Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [16.10.1078] Дождь над курганами


[16.10.1078] Дождь над курганами

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/655/544311.png

- игровая дата
16.10.1078
- локация
Степи Безмолвия
- действующие лица
Джейсон, Аш-Шырак

Редко в эти земли приходят чужаки по собственной воле, но придя единожды, почти всегда остаются навечно. Проливной дождь орошает степь, лишенную буйства красок и жизни. Быть может, густая кровь, смешавшись с водой, даст жизнь будущим росткам, что пробьются у подножия забытых курганов.

Отредактировано Аш-Шырак (2020-07-06 23:20:06)

0

2

Второй день лил проливной осенний дождь в Безмолвной степи. Тяжелые капли падали на несчастную землю, чей покой отняла война, а после гибельное проклятье, оскверняющее саму жизнь, печать некромантов, несущая собой страдание и конец ульвийского народа. Народа, изгнанного бестелесным слепым врагом из собственной земли. Будучи находясь на своей Родине – ульвы, казалось, чужие на ней: не мог этот край взрастить этот народ, да и дикие животные, даже самые неприхотливые из них, не могли здесь выжить.
Когда начался дождь, шаман сказал, что это предки оплакивают несчастного ульвийского воина, на чьем теле расцветала роза немертвых – бич Лунного народа, от которой не помогала ни волчья природа, ни редкие ныне растения и травы, ни мольбы и ритуалы. Несчастная семья ульва лишь тихо сидела возле своего родича, безмолвно разделяя его боль, и утешаясь тем, что его век всё же был достаточно долог – больше пятидесяти зим прожил этот вояка, посвятив свою жизнь служению племени. Рядом находился и Аш-Шырак, сопровождая в последний путь старого соратника.
Когда ночью на короткое время прекратился дождь, и стоянку племени осветили лучи холодной луны, которая будто бы убеждалась, что в каменных домах и юртах все ещё теплится жизнь, шаман говорил, что это предки даруют им своё благословление.
– Я ухожу… – Еле слышно, с хрипом произнёс ульв, которому с трудом удавалось дышать, сквозь боль и кашель. – Прошу… – Кашель с кровью, вояке помогает его жена, вытирая лоскутом кровь с лица своего супруга, с которым они прожили тридцать три зимы вместе – она-то помнила точно. – Прошу, живите…
Роза созрела на груди мужчины окончательно, окропившись последними каплями крови, хлынувшей в тяжелом приступе кашля. Тихий плач наполнил пустоту, образовавшуюся после ухода старого воина, а плач, спустя миг, заглушил шум дождя, который полил на улице. Аш-Шырак встал с места, и безмолвно попрощавшись, разделяя боль своих сородичей, вышел из каменного дома.
За ним вышел и шаман.
– Луна скрылась за тучами. Жаль, вам не увидеть, как зажигается очередная звезда... – Старый ульв говорил спокойно, ему-то довелось сопроводить куда больше своих братьев и сестер в мир иной.
– Запахи смыты, надо быть осторожнее. Я присоединюсь к следующим разведчикам, пусть дети умершего побудут ещё здесь. – Также спокойно ответил сын Усула. Смерть каждого ульва – и уж тем более его соплеменника – большой удар для харга. Но он прекрасно осознает, что у него нет прав горевать. Ушедшие в мир иной уходят, а живым остается продолжать свою земную жизнь, готовясь, в том числе, когда-нибудь последовать за ушедшими.
Но пока Аш-Шырак готовился, ожидая группу разведчиков, которых он собирался сменить в составе других разведчиков, к нему прибежал один из них со срочной вестью.
– Мой харг, – поклонившись, и прижимая руку к сердцу, произнёс вошедший в юрту. – Мы обнаружили людей. Они сейчас прячутся от дождя у курганов.
Ульв не сильно удивился. Отчаявшиеся преступники, пытающиеся избежать суда, мародеры, редкие некроманты и прочие безумцы. Когда они попадаются на пути племени – никаких разбирательств, никаких выяснений, одна стремительная осторожная атака – и всё. Иногда, у несчастных попадаются даже хорошее оружие и полезные вещи.
– Я выдвинусь с группой. Сколько их? – Спросил харг, вставляя свой полуторный меч в ножны.
– Мы точно не уверены, но мы насчитали пятерых. – Произнёс ульв. – У них хорошее снаряжение, выбрали неплохое место для ночлежки, развели огонь, и, вероятно, организовали какую-то оборону с часовыми.
Что же, кем бы они ни являлись, у них были какие-то шансы на выживание на этой суровой земле. От количества воинов прямо зависит и сила отряда, конечно, но большое количество влияет и на скрытность. Вполне возможно, что нежить, может, и не обнаружила бы этих людей. Однако фатальной проблемой стало близкое расположение к стоянке ульвов – здесь не было ничьей вины, почти никому неизвестно местоположение, да и само существование стоянок. Впрочем, о том, что тут живут ульвы - знали только те, кто с ними сталкивался здесь же. Вот только мертвецы не способны передать эти знания.
В сопровождении четырех воинов Аш-Шырак направился к месту, где устроил привал людской отряд. Грязь хлюпала под их ногами, а шерсть разведчика, обращенного в волка, была мокрой до последней шерстинки. Впрочем, кожаные одеяния воинов и харга тоже не особо защищали от тяжелой небесной воды.
Ещё двое разведчиков, находящихся в волчьих обличиях, такие же мокрые, и грязные, встретили пришедших из стоянки недалеко от места людской остановки. Приказав троим воинам держать врагов под прицелом, и быть готовыми, в случае чего, пустить стрелу в уязвимые места вторженцев, харг, вместе с четвертым воином и двумя волками, которые держались немного поодаль от них (третий разведчик остался с лучниками), осторожно направился к нарушителям в своём людском обличии, обнажая походу меч.
Где-то на горизонте сверкнула молния, освещая унылые серые курганы забытой войны, в которых покоились тела забытых воинов. Сын Усула и его сопровождение передвигались пригнувшись, стараясь скрыть своё присутствие. Было бы проще сделать это в волчьем обличии, но Аш-Шырак всегда говорил своим сородичам: когда вы уверены в победе над врагом – сражайтесь в человеческом обличии.

Отредактировано Аш-Шырак (2020-07-05 01:02:21)

+2

3

Поправить свое материальное положение и забыться - две простые вещи, приведшие Джейсона так далеко от дома. Прошел буквально месяц, как он потерял второго в своей жизни напарника. Так глупо получилось. Они всего-лишь немного сбились с маршрута и совершенно случайно свалились в гнездо горных виверн. Наверное, сам Люциан спас его бренную тушу из той заварушки. А вот Крейтон не смог выбраться. Ему отгрызли ногу сразу же. Возможно, напарник выглядел аппетитнее, что на него напрыгнули всей сворой, дав Джейсону время. Шандар утешал себя, что Крейтон уже был обречен, как только клыки первой молодой виверны сомкнулись на его плоти. Что попытайся он спасти товарища, сгинули бы они оба. Джейс никогда не признается себе, что еще один его друг погиб из-за трусости Шандара. Он просто испугался попытаться отбить Крейтона от стайки голодных тварей.

В связи с удивительной тенденцией умервщления всех, кто хоть на сколько-либо продолжительное время остается вместе с Джейсоном, он дал зарок работать в одиночестве. Да и вообще сейчас он предпочел бы лежать в койке в хорошем борделе в обнимку с симпатичной проституткой где-нибудь в Берселе или лучше в Теллине. Но деньги стремительно кончаются, а за эту работу обещали заплатить хорошие деньги. Поэтому вместо тепла и уюта приходится мокнуть под непрекращающимся дождем где-то на краю долбанного мира в поисках непойми чего с толпой таких же идиотов, готовых сунуться в чужие земли и подставить свои жизни ради пары золотых.

Привалившись спиной к холодному камню, что служил их группе защитой от ветра, Джейсон дремал. За день перехода все устали, вымокли, проголодались - полный набор. Костер не сильно помог наменикам обсохнуть, но хоть согрелись. Благо, среди них нашелся маг огня, что не побрезговал просушить сапоги товарищам. Пока трое хозяйничали в лагере, двое отдыхали. И Джейсона устроило, что ему выпала возможность подремать первым. Голод он забил несколькими глотками воды, на какое-то время хватит, чтобы желудок не начал мешать спать. В отличие от второго отдыхающего, Джейс не ворочался, полностью игнорируя, что под бедром мешался камень. И тихие разговоры вынужденных товарищей не будили.

- Сдохнем мы тут... - бросив в костер ветку, которой только что елозил по земле, проговорил один из наемников.
- Ты не похож на сахарную голову, чтобы растаять от какого-то дождика, - Релл как-то сам собой взял роль лидера в группе. Ему хватило харизмы, чтобы хоть немного устаканить отношения в группе из охотников за головами, где каждый желал тянуть одеяло на себя. Ведь у всех пятерых одна цель - получит денег. А если внутри группы начнутся распри - то никто из них и медяка не получит. И если первые дни держать в узде взрослых мужиков получалось, то сейчас уровень их настроя на плодотворную работу стремительно падал.
- Еда кончается, мы на долбанных пустынных равнинах, а проклятые руины так и не нашли! Я считаю...

Договорить наемник не успел. Релл заметил, как из темноты за стеной дождя показалась человеческая фигура. И фигура эта вооружена. Спящих тут же разбудили. Джейсон дернулся, когда его потрясли за плечо. Он хотел возмутиться, но взгляд Релла дал понять сонному Джейсу ситуацию. Растерев глаза пальцами, Шандар поднялся и повел плечами, разминая задеревеневшие мышцы.

- Местный, наверное, - тихо проговорил второй только что проснувшийся, поправляя дублет.
- И наверняка не один.

Но всем наплевать, местный это или такой же путешественник. Он шел прямым ходом к лагерю, обнажив меч. Люди же доставать оружие не стали, но каждый предусмотрительно держался за рукояти мечей, показывая, что готов защищаться, но не собирается атаковать. Релл вышел на шаг вперед от товарищей и поднял руки вверх раскрытыми ладонями вперед.

- Добрый господин, мы здесь проездом, - попытался он перекричать звук дождя, - Утром мы покинем стоянку.

+3

4

Шаман благословлял молодых ульвов, ступавших на тропы охотников, разведчиков и воинов. А Аш-Шырак тщательно следил за их обучением, снаряжением и способностями. Он лично знал каждого ульва в своём немногочисленном племени, знал их имена и важные факты о них. К примеру, Темре – воин, следовавший за ним на расстоянии одного шага, отнял жизнь у десятка вторженцев и нежити боевым топором, которым он был вооружен и сейчас. Хороший уход за оружием, осторожность в боях, щит, который он также держал при себе, и постоянно нарастающий опыт – этот воин имеет много шансов на расширение своего списка побед, в том числе, этой темной ночью.
Люди отреагировали. А это были именно люди – на таком близком расстоянии их запах уже не могли скрыть ни дождь, ни костер, разведенный ими. К людскому запаху примешался страх, что, однако, не было плохо для них – именно страх, как убедился Аш-Шырак за годы своих битв, помогает выжить больше всего.
Реакция последовала весьма разумная: попытка пережить эту встречу мирно, без сражения, без лязга стали, без криков и проклятий, крови и смерти. Такой же стратегии придерживались многие люди, которые сталкивались с северным племенем, конечно, если на их стороне не было очевидного преимущества.
Ах да, большинство пыталось договориться лишь ради того, чтобы усыпить бдительность ульвов.
– Бросьте своё оружие и поднимите руки, как он. – Приблизившись, громко заявил Аш-Шырак на людском языке. Его спокойный взгляд был устремлен в глаза человека, начавшего переговоры. Простое правило, одно из первых во время боя – смотри оппоненту в глаза. А об остальных врагах, в этом случае, позаботятся соплеменники сына Усула.
Из тени, к огню вышел и Темре, бегло осматривая присутствующих, принюхиваясь и прислушиваясь. Он делал то, что до своей речи сделал харг: смотрел, кто с каким оружием, в какой броне и в каком состоянии. Конечно, многое из этого можно скрыть, но хоть какая-то оценка врага – неотъемлемая и очевидная нужда, с кем бы ты ни сражался. Воин держался поближе к своему лидеру.
Волки все ещё держались немного подальше от вождя, но, без сомнений, в случае необходимости, которая наверняка настанет, хищники были готовы за секунды настигнуть врагов. К тому же, они, как и лучники, ещё дальше за их спинами, медленно перемещались, так, чтобы закрыть врага одной дугой. Тем самым, путей для отхода для этих пятерых почти не было – за спиной камень, а впереди ульвы. Начни борьбу – и атака настигнет тебя почти со всех сторон. Да и оставь им больше пространства для побега – человеку всё равно не убежать от волка.
Когда харг озвучил своё требование, по воздуху, сталкиваясь, и разбивая на своем пути тяжелые капли проливного дождя, пролетела стрела, которая попала прямо в костёр, разведенный людьми. Пламя отреагировало на столь дерзкое нападение искрами, которые быстро угасали в одно мгновение, устремившись было к холодным небесам, ныне больше напоминавшим чёрную беспросветную пропасть, готовую поглотить всё и вся бездну.
Очередная молния осветила спокойное лицо харга, который тут же добавил:
– И на колени, сейчас же. – Никаких компромиссов.
За молнией и словами ульва последовал неспешный могучий гром, который не позволил мгновенно ответить другим, грозясь поглотить все звуки и голоса на своём пути.

+2

5

Мужчины переглянулись в неуверенности. Все замерли, смотря на "лидера".

- Добрый господин, мы не... - начал Релл, но его прервал голос позади стоящего наемника.
- А может тебе еще и отсосать?! - злобно рявкнул он, но тут же получил локтем под ребра от своего же товарища. Чуть согнувшись и задержав дыхание, самый агрессивно настроенный Лем на короткое время перестал распространять упаднические настроения. Напряжение в воздухе вокруг итак на столько густое, что его вместо крема на выпечку намазывать можно.

На первый взгляд, перед наемниками стояло противников ровно столько, что справиться с ними можно за пять минут. Но все понимали, что вряд ли из взору открыто все. Они пришельцы на землях ульвов, вторженцы и нарушители. А вышедший из темноты мужчина слишком уверенный в себе. Наверняка местный. И наверняка за пеленой дождя людей поджидает целая долбанная стая из защищающих свои территории волков. Умных, хорошо организованных, и чью шкуру вряд ли пробьет магия простого наемника. Пятеро наемников понимали, что лучше в неизвестность не лезть в лоб с агрессией и атакой и попытаться отделаться малой кровью - собственной гордостью. Они не солдаты, а просто искатели и продажные мечи. Они не защищают страну или любимых. Они просто зарабатывают. Лучше быть униженным и живым, чем мертвым, но гордым.

"Вот и моя очередь, - подумал Джейс, - Надеюсь, хотя бы меня не съедят".

Релл кивнул, давая своим понять, что лучше послушаться гостя их лагеря. Наемники мешкали, но в итоге все поснимали мечи с привязей и побросали их на расстояние от себя. Джейс даже достал спрятанный в сапоге кинжал - самое очевидное, фактически стандартное, место для спрятанного оружия. А вдруг обыскивать надумает, мало ли что у товарища в голове. Если начнется бойня, будут надеяться на внезапность атаки магов в качестве отвлекающего маневра, чтобы успеть похватать холодное оружие.

Они подняли руки, хотя Лем всем своим видом показывал, что не желает подчиняться какому-то безымянному. Джейсон уже полноценно проснулся и осознал, что их отряд...
- Я же сказал, что мы все умрем, - пробубнил Лем, опускаясь на колени.

- Мы просто исследователи, - вновь заговорил Релл, - Мы лишь ищем руины, где много лет назад жил наш наниматель.

Чувство тревоги у Джейса заместилось свербящим ощущением меж лопаток. Он попытался терпеть, но зуд лишь усиливался.

- Почесаться хоть можно? - вдруг спросил он. Остальные четверо наемников с удивленным видом обернулись на товарища. Джейсон повел плечами и свел лопатки вместе, - Очень чешется.

+3

6

Люди всё же сдались: никаких бросков на ульвов с безумными выкриками, или же безмолвных стремительных атак, нацеленных на жизненно важные органы, да и особых попыток всё же договориться, не было. По крайней мере, ничего из этого не было сейчас. Люди выполнили требования харга. Что, на самом деле, немного даже расстроило его. Всегда проще убить противника в бою, чем добивать сдавшегося.
– Связать им руки. – Коротко приказал Аш-Шырак Темре, который, кивнув, вытащил из-за пазухи короткий моток веревки, сплетенной из конского волоса. На самом деле, достаточно драгоценный материал: «исследователи» могли даже порадоваться этому.
Воин связал руки сначала лидеру группы, перед этим повернув его лицом к остальной группе, чтобы те не оказались за спиной ульва. Стоило кому-то из пятерки шелохнуться, как в него бы полетела точная стрела, да, вероятно, не одна, но осторожность лишней не бывает.
После руки были связаны у самого дерзкого из присутствующих: тут Темре отыгрался, затянув веревку потуже, расположив руки наёмника настолько неудобно, насколько после можно было их крепко связать. Лишь отсутствие разрешения со стороны харга останавливало ульва от того, чтобы отнять жизнь у наёмника за такое обращение к харгу племени.
Потом Темре направился к наёмнику, который хотел почесаться. Он мог бы предложить ему почесать его спину своим топором так тщательно, чтобы больше вообще ничего и никогда не чесалось, но и тут препятствием служил Аш-Шырак.
– Руины в степях, где жил ваш наниматель? – Спросил харг, стоя над предполагаемым лидером наёмников. Этот миф, на самом деле, заинтересовал его. Или эти наёмники ничего не ведают, и пытались настолько глупо и неправдоподобно оправдаться, или в этих степях крылось нечто, о чём харг не знал наверняка. – Кто именно вас нанял, и где вы собирались искать эти руины? И что вам оттуда нужно? И это вся ваша группа?
Харг предполагал, что первоначально наёмников могло быть больше, но условия жизни в степях внесли свои изменения в этот отряд. Впрочем, они могли даже осмелиться (что равносильно большой глупости) разделиться, чтобы быстрее найти искомые руины.

Отредактировано Аш-Шырак (2020-07-07 15:03:31)

+2

7

Все неприятнее и неприятнее. Развитие событий вполне ожидаемо, никто из людей и не ожидал, что их сейчас внимательно осмотрят и отпустят. Сложивший первым оружие "лидер" даже не рыпнулся, ни одной мускулой не выдал нервозности или неудовольствия. В отличие от Лема, который слишком громко возмущенно сопел и строил страшную гримасу, будто сам был зверем. Того гляди, и сам залает. Но при этом все понимали, что если сейчас показывать зубы - потом и их не досчитаются, и еще каких частей тела. Кто знает, сколько там еще в темноте вооруженных противников.

- Так нам сказали, - Релл поднял взгляд на того, кто руководил отрядом противника и отдавал приказы, - Что примерно в паре лиг отсюда, может, чуть дальше, было поместье. Но, якобы, ушло под землю. Мы не знаем подробностей и на сколько это правда, мы просто идем к назначенному месту.

И слова Релла были чистейшей правдой. Им просто отметили на карте место, где возможно когда-то стояло здание. Что с ним сейчас - наемники не имели и малейшего понятия. Среди них не нашлось мага, читающего мысли или воспоминания, чтобы убедиться в правдивости задания. По идее, заказчику нет резона врать. Их отряд - не сформированный полноценный, а просто толпа людей, желающих подзаработать и видящих друг друга в первый раз. Посылать их прямой наводкой на смерть заказчику не имеет смысла.

Джейсон нервничал. Раздражение явно читалось на его лице. Он продолжал шевелить плечами, надеясь, что так сможет унять зуд. Но лишь больше хмурился от дискомфорта. Ему было бы проще думать, если б местный главный перестал строить из себя сурового атамана и обратил внимание на кого-то, кроме Релла.

- Мать вашу, мужики, - почти застонал Джейс, - Я ж сейчас дернусь и всем плохо будет: и вы испугаетесь, и я зря сдохну!

Джейсон дождался, пока несколько пар глаз наконец задержатся на нем и убедятся, что Шандар не собирается доставать оружие. Он выгнул руку и остервенелым царапающим движением расчесал себя меж лопаток.

- Господи, как хорошо-то... - на лице Джейса отобразилось волшебное блаженство. Он выдохнул и сам завел руки за спину, обращаясь к своему будущему пленителю, - Все, можешь связывать.

Даже Релл обалдел от такой наглости Шандара, что даже забыл, что только что собирался сказать главарю местных. Он секунд тридцать моргал с недоуменным видом, обводя всех присутствующих пустым взглядом. Релла выручил один из тех наемников, кто до этого молчал.

- Нас не интересуете ни вы, ни ваши земли, ни ваше местное зверье. Мы заберем лишь то, что принадлежало нашему нанимателю. Если оно все еще там.

+3

8

Слова наёмника казались правдивыми. Но харг всё же сомневался в существовании поместья в этих землях. А ведь странно: неужели этих людей нанял ульв, ведь проживание в этих землях людей, даже в лучшие времена, было так же сомнительно.
О предполагаемом истинном количестве наёмников Аш-Шыраку услышать не удалось.
Наёмник, судя по всему, больной чесоткой, не унимался, и не подбирал слов. Типичный безродный боец, готовый рискнуть жизнью и честью ради достаточного количества ценных монет. Однако его легкомыслие, за которым, должно быть, лежала вера в удачу и в то, что сегодня не его день умирать, заинтересовали ульва. Быть может, стоит преподать ему жестокий урок ульвийских степей?
Темре тоже жестко и неудобно связал руки этому наёмнику, переходя уже к четвертому. Тот неожиданно заговорил, заявив, что бродяг не интересует ничего, кроме того, что лежит в предполагаемых руинах. Увы, однако, ульвы считали иначе.
– Вас действительно мало что интересует, раз уж вы так плохо подготовились к этому походу. – Ответил Аш-Шырак, наблюдая, как Темре связывает руки заговорившему. – Но это не значит, что вы не заинтересуете то, что находится в Лунном крае.
Зло, проклятье и ужасы этой степи, тяжелый дождь и прогнивший ветер, не несущий ничего хорошего, земля, изнывающая по буйству жизни, и холодная луна, которой, на самом деле, всё безразлично. Разве возможно войти в эту очерненную и грязную воду и выйти из него чистым? Где-то там, в глубине, бурлит кровь, в которой задыхается вся местная живность. И наёмникам тоже придётся от него отхлебнуть.
Когда Темре связал руки последнему из наёмников, сквозь завесу дождя вышли оставшиеся трое воинов, чтобы подобрать людское оружие. Ульвы – единственная причина, по которой Аш-Шырак ещё не утонул, хватая и пропуская через себя всё, что преподносит его судьба. Ведь Родину, место, где ты родишься, не выбирают. Лунная земля – жестокая мать, позволяющая расти лишь сильнейшим из своих отпрысков.
– Соберите оружие, отправимся с пленниками на стоянку. – Скомандовал харг на ульвийском языке, диком и сложном для восприятия для представителей чужих народов. – Утром решим, что будем с ними делать.
Однако этому плану не было суждено сбыться. Когда оружие было собрано, а пленники уже вставали на ноги, сквозь шум дождя и очередной гром до присутствующих донесся волчий вой. Все ульвы взгляну в сторону, откуда исходил звук, а после взгляну на харга, явно ожидая приказов.
– Вам выпала большая возможность… – Спокойно произнёс Аш-Шырак на людском языке. – Если вам не дано умереть сегодня – то и я не посмею отбирать вашу жизнь. – И посмотрев на своих воинов, добавил. – Ведите их.
Вся толпа, включая пленников, которых воины направляли толчками и короткими приказами в духе «Иди вперед», покинула это временное пристанище, погрузившись в чёрную неизвестность, залитую холодным осенним дождём. Направлялась толпа в сторону, откуда дошёл вой.
Степи Безмолвья оставались такими, какими они были уже долгие годы.
Где-то за спиной догорал костёр.

+2

9

Они шагнули в ночь. С первыми холодными каплями дождя, что пролились сразу за шиворот, Джейсон вновь ощутил пронизывающий холод. Джейс тут же затрясся крупной дрожью, тратя остатки не успевшей восполниться энергии на инстинктивные попытки тела согреться. Рубаха под дублетом моментально пропиталась дождевой водой и неприятно прилипла к коже.

Он, как и другие члены его отряда, не понимали, о чем говорил мужчина с мечом. Его слова о "не умереть сегодня" звучали слишком философски и крайне неправдоподобно. Никто из людей не собирался сегодня умирать, но одно слово "главного" - и полетят головы. Они могли бы вступить в схватку до того, как всем связали руки. Но преимущество не у людей. Так есть хотя бы возможность договориться. Может быть.

- Вы ульвы, верно? - Джейсон повысил голос, чтобы перекричать шум тысяч водяных игл, впивающихся в землю, - Смысл вам вести нас на вашу стоянку? Чтобы мы знали о том, где она находится?
- Заткнись, Шандар, - рявкнул Лем, идущий чуть впереди.

Джейсон сплюнул под ноги.

- Если сегодня и правда не наше время умирать, вы собираетесь нас держать у себя до этого момента или отпустите? - Джейс игнорировал напарника, - Если оставите, придется делится с нами припасами, это не выгодно. А если отпустите, то кто гарантирует, что мы не вернемся с подмогой?

Джейсон понадеялся заболтать главного, внушить ему, что вести их к себе не стоит. Они итак в проигрышной ситуации, не хватало, чтобы вокруг было еще больше воинственных детей степи, готовых распороть животы чужеземцам. А Джейсону нравились его внутренности, он бы предпочел, чтобы они оставались на своих местах. Его речи, правда, звучали так же эффективно, как набедренная повязка в метель, но тонущий человек будет цепляться за ветку. Или там было про соломину? Он не помнил, да и ему было все равно.

Лема не устраивала словоохотливость такого сопляка, как Шандар. Пусть волосы его седые, но лицо слишком юношеское. А Лем, он опытный наемник. Только этому ремеслу он отдал двадцать лет. Возможно, именно поэтому Лем стал таким агрессивным. Он вдруг остановился, да так резко, что его конвоир врезался в спину Лема.

- Как ты меня бесишь! - закричал он, резко разворачиваясь с явным желанием отпинать Джейсона по почкам. Шандар отреагировал на угрожающий взгляд Лема быстрее, нежели на прямую угрозу в виде вооруженных людей. Джейсон попытался пятиться назад. А Лем тем временем решил избавиться от удерживающего его противника банальным способом - вырубить его нокаутом от удара собственной головой в подбородок конвоира.

+2

10

Тяжелые капли не жалели никого: ни ульвов, ни людей, падая на них холодным нескончаемым потоком во тьме. Людям везло, что они почти не падали, и даже не спотыкались, идя чуть ли не вслепую. Волки старались вести их по более гладким участкам земли, чтобы самим же после не приходилось останавливаться и ждать, пока те вновь встанут на ноги.
Да и невыгодно было, чтобы они лишились своих сил раньше нужного времени.
Наёмник, которого его соратник назвал Шандаром, понял, что захватившие их люди – на самом же деле ульвы, но ошибочно предположил, что те ведут их на свою стоянку. Точнее, он был немного прав, ведь так первоначально харг и думал поступить, но после того, как до них дошёл сигнал их брата-разведчика, он передумал, и теперь отряд направлялся в другую сторону.
Драка, которую, вероятно, попытался затеять один из наёмников, который и до сих пор проявлял нежелание подчиняться, закончилась быстро. Как только тот постарался отрубить одного из воинов, из-за завесы дождя на него прыгнул серый волк, укусив за плечо, и повалив человека на землю. Укус был больным, и, если бы не плотные одежды и какая-то броня наёмника, большой крови было бы не избежать.
Наказания не избежал и Шандар, получивший удар обухом топора от Темре в область подколенной ямки, из-за чего наёмник упал на колено.
– Вставайте и идите молча! – Рявкнул ульвийский воин, которого попытался отрубить лежачий на земле наёмник, зажимая в руках одноручный короткий меч.
Всё это происходило с безмолвного разрешения Аш-Шырака, который, однако, не проявил никаких эмоций, следуя в конце отряда. Всё это было бестолковым, глупым и нелепым в его глазах.
– Вам вскоре предстоит битва, люди; переживете её – отпустим живыми. Потому вам же нужно сохранить свои силы. – Решил объяснить харг, дабы уменьшить проблем для всех присутствующих.
Молнии били одна за другой, сотрясая воздух низким громом, будто бы проигрывая вступление к грядущей битве, в которой, конечно, люди рисковали очень многим: в грязи, в темноте и под дождем им предстоял бой и без того не с самым легким противником: нежитью, которую обнаружили разведчики.
Ещё один волчий вой, который звучал уже очень близко, оповестил отряд о числе противников и их точном местоположении.
– Идём. – Кратко произнёс харг, зашагав вперед, и встав впереди небольшого отряда, и держа наготове свой меч. Нещадная кровавая жатва ожидала людей, посмевших нарушить чужие законы и покой, не только хлипкая испорченная черная кровь нежити прольётся наземь в эту ночь. Но дождь смоет всё, и оставит серую землю будто бы нетронутой ничем, ни ногами людей и ульвов, ни порчей некромантов.

+2

11

На секунду Джейсу показалось, что Лему сейчас отрубят голову. Но все оказалось прозаичнее: голову ему собирались откусить. Четверо оставшихся стоять на ногах людей интуитивно отшатнулись, когда из темноты выскочил зверь. Лем заорал от боли, но заткнулся, когда рухнул на землю под весом волка: воздух выбило из легких. Джейсон поморщился, но следом вскрикнул сам. Боль в ноге подобно сотням жуков быстро расползлась во все стороны. Он рухнул на колено, поднимая тучи грязных брызг. Он резко вдохнул сквозь сжатые зубы и издал тяжелый стон.

"Мы все здесь умрем", - пронеслись слова Лема в голове Джейсона.

Ульвы наглядно дали понять, что брыкаться в принципе бесполезно. Их судьба определена и завидной ее не назовешь. Получать еще по морде никто не хотел, все шли молча. И что это за битва - категорически непонятно.

"Прекрасно, нас ведут на бои?" - почему-то Джейсону не пришло в голову ничего более толкового, чем драка на выбывание во имя потехи. Кто знает этих ульвов, чем они развлекаются в свободное время. И чем дальше шел отряд, чем больше увязали ноги с грязи. В сапоги залилась вода, неприятно хлюпая на каждом шагу. Даже если каким-то чудом Джейсу удастся выжить, то непременно сляжет с болезнью легких.

Шли они долго, как показалось Джейсону. Он потерялся во времени, потерялся на местности. Понятия не имел, как далеко остался костер. И жутко хотел отлить. Но низменные физические желания довольно быстро пресеклись. Отряд остановился, людям начали развязывать руки и возвращать оружие. Впереди, за стеной дождя, виднелось что-то. Со зрением в таких условиях у людского народа так себе. Но совершенно точно впереди виднелись ни ульвы, ни обычные люди.

- Это... что? - Релл сжал свой меч, - Химеры? Это про них вы говорили? Про битву?

+2

12

На легком наказании и прервалась вся бравада и дерзость наёмников. Мужчин, несомненно уставших, откровенно приниженных, очевидно несчастных, проводили дальше по грязи и лужам. Ульвам тоже было неприятно тащиться ночью, в такую непогоду, невесть куда, но долг и обязанности, ответственность перед племенем не давали им права унывать. Мысли о том, что их стараниями выживают их соплеменники, всё же приободряла.
Наконец, спустя какое-то не столь долгое время, они дошли. Волки увидели врага первыми, и дали знать об этом остальным. Людей освобождали, им возвращали их оружие, давали свободу. На самом деле, они даже могут попытаться убежать – выживут, значит, заслужили свою жизнь; но лучшим же для них выбором, конечно, будет битва.
– Окружить! – На ульвийском языке скомандовал Аш-Шырак, обнажая свой меч. Волки и ульвы в очередной раз растворились в дождливом потоке, оставляя людей одних.
У наёмников была пара минут прежде, чем на них двинулась химера. Уродливая, сотканная из уже неотличимых частей животных, нежить, оказалась достаточно прыткой, и за полминуты она настигла людей. Но не этого следовало бояться людям.
За завесой дождя показалась другая фигура.
После ещё одна.
Вновь химеры, ничем не лучше первой, хоть и, к хоть какому-то счастью наёмников, не напавшие одним скопом. Правда, те двое уже наравне двигались к своей цели: людям, которых здесь не должно было быть. Людям, что проклянут этот день и землю, и пожалеют, что ступили в край волков, где худшим были и не волки вовсе.
Первая химера, добежав до группы наёмников, без разбору прыгнула на самого ближнего из них. Пасть твари и её когти стремительно потянулись к туловищу врага. Очередной всплеск молний осветил поле боя, показав, что из разодранной морды нападавшей химеры торчала пара сломанных стрел, а один её глаз отсутствовал, зияя черной пустотой.
Краткий белый свет осветил и других химер, находящихся уже в десяти-пятнадцати метрах от людей.

+2

13

Сейчас Джейс не знал, что страшнее: умереть от когтей и зубов тварей. Он машинально закрепил все вернувшееся оружие по местам, оставаясь бездумно сжимать кинжал в левой и топорик в правой руках. Костяшки пальцев побелели, пришло паническое оцепенение.

- Эй, нет, погодите! - крикнул было Релл, но пленители уже исчезли из поля зрения.

Пятеро не понимали, зачем и как, что вообще происходит и что это за извращенный способ избавиться от противника, скормив его химере. Джейсон пережил, - определенно, лишь чудом, - много битв, но страх все еще сковывал его при каждой драке. Он машинально сделал шаг назад и ощутил, что оружие скользит в руках из-за непрекращающегося дождя.

- Бежать бесполезно, - тихо проговорил один из наемников, когда силуэт существа начал приближаться.
- Во имя Люциана, что это за тварь? - сказал второй.
- Я не...

Раскрылся минус того, что их отряд не сработан. Они понятия не имели о полных возможностях и способностях друг друга. И быстро, буквально в секунды, выработать тактику нет никакой возможности. К тому же, кажется, еще никто их присутствующих не встречался с химерами в прямом столкновении. Кроме Релла. Он было открыл рот, чтобы отдать приказ, но тварь оказалась быстрее. Ближайший к химере из людей оказался под атакой. Он взвизгнул, заваливаясь на землю, и выронил оружие. Смерть была близка, но Релл, от чего-то сохранивший самообладание, успел подскочить и уронил тяжелое лезвие меча на холку монстра, перерубая хребет у основания черепа.

"Слишком просто", - Джейс сглотнул горькую слюну. Его нога, что недавно встретилась с обухом топора противника, все еще ныла.

Когда лежащий на земле наемник выползла из-под туши химеры, он что-то невнятно мычал, а Джейс чувствовал, как вены на шее вздуваются от напряжения. Кровь в висках застучала, делая зрение удивительно резким, а шум приглушенным, будто Джейса только что ударили по голове.

- Спина к спине! - проорал Лем. Его голос с трудом пробился через шум дождя. Он рывком помог подняться упавшему и буквально швырнул его к остальной группе. Наемники поколебались буквально мгновение, отходя от шока. Но скооперировались до того, как следующая химера настигла их.

Огненный шарик прилетел в морду ближайшей химеры, лишь замедлив тварь, но не нанеся ей никакого урона.
- Оружие! - снова закричал Релл, - Огонь не работает!

Джейсон вдруг ощутил, что хочет находится где угодно, но не здесь. Он снова облажался, выбрав совершенно неподходящее задание.

Отредактировано Джейсон (2020-07-18 12:51:15)

+1

14

Люди, конечно, навряд ли ожидали такого, но их реакции хватило, чтобы пережить нападение первой химеры без потерь. Хватая своё скользкое оружие, стоя по щиколотку в грязи, под проливным дождём, во тьме, которую освещали лишь сполохи молнии, им удалось пережить нападение первой химеры, и даже убить её.
Аш-Шырак наблюдал за этим боем, пытаясь заметить каждую деталь, и представить, что может произойти в следующий момент. Пока что он в первую очередь понимал неизбежность жертв. Уже пострадавшую от ульвов химеру удалось убить, но следующие две были в лучшем состоянии, хотя, конечно, без руководства проклятых некромантов, эти нечестивые существа оказывались менее опасными.
Выбор у наёмников был небольшой, и был он достаточно очевидным, потому они быстро организовались и стали делать то, что нужно. Действительно, огонь бесполезен против химер, а в такую погоду, такая слабая магия едва ли была полезна вообще. Лучше всего сражаться с этим типом нежити при помощи оружия: язык стали и железа убедителен, проверен временем и известен этим мужчинам, вставшим спиной к спине.
Следующие химеры тоже не проявили особой смекалки или хитрости, навалившись на группу одним прыжком: правда, прыгнули они, ускорившись, потому повалить на землю своих жертв они точно могли. Притом нападали они, соответственно, почти из одного направления: к несчастью, одним из подвергшихся нападению был тот же наёмник, который пережил было атаку первой химеры; второй же жертвой оказался маг, потративший часть своей силы на почти бесполезный огненный шар, который лишь самую малость замедлил чудище, в чью морду он угодил.
Окружившие поле боя ульвы не спешили что-либо делать, пока что.

Отредактировано Аш-Шырак (2020-07-19 21:49:32)

+2

15

Минус один - это хорошо. Чистая удача, из которой состоит вся жизнь Шандара. Но что-то ему подсказывает, что сегодня она или иссякнет, или Джейсон вновь высосет ее из кого-то ради собственного выживания. И порыв ветра слева оказался совсем не ветром, а инерцией воздуха от прыгнувшей на противника химеры. Маг, не успевший достать даже ножа, повалился в грязь на спину, ломая строй. Он завизжал от боли, когда клыки зверя вцепились ему в плечо, разрывая сухожилия и задевая артерии. На мгновение Джейса сковал животный ужас. Он отшатнулся назад, до боли в скулах сжав челюсти. Релл что-то крикнул, Джейсон не разобрал слова, но наконец смог вернуться в реальность и взмахнуть топором. Лезвие его слишком узкое, чтобы основательно повредить махину-химеру, но левая передняя лапа животного потеряла функциональность. Зверь взвыл и повернул окровавленную пасть с тремя рядами зубов в сторону Джейсона. Последний снова интуитивно отступил, выдергивая топор и замахиваясь им для второго удара, но существо быстрее. Завалившись налево, тварь напрыгнула на Джейса. Поскользнувшись на грязи, мужчина рухнул так же, как свои товарищи. Но у Джейсона был кинжал в руке. Что-то нечленораздельно закричав, он без разбору начал просто тыкать им с силой перед собой, попадая в шею, челюсть, грудину противника. Кровь и слюна капали на одежду и лицо Джейса, а гнилостный запах из пасти не мог сбить даже проливной ливень.

Паника отпустила Джейса, когда животное упало на него без жизни, придавив руки и торс. Отдышавшись, рвано и поверхностно, Шандар вылез из-под туши. В ушах шумело от адреналина. Он впервые так близко познакомился с подобной тварью и очень хотел вернуть время вспять и отказаться от этого задания. Пошатываясь, он осмотрел товарищей. Маг лежал с широко раскрытыми глазами и ртом и разорванной шеей. Еще один наемник не подавал признаков жизни по причине разорванной в кашу грудной клетки. Лем сидел в грязи, держась за окровавленную ногу. Только Релл стоял на своих двоих, тяжело дыша и озираясь по сторонам. Даже в темноте видно, что его одежда вся в крови.

- Жив? - Лем обернулся к Джейсону.

Шандар лишь кивнул, не в силах вымолвить и слова. В этот момент Джейс ощутил, что левую ногу вдоль всей икры жжет. От оттянул штанину. Точно, тварь задела ногу когтями. Но, вроде, стоять может. В отличие от Лема.

- Стоим. Они еще могут тут быть.

+2

16

После убийства ещё одной химеры, дождь зашумел ещё более стремительными каплями, которыми грозился поглотить то ли живых, то ли мёртвых, то ли всех сразу. Даже молнии вместе с сопутствующим громом покинули небосвод, уступая всё дождю. Однако за этим не последовало никаких нападений химер. Более того, не стало видно и самих ульвов. Тяжелые капли теперь могли показаться символом спасения.
Проходили секунду, за ними минуты, десяток минут. За это время вся пролитая кровь, и красная, и чёрная, была смыта холодной водой, смешиваясь с грязью и растекаясь по равнинной земле. Должно быть, степь насытилась в этот раз, и спящие в курганах успокоились, узнав, что не только их поход в этот край обрек их же на гибель.
В один момент дождь начал резко утихать. Тучи, истощившись, стали освобождать путь холодным лучам ночного светила. Наёмники сквозь свою усталость и боль могли увидеть вокруг себя низкие насыпи из оголившихся серых камней, уже давно сросшиеся и ставшие частью Степей Безмолвия. Эти люди могли решить, что волки оставили их, то ли действительно сохранив жизнь, то ли оставляя медленно умирать.
Казалось после проливного дождя почти ничего не осталось. Наёмники, трупы их соратников и химер. Но немного дальше от поля боя достаточно внимательный человек заметил бы ещё несколько трупов неживых тварей.
Раздался вой, в этот раз отчетливый, не оглушаемый шумом дождя. Из-за курганов появилась пара человеческих фигур: будто это их жители восстали поприветствовать выживших: тяжелыми шагами они приближались к людям, как за ними появились и волки. Люди несли в руках оружие: оголенное и беспристрастно холодное.
Если наёмникам ещё до этого удалось разглядеть лицо Аш-Шырака, то они бы узнали его в одном из воинов, а во втором бы узнали Темре. Во всяком случае, его боевой топор вполне мог быть знакомым. А вот где остальные ульвы, почему их стало меньше, всего два человека и три волка – то было пока непонятно.
Приблизившись достаточно вплотную, чтобы его могли услышать, и, не проявляя никаких эмоций, харг произнёс:
– Всего трое… – И не было понятно, имел ли он ввиду троих выживших или трёх химер. В голосе мужчины не чувствовались не только какие-то эмоций, но и какой-то усталости. Низкий безразличный голос. – Идите вперёд и бросайте своё оружие.
Полуторный меч из хорошей стали, покоился на плече ульва, освещаемый луной.

Отредактировано Аш-Шырак (2020-07-23 18:11:59)

+2

17

Они устали. Им больно. Релл, кажется, не пострадал совсем и просто вымотан морально. Лем рычал и стонал. Ему пришлось отрезать рукав от собственной рубахи, чтобы быстро кое-как перемотать рану и пережать ее для остановки кровотечения. Джейсу досталось чуть меньше, он вполне мог стоять и не истекать кровью, хотя боль ощутимая. Всех троих трясло от холода и отвратительно прилипшей к телу мокрой одежды. На каждом выдохе изо рта вырывались маленькие клубы пара.

Нервное напряжение не ушло с дождем. Люди все еще ждали новой атаки, защищая самого сильно раненого товарища. Джейс с ужасом бросал взгляд на напарников, с которыми несколько часов назад делил еду. Их мертвые тела выглядели максимально неестественно с вывороченными грудными клетками и разорванными глотками. Бешеные псы, из которых соткали химер, оставили от самых обычных людей только кривые оболочки, которые теперь даже соломой не набьешь, чтобы вернуть тела семьям. Джейсон сглотнул, кадык нервно дернулся вверх-вниз. "Как хорошо, что меня не станут искать". В отличие от этих ребят.

Здесь должны были быть стенания и размышления Джейсона, что на месте убитых товарищей должен быть он. Что у него кроме самого себя никого нет и никто не станет плакать о нем. Его не ждут дома толпа голодных детишек, с братьями и сестрой он последний раз виделся на похоронах отца, мать и вовсе давно потеряла надежду вразумить младшего сына заняться менее опасной работой. Джейсу нечего терять, кроме собственной жизни, и его никто не потеряет. В отличие от этих троих мужчин, которые с дуру пытались просто заработать, как умеют. И ведь даже не убивать кого-то шли. Но раскаяния не будет. Отвратительно цинично, Джейсон радовался, что не он стоял на пути химер в их первых прыжках. Он сдерживал холодные спазмы в кишках, чтобы не завыть, чтобы убедиться, что он по-настоящему жив. Ему стыдно за эти эмоции, но Джейс радовался, что они есть. Мертвые не испытывают эмоций.

Вернувшиеся ульвы не дали расслабиться. Только нагнали новую волну паники. Они просто загнали людей натурально на съедение химерам. Оставшиеся трое живых мужчин с недоверием и усталостью смотрели на ульвов.

- Мы не можем уйти, - Джейсон не рассчитал, получилось слишком грубо, - Надо похоронить...
- Шандар, - Релл прервал  товарища. Его тяжелый взгляд заставил заткнуться эффективнее, чем угрозы. Он отрицательно мотнул головой и помог Лему подняться, закинув его руку себе на плечи, - Идем.

Джейсон против, нельзя оставлять товарищей так. Минимум, их тела нужно сжечь, но это слишком много времени. Времени у них нет. Джейсон цыкнул, сплюнул себе под ноги и швырнул рядом оружие.

+2

18

Чувство долга перед умершими, которое проявилось, казалось бы, в неблагородном наёмнике, который ворвался в чужие земли ради денег, не впечатлила и не была принята ульвами. Да и прояви они сочувствие – времени для этого попросту нет.
– Тебе придется оставить их, как мы оставляли своих братьев и сестер. – Холодно ответил Аш-Шырак. – Нужно идти, пока другие не подошли сюда.
Темре подобрал людское оружие, и наёмников вновь направили в какую-то неизвестность, которая, к счастью, хотя бы уже не была скрыта тяжелой завесой дождя. Лужи и грязь, казалось, быстро затягивались, поглощаемые трещинами, которыми была покрыта степь – точно израненный зверь, медленно погибающий и уже загнивающий. А тёмных туч становилось всё меньше – низкой убывающей луне открывался хороший вид: порой даже в прорезях мелькала группа из людей и волков.
Ряд схожих курганов становился реже, но не кончался, хотя в большинстве из них были захоронены по несколько, а то и по несколько десяток павших воинов. Причиной их существования была кровопролитная бойня, которая произошла совсем недалеко и совсем недавно: харгу было известно, что там не было никакой стратегии, никаких тактик, обманных маневров. Две стороны схлестнулись в открытом бою, не жалея ни врага, ни себя, сражаясь на износ, где оружием служила жизнь несчастных воинов.
Спустя пару десятков минут быстрой, насколько были способны израненные наёмники, ходьбы, раздался очередной волчий вой. Один из волков остановился, и завыл в ответ.
– Ночью нежить опаснее, если бы они обнаружили ваш костёр раньше нас, то, скорее всего, не выжил бы никто. – Следуя за людьми, произнёс Аш-Шырак. – Я сдержу своё слово, но для начала нужно отступить в безопасное место, где мы решим, как вас выпроводить из нашей земли.
Никакой речи о затерянных руинах, которые должны были найти наёмники, не было. Для них должно было всё стать очевидным: поход в такую даль с таким количеством и подготовкой первоначально был обречён на провал. И то, что они попались на ульвов – вероятнее всего, спасло им жизни.
Из какой части Остебена вы прибыли? Как вы сюда добрались?
Вопросы, возможно, были не к месту, да и у людей едва ли хватало сил для поддержания всякой беседы на ходу, но ответы харгу хотелось получить сейчас. Да и в зависимости от расположения их дома можно было уже предполагать, в какую сторону нужно будет их проводить, а после направить дальше.

Отредактировано Аш-Шырак (2020-07-27 14:15:22)

+2

19

Он устал. Замерзшие налитые тяжестью конечности слушались с трудом. Джейс хотел спать, хотел есть, хотел свалиться прямо тут и свернуться калачиком, чтоб наконец согреться. К Фойрру под хвост все это задание, все обещанные деньги. "Лишь бы это скорее закончилось".

Джейсон по прежнему не понимал, какой ульвам резон отпускать их, но молчал и не задавал лишних вопросов, которые могли бы спровоцировать пленителей передумать. Его взгляд не выражал эмоций, лишь пустота, что поселилась в голове с момента, как "главный" у ульвов скомандовал бросить мертвых. Джейсу совсем не понравилось находиться под чьей-то властью, на столько сильной, что ему достаточно махнуть рукой, как Шандара растащат на праздничные кроваво-красные ленточки. Он обнял себя за плечи, пытаясь унять дрожь.

Из пустоты в мыслях его вывел голос "главного". Тот внезапно показал странное дружелюбие. Как минимум, именно дружелюбием показался завязавшийся разговор Джейсу. Ну а зачем еще задавать такие вопросы? Не хватает еще "Как семья, как дети?"

- Из разных, - Релл вновь ответил вперед остальных. Лем слишком занят сосредоточением на ране и попытке не кричать на каждом шаге, а Джейс слишком глубоко ушел в себя, чтобы быстро сообразить над ответом, - Наша работа не предполагает возможности долго оставаться на одном месте.

Болтать не хотелось совсем. Джейс снова сосредоточился на дороге, глядя исключительно себе под ноги, чтобы не увязть в грязи или не поскользнуться. Он вообще прикинулся ветошью до самого того момента, пока ульвы не привели их в укрытие. Джейсон больше интуитивно помог Реллу усадить товарища прежде, чем устало опустился на землю сам. Странно, что ульвы не только помогли им выбраться, но и вернули кое-какие вещи. Они наконец смогли достать бинты и обезболивающее в виде крепкого алкоголя. Выпить тоже захотелось, и чем больше, тем лучше. Но Джейс не стал налегать на бутылку. Пока Релл помогал Лему перевязывать более серьезные раны, Джейсон занимался своей, что благодаря зачарованному браслету уже выглядела куда лучше, чем могла. Ему даже почти не больно.

Но усталость брала свое. Стоило Джейсу только сесть - мир вокруг потяжелел еще больше. Пальцы путались, пока Джейс накладывал на ногу повязку. Надо срочно принять меры, пока его не отрубило. Вещи в его сумке почти не пострадали. Та, с которой он в настоящее время находится в счастливых отношениях, кто-то очень особенный, остался полностью невредимым и даже не намок под проливным дождем. Она всегда рядом, если ему нужно с кем-нибудь поговорить, и она приносит тепло и утешение в одинокие ночи. Джейс достал свою трубку и привалился спиной к холодному камню. Он игнорировал и товарищей, и ульвов, пока проводил свой обычный ритуал. С лучиной, правда, пришлось повозиться, трясущиеся руки не давали толком зажечь ее и прикурить трубку. Но все же Джейсу наконец удалось в очередной раз отравить свои легкие фиолетовым дымом. Сейчас ему плевать, как отреагируют хозяева положения. Ему просто надо успокоиться.

- И много этих тварей здесь бродит? - Джейсон описал мундштуком трубки полукруг перед собой, - Вы не выглядите теми, кого удивляли бы эти монстры.

+2

20

Из разных частей Остебена. И неведомой судьбой им было суждено вместе прийти в Лунный край, чтобы большинство нашло здесь свой конец. Благо, тела умерших, на самом же деле, не будут осквернены, по крайней мере, самими ульвами. Они оставлены, и о них выжившим наёмникам больше не дано что-либо узнать, но волки, согласно приказу харга, уже должны были закопать трупы, чтобы те не привлекали больше никакую нечисть. Цена такой услуги – вещи этих людей.
Аш-Шырак пожелал об этом умолчать.
Степь, насытившись, успокоилась, и провалилась в свой долгий сон, наверняка полный ночных кошмаров, сотканных из ужасов прошедших дней, которые ей довелось наблюдать. Ульвы и выжившие люди брели по её истощенной земле, пока не вышли из окружения каменных насыпей, а после не дошли до не самого надежного, но достаточно незаметного укрытия – в степи, где почти нет никаких деревьев и высоких пышных кустов, даже такой вариант – весьма хорош.
Здесь людям вернули почте все их вещи, чтобы те смогли хоть как-то перевязать свои раны, поесть и попить. В это время за ними наблюдал один из волков, пока второй ушёл на разведку. Темре, казалось, тихо дремал в сидячем положении, держа при себе свой топор. Аш-Шырак вглядывался во тьму ночи, скудно освещаемой прерывистыми лучами луны, будто пытаясь выведать тайну, что запечатана в этом времени.
Запах трав и табака был слишком выраженным: в племени курили редко, но запах, тем не менее, харгу знакомый. И вопрос, последовавший за этим, о химерах, которых ульвы знали очень хорошо. Поскольку до сих пор говорил практически один сын Усула, то и ответить решил он же. Да и не стали бы другие ульвы вести беседу с людьми: когда люди бились, кто-то даже предложил добить их, в случае, если будут выжившие.
– Достаточно. – Коротко ответил харг о количестве чудищ. А удивляться им? И вправду, бывают дни, когда ульвы удивлялись, но только долгому отсутствию всяких чудищ и очередных заболевших неизвестной чумой, но никак не присутствию самой нежити. – Вы выбрали не лучшее задание в своей жизни, – Аш-Шырак не будет против беседы с людьми, с которыми он, на самом деле, ищет дружбы, так как видит в этом один из путей, ведущих к спасению всего волчьего рода. Хотя наёмники, вторгающиеся в чужие земли за деньги, и готовые расхищать там руины – не самые лучшие из них, но и не самые худшие, конечно. На это, во всяком случае, надеялся ульв. – Неужели вы не знали, что в Лунном крае обитают ещё его хозяева?
На огромной территории с таким ничтожным населением можно было бы спокойно спрятаться ото всех, если бы не ограничения по дорогам и пригодным для достаточно безопасного нахождения земель. Да и ульвы не будут против поживиться снаряжением преступников – их правосудие очень простое и ясное, потому если они обнаружат след вторженцев – то искать начнут с большой внимательностью. Если добавить к этому осторожность Аш-Шырака и организованную им беспрерывную разведку, то шансы уменьшались ещё сильнее.
– Наш род почти вымер, но наша гордость ещё жива, как и лежат на нас наши долги, потому мы готовы стеречь свою землю. – Этот наёмник говорил о похоронах его соратников. Может, он способен понять и слова харга. Во всяком случае, ему будет интересно посмотреть на его реакцию, на слова, которые, как и все прочие до этих, были искривлены и поданы с другого угла.
Аш-Шырак не врал, но его правда всегда могла быть подана в таком виде, как выгодно для него и его народа, да и многие детали он скрывал. К примеру, они действительно параллельно сразились с химерами, но потерь, на самом деле не было. Там же харг сообщил и о своих планах, согласно которым, он будет некоторое время отсутствовать: в его планах уже давно была разведка более далекой старой тропы, по которому когда-то ходили ульвийские отряды. Да и его интерес к чужой культуре, да и к наёмникам, у которых, быть может, можно даже чему-то научиться тоже были причиной такого неожиданного решения.
– Что насчёт вас, – произнёс харг, всё ещё не обращая своё лицо к своему собеседнику. – Что заставляет вас рисковать жизнями? Сколько вам был готов заплатить ваш заказчик за то, чтобы вы добрались до такой дали и стали искать что-то, о чьем существовании едва ли известно.

+2

21

Джейсон пожал плечами и снова затянулся. Фиолетовый дым окутал его голову на выдохе, погружая Джейса в большее расслабление. Ему было плевать на мнение ульва, что он считает это задание не лучшим в жизни наемников. У кого-то бывало и хуже. Лем был солидарен с товарищем и натужно хрюкнул: попытался рассмеяться, но слишком сильно дернулся и перебинтовывающий его Релл задел пальцами поврежденную плоть. Лему пришлось заткнуться. Джейсон сам не мог сказать, худшее ли это задание в его жизни. Если удача Шандара сегодня вновь сохранила ему жизнь, забрав ее у двоих товарищей, то Джейс уверен, что какая-то встреча с химерами и агрессивными ульвами - не самое плохое.
"Самое плохое - проснуться в центре Вильсбурга голым, с черенком от лопаты в заднице и не помнить, что случилось накануне, а рядом - никого, кто мог бы объяснить происходящее," - вот это плохо. Остальное - терпимо, а любые ошибки исправимы, пока ты жив.

- Сложно сказать, что из вереницы слухов правда, а что вымысел, - Релл продолжил разговор, - К сожалению, простым людям нет доступа ко всей информации о соседях.
Джейсон кивнул.
- Я слышал, что в Лунном крае ульвы бегают голышом, чтоб быть ближе к природе, - кисло усмехнулся Джейсон, взмахнув трубкой, - И что-то я не вижу среди вас подтверждения этим слухам.

А секунду спустя пожалел о сказанном. Внезапные откровения "главного" подействовали на Джейса удручающе. "Ну и где ваш народ со своей гордостью?" Лучше быть живым и униженным, чем гордым, но мертвым. Так считал Джейсон. И это помогает ему выживать. Трусость. Просто развернуться и сбежать, когда запахнет жареным - лучший способ выжить.

- Мы просто работаем, - Релл завязал узел на бинтах на ноге Лема, - Есть много вещей, которые люди не хотят или не могут делать, но делать это нужно. Они платят таким, как мы.
- Говори как есть, - снова встрял Джейс, вытряхивая трубку о грязный каблук сапога, - Мы просто нихера не умеем и не можем быть полезны своему народу, кроме как мечом махать. Но слишком трусливы, чтобы пойти в армию, - Линлэ делает свою работу, даже дождь не мешает затягиванию раны. Только Джейсу приходится иногда оттягивать штанину, чтобы мокрая ткань не присохла к защивающей плоти.

Лем попытался что-то рявкнуть в ответ на Шандара, но Джейс лишь махнул на товарища:
- Не прикидывайся, что мог бы стать пекарем или пахарем. От тебя столько же толка, сколько от меня, - Джейсон сложил пальцы в кулак и покрутил им в воздухе, - Шиш да маленько. А заплатили достаточно, чтобы покрыть расходы и пожить какое-то время. Но вот смерть оно не окупит.

Джейсон убрал очищенную трубку в сумку и поднялся. Нога почти не болела, Шандар уже не хромал.
- Какими прекрасными не были бы ваши земли и гордыми их дети - я не хочу оставаться тут ни минутой больше, чем нужно.

+2

22

Не до конца было ясно, шутил ли наёмник о слухах, да и стал бы он шутить сейчас в принципе. Впрочем, в шутке было немного правды: некоторые племена и поселения ульвов действительно предпочитают надевать на себя как можно меньше одежд: практичнее волчья ипостась, а при переходе в неё одежда мешает, или всячески растягивается и рвётся. Однако это не касалось наследников Зенвула, сохранивших вместе с различными ремеслами и искусствами, и культуру одежды. Даже тайные замысловатые узоры: безмолвный язык символов, имеющих огромное значение и смысл, сохранились сквозь множество лет и зим, полных лишений и бед. Узоры эти украшают изделия, которые ульвы производят своими силами.
Признания наёмников казались более понятными и искренними. Такую жизнь Аш-Шырак даже вполне себе понимал и признавал, вот только как оценивал – вопрос другой, и, вероятно, неприятный для этих людей. Но, выразил бы сын Усула своё мнение – тем наверняка было бы на это плевать.
А деньги ради такого далекого и рискованного путешествия – награда совершенно недостаточная. Наёмники оказались очень глупы, раз уж согласились на такое. Доказательством их глупости служил ещё ряд других показателей, но этого выжившим знать было нельзя.
– Я сочувствую вашему положению, – произнёс харг. – Мы не собирались забивать вас как какую-то скотину. Ульвы не меньше людей ценят любую жизнь.
О том, почему же тогда харг направился с захваченными наёмниками к обнаруженной нежити, он умолчал.
– Пока вы бились с тремя химерами, мы бились с остальными. Вы, вероятно, видели труп одной из них. – Добавил сын Усула.
Отряд из ульвов и людей провёл в пешем пути и следующий день, после которого их настигли ульвы с двумя лошадьми. То были уцелевшие лошади, на которых пришли наёмники: поскольку обычное копытное не переносит присутствия ульвов, то их пришлось тащить силой, надев им на головы плотные мешки, набитые пахучими травами, дабы те не видели и не чуяли волков рядом.
Также привели ещё одну лошадь, вороная крепкая лошадь с седлом и уздечкой шла спокойно, привыкшая к ульвам. Её оседлал Аш-Шырак, а других лошадей вернули их вероятным хозяевам.
Так отряд провёл в пути ещё несколько дней, прибавив в скорости. Четверо верхом (двоим людям пришлось оседлать одну лошадь) и ещё несколько ульвов в волчьем обличии шли по древней тропе, заросшей, смытой и практически исчезнувшей сквозь множество зим и лет. Дождь лил прерывисто: то ливнем, то мелкими каплями, то вовсе отступая и оставляя место солнцу, дабы его лучи безуспешно пытались согреть степь, изливающуюся в серых и бурых тонах.
Завидев эти земли, вам стоило тут же повернуть назад. Лунный край болен, и в нём поселилась смерть. – Как-то высказался Аш-Шырак, когда отряд поднялся на какой-то каменистый холм, и воинам открылась смутная удручающая картина местной осени.
Спустя ещё пару дней, за которые отряду не встретилась опасная нежить: а одиночных и слабых чудищ ульвы предпочитали задавить на месте, пришла пора разделиться. Дальше людям было необходимо идти самим.
– Дальше – земля других племен и поселений. Они, в отличие от нас, не занимаются постоянной разведкой своей территории, потому вы не встретите их. Сейчас же пора вам уходить, путь предстоит ещё далекий и опасный. Прощайте!
Харг сдержал своё слово, они сохранили жизнь выжившим и, более того, проводили из своих земель.

+1

23

Джейсон не мог точно сказать, что думают его выжившие товарищи. Но Джейсону глубоко плевать, что там думают какие-то ульвы. Даже если бы они не были ульвами, а людьми - плевать. Ему на все плевать, пока он может набивать свой живот сытной едой и вкусным пивом. Ценность жизни, честь воина... Херня. Все так или иначе преследуют какие-то свои шкурные цели. Джейс знал, как такие личности, типа "главного" у этих ульвов, относятся к наемным мечам типа Шандара. Пусть он тридцать девственниц спасет от стаи голодных химер, в конечном итоге скажут, что он сделал это или ради денег, или чтобы затащить одну из них в постель, или что-нибудь еще в этом духе. В конечном итоге Джейсон всегда остается движим своими мотивами выживания, в то время, как гордые и несломленные, чем бы их действия не оканчивались, всегда хорошие ребята, ведь их дело правое. Все они, все те, кто борется "за свой народ", за его гордость и высшие цели - на самом деле, они такие же, как Джейсон. Они хотят, чтобы их считали высокодуховными. Они хотят, чтобы их народ процветал. Именно их, и ничей больше. Чтобы их любили за те дела, что они творят. Шандар тоже этого хотел. Но разница между наемником и героем в лишь в том, что он не скрывает, что все, что он делает, делает это лишь для себя и ни для кого другого. Благо народа? Херня. Все мы действуем исходя из личных представлений о том, какими мы должны быть. И что все эти благородные лидеры спасают "своих" лишь потому, что считают себя эдакими героями. А Джейсон искреннен. Он не герой. Он просто пытается выжить.

Хоть Джейсон не ладил с Лемом, ему с Реллом пришлось поочередно скакать вместе с раненым товарищем. В моменты, когда Лем в очередной раз остро подкалывал Шандара, юному наемнику приходилось прикладывать много усилий, чтобы не скинуть напарника с лошади. На одной из остановок, не за долго перед границей владений, Джейсон подошел к "главному", сжимая в ладони трубку как символ уверенности.
- Почему? - спросил он, - Зачем вы это делаете? Я не понимаю. Вы могли нас бросить и плевать, что случится с чужаками.

И не поймет. Шкурное отношение к жизни делает глухим к искреннему проявлению доброты и сострадания. Он не осознает и не примет любой ответ, который даст им "главарь". Он все равно считает, что все эти "гордые" - всего ишь марионетки, готовые прыгнуть под град стрел во имя своей чести, своего народа, или еще какой мысли. А себя Джейс считал свободным. Свободным от этого выбора. Он знал, что он - центр гребаной вселенной в своем мироощущении. И все его действия будут направленны исключительно на удовлетворение его потребностей. Но никак не потребностей других. Если они случайно пересекутся с целями других - прекрасно. Нет - значит нет. И, даже махнув ульвам на прощание, он все еще отказывался принимать их мировоззрение.

Отредактировано Джейсон (2020-08-05 18:38:56)

+2

24

Долгая дорога ждала людских сыновей, они даже не преодолели степь, не говоря уже о всём Лунном крае. По равнинам и холмам они скакали много, но все ещё далеки были от конца своего путешествия. Однако северное племя отпустило их, а харг сдержал своё обещание. И дальнейшая дорога была менее опасной.
На вопрос о том, почему же подобным образом поступили ульвы, Аш-Шырак ответил неясно, но как всегда честно:
– Этот мир во многом проще или сложнее, чем ты думаешь.
И вправду, харг, который мог показаться благородным, не совсем был таковым: в ином случае, людей, скорее всего, долго допрашивали бы, а после заставили бы отплатить за своё вторжение: не силой и трудом, так жизнями и своим снаряжением. Появление на горизонте химер оказалось лишь удобным случаем, благодаря которому удалось эту оплату принять быстрее. А когда же наёмники боролись под дождём, ульвы охотились на оставшуюся нежитью на безопасной дистанции, никем из своих в итоге не рискуя.
Умершие в битве люди были закопаны, лишь чтобы не привлекать ещё каких чудищ и не отравлять и без того гиблую землю. Не было бы дождя – их бы действительно сожгли. А всё их снаряжение теперь стало имуществом ульвов.
Притом, ни разу в своих словах Аш-Шырак не врал, говоря только правду. Обещая жизнь, если люди выживут – харг сказал лишь то, что волки не станут нападать на них, но если бы в пути им встретилась очередная нечисть, которую не удалось избежать, то людей, вероятно, оставили бы вновь биться в одиночестве.
И о гордости сын Усула не соврал – ульвы сохранили своё достоинство, но вот Аш-Шырак использовал самые разные инструменты для защиты жизни волков и своей земли. Окажись отряд этих наёмников опасной, их бы перебили в глубокой ночи, без всяких разбирательств и переговоров. Ульвы находятся в состоянии постоянной войны, а она не терпит мягкости. Харгу это известно.
Эти же люди – лишь маленький опыт для волков, диких, изолированных и оторванных от остального большого мира, к которому тянет свою руку Аш-Шырак. Потому в итоге их не перебили, дабы племя увидело, что и к ним можно проявлять милосердие.

Харг вместе со своими компаньонами некоторое время наблюдал за тем, как уходили вдаль наглые вторженцы. И сын Усула вспоминал, как высказал Шандар своё желание похоронить падших соратников – то были лишь его временные союзники, но он проявил хотя бы ту малую часть заботы, которую проявляют друг к другу ульвы. Некоторые волки могли заметить из этого, что люди хоть в этом не сильно отличаются от них. Тем же, кто этого не заметил – Аш-Шырак сам укажет и объяснит.
Когда фигуры всадников стало сложно отличать от остального фона, ульвы повернули назад.

Рано или поздно племени придется влиться в тот свет, что лежит за бесконечным горизонтом вечно осенней степи.
Помимо обжигающего пламени, там изливается и теплый свет, который так нужен волчьему народу для его спасения.


Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [16.10.1078] Дождь над курганами