Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [20.09.1082] Книги, вороны, пытливые умы


[20.09.1082] Книги, вороны, пытливые умы

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/t828546.png

Предыдущий эпизод: [19.09.1082] Бойся того, кто получает приказы от богов
- Локация: Лейдер, поместье мастера Оррвана
- Действующие лица: Гипнос Беннатор, Коррин Оррван
- Описание: как извлечь из Вилрана Ключ Лейдера, не убив его? Кто стоит за восстанием ведьм в Лейдере? Существует ли лекарство от Пепельной чумы? И на что еще способна костяная рука?..

+2

2

Хоть сколько-то внятной беседы тем же вечером не вышло. Переодетый в сухое, испробовав немного подогретого ужина и испив горячего вина, гость Оррванов уснул как ребенок прямо сидя в кресле за столом посреди беседы. Коррин и Брин лишь переглянулись.
   - Прикажу слугам перенести его в комнаты, - невозмутимо поднялся с места старик, по виду которого некромантка так и не могла определить, как он относится к ее решению принять в доме опального Беннатора. Хотя последующая фраза дала небольшой намек: - И проверю магические замки.
   Коррин только хмыкнула. Какое-то время она допивала вино, сверля взглядом беловолосую макушку акропского магистра, с неудовольствием подмечая, как длинные волосы тонут в пряном соусе. И вот это приверженец Культа, которым пугают весь Альянс? Мальчишка.
Отставив опустевший кубок, юная Оррван отправилась спать. Однако спалось ей тревожно, урывками. Множество вопросов, так и не получивших ответы, не выходили из головы, и лишь под утро ее сковал по настоящему крепкий сон. Вот только не долгий: привычки спать до полудня Коррин не имела и спустилась к завтраку в обычное время. Ее обуревало внутреннее нетерпение, ведь новый день сулил массу интересного, так стоило ли тратить время на сон?! Она стремительно спустилась по лестнице в столовую, чтобы встретить там лишь ожидавшего ее старика Брина и узнать, что гость еще не просыпался. Что ж, это была неплохая возможность обсудить с Россом вчерашнее событие и Лейдерский Ключ, о котором постоянно говорил Беннатор. На свежую голову старик подметил, что Культ должен бы собирать Ключи, а не разбрасываться ими, а потому вопросов к гостю становилось только больше. Но он не проснулся и после завтрака.
   Коррин не знала куда себя деть, ей хотелось уже приступить к разгадке, заняться делом, но вламываться в гостевую комнату и тормошить Беннатора за плечи было вроде бы не вежливо. Потому некромантка вошла к гостю тихо и первое время просто сидела в кресле, глядя как он спит. Сначала она сидела прямо, выбирая позу наиболее внушительную и царственную для грядущего пробуждения. Но Беннатор спал. Тогда она села в ожидании уже более вальяжно, перекинув одно колено через подлокотник и привалившись поясницей к другому. Беннатор спал. Юная Оррван пробовала тихонько покашлять, но тщетно. Устав от ожидания, она просто разглядывала крепко спящего бродячего магистра, задержав особое внимание на его смазливом лице, ожидая, что пристальный птичий взгляд всколыхнет внутреннее чувство опасности и выдернет сознание наружу. Однако со временем Коррин начала для себя отмечать, что ее гость обладает удивительно правильной черепной симметрией, и такой красивый экземпляр неплохо бы смотрелся в ее коллекции. Под эти мысли некромантка вспомнила и о костяной руке, которую вчера хотела рассмотреть внимательней. Разве крепко спящий не отличный шанс для этого?
   Загоревшись этим желанием, юная Оррван пересела с кресла на край кровати и осторожно выпростала из-под одеяла мертвую руку Беннатора, освободила ее от широкого рукава сорочки. Это определенно был артефакт! Тонкий и искусный, но, кажется, сломанный. Коррин видела следы повреждения на костной ткани даже невооруженным взглядом и невольно коснулась их кончиками пальцев, следуя за вьющимися трещинами. Было настоящим варварством так грубо обращаться с подобной красотой. Мастер сотворивший это очевидно знал толк в зачаровании и эстетике, но некромантка самоуверенно считала, что могла бы улучшить эту вещь. Она взвесила артефакт в своих руках, подняла мертвую кисть к лицу и развернула к свету, изучая качество материала, наметанным глазом прикидывая пропорции.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]___[/sign]

+2

3

Впервые за последнее время он спал так - крепким, беспробудным сном человека, измотанного до крайности. Должно быть, это все тепло, вкусная еда и вино... Когда он в последний раз спал в такой мягкой постели? Гипнос уже и не помнил.
Конечно, это была крайняя степень глупости - позволить себе так расслабиться в доме некроманта... некромантки! Которая только что пыталась затравить их химерами. Которую он практически не знал. Но он так устал, что ничего не смог сделать.
Ему было хорошо и тепло. Во сне не было ни кошмаров, ни пугающих видений - лишь короткие образы, сменяющие друг друга и не оставляющие о себе памяти.
И потому, когда Коррин, преодолев любопытство, взяла его костяную руку, и Гипнос, почувствовав рядом с собой движение, наконец, открыл глаза, еще затуманенные после сна, он не сразу понял, что происходит. Девушка вполне вписывалась в ряд его ночных видений - красивый, смутно знакомый образ. Возможно, где-то он ее видел - да и, в конце концов, почему его не могут посетить эротические видения, а не только кошмары?..
Гипнос перевел взгляд с ее лица на свою руку, которую она держала в ладонях, и спросил - без своей обычной подозрительности, без ожидания немедленного удара, просто с любопытством:
- Что ты делаешь?
Она кинула на него быстрый, изучающий взгляд и снова вернулась к его протезу, переворачивая костяную ладонь так и эдак, будто она вовсе не принадлежала самому Гипносу.
Вот тогда-то он и вспомнил, и сообразил, что происходящее сейчас - уже не сон, и он в доме дочери Оррвана, а сама она безо всякого смущения сидит совсем рядом. Он не мог выдернуть у нее руку - протез ему не подчинялся! - потому перехватил ее за запястье, побуждая разжать пальцы.
- Что ты делаешь?!
На этот раз он был искренне изумлен, и к нему вернулась обычная настороженность. Гипнос резко сел в постели, оказавшись в каких-то дюймах от Коррин. На ее юном - он только сейчас понял, что она куда моложе, чем казалась ему вечером, - лице читалось жадное любопытство. И еще - раздражение.
- Смотрю, - был очевидный ответ. - Как так можно было испортить столь ценную вещь?
Он не сразу понял, что она же ему еще и выговаривает, а когда понял - аж опешил. Отодвинулся от нее чуть подальше, благо, ширина кровати позволяла, и протез с бессильным стуком упал на перину.
- Это... долгая история, - отозвался Гипнос, потирая переносицу и осматриваясь. Комната вокруг была хорошо убранной, сорочка на нем - чистой. Значит, кто-то переодел его во сне и отнес сюда... насколько же крепко его отрубило!
- Я так долго спал? - он снова посмотрел на Коррин. - Спасибо за приют. Вчера я так устал, что мог наговорить всякого и... где Вилран?
Только сейчас он вспомнил про брата и похолодел. Что делали с Воскрешенным, пока он спал тут, как чурбан? И точно ли он сам так крепко уснул, или ему что-то подлили? Мало ли, на что способна Коррин Оррван, он же ее совсем не знает!
И к тому же, он тут теряет драгоценное время, пока Пепельная чума все больше и больше завладевает его братом.
- Мой брат, - Гипнос откинул одеяло... и тут же накинул его обратно. Кроме сорочки на нем не было ничего, а рубашка была не слишком длинной. - Я отвел его накануне в подземелье ради его же безопасности. Где он?

+2

4

То, что Гипнос Беннатор проснулся Коррин заметила почти сразу: изменилось его дыхание, дернулись веки, даже бледные губы сомкнул, до этого безвольно приоткрытые, но реагировать как-то на это некромантка не стала - у нее уже было другое более интересное занятие. Тем более, что акропский магистр вовсе не возражал первое время против ее исследовательской работы. Лишь спустя несколько сонливых мгновений до его ума начало что-то доходить, и тогда гость сел, настойчиво вызволив свой протез из рук юной Оррван. Некромантка хмыкнула, но даже не подумала слезть с кровати, так и оставшись сидеть на ее краю. Одета она была по мужски - в черные штаны и рубаху, однако ее наряд не выглядел снятым с чужого плеча, а был пошит по ее фигуре и нес на себе неброскую вышивку темными же нитками на бедрах и плечах в виде россыпи костей и черепов.
  - Я так долго спал? - спросил гость и Коррин даже не задумавшись ответила: - Десять часов и еще четверть. Ты проспал завтрак, так что будешь довольствоваться холодным или ждать обеда. Но скорее “всякого” ты не договорил… Вилран?
   Некромантка вопросительно вскинула одну бровь и Беннатор поторопился пояснить, явно обеспокоенный судьбой своего спутника. Он попытался было вскочить с постели, но похоже смутился чужого присутствия. Оррван же даже не думала отводить взгляд, а наоборот села удобнее, закинув ногу на ногу и обхватив верхнее колено обеими ладонями, переплетенными в пальцах. Одежда Гипноса, высушенная и вычищенная, лежала на сундуке возле двери - слуги явно не стали входить в комнату.
   - А это… существо, - протянула Коррин, - твой брат? Он там где ты его вчера оставил - в лабораторных комнатах - и вовсе это не “подземелье”. Его никто не трогал, как ты и просил. Хотя соблазн был. Он вообще человек или химера? Или Ключ? На него заклинание Силентеса так влияет или он был таким до него? Откуда у вас вообще Ключ? Разве Культ Безымянного не собирает их? И разве ты не состоишь в Культе? Или ты сам захотел больше власти и силы бога, но все вышло из под контроля… - некромантка понизила голос, добавив ему таинственности, но лишь на мгновение, после он вновь зазвучал с прежней ровной отстраненностью. - И причем здесь вообще мой отец? Он никогда не интересовался Ключами.
   Поток вопросов юной Оррван наконец иссяк. Она выдала их все скопом, не сделав ни единой паузы чтобы можно было вставить хоть слово и теперь по-птичьи внимательно смотрела на Беннатора, ожидая от него пояснений и той самой “долгой истории”. О том что он не одет, хотел бы воспользоваться горшком и поесть она сейчас совсем не думала.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]___[/sign]

+2

5

- Во имя Безымянного, не так... не так быстро! - Гипнос уставился на нее во все глаза, все еще растрепанный, полусонный и совершенно не чувствующий себя готовым к подобному допросу. Коррин же выглядела так, будто копила вопросы все утро, хотя, вероятнее всего, именно так оно и было.
Главное - Вилран в порядке. Сыт. Никого не убил. Никто его не тронул.
Гипнос выдохнул и поудобнее сел, чувствуя себя полнейшим идиотом. Похоже, его впервые в жизни собиралась допрашивать красивая девушка в кровати.
- Прежде всего, он - не химера, а человек. Воскрешенный. И он действительно мой брат, - Гипнос почесал взлохмаченный затылок. - Именно поэтому его выбрали для подселения Ключа. И чем скорее мы с этим Ключом разберемся, тем меньше опасности заразить весь Лейдер…
   Коррин выдержала небольшую паузу, так и не сводя взгляд с Беннатора, после чего заговорила так, как если бы они оба были в академии и практиковались в научных доводах:
   - А теперь давай уточним: кто выбрал и подселил, чем это грозит городу, и чем воскрешенные кардинально отличаются от обычных людей в плане внедрения Ключей.
Гипнос вздохнул. Она все еще не понимала. Чем скорее поймет - тем лучше.
Но как было возможно рассказать все - абсолютно все! - этой почти незнакомой девице?
- Выбрал и подселил не я. Мы с братом стали заложниками Культа сразу же после того, как наш отец перешел на его сторону. Меня, как ты понимаешь, не спрашивали, - небольшая ложь, а вернее сказать, неуточнение правды, сейчас была только на руку. - Ключ Лейдера вызывает пепельную чуму... не могу поверить, ты живешь в Лейдере, и ничего об этом не знаешь?
   Некромантка нахмурились, взгляд ее серых глаз стал жестче и холоднее, а в голосе проступила ядовитая обида.
   - Ключи хранят магистры. Может быть у вас в Акропосе о них известно каждой собаке, а здесь, в Лейдере, простые смертные не посвящены в тайны Силентеса. Кто-то другой мог бы и вовсе не понять о каких ключах вы кричите, стучать во все двери. Но вам со мной ещё повезло, - Коррин раздраженно подернула верхней губой - упрек в незнании чего-либо был ей неприятен - бил по некромантской гордости. - Стало быть вы принесли эту чуму в мой дом…
   При этом Оррван даже не отстранилась, не отсела от Беннатора, как от возможно заразного. После того как она трогала его руку, прибегать к предосторожностям было поздно.
- Да, ты права, - Гипнос не отвел от нее взгляда. Даже несмотря на упрек, она оставалась на месте - любопытство в ней было сильнее. То самое любопытство, которое так привлекало его самого. - Нам действительно повезло с тобой, и я... благодарен и... извиняюсь. На самом деле Оррван - единственный человек, которого я знаю в Лейдере, вот и вся разгадка, почему мы здесь. Все просто, - он невесело усмехнулся, - нам больше некуда было пойти. Я надеялся, что у твоего отца есть связи, чтобы узнать о Ключе как можно больше и остановить его действие, пока заражение не распространилось... по твоему дому. И по всему Лейдеру тоже.
Он помолчал, собираясь с мыслями.
- Послушай, я не хочу тебе лгать. Правда. Но и всего сказать тоже не могу, потому что и сам не до конца понимаю. Культ позволил нам сбежать, чтобы разнести болезнь как можно дальше. Если бы мы не дошли до Лейдера - нас бы сюда загнали. Но я все еще хочу переиграть их, - некромант блеснул глазами. - И все еще думаю, что могу, если найду помощь. Я не служу Культу. И если ты дашь мне ровно три минуты, чтобы встать и одеться... и еще что-нибудь поесть, мы продолжим. Согласна?
   Коррин дозволительно повела рукой и осталась сидеть в ожидании. Потребовалось несколько молчаливых и напряженных мгновений прежде чем до нее дошло, что Гипнос хотел бы на время уединиться в комнате. Тогда она хмыкнула и поднялась с кровати.
   - Твои три минуты пошли, - объявила она и неторопливо направилась к двери. - Слуги придут за тобой… мы продолжим разговор в другом месте.
Гипнос проводил ее озадаченным взглядом. До сих пор самой странной женщиной, которая встречалась ему в жизни, была Камелия де Катос. Но, похоже, Коррин Оррван имела все шансы перещеголять ее в странностях.

+2

6

Гипносу дали целых пять минут, после чего в комнату постучался слуга, передавший через дверь, что ему велено проводить гостя на завтрак. Однако повели Беннатора вовсе не в столовую, куда приглашали на ужин вчера, а в противоположное крыло дома, минуя главную лестницу. Эта половина дома, куда примыкала видимая снаружи башня, не была жилой, здесь располагались рабочие комнаты. Они, в свою очередь, делились еще на три части: те что принадлежали старшему Оррвану, комнаты Коррин и общие, вроде библиотеки или подвальных камер для образцов.
   Вход в царство юной некромантки предварял небольшой коридор, заставленный скелетами животных на деревянных подставках. Начиная от большого скелета лошади, до скелетов мелких и диковинных птиц на бесконечно уходящих под темный потолок полках. Заметив изучающий взгляд гостя, слуга коротко пояснил:
   - Это увлечение юной госпожи. Их лучше не трогать.
  Коридор оканчивался большой окованной дверью, за которой открывалась проходная большая комната, а из нее вели еще несколько дверей, сейчас закрытых, и два больших окна, выходящих на задний двор. Пространство этой комнаты заполняли целые стеллажи со скелетами и черепами в том числе разумных существ, но все они имели в себе некие патологии и мутации: кисти и стопы имеющие отклонения в количестве пальцев, черепа циклопов, скелеты цыплят, телят и детей сросшиеся в материнских утробах и яйцах, черепа с перекошенными лицевыми костями и костяными наростами, был даже целый скелет человека, мышцы которого в некоторых местах стали костной тканью. В противовес этому дальнюю стену, между окнами, занимали стеллажи с черепами разумных народов, разной формы но симметричные на первый взгляд. Под потолком на тросах висел драконий череп, из пасти которого спускалась небольшая кованая люстра со свечами, сейчас погашенными, хоть света из тусклых пасмурных окон было мало. Под люстрой, по центру комнаты располагался стол для препарирования и несколько вспомогательных столиков для инструмента. За ним, уперев руки в крепкую дубовую столешницу, стояла Коррин. Волосы ее были убраны под матерчатую повязку, рукава рубахи закатаны, а поверх одежд надет кожаный фартук.
   - Садись, - некромантка похлопала ладонью по столу. - И снимай рубаху. Дирк сейчас принесет тебе поесть. А пока я осмотрю твой протез. Не могу смотреть, как он болтается без дела. А ты мне пока расскажешь про чуму из Ключа. Симптомы, как быстро проявляются, через какое время наступает смерть.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]___[/sign]

+2

7

Гипнос отлично понимал, что значит приглашение в святая святых. У каждого – или почти каждого – практикующего некроманта была такая комната. Лаборатория, коллекции, собрания редких книг, да даже просто место, где кроме письменного стола и чернильницы не было больше ничего – главное, что принадлежало это все только хозяину.
Забавно. Даже практикуя абсолютно разрушительную магию, некроманты не могли обойтись без созидания – и без той искры, что толкает на созидание и сотворение. И неважно, где они получали эту искру, за препарированием химер или за созерцанием собственной коллекции скелетов…
Коллекция впечатляла. В иной ситуации Гипнос хотел бы остановиться и изучить ее повнимательнее, но Коррин, облаченная уже в рабочую одежду, явно не намерена была ждать.
И все же он приостановился. Возле огромного сосуда, где, навеки застывшие во времени, плавали в стабилизирующем растворе сиамские близнецы. Не точно такие же, как они с Вилраном – сросшиеся иначе. Совсем крохотные скрюченные тельца, которым не повезло не родиться.
Или повезло.
- Забавно, - повторил Гипнос уже вслух, не сводя глаз с близнецов. Приложил живую ладонь к уродливому сморщенному личику по ту сторону толстого стекла. – Практически каждый некромант, встреченный мной в жизни, хотел изучать мое тело. Оно всегда интересовало других больше, чем я сам, - он повернулся к Коррин, нетерпеливо ожидавшей возле стола, развязал завязки рубахи и одной рукой стащил ее через голову. Костяной протез, так притягивавший ее внимание, повис вдоль тела.
Она что-то понимает в зачаровании? Или, скорее, в костях?
- Его повредило отраженным боевым заклятьем Культа, - объяснил Полумертвый, усаживаясь на стол и позволяя ей себя осмотреть. – Оно разрушило нити зачарования здесь… и здесь. Я закрепил его на плече обратно, и его можно починить, но без зачарования я не могу установить с ним ментальную связь, как прежде, когда он управлялся мною как часть собственного тела.
Коррин не ответила – сосредоточенно хмурясь, она разглядывала его руку, вертя ее так, словно она вовсе не принадлежала ему.
Гипнос вздохнул.
- Ключ Лейдера заключен в сердце моего брата, - начал он. – И питается им. Любого другого человека это убило бы, но мой брат воскрешен, и может восстанавливаться, поглощая живую плоть. Пепельная Чума разносится через прикосновения или близкий контакт, поэтому не подходи к нему, и слугам запрети это делать. Никто, кроме меня, не может касаться его без риска, - он подчеркнул это еще и для того, чтобы Вилран не сожрал никого из домочадцев Оррванов. Неудобно получится. – Симптомы чумы проявляются одинаково: сначала истончается кожа, покрывается кровоточащими трещинами, осыпается, словно пепел. У брата это происходит каждый день, если не хватает сил. У зараженных – через пять или семь дней. В теории. На практике я еще не видел.
Его собственная кожа была бледной и местами грязной – но здоровой, без трещин и отметин. До сих пор. Сдерживал ли заражение Ключ Пантендора? И как долго ему еще удастся ходить по краю?
- Есть еще кое-что, - подумав, добавил он. – Вчера, когда мы бросились искать помощь, Вилран начал слышать голоса. Он говорит, это влияние Ключа, Ключ позволяет ему слышать страдания людей, которых он заразил. У меня не было времени ждать, к чему это приведет. Сперва мы пытались прорваться в Академию, я надеялся, что в местной библиотеке содержатся какие-либо сведения о Ключе и о том, как его можно остановить, но нам не открыли. Тогда я вспомнил о твоем отце, - Гипнос посмотрел на Коррин – прямо в глаза. – Я должен спасти брата и вытащить Ключ. Иначе нам всем конец. Я хочу его увидеть сейчас.

+2

8

Коррин заметила интерес к одной из своих игрушек, а потому не торопила Беннатора - ей было приятно, что кто-то еще интересуется ее увлечением столь внимательно.
   - Их скелет выставлен рядом, - обратила она внимание гостя. - У меня есть один знакомый торговец, который привозит анатомические редкости специально для моего отца. Хотя развлекают они в основном меня, - Оррван сдержано улыбнулась, наблюдая за юным магистром. В теле его, с точки зрения некромантии, не было ничего примечательного, за исключением искусно выполненного протеза, хотя о Гипносе Беннаторе говорили разное. Слухи как всегда были сильно преувеличины. Коррин видела перед собой лишь обычного юношу, наделенного математическими пропорциями, и достаточно худого, чтобы можно было различить всю красоту его скелета.
   - Да никто никого не интересует сам по себе, - хмыкнула она и сняла с полки ближайший череп, ласково огладила пальцами, и подняла на уровень своего лица, заглядывая в пустые глазницы. - Ты никого не интересуешь сам по себе, я никого не интересую, мой отец никому не интересен, даже магистр Лейдера никому не нужен, как человек. Люди вообще слишком заняты сами собой, чтобы обращать на кого-то внимание, за исключением моментов, когда это принесет им пользу. Как его звали? Гэвин? Байрт? Или Хью? Тебе есть дело? - Оррван вновь посмотрела на приближающегося к столу Гипноса и развернула череп к нему лицом. - Уверена, что нет. К чему оно, когда у него столь необычные глазницы. Почти идеальный квадрат.
   Некромантка вновь огладила череп и убрала его на место, всецело переключаясь на протез Беннатора. Теперь она могла изучить его целиком, понять, как он соединялся с плечом - все что еще утром было скрыто в широком рукаве рубахи. Все что пояснял акропский магистр было ей видно и так, а что не видно логически понятно, но она все равно не стала его перебивать. Внимательно слушала она и про Ключ, хотя казалось отрешенной от мира, поглощенной новой игрушкой.
   Рассказать Брину о чуме она еще не успела, как и переговорить о всей ситуации в целом. Он наверняка порекомендует ей отправить послание отцу в академию вместе с фамильяром, а потом в дом явятся маги, и непременно заберут у нее Беннаторов, а может быть и прикончат на месте, если они действительно представляют угрозу. Помимо этого указ Магистра Альянса однозначно велел казнить всех, кто хоть как-то связан с Культом. А главное, лишат ее возможности провести грандиознейшее из исследований и прикоснуться к части Силентеса. Выживет ли она при этом, Коррин не думала, желание знания толкало ее на риск. Без него невозможно совершить ничего грандиозного.
   - А ты не заражен? Или симптомы еще не дали о себе знать? - поинтересовалась юная Оррван, оставляя руку Гипноса в покое. - В Академию ты не прорвешься будь ты хоть сам Безымянный. Там заперся Магистр Лейдера, со всеми верными магами и обороняется от ведьм. Вам повезло, что вас не убили на месте. А с братом твоим все в порядке. Никуда он не денется, увидишь его позже. Сиди смирно.
   Коррин ухватила Беннатора за плечо и заставила выпрямиться, ткнув второй рукой между лопаток. В следующий миг она бесцеремонно собрала длинные волосы Гипноса и перекинула их со спины на грудь, чтобы они не заслоняли ей вид на торчащий под бледной кожей хребет. После этого грубоватого обращения, прикосновения ее стали более ласковыми. Она вдумчиво перебрала тонкими пальцами все позвонки некроманта от основания черепа до поясницы, затем коснулась ключиц и крайних точек плечевых суставов. Искривлен остов не был и Оррван удовлетворенно хмыкнула.
   - Нужно отсоединить руку, чтобы я могла с ней поработать. Ты можешь пока поесть.
   Словно ожидая этих слов в двери комнаты постучался Дирк, внося небольшой крытый поднос, который поставил на неприметный письменный стол в дальнем углу, возле одного из окон.
   - Сам выдернешь, или доверишься мне?
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]___[/sign]

+2

9

Странной она была - Коррин Оррван. Хотя кто из некромантов мог похвастаться отсутствием странностей? Дети Магистров, дети аристократов, дети мастеров смерти - все они, лишенные внимания высокопоставленных родителей и предоставленные, в основном, сами себе, находили отдушину каждый в своей странности. Гипнос исследовал тела и зелья, Стефанн ушел в тренировку собственного тела, Джед сбежал с бродягами-джалсами, Камелия пропадала среди цифр и артефактов, а Коррин - собирала коллекцию необычностей.
И в эту-то коллекцию, по всей видимости, прекрасно вписывались странные братья-Беннаторы. Два неисследованных экспоната, наполненные тайнами, до которых даже Лейдерская Академия не доходила.
Что ж, до тех пор, пока они вызывают ее интерес, она может им помочь. Это лучше, чем ничего. Много лучше, чем ничего.
Поэтому Гипнос без возражений позволил ей осмотреть его протез в мельчайших деталях и, скрывая нетерпение, спокойно отвечал на вопросы:
— А ты не заражен? Или симптомы еще не дали о себе знать?
- Я не могу заразиться. На мне испытывали действие другого Ключа, - раз уж сказал про один, смысла нет скрывать про другой. - Его сила нейтрализует лейдерский артефакт. До поры...
Он умолк - Коррин уверенными прохладными пальцами выпрямила ему спину, словно врач, кропотливо ощупала каждый позвонок. Полумертвый ощутил, как по коже забегали мурашки - ее прикосновения, хоть и бесцеремонные, вовсе не были неприятными. К нему уже очень давно никто не прикасался: опасность заражения всех сделала осторожными, а до этого его изуродованного тела просто боялись. Оказывается, он все еще не привык к чужим касаниям, и каждое мог смаковать - как новое, захватывающее ощущение.
— Нужно отсоединить руку, чтобы я могла с ней поработать. Ты можешь пока поесть.
Ну хоть разрешила...
Гипнос усмехнулся, спрыгнул со стола и позволил ей самой отделить протез от вживленного в тело наплечника - действовала она осторожно, и явно была не новичком в артефакторике, хоть и не Камелией. После чего, все еще полуголый, отошел к столу и принялся есть, отламывая хлеб и мясо по кусочкам - левой рукой он до сих пор действовал свободнее, - и поглядывая на свою необычную собеседницу через упавшие на глаза белые волосы.
- Так значит, ты увлекаешься артефактами, изучаешь строение чужих тел, собираешь коллекцию уродцев и анатомических уникумов, - подытожил Полумертвый, разглядывая девушку. Ее лицо, склоненное над костяным протезом, было увлеченным и внимательным. - Но ты некромант, а не артефактор. Чем еще ты занимаешься, Коррин Оррван?
Ему вправду было интересно. Она выглядела его ровесницей, а он, каждый раз сталкиваясь с другими молодыми некромантами, мысленно сравнивал их жизнь со своей. Дочь одного из известных лейдерских ученых - судя по всему, Коррин охотно пользовалась положением отца, а может даже посещала Академию, в которую так хотел попасть Гипнос.
Вспомнив об Академии, он вспомнил и разговор с нею у ворот, и ее смущающие вопросы - и на бледных щеках Гипноса вспыхнули красные пятна.
- Ты говорила, что читала те письма, что я отсылал твоему отцу. Он посвящает тебя в дела Академии? Или ты читала мои работы... просто ради интереса?
Он уже понял, что без нее им с Вилраном в Академию не попасть. Но ее присутствие могло бы послужить пропуском внутрь.

Отредактировано Гипнос (2020-06-21 16:37:53)

+1

10

- Так значит вы подопытные Культа, - сделала свой вывод Коррин. Однако, Культ имел огромное самомнение, разбрасываясь детьми магистра, пусть и разоренного теперь города. Беннаторы не были похожи на фанатиков, которые бы считали честью пропустить через себя неизведанную силу Ключей, скорее выглядели как жертвы, втянутые в чужую игру. Что тоже было занимательно, ведь нахождение при власти требовало определенной верткости ума. И Гипнос был либо искусно в ней хорош, прикрываясь непреодолимыми обстоятельствами, либо и правда не опытен. Юная Оррван с задумчивым интересом проследила за тем, как акропский магистр пересел за стол завтракать. Книгой он оказался интересной. Коррин перелистывала страницы и все не могла ухватить суть. Однако лезть в чужую душа напролом ей не хотелось, она опасалась слишком быстро разочароваться и потерять интерес к новому исследованию. Пока ей нравился сам процесс.
   Некромантка разложила на столе отчлененную руку, придвинула себе высокий табурет, вытащила из ящиков инструмент и выставила объемную линзу на кованной подставке, чтобы через нее изучить мелкие детали и повреждения. На Гипноса она больше не смотрела, занятая исключительно его протезом. Беннатор же, как оказалось тихо сидеть не мог, и решил скрасить свой завтрак беседой. Но пока он не заглядывал ей прямо под руку Коррин это не напрягало. Старик Брин тоже любил почесать языком пока они работали.
   - А ты наблюдательный, - с долей беззлобной иронии подметила она, но после ответила вполне серьезно. - Брин - мой домашний учитель, - он артефактор. У нас много совместных проектов и так вышло, что мне с детства интересно совмещение разных сфер магии. В нашем обществе принято, что каждый некромант должен проявить единоличное стремление, в одиночку показать чего он стоит. А если с тобой чем-то поделились, то это вроде как можно присвоить себе без каких либо зазрений, использовать и преподносить, как свою личную идею… Конкуренция, конечно толкает к развитию, но год от года в академии студенты по итогу соревнуются не во владении магическим знанием на выпускных экзаменах, а устраивают конкурс на более причудливую химеру. Те становятся все страннее и страннее, но по факту знание остается на месте, меняется только форма.
   Коррин хмыкнула, так и не прекращая своей работы. По мере беседы, протез оказался разобран на косточки, каждая из которых очищалась от грязи, трещинки реставрировались особым составом, нанесенные глифы приобретали четкость. Оррван сейчас напоминала ювелира гораздо больше, чем некроманта.
   - Я конечно владею общей некромантией, но предпочитаю считать себя материаловедом, - она улыбнулась собственным словам. - И кости - моя маленькая страсть, я работаю над тем, как их улучшить. Как сделать поднимаемых скелетов более эффективными в бою и работе, разрабатываю вместе с Брином варианты костяной брони, варианты превращения простых слуг скелетов в ходячие артефакты, и много чего еще. Я потом покажу тебе нашего костяного голема, которого мы готовили для экзамена, но экзамены отменились…
  Коррин вновь хмыкнула, хотя факт этот ее вовсе не расстраивал, работала она ради самой работы, а не для демонстрации, и даже сейчас, когда мир Лейдера рушился, не оставляла своего занятия.
   - Ты говорила, что читала те письма, что я отсылал твоему отцу. Он посвящает тебя в дела Академии? Или ты читала мои работы... просто ради интереса? - выказал свой интерес Гипнос, и Оррван ответила на него все так же не отвлекаясь от дела.
   - Конечно посвящает. Я же наследую место рядом с ним, - некромантка вытащила из ящика несколько металлических деталей-креплений, которые должны были стать новыми суставами. - Официально место в академии, конечно получают за заслуги, но не официально работает все то же наследование. Фамилии в академии из века в век одни и те же преимущественно. Так что я читаю, много всего скучного и унылого.  Но должна признать, что про то существо, что меняло лики, было почитать занимательно. Вот только академия не приняла бы это за серьезную работу, никогда. Составлено неверно, по содержанию одни теории и жалкая практика, не дающая никаких ответов… Думаю если бы не война, то у тебя просто забрали бы образец и ты его больше никогда бы не увидел, а через пару месяцев почитал исследование о нем под другой фамилией. Чем ты сам в Акропосе своем занимался? Кроме заигрывающей переписки с моим отцом?
   Оррван впервые за весь разговор подняла взгляд на Беннатора.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]___[/sign]

+2

11

«Подопытные Культа»?
Гипнос мысленно произнес эти слова и понял, что больше они его не задевают и не ранят. Он был калекой, затем – наследником города, после – Магистром, следом – предателем, и вот теперь – подопытным Культа. Все это время Полумертвый верил, что сам прокладывает свою дорогу своим умом, своим умением, своими талантами, а оказалось – его умело вели, накачивали силой, позволяли убирать с пути недоброжелателей, чтобы использовать.
И даже сейчас он находился именно там, где его хотел видеть Культ – в центре вражеского города, чтобы распространить смертельную болезнь…
Гипнос невесело усмехнулся. Единственное, что он может делать сейчас – мыслить, как некромант, которым всегда являлся вне зависимости от своего титула или статуса: смотреть, что у него есть и действовать, исходя из этого. Прагматично. Постепенно. Шаг за шагом. Ему нужно время и освобождение Вилрана от Лейдерского Ключа. Это будет первый шаг в противостоянии Культу.
Коррин и сама работала как истинный некромант, неспешно, но обстоятельно: разобрала протез на сочленения и тщательно, почти любовно очищала, собирала, осматривала. Чем-то она напоминала сейчас его самого всего каких-то полгода назад. Как он мнил себя мастером, работая в своем уютном маленьком мирке, отгороженном от большого мира – совсем как она. Как ему хотелось признания, когда он отсылал эти глупые полудетские письма в Академию – совсем как ей. Как он верил в то, что останется наследником своего отца – то же самое говорила сейчас Коррин. И даже ее пренебрежительное отношение к его работам, которое прежде ввело бы молодого некроманта в пучину уныния, больше не вызывало того волнения, какое могло бы.
- Все это теперь неважно, - Гипнос помолчал, уставившись в одну точку перед собой. – Ты не представляешь, как хрупок мир, в котором ты живешь, Коррин. Теперь уже бессмысленны и теоретические выкладки, и практика, мне и собственные потуги кажутся смешными и наивными, а я так хотел учиться здесь…
Как заставить ее услышать? И понять? За каких-то полгода его жизнь изменилась так внезапно и резко, что никто не поверит в это, если не пройдет сам.
Он отложил в сторону опустевшую тарелку и прошелся по ее рабочему пространству, разглядывая собранную коллекцию – его невольно влекло к близнецам, сохраненным в паре мгновений до своего рождения.
- Я был почти как ты, - проговорил Гипнос, улыбнувшись. – Работал в своей лаборатории, проводил исследования, создавал зелья для своего отца, шил для него бойцов и защитников. Я был его сыном, наследником и алхимиком, в этом был смысл моей жизни. Я верил, что однажды унаследую Акропос… пока не пришел Культ.
Он не хотел рассказывать ей дальше. О том, что сам охотно согласился на все заманчивые предложения и открывшиеся перспективы, не задумываясь о цене. Пусть лучше считает, что Беннаторы из Акропоса оставались заложниками Культа – фактически так и было, а Коррин, похоже, не слишком интересовалась внешней политикой и не особенно разбиралась в семьях Магистров, иначе поняла бы, что Гипнос Беннатор больше не калека, а его брат, числившийся мертвым вот уже десять лет как – жив.
Мог ли он вообще ей доверять? Конечно, нет. Но больше-то и не было никого.
- Рано или поздно они придут в Лейдер, - он остановился около Коррин, встал в стороне, чтобы не заслонять ей свет и вместе с тем наблюдать за ее работой. – Действия Культа и нынешние беспорядки в твоем городе как-то связаны, но я долгое время не слышал о том, что здесь происходит. Расскажи мне об этих ведьмах. Откуда они взялись? Чего хотят? Как действуют? Я сталкивался с их магией, но мне она непонятна. Ковен противостоит Культу, и я думал, что ведьмы должны действовать заодно с властью Магистра Призыва… почему они вдруг обратились против?

Отредактировано Гипнос (2020-06-26 19:58:39)

+2

12

- Ты не представляешь, как хрупок мир, в котором ты живешь, Коррин, - отрешенно произнес Беннатор и юная Оррван взглянула на своего гостя с особо пристальным вниманием.
  - Я некромант, - коротко ответила она и вновь переключилась на работу, а меж тем в этой паре слов заключалась для нее огромная глубина. Смерть, увядание, быстротечность времени, неумолимость разрушения и старения - все это было основой философии темной магии, хотя не все это были готовы понимать и принимать. Окруженная костями мертвецов, Коррин хорошо понимала насколько хрупок момент жизни и соглашалась с этим. Потому, возможно, ее так не пугало Сердце Чумы, оказавшееся рядом, в родном доме, как должно было бы. Гипнос Беннатор стоял выше нее и похоже очень ценил размеренность своего былого существования, его мнимую предсказуемость и последовательность с планами и замыслами. Но разве они защищали от смерти и перемен? И некромантка слышала сокрытое отчаяние в словах собеседника.
   Украдкой она взглянула на его белую полураздетую фигуру возле полок и невольно задержала взгляд - была в Беннаторе приятная взгляду эстетика - он очень гармонично смотрелся в рабочей комнате среди выбеленных костей, его было интересно разглядывать и интересно слушать - за его речами был другой опыт и иной мир. Он отличался от Лейдерских заумников и разгильдяев.
   - Скучаешь по предсказуемости бытия? - спросила она, пряча пытливый взгляд в работу. - Или по удобствам? Ты случайно не стихию Земли практикуешь? По моим наблюдениям это самые… основательные маги. У меня за окном рушится город, а то и целый Альянс - я хорошо представляю, как хрупок мир. Но это не значит, что наша работа теряет ценность. Наоборот, войны и катаклизмы приходят и уходят, а знание - сфера более вечная и наша задача его сохранить и приумножить. Я вот завела новую тетрадь для исследования Сердца Чумы, буду описывать там все, что узнаю. А если вдруг умру, то может быть мой журнал послужит базой для продолжения борьбы с новой заразой! Разве не здорово? Мой голос в будущее. Хотя велик шанс, что его вовсе не услышат, но все же…
   Коррин вдохновенно взмахнула рукой и принялась аккуратно соединять детали протеза, подгоняя одну к другой.
   - Зачем Культу Лейдер? Мы тоже всего-лишь подопытные. Разве что они придут забрать Ключ, когда все вымрут и подвести итоги исследования, - некромантка хмыкнула. - Я бы так сделала. А беспорядки в городе начались, когда Магистр отдал приказ насильно сгонять студентов в армию против Культа. Все, кто имел хоть какой-то дар к магии и образование должны были дать присягу. Вольному студенческому братству это конечно не понравилось и они начали разбегаться. Стража стала их искать, вторгаясь в дома и лавки, это в свою очередь перестало нравиться хозяевам. Начались столкновения. А к ним вдруг присоединились ведьмы - повылезали из своих каких-то нор. Они всегда тут были, жили где-то, но почти не показывались, а как только запахло жареным, то оказались тут как тут. Они воюют с Магистром Лейдера за Лейдер, но пока не могут взять Академию, там заперлось слишком много сильных некромантов. Остальных жителей они не трогают, если не трогать их. Так что тут некоторые районы принадлежать ведьмам, некоторые вольным горожанам, а в целом ничего никому не принадлежит. Нет больше никаких законов и каждый сам за себя. У нас тут, как ты заметил, тоже свой дом-государство, и я его магистр.
   Коррин мягко улыбнулась собственной шутке, а после сразу стала серьезнее.
   - Но я не знаю что ими в корне движет, кроме очевидного желания получить власть над городом. Возможно, когда оборона Магистра падет, то они объявят свою новую политику.
   Оррван не сомневалась, что академия рано или поздно сдасться - у них кончится провизия, а отбить ведьм в открытом бою они не смогли до этого, а значит не смогут после. Что будет в этом случае с ее отцом, некромантка могла представить, но как сказал Беннатор - мир хрупок.
   Закончив сбор протеза, Коррин подняла его над столом, проверяя все сочленения на сгиб, а после направилась с ним к Гипносу.
   - Вот, теперь другое дело. Сейчас поставим его обратно и Брин вернет жизнь этой красоте.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]___[/sign]

+2

13

- Скучаешь по предсказуемости бытия? Или по удобствам? – поддела Коррин, почувствовав в его словах горечь, и Гипнос невесело улыбнулся:
- И по тому, и по другому, наверное. Дом есть дом, даже если это Акропос…
Он остался стоять рядом с ее столом. У дочери Оррвана были красивые, ловкие руки и длинные, тонкие пальцы, привычные к сложной работе. Сам Гипнос мог похвастать подобной сноровкой лишь левой руки, и потому с особым интересом присматривался к работе девушки.
А она все говорила и говорила – и он, наконец, начал понимать. За всей этой бравадой, за хвастливым желанием показать собственные достижения ему, городу, всему миру, за напускной грубоватой прямотой, с которой действовала Коррин, прятался глубоко скрываемый страх. В конце концов, Лейдер был ее домом – так же, как для него домом был Акропос. Это ее дом сейчас разрывали на части гражданской войной. Это ее отец сейчас находился в Академии, которую раз за разом пытались взять ведьмы. И если они одержат верх – то, скорее всего, убьют и Магистра, и всех его приближенных. А потом, возможно, примутся и за их семьи.
- У нас тут, как ты заметил, тоже свой дом-государство, и я его магистр…
И в нелегкое время ей выдалось им править – островком посреди творящегося вокруг хаоса, на котором Коррин старательно сохраняла спокойствие и порядок, даже если для этого требовались жесткие меры.
- Ну, у тебя неплохо получается, – отозвался Гипнос на ее шутку, почувствовав вдруг нечто родственное с этой упрямой девушкой. Обоим им выдалось исполнять роли, к которым они вроде бы и готовились – но не хватило времени. И опыта.
Но решимости ей было не занимать. С этим не поспоришь.
- Я буду рад потом взглянуть на химер-защитников твоего дома поближе, - тихо проговорил Гипнос, когда она подняла законченный протез. – Вдруг помогу чем. И есть один рецепт, тоже может оказаться полезным… я покажу.
Хотя бы это он должен был сделать для обитателей этого дома.
Коррин подошла к нему с готовой рукой, и Гипнос повернулся к ней правым плечом, помогая приладить протез. Ее дыхание шевельнуло волосы у него на виске, когда она наклонилась. Почему-то это заставило сердце забиться чуть быстрее, хотя ничего такого в этом движении не было. Ничего такого…
- Спасибо, - Полумертвый поднял на нее глаза и успел заметить, как она погасила ответный пристальный, изучающий взгляд под длинными ресницами. Провел по починенному протезу рукой. – Я твой должник, хотя и немногим сейчас могу тебя отблагодарить.
И то, что она принимала это без напускного смущения, кокетства или отнекивания, тоже ему понравилось.

Старик Брин хоть и выглядел таким старым, будто в Бездне уже заждались его душу, оказался мастером немногословным и стоящим. Осмотрев костяной протез, он одобрительно буркнул что-то и наклонился над ним сам, заново активируя руны Камелии, замыкая сложную магическую сеть. Гипнос стиснул зубы от короткой вспышки боли, когда вновь ощутил протез как часть собственного тела – затем осторожно вытянул вперед правую руку. Медленно согнул в локте, повращал запястьем, сжал пальцы в кулак.
Рука слушалась безукоризненно.
- Я очень вам благодарен, - повторил Гипнос, обращаясь к артефактору, но тот лишь снова издал неопределенный звук, а потом внезапно заговорил по-человечески:
- Я не ошибусь, если предположу, что его делали в Анейроте? И что в нем чувствуется женская рука?
Гипнос пристально посмотрел на старика. Он не хотел называть имя Камелии, пока не знал точно, чем это может обернуться, но и лгать тоже не было смысла – тем более, что проницательный дед, кажется, и так догадался.
- Да, - коротко отозвался он.
Брин снова удовлетворенно хмыкнул, поклонился Коррин и ее гостю и направился по своим делам.

Вилран спал.
Когда они, наконец, спустились в лабораторные комнаты, как их называла Коррин (Гипнос упорно звал их «подвалом», поскольку они и походили, скорее, на подвал), Полумертвый едва сдерживал тревожное нетерпение. Но Вилран, утомленный борьбой с болью, с Ключом, с чумой, с собственной кровожадной сущностью, спал в окружении куриных костей. К уголкам его рта пристали обрывки пуха, и Гипнос решил его не будить.
- Он очень силен, - тихо проговорил он, глядя на брата сквозь решетку, - но он уже сопротивляется Ключу дольше, чем все прочие подопытные, которых брал Культ. Я боюсь, что его силы на исходе – и наше время тоже.
Он заставил себя оторвать взгляд от Вилрана и обернулся к девушке.
- Здесь, в Лейдере, я оставил двоих спутников, когда мы с Вилраном пошли искать помощь. Одна из них – беременная женщина… – Гипнос помолчал. – А второй – маг из Пантендора, многое знающий о Ковене ведьм. Я бы хотел разыскать их и убедиться, что они целы. Могу я попросить у тебя план города? Я не уверен, что без него найду дорогу.

Отредактировано Гипнос (2020-06-30 19:14:33)

+2

14

Беннатор наблюдал за братом, через небольшое окошко в глухой двери, а Коррин наблюдала за ним самим. Вернее за его протезом по большей части. Непонятное чувство кольнуло некромантку, когда Брин сказал, что сделала этот артефакт женщина - почему-то внутреннему взору предстала именно молодая особа, хотя мастер такого умения должен быть если не стар, как коряга Росс, то быть уже в уважительных летах. И уж тем более непонятным было, почему все это вообще вдруг возымело значение. Артефактор всего лишь артефактор.
   Рука была эстетически хороша и как нельзя лучше шла беловолосому Гипносу. Было даже жаль, что основная часть её скрывается за массой ткани. Связанная с живым разумом она она была изящнее в жестах и точнее в работе, чем руки оживленного мертвеца, которых за свою жизнь юная Оррван повидала изрядное количество. Интересно, как ощущалось прикосновение таких костяных пальцев?..
   Коррин поджала губы, поймав себя на том, что слишком долго думает вовсе не о том, о чем следовало, и опустила руку, которой бессознательно поглаживала шею под ровным срезом волос. Её собеседник пребывал в совершенно ином настроении - чёрной меланхолии, и за себя, удивительным образом, переживал гораздо меньше, чем за того, кто находился по ту сторону двери. Неожиданное свойство души для некроманта.
   - Я видела несколько воскрешенных, но они совсем не были похожи на твоего брата - не обладали даже долей его способностей, оставаясь обычными людьми, - подметила Оррван. - Как вышло, что он получил такую силу? Чем отличался ритуал?
   Пристальный взгляд не отпускал бледного лица Беннатора.
   - Похоже ему мало цыплят для восстановления. Что подойдёт лучше? Человеческая жизнь? Он же именно жизнь поглощает через плоть, продлевая свою собственную, верно? - Коррин задала эти вопросы совершенно спокойно, с той некромантской холодностью, с какой темные маги из века в век отправляли к своему безымянному богу души. Она прислонилась к одному из рабочих столов поясницей и уперлась в край массивной столешницы ладонями. Взгляд некромантку не менялся, пока Гипнос не упомянул беременную женщину, которую требовалось забрать откуда-то с улицы. Неясное и мутно-неприятное чувство вновь поднялось от самого сердца. Беннатор гостил в доме всего пол дня, а Коррин уже приходилось делить его с целой толпой спутников, о которых он пекся. О запасах её дома он вот не думал.
   - Хочешь притащить их в мой дом, верно? - акропский магистр этого вовсе не говорил, но Оррван успела подумать за него и сделать свои выводы. - И хочешь потащится за ними в город один? Сломать шею или хуже того протез над которым я трудились все утро?
   Коррин нахмурилась и недовольно поморщилась, резко отстраняясь от стола.
   - Я пойду с тобой! - объявила она. - Я знаю город лучше многих карт.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]___[/sign]

+2

15

— Я видела несколько воскрешенных, но они совсем не были похожи на твоего брата — не обладали даже долей его способностей, оставаясь обычными людьми. Как вышло, что он получил такую силу? Чем отличался ритуал?
Гипнос ответил не сразу.
- Он - Беннатор, - наконец, отозвался он, не зная, как еще объяснить это, чтобы было понятно. - Он - мой брат. Беннаторы приходят в мир парами...
Как вообще можно было объяснить это кому-то, кто не являлся Беннатором? Кто не знает, каково это - чувствовать неразрывную связь с близнецом, такую же естественную, как связь с собственным телом и разумом? Об их роде ходили странные слухи и домыслы и, как минимум, половина из них была правдой.
Не подобрав нужных объяснений прямо сейчас, он заметил только, как внезапно помрачнело лицо Коррин, стоило ему только сказать о необходимой вылазке.
— Хочешь притащить их в мой дом, верно?
- Да нет, я... - растерянно пробормотал Гипнос и умолк. А и в самом деле: он заявится к Джеду и Ровенне и скажет: я, мол, нашел для себя и Вилрана хороший и защищенный дом, а вы оставайтесь в подвале? Вообще-то да, это было бы справедливо для них обоих, но...
— И хочешь потащиться за ними в город один? Сломать шею или хуже того протез над которым я трудились все утро?
- Да нет же! - нахмурился Полумертвый. Он не считал себя тем, кто совсем уж не сможет отбиться, если на него нападет кто-то из местных, и неожиданно сердитый тон Коррин его обескуражил. Впрочем, ее дальнейшие слова обескуражили его еще сильнее.
— Я пойду с тобой! Я знаю город лучше многих карт.
- Ты? Нет, нет! - Гипнос полностью развернулся к ней и столкнулся с решительным, суровым взглядом серых глаз - почти таких же светлых, как и у него самого. - Тебе вовсе незачем рисковать собой. Ты и так уже много для меня сделала, и ты защищаешь собственный дом! Тебе вовсе ни к чему...

Ну разумеется, юная Оррван не вняла его доводам.
Собрались они быстро - Коррин вообще была легка на подъем, и принимала решения стремительно и безоговорочно. Хорошее качество даже для дочери Магистра, не говоря уже о дочери простого ученого.
Впрочем, Гипнос не мог не признать: он был благодарен ей за компанию и даже рад, что она пошла с ним. В сером утреннем свете Лейдер уже не выглядел пугающим чудовищем, как накануне. Дождь еще моросил, с крыш капало, по улицам разливались лужи. Полумертвый не вспомнил бы, по каким дорогам они шли ночью, и как вообще нашли дом Оррвана. Хотя им подсказал кто-то из учеников в таверне.
Учеников...
- Слушай, а ты знаешь парня по имени Оливер Шоу? - поинтересовался Гипнос у девушки. - Он приезжал в Акропос весной по поручению твоего отца. Он... добрался обратно?

Отредактировано Гипнос (2020-07-03 12:01:49)

+1

16

Коррин сама до конца не понимала почему идет сейчас рядом с Беннатором по городу, раздираемому уличными сражениями, грабежами и разбоем. В родном особняке было в разы безопаснее, и не то чтобы ей так уж хотелось пройтись по Лейдеру… Но отпускать Гипноса одного тоже виделось неправильным, и не потому что он не мог о себе позаботиться, некромантка у собственных ворот видела, что мог, а потому что не хотелось. Глупое чувство. Но проводник акропскому магистру в новом для него городе действительно был нужен, и можно было бы послать слугу, но вот он то как раз постоять за себя не смог бы, и Коррин рисковала остаться без наколотых дров, вычищенного двора, наношенной из колодца воды и много чего еще. Немыслемо! Найдя в этой мысли логику и успокоение, Оррван больше не возвращалась к этому. За домом вполне мог несколько часов присмотреть Брин, в распоряжении которого оставались магические ловушки и костяной голем.
   Какое-то время они шли с Гипносом молча бок о бок, и эта тишина вовсе не казалась Коррин напряженной. Мерзотный мелкий дождь моросил из серых небес в продолжение ночного ливня, и и отовсюду капало, плюхало, журчало. Коррин куталась в короткополый черный плащ с капюшоном и ловко перескакивала через лужи с одного выступающего камня мостовой на другой. Лейдер стоял опустошенным, полумертвым - никто лишний раз не выходил на улицы. Ни открытых лавок, ни питеен, всюду виднелись следы погромов и применения магии, а где-то просто пожара. Лишь мокрые крысы вольготно сновали от дома к дому, ища чем бы поживиться. Однако безлюдье было обманчивым, и из мертвых глазниц окон или пробоен в стенах, можно было ощутить на себе взгляд незримых жителей научной столицы. Простые люди, стиснутые с одной стороны некромантами, а с другой ведьмами винили в своем положении обе стороны одинаково, не жаловали на своих улицах, но и не связывались лишний раз, пока совсем не приперало.
   Беннатор заговорил первым, совершенно неожиданно вспомнив Шоу, о котором давно уже в академии никто не слышал. Хотя никто внимания на него не обращал даже при его наличии. Коррин запомнила его только потому, что он выслуживался перед отцом, часто убирал его лабораторию, носился с поручениями. Рохля и серость. С ним даже поговорить толком не получалось - язык у парня не ворочался, а из рук все валилось.
   - Нет, - непринужденно ответила некромантка на вопрос, перескакивая через очередную лужу. - Он так и не вернулся, только его приятель. Сказал, что расстался с Шоу в Атропосе, тот будто бы выкрал все деньги и сбежал. Но я ему не верю, Ларс наверняка все прогулял сам. Мы с отцом сначала думали, что он и Шоу пропил, но потом от тебя пришло письмо, что Оливер добрался до Акропоса и набедокурил там. Что он сделал то хоть? Споткнулся и свернул все с полок? Мне он как-то раз залил книгу растворителем, а еще свалился, запутавшись в мантии, и поломал скелет кошки, который я собирала. Чуть не убила его тогда. Мы решили, что и ты сделал так же.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]___[/sign]

+2

17

- Так он не вернулся? – Гипнос на несколько мгновений замолчал, вспоминая нескладного, забитого паренька, так неожиданно просиявшего при виде его лаборатории, и так резко и внезапно изменившегося после. – Я был очень зол на него. То создание, о котором я писал в письмах к твоему отцу – Оливер Шоу уничтожил его.
Он даже приостановился – так живо предстало перед глазами странно-отрешенное лицо Шоу, его черные, затягивающие глаза.
- С ним что-то случилось в лаборатории, я так до конца и не понял. Создание – оно было мертвым, клянусь! – вдруг ожило и набросилось на Шоу. А потом все случилось так быстро… Я почти ничего не понял. Шоу уничтожил его одним прикосновением, просто вытянул из него все силы, я бы и сам не сумел сделать это так быстро. И после он говорил так, словно вообще не был собой – снисходительно, высокомерно… Я решил, что он повредился рассудком, обозлился и велел выгнать его, раз он уничтожил мой эксперимент, над которым я работал несколько месяцев. А он, значит, погиб где-то по дороге…
Что ж. Жаль, но на дорогах Акропоса гибли десятки путешественников, а в разгоревшейся после войне – и сотни.
Он посмотрел на Коррин, но девушка, похоже, была невысокого мнения о способностях Шоу. Ну… и ладно.
- О, а это место я помню, - сощурился Гипнос, когда впереди показался трактир, в котором они накануне встретили зеленоволосого пьяного ученика, подсказавшего им дорогу. – Мы проходили здесь вчера! Значит, уже не очень далеко…
Он перескочил через разлившуюся грязную лужу, а затем – прежде, чем успел задуматься над своими действиями, – протянул костяную руку Коррин, чтобы помочь ей перебраться. Не то чтобы она вообще нуждалась в помощи, но как странно: ему никогда прежде не приходилось кому-то помогать. Гораздо чаще в помощи со стороны нуждался сам Гипнос, немощный и слабый калека. Это ему приходилось подавать руку, помогать вставать, переводить через опасные места. Это его нужно было защищать, а сейчас он, несмотря на истекающие сроки собственной жизни, чувствовал себя в состоянии сам кого-то защитить.
Такие ощущения были в новинку.
- Что ты… вообще знаешь про наш род? Про Беннаторов? – осторожно спросил Полумертвый у своей спутницы. Знала ли она про то, каким он был прежде? А если знала – то что? Ему ведь еще придется объяснять, кто такая Ровенна, и что связывает их всех троих, беловолосых, так похожих между собой. От него не укрылось, как помрачнела девушка при упоминании о какой-то беременной. Ей просто не нравились беременные сами по себе или беременные в ее личном поместье? Как бы он ни относился к Ровенне, пока она носит будущее поколение Беннаторов, пока ее любит Вилран, ему придется позаботиться о том, чтобы она хотя бы была жива.

Отредактировано Гипнос (2020-07-05 11:45:52)

+2

18

- Даже мертвые не могут вынести Шоу, - пошутила Коррин, однако улыбка возникла на ее губах и тут же пропала - Гипнос явно был не в том расположении духа, а тема уничтоженной работы не позабавила бы и ее саму. - Прости. Испорченная работа - это всегда неприятно, особенно если ты возлагал на нее особые надежды. Но высокомерие и Шоу… Не могу себе представить. Он всегда мямлей был, а уж магического таланта в нем и вовсе крохи. Он бы скорее в штаны наделал, если бы на него кто-то кинулся, даже живой. Жалкий был некромант. Но если ты хотел его найти и отомстить, то мироздание с этим уже справилось.
   Судьба Шоу нисколько не интересовала юную Оррван, она о нем даже не вспоминала до сегодняшнего дня. С той поры конфликт в Лейдере унес более достойных магов и был в разы насущнее одной чьей-то жизни, а потому разговор схлынул сам собой. Беннатор попутно увидел знакомые строения, и Коррии лишь убедилась, что верно поняла по его описаниям, какой дом Гипнос имел ввиду.
   - Надеюсь твои друзья остались сидеть на одном месте и к ним никто не нагрянул, - озвучила свои мрачные опасения некромантка, хотя никакого беспокойства за судьбу неизвестных ей людей не испытывала, особенно беременных женщин. И если их вдруг ночью затопило в подвале, съели местные, или они ушли погулять и заблудились, то так было бы даже лучше - на такое количество жильцов припасы ее дома рассчитаны не были. И все же… в помощи она не отказывала, забыв о скупости тут же, как ей подали руку. Оррван охотно протянула свою, принимая помощь, и некоторое время после не отпускала костяные пальцы Гипноса. Возникшее неудобство она непринужденно развенчала фразой: “Хорошо все-таки работает!”, и довольно улыбнулась некроманту. Проделанной работой Коррин действительно гордилась, как новой игрушкой, хоть и не собрала ее сама с нуля, но отреставрировала, подарив предмету новую жизнь.
   - Беннаторы? - немного удивилась она неожиданному вопросу и немного задумалась, вороша в памяти все, что когда-либо слышала о правителях Близнецов. - Признаться меня мало интересовали правящие дома других городов. Я слышала, наверно, то же что и большинство: что вы беловолосы, неестественно много плодитесь, в том числе близнецами, и то, что акропская половина вашего рода загнивает, - Коррин совсем не смутило, что говорит она это прямому наследнику Акропоса. Но он же хотел услышать о ее познаниях? И некромантка спокойно ими делилась, тем ровным тоном, каким говорят о вещах обыденных. - У нас здесь говорили, что Акропос вскоре перестанет существовать сам по себе - все нормальные маги уедут из него и запустение, и дикие мертвецы - неизбежное его будущее. Говорили, что ты чудовище, и твой отец прячет тебя в башне, приводит тебе жертв, - Оррван усмехнулась. - Про меня иногда тоже так говорят. Но в общем-то все. Разве что еще связь с Культом, которую вам приписывают последние месяцы. Но вижу, это не так уж необосновано.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]___[/sign]

+1

19

Гипнос не сводил с девушки пытливого, пристального взгляда. Его практически всю жизнь называли чудовищем, а с момента той неудачливой помолвки слухи о загнивающем Акропосе и его жутком наследнике только усугубились. И почему-то даже сейчас, имея возможность свободно передвигаться и не страдать от уродства, Полумертвый был рад, что дочь Оррвана слышала не все, а то, что слышала - подвергла своей обычной критике.
- Ну, в целом, практически все, что ты слышала - правда, - он невольно улыбнулся, отвечая на ее лукавую усмешку. - Хотя я до сих пор верю, что Акропос можно было бы сделать влиятельным и процветающим городом, если очистить его от мертвецов и последствий войны. Но в том, что касается нас с братом и связи между Беннаторами, слухи немного неточны. Понимаешь, дело в...
Он внезапно умолк - резко, словно напоролся на стену. Посерьезнел. Осторожно, внимательно огляделся по сторонам.
Они были уже совсем недалеко от того дома, где Гипнос оставил Ровенну и Джеда - он уже узнавал этот район, - когда странное, ни с чем не сравнимое ощущение чужой волшбы накрыло улицу. Ощущение было разом и знакомым - Гипнос определенно сталкивался с подобной магией прежде - и незнакомым одновременно. Более сильным. Более тяжелым - словно удушливый аромат маковых полей в Пантендоре.
Их было трое - две женщины и мужчина, хотя прежде Полумертвый никогда не слышал, чтобы среди ведьм были мужчины. Все трое - неприметно одетые, и на первый взгляд практически неотличимые от обычных горожан, но ошибки быть не могло.
Они заметили двоих некромантов почти одновременно с тем, как Гипнос и Коррин сами заметили их. Более старшая из женщин осталась колдовать - она чертила что-то на земле, полностью погруженная в процесс, - а более молодая и мужчина разом, как по команде, повернулись к ним.
- Коррин... - тихо выдохнул Гипнос и сделал невольное движение, чтобы защитить девушку.
Какие-то пару мгновений он еще наивно надеялся, что боевого столкновения удастся избежать - это же глупо, лично он вообще не собирался враждовать с ведьмами, и вообще второй день в этом городе, а Коррин вообще не желала ничего, кроме как собственного безопасного дома! - но эти надежды разбились сразу же, как молодая ведьма, более порывистая и импульсивная, нанесла первый удар.
Воздух вокруг двоих некромантов сгустился, словно перед грозой, стал душным и тяжелым. Гипнос, в последний момент сообразивший, что сейчас произойдет, бросил псионический щит на себя и Коррин, надеясь, что ментальных заклинаний от некромантов ведьмы ожидали все же меньше.
И когда ударила молния, они с Коррин, не сговариваясь, метнулись в разные стороны, мешая противникам целиться.

+1

20

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Коррин кастует заклинание[/dice]

Отредактировано Оливер (Вчера 12:23:41)

0

21

- Если Культ ищет Ключи и у него действительно есть огромная армия, то процветающих городов вскоре не останется вовсе, - вставила свое горькое слово Коррин. Ее немного забавляло, что Гипнос, который так переживал о том, что никто не видит его самого за его телом, сам же выставлял вперед себя магистерский род. Оррван было откровенно все равно из какой семьи он происходил, процветал или загнивал Акропос, Беннатор интересовал ее сам по себе, здесь и сейчас. Его прошлое было только его прошлым и некромантка не претендовала на него и не лезла в него. Кто-то мог бы назвать это равнодушием, но для самой Коррин это было уважением границ. Может быть там в Акропосе Гипноса считали монстром, но сейчас гораздо больше монстра напоминал его младший брат, и все же некромант точно бы пытался оправдаться за слухи, хотя никто в них носом не тыкал.
   Коррин приготовилась выслушать разъяснения, но свернув на очередную улочку они буквально лоб в лоб столкнулись с группой ведьм. Те очевидно подготавливали здесь один из своих ритуалов: территории подконтрольные ведьмам были усыпаны печатями, заговорены или прокляты, и соваться туда было себе дороже. Но улица, на которую вышли они с Гипносом не принадлежала Ковену. До сегодняшнего дня. Тем ни менее вмешиваться некромантка не думала, она хотела медленно отступить и сделать вид, что ничего не было, но самая вспыльчивая из ведьм атаковала не спрашивая. Заклинание во всех смыслах оказалось молниеносным. Оррван никогда ранее не участвовала в боях, но внутренний инстинкт подсказывал, что оставаться на одном месте небезопасно и она метнулась в сторону, за угол дома. Коррин успела почувствовать, как магический щит окружил ее, о котором она даже не подумала перед лицом опасности, а затем как он пропустил через себя остаточный заряд от удара молнии - дождевая вода обильно разлитая по улицам, проводила через себя часть небесной энергии, которая при иных обстоятельствах ушла бы просто в землю. Стоило позже сказать Беннатору спасибо, ведь без его заклинания, даже увернувшись от атаки, она получила бы разряд через лужи и мокрые сапоги. Прижавшись к стене, некромантка перевела дух. Сердце колотилось бешено, капюшон спал с ее головы и она искоса глянула как там Гипнос. Заговоры ведьм никогда не были быстрыми, и в этом они проигрывали некромантам, но сейчас их колдовство медленным совсем не показалось. Может быть заклинание было подготовленным? Тогда времени терять не стоило.
   Коррин решительно выступила из-за угла, намереваясь переломать кости своим обнаглевшим противникам, но те оказались умнеее. Вместо того чтобы долбить в магический щит, прикрывавший магов, они пытались теперь сковать и обездвижить. Оррван еще не успела сосредоточится на своей цели, как земляные оковы оплели ее, не давая пошевелиться, сжимаясь все крепче и магический щит трещал под ними, вбирая тот небольшой урон, который должен был прийтись на кожу.
   - Гипнос, осторожнее!
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]___[/sign]

+1

22

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Атака ведьм[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 15 | reason = Гипнос кастует ответную атаку[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 15 | reason = спасать Коррин[/dice]

Отредактировано Гипнос (Сегодня 11:17:13)

0

23

Эти ведьмы были удивительно сильны. Подозрительно сильны.
Первую их атаку молнией щит Гипноса поглотил - некромант успел заметить, как Коррин бросилась в другую сторону от него, за угол дома, и щит на ней искрился от проходящей через него энергии. Мужчина-ведьмак метнулся за ней - аура его была тяжелой, землистой, и очень мощной для достаточно молодого человека. Какая-то часть разума Полумертвого отметила этот факт, но обдумывать его времени не было: Гипнос попытался помешать ведьмаку, но на его пути вновь встала девчонка.
Она, похоже, наслаждалась собственной силой: на ее лице сияла улыбка, длинные распущенные волосы рвануло магическим ветром, и Гипнос метнул в нее сгусток тьмы, надеясь отвлечь и сбить ее заклинание - одновременно с тем, как ведьма завершила свое.
На этот раз это было похоже на тончайшие ветряные лезвия, рассекающие и воздух, и плоть. Щит некроманта выдержал три таких "росчерка" - и истаял, а на плече Полумертвого вспух глубокий кровоточащий порез. Гипнос скрежетнул зубами и прижался к стене соседнего дома: его атака дошла до ведьмы, но натолкнулась на ее собственную защиту и не пробила ее.
Старшая из женщин до сих пор не обращала внимания на происходящее, продолжая чертить сложный, многогранный рисунок - ее губы быстро шевелились, шепча какой-то наговор. Девчонка поспешно обегала дом, пытаясь вновь добраться до некроманта, и Гипнос двинулся вбок, огибая угол.
Когда наконец увидел Коррин и ведьмака.
Мужчина стоял, крепко уперевшись ногами в землю, не сводя с дочери Оррвана торжествующего взгляда: он давил на Коррин земляными путами, и щит уже не мог сдерживать их.
— Гипнос, осторожнее!
Но некромант уже ударил - не по земляным тискам, сдавливавшим девушку, но по самому заклинателю, и вложил в этот удар всю свою внезапно нахлынувшую злость: колдун, сожри его Бездна, напал на единственного человека в этом городе, который был добр к нему и к Вилрану...
Черные, усеянные мелкими шипами побеги внезапно оплели руки ведьмака, впиваясь в кожу, разрывая плоть, пытаясь укорениться и прорасти внутри тела. Мужчина застонал от боли, заплясал безумный танец, пытаясь сорвать и сбросить их с себя, но крупный побег плюща, словно лезвие, ввинтился ему в живот, и стон сменился истошным криком.
- Сдохни... сдохни, сволочь! - прошипел Гипнос, сжимая кулак. Где-то за его спиной завизжала подоспевшая девчонка, в ужасе уставившись на то, во что превращался ее спутник: черные побеги плюща с кровавыми брызгами высунулись у него изо рта, прорастали сквозь глазницы, вспухали узорами прямо под кожей. Прежде Полумертвому доводилось пробовать это заклятье, но оно всегда требовало от него слишком сильной концентрации - теперь же, опьяненный собственной яростью, Гипнос проделал все идеально.
Путы, давившие на Коррин, рассыпались пылью и мелкой каменной крошкой. Разорванный изнутри ведьмак повалился на колени - кровь хлестала у него изо рта и из множества ран, нанесенных шипами мертвого растения.
- Бельгор! - девчонка-ведьма рванулась было к нему, но ее схватила за руку неожиданно встрепенувшаяся старшая наставница, прервавшая свой транс:
- Нет, назад! Уходим...

+1

24

Коррин чувствовала себя беспомощно. Она все еще могла колдовать, но не могла никак сконцентрироваться: близость противника, оковы и общее волнение не давали ей сосредоточится на происходящем. Оррван не паниковала, но была абсолютно растерянной в боевой ситуации, вовсе не походя на ту девушку, которая встретила Беннаторов у ворот дома. В особняке она была на своей территории, у нее были химеры, множество заготовленных ловушек, даже целый голем, а здесь некромантка была лишь студенткой, которая никогда никого не убивала сама, и никогда ни с кем сама не сражалась. Досада ворочалась в душе. Сама о себе она была гораздо лучшего мнения, а теперь… что подумает о ней Гипнос? Что у нее ничего не под контролем, а вся ее важность, как защитницы дома, пыль и пустозвонство, ставшие очевидными в первой же настоящей схватке. Справится ли он один с тремя противниками?
   Но, несмотря на мысли перемешанные с виной и жалостью к себе, на торжествующего колдуна она смотрела зло и гордо. Земляные оковы причиняли небольшой урон, но после молнии щит истончался даже от такого воздействия. Нужно было собраться, атаковать или поставить новый щит, но Коррин не знала что в такой ситуации будет лучше. Ведьмак, похоже, собирался приконьчить ее следующим ударом, но заклинание настигло его самого. Заклинание изощренное и жестокое. Черный плющ извивался и прорастал в живом теле колдуна, причиняя боль, которую Оррван даже не могла бы представить - затянувшаяся и мучительная смерть, которая зло порадовала некромантку. Теперь торжествующая ухмылка появилась на ее собственном лице. Оковы спали и Коррин, не удержавшись, упала на колени в грязь и сырость злополучной улочки. Кровь, истекавшая из поверженного ведьмака, смешивалась с дождевой водой и раскрашивала серую мостовую.
   - Крысиный помет! - от души выссказалась некромантка, поднимаясь на ноги и готовясь продолжать бой, но ведьмы вдруг отступили: старшая из них утянула в переулок младшую, и Коррин испытала облегчение. Ранена она не была, но душевно оказалась не готова биться до смерти. Ни за что по сути. А вот Гипнос… показал себя впечатляющим магом. Весь его облик, всклокоченный, разгневанный, с разметавшимися белыми волосами был в своем роде красив для девичьего сердца, и Коррин находила в нем эстетику даже посреди мерзотной погоды и смертельных осбстоятельств, а может они были лучшим фоном для Магистра.
   - Пусть убегают, - проговорила некромантка, подходя к Беннатору, и бесцеремонно потянула руки к его ране, касаясь пальцами и заклинанием. Корка льда запечатала кровь, усмиряя боль холодом. Но отстраняться Оррван не торопилась, бессовестно пользуясь ситуацией, чтобы побыть в близости.
   - Мы можем попробовать допросить его дух, - вкрадчивым шепотом произнесла она, точно бы ведьмы все еще прятались где-то за углом и могли услышать их. - Мы знаем его имя - Бельгор. Но магия духа дается мне хуже, чем повелевание плотью… А ты… сильный маг. Я могу его поднять, и он сам дойдет вместе с нами до моего дома, а там мы выведаем у него о ведьмах.
   Коррин улыбнулась.   
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/627/573676.jpg[/icon][nick]Коррин[/nick][status]плотоядная лань[/status][sign]___[/sign]

+1

25

Гипнос хотел их догнать и убить. Правда, хотел.
Он все еще был разгорячен и зол, и кровавое убийство ведьмака только подстегивало действовать. Он даже сделал пару шагов вслед за ведьмами, когда Коррин, выбравшаяся из каменного плена, остановила его:
— Пусть убегают, - она подошла совсем близко, и Гипнос взглянул на нее: бледную, слегка помятую... испуганную.
Эта ее растерянность остудила его гораздо быстрее, чем что-либо другое. Из-за него Коррин потащилась в город, покинув безопасный особняк, и он не смел подвергать ее дальнейшему риску. Не имел права. А ведьмы... да Бездна с ними.
- Да... - выдохнул некромант. Девушка коснулась пальцами его раненого плеча, о котором он совсем забыл в суматохе, и он невольно вздрогнул - не от холода целительного заклятья, а от самого этого прикосновения. Коррин казалась сейчас очень хрупкой, женственной - и невероятно смелой, несмотря на испуг, потихоньку гасший в ее зрачках. - Ты цела?
Гипнос обхватил ее за плечи, торопливо ощупал руки, спину, талию - она не отстранялась, словно рядом с ним ей было безопаснее. Это пьянило больше всякого вина: никто и никогда прежде не видел в нем защитника. Полумертвый привык считать себя слабым и беспомощным, особенно после пленения у Имахира - и то, как сейчас смотрела на него дочь Оррвана, наполняло его какой-то новой, незнакомой прежде силой.
— Мы можем попробовать допросить его дух, - предложила меж тем девушка, развивая свою мысль. Действительно. Быть может, этому Бельгору было известно что-то о том, кто командует этими ведьмами, и чего они хотят. Это помогло бы городу. Это помогло бы... Коррин.
- Хорошая мысль. Как вернемся в особняк, я попробую его призвать, - Гипнос огляделся по сторонам и остановил взгляд на рисунке, который не закончила старшая ведьма. - Подними его, а я пока посмотрю, что там...
Пока истерзанный Бельгор, повинуясь чарам некромантки, медленно вставал с земли, истекая все еще не остывшей кровью, Гипнос присел на корточки возле рисунка. Он не знал, что именно за ритуал хотели совершить ведьмы, но, поднеся руку к линиям, почувствовал чужеродную, странную магию. А еще - дуновение Бездны.
Откуда? Напрямую с силой Безымянного работали только некроманты... насколько он знал. Может, ведьмы открыли какой-то способ черпать из этого источника? Тогда понятно, отчего из чары стали так сильны.
- Посмотри, - Гипнос обернулся к подошедшей Коррин. Оживший мертвец за ее спиной, все еще оплетенный остатками плюща, бессмысленно свесил голову на плечо: глаза его были раздавлены ростками. - Я не очень разбираюсь в ведьминской магии, но здесь ощущается что-то чуждое. Как думаешь, на что это похоже?
Помедлив, чтобы Коррин могла как следует рассмотреть рисунок, он стер несколько черт костяной рукой, окончательно прерывая возможность завершить ритуал. Протез-артефакт впитал часть силы, влитой в рисунок, и костяную ладонь закололо, словно живую - и все же сила действительно была сродни, скорее, некромантам, чем ведьмам.
От уничтожения этого заклинания Гипнос испытал удовлетворение, словно раздавил опасную ядовитую змею. Но кто знает, сколько еще таких ловушек ведьмы чертят по всему Лейдеру, и на что еще они способны?

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [20.09.1082] Книги, вороны, пытливые умы