь на запертую дверь. Оставалось лишь незаметно попасть в ту самую комнату. Что жрец и сделал. Кольцо-алдвест, кошачья поступь, стук в дверь и немного терпения, рассчитывая на любопытство Лиранны, – и план воплощен в реальность. Конечно же, магичка отошла от двери, рассматривая камешки, что Иероним кинул в конец коридора. Оставалось лишь зайти в открытую дверь.
Почему жрец не открыл дверь сам? Например, попросив ключ у барона или применив заклятие отпирания? Все просто – он побоялся, что на двери или пороге может стоять ловушка, которую он не заметит – всех способностей гостьи Максимилиана он не знал. Так что самый простой способ – Лиранна сама должна впустить свою смерть. Стучать в дверь жрец мог сколь угодно долго – все равно женщина вынуждена была бы выйти, чтобы проверить, что происходит, вызвать слуг, охрану, кого-то еще, а заодно Иерониму нравился сам факт ее испуга – словно предпосылка, что дальше произойдет еще нечто более ужасное.
Так что в комнату жрец попал без труда, но вот дальше прокололся – слишком рано напал. Надо было бы дождаться, пока гостья ляжет спать или даже уснет, но он поспешил нанести удар, опьяненный ее страхом в коридоре. Лиранна каким-то образом заметила его движение, уклонилась, и нож лишь чиркнул по плечу, не причинив существенного вреда. А потом мерзкая девка и вовсе выставила щит и бросилась бежать!
Иероним чертыхнулся и помчался следом, петляя по коридорам. Прислуга барона была ученая – двери на крики не открывала и из своих комнат не высовывалась, так что жрец был уверен, что догонит свою жертву, сколько бы та ни бегала от него по баронскому дому. Разве что уложиться требовалось в час времени – дальше заканчивалось действие артефакта невидимости.
У входной двери Лиранна замешкалась, пытаясь ее открыть, и брат Иероним почти поймал ее, – хотел ударить по голове, чтобы оглушить и уволочь обратно в комнату, - но магичка снова заметила его (как она вообще это делала?) и помчалась в другую сторону – к лестнице, что вела в подвалы.
Что ж... Так было еще интереснее. Умереть в темных подвалах – даже звучит жутко.
Брат Иероним улыбнулся сам себе.
Может он даже убьет ее не сразу – что добру так быстро пропадать?
[nick]брат Иероним[/nick][status]во славу Триумвирата[/status][icon]https://b.radikal.ru/b03/2011/34/a88eb7d79c28.png[/icon]

+1

26

Бежать босиком и в темноте было не лучшей идеей - Лира поняла это, когда напоролась на ступенях не то на осколок, не то на некстати подвернувшийся камень. Ступню кольнуло острой болью, драконица вскрикнула и тут же зажала себе рот ладонью, прикусив кожу.
Она не знала, как близко к ней убийца. Она не знала, с какой стороны он нанесет удар. И не знала, как от него защититься. Ее магия была вкрадчивой и неторопливой - Лира никогда не была боевым магом. И никогда не оказывалась в ситуации, когда за ней охотился человек, твердо решивший убить ее.
Она присела в темном углу, пытаясь ощупать поврежденную ногу. Пальцы наткнулись на липкую кровь - ступню распороло сильнее, чем она думала.
Драконицу начало колотить от страха. Она могла... она могла... обратиться... но что если они справятся с ней в драконьем облике? Ее не просто убьют - а разрежут на кусочки...
Зажимая себе рот руками, она пыталась успокоиться, дышать глубже, вслушиваться в тишину пустых коридоров. Слышать...
Шаги.
Неторопливые, неотвратимые.
Он искал ее - по следам крови, которые она оставила? По запаху ее страха? По магическому следу?
Лира глубоко выдохнула, активировав "слепца" - и заклятье отчетливо показало ей скрытую фигуру, медленно приближавшуюся к ее укрытию.
Защищаться? Атаковать его первым? Бежать?
Она прикусила губу и встала, тихо отступая дальше, в тень. Подойдет поближе - и она взорвет ему голову.
Еще бы ее так не трясло...
Ближе.
Еще ближе...
Жрец подходил. Осторожно, крадучись. Он не атаковал магией, боясь, что этим выдаст себя. Нож в руке перевернул, полагая, что ударит свою жертву рукоятью, чтобы лишить сознания. Разбрызгивать кровь по коридору Иероним не собирался – барон просил оставлять как можно меньше следов. Но как их будет меньше, если эта дурища умудрилась где-то порезать ногу? Теперь ее кровавый след мазками тянулся по деревянным полам и коврам коридоров – прислуге придется потрудиться с утра, чтобы все привести в первоначальный вид.
Она напала на него, когда он был уже в нескольких шагах от нее. Сконцентрировалась на его голове - на объекте, состоящем из миллионов крохотных частиц. Заставить эти частицы двигаться быстрее, еще быстрее... чтобы взорвать череп брата Иеронима изнутри! Но он заметил, быстро выставив воздушный щит – белые полосы вихрей закружились вокруг невидимой фигуры. И все же заклинание Лиранны зацепило его – жрец закричал от боли, схватившись руками за голову и упав на колени.
Она вновь метнулась вперед и вниз по лестнице, и каждый шаг пораненной ноги болезненно отзывался в теле.
Лира сама не знала, куда именно бежит - и поняла это, только когда заметила слабый свет впереди. Она дважды ходила этой дорогой - к Канто, запертому в одной из подвальных комнат, - и теперь ноги сами принесли ее сюда.
Здесь было темно, и она, оступаясь на холодном полу, подскочила прямиком к двери, за которой держали дракона.
- Канто! - Лира ухватилась за засов, пытаясь сдвинуть его в сторону, но его словно заклинило. - Канто, помоги!
Она спохватилась и ударила по упрямому засову магией, заставляя его открыться.
- Он здесь!..

+1

27

Канто спал. Ну как спал? Жестко, неудобно – ворочался с боку на бок, но все же успел погрузиться в забытье, когда оттуда его выдернул шум извне, быстрые шаги, возня у двери, а затем и крики... Лиранны? Когда он осознал последнее, остатки сна мгновенно сдуло.
- Анна? – он бросился к двери, налег на нее... и чуть не выпал в коридор, так как засов с обратной стороны оказался открыт.
- Я... - она метнулась было к нему - растрепанная, босая, правая нога в крови, рубашка на плече тоже разодрана до кровоточащей царапины.
Но ее отбросило от дракона невидимым ударом - выпущенный братом Иеронимом аирбол врезался девушке в живот. Лира отлетела к стене, больно ударившись об нее лопатками, и сползла вниз, наполовину оглушенная.
Призрак двинулся в сторону дракона,   и Канто едва успел отскочить в сторону, как очередной аирбол пролетел мимо его и врезался в каменную кладку, выбивая из нее крошку.
- Фойррова жопа, - прорычал дракон и зигзагом скользнул к призраку, выхватывая нож.
Вот только поставленный жрецом барьер пробить он не смог – лезвие ударило по невидимой преграде, но никакого вреда нападавшему не нанесло. Следующим заклинанием невидимки Канто и вовсе отбросило к стене, вокруг него закружились вихри, лезвиями прорезая одежду и кожу. Он опробовал отбиться, но каждая последующая рана становилась глубже предыдущей, а угадать, где будет очередной удар, дракон не мог – его собственная магия так и оставалась для него недоступной. 
Но жрец заигрался, полагая, что обе его жертвы беззащитны: Лира пришла в себя.
Она успела заметить Канто, атакованного лезвиями воздуха. Успела понять, где стоит брат Иероним - по мерцанию почти погасшего щита.
И на этот раз ее удар пробил его защиту - жрец не ожидал нападения от нее.
Его голова взорвалась - это выглядело как внезапные брызги крови и костей из ниоткуда, прямо из воздуха, - и сразу же все тело жреца стало видимым. Воздушные лезвия возле Канто погасли.
Пару мгновений брат Иероним еще стоял, покачиваясь. Затем безголовое тело, фонтанирующее кровью, осело на колени и тяжело, с хрустом упало на пол.
Канто открыл было рот, чтобы высказаться, но так и закрыл его, не найдя слов. Прихрамывая, подошел к Лиранне и обнял ее за плечи, присев рядом. Рубашка и штаны на драконе пропитались кровью, но ему не пришло в голову, что он может измазать ею еще и девушку. В голове вообще на удивление было пусто, единственное, что Канто смог выдавить из себя:
- Что это? – он указал рукой на окровавленное тело мага. Голова закружилась сильнее, и дракон уже бы не сказал точно, обнял он Лиранну или оперся на нее, чтобы самому не упасть.
Лира прижалась к нему, обняла, крепко обхватив руками. Ее колотило от боли, пережитого страха и усталости.
- Б... брат Иероним... - выдавила она и до боли вцепилась пальцами в плечи Канто. - Он п-пришел... убить меня, потому что я знаю... - она вздохнула и все же закончила единой фразой, - ...я знаю, кто убил Кристиана.
- Нам надо уходить, - ее слов об убийце Канто словно не слышал. – Сними ошейник, и мы улетим отсюда. Не думаю, что сейчас кто-то из нас в состоянии разбираться с бароном и его людьми. Пока нет охраны... Лира, поторопись.
Она кивнула и сжала пальцами обеих рук магический ошейник на его горле. Сосредоточилась, послала магический импульс, размыкая глифы, сковывающие замок. Ошейник распался и двумя половинками упал ей в ладони.
- Ты свободен... - тихо пробормотала Лира и прикрыла глаза. Голова кружилась, ее подташнивало и тянуло в сон.
- Идем, - он поднялся на ноги и потянул ее за собой, торопясь выбраться из дома.
 
Охрана спохватилась, что происходит что-то не то, когда Канто с Лиранной уже выбрались во двор. Дракон не обратил на них внимания, принимая истинный облик, и люди, бросившиеся было на него с оружием, невольно отступили назад, под прикрытие стен, когда волна огня прокатилась по всему двору до самого баронского крыльца.
Но время на них Канто тратить не стал – расправил крылья, ухватил Лиранну когтистой лапой и взмыл в воздух, стараясь поскорее покинуть владения Максимилиана.

+1

28

Лиранна смутно помнила полет. Помнила, что Канто осторожно сжимал ее громадной лапой, и все равно голова ее болталась над черной пустотой, и алые волосы летели по ветру вместе с обрывками нижней рубашки. Ей было плохо - но не больно.
Она уже не удивлялась перевоплощению Канто - видела это в его сознании. Ее не пугала высота - в конце концов, она и сама была драконом. Она хотела было сказать ему об этом, но мысли путались, слова отказывались складываться в предложения, и когда она, наконец, потеряла сознание на какое-то время, то только обрадовалась этому.

***
Она пришла в себя в незнакомой кровати - матрас под ней был жестким, деревянный потолок низко нависал над головой, а какая-то женщина как раз смазывала плечо Лиранны кашицей с терпким травяным запахом.
- Кто ты? - драконица мгновенно распахнула глаза, попыталась отсесть от нее подальше. - Где?..
Она умолкла, не зная, что именно известно незнакомой женщине. Видела она Канто в облике дракона или человека? Или он просто донес ее до безопасного места и улетел? И покинули они вообще владения барона, или он может нагрянуть в любой момент?
- Я – Нуэль, местная знахарка, - женщина улыбнулась. – Муж твой принес тебя на руках в нашу деревню, вот ко мне вас и отправили, - пояснила она. – Повезло вам, что вообще сумели от разбойников отбиться. Они у нас тут то и дело, появляются. Месяца три уже тихо было, и вот опять...
- Мой... муж? - Лира моргнула и села в постели. - Где он?
Она быстро сообразила, что история, выдуманная Канто, была единственно правдоподобной и, кажется, действительно сработала. Им поверили. И хотя бы на какое-то время они в безопасности.
- Он сильно ранен? Он защищал меня от бандитов, они хотели меня...
Ей почти не пришлось играть. Стоило вспомнить ужас, пережитый в замке Брамросс, и расчетливого убийцу брата Иеронима, как глаза увлажнились сами собой.
- Раны у него несерьезные – важного ничего не задето, но крови много потерял. Так что спит, я ему немного настоя сонного дала, чтобы полежал спокойно, а то все к вам рвался, - отозвалась Нуэль, накладывая на плечо Лиранны повязку. – У тебя тоже все быстро заживет. Твой муж сказал, что ты  – маг, колдовала много, чтобы от бандитов отбиться, вот все силы и истратила. Теперь тебе бы  тоже отдохнуть и поспать...  - она заметила слезы в глазах своей подопечной и погладила ее по голове. – Мужики все одинаковые – им от нас только одно и нужно! Хочешь, немного вина налью? У меня припасена настойка на ягодах.
Лиранна глубоко, прерывисто выдохнула. Сейчас она чувствовала себя не всемогущей и обаятельнейшей волшебницей из Гильдии мистиков - а всего лишь до смерти уставшей и голодной женщиной.
И она не чувствовала фальши в Нуэль. Та действительно хотела помочь.
- Спасибо, Нуэль... - Лира откинулась обратно на подушки. - Обещаю, я отблагодарю за твою доброту. Не откажусь от вина... и переодеться бы хоть во что-нибудь. И я бы хотела как можно скорее увидеть мужа.
- Да увидишь его утром, никуда не денется, - рассмеялась женщина. – Сейчас я тебе что-нибудь найду. Подожди. Какие-то платья у меня с молодости оставались, разве что великоваты будут. А вот с мужем твоим сложнее – у меня мужика нет, так то и одежды мужской не найти.
Она отошла от кровати, положив плошку с мазью на стол, вытерла руки о передник и вышла из комнаты.
Лира решила не перечить судьбе в добром лице Нуэль - послушно подождала, пока знахарка отыщет старенькое, но чистое платье из крашеного полотна и беспрекословно влезла в него, не вертя носом. Затянула шнуровку на груди, напилась и умылась водой из принесенного женщиной ковшика и почувствовала себя значительно лучше прежнего.
По крайней мере, ее магия была при ней, и восстанавливалась быстро. А вот Канто...
Она все же убедила Нуэль позволить ей взглянуть на него сейчас. Дракон лежал в закутке, в котором травница принимала своих больных, отделенном от общего дома занавеской. Он крепко спал и казался бледным - но целым.
Лиранна присела на набитый соломой матрас рядом с ним. Коснулась его лба, откидывая спутанные волосы. Жара не было. Дракон просто утомился.
- Поправляйся скорее... - шепнула она ему, зная, что все равно не услышит.
- Любишь ты его, сразу видно, - заметила Нуэль, когда уже после усадила Лиранну за стол, достала кувшин с настойкой, котелок с картошкой, хлеб и соленья.  – Все, что есть, - она развела руками. – Гостей я не ждала. Давно вы женаты? Как же вас в наши леса занесло?
Лира помедлила, вертя в руках остывшую печеную картофелину. Любит? Как давно женаты? Второй раз встречаются, и оба раза - совершенно случайно...
- Да полгода еще не прошло, - ответила она, наконец, полуправду. - Зимой обручились пред ликом Творца, - драконица чинно осенила себя треугольником Люциана. - Ехали в Весвольд к его родным... еле ноги унесли! Я-то маг, но слабенький, предметы разве что швырять умею... - она обаятельно улыбнулась Нуэль. К Лире постепенно возвращалось прежнее самообладание, а вместе с ним - и голод, и она накинулась на простую еду, словно вновь была берсельской девчонкой, не видавшей ничего слаще моркови. - Но это ничего... вот поправится мой дорогой... и мы найдем способ расплатиться с этими душегубами.
- Да где ж их найдешь? В лесах-то ищи-переищи – следов не останется, - Нуэль разлила настойку и сама же первая и выпила. – За здравие! - видимо, любила она это дело. – Ягоды я сама собираю, так что хорошо получается. А в Берселе вы с мужем чем занимаетесь? Далеко отсюда, никогда в Берселе не была. Большой говорят?
- Муж мой торговец, - Лира решила использовать ту же историю, что сочинил для себя сам Канто. - Продает всякое-разное, я ему помогаю по мере сил. В Берселе сейчас... - она помедлила и прикрыла глаза, вспоминая свой родной город весной.
Воспоминания были славные.
- ...очень, очень хорошо.
Она решительно подвинула к себе кружку с настойкой. Ночь впереди была длинной, а знахарка - любопытной. Но Лира знала, что у нее хватит убедительности сочинить для нее любую правдоподобную историю.

+1

29

Проснулся Канто, когда солнце уже взошло и скакало лучами по бревенчатым стенам, постели, на которой он лежал, сооруженной из старой, но крепкой деревянной лавки, и даже по его собственному лицу. Дракон зажмурился и какое-то время вспоминал, как он угодил в неизвестный дом. В памяти всплыл побег из владений Карстена, долгий полет в сторону Анвалора (видимо, инстинктивно Канто тянуло к дому), а затем приземление в лесу, когда силы были на исходе, а внизу как раз показались крыши домов какого-то поселения. Вспомнилось и то, как он нес на руках Лиранну, потерявшую сознание, как ломился в запертые ворота, как его встретила местная знахарка. Как ее зовут? Канто не смог вспомнить имя, хоть женщина и представилась, - в суматохе оно забылось, затерлось беспокойством о Лиранне и собственных ранах. А еще он, кажется, плел какую-то чушь о нападении бандитов и том, что Лиранна его жена...
Дракон вздохнул и приподнялся на локте, осматриваясь. В доме стояла тишина, в солнечной пятне на полу дремал кот. Раны самого Канто были аккуратно перевязаны – некоторые бинты пропитались кровью, но уже подсохшей, так что со своей работой знахарка, вероятно, справилась.
Надо было бы пойти проведать Лиранну, узнать как она... Но тут Канто обнаружил небольшую проблему – одежды на нем не было, и поблизости он ее не нашел. Вспомнилось, что знахарка говорила о том, что его тряпки пора выкинуть, и она найдет что-то на замену, но пока что никакой замены рядом даже не намечалось.
Что ж.. Оставалось импровизировать.   
Дракон сел на постели, спустив на пол босые ноги, затем встал, попутно наматывая на себя лоскутное одеяло, которым был укрыт. Получилось смешно, но посторонних, которых можно было бы стесняться, в доме все равно не было.
Зато скрип лавки не укрылся от знахарки  - тут же послышались ее быстрые шаги.
- Проснулся? – она увидела, что ее подопечный уже встал и заохала. – Не успела я тебе за одеждой сбегать. К соседям схожу – у них три взрослых парня в доме, что-нибудь да найдут.
- Спасибо... я забыл ваше имя, - сознался Канто.
- Нуэль, - ответила женщина. – Я не в обиде. С вами обоими вчера такое приключилось, что вообще можно умом тронуться! И не надо ко мне на «вы», на «ты» вполне пойдет – не такая я важная шишка. У нас в деревне все просто и по-соседски.
Она рассмеялась, подбоченившись. Кот поднялся с пола, потянулся и пошел виться вокруг ног Канто, попутно о них гладясь.
- Брысь отсюда! Пш-ш! – шикнула на него Нуэль. – Пни его – отстанет.
- Да и так отстанет, - дракон посмотрел на кота сверху вниз, но пинать не стал.
- Нельзя быть с ним добрым – совсем обнаглеет, - покачала головой знахарка. – Знаешь, как его зовут? Наглец. Какой характер – такое и имя.
Канто рассмеялся. А женщина продолжила:
- Иди пока за стол. Я там накрыла - твоя жена уже завтракает, так что и тебя покормит. А я, значит, к соседям.
Таким образом вопрос про Лиранну у Канто отпал сам собой, и совсем полегчало на душе, когда он увидел магичку за столом – живую, невредимую, улыбающуюся. В простеньком крестьянском платье, но от того не менее хорошенькую.
- Доброе утро, - он прошлепал к столу, завернувшись в одеяло, и устроился на свободном стуле. – Как ты себя чувствуешь?
Ноэль покинула дом, – дверь звонко хлопнула за ее спиной, - значит, теперь говорить можно было о чем угодно, не опасаясь быть подслушанными теми, кому знать подробности «нападения бандитов» не полагалось.

+1

30

- Канто! - Лира, словно девчонка, подскочила с места, стоило знахарке уйти. - Хвала Люциану, все в порядке!
Она хотела обнять его, но тут разглядела лоскутное одеяло, в которое был завернут ее "муж", и невольно хихикнула, остановившись возле самого стола. Протянула руку и, улыбаясь, отвела в сторону прядь волос от его лица.
- Как твои раны? - Лира кивнула на собственную перевязанную ногу. - Эта мазь просто чудеса творит, я и не ожидала, что простая деревенская знахарка такое может...
- Нормально. Я точно жив и относительно бодр, - Канто улыбнулся и, склонившись вперед, быстро поцеловал магичку. – И еще я точно голоден... И хочу компенсацию за твое спасение.
Вид у дракона был донельзя довольный. 
- Какую компенсацию?! - Лира, разрумянившаяся было от его поцелуя, изумленно вздернула брови.
- Догадайся сама, - продолжая загадочно улыбаться, Канто, как ни в чем не бывало, уселся за стол.
- Ах муженек, - Лиранна игриво уперла руки в бока, выделив последнее слово голосом сладким, как мед. - Неужели защита чести и жизни твоей жены не являются для тебя священным долгом, и ты все еще нуждаешься в компенсациях?
Она улыбалась, плеснув ему в глиняную чашку молока и пододвинув поближе плошку с вареными яйцами и печеной картошкой.
- Конечно, нуждаюсь! – Канто и не думал отпираться. – И моей женушке не отвертеться. Вот только поправишься, и я все припомню. Как ты себя чувствуешь? - он взялся за еду – нормальную, а не ту ерунду, которую подавали в подвале у барона!
- Я цела и почти восстановила магию, - Лира присела за стол напротив него, по-крестьянски подперла щеку рукой, наблюдая, как Канто ест. В своем подражании эмоциям чародейка поразительно быстро перенимала движения и повадки тех людей, чьи "маски" надевала на себя, будь то знатная дама, холодная представительница Гильдии или простая крестьянка. - Только... совсем не помню, как мы сюда добрались. Нуэль сказала, ты меня из леса принес... - она помолчала. - Спасибо, Канто. Этот жрец... убил бы меня. Он почти сделал это.
- Так это был жрец? – удивился дракон. – Я даже не понял. Сначала он был невидимый, а потом ему разорвало голову. Фиг тут поймешь, кто это, - он поправил сползающее на пол одеяло и приступил  к завтраку. – А голову снесло знатно! Я впечатлен.  И тут еще вопрос кто кого спас: он бы меня порезал на кусочки – против мага без магии выступать сложно, особенно если он еще и невидим. Так что там произошло? Почему он гнался за тобой?
- Да, - мрачно произнесла Лира и глотнула молока. - Я недооценила его. У него были артефакты от моей магии, да еще и невидимость - подкараулил меня ночью. Я совсем не знала, куда бежать и... прибежала к тебе, - она обхватила кружку обеими руками. - Он хотел меня убить, потому что я узнала, кто на самом деле убил Кристиана. Это был сам барон Карстен.
- Карстен? Но зачем? – Канто удивился еще больше, даже жевать перестал. – Мне казалось, что они с мальчишкой вполне мирно и весело общались.
- Вот именно, что весело, - Лиранна хмыкнула, дернув уголком рта. - Они спали друг с другом, - без обиняков пояснила она. - Весь замок об этом знал. Максимилиан Карстен не по женскому полу. Кристиан был его любовником и... видимо, чем-то разозлил нашего недоброго хозяина. Тот и убил его.
- Они спали друг с другом? – Канто уже давно забыл про завтрак. Новости Лиранны были одна другой краше. – А я-то думал, что они так переглядываются... Но тогда... – он не выдержал, рассмеялся. – Погоди. Мне еще надо это переварить.
- Ну... вот так, - Лира развела руками и улыбнулась, но быстро посерьезнела. - Я посмеялась бы вместе с тобой, но это закончилось смертью Кристиана, и едва ли не нас с тобой самих. Как только я вернусь в Вильсбург, то подниму против этого дела всех, кого смогу, - глаза волшебницы сверкнули. - Я этого так просто теперь уже не оставлю.
- Да-да, прости, - дракон сдержал ухмылку. – Кристиана мне тоже жаль. Просто... это было неожиданно. Я думаю, что чуть попозже сам разберусь с Карстеном. За убийство, наглую ложь, нападение на тебя, да и на меня тоже – он ведь знал, в чем дело, и готов был меня убить. Да еще с этой охотой! И у него мой меч, а я оружием не разбрасываюсь.
- И... что ты намерен делать? - в памяти Лиры всплыло смутное воспоминание об огромном золотом драконе в центре баронского замка, и ее почему-то пробрало холодом.
- По ситуации посмотрю, - усмехнулся Канто. – Может съем его, или спалю. Или раздавлю лапой. Вариантов масса. 
Она долго молчала, глядя в стол и стиснув пальцами кружку. Затем подняла на Канто прозрачные голубые глаза.
- Сначала я должна тебе кое-что показать.

Отредактировано Лиранна (22-12-2020 19:36:05)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12.05.1066] Секреты лжецов и пустых коридоров