Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [04.08.1082] Сначала в бой, затем — в могилу


[04.08.1082] Сначала в бой, затем — в могилу

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

- Локация
Альянс, г. Лейдер
- Действующие лица
Оливер, Сайбер, ведьмы ковена
- Описание
предыдущий эпизод[06.07.1082] Совесть и гонорея
Гостеприимство ведьм затянулось. Пока Магистр Лейдера делает всё, чтобы спровоцировать горожан на бунт, ведьмы собирают силы, чтобы нанести удар по верхушке города и захватить власть, а для этого им нужна жертва и силы от Камней.

0

2

О том, что гостеприимство ведьм обернётся огромными проблемами, - они знали ещё до того, как ведьмы потащили их на поверхность.
Всё это время, что Оливер и Сайбер провели под землёй, в паутине из тоннелей, они пытались сбежать, но безрезультатно. Никто не бросил их в темницу за решетку и не приковал цепями к стене. Им даже оставили магию, сносно кормили и поили. Заботились, хотя и не приносили изысканных блюд или питья покрепче воды и настоек из трав. Их держали в той же «комнате», где они сначала были втроём, а теперь оставались наедине. Относительно наедине.
На пространство вокруг наложили какие-то защитные чары, которые не давали ни выйти за пределы комнаты без разрешения ведьм, ни использовать магию. Казалось, что связь с магическим резервом была потерянной, и он не отзывался ни на одно известное заклинание. А, может, дело было в еде и отваре, которыми их потчевали всё это время, хотя никакой сонливости Сайбер после них не ощущала. Голова оставалась удивительно ясной.
И всё же их стерегли. Возле двери – дверного пустого проёма, который даже полотном не закрыли – всегда стояло, по меньшей мере, два мага, которые следили, чтобы гости никуда не сбежали. С Марабарас они почти не виделись. Главная ведьма ковена занималась другими делами, но что-то явно готовилось. Что-то грандиозное.
Все разговоры Оливера и Сайбер прослушивались, а потому переговорить получалось только шепотом и на ухо, тесно сев друг к другу и делая вид, что оба спят, чтобы как-то обсудить, как выбраться или задницы или что на самом деле случилось с Натаном. Вернулся бы за ними студент или натравил бы на ковен людей Магистра, чтобы помочь им, если выжил? Или же его убили за ненадобностью в том самом тоннеле, где их схватили?
Под землёй счёт дней шёл как-то иначе. Сайбер не могла с точностью сказать, сколько вообще прошло времени, и с запозданием подумала, что считать вообще бесполезно. Никаких новостей сверху до них не доходило. Натана тоже не было, да и люди Магистра не шли. Скорей всего знали, что место тут гиблое, а пока ведьмы никому не мешали, то и трогать их не стоило.
Когда Оливера и Сайбер вывели на поверхность, оказалось, что была уже глубокая ночь, а не день, как казалось женщине. Они всё ещё не могли использовать магию, а руки были крепко связаны за спиной верёвками. Впереди шла одна из учениц Марабарас, направляя группу из магов и пятёрки их охранников всё дальше в лес.
Сайбер различила огни между деревьями, когда лес начал редеть и расступаться, открывая вид на гладкую поляну с истоптанной травой настолько, что голая земля казалась крепким голым камнем под ногами. Алифер впервые видела огромные, в два человечески роста, камни. Шесть камней замыкали круг и смотрели в его центр головами тварей, которые узнавала даже Сайбер. Левиафан, мантикора, василиск, кракен, цербер, пожиратель душ. В центре круга, выпирая из земли, торчали два столба, к которым, как понимала Сайбер, привязывали будущую жертву, предварительно заставив её опуститься на колени и позорно припасть к земле, которую вскоре окропит его кровь.
Марабарас была уже здесь. Сбросив с головы капюшон мантии, она обернулась и встретила гостей с той же улыбкой матери, которая рада своим детям.
- Сегодня, благодаря тебе, - она смотрела на Оливера, - мы получим силу, чтобы вернуть себе Лейдер.

арт

https://i.imgur.com/yb5AAis.jpg

[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/ExXhZJL.jpg[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+3

3

Часы перетекали в дни, дни в недели, а недели в месяц. Оливер даже не пытался их считать. Теперь, когда он знал, что древо Зенвула уничтожено и разрастание его магии приостановилось (хотя и не исчезло вовсе), можно было вновь жить в своем ритме, где время не имело никакого значения. Таэрион все ещё рассчитывал вернуть себе тело и избавится от ростков Розы, но теперь не нужно было участвовать с ней в гонке. Безымянный не привык никуда торопиться. Он снова был заперт в четырех стенах, но как и прежде не чувствовал себя пленником. Сайбер подначивала его к побегам - ее свободолюбивая натура не могла сидеть в клетке, - но даже если им удавалось вырваться из комнатки и преодолеть расстояние до входа в туннели, там их неизбежно ловили и отправляли назад. Глупо было прорываться все время одним и тем же путем, но другого они не знали. В конечном итоге некромант все неохотние обсуждал очередной план, рассчитанный исключительно на удачу, ведь все подземелье уже и так знало, что они побегут и знало куда. Повторять раз за разом этот ритуал было бессмысленно, и Таэрион задумался о новом.
   Ведьмы несомненно думали воспользоваться им, как аномалией, и держали у себя жертвенным животным на убой. Они не пытались больше говорить с некромантом, что-то спрашивать или просить, лишь стерегли и кормили. Будь у них иные цели, то наверняка уподобились бы золотоглазым алиферам и использовали Сайбер, как рычаг давления, но они даже не посадили ее куда-то отдельно после череды совместных побегов. Можно было подумать, что им двоим дают возможность иметь какое-то развлечение в виде друг друга перед неизбежной смертью. Наверно это тоже считалось ведьмачьим гостеприимством.
   Таэрион ждал. Если Марабарас планировала убить его, то по своим же заветам, должна будет сделать это рядом с прорехой в Бездну. Но не она одна могла черпать из нее силы, и Оливер готовился, раздумывал над заклинанием, которым бы мог стать Круг. Он было попросил у своих сторожей бумаги и чернил, или чего-то иного, чем можно было бы рисовать, но они лишь посмеялись над ним - не за дураков ли он их держит? Тогда некромант поискал камешки внутри комнатки, которыми бы можно было пошкрябать стены, но ничего толкового из этого не вышло. И бог оставил дух юного Шоу, ослабив влияние на сосуд, отрешился в собственном разуме, просчитывая возможности и раздумывая над ситуацией в целом. После стольких месяцев рядом с Безымянным недавний студент вдруг получил относительную волю, но вместо свободы, почувствовал себя точно бы раздетым и выброшенным. Ему совсем не хотелось оставаться один на один с реальностью в которую его вверг демиург, он не был готов принимать ее также легко, а потому часто метался по комнатке, не зная чем себя занять. И лишь присутствие Сайбер не давало провалиться в глубокое отчаяние. Во время сна, даже если они засыпали на разным матрасах, Шоу все равно переползал к ней под бок, где ему было спокойнее.
   В эти дни он много думал о Натане, с которым, как казалось, начали было складываться осознанные дружеские отношения, но тот исчез из жизни недавнего студента так же вдруг среди перипетий, как Рейн. И по опыту с алиферкой Оливер уже знал, что лучше не питать никаких надежд на спасительную встречу. В былые времена он сам бы побоялся прийти на помощь. Хорошо, если они оба просто живы. В конце концов эту божественную чашу до конца нести лишь ему одному. Однако от этой благородной мысли он лишь крепче прижимался к боку Сайбер. Шоу очень не хотелось, чтобы она погибла из-за него и при этом не хотелось, чтобы она так же куда-то пропала.
   
   В этот день их вывели за город все теми же подземными проходами, в ночь. К этому времени даже Шоу устал бояться собственной смерти, и без всякого бога за душой, уныло глядел на своих провожатых, которые явились на ними. Заметив это движение в череде обыденности, Таэрион поднял голову, возвращая себе полный контроль над сосудом, и шел к Провалу с такой невозмутимой степенностью, будто конвоиров не было вовсе.
   Адепты Ковена шли через лес без огня, хорошо зная дорогу и в этом неторопливом шествии сквозь черные и уродливые тени леса уже была своя мрачная мистичность. Далекие огни, показавшиеся среди редеющих зарослей, поначалу напоминали горящие глаза притаившегося зверя, они разрастались и близились, пока не приняли свои естественные очертания, подсвечивая Круг Камней. Давно Таэрион не видел Пролома. Когда-то здесь плясали первые маги, деревьев не было, а каменные статуи были светлее и острее в деталях - время и природа пожирали их, даже магия исходила от Круга гораздо слабее, чем когда-то была.
   Марабарас лично приветствовала пленников, как дорогих гостей. Все было подготовлено к ритуалу, и не хватало лишь самого главного - жертвы.
   - Чтобы дальше не случилось, не вступай в круг, - наставительно и тихо произнес Оливер для Сайбер, точно бы у нее был сейчас выбор где ей находиться. А после добровольно шагнул навстречу главе Ковена.
   - Не так давно золотоглазый алифер держал меня в клетке, так же как ты, - в своей манере ответил Марабарас некромант. - Я предупредил его, что не все в этом мире можно получить силой и предупреждаю тебя. Моя душа и тело принадлежат Безымянному богу, и, покушаясь на них, вы идете против него. Однако, я не уверен, что вы услышите меня и воспримите это как должно, потому прошу лишь отпустить алиферку. Она не связана с землями Альянса и лишь случайный попутчик.

Отредактировано Оливер (2020-05-27 00:50:04)

+3

4

Сайбер не верила в божественную силу и мощь Оливера, но знала, что он достаточно «чудной», чтобы ведьмы приняли его за удачное подношение Бездне. Она не знала принципов ведьмовской магии, но предполагала, что в ней, как и в обычной магии, существует определённый баланс. У ведьм нет магического резерва, который есть у обычных магов. Они черпают магию напрямую из мира, живя фактически в долгу у Бездны и тех магических камней, который соединяют мир живых и мир мёртвых. В некоторых легендах и сказаниях говорится, что такие места силы – это отражение таких же камней силы в Бездне, что в мир живых из подземного мира выпирают лишь пики зачарованных гор.
- Зачем он вам? – Сайбер понимала, что никто не будет её слушать, но не могла молча стоять и ждать, пока Оливеру на её глазах перережут горло. – Он просто некромант. Мальчишка, который начитался умных книжек своего учителя и просто мелет языком, чтобы казаться взрослым.
Если бы это было так, то ведьмы не тащили бы Оливера в круг.
В глубине души Сайбер понимала, что ведьмы рассмотрели в некроманте то, что до них видел Бальдо. То, что смогло напугать мертвеца, связанного с проклятым древом Зенвула. Это что-то напугало ульвийскую богиню, запертую в городе-призраке. Но что могло напугать её? Что настолько опасно, чтобы пытаться бросить все силы на его уничтожение?
Теперь же ведьмы пытались воспользоваться им и его силой.
- Мы должны восстановить баланс, - так же легко, словно говорила не об убийстве, Марабарас отвечала на вопрос Сайбер, и не думая прислушиваться к ней или к Оливеру и его угрозам.
Ведьмы завели его в круг, но не применяли грубой силы, чтобы склонить некроманта.
Семь ведьм, ровно по количеству камней, вошли в круг, занимая своё место напротив одной из магических тварей. Лицо каждой, разукрашенное не то кровью, не то краской, имело в себе черты внешности того зверя, которого ведьма олицетворяла. Марабарас стояла в центре круга, за спиной Оливера. Воздев руки, она начала читать заклинание, и вслед за ней, вторя громким эхом, начали читать заклинание остальные ведьмы.
Магия, которая выплеснулась в мир, и была теми руками, которые заставили Оливера склонить колени под давлением.
Из земли потянулись древесные путы, оплетая два каменных столба, а после – руки некроманта, грубо сковывая его и растягивая на земле.
Продолжая зачитывать заклинание, Марабарас занесла над некромантом кинжал, но не для того, чтобы прямо сейчас оборвать его жизнь. Нет, сначала жертве положено мучиться, пока острое лезвие вырезает на его теле ритуальные символы. По одному на каждый ритуальный камень. Спина, грудь, плечи, ладони, лоб. Ведьма начинала со спины и рук.
Сайбер дёрнулась, но маги, державшие её за пределами круга, не давали ей как-то помочь Оливеру. Она пыталась призвать свою магию, но не могла воспользоваться ни крыльями, ни маной.
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/ExXhZJL.jpg[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+3

5

Как Оливер пытался выгородить Сайбер, так Сайбер заступалась за него, вот только их обоих не собирались слушать. Все слова, будь они угрозами или мольбами, оставались для ведьм овечьим блеянием, в которое никогда не вслушивается мясник, занося свой нож. И все же, даже за эту пустую попытку юный Шоу был в душе благодарен алиферке. Он последний раз взглянул на нее с молчаливой признательностью, и спокойно шагнул в круг, ведомый ведьмами, более не оборачиваясь. И с каждым шагом все меньше живого огня было в его глазах и все больше мертвой отстраненности. Душе студента со всеми его эмоциями и мыслями сейчас было не место здесь, и Таэрион погасил его сознание в непроглядной темноте. Все человеческое будет только мешать.
   С некроманта стащили рубаху, обнажив иссушенное всеми злоключениями тело, с выпирающими ребрами и ключицами, с темными полосами шрамов на запястьях. Стало ощутимо прохладно, но Безымянный не обратил особого внимания на это неудобство. Он бесстрастно наблюдал, как разрисованные ведьмы занимают свои места под зубьями камней, как тени от огней пляшут на их лицах, оживляя звериные маски, точно бы вновь стоял перед первыми магами тысячу лет назад. Тогда он увидел в них огромный потенциал, теперь же не видел ничего, кроме помехи на своем пути. А они не видели его...
    Таэрион спокойно стоял, когда послышались первые магические слова, чувствуя, как подернулась граница Провала в Бездну, как первые еще слабые потоки энергий заскользили в пределах Круга, пробуждая землю под ним и сам воздух вокруг. И тогда смертный сосуд согнулся под ними - хрупкая, ничтожная плоть. Древесные оковы, царапая кожу, выворачивая суставы, обхватили тонкие руки Оливера, заставляя его пригнуться к земле еще ниже, так, что теперь он едва ли мог видеть само действо, если не вскидывать вверх голову. Лишь вытоптанная черная земля была перед ним. Но он не рвался - было еще рано. Пролом в мир Теней должен был открыться достаточно свободно, а для этого Безымянный выдержал первые кровавые символы, которые Марабарас старательно высекала острием клинка на бледной коже. Бог принимал боль отстраненно, а вот чувствительное к ней тело выгибалось и напрягалось от каждого режущего движения. Эхо голосов звучало все громче, горячая кровь сбегала по захолодевшим бокам и плечам некроманта, мерно капая на землю, и Бездна потянулась к нему. У Таэриона было немного времени в тот момент, когда Марабарас потребуется обойти его, чтобы продолжить резать магические символы для своего заклинания, в то время как богу было достаточно просто открытых Врат. Он и без глаз сейчас ощущал границы Круга, каждый его элемент, и потянул магические потоки к себе, не пытаясь переплести их. Его сосуд буквально болтался меж двух миров, служа проводником для темной энергии. Лишь бы выдержал…
   Как когда-то он продемонстрировал Сайбер, что некроманты могут не только забирать чужую силу, но и передавать свою, так и теперь попытался перенаправить чистую магию из Бездны в Круг, а от него каждому, кто был в нем, опережая завершение ведьмовского заклинания. На теперешний взгляд Таэриона это было достаточно иронично: желать силы и получить ее в полной мере.

+3

6

Дайсы

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Оливер делится магией с ведьмами.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Оливер делится магией с ведьмами.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Оливер делится магией с ведьмами.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Оливер делится магией с ведьмами.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Оливер делится магией с ведьмами.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Оливер делится магией с ведьмами.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Оливер делится магией с ведьмами.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Оливер делится магией с ведьмами.[/dice]

0

7

Ведьмы ждали этого дня слишком долго, чтобы быстро сдаться и отступить, когда магическая аномалия сама попала к ним в руки. Они понимали все риски, связанные с ритуалами – жертва получала в руки магию и силу, хоть и ненадолго, но этого времени иногда хватало, чтобы успеть причинить вред ведьмам или попытаться сбежать. Чаще всего жертву опаивали перед ритуалом, чтобы она был в полусознании, когда её начнут резать и драть на части магией, но каждый раз ритуал шёл как-то не так и от этой затеи отказались.
От Оливера они ждали какого-то неприятного подарка, поэтому держали Сайбер поблизости на тот случай, если студент возомнит себя богом, и решит бросить вызов восьмёрке ведьм и охраняющим священный круг магам.
Удар пришёл из самой Бездны.
То, что должно было прийти в мир смертных из-за Грани и напитать источник Силы магией, наделив Круг большей властью, влилось напрямую в тела ведьм. Женщины, которые привыкли черпать магию из мира не напрямую, а от Источника, служившего им магическим резервом, не могли выдержать потока магии в себя. То, что в телах магов, сбалансировано восполняло резерв и излишками уходило в мир, хаотично выбрасываясь маной против воли мага, у ведьм не имело выхода. Магия наполняла их тела, раздувая изнутри будто меха в кузнице.
Ведьма, олицетворявшая  горгулью, вдруг засветилась вся изнутри, открыв в беззвучном крике рот. Засветились в её теле все вены, сосуды и артерии, словно праздничные огни, а потом лопнула, разбрызгав кровью и своими останками священный камень за своей спиной, линии круга и стоявших возле неё сестёр. Такая же участь постигла ещё одну ведьму, хватившую лишнего магией. Третья ведьма, хоть и не разлетелась на куски, но упала на землю, умирая в мучительной агонии и иссыхая от жара, что сжигал её внутренности.
Три из восьми ведьм были мертвы. Остальные, получив порцию магической силы, попадали на землю без чувств, считая Марабарас, которая повалилась на землю ещё до того, как успела закончить ритуал. Глава ковена лежала на земле перед привязанным пленником. Окровавленный нож выпал из её руки.
Пользуясь замешательством магов и совершенно не понимая, что происходит, Сайбер ударила мага, державшего её и чуть ослабившего хватку из-за нарушенного ритуала, и смогла вырвать из его рук. Всё, что она придумала сделать, - это побежать и спрятаться за один из магических камней, пока в неё не прилетело каким-то заклинанием или стрелой. Она всё ещё не могла использовать магию, и теперь думала, как бы освободить руки от пут. Мёртвой она Оливеру ничем не поможет.
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/ExXhZJL.jpg[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+3

8

Оливер, склоненный к земле путами, не видел смертей, но чувствовал, как души покидают хрупкие тела, становясь частью магического потока. Это не было целью Безымянного - гибели ведьмам он не желал, однако допускал, что наиболее слабые из них могут не выдержать. Так и вышло. К чести Марабарас, она до последнего пыталась завершить ритуал, но более ни единого символа ее нож на пленнике не высек, выпав из перенапряженных пальцев, а следом повалилась она сама. Теперь уже Таэрион смотрел на нее сверху вниз, пустыми черными глазами в которых не отражалось и капли света, будто одна лишь темнота была за человеческими веками. Близость Бездны была притягательна для него: привычные инструменты лежали на расстоянии вытянутой руки, по ту сторону Круга, и все же смертное тело не позволяло воспользоваться ими, а оставлять его пока было рано.
    Оливер коснулся пальцами древесных оков, которые продолжали держать его, и потянул из них жизнь. Те омертвели, потемнели и, потеряв былую прочность, посыпались перегноем, освободив пленника. Кожа на руках оказалась неглубоко ободрана корой, побелела от замедленного кровотока, а ногти даже успели посинеть - так крепко держали путы. Некромант сначала оказался на четвереньках, а затем выпрямился, садясь на колени и оглядывая пределы Круга. Кровь все еще текла из его ран, неторопливо прокладывая новые темные дорожки по спине и рукам, но Безымянный не был озабочен повреждениями сосуда. Его взгляд был обращен на пределы Круга, где еще оставались ведьмаки и ведьмы. Сайбер среди них уже не было. Вырвавшись, аливерка нашла себе укрытие среди окровавленных камней, и Таэрион поманил ее внутрь каменной печати коротким и размеренным жестом.
   - Можешь войти.
   В следующий миг весь Круг накрыло незримым магическим куполом, который не пропускал магию вовнутрь и не выпускал изнутри. А некромант поднялся во весь рост, чуть покачнувшись, но выпрямившись, и взгляд его черных глаз пал на ведьм.
   - Если вы не станете ничего делать, то никто не умрет, - пообещал он и добавил на упреждение: - Глава вашего Ковена жива. Я буду говорить с ней, когда она очнется.
   Оливер понимал, что времени пока Марабарас придет в себя может пройти много от нескольких часов, до нескольких дней, но ему некуда было торопиться. Другое дело нетерпеливые смертные, с которыми и поговорить то не получалось не убив половину прежде.
   - Можешь влезть в ее голову и заставить проснуться? - спросил Безымянный у Сайбер. - Мне не хотелось бы вынимать из нее душу.

+3

9

Дайсы

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Сайбер пытается влезть в разум Марабарас.[/dice]

0

10

Дважды предлагать не надо.
Сайбер ринулась за черту Круга, подбираясь ближе к Оливеру, вскользь окинула взглядом его спину с новыми и свежими ранами.
- Будут шрамы, - зачем-то сказала женщина, усаживаясь на голую землю рядом с камнями.
Бросив взгляд на Марабарас и других ведьм – кто ещё казался живым или хотя бы был целым, а не разорванным на куски – Сайбер думала, что со всем этим делать. У них с Оливером не так много времени, чтобы что-то придумать. Ведьмы и маги, которые видели, как ритуал пошёл наперекосяк, несколько раз подумают, прежде чем попытаются атаковать слишком странного некроманта, но они всё равно это сделают. Через четверть часа или через час.
– Она живая? – Сайбер попыталась пнуть ногу ведьмы.
Оливер мог и солгать последователям Марабарас, чтобы успокоить их. Ведьма не приходила в сознание, но явно была жива. В отличие от большей части своих сестёр, кажется, имела больше шансов очнуться, а не испустить дух прямо здесь, внутри ритуального круга, который вместо силы подарил им смерть.
- Что ты с ними сделал? – по прошлому опыту Сайбер пыталась избавиться от оков, мешающих ей использовать магию. В отличие от Оливера – ей никто магию в руки не давал, поэтому пришлось повозиться, с опаской смотря то на ведьм в Круге, то за его пределами. – В сознание? Попробую, но не уверена…
Она и в своих-то силах не уверена. Мало ли, что эти ведьмы с ними сделали, пока удерживали в плену.
- Ломай, - Сайбер уже привычно протянула руки Оливеру, чтобы он избавил её от магических оков, а потом наклонилась над Марабарас. – Нас точно здесь не убьют, пока мы сидим? – негромко спросила, обращаясь к некроманту, но не смотря на него. Пальцы коснулись висков ведьмы, пытаясь влезть в её сознание и дозваться до него.
Сайбер чувствовала родную магию и силу в руках, но, несмотря на это, толку от неё не было. Лишь отрицательно качнув головой, она вздохнула и села обратно, отстраняясь от ведьмы.
- Там сплошной туман и больше ничего. Одно хорошо – ты не спёк ей мозги, - Сайбер хмыкнула и снова посмотрела на останки мёртвых ведьм. – Теперь я ещё несколько раз подумаю перед тем, как брать у тебя магию…

[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/ExXhZJL.jpg[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+3

11

Дайсы

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 15 | reason = Оливер пытается достать душу из Марабарас.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 15 | reason = Оливер пытается воскресить Марабарас.[/dice]

0

12

Некромант никак не отреагировал на слова Сайбер о шрамах. Возможно, раны стоило обработать, чтобы они позднее не воспалились, но смертельными они не были, да и кровь уже начинала запекаться и не текла так обильно. Беспокойство было лишним. Разве что у алиферки тоже образовались эмоциональные связи с сосудом. Но это было сейчас совсем не важным.
   - Она жива, - подтвердил Таэрион все с той же отстраненностью, пока Сайбер убеждалась в этом опытным путем, пиная Марабарас в ногу. Та не пошевелилась. - Я перенаправил небольшую долю магии Мира Теней в их тела. Но не все оказались достаточно сильными, чтобы это вынести. Такое случается. Ведьмы управляются с магическими потоками иначе.
   “Иначе” было наиболее точным словом для Безымянного, ибо ни один из способов не был для него лучше или хуже другого. Но именно сейчас, стоя посреди каменного Круга в смертной оболочке, на границе с Бездной, он ощущал в нем гораздо больше мощи, чем когда путешествовал в теле студента по континенту. Под его ногами была вся неисчерпаемая сила темной стихии.
   Оливер не двигался с места, наблюдая по возможности за перемещениями ведьм вне Круга, но дальше света факелов, в лесном мраке разобрать ничего не мог. Отвлекся он лишь на Сайбер, когда та протянула руки, чтобы снять с нее сдерживающее заклинание магических оков. Тощая и холодная рука некроманта на время легла на запястья алиферки, вытягивая ману из предмета.
   - По границе Круга стоит магический щит, - ответил Таэрион на тревожный вопрос спутницы. - Он не пропустит сюда ни одно из заклинаний, но и с этой стороны ты не сможешь его пробить, так что не трать силы, если цель будет вне камней. Для стрел он проницаем. Есть вероятность, что при наличии у ведьм оружия и умения его использовать нас могут убить… Но они об этом не знают.
   Некромант невозмутимо наблюдал за работой Сайбер, но сознание ведьмы провалилось слишком глубоко, не только для того чтобы вынуть его, но даже чтобы хоть сколько-то достучаться до него. Что ж…
   - Тебе нечего бояться, - заверил он алиферку, излившую иронию над останками ведьм. - Твое тело отреагировало бы иначе. Но даже при этом, я бы не дал тебе больше нужного. А сейчас, я бы хотел, чтобы ты последила за той стороной, пока я буду общаться с главой Ковена. Им может не понравиться то, что я сделаю.
   Таэрион простер руку над Марабарас, которая уже лежала у его ног. В Круге было гораздо проще обращаться с энергиями, они пронизывали его насквозь, сочась, как внутрь Бездны, так и наружу. Эта брешь была полноценным окном между двух миров, управляемым и аккуратным, и некромант перестраивал ее элементы под свои нужды, хоть смертное тело и оставалось довольно неуклюжим посредником. Безымянный воззвал к душе ведьмы, потянул ее наружу из еще живого тела, аккуратно, чтобы не оборвать связи, ведь иначе поток Мира Теней быстро поглотит ее.
   - Слышишь ли ты теперь, мое неуемное “дитя”?
   Способ беседы был чрезвычайным, но и обстоятельства не ждали: все вопросы с ведьмами следовало разрешить по возможности быстро, на месте.
   - Ты хотела силы? Ты все еще можешь получить ее для своего Ковена. Или перестать быть вместе с Кругом. Вы, глаза и руки Бездны, будете ли служить себе или безымянному богу?

+3

13

- Не нравится мне всё это, - Сайбер вздохнула, нахмурившись.
Они всё ещё оставались на виду у ведьм и в любой момент могли попасть под удар. Худшие предположения сбывались, когда Оливер говорил о магии и защите. Пришлось отдать часть энергии на магический щит на тот случай, если кому-то из магов придёт в голову попробовать обычные стрелы вместо магических. На открытой поверхности их с Оливером нашпиговали бы стрелами как сусликов, а она очень не хотела стать мишенью.
В идеале – стоило бы убить всех магов, пользуясь их замешательством, но ничего сносного в голову не приходило. Сайбер только следила за ними, чувствуя, как рядом с ней выплёскивается какая-то зловещая и чужеродная магия. Рядом с камнями ей было неуютно. Более неуютно, чем в окружении разорванных женщин и умирающих ведьм, пересытившихся магией из Бездны. Иногда ей казалось, что она слышит голос, но точно не может сказать – откуда. Из земли ли, от камней, от ведьм или из другого мира – того, что за Гранью.

Дух, покинув некогда живое тело, завис над землёй, подчиняясь чужой воле. Марабарас, приходя в сознание, осмотрелась, увидела собственное тело и, в отличие от другого человека, который непременно бы запаниковал, увидев себя со стороны, была удивительно спокойна. В её полупрозрачных глазах отразилось лишь понимание, а потом она посмотрела на того, кто удерживал её дух в мире живых и не давал ему отлететь в Бездну.
В смертном облике, даже наделённом силой, Марабарас не видела того, что видела духом. Ту чёрную тень, что зацепилась за тело молодого некроманта, заполнила всё его существо и будто бы была и не была одновременно частью этого мира.
- Чего ты желаешь? – голос ведьмы звучал будто бы с эхом, вторя самому себе из призрачного горла.
Выслушав просьбу некроманта, Марабарас ответила не сразу. Окинув взглядом круг с павшими сёстрами, она заговорила:
- От твоей руки пали две мои сестры, и остальные выглядят не лучше, - это могло бы породить злость, от которой духи обретают силу, способную вредить живым. – Но если ты спасёшь от погибели остальных и дашь мне то, что я желаю, получишь взамен – своё.

Слушая разговор со стороны и не вмешиваясь, Сайбер лишь хмыкнула, подумав, что стоило бы убить эту ведьму ещё в первую встречу. Глядишь, не пришлось бы столько времени томиться в заключении.
Маги тем временем, набравшись решимости, попробовали пробить магическую защиту, на заклинание разбилось о купол.
- Поторапливайтесь! – рявкнула Сайбер, наблюдая за тем, как некоторые из магов приближаются. В круге всё ещё оставались дорогие им ведьмы и их предводительница.

[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+3

14

На стыке миров для глаз, которые уже не были глазами в том понимании, какое соотносят со смертным телом, облик некроманта плыл. Человеческие черты, то проявлялись, то тонули в непроницаемо черной дымке, и лишь смертная оболочка не давала тени раствориться в бесформенное облако. Как тягучий дым поднимались вверх темные волосы и вязкий туман сочился из пустых глазниц. В них нельзя было угадать взгляда, и все же ощущение, что на тебя смотрят не покидало ведьмину душу. Жизненные воспоминания все еще были при ней, навязывая такой же бесформенной искре ее смертный облик. Были живы все эмоции и все стремления. Она продолжала быть Марабарас, хоть уже не была ей в полной мере.
   - Чего ты желаешь? - спросил дух с таким бесстрастием, какое проявляли немногие в осознании своей смерти и перед лицом Ее. То, что ведьма теперь видит его гораздо лучше любого из смертных, Таэриону уже было не важно. Притворяясь просто студентом он никак не мог повлиять на мир. Один смертный как ни крути, даже с толикой божественных сил, оставался всего-лишь одним смертным, малым и ничтожным. Что-то по-настоящему изменить могло лишь множество. И неплохим рабочим материалом могли стать ведьмы. Их природу можно было развить и противопоставить некромантии, вернув темной магии потерянное равновесие.
   - Я хочу чтобы ведьмы искали семена Розы. Она все еще жива и может прорасти заново, - ответил Безымянный. - Я научу вас ритуалу, которым вы сможете очищать души от ее влияния. Я хочу чтобы вы присматривали за некромантами, и не допустили повторения Зенвула. Но вы должны помнить, что вы не стражи над ними, а одна из чаш весов темного мира.
   Марабарас помолчала, раздумывая, а заговорив выставила свое условие. Таэрион отнесся к этому спокойно. Разговор выходил деловым, может быть излишне сухим для строннего уха, но был в разы продуктивнее иных бесед со смертными.
   - Те, кто пережил прикосновение Бездны - от этого не умрут, - пообещал некромант, даже не дернувшись, когда первое атакующее заклинание ударило по магическому куполу. Казалось бы не обратил он внимания и на выкрик Сайбер, хотя слышал его и понимал, что времени у них действительно не много до того момента, когда вновь начнутся бессмысленные смерти. - Но я не стану завоевывать для вас Лейдер. Я дам вам силы это сделать. Город будет ваш, если вы сможете его забрать. Вам следует научиться противостоять некромантам. А сейчас, возвращайся к живым и прикажи им не вставать у меня на пути.
   Душа юного Шоу тоскливо заворачалась. Город его юности становился разменной монетой. И пусть всех его мрачных и развратных прелестей он не знал, но все же в нем стояла родная академия ставшая для молодого некроманта домом и бывшая хранилищем знаний всего Альянса. Разве знали ведьмы настоящую цену этого? Однако Таэриону было все равно, а некоторым знаниям некромантов так и вовсе не стоило существовать.
   Он вновь простер руку над телом Марабарас, используя силу Круга для того, чтобы вернуть ведьме душу, и отступил, давая Оливеру возможность вновь поднять голову.
   - Мы, вроде бы, закончили… - объявил он, оборачиваясь к Сайбер, и неуютно поежился. Холод ощутимо охватил его полуобнаженное тело, а изрезанные спина и плечи отозвались болью. Оливер поморщился, обхватывая себя руками за локти, и поискал взглядом рубаху. Хоть с алиферкой пережили они многое, а раздетым при ней ходить было все еще неуютно. Да и ведьмы могли очнутся...

+3

15

Маги подобрались к линии Круга, не торопясь сразу переступать через невидимый, но ощутимый купол. Сайбер готовилась защищаться лишь от стрел, которые с лёгкостью пролетят через магический барьер Оливера, и не хотела бы сражаться голыми руками внутри круга. Всё, что она могла, - это призвать магическое оружие в защиту, но выступать с боем против нескольких противников лоб ко лбу – самоубийство. Она думала, что им лучше воспользоваться возможностью и просто сбежать, оглушив магов, но Оливер продолжал вести беседы.
После возвращения души в тело, Марабарас очнулась не сразу. Несколько долгих мгновений, которые могли обернуться для Оливера и Сайбер смертью, прервались, когда один из магов, вооружённый клинком, переступил черту Круга, и показал остальным, что его не разорвало на куски чужой магией и что купол не такой уж непроницаемый.
Сайбер, помня завет Оливера, собрала магию в руках, зная, что сможет пустить её в ход, пока маг находится в круге, но не успела.
- Стойте, - голос Марабарас прозвучал хрипло и тихо.
Она медленно села, хватаясь рукой за плечо Оливера, чем удивила своих последователей. Больше тем, что жива.
- Оставьте их.
Маг, который заносил клинок над Сайбер и едва не получил её заклинание в грудь, замер, таращась на ведьму.
- Но они… - подала голос другая ведьма, которая всё ещё оставалась вне круга, и посмотрела на растерзанные тела сестёр.
- Они оказались слишком слабыми, чтобы принять силу Бездны, - выкрутила на свой лад Марабарас, и с ней не стали спорить.
Предводительница ведьм была всё ещё слабой, но не могла позволить себе оставаться на земле, даже если тело требовало отдых.
- Перенесите сестёр в Нижний город, - отдавая приказы, она знала, что ей придётся как-то объяснить то, что здесь произошло и почему они не продолжают ритуал, почему Оливер всё ещё жив и откуда взялась та магическая энергия, которую они все ощутили, и как рассказать о сделке с Бездной.
- Не смей меня обмануть, и знаю твоё истинное имя, - шепнула она Оливеру едва ли не на ухо, когда поднималась на ноги.
Сайбер недоверчиво следила за ведьмами, ожидая, что Марабарас или кто-то из её учеников скорее подло ударит и обманет, чем станет плясать под дудку Оливера. Какие бы странные вещи не умел этот некромант – с виду ещё зелёный мальчишка – он не был самим Безымянным, чтобы его слушались. Впрочем, зная легенды Альянса, даже Безымянный бог никому не указ.
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+3

16

Дайс

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 15 | reason = Оливер пытается вернуть себе меч.[/dice]

0

17

В тот непродолжительный по времени, но затянувшийся по ощущениям, миг до пробуждения Марабарас, когда Безымянный отступил, а ведьмы наоборот подступали к границе круга, Оливер призвал в руку каменный меч, всерьез готовый принимать ближний бой. Вот только с оружием в руках, тощий и раненный смотрелся он скорее смехотворно, чем опасно. Но в тот момент, когда любой маг переступал границу Круга, он был еще не готов сотворить заклятье и удар мечом в этой ситуация казался более выигрышной атакой. Некромант поднял черный клинок, просел в боевую стойку, как глава Ковена подала голос, схватилась за его изрезанное плечо. Юный Шоу поморщился от боли. Запекшаяся рана разошлась, кровь вновь лениво побежала по руке, марая пальцы Марабарас. Рядом с ней, некромант опустил оружие первым, чтобы лишний раз никого не провоцировать, хоть и внимательно следил за сомневающимися в приказе ведьмами. Однако, авторитета главы им пока хватало, что бы не продолжать нападение.
   - Не смей меня обмануть, я знаю твоё истинное имя, - шепнула ведьма очередную угрозу, выдавая свое недоверие, даже после всего, что видела, защищалась, когда ее никто не атаковал.
   - Это лишь сила твоего самомнения, - просто ответил Оливер. - Но не власти надо мной.
   Таэрион не ставил Марабарас условий рассказывать о том, что она видела по ту сторону или же нет. В их сделке этого не было - она была вольна распоряжаться этим сведением на свое усмотрение, но опыт Безымянному подсказывал, что смертная предпочтет остаться исключительной обладательницей знания. Сама станет говорить с Бездной, провозгласит себя посредником, что даст ей лишь больше власти над другими. И богу было все равно, пока это ему не мешало.
    Некромант воткнул каменный меч в землю, а магический купол снял. Ведьмы не уверенно вступали в границы круга, чтобы забрать из него своих сестер - Оливер им никак не препятствовал, даже перестал обращать на них внимание. Но пока он все еще стоял посреди Провала в Бездну, пока имел с ней связь, он попробовал призвать к себе Нейглинг, впервые с момента побега от Теней.
  Меч отозвался - Таэрион почувствовал, как натянулась нить их связи, но какое-то время некромант простоял в Круге, как дурак с поднятой вверх рукой, ожидая пока Нейглинг найдет к нему путь через все расстояние, что разделяло их. Пальца порядком захолодели и затекли, прежде чем сжались на эфесе без клинка. В этот миг Оливер почувствовал некоторое облегчение, словно бы обрел утерянную часть самого себя.
   Тени скорее всего попытаются найти его по этому следу, но теперь у некроманта было, чем их встретить. А если удастся кого-то из них поймать, то будет и возможность больше узнать о Розе и ее состоянии.

   Они вновь вернулись в подземный город - туда, откуда так долго пытались убежать. По мрачному виду Сайбер было без слов понятно насколько все это ей не нравиться, но все же она оставалась рядом. Оков на них больше не навешивали, так явно не сторожили, хотя Оливер был уверен - Марабарас не даст им уйти прежде, чем будет выполнен уговор. Через какое-то время после возвращения в ту же комнатку, им прислали немного еды и питья, а также одну из ведьм, чтобы промыть некроманту раны целебным настоем и перевязать. Шоу отказался от помощи. Помня случившееся с рыжей девицей, он чувствовал себя особенно неловко, представляя, что другая женщина начнет его касаться на глазах у алиферки. Он так и не смог надеть на себя рубаху из-за порезов, и всю дорогу прижимал ее к груди, да и теперь сидел с ней в обнимку.
   - Я сам все сделаю, - пролепетал он в ответ ведьме и, когда та ушла, принялся отмывать себя от крови, вдумчиво и неторопливо. Не глядя на Сайбер. - Не смотри на меня так... Мы отправимся на север, как только закончим с Лейдером.

+3

18

Сайбер многого не понимала. У неё было много вопросов, которые она хотела задать некроманту, но вместо этого обиженно молчала, хмурилась и сидела, скрестив руки на груди, испепеляя некроманта взглядом, пока возле него крутилась очередная ведьма, предлагая свою помощь. Непонятно чем руководствуясь, Оливер отказался от помощи и выпроводил ведьму из их скромного обиталища.
Молчание продлилось недолго. Оливер, прижимающий рубаху к груди, выглядел странно и нелепо, и это стало причиной завести разговор, несмотря на злость и обиду.
- Что ты сидишь как девица-невинница? – хмыкнула Сайбер. – Думаешь, кого-то тут удивишь тощими мальчишескими сиськами?
Да, именно «мальчишескими», а не «мужскими». Для мужицких Оливеру не хватало слишком многого, хотя женщина и не пыталась его как-то принизить или оскорбить, но само поведение некроманта казалось ей странным. Странно влюблённым. У тёмных магов с эмоциональной стороной и с привязанностями всегда плохо, а то, что она нравится Оливеру, Сайбер уже давно поняла. Ещё в неудачную пьянку с Натаном, когда пьяный некромант больно вспылил не по делу.
Общая задница, как говорится, сближает.
- Поворачивайся. Обработаю твои раны.
Это было не предложение. Сайбер не была лекарем, но элементарных знаний ей хватало, чтобы использовать мази и зелья, которые оставила ведьма, а после – наложить повязку, чтобы никакая зараза не попала в свежие раны. Раз уж Оливеру так претят прикосновения другой женщины и он не доверяет ведьмам, - сделает всё сама. Сайбер им тоже не доверяла, но по другой причине.
- Что тебе нужно в Лейдере? – Сайбер этого не понимала.
Да, они приехали сюда ради знаний и библиотеки, но ей казалось, что они уже выяснили всё, что можно, и этих знаний достаточно, чтобы отправиться на север Альянса, а там отыскать этот ковен Севелен вместе с останками его основателя. Но после всего, что случилось, ведьмы не позволят им уйти.
- Мы могли сбежать, - она всё ещё злилась на Оливера за то, что он добровольно пошёл с ведьмами. – А теперь этот шанс упущен, - Сайбер хмурилась и чуть грубее, чем следовало, коснулась раны на спине некроманта. Буркнула извинения, когда поняла, что причинила боль, и продолжила обрабатывать раны. – Ещё эту железку прихватил, - крылатая вздохнула. Рука так и тянулась к лицу или ко лбу Оливера, чтобы от души его треснуть за глупость. – Ты же понимаешь, что Тени придут сюда? И выследят тебя по мечу?.. Зачем он тебе вообще понадобился?
Сайбер надеялась, что за те несколько месяцев, что они с Оливером скрывались, тени больше их не преследуют, а потому одной серьёзной проблемой стало меньше, но некромант решил, что им мало ведьм и надо бы ещё добавить проблем.
Чем он думал?
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+3

19

- Что ты сидишь как девица-невинница? - в своей грубой манере спросила Сайбер, зыркая на некроманта, точно ястреб на перепела, и Оливер смутился - не желая привлекать к себе внимание, он только больше его привлек. Шоу ссутулился, втянул голову в плечи и подавно не стал поднимать взгляд на алиферку.
   - Ничего я не думаю, - бросил он довольно глупый ответ, к которому и добавить то было нечего. Все алиферы были крепкими, ладно сложенными, даже женщины - в этом он имел возможность убедиться сам аж на двух представительницах крылатого народа, и перед внутренним взором мелькнули обнаженные фигуры обеих женщин. Они выглядели желанными, к ним приятно было прикасаться. А что он сам? Говорящий скелет… Оливер взглянул на собственные руки с длинными узловатыми пальцами и запястьями настолько сухими, что под кожей было видно все вены и жилы. Наверно если бы он умер, то гнить было бы нечему - просто высох бы и все, без всякой мумификации. Даже странно, как Рейн позарилась. С другой стороны, до плена, он выглядел куда как здоровее, насколько здорово вообще может выглядеть некромант.
   — Поворачивайся. Обработаю твои раны, - объявила вдруг Сайбер, глядя на неуклюжие попытки мужественно позаботиться о себе. Шоу хотел было отказаться и от ее помощи, но если обработать плечи он еще мог самостоятельно, то вот спину уже нет. Геройствовать не стал, повернулся. Так было даже как-то проще - можно было спокойно пялится в стену, на которой плясали их с Сайбер тени от одинокой свечи. Некромант помалкивал, но вот алиферка все же решила высказать свое недовольство ситуацией, и он даже ее понимал. Решение остаться было абсолютно хаотичным, внезапным, но Безымянный видел ситуацию совсем иначе - шире и глубже.
   - А-ай! - невольно воскликнул Оливер, когда Сайбер обошлась с его раной слишком грубо.
   - Это не железка, - первым делом вступился он за меч. - Это атрибут. Символ принадлежности… Вроде короны у короля. Или мантии у магистра. Ему не место в чужих руках - он служит только мне. И он то немногое, что способно навредить таким, как Бальдо. Его клинок перерубает любые нити, будь то жизнь или заклятья.
   Клинка как такового у меча видно как раз не было. Но некромант все равно подумывал приобрести Нейглингу новые ножны. Можно было бы вернуть мечу и прежний вид с помощью силы Круга, но Оливер опасался, что это перебьет его магический след и Тени потеряют его.
   - Теперь я готов с ними встретиться, - с внутренней решимостью объявил Шоу. - И мы будем их ждать. Хочу посмотреть будут ли ведьмы успешны в противостоянии семенам Розы. Хочу знать о самой Розе больше. Не прорастет ли она вновь, каковы ее планы теперь, где она в конце концов. Любая связь работает в две стороны. И именно поэтому мы остаемся в Лейдере. Мы заключили с Марабарас договор, по которому обязаны друг другу. Она станет служить Бездне, а я немного перестрою их Круг. Магу земли пристало возится с камнями…
   Оливер натянуто улыбнулся и вдруг обратился к самому началу их разговора.
   - Скажи, если бы на мне было больше мяса, я бы тебе нравился?
   Этот вопрос по своей природе, был настолько же решителен, как и слова о Тенях. После всего пережитого, было ли чего бояться?

+3

20

Беззлобная и грубая шутка задела некроманта по больному. Сайбер это заметила, и только мысленно вздохнула. В следующий раз надо осторожнее подбирать слова, а то ещё вгонит посланника Безымянного в депрессию, и что потом с ним делать? Читать заветы некромантского бога, наматывая сопли на кулак? Резать сухожилия, вены и шеи всем, кто слишком счастлив? Оливер как-то серьёзно относился к вещам, которые, по мнению Сайбер, его вообще волновать не должны.
Сайбер помнила, как при помощи этого меча без лезвия, Оливер разрывал связь между телом и проклятой богиней Зенвула. Именно этот меч – то, что от него осталось – вызывало у Бальдо и интерес, и страх, что какой-то мальчишка может помешать его планам. По этой причине меч у Оливера отобрали и собирались его изучить, но что выяснили Тени – неизвестно. Сайбер покинула их слишком рано, чтобы это выяснить. Что её сейчас больше тревожило, так это не знания Теней о мече, а то, что меч приведёт их сюда.
- Ты не знаешь, с кем связался, - вздохнула женщина.
Да, она видела, что ведьмовская магия сильна и прощупать её не так легко, как ту магию, что знакома Теням Алира, но смогут ли они выстоять? И нужен ли им этот бой, если они ясно дали понять, что желают захватить Лейдер и укрепить свою власть? Им не выгодно терять своих сестёр в чужой войне. Где гарантия, что получив своё, ведьмы не обманут и не предадут Оливера? Вряд ли он сможет отнять у них силу вне Круга.
- Ведьмы могут предать тебя, - она качнула головой. – Ты ввязался в слишком опасную игру, Оливер.
Но что она могла ему противопоставить? Сказать, что уйдёт из Лейдера при первой возможности и больше не будет ему помогать? Да, пожалуй, этот вариант был самым логичным из всех. Она только получила в свои руки жизнь и свободу – стоит ли тратить её на чужие распри? Должна ли она что-то Оливеру или уже давно выплатила ему долг? Может, сбеги она сейчас, то Тени не выйдут на её след и не попытаются убить.
Последний вопрос Оливера, сказанный будто бы невпопад, удивил Сайбер.
Женщина помолчала, но не от того, что не знала, что ответить. Оливер казался ей мальчиком, который играет во взрослые игры и пытается завладеть взрослыми игрушками, но будто бы не понимает ни ценность того, что имел, ни того, что мог бы заполучить. Общие передряги сближают – это так, но то, что чувствовала она, скорее нерастраченное материнское чувство, которое воплощалось криво и грубо каждый раз, когда она проявляла заботу или пыталась воспитывать мальчишку.
- Будь ты хоть алифером, у которого руки лопаются от мышц, а между ног болтается хозяйство по колени, я бы относилась к тебе так же, - хмыкнула Сайбер, пытаясь придать словам немного грубой небрежности. – Мне чаще кажется, что я общаюсь с ребёнком. Одарённым, но глупым, - фыркнув, она легко ткнула Оливера в затылок, а потом почти по-матерински растрепала волосы на его макушке. – Я отношусь к тебе как к ребёнку… ну или к младшему брату, и кусками плоти этого не изменить.

[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+3

21

Сайбер предостерегала его, будто он правда был мальчишкой, который не понимал, что творил, и с кем стоит играть, а с кем нет. Ведьмы могли его предать, нарушив договор, но впоследствии им это бы аукнулось рано или поздно - в сделках с богом не было сроков давности. Другое дело, что сам Оливер это вряд ли пережил бы. Для него игра действительно была опасной, но кто его спрашивал? Будь он в своей воле, то тоже бы сбежал, как Натан; также искал бы тихого спокойного угла, как Сайбер, где его бы не смог никто найти. Страх перед смертью был присущ каждому смертному, а Оливеру некуда было от нее деться - он носил ее в себе и рисковал перестать быть даже не умирая телесно, просто раствориться в своем боге однажды. И если раньше его это пугало, то теперь уже нет: быть единым с кем-то лучше, чем совсем одному.
   - Не привыкать, - с напускным безразличием ответил он алиферке. - Рейн ушла, Натан ушел, ты тоже вольна уйти - мы так и не заключили с тобой никакого договора, так что… - юный Шоу старательно пялился в стену, не желая оборачиваться даже чуть, точно Сайбер побросает сейчас перевязку и выйдет, чтобы уже не возвращаться, да еще и радостно пританцовывая. - Ведьмы совсем другое дело. Если они нарушат свою часть уговора, то Бездна настигнет их, даже если они этого сейчас не сознают. Хотя, скорее всего сознают - их магия стоит на этом - забирая что-то, нужно равное отдать. Потому я предлагал тебе время, взамен того, что ты тратишь на меня.
   Ответ алиферки о симпатиях прошелся ножом по сердцу, хотя некромант и без того знал его, видел в отношении к себе все эти месяцы, но пока он не был завернут в слова, оставалась какая-то доля глупой надежды, что все иначе. Перед внутренним взором нарисовался дюжий монструозный алифер с бычьими мышцами и почему-то очень маленькими крылышками. Оливер хмыкнул и подтянул к себе колени, облокотился на них, неосознанно сжимаясь от приободряющего прикосновения к голове. Рейн может быть не любила его, но хотя бы относилась как к равному, допускала к себе, и казалось чего желать от женщины большего? Но они и были с принцессой ровесниками, а сколько лет было Сайбер некромант не знал. Была она его в два раза старше? В три? В пять? С долгоживущими это всегда было сложно сказать. Но Оливеру вдруг стало безмерно обидно и стыдно за собственные фантазии. Тем более что делать с женщиной, кроме как спать с ней, он совершенно не знал, не представлял, как это - жить вместе. Заполучить от девушки поцелуй всегда было вершиной отношений в его голове и жизненной состоятельности, как личности. А тут его за состоявшуюся личность и не считали даже…
   - И каким должен быть мужчина по-твоему? - спросил некромант с непомерной серьезностью. - Не так уж я и глуп… я был отличником учебы.

+2

22

Оливер скис. После того впечатления, которое он оставил ведьмам, этот некромант умудрялся загнать себя в плаксиво-депрессивное состояние. Не без причины, конечно. Проблемы Оливера вместе с его обидами залегли глубоко у него в душе сразу несколькими болезненными предательствами. Сначала бастардка, которая недолго пробыла его пассией, затем – Натан, которого считали другом. А что она? Она вообще была тем, кто с первого дня их знакомства помогал Бальдо некроманта пытать. Какой уж из неё друг и соратник? Зачем по ней так убиваться и плакаться?
Сайбер знала ответ. У Оливера больше никого не осталось, а потому свои последние надежды он возлагал на неё, используя последний шанс что-то изменить в своей жизни. Ей казалось, что и его влюблённость была самообманом – попыткой заполнить пустоту, которая появилась после Рейн, а не искренние чувства. Да и знал ли он что-то о настоящей любви или влюблённости?
Вот теперь искал, как бы забраться к ней в штаны. И что ему с той ведьмой не спалось? Она же сама на него запрыгивала. Даром, что больная оказалась. Но, может, после того, что он устроил во время ритуала, найдётся парочка других желающих среди молодых и не дурных собой ведьм? В Альянсе совсем другие критерии красоты.
- Меньше болтающим, больше действующим и не думающем о глупостях, когда вокруг него больше людей, желающих его смерти, чем защищающих от неё.
Оливер выглядел жалко, и его было жалко.
Вздохнув, Сайбер мягко обняла некроманта за плечи, стараясь не касаться ран под свежими повязками, и привлекла его к себе, позволяя прижаться к своей груди, будто ребёнку, который разбил коленку, но из последних сил пытался быть мужчиной и не заплакать. Она давала ему такую возможность – забыться, когда мягко касалась тёмных и спутанных волос на макушке, ласково гладила и ничего не говорила. Любому даже самому сильному духом мужчине иногда нужно побыть слабым, вырвав пару минут поддержки с другой стороны, а Оливер… Оливер не был кремнем. Так, чёрствая горбуша, которую брось в воду – размокнет.
И всё же он был её Оливером. Непутёвым, глупым, нескладным.
- Шрамы прибавляют суровости, - утешила, как могла, но в своей манере – не без усмешки на лице и в голосе.
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+3

23

- Вот именно сейчас началось настоящее действие. До этого все было лишь наблюдением со стороны, - тихо произнёс некромант, прижимаясь щекой к мягкой женской груди, прикрывая глаза, растворяясь в успокаивающих прикосновениях и поглаживаниях. В объятиях Сайбер было лучше, чем в безтревожной темноте забытья Бездны. В объятиях было тепло, и даже с закрытыми глазами темнота казалась светлой, как бы странно это не звучало. - Ты просто не видишь всей картины
   До этого дня Таэрион действительно ничего не предпринимал, лишь шёл по миру, собирая сведения, скрываясь за личиной студента, ни во что не вмешивался. Теперь же, заговорив с ведьмами, заключив сделку, он обозначил свое желание и решение, принес изменение в расстановку сил, от которых без того клокочущий мир некромантов пошатнет ещё сильнее и будет трясти, пока вся система не найдёт баланса или не уничтожит сама себя. И в этом был огромный риск для отдельно взятой личности - её вполне могло перемолоть в происходящих процессах - этого боялась Сайбер. Смертные…
   Безымянный смотрел, как юный Шоу льнет к женскому теплу, ищет силы в другом. Это вызывало долю непонимания: не так давно, дух человека тащил обессиленое тело из плена и казался достаточно мощной энергией, а теперь точно бы опустел. Но это вовсе не было пределом души - душа неиссякаемая искра. Почему же он не отказался от эмоций, которые приносили столько боли, в пользу холодности разума, которую когда-то Таэрион пытался подарить своим “детям”? Глядя сейчас на двоих обнявшихся смертных, бог находил в душевной привязанности сходство с Розой - она прорастала в других по тем же законам, что и чувства, также подчиняла и так же наделяла силами. Каждый смертный носил в себе семя чужой привязанности и оно могло или выпить из него все соки, или напитать, помочь вырасти. Возможно не стоило перекрывать для “детей” этот ток энергий, а вернее было бы научить управляться с ним. Но сам Безымянный знал про него ничтожно мало, эмоции всегда были остаточным мусором, налипшим на душу, которые требовалось соскрести - в них не было никакого смысла в послесмертии, однако при жизни, они похоже играли значимую роль.
   - Я стану мужчиной и понравлюсь тебе, - пообещал между тем Оливер. - Ты только не уходи раньше времени.

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [04.08.1082] Сначала в бой, затем — в могилу