Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23-24.09.1082] Тайны, хранимые Бездной


[23-24.09.1082] Тайны, хранимые Бездной

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/t451956.png

- Предыдущий эпизод:
[23.09.1082] Сердце Чумы

— Локация: Лейдер, поместье мастера Оррвана
— Действующие лица: Гипнос, Вилран, Коррин, Оливер, Сайбер
- Описание: неожиданное появление Оливера Шоу предотвратило катастрофу, в которую грозила превратиться операция по извлечению Ключа. Но у всех, собравшихся под крышей дома Оррванов, слишком много вопросов друг к другу.

Отредактировано Гипнос (2020-07-26 14:57:09)

+2

2

"Сначала я немного отдохну, а после мы поговорим", - сказал странный гость Оррванов, и под рубашкой у него оставался смертоносный Ключ, который он каким-то чудом сумел обуздать. И отчего-то Гипнос уже точно знал: Оливер Шоу - или тот, кто называет себя Оливером Шоу, - не уйдет, пока не поговорит. И, как бы не было страшно Вилрану, от этого Шоу им не уйти и не сбежать. Найдет. Может быть, не сразу, может, неспешно - но найдет. Именно тогда, когда его появления ожидаешь менее всего: вот как сегодня.
С другой стороны, он помог им. Спас именно тогда, когда сам Гипнос уже готов был впасть в отчаяние, остановил воздействие гибельного Ключа...
Чего еще от него можно было ожидать?
Ответ был - чего угодно.
В словах Вилрана, когда он открыл глаза и посмотрел на пришельца, была жуткая, пугающая загадка, которую никак нельзя было списать на последствия сонного зелья или безумия от Ключа. Он узнал Шоу, хотя никогда его не видел - узнал в нем кого-то из Бездны...
"— Безымянный изъявил свою волю? Лично?
— Да."
Очень много кусочков головоломки. Очень много подозрительных совпадений. Начиная от странного и внезапного изменения Оливера в Акропосе и заканчивая усилением ведьм в Лейдере и словами призрака о воле Безымянного бога...
Коррин не верила в это - Гипнос видел по ее лицу, когда она увела Оливера и его спутницу куда-то вглубь дома. Дочь Оррвана была практиком, а все пугающие намеки призрака и Вилрана никак не походили на нечто практичное и измеримое привычными понятиями. Но что-то внутри самого Гипноса верило в это.
Тот, кто однажды заглянул в Бездну, узнал бы ее везде...

- ...так что сейчас он в порядке, - Полумертвый посмотрел в окно в камеру Вилрана, где Воскрешенный, зашитый, перевязанный после операции и голодный, как чудовище, поглощал свой жуткий обед - свежую живую плоть, приготовленную заранее.
Ровенна, спустившаяся вниз сразу после того, как вспышка Чумы угасла, и стоявшая теперь рядом с некромантом, недоверчиво сжимала губы. Кузина казалась бледной, под глазами залегли глубокие тени, живот натягивал одежду, и руки, поддерживавшие его, казались неожиданно тонкими и хрупкими. И все же выглядела она значительно лучше Гипноса или Коррин, которых коснулась вспышка Чумы: лицо и руки Полумертвого были покрыты тонкой сеточкой трещин, и дочери Оррвана досталось не меньше. Царапины жгло, они зудели, и Гипнос с трудом сдерживался, чтобы не начать расчесывать их, отдирая истончившуюся, иссушенную кожу. Голова все еще немного кружилась, но умирающим от Чумы он себя не чувствовал.
Гипнос, как мог, в двух словах рассказал Ровенне, что произошло во время операции, но толком объяснить, кто такой Оливер Шоу, не смог.
- Вилран сказал, что видел его Там. За Гранью, - тихо проговорил Полумертвый, переводя взгляд с Вилрана на Ровенну.

Отредактировано Гипнос (2020-07-28 14:08:02)

+4

3

Вилран предпочитал есть в одиночестве. Чем больше проходило времени с его воскрешения, тем больше он задумывался, как реагируют на его привычки и пристрастия другие, и понимал, что кое-что надо менять, а кое-что скрывать, если он хочет выглядеть как все. Он, сам того не зная, учился хитрить и недоговаривать. Поэтому и сейчас он ел без лишних свидетелей, чтобы не пугать их и не вызывать отторжения в их восприятии к себе самому.
Артефакт уже не сжигал, и свежая кровь помогала восстановиться намного быстрее – так, как было до Имахира с его приказами. И ел в этот раз Вилран аккуратно – даже рубашку снял, чтобы не испачкать. Одел ее обратно, когда насытился и тщательно вытер рот, руки и нож, которым вырезал себе куски мяса.
- Спасибо тебе, - он кивнул кровавым ошметкам, что остались от заманенного к Оррванам очередного нищего и вышел за дверь – в коридор, где сразу же столкнулся с Гипносом и Ровенной.
Они его ждали – Вилран сразу понял это. Брат, который рисковал всем, чтобы его спасти, и женщина, что была с ним добра и носила фактически его детей – этих двоих он любил больше всех на свете. И теперь он мог не шарахаться в сторону, боясь их заразить.
- Гипнос! – Вилран радостно стиснул брата в объятиях. За свои раны он не боялся – зажило уже почти все. – Я так рад, что у нас получилось!
Он на мгновение зажмурился от удовольствия, а затем выпустил Гипноса и обернулся к Ровенне. Наконец-то он мог прикоснуться и к ней! Что и сделал, но уже более осторожно, боясь слишком нажать на ее заметно-округлившийся живот.
- Ровенна, - он поцеловал ее в губы. Быстро и уверенно, чтобы не успела передумать и отстраниться – слишком уж ему этого хотелось. Хотелось с того самого момента, как кузина сказала, что вовсе его не ненавидит. – Я выжил, как и обещал.
Вилран разжал руки и отступил на шаг назад с неимоверно счастливым видом.
- Наконец-то я смогу сделать для вас хоть что-то полезное, - он на мгновение задумался, как сказать получше. – Если только этот... Оливер не будет нам мешать.
Про то, что человека, который помог достать Ключ, зовут Оливером, рассказал Вилрану Гипнос, также как и про то, что Оливера он знал, и тот, вроде как, до сих пор был обычным студентом. Вилран принял всю эту информации, не сомневаясь в правдивости слов брата. Студент? Пусть студент. Только вот вряд ли обычный, раз может бывать в Бездне. Или все наоборот – Оливер приходит из Бездны, чтобы немножко побыть студентом. Почему бы и нет? Если он любит играть в армии и штурм городов, то почему бы не сыграть и в студента? 
В общем, Вилран удивления не выказал, принимая то, что есть. Разве что немного боялся, как бы не пришлось возвращаться в Бездну ему самому – почему-то ему казалось, что захватывать чужое тело не очень правильно. Но с другой стороны, все некроманты кого-то оживляли и переселяли души туда-сюда, а значит Безымянный точно всю эту процедуру если уж и не одобрял, то точно и не запрещал.
- Так какие у нас планы? – Вилран посмотрел на брата и кузину и заложил руки за спину.

Отредактировано Вилран (2020-07-30 21:33:43)

+4

4

Ровенна догадывалась, что что-то может пойти не так. Они строили лишь теории о Чуме, Ключах и последствиях своего вмешательства в живой организм. Вилран-то и от живых отличался тем, что за него зацепилось нечто из мира Бездны. Как всё могло обернуться – никто из них знать не мог. Некромантка строила худшие предположения, и надеялась, что если что-то пойдёт совсем не по плану, то Гипнос сможет уничтожить Ключ даже ценой жизни брата. Чума не должна распространиться. Дети Стефанна не должны умереть в её чреве, заразившись магической заразой. Она должна их выносить, а Культ – заплатить за все беды, которые обрушил на их головы.
Безымянному и Культу нет места в мире живых. Пусть оба катятся в Бездну.
Ровенна этого не признавала, но тревожилась. Она ждала, когда Гипнос придёт с новостями или – что хуже и вероятнее – кто-то из слуг устроит панику и забьёт тревогу. Она даже обрадовалась, чего не смогла скрыть, когда сам Беннатор рассказал ей о ходе операции. Несмотря на его потрёпанный и измождённый вид, он оставался живым и говорил о состоянии Вилрана не как о человека, который умирает или близок к смерти. Облегчение и радость некромантки были короткими и быстро кончились, стоило некроманту упомянуть некого Оливера, который их всех спас от Ключа.
- Этот человек как-то связан с Культом? – это было первое предположение, которое пришло в голову Ровенне, но развить мысль она не успела. В коридоре показался Вилран собственной персоной. Бодрый, живой и, кажется, без маниакального желание перекусить кем-то из живых.
Вилран тут же радостно обнял брата, а потом направился к ней. Ровенна хотела интуитивно отшатнуться от него или закрыться, помня о Ключе и о том, что может заразиться от воскрешённого, но из-за огромного живота и усталости, которая никак её не оставляла – а ещё в этой обезьяньей одежде! – не смогла развернуться. Вилран её опередил и запечатлел на её губах быстрый, но тёплый и преисполненный радости поцелуй. От неожиданности Ровенна даже покраснела. Совсем чуть-чуть.
- Я… рада… - всё ещё под впечатлением ответила некромантка на слова Вилрана.
Осознав, что выглядит как-то не так, кашлянула в кулак и попыталась вернуть себе самообладание. Единственным способом взять эмоции под контроль – был разговор о делах. Вилран вовремя вспомнил таинственного Оливера. – Ты сказал, что знал этого Оливера ещё студентом, - Ровенна попыталась вычленить главное из того потока информации, которым поделился с ней Гипнос. – Я не думаю, что у какого-то студента хватило бы сил совладать с Ключом из Силентеса, каким бы одарённым он ни был. Может ли он служить главе Культа? – имя Ровенна не запомнила и не посчитала чем-то существенно важным. – И что он хочет взамен на эту услугу? Ключ он всё ещё держит у себя? Он всё так же опасен для нас?
Беннаторы упоминали в прошлом, что за ними могут следить ищейки Уравнителя. Что если это одна из них? Тогда зачем ему помогать им избавляться от Ключа и прекращать его действие?
- И что значит «за гранью»? – она перевела взгляд с Гипноса на Вилрана. – Он такой же как Вилран? С Тенью?
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+4

5

— Этот человек как-то связан с Культом? - тут же спросила Ровенна, и Гипнос замер, обдумывая это предположение. Затем медленно покачал головой:
- Не думаю.
Если б этот человек служил Культу, то с такой силой, способной расправляться с Ключами, словно с обычными бумагами, давно бы уже проявил себя. Если б у Имахира был такой человек - не нужны бы ему были ни Гипнос, ни Вилран. К чему, если есть удивительный студент, невосприимчивый к опаснейшей в мире магии?
Вилран выскочил к ним - глаза Воскрешенного сияли, лицо озарялось улыбкой. Он крепко обнял Гипноса - затем поцеловал Ровенну, и Полумертвый невольно отвел глаза. Это зрелище все еще вызывало у него неприятие.
С другой стороны, что было бы, если бы он сегодня не справился - а он не справился! - и Вилран бы сейчас погиб?
Все вопросы и ниточки вели к таинственному Оливеру Шоу.
— Ты сказал, что знал этого Оливера ещё студентом, - вновь напомнила о нем Ровенна. - Может ли он служить главе Культа? И что он хочет взамен на эту услугу? Ключ он всё ещё держит у себя? Он всё так же опасен для нас?
Гипнос вздохнул, пытаясь собрать воедино разрозненные мысли:
- Он приходил ко мне в Акропос в начале весны... кажется. Я сделал запрос в Лейдер, чтобы кто-то дотавил им сюда одно из моих исследований. Он работал на отца Коррин, она тоже помнит его - говорит, что обычный студент, не слишком талантливый, и уж точно не проявлявший себя никогда, как одаренный заклинатель Ключей. Но он разрушил мое исследование и был... очень странный. Будто в нем жили две личности: затюканный Оливер Шоу и кто-то еще. Кто-то больший. Тот, кто... пришел сегодня, - он перевел взгляд на Вилрана. - Ты ведь тоже почувствовал, да? Магию Бездны. Но это не Тень, как у Вилрана, это... что-то другое. Тень слита с Вилраном, и иногда выдает собственные желания за его. А этот будто полностью... контролирует свою Тень. И я думаю, что если бы он служил Культу, Культ давно пустил бы в ход его способности. И к тому же ему незачем было бы тогда помогать нам: Ключ уничтожил бы Лейдер, после чего его вновь можно было бы забрать, - Полумертвый посмотрел на брата и кузин - два одинаковых бледных лица в обрамлении белых волос.
- Единственная возможность все выяснить - спросить у него самого. Он сейчас с Коррин. Ключ у него. Предлагаю пойти и узнать.
Он заметил, как мелькнуло на лице Вилрана мгновенное напряжение, и взял брата за руку.
- Не бойся, - шепнул ему Гипнос, как ребенку. - Мы тебя никому не отдадим...

Новый гость Оррванов нашелся в столовой - сидел напротив Коррин, а женщина с коротко остриженными волосами расположилась по правую руку от него. Все трое сидели в напряженном молчании, которое стало еще более глубоким и значительным с появлением троицы Беннаторов.
Гипнос первым нарушил его. Прошел к стулу на той стороне стола, где сидела Коррин, со скрежетом отодвинул его и сел, уставившись на Оливера Шоу и его спутницу.
- Итак... - проговорил Полумертвый. - Ты сказал, что у тебя есть вопросы - у нас тоже. Кто ты... такой, Оливер Шоу?

+4

6

Обеденный стол в большой сумрачной столовой был так же огромен, хотя ни сама семья Оррванов, ни их гости никогда не были многочисленны. Стены комнаты были обшиты выморенным остебенским дубом и украшены черепами животных, а сводчатый потолок отштукатурен и расписан узорами из цветов полыни и чертополоха. Вся мебель здесь была покрыта темным лаком и несла на себе множественные атрибуты смерти, вырезанные на спинках, ножках, дверных панелях, вплоть до целых картин со стадиями разложения идущих по бокам стола под доской столешницы - некроманты точно бы пировали над мертвыми.
   Хозяйка дома сидела во главе стола на месте своего отца, а ее гости на противоположном конце. Выспрашивать ничего у Оливера она не торопилась, ожидая пока тот наесться, и тот с аппетитом уплетал поданное кушанье из рассыпчатой рыбы под орехово-грибным соусом. А вот его странная спутница, кажется, не доверяла, поданному блюду, самой Коррин и всем некромантам разом. Оррван не пыталась быть любезной и лишь поглядывала на нее в ответ с налетом превосходства и легкой презрительности. Куда больше ее интерисовал Шоу, неожиданно восставший из мертвых с силой способной подчинить Ключ Безымянного. Сейчас он выглядел еще тощее и ободранней себя прежнего, и если бы некромантка своими глазами не видела того, что он сделал буквально час назад, то предпочла бы выставить его или отдала на съедение брату Гипноса. Но был ли это вообще Оливер?  По нескольким коротким фразами, которыми им удалось обменяться, Коррин видела, что Шоу многое помнит из прошлого, однако вел он себя совершенно иначе: без робости и забитости, с какой-то деловой уверенностью, совершенно ему не свойственными. Мог ли кто-то могущественный воспользоваться молодым телом, чтобы поместить туда свою душу? Такое было вполне вероятно, и пример этого был у нее перед носом в виде Вилрана, что теперь придавало взгляду Оррван больше подозрительности.
   Когда троица Беннаторов вошла в столовую, некромантка испытала особое воодушевление, ведь теперь начинался не обед, а допрос. Перед новоприбывшими поставили тарелки с рыбой и разлили вино, от которого, к слову, Шоу отказался. Гипнос задал свой вопрос первым, и Коррин отложила на стол серебряные приборы - руки ее изрезанные Чумой были укрыты тканевыми черными перчатками.
   - Да, - присоединилась Оррван к сказанному, и высказала все свои сомнения вслух: - Ты не тот Оливер Шоу, которого я знала несколько лет… ни по духу, ни по способностям.
   - Всё меняется и все меняются, - ответил на это некромант, спокойно продолжая подхватывать с расписной тарелки куски рыбы. - Каждый из вас не тот, кем был. Но это не так важно ни в вашем, ни в моем случае. Гораздо важнее вопрос: откуда у вас Ключ? Я даже знаю, что у вас их было два… - Оливер поднял взгляд от тарелки и посмотрел на Гипноса. - Где сейчас второй?
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]
Полынь - трава горькая[/sign]

+4

7

Ровенна до конца не определилась с отношением к странному гостю. Она не представляла, у кого есть силы, чтобы сдерживать магию Силентеса и разрушать заклинания. Даже в легендах о девяти магистрах не было ни слова о тех, кто способен на такое, как и не было рассказов о силе, заключённых в Ключах. Только намёки и теории, которые строили маги, желавшие прикоснуться к запретному. В понимании Ровенны, чтобы иметь власть над Ключами, нужно быть либо богом, либо обладать силой другое Ключа, способного уничтожить своих близнецов. В первое по определённым сообщениям она поверить не могла, а потому считала, что этот Оливер обладает какими-то тайными знаниями, которые доступны только ему, и вряд ли он пожелает поделиться этими знаниями с ними.
«И всё же обладая такой силой, он не собрал своих последователей и не бросил открытый вызов Культу, а ведёт беседы с нами за одним столом», - это казалось Ровенне странным. Что если то, что видели Коррин с Гипносом – всего лишь фокус?
Ровенна прошла в комнату вслед за братьями и села рядом с Вилраном со свободной стороны от Коррин. Она не решалась присаживаться слишком близко к неизвестным и странного вида гостям – о светловолосой женщине она вообще ничего не слышала – но та казалась ей странной. Слишком мускулистой для эльфа, несмотря на длинные уши. Алифер? Что пограничнику делать в Альянсе в окружении некромантов?
Ровенна пыталась осторожно прощупать гостя магией, чтобы хотя бы понять, кто сидит перед ними и на что он способен, но уперлась в невидимую стену, которая сразу обозначила, что мальчишка перед ней достаточно силён, чтобы не попасть под её воздействие. Это некромантке совсем не понравилось.
- Как ты отменил действие Ключа? – Ровенна и не подумала обращаться уважительно к гостю. Казалось, что она снова забыла, в каком положении находится и с кем имеет дело. – У тебя есть другой Ключ, который может повелевать остальными?
Так Ключ, как казалось Ровенне, может быть только у Магистра Альянса, у самого Эарлана, но парень перед ними не похож ни на Итана, ни на его сына-изгнанника.
***
Сайбер не нравился ни этот дом, ни компания некромантов, ни то, что задумал Оливер, но она привыкла оставаться при нём тенью и следить за каждым шагом всех, кого алифер считала потенциальной угрозой. В чужой разговор она по обыкновению не вмешивалась, за что могла по ошибки быть принятой за немую, но не держала язык за зубами, стоило кому-то перегнуть палку, забыться или попытаться навредить ей или некроманту.
За месяцы скитаний она порядком устала от тех, кто наивно полагал, что может надолго задержать в плену алифера и некроманта. К еде она почти не притрагивалась, несмотря на то, что Оливер себе в таком удовольствии не отказывал. Сайбер не умела проверять еду на наличие отравы, а потому посчитала, что лучше хотя бы одному из них оставаться в сознании, если с пищей или питьём что-то не так.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+4

8

Ровенна сказала, что рада, и Вилрану вполне этого хватило. Она рада ему, рада, что он жив. Разве мало для счастья? И брат, и девушка, что ему так нравилась, были рядом, чума отступала, их никто не преследовал, и он сам оставался в живых после операции. Жизнь налаживалась.
Вилран прошел за братом и кузиной в столовую, хоть и был уже сыт. Он не до конца понимал, о чем шел разговор, но все равно предпочел послушать. И посмотреть на Оливера, чтобы понять, что с парнем не так. Во время операции, когда Вилран еще лежал на столе со вскрытой грудной клеткой, он готов был поклясться, что Оливер, так ловко избавивший его от Ключа, - вовсе не человек, а нечто иное, что встречалось за гранью, в Бездне. Но сейчас воспоминания успели отступить, с каждой минутой становясь все тусклее, и Воскрешенный уже не был уверен ни в чем наверняка. Что если ему вообще все приснилось или привиделось?
Вилран пытался это проверить, а потому некоторое время молча сидел за столом, наблюдая, как Оливер усердно налегает на поданный завтрак. Заговорил Воскрешенный, лишь когда странный тип начал сам задавать вопросы.
- Нет у нас никакого второго Ключа, - ответил он, наливая себе вина, чтобы хоть чем-то заняться, а не сидеть неподвижной статуей. – А этот, чумной, Имахир заставил взять, - Воскрешенный на мгновение нахмурился, вспоминая все то, что произошло в крепости Культа, - я его за это потом убью. Или он сам помрет, так как Крепость уже заражена. Или уже помер...
Вилран вовсе не задумывался, что Оливер может и не знать (и вероятнее всего, не знает) никаких Имахиров, также как и Крепость. Но пояснять этот факт не стал – перешел к своим вопросам, которые интересовали намного больше:
- Мне казалось, что помню тебя, но мои воспоминания настолько нечетки, что я могу и ошибиться. Ты был в Тенях и тогда звался не Оливером, да и вообще его ничем не напоминал, - Вилран поставил кубок с вином на стол, так и не отпив. – Но ты говорил, что можешь принять любой облик... Все могут. Но это было Там... В этом мире ведь так нельзя? Или ты умеешь? – он старательно пытался рассмотреть в парне, сидящем напротив, нечто таинственное и могущественное... но почему-то не получалось. – Если ты не заберешь меня обратно, то я могу побыть твоим проводником здесь, как ты был для меня Там. Это было бы справедливо, учитывая, скольким я тебе сейчас обязан! Но обратно я точно не хочу – у меня тут брат, которого я люблю, - Воскрешенный глянул на Гипноса, а затем обернулся к Ровенне и взял ее за руку. – И еще девушка. Она мне тоже дорога. И я бы не хотел их терять. Не сейчас, когда все стало налаживаться. И спасибо еще раз, что спас меня и всех остальных.
Вилран понятия не имел, зачем так распинается перед незнакомым человеком, но почему-то, сидя сейчас за столом, он совсем не чувствовал Оливера чужим.

+4

9

Вопросы посыпались в ожидаемом множестве, но Таэрион не спешил отвечать на них сразу, честно и откровенно. Он внимательно выслушивал каждого говорившего, взвешивал его слова, и уже затем выбирал когда ответить прямо, где уклонится и о чем умолчать. Юного Шоу он при этом не подавлял, наблюдая за его живыми реакциями и позволяя им отражаться в мире. Потому некромант с таким аппетитом уплетал еду, утоляя голод, и одновременно наслаждась вкусом пищи, которая разительно отличалась от всего того, что ему приходилось есть последние полгода. Блюдо было не замысловатым, но настолько вкусным, что Оливера не останавливало даже то, что ел за столом только он один - все остальные с подозрительностью и нездоровым вниманием лишь глядели друг на друга, даже не притрагиваясь к столовым приборам. И вряд ли дело тут было в насыпанном яде, скорее в общем напряжении. Единственный из всех, кто источал добродушие был брат Гипноса, и единственный из всех он не был некромантом.
   - Ключ повеливающий Ключами? К чему такая сложность? - отстраненно заговорил Шоу, в ответ на вопрос беловолосой женщины. Кто она такая он имел довольно смутное представление, но если судить по ее бесцветным волосам и окружению, то она приходилась какой-то родственницей Беннаторам. Черты миловидного лица также свидетельствовали в эту пользу, как и надменное поведение. Как она только уживалась в одном доме с Коррин, которая, как помнил Оливер, была такой же - не слишком обходительной... - Нет, я просто развеял заклинание. Любое заклинание можно развеять. Это всего-лишь энергии. Ты не будешь есть?
   С последним вопросом Оливер обратился к Сайбер и, когда та качнула головой, забрал ее тарелку себе, поставив поверх собственной. Некроманты действительно усложняли свои магические практики, придумывая все новые и новые заклинания, которые могли бы блокировать прочие эффекты или превосходить их, но не одно из их заклинаний гибко не работало с потоками энергий за исключением передачи маны, и то его использовали зачастую, только чтобы воровать энергии, а не передавать.
   - А кто такой Имахир? - уточнил Шоу у заговорившего Воскрешенного. Тот глядел удивительно открыто, а его слова были пусть опасными, но непривычно теплыми, гостеприимными и даже по-детски наивными. От Смерти совсем не защищали счастливые жизненные мгновения, назначенные встречи, обретенные любимые, выстроенные планы. Но Безымянный и не думал сейчас загонять в Бездну сбежавшую душу, к внутреннему облегчению Оливера - этот собеседник более всего нравился бывшему студенту, именно своими качествами, человечностью, хотя из всех присутствующих со стороны Орваннов и Беннаторов человеком он как раз не был. Множество рваных энергий циркулировали в нем, и внутренняя сущность этого существа напоминала сшитую из чужеродных кусков химеру.
   - Ты говоришь про Мир Теней? Он полон иллюзий, - Таэрион не стал отрицать былую встречу, однако и четкого ответа на видения Вилрана не дал, внеся лишь больше сомнений в реальность воспоминаний.
   - Я человек из плоти и крови. Меня можно ранить и можно убить. На мне остаются шрамы, - некромант коснулся указательным пальцем собственной подранной щеки. - И я пришел вовсе не за тобой, и уж тем более не для того, чтобы спасать кого-то из вас. Мне просто был нужен Ключ. В это время многие охотятся за ними… Так что можешь спокойно жить со своим братом, девушкой, детьми, и тенью, пока она не поглотила тебя. Ты мне ничем не обязан. Как только вы мне расскажите истории про Ключи и их нынешних владельцев - я уйду. Как понимаете довольно не многие обладают такими сведениями…
   Оливер хмыкнул и вновь налег на еду.

+4

10

- Ты просишь рассказать о Ключах, но сам не ответил толком ни на один из наших вопросов, - Гипносу тоже кусок в горло не лез, хотя после операции и борьбы с Чумой он чувствовал себя измотанным. Вопросов было слишком много - и у него самого, и у Вилрана, и у Коррин, и даже у Ровенны, - но их странный гость не торопился хоть что-то прояснять. Он определенно был человеком - по крайней мере, телесно, как и говорил. Но определенно не был Оливером Шоу. - Хорошо. Я тебе расскажу. Но буду требовать взамен такой же откровенности...
Некромант вздохнул, потер переносицу, собираясь с мыслями.
- Я работал на Культ, хозяином которого сейчас является Имахир - о нем говорил Вилран, - он кивнул на брата. - Я не знаю, кто такой Имахир, и что именно планирует делать Культ, но он собирает Ключи, большая часть которых уже в руках адептов. Культ собирался воспользоваться ими, чтобы извлечь тело Безымянного из льдов возле Севелена. Ключ Пантендора для Культа достал я - в обмен на исцеление моего тела. Мне пришлось убить Магистра Пантендора и передать Ключ Культу после того, как на мне испытали его действие. А Ключ Лейдера уже был у Культа, и я не знаю, как он попал к ним. Его поместили в тело моего брата насильно, потому что он единственный был способен долгое время сопротивляться Чуме. После чего нас выбросили в Лейдер, чтобы уничтожить город болезнью, и нам пришлось искать помощи у Коррин. Мы решили извлечь Ключ и - да, именно как ты говорил! - воспользоваться разделением его энергии, чтобы погасить ее. Но у нас не вышло. А у тебя - да. Почему?
Гипнос протянул костяную руку, отпил слабого вина из кубка, смачивая пересохшее горло. Лицо и левая рука все еще горели после воздействия Ключа, но сейчас было не до того.
- Ты спас Вилрана... и нас всех, даже если пришел не за этим. И мы благодарны тебе и рады, что так случилось, - Полумертвый высказался разом за всех, чтобы окончательно закрыть этот вопрос, хотя не знал мнения Коррин и Ровенны на этот счет. - Но как у тебя это получилось? И для чего нужны Ключи тебе? Ты ищешь силы бога? Или же... - Гипнос помолчал, сцепив руки перед собой на столе. Та безумная, пугающая догадка, которая осенила его в лаборатории Коррин, сейчас казалась слишком нелепой, чтобы высказать ее вслух. - На кого работаете вы? Ты и твоя спутница? - он перевел взгляд на стриженную женщину. - Вы ведь не служите Культу, верно? Ведьмам?

+4

11

Оливер Шоу был странным. Не то чтобы Коррин хорошо знала его, как человека прежде, но все же любой некромант, заимей он власть над особым знанием или силой, непременно возгордился бы, проникся собственной исключительностью и превосходством. Особенно, как казалось Оррван, если ты был посредственностью в прошлом. Шоу же делал все наоборот: он точно бы стремился заверить какой он обычный, как легко его поранить и убить, как он не желает вмешиваться в чужие судьбы. Возможно надави они чуть больше и он начал бы резать себе руки и показывать, что у него кровь течет и выковыривал бы куски живого мяса… Не то чтобы это что-то доказывало, но это было именно странно и воспринималось инородно. Может быть Оливер таким был всегда, и Коррин просто не обращала внимания на его странности, а теперь под пристальным рассмотрением они казались гипертрофированными, или же с ним действительно что-то было не так - для каких-либо внятных выводов сведений было слишком мало, и Оррван продолжала наблюдать и слушать. Она откинулась на высокую резную спинку стула и меленькими глотками потягивала вино, предоставив возможность задавать вопросы Беннаторам, тем более, что направление их совпадало с вопросами самой Коррин. Единственное в чем она была не совсем солидарна, так это в радости от спасения, о которой говорили оба брата. Рада чужому вмешательству некромантка не была, однако не могла не признавать, что без этого они скорее всего были бы мертвы.
   - Мне не нужны все Ключи, - меж тем признался Оливер, продолжая налегать на обед. Интересно, он действительно такой голодный, или просто демонстрирует, что может есть, как обычный человек… Коррин пристально наблюдала за ним, даже слишком внимательно.
- Мне достаточно иметь один, чтобы ни у кого не собралось полного набора, - продолжил Шоу. - Это моя цель. Силентис и его заклинания не должны существовать, но раз уж они есть, то никто не должен обладать ими в полной мере и единолично.
   Оррван лишь поморщилась на это высказывание. Оливер хоть и говорил, что не хочет власти и силы, но явно ставил себя выше всех, раз решал кому и чем стоит и не стоит обладать.
   - Да, я не служу Культу. И ведьмам не служу, хотя мы заключили с ними договор. Я служу непосредственно богу. Я его посланник, и от него мои силы, - буднично произнес  Шоу и Коррин поперхнулась вином.
   - Ты? Посланник Безымянного?! - переспросила она, едва подавив насмешливую улыбку. - Безродный, лабораторный служка?
   - Способности мага не определяются его именем. Или ты хочешь осудить выбор своего бога?
   Оррван хмыкнула, но промолчала. Спор все равно вышел бы бездоказательный.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]
Полынь - трава горькая[/sign]

+4

12

Посланник Безымянного... Оливер Шоу? Этот невзрачный некромант?
Коррин высказала свои сомнения вслух - в отличие от Гипноса. И они полностью совпадали с мыслями самого Полумертвого - а затем он вспомнил...
Каким несуразным казался Оливер Шоу, когда только-только прибыл в Акропос. И каким странным он стал внезапно там, во время эксперимента. Таким же, каким был сейчас - Коррин его таковым не застала, поэтому ей сложнее было поверить. Но ведь он, Гипнос, видел все собственными глазами.
- Это произошло весной в Акропосе, ведь так? - задал он внезапный вопрос, на который уже знал ответ. Просто хотел получить его от Оливера. - Когда мое создание бросилось на тебя... ты тогда начал слышать волю Безымянного? Или... чувствовать ее? И твои странные слова, сказанные тогда...
Все постепенно складывалось в одну картину. Оливер Шоу не был сумасшедшим. Гипнос и рад был бы признать его таковым - но он только что видел своими глазами силу, которой не мог обладать простой лабораторный служка.
И это же давало и еще кое-какие объяснения.
- На днях на нас с Коррин напали ведьмы, - задумчиво продолжил Гипнос, не сводя глаз с Шоу. - Мы убили одного и допросили его дух - и он рассказал нам о посланце Безымянного и воле бога, которую несут ведьмы. Это правда? Безымянный... благоволит ведьмам в разрушении Лейдера и убийстве некромантов? Почему? Зачем? Разве мы - не его создания? Для чего он хочет уничтожить Лейдер?

Отредактировано Гипнос (2020-08-18 12:31:58)

+4

13

Ровенне нравилась эта немного детская наивность Вилрана. Стоило ему коснуться её руки, заговорить о том, что ему дорого настолько, что хочется жить и оберегать, даже кинувшись против главы Культа едва ли не с голыми руками, как некромантка почти забыла о сказанных в потоке информации словах. Этот человек – если он был человеком – имел какое-то отношение к Бездне. К тому, что ждёт их всех после смерти. Вилран хранил воспоминания об этом времени и, казалось, в незнакомце видел что-то потустороннее. Что-то, что до конца не принадлежало этому миру, и это вызывало у Ровенны одновременно и волнительный трепет, и любопытство, и страх.
Он развеял заклинание.
В некоторых школа магии, включая некромантию, такие заклинания существовали. И на первый взгляд, в этом нет ничего необычного или противоестественного, если бы не одно «но». Оливер развеял не самое обычное заклинание, а заклинание из Силентеса, которое на порядок выше по силе и сложности знакомых миру заклинаний некромантии. На такое не способен даже сам Магистр Альянса, иначе бы давно уже выступил против Культа, разбил его армию одним только жестом, развеивающим чужую магию.
Ровенне вдруг на мгновение показалось, что этот человек может остановить Культ.
- Зачем тогда тебе знать, где находятся остальные Ключи, если хватает одного, чтобы осуществить твой план? – некромантке казалось, что Оливер слишком темнит, и ей казалось нелогичным желание заполучить все Ключи. – Что ты собираешься с ними делать? Спрятать в карман и носить в нём, пока остальные культисты охотятся на тебя? Или уничтожить их при помощи Ключей? – она хмыкнула. В её понимании, если Оливер считал, что, забрав один Ключ, Культ остановится, то он сильно ошибался.
В посланника Безымянного она верила с трудом, предполагая, что в Оливера скорее вселился какой-то демон или тварь из-за Грани, которая хочет, чтобы остальные верили в то, что она – бог, и поклонялись ей, помогая преследовать собственные, одни ей ведомые, цели.
- Зачем тебе Ключи на самом деле?
***
Имахир…
На упоминании знакомого имени Сайбер напряглась, но решила не высказывать все свои мысли при остальных. Она скажет об этом позже – лично Оливеру, когда рядом с ними не будет свободных ушей. Несмотря на то, что среди Теней она, в сущности, была мелкой сошкой, которую особо в великие планы не посвящали, её собирались убить не просто от скуки, а чтобы не разболтала лишнего и не испортила чужой план раньше времени.
Что её удивляло, так это то, что Тени как-то связаны с происходящим в Альянсе, и что одного разрушенного мира им мало. До того, как Культ упомянули в связке с Имахиром, Сайбер казалось, что каждый сам по себе – просто цель у них одна – отыскать эту треклятую книгу.
Всё складывалось в общую картину, и весьма неприятную по меркам Сайбер.
Тени отвлекали внимание от своей деятельности, наводя больше шума вокруг Альянса, и собирали сторонников под лживым намерением якобы устроить переворот, но никто не упоминал, что этот переворот обернётся для некромантов настоящей катастрофой, а не спасением от гнёта Магистров.
Великие умы поистине безжалостны.

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+4

14

Для Таэриона Тени и Культ также оставались двумя разными претендентами на Силентис, хотя он не исключал, что золотоглазые были вхожи в различные фракции - Бальдо наглядно продемонстрировал насколько обманчивой может быть внешность. А потому хотел знать кто и сколькими Ключами на данный момент обладает, ведь из этого можно было просчитывать последующие действия воинственных сил в Альянсе. Но Гипнос знал немного - Ключи, похоже, никогда его не интересовали, в отличие от беловолосой женщины, имя которой так никто не назвал, а сама она представляться не спешила.
   - Я хочу избавить мир от Ключей и Силентиса в целом, - ответил ей Оливер. - И если другие заклинания так же валяются на пути, то почему бы не подобрать их? Я не собираюсь их использовать. Мне достаточно одного, чтобы переломать чужие планы, но если мне попадется больше, то я отдам их Безымянному богу. Только ему под силу уничтожить их окончательно.
   - Уничтожить Ключи и Силентис?! - подала возмущенный голос Коррин, но Шоу даже не взглянул на нее, продолжая уплетать вторую порцию обеденного блюда. - Наивысшее достижение некромантии? Да ты умом помутился!
   - Некроманты не готовы к такой силе, - спокойно отрезал Оливер. - Маленьким детям не дают в руки острых предметов - они могут пораниться и поранить других. А Силентес немного больше, чем просто нож.
   - Ты. Сравниваешь некромантов с младенцами?! - Коррин явно осталась недовольна тем, что Шоу, который был почти ее ровесник, вдруг возомнил себя родителем нации. И, наверно, это не задевало бы ее так сильно, если бы она не чувствовала, что он действительно способен что-то сделать с Ключами. Но Оливер лишь невозмутимо ответил: “Да”, а потом еще раз “да”, но уже на уточняющие вопросы Гипноса.
   - Безымянный никому не благоволит, - начал свои разъяснения молодой некромант, и, доев, отставил обе сложенные друг на друга тарелки. - Лейдер тоже ему не нужен, ни как живой город, ни как разрушенный. Лейдер нужен ведьмам, и они пытаются его заполучить. Смертные все время что-то делят между собой, разве нет? В том числе убивая друг друга. Преимущественно убивая друг друга. Смерть никому не желает смерти, она просто смерть. Пока ведьмы выполняют свой договор - не так важно, чем они заняты помимо этого.
   Несмотря на равнодушные слова, налет грусти отразился в глазах юного Шоу, и он опустил их, глядя на резной край стола и вместе с тем не видя, что на нем изображено.

Отредактировано Оливер (2020-08-20 17:50:26)

+4

15

Вилран помалкивал, пока вопросы задавали люди, сведущие в магии. Он сам не так много знал о Ключах – лишь то, что успел услышать от Гипноса, но этого было слишком мало, чтобы вступать в какой-то спор. Его спасли, все живы, распространение чумы теперь можно остановить, найдя лекарство, - это все Воскрешенного очень радовало. Он даже пододвинул к себе тарелку с рыбой и тоже приступил к еде, как и все остальные, чтобы не выделяться. Он же теперь почти нормальный человек! И это «почти» настолько мало, что в глаза никому не бросалось, так что его можно было легко исключить из предложения вовсе. А значит, он как все – и Вилран этим гордился.
Вот только оптимизм его мало кто разделял. Некроманты хмуро перекидывались фразами, – вопросами, ответами, - и постепенно даже до Воскрешенного начало доходить в чем дело. У него не возникло сомнений, что Оливер – посланник Безымянного. Вилран это чувствовал, вот только в его глазах он выглядел не посланником, а самим Безымянным, одевшим на себя шкурку студента, которого когда-то знал Гипнос. Или не именно этого студента, а очень похожую, ведь бывают похожие платья – так и тут. Но вот последующие слова Оливера заставили Воскрешенного позабыть даже про рыбу.
- Это правда? Безымянный... благоволит ведьмам в разрушении Лейдера и убийстве некромантов? – спросил Гипнос.
И Оливер ответил:
- Безымянный никому не благоволит. Лейдер тоже ему не нужен, ни как живой город, ни как разрушенный. Лейдер нужен ведьмам, и они пытаются его заполучить. Смертные все время что-то делят между собой, разве нет? В том числе убивая друг друга. Преимущественно убивая друг друга. Смерть никому не желает смерти, она просто смерть. Пока ведьмы выполняют свой договор — не так важно, чем они заняты помимо этого.
- Погоди! – Вилран не выдержал. – Но Лейдер нужен и нам! Некроманты годами копили знания! И если в Анейроте сердце Альянса, то в Лейдере – его разум. Лучший университет, огромная библиотека – все это не возникло так просто за один день! Все было создано во имя Безымянного! Тебя! И теперь просто так все отдать ведьмам? За что? Они не сделали ровным счетом ничего, чтобы стать достойными такого подарка! Они убивали и будут убивать, пока не вырежут тут всех или не подчинят себе. Они все уничтожат! Это как корову запустить на кухню – она все сожрет и изгадит, но не сделает ничего полезного. Говоришь, что не благоволишь никому? – Вилран мстительно прищурился и поджал губы. – Неправда. Ты поддерживаешь ведьм и развязываешь войну, чтобы нарушить тот порядок, что сам и установил много лет назад. Тебе не нужен Лейдер? Тогда зачем ты некогда собирал в этих землях лучше умы среди людей? Чтобы потом плюнуть на все и поиграть во что-то другое? Да ты сам сдаешься при первой же трудности! Мало того, что не можешь ничего создать самостоятельно, так еще и поддерживать созданное не умеешь. Надоело, передумал, все равно... Да какой же ты бог после этого?! Трус, лжец и лодырь. Лучше уж тогда и впрямь поклоняться Люциану – он хотя бы не предает тех, кто действительно ему служит! И спасибо свое я заберу обратно: плевал ты нас всех спасать – тебе просто нужен был Ключ.
Будь у Вилрана побольше жизненного опыта и такта, он бы все это никогда не высказал, тем более богу, да еще и в лицо. Но он основ дипломатии не знал, и переговоры вести совсем не умел, а потому и вывалил все, что было в мыслях, не стесняясь и не раздумывая.
Правда, в конце ему все же пришло в голову, что Безымянный может прибить его одним жестом, но сказанное уже было сказано, и отметить он ничего не мог, да, в общем, и не хотел.

+4

16

Некроманты не готовы к такой силе.
Безымянный никому не благоволит.
Смерть никому не желает смерти, она просто смерть.
С каждым новым словом, которые бывший Оливер Шоу ронял равнодушно и тяжело, словно камни в пустой колодец, Гипнос чувствовал, как его благодарность и горячее любопытство испаряются без следа - на смену им приходил медленно кипящий гнев.
Он уже слышал эти слова - по-другому произнесенные, в ином виде и давно - но слышал. Тогда, в Акропосе, когда впервые увидел существо, которым стал юный студент. То же пренебрежение. То же равнодушие, с каким говорят о неудачном эксперименте.
Неудачный эксперимент. Для него неудачный эксперимент - Ключи. Лейдер. Некроманты. Сама их жизнь, всё то, за что все они здесь так отчаянно боролись для этого создания - неудачный эксперимент. Таковым станут и ведьмы, когда по незнанию сделают то, чего он от них хочет - сотрут с лица земли и город-Академию, и всю память о народе Альянса.
Но прежде, чем Полумертвый открыл рот, внезапно заговорил Вилран - и Гипнос ощутил, как по спине прошлись холодные мурашки.
Его брат не выбирал слов, не пытался апеллировать к холодному разуму того, кто называл себя посланцем Безымянного - он говорил просто и зло, как раздосадованный ребенок, каковым и являлся. И говорил именно то, что, без сомнения, думали и чувствовали сейчас все сидящие за столом некроманты. В первое мгновение Полумертвый похолодел от страха за Вилрана - но чем больше брат говорил, тем больше Гипнос понимал, что он прав, и ни бояться, ни стыдиться здесь нечего.
Оба они могли обратиться в пепел всего час назад, так что изменилось теперь? Они живы по прихоти недоброй, жестокой сущности, которую не за что уважать - и бояться тоже не за что.
И еще кое-что.
Взгляд Оливера Шоу был тоскливым. Слова - равнодушными, а глаза - печальными, будто он и сам не верил в то, что говорил. А возможно, помнил большее, чем тот, кто занял теперь его тело.
И Гипнос заговорил - когда умолк Вилран, разбивая гнетущую тишину, повисшую над столом:
- Вилран прав, - тихо, но твердо сказал Полумертвый, глядя прямиком в эти грустные глаза. - Если ты считаешь, что вся твоя работа лишь прах, то стоила ли она усилий?
Это были ровно те самые слова, которые обронил Оливер Шоу в Акропосе - слово в слово, - когда Гипнос был возмущен уничтожением его эксперимента. Молодой некромант вспомнил их сейчас так ясно, как будто они были сказаны вчера.
- Люди видят конец там, где есть множество новых начал - так ты сказал мне тогда? - продолжал Гипнос, не сводя с него глаз. - Теперь я это понимаю. Мы все здесь пытаемся начать заново - в том мире, который раскололся и прогнил, когда твой бог его забросил. Так почему же он - или ты? - этого сейчас не видишь? Почему готов бросить все и отвернуться от тех, кто желает все исправить? Этот эксперимент не завершен - он брошен на полпути, потому что тебе он показался не стоящим внимания. Но это не так...
Голос Гипноса дрогнул от сдерживаемой злости.

+4

17

Горячие слова Вилрана не трогали Таэриона - мальчик многого не знал, о многом судил однобоко, считал своим то, чем никогда в жизни не стал и не смог бы пользоваться, и полагал, что сам он, его близкое окружение и народ в целом лучше, достойнее, умнее, образованнее и благоразумнее любой из ведьм или кого бы то ни было другого, не зная о них ничего, не вспоминая о том, кто на самом деле развязал войну, кто принес в город Чуму и как легко Лейдер мог перестать существовать даже без ведьм. Воистину верны были слова мудрейших: пока все идет хорошо - оно идет само собой, а во всем плохом виноват властьимущий или бог. Но если бы Вилран хоть немного знал о том, что происходит сейчас в Остебене он наверняка поостерегся бы ставить в пример Люциана. Тот оставил не только людей, но и сыновей-демиургов, отрешившись от всех дел. И в этом была сейчас своя ирония.
   Но если Безымянного гнев смертного никак не задевал, то Оливеру под ним было скверно - кричали то ему в лицо, глядя в его глаза, обращаясь напрямую - ты, упрекая и некромант чувствовал, как его сминает меж двух сил, точно жука между подошвой сапога и камнем. Юный Шоу видел, что его бог лишен справедливости, но и некроманты, сидевшие с ним за одним столом, всецело правы не были. В ситуации было столько условностей и переплетений, что впору было сойти с ума, расплетая этот огромный клубок, и в итоге не угодить никому. Все были правы по своему и не был прав никто.
   Оливер так и не поднял головы, зажался под чужим напором негодования. Сейчас он предпочел бы уйти, забрав Ключ, за которым они пришли - Безымянный все равно не торопился ничего обьяснять, как-то оправдываться или карать. Но не это ли бегство было трусостью и бездействием? Шоу искоса глянул на Сайбер: напряженная, собранная, она готова была обороняться и защищать его самого, правого или не правого. Не ей ли он обещал быть мужчиной?
   - Вилран не прав! - вспылил от напряжения Оливер, поднявшись так резко, что стул за ним скрежетнул по полу. Сделав глубокий порывистый вдох, некромант уперся обеими ладонями в столешницу, но все еще не поднимал голову. Говорить, не глядя на других ему сейчас было чуть проще, хотя и без того голос Шоу подрагивал. - Никто не прав… Мне жаль Лейдер! Я вырос здесь, в отличии от большинства из вас. Мне больно видеть во что он превращается! Но больше не будет никакого прежнего Альянса, и развалил его не Безымянный! Может быть магистрам только сейчас стало плохо и неудобно жить, но такие, как я и люди простые без магии живут в дерьме давно, без права пользоваться всеми благами и знаниями! И это далеко не тот мир, который оставил нам бог!
   Оливер тяжело выдохнул, чувствуя, что Безымянный вовсе не препятствует его эмоциональным словам, не подавляет и не сминает своей волей. И эта личностная свобода оказалась неожиданной и глубокой, пронзительной. Даже до появления бога, юный некромант никогда не высказывался так пылко, искренне, бесстрашно и главное - не говорил того, что на самом деле хотел сказать.
   - Я… не могу расторгнуть договор Бездны и ведьм - они теперь будут защищать Альянс от вещей хуже, чем Культ, но… если академия сдастся, то я мог бы уговорить Ковен дать ей возможность переехать в иное место. Лейдер стоит на исконно их земле… они поклонялись здесь Безымянному задолго до некромантов. Здесь место их силы - вся их жизнь, так же как была моя. Но кто-то должен пойти на компромисс. Сражения идут не потому что ведьмы хотят уничтожить некромантов, они сражаются за свое право быть. Если бы Магистр отказалась от своих амбиций, все можно было бы уладить переговорами.
- Ты хоть слышишь, что ты несёшь? - поинтересовалась Коррин с брезгливым выражением на лице. - Перевезти целую академию неведомо куда, чтобы бедненьким ведьмам жилось вольготнее?! Хочу напомнить, что они напали на город первыми без всяких переговоров! И тот условный ножик, который Безымянный хочет отобрать у своих "незадавшихся детей", он сейчас вложил в руки Ковену! Не мы бросались на них в переулке - они на нас!
   Оливер поджал губы и крепко стиснул край столешницы пальцами. Вопросы подобных масштабов ему, студенту, не приходилось решать никогда в жизни и он понятия не имел какое решений будет действительно мудрым. Безымянный молчал и лишь наблюдал за ним. Все сейчас наблюдали за ним.
   - Возможно. Наверно… Но переговоры даже теперь, лучше же продолжения конфликта, силы в котором оказались равны?

Отредактировано Оливер (2020-08-22 18:09:26)

+4

18

Ровенна долго молчала, слушая все стороны конфликта, а потом удивительно холодно и в своей привычной манере отчеканила:
- Мне плевать на Ключи и на Магистров, - «несмотря на то, что я сама магистр», - подумала, но не сказала Ровенна. – Я хочу, чтобы Культ Безымянного уничтожили целиком и чтобы не было Силентеса, несмотря на то, что хранение этих регалий даёт нам статус в Альянсе. Не будет Силентеса – не будет Магистров, которые пугают остальных своей властью. Войны были и всегда будут, и уничтожение некромантии или нынешнего строя ничего не изменит. Ведьмы сражаются сейчас и будут сражаться после… Посмотри на Остебен. В нём живут люди, не обременённые магией, но они тоже постоянно сражаются за территорию и ресурсы, и плевать они хотели на богов. Плевать хотели на магию… Чтобы добиться мира, которого ты хочешь, нужно уничтожить всё живое, что есть на земле.
Сделав короткую паузу, Ровенна продолжила, смотря всё так же холодно на Оливера, без тени страха в глазах:
- Единственное полезное, что ты можешь сделать для некромантов – это уничтожить Культ и Силентес, потому что нынешний Магистр Альянса с этим не справится.
Ровенна уже давно не верила в Эарлана – по крайней мере, не старшего – и потому считала, что рано или поздно, но Культ добьётся своего – они соберут все Ключи, захватят Севелен и пробудят бога во льдах от его вечного сна, а что будет после – они уже знали. Безымянный не прощает ошибок и бездумной жажды власти. Некромантка не думала, что кто-то сможет обуздать силу бога. Если это не удалось в прошлом самим создателям Силентеса, то с чего бы что-то изменилось с нынешним Культом?
- Что же до всего остального… что ж, удачи, но никто тебе здесь не поможет вершить «великие дела». Безымянный создал нас немножко меркантильными суками, а поэтому без личной выгоды мы никуда не впряжёмся, нравится тебе это или нет, Оливер Как-Тебя-Там.

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+4

19

Слова седоволосой женщины отрезвляли, были похожи на ушат холодной воды, и вела она себя так же - отстраненно и холодно, надменно. Оливер хотел было вновь потупить глаза, но Таэрион ему не дал, внимательно изучая говорившую. Среди всех собравшихся, только она не кипела эмоциями, но лишь на первый взгляд - ее желание уничтожить Культ и Магистров, отдавало ядовитой мстительностью и затаенной злостью.
   - Разве возможность строить свое будущее, не достойно усилий? - поинтересовался некромант, по птичьи склонив голову к плечу. - Ты хочешь уничтожить Культ моими руками, но я человек, и едва ли в одиночку способен на это...
  Эта простая вроде бы истина приходила к Безымянному очень и очень долго, несмотря на то, что весь его опыт наблюдений за человечеством наглядно подтверждал ее. Сам он привык быть один, полагаться на свою неограниченную мощь, и не зависеть ни от кого и ничего,  но Оливер был слаб в своем одиночестве, и двигался вперед лишь тогда, когда кто-то был рядом. Связи были сильной стороной людей.
   - Лишь богу под силу уничтожить Силентис, - Таэрион не стал говорить, что ведьмы желали ровно того же, пусть и по своим личным причинам. Но если даже среди некромантов появились те, кто считает, что этой силе не должно быть, то, возможно, разум “детей” не настолько отравлен желанием лишь большей силы?
   Шоу меж тем ощутил себя подавленным. Он искренне стремился сделать хорошо и правильно, удобно всем, но беловолосая некромантка была права - люди всегда найдут причину для распри.
   - Я… хочу освободить бога, - совершенно в ином тоне признался он. - Может быть среди вас есть мистик, который бы мог перебросить меня в нужное место? За оплатой дело не встанет. У бога без имени можно будет что-нибудь попросить, соизмеримо оказанной помощи мне.
   - Для этого нужны Ключи… - мрачновато напомнила Коррин. - Которые ты не хотел собирать. 
   - Да не обязательно… - пожал плечами Шоу.

+4

20

- А я согласен. С Ровенной, - неожиданно произнес Гипнос, впервые в жизни открыто принимая мнение ненавистной кузины.
До этого момента Полумертвый молчал, слушая по-детски наивные сентенции того, кто называл себя посланцем бога, и изумляясь им. Вроде бы божественная сущность - должна быть всесильна и мудра! - но какие утопические мысли изрекает.
- Войны были и будут, неважно, считаешь ли ты, что время некромантов ушло, или нет. Ведьмы ничуть не лучше, и Коррин права: напали они первыми. Но суть не в этом. Если ты хочешь прекратить войну и уничтожить Силентес... - Гипнос на мгновение умолк. Среди Ключей Гримуара был один-единственный, столь нужный ему самому. Столь непредсказуемый и опасный - но необходимый, чтобы продолжать жить. - ...то начать тебе необходимо с Культа. Только после этого ты сможешь строить какое бы то ни было будущее.
Он перевел взгляд с Оливера на остальных, сидящих за столом.
- Когда я работал на Культ, то одно время думал, что и они желают творить перемены к лучшему. Сместить старых Магистров, цепляющихся за свое наследие так сильно, что даже собственные дети кажутся им соперниками и помехой на пути к власти. Изменить Альянс, сделать людей образованнее, воспитывать и обучать некромантов так, чтобы они действительно становились учеными. Но я ошибся, принимая собственные мысли за цели Культа - все это можно было бы совершить и без Силентеса. Культ хочет освободить бога, чтобы заполучить его силу - а для чего хочешь освободить его ты?
Он чувствовал, как медленно кипит от злости Коррин, сидевшая неподалеку, и понимал ее чувства: в то время, как ее родной отец был заперт в Академии, это существо в теле Оливера Шоу говорило о том, что ведьмам следует отдать Лейдер, а сам он, мол, пойдет уничтожать Ключи, хотя именно он и дал ведьмам силу. Гипнос протянул костяную руку и сжал ладонь девушки поверх стола - открыто, ободряюще.
- Среди нас нет мистиков, способных тебе помочь. Среди ведьм, которых ты прочишь своими новыми любимыми детьми, как я понимаю, их тоже нет, - Гипнос не мог не усмехнуться при этих словах. Хорошая ирония. - Но они наверняка есть в осажденной Академии - там заперты сейчас почти все талантливые и сильные маги Лейдера, включая Магистра. Вот что я предлагаю тебе: убеди ведьм отступить. Договориться. Пойти на перемирие и перестать охотиться на некромантов. В конце концов, наш общий враг - это Культ. И Имахир. Если ты сделаешь это, возможно те, кто заперт сейчас в Академии, послушают тебя - или кого-то из нас, - он улыбнулся Корри, - и помогут тебе попасть туда, куда тебе нужно. Я и сам готов помочь тебе...
Я бы сделал это ради Вилрана, которого ты спас. И ради Корри, чтобы в ее городе снова был мир. И ради себя самого.
- ...но я хочу получить Ключ Пантендора. Он мне необходим.

Отредактировано Гипнос (2020-08-25 11:24:55)

+4

21

— А я согласен. С Ровенной, - сказал Гипнос, и это был первый раз, когда Ровенна проявила какие-то эмоции. Усмехнулась, коротко глянув на кузена. Их согласие, тем более, признанное вслух, - такая редкость, что скорее над Альянсом появится солнце, чем кто-то из них согласится с мнением второго.
- Ты сказал, что собираешься достать Бога. Твои цели схожи с целями Культа, но я вижу одну нелогичность в твоих словах, - некромантка чуть наклонила голову к плечу, внимательно смотря на Оливера. – Ты сказал, что Ключи тебе не нужны, но мы все знаем, что Ключи – это то, что открывает Врата, ведущие в усыпальницу Безымянного. Так как же ты, обычный человек, собираешься открыть Врата без ключа? Вежливо постучишься и попросишь тебя впустить?
Если в самом начале Ровенна думала, что они говорят с сумасшедшим, у которого слишком большое самомнение – что, в принципе, нормально для жителей Альянса, то теперь видела глупого мальчишку, который под резкими речами казался уже не таким уверенным в себе и грозным. Он даже соглашался с тем, что у него не хватит сил что-то изменить.
- И с чего ты взял, что Безымянный захочет уничтожить книгу и пойти на поводу у смертных? – светлая бровь вопросительно приподнялась и изогнулась. Скрестив руки на груди, Ровенна откинулась на спинку стула. Теперь большой живот выпирал из-под сорочки с чужого плеча ещё больше, и делал весь вид некромантки скорее нелепым и немного забавным, чем грозным. Но лицо оставалось таким же непроницаемо холодным, как и слова Беннатор. – В прошлый раз, когда группа магов решила, что может диктовать свои условия Безымянному, они погибли, пытаясь сдержать его гнев. Где гарантии того, что Безымянный, очнувшись во льдах, не захочет уничтожить Кристалл, некромантию и весь Альянс?
Ровенна не хотела будить древние силы, опасаясь, что это обернётся такими последствиями, которые никому из них даже в кошмарных снах не снились. Она не хотела остаться без магии. Уничтожение книги и культа – это хорошо, но что у них останется по итогу? Магистрами им уже не стать. Дома не вернуть. Кто вообще окажется во главе Альянса? Ведьмы? Насколько их магия стала сильнее? И не превратится ли их жизнь в Альянсе в вечное противостояние между ведьмами и некромантами? Или им хватит всего лишь одного или двух городов, чтобы утолить свой аппетит?
- Ты собираешься отдать весь Альянс ведьмам? Тогда не проси помощи у некромантов, - Ровенна пожала плечами. – Мы не настолько идиоты, чтобы своими руками лишать себя земель, магии и жизни. Добровольно в рабство ведьмам сдастся только полный кретин.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+5

22

Выдерживать уверенность становилось все труднее. Оливер совершенно не видел выхода из сложившейся ситуации, но все от него что-то хотели. Дурацкая это была идея говорить всем про посланника Безымянного - все тут же ожидали соответствующих решений. Справедливо ожидали, но юный Шоу едва ли чувствовал себя соответственно этим ожиданиям. Только сейчас за столом переговоров с некромантами он ясно почувствовал, что является ни сколько посланником, сколько посредником, ибо никакой Божественной Воли, которую следовало бы нести в мир у Таэриона не было. Заключая сделку с ведьмами, он учитывал лишь свои собственные интересы и перспективы, без оглядки на смертных. Смертные в свою очередь имели массу требований: уничтож Силентис, Культ, уговори ведьм, уговори академиков, пожалуй Ключ Пантендора, и тогда, может быть, дождешься ответного шага, точно бы их будущее было не их будущим. Быть окруженным этим было невыносимо, и Оливер, скосившись на кубок с вином, мгновение подумал, а затем потянулся за ним и морщась выпил всего в несколько глотков. А ведь зарекался брать спиртное в рот… Мягкое тепло разлилось в желудке, и выступило на бледных щеках студента. Ему не хотелось ничего решать, он не умел ничего решать, не умел говорить с людьми, не умел отстаивать даже собственных интересов, а теперь должен был повелевать судьбами городов? Лишь присутствие Сайбер удерживало его от отступления под этим напором.
   -  Культ хочет освободить бога, чтобы заполучить его силу — а для чего хочешь освободить его ты? - поинтересовался Гипнос и Оливер успел подумать: “Чтобы все быстрее закончилось”, но ответил не это.
   - Затем, что запирать бога вообще не правильно… Хочу исправить ошибку первых культистов.
   - Ты сказал, что Ключи тебе не нужны, но мы все знаем, что Ключи — это то, что открывает Врата, ведущие в усыпальницу Безымянного. Так как же ты, обычный человек, собираешься открыть Врата без ключа? Вежливо постучишься и попросишь тебя впустить? - не без язвительности поинтересовалась беловолосая женщина и Шоу насупился.
   - Может и так. Ваше знание не абсолютно. Если вам что-то с детства рассказывали и вы в это верите, то это совсем не значит, что в небесном масштабе это истина.
   - И с чего ты взял, что Безымянный захочет уничтожить книгу и пойти на поводу у смертных? - не унималась седовласая. - Где гарантии того, что Безымянный, очнувшись во льдах, не захочет уничтожить Кристалл, некромантию и весь Альянс?
  - Потому что он желает уничтожить книгу сам, - отрезал Оливер, скрестив руки на впалой груди. - Ваши желания в этом вопросе просто совпадают с его. А вот уничтожение Альянса в его планы не входит, как и Кристалла с некромантией. Кристалл слабеет без его вмешательства и однажды потухнет сам. Может быть не в нашем веке, но… Не важно бог свободен или нет. Некромантия медленно умирает сама по себе. Но может быть у бога без оков будет гораздо больше желания продлить ее существование, чем сидя в них.
   Шоу понятия не имел о планах Безымянного, но тот все еще позволял ему свободно говорить и рассуждать, точно бы исход этой беседы был ему совершенно не важен.
   - И никто не отдавал ведьмам Альянс! - устало воскликнул некромант. - Безымянный дал им только силу противостоять аномалиям. Помимо Культа существует еще Роза Немертвых - проклятая полубогиня, которая подчиняет себе живых и мертвых, и она так же ищет Ключи, чтобы заполучить полную силу бога. Вот это ваш общий враг. Когда-то некроманты испытали на ней одно из заклинаний и теперь она желает уничтожить некромантию, и сделает это первее кого-либо. Безымянный заключил с ведьмами сделку, и они обязались искать ее марионеток и перерезать связи с ней. Их ритуальная магия подходит для этого лучше, чем что-либо иное. В каком-то роде ведьмы стали стражами Альянса и некромантии, а безымянный бог озабочен вашими жизнями даже сидя во льдах… К слову, если увидите кого-то с золотыми глазами - не связывайтесь с ним - он под чужой волей. Но я попробую поговорить с Ковеном и найти какое-то решение. А вот Ключ Пантендора обещать не могу. Сейчас у меня есть только ключ Лейдера, и вряд ли появятся другие. Но… сила этого Ключа есть в самом Безымянном, - Оливер исподлобья взглянул на Гипноса. -  Ты сказал, что присоединился к Культу, думая, что они хотят изменить Альянс - это перекликается с идеями, которые были вложены в первых некромантов. Думаю, если ты действительно хочешь этого, то… Безымянный выслушает тебя.

+5

23

Как сложно было вычленить из той кучи вылившейся на голову информации самое важное и нужное, если ты ничего в происходящем не понимаешь! Вилран сейчас, как никогда, чувствовал себя несмышленым ребенком, которого взрослые взяли с собой на собрание, где решаются проблемы чуть ли не мирового масштаба. Или даже мирового? Ведь речь шла обо всем Альянсе, а он для Вилрана был чуть ли не всем миром – за его границами Воскрешенный никогда не бывал и слабо представлял, чем живут другие народы.   
Но одно Вилран понял – все решили  проводить переговоры некромантов с ведьмами. Зачем? Это ему так и не удалось уяснить, но, по словам Оливера, выходило, что ведьмы должны охранять земли некромантов от какой-то еще более неведомой заразы, чем Культ. Розы? Что-то он слышал про Розу, но очень давно и мало, так что пришлось отложить себе в памяти заметочку выспросить позже о Розе у Гипноса или Ровенны.
- Значит, мы сейчас идем на переговоры? – с детской непосредственностью подытожил высказанное всеми Воскрешенный. – Мирим ведьм и некромантов и останавливаем войну в Лейдере?
Как это «примирение» должно происходить ему пока в голову не приходило, но он был уверен в брате и кузине – они в дипломатии понимали больше его, так что и проблем тут быть не должно было.
- А после идем спасать тебя? – Вилран посмотрел на Оливера. – Вернее, твое запертое тело. И если мы его освободим, то ты вылезешь из этого и переберешься в то? Или натянешь его сверху?
То, что Вилран говорил, вовсе не казалось ему бредом – он-то видел, как Проводник мог менять форму, становясь тем, кем пожелает, так что и облик этого тощего юноши, что сидел напротив и налегал на еду, Воскрешенный воспринимал как некий костюм, что Безымянный решил поносить. В конце концов, он сам сейчас носил тело Стефанна Беннатора, так что за примерами ходить далеко вовсе не требовалось.
- А на переговоры я тебя одного не пущу, - Воскрешенный повернулся к брату. – Мало ли кто нападет – пойдем вместе.
Вилран, довольный тем, что хоть что-то стало понятнее, замолчал и снова взялся за рыбу. Некромантов никто не собирался уничтожать – и это успокаивало. Он рад был, что Безымянный вовсе не собирается уничтожать своих детей, также как и бросать их на произвол судьбы. Крови в землях Альянса и так уже было более чем достаточно.

+5

24

Лицо Оливера Шоу с каждой новой минутой разговора становилось все более мрачным, осунувшимся. Сейчас он уже не выглядел посланцем Бога, который одной рукой справился со смертоносным Ключом - теперь он казался растерянным мальчишкой, едва ли старше самого Гипноса, и Полумертвый впервые задался вопросом, что там, внутри, в действительности осталось от Оливера Шоу, и насколько внезапно обретенное могущество перебивает, умаляет его личность.
И все же Гипнос не сделал попытки прекратить град перекрестных вопросов к странному гостю - сейчас было не до этого, и все это понимали. Кем бы он ни был, а он мог разрешить все их текущие сомнения и, возможно, подкинуть новых.
"...если ты действительно хочешь этого, то… Безымянный выслушает тебя".
Просто голова кругом.
За него первым прекратить допрос решился Вилран. Уже второй раз за последние несколько минут Воскрешенный высказал то, о чем все собравшиеся наверняка думали, но не говорили вслух - попытался подвести итог всему тому, о чем они говорили. По-детски наивный, коротенький - но все же итог.
— Значит, мы сейчас идем на переговоры? Мирим ведьм и некромантов и останавливаем войну в Лейдере?
Гипнос взглянул на брата и бледно улыбнулся:
- Не думаю, что это будет так легко и быстро, как ты говоришь, но... да, - он перевел взгляд на Оливера, ожидая его согласия. - Возможно, тогда все эти ужасы в городе хоть немного утихнут, а Магистр Лейдера попробует взглянуть на ситуацию с другой стороны, - последнее прозвучало так же утопично, как и слова Вилрана, но Гипнос надеялся, что долгое заточение в Академии сделает госпожу Грейлу Анстис немного сговорчивее. В особенности, если Коррин сумеет убедить в происходящем своего отца, имеющего какое-никакое влияние.
— А после идем спасать тебя? — продолжал воодушевленный Вилран, обращаясь к Оливеру. — Вернее, твое запертое тело. И если мы его освободим, то ты вылезешь из этого и переберешься в то? Или натянешь его сверху?
Гипнос представил себе эту картину и едва сдержал усмешку - Оливер, натягивающий на себя разорванную плоть еще какого-то тела, выглядел вовсе не по-божественному.
- А на переговоры я тебя одного не пущу, — подвел итоги Воскрешенный, обращаясь уже к нему самому. — Мало ли кто нападет — пойдем вместе.
- Я надеюсь, что и не пойду один, - Гипнос нахмурился. - Я все же опальный Магистр. Предатель. Одного меня попросту не будут слушать. Хотя, если попытаться продать взамен информацию о Культе... может, получится обелить наше имя. Хотя бы частично, - он потер переносицу и снова посмотрел на Оливера. - Ну так что ты скажешь на все это, Посланник Безымянного? И куда пойдешь после нашего разговора?
Его вопросы к этому существу не закончились, и Гипнос надеялся, что сможет найти его снова, чтобы поговорить обо всем подробнее - с глазу на глаз.

+4

25

- Значит, мы сейчас идем на переговоры? Мирим ведьм и некромантов и останавливаем войну в Лейдере? - спросил Вилран с поистине детской непосредственностью, и Оливер немного растерялся.
   - Выходит, что так… - неувенно протянул он.
   Воскрешенный уже не злился на него, легко забыл свое недовольство, переключившись на что-то новое и интересное, как свойственно было детям. С ним было одновременно и проще чем с прочими, и неуютней - Шоу совершенно не умел общаться с теми кто намного его младше. Хотя с кем он вообще умел общаться? Еще больше смятения вызвали последующие рассуждения Вилрана, и Оливер замялся даже не зная, что на это ответить. В сущности Беннатор был прав - бог должен был покинуть смертное тело, чтобы оказаться в истином, но звучало все это уж очень странно! Некромант непроизвольным движением потер ладонью зарозовевшую от выпитого щеку и поморщился.
   - Мы просто извлечем бога изо льда… - ответил он, единственное, что пришло на ум, не желая вдаваться в заверения и оправдания, или как-то иначе горячо отрицать или соглашаться со сказанным. Брат Вилрана был куда более осторожным и рассудительным, но, кажется, был готов идти на встречу, в том числе самому Оливеру.
   - Так вы пойдете со мной? - осторожно переспросил Шоу, хотя вроде бы оба Беннатора недвусмысленно собирались участвовать в происходящем. Коррин помалкивала, но Оливеру отчего-то казалось, что она примет общее решение.
  - Сначала уговори ведьм, - холодно бросила она. - Пусть они предоставят своего переговорщика.
  - Да, я поговорю… Но вы должны знать, что марионетки Розы охотятся за мной и с некоторых пор должно быть точно знают где я, - Шоу скосился на Сайбер и виновато улыбнулся. - Рядом со мной желающих убить вас прибавиться. Но, если так случится, то я смогу воскресить любого из вас, - улыбка бывшего студента стала более приободряющий. - Если, конечно вы не умрете все сразу - тогда моих сил может не хватить… кх.
   Оливер посерьезнел и поднялся из-за стола.
   - Тогда сейчас я вернусь в Ковен и приду к вам, когда у меня будет ответ ведьм.

+4

26

Всё шло как-то так складно, что Ровенне казалось: где-то есть подвох. Если так подумать, то ведьмы получили больше силы и город в своё подчинение. Выковырять Магистра Лейдера из его укрытия – дело времени. Но если верить Оливеру, то они беспрекословно подчинялись воле самого Безымянного, который и дал им ту силу, что позволила им восстать и учинить бунт в городе. Что смущало Ровенну – это причина, почему бог обратился за помощью к ведьмам, а не напрямую к некромантам. Решил, что среди тёмных магов слишком много желающих поработить его, не упустив личной выгоды из этого «божественного пришествия»? Или за этим скрывался другой план? Попытки уничтожить тёмную магию и некромантов вообще?..
- Когда остальные некроманты узнают, что посланник бога или сам Безымянный потворствовал ведьмам, наделяя их силой, чтобы свергнуть устоявшуюся власть в Лейдере, они не последуют за тобой, - это был последний раз, когда Ровенна высказала своё мнение.
Ещё раз окинув Оливера Шоу взглядом, она взялась за столовые приборы и еду. Аппетиты некромантки никуда не делись, а перед очередными серьёзными разговорами и планами на ближайшее будущее, потому что далёкое слишком туманно, она хотела хотя бы утолить голод. И заодно прикинуть, о каких таких преследователях говорил некромант, если основная проблема Безымянного – это Культ, желающий, как они все предполагали, заполучить Силентес и уничтожить текущий строй Альянса.
А так ли всё просто, как кажется на первый взгляд?..

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23-24.09.1082] Тайны, хранимые Бездной