Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Вдвоём по дикой глуши


Вдвоём по дикой глуши

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

- Локация
о. Силва, Гвиндерил, леса в предгорьях
- Участники
Даниэль, Морган
- Описание
Интерлюдия между эпизодами [1-3.03.1082] Шум на соколятне и [14.03.1082] Первый настоящий выбор
Каэль Метерленс остался в охотничьей деревне где-то позади, а беглецы уже пару дней плутают в "вот куда-то в восточную сторону" по хвалёным эльфийским лесам. Порождённая зимним холодом простуда отступает вместе с хмурыми днями, а недавний конфликт и недоверие сглаживаются в сложной дороге с привалами и нехитрым бытом, к тому же новая питомица неплохо занимает Даниэль, пока Морган наслаждается родной стихией. Одна проблема: это неловко повисающее чуть ли не каждые пару фраз молчание.

Примечания
- будет ряд последовательных мини-эпизодов, дата умышленно не стоит.
- название сложилось из-за недавнего просмотра Автостопом по галактике и вообще усиленного чтения британских учёных.

для вдохновения

http://fc01.deviantart.net/fs71/f/2014/207/d/f/fw__goodbye__my_lovely_forest__by_ellirhshaan-d7sducb.jpg

Отредактировано Морган (30-09-2014 22:41:37)

+1

2

Тишина. Не пыльная библиотечная в четырёх мёртвых стенах, а полная жизни и умиротворения вокруг. На обычно хмуром лице Мора иной раз украдкой мелькала совершенно необоснованно, идиотски счастливая улыбка, от которой скрытая в перепутанных с чёлкой прядях чёрных волос щека со шрамом искажалась зигзагами. Под ногами похрустывали палые ветки и листья, а сквозь жидкие пока кроны деревьев проскальзывали мягкие, уже греющие солнечные лучи. Утренний озноб всё ещё цеплялся в плечи - сон на земле после нескольких месяцев нормальной человеческой кровати всё-таки испытание даже для егеря. То же можно было сказать о сбитых ногах. Казалось бы, на вторую-то неделю путешествий должно было отпустить, но они с фалмари третий день раз за разом прыгали через каменистые навалы и огромные корни столетних деревьев. Мор один бы легко пережил боль перенапряжённых мышц, но мучить девушку не мог.
- Привал, - объявил он, скинул с плеча свёрнутые в один валик одеяла, потом чехол с луком и колчаном, и сел на вымытое сплетение корней, как на завалинку.  Хотя время лишь едва перевалило за полдень и весеннее солнце висело прямо над ветвями над головой, Морган чувствовал, что отдых нужен. Он был не из тех, кого вообще надо о чём-то просить.
Бесшумно выдохнув, лучник повернул лохматую голову к своей спутнице и спросил:
- Как ноги?

+1

3

- Привал.
О, спасительное слово! Даниэль села на первый попавшийся валун и вытянула ноги. Поморщилась. Было неприятно и больно. Она не привыкла к долгим переходам, а ламары, по сущности своей, всегда были обделены в плане выносливости. Не удивительно, что ей сложно пошевелить ногами. Мало прошли, но такое ощущение, что обошли полмира за несколько часов. Вынужденное бегство из лап Метерленса вынуждало их убегать все дальше и дальше, пока молодой князь их не настиг на полпути к заветной цели. какая у нее цели, Ланкре определить не успела. Уйти от Каэля – это понятно. Этим они занимаются, не щадя своих сил, а что дальше? Морган тоже не святой. Полукровка ведет ее к какому-то Ордену, который спит и видит, что к ним придет «избранная». «Как он там меня назвал? Княжной?» Огонек прыснула. В это она не верила. «И зачем я тогда иду с ним?» Ответа не нашла. Вопросов куча, а шариков не хватает дать ответ ни на один из них. Грустно. «Почти так же грустно, как и с моими ногами»
- Как ноги?
- Непривычно, - честно призналась фалмари, - но я постараюсь не отставать.
Девушка была немногословна после того, как Морган выложил на стол часть своих карт. Больше уделяла внимания птице, с которой еще не успела поладить.
- И как тебя назвать? – задумчиво выдохнула, поворачивая ладонь, чтобы лучше было сидящую на ней соколицу. На заднем фоне мелькал полукровка, примостившийся на корне дерева. – Мора.
«Единственный вопрос, на который я нашла ответ почти без проблем»
- Хм, - Дан отвела взгляд, когда птица вспорхнула и улетела, скрывшись за деревьями. Повисла неловкая тишина. Энгвиш продолжал о ней заботиться, несмотря на расстояние, которое возросло между ними. «И это же расстояние каждый раз схлопывается, когда мне приходится возвращаться в разговору с водой» Она была определенно рада тому, что рядом с ней не Метерленс. Ламар знался на этом намного лучше, но лучше неопытный полукровка, в котором нет и капли крови ламара, чем чистокровка, у которого на уме не самые приятные желания.
Фалмари неосознанно сильнее натянула на себя плащ. Холод пришел позже, когда она перестала думать о молодом князе и причинах, по которым он гоняется за ней. «И почему его отец не мог выбрать ему в жены аристократку…»

+1

4

Мор шевелил пальцами внутри удобных мягких - как умеют их делать эльфы - сапог.
- Если сводит и чувствуешь, будто варится - не стесняйся и не ленись снимать и разминать стопы руками, - посоветовал со знанием дела бывший лесничий. - олынь и подорожник ещё не скоро вырастут, а убивать ноги в походе нехитро даже в самой удобной обуви.
Сам Морган долго отдыхать не мог. Его привычка проводить в движении весь дневной переход, и упорно сводящееся на мироощущении спутницы седьмое чувство затребовали разминки.
"Иначе раскисну и прямо так усну, довольно нежась под пролезающим вниз солнышком", - убедил себя, прогоняя лень, полукровка.
- Я залезу наверх, осмотрюсь, - сообщил он Даниэль и, подскочив на корнях, ловко зацепился за толстое основание обломанной ветки. Одна, вторая, третья, и вот уже мир эмпата внутри мир снаружи заполняет целиком, а не одна его, пусть живая и важная, часть. Он снова может ощущать всех птиц на всех ветвях вокруг, а не одну лишь пёструю пустельгу, скрашивающую девушке одиночество в пути и досуг. Они, кстати, там внизу и теперь вместе, фалмари играет с крохотной хищницей и, наверное...
Морган потряс головой с длинной нечёсаной чёлкой и подтянулся ещё выше. Ладони в перчатках немного соскальзывали со становившейся более гладкой и менее пористой коры, но остановился он лишь тогда, когда ветка подогнулась под положенной на неё рукой. Полуэльф осмотрелся.
Ему досталось, конечно, не самое высокое дерево, но даже здесь сквозь листву просматривалось, где зелёное море ныряло и поднималось, и как дневное солнце играло на светлых горах к югу. Со вчера они прошли по самым оптимистичным прикидкам не слишком много...
Что-то крупное ворошилось не так далеко в ложбине на пологе леса. Мор прикрыл глаза и сосредоточился. Больше кроликов им три дня не доставалось, а здесь дичь походила то ли на роющего землю кабана, то ли мелкую лань. Парень осторожными рывками стал спускаться вниз. Краем уха он услышал разговор Даниэль с птицей и... не знал, как среагировать. Он бы сказал, что называть пернатую в его честь - плохая идея, что вообще имя цветастой маленькой соколице не идёт, но, будучи эмпатом, всегда стремящимся предугадать, как отреагируют на его слова, не мог понять, что вообще теперь в голове у девушки, а потому решил молчать.
Добравшись до ветки, по которой начинал лезть, он соскочил, опасно приземлившись на корнище, и, вынув из чехла лук со спущенной тетивой, повесил его на плечо и подхватил четыре стрелы.
- Нам повезло. Не хочешь поучаствовать в охоте? Это уже не силки, серьёзно.

+1

5

- Боюсь, что меня это несильно спасёт, - усмехнулась фалмари. – Боги нас немного обделили в этом плане, - девушка пожала плечами. – Но, думаю, я справлюсь.
Магия воды всё ещё была с ней, а там есть парочка заклинаний, которые могут ей помочь, если появится такая возможность. После того, как лихорадка отступила, стало значительно лучше. Девушка почувствовала долгожданный прилив сил, который могла направить в нужное русло, чтобы облегчить свою участь. «И о какой удобной обуви он, интересно, говорит?» Даниэлла скептически посмотрела на свои ноги. Они в таких впопыхах убегали от Метерленса с корабля, что совершенно не позаботились об удобстве передвижения. Босоножки с каблуком. Небольшой и устойчивый, но этого не легче. Ламары привыкшие ходить в подобной обуви, не испытывая неудобств, но она не дома, а здесь не ровные дороги, где можно не бояться свернуть себе шею, а лес с кучей ям, валунов, корней и прочего. Это значительно замедляло передвижение. «Что-то мне подсказывает, что и в сапогах я шла бы не намного быстрее» В другой обуви ходить она просто не привыкла.
Горько усмехнулась и решила замять этот разговор. В походных условиях уже ничего не исправишь. Нужно отталкиваться от того, что есть.
Ланкре пропустила тот момент, когда Морган решил осмотреться. Она была занята своими мыслями и разговором с птицей. Полукровка быстро вернулся с радостной (радостной же?) вестью.
- В охоте? – удивилась девушка, подняв взгляд на парня. – И что я буду делать? Я же не умею стрелять из лука…
Почувствовала себя виноватой. Приготовить на костре – пожалуйста, но вот поймать дичь – это выше её сил. Даниэлла и понятия не имела, как держать оружие в руках. Удачно выстрелить – только перевести стрелы, пока она случайно не попадёт в цель. «И что я могу? Огреть вепря котелком по голове? Да. Так его ещё никто не ловил» Посмеялась над собой, но было стыдно. Дедушка не научил её, как нужно выживать в этих условиях, и это досадно. Если они с Морганом вдруг разойдутся, жевать придётся сухую кору, потому что поймать себе без умений она ничего не сможет даже при огромном желании. «А убить тем более…»

+1

6

- Ну, э-э-э...
Полуэльф замялся. Как-то не то чтобы не подумал - к вопросу был не готов. У Моргана вообще были проблемы с соблюдением плана действий, когда подходил момент его воплощать.
- Никто не требует от тебя стрелять, - всё ещё сомневаясь, правильные ли слова использует, объяснил он. - Посмотришь, я кое-что объясню...
Выходило на редкость - хотя почему на редкость, с ним такое каждый день - нелепо. С чего он вообще взял, что девушке из таверны, которой прочат венец и трон, будет интересна охота? Силки-то на зайца и птицу они ставили из чистой нужды питаться нормальным мясом помимо солёного, как слёзы всех осиротевших ульвов, и нередко приводящего к изжоге вяленого. Крупной рыбы в речушках было мало, да и лагерь рядом с водой ставить - зябко, особенно поутру.
Нужно было срочно что-то делать. Парень сосредоточился на присмотренной дичи с помощью эмпатии, украл кабанье предвкушение награды, немного приободрился и, перепрыгнув через корень, поманил без лишних объяснений Даниэль за собой.
- Ступай как можно тише, а о запахе не беспокойся, - шепнул он. - Утром дуло с запада, а теперь штиль. На расстояние выстрела легко подобраться, если тихо.
Полог леса сильно прыгал там, где дожди и переменчивые русла речушек за десятки лет вымыли почву под стволами вековых гигантов. Морган на своих нетолстых подошвах сапог легко преодолевал все эти трамплины, и по тому, как он сжимал стрелы, как иногда вертел головой, то и дело прикрывая на пару мгновений глаза, можно было догадаться, как ему нравится охота. Тяжелее - почему. Вывеска "я - эмпат, я живу ворованными чувствами!" всё ещё не горела у него на лбу.
- Сюда, - показал рукой полукровка, забравшись на очередной корень высотой с комод. Левая рука уже снимала с плеча лук, хотя глаза с долей озабоченности наблюдали за фалмари. Уже который раз за недели путешествия думал Мор, что надо бы поднять тему адекватной обуви, но у него не было таких денег, чтобы шить на заказ, а мимо торгующих готовым сапожников они, увы и ах, не пробегали.
- Смотри, - шепнул Морган, - вон там, шевелится куст.
Самому ему смотреть даже было вредно. Кабан был так увлечён выкапыванием каких-то очень вкусных кореньев, что его можно было почувствовать через целый лес. А кабан - не мог почувствовать ушастое наблюдение с десятка прыжков.
- Обычно в лесу стрелять выходит хуже, - тем временем изощрялся охотник, - ну, стволы, видимость, все дела... Удобнее подобраться с копьём или мешком и словить, но!
Он положил на тетиву стрелу и стал медленно натягивать лук.
- Лук как был, так и остаётся для крупной дичи самым убойным. Не нужно даже натягивать тетиву на полную: это снайперская стрельба. Достаточно просто...
Опустив локоть на уровень плеча и резко оборвав речь, чтобы выровнять дыхание, Морган просто показал эту не видную из-за границ стрельбищ технику. Он не учёл, правда, того, что ему в этот раз, увлечённому охотой на увлечённого кабана, может помешать любое не такое переживание спутницы.

Отредактировано Морган (03-10-2014 00:48:18)

+1

7

«Он просто хотел, чтобы мы что-то сделали вместе?» Даниэлла удивилась. В охоте от неё проку не будет. Если не помешает и не испугает зверя – уже хорошо. «И не переломаю ему кости или стрелы» Научиться чему-то проблематично. Она не против и рада бы, но в их условиях сделать что-то подобное казалось невозможным. Одежда мешала передвигаться так, как того требовало положение, но фалмари старательно наступала как можно мягче и тише, чтобы каблук не напоролся на хрупкую ветку. Опыта у неё в таком деле не было. Вот если бы Морган предложил ей порыбачить – она бы не сомневалась в том, что поймает хотя бы малька. Толку от него мало, но уже какой-то улов, а не пустые измазанные в грязь руки.
Ланкре сделала глубокий вдох и пошла за проводником, внимательно наблюдая за тем, как он делает шаг, как подкрадывается к добыче. Кровь забурлила, приливая к вискам. Она слышала биение собственного сердца, и показалось, что дыхание слишком громкое. Переволновалась. «Я же не хочу ему всё испортить…»
Лезть на корень следом за полукровкой девушка не стала, понимая, что это чревато незабываемым падением и пламенным поцелуем с холодной землёй, что, в свою очередь, спугнёт зверя. Она пристроилась рядом, встав чуть за плечом парня так, чтобы она не мешала ему охотиться, а он ей наблюдать за процессом. Фалмари просчиталась. Идя за Энгвишем, она не подумала о том, что смотреть на сцену убийства, пусть и ради жизни, ей смотреть совершенно не хочется.
Она, как любопытный ребёнок, привстала на носочки, упёршись ладонями в свободную часть корня, и всмотрелась, пытаясь заметить шевеление за кустом. Если верить полукровке, их добыча была именно там. Даниэль ничего не видела, но она не охотник, поэтому выслеживать зверя не её прерогатива.
- Если бы я накинула на него мешок, то оставшуюся часть дня ты смеялся, вспоминая, как я катаюсь на его спине и верещу, как девчонка, - улыбнулась Огонёк, и снова посмотрела на куст, отведя взгляд от парня. Процесс начинал ей нравиться.
Внимательно слушая и увлечённо наблюдая, продолжая улыбаться, Даниэль упустила тот момент, когда Морган натянул тетиву и выпустил стрелу. Она уловила её полёт, как в замедленной съемке. Несколько секунд или меньше, которые потребовались ей для того, чтобы осознать неминуемое. Зверь будет убит. Прямо сейчас. И на её глазах. Охотнику привычнеё смотреть на жертвы, но она здесь в первый раз.
С силой зажмурила глаза и ткнулась лицом в плечо полукровки, чтобы не видеть последние мгновения жизни кабана, но забыла про уши. От последнего предсмертного визжания животного она забыла их оградить. Непутёвая хозяйка. «Теперь я долго не смогу есть мясо…»
- Давай в следующий раз ты поучишь меня на неживой мишени… - тихо попросила, ещё не отстраняясь от парня. Потребуется немного времени, чтобы заставить себя забыть этот звук.

+1

8

Мор совершал глупость за глупостью, понимая каждый раз это момент спустя. Его рука дрогнула, отпуская стрелу. Со стороны зарослей раздался истошный визг - он знал, что попал и насмерть, но промазал в излюбленную точку. Ему, эмпату, выбор оружия дальнего боя был просто звёздами указан, но тут тряхнуло значительно сильнее обычного. Лук и зажатые в пальцах стрелы вывалились из рук, а сам парень с трудом не схватил обеими руками и не прижал к себе крепче ткнувшуюся в плечо Даниэль.
Сильнее всего в любом, хоть здравом, хоть помутнённом, хоть в открытом миру, хоть в ограниченном сознании отпечатываются первая любовь и первая кровь. По крайней мере, так говорила Мору мать, когда они пережили ту злополучную засаду в обозе экспедиции. Он сам точно не знал - да и кто он такой, чтобы браться судить? - но первый бой действительно нередко являлся ему в кошмарах потом, и даже сейчас.
- Чш-чш-чш, - сняв с левой руки перчатку и запустив пальцы в волосы девушке, успокаивал он. На язык просилась куча мудрых и никчёмных фраз: что не зная, как творят смерть, не знаешь цену жизни, что так лучше, чем застать бойню, в которой друг друга убивают разумные существа... А может Морган, сам того не осознавая, специально притащил её за собой. Побег с корабля вышел бескровным лишь чудом, а он имел уже достаточно опыта, чтобы понимать, куда приведут поиски Ордена и Элиора. Только если Метерленс не сообразит и не догонит, им может повезти не попасть под перекрёстный огонь. Большое количество вооружённых мужчин, объединённых одной целью всегда значит войну.
- Всё нормально, - почти не лукавя, отнял от себя Даниэль лучник, - страх крови хуже.
Он всё-таки сморозил глупость.
- Вот что: возвращайся к вещам. Пройдём ещё немного и разобьём лагерь до заката, хорошо?

Одному всегда легче заниматься делами. Спокойный разум, чёткие движения. Свежевать тушу Морган не стал, только спустил кровь и стреножил, чтобы в другую руку взять упавший лук и стрелы. Ни о чём не думал, кроме того, что надо будет вытащить воткнутый в скрученное одеяло мешок с верёвкой и спрятать с глаз фалмари добычу. В сознании уже установился барьер на будущее неловкое молчание.

+1

9

Даниэль была напугана. Не так, как при тесном общении с Метерленсом, но наблюдение за смертью животного далось ей тяжело. «Окажись на месте кабана кто-то другой, как бы я отреагировала?» Девушка не переваривала сына князя и желала не видеть его до конца своих дней, но смерти никогда не желала, а после того, как стала случайным свидетелем кончины живого существа, сомневалась в том, что смогла бы увидеть смерть того, кто пусть и был хуже свиньи при жизни, но оставался ламаром от рождения и по существу. «И ещё меньше я хочу видеть Его смерть»
Лук и стрелы упали на землю к их ногам. Морган тоже испугался, но навряд ли из-за убитого зверя, для него это привычное дело, вспоминая, сколько дней он охотился и сколько дичи приносил к их «домашнему костру» в лесу. Он и предположить не мог, что её эта настолько впечатлит, но поняв суть своей оплошности, кажется, сожалел о том, что вообще потянул её за собой. Ланкре не была уверена в том, что её догадки верны, но думать так было проще.
Полукровка успокаивал её. Огонёк хотела съязвить, легко треснуть Моргана и сказать, что-то про то, что она напоминает ей папочку, но прикусила язык, когда он коснулся её волос, продолжая успокаивать. Приятно. Полуприкрыв глаза, девушка быстро расслабилась и успокоилась, потеряв тот момент, в который она перестала думать об убитом кабане. Впервые за всё их путешествие – побег от Метерленса, ей по-настоящему стало спокойно. «И для этого всего лишь надо было кого-то убить. Гениально просто, Дан! Ты ничего умнее не придумала?»
Посмеялась над собой и отстранилась от парня, молча кивнула, соглашаясь с ним. «Мне и вправду лучше вернуться в лагерь» Толку от неё в охоте как не было, так и не будет. Помешать ему могут и боги.
- Извини, - виновато обронила девушка, и закутавшись посильнее в кофту, отправилась обратно в лагерь. Дорогу она помнила, они ушли не так далеко. «Только нового молчания мне не хватало» Вздохнула и, усевшись на корень, торчащий из земли, подпёрла щеку кулаком, бессмысленно смотря в одну точку. «И что делать теперь?»
- И угораздило же тебя…
Даниэлла заметила одну закономерность. Каждый раз, когда они пытаются сделать что-то вместе, что-то идёт не так. Их побег с корабля чудом не обернулся провалом. Оба искупались в ледяной воде, не успели сбежать из города, как планировали. Убегали от преследования, но заболели из-за купания в холодной воде. Начали лечиться в таверне, объявился Каэль. Попыталась вытащить свою задницу из бочки, используя помощь Моргана, снова вмешался Метерленс. Пошли вместе на охоту, и она на самом интересном моменте вспомнила, что она девушка с хрупкой психикой, которая не выносит смертей, потому что раньше их не видела! Если бы она была чуть старше, когда её мать пыталась спасти своё чадо, то уже бы знала, как выглядит смерть, но отсутствие сознания в детском новорожденном теле защитило её от этого.
Как только Морган показался в поле зрения, девушка пришпорила его к дереву своим вопросом.
- Ты научишь меня?

+1

10

Вот поэтому, милый, у тебя никогда не будет ни настоящих друзей, ни, Безымянного улыбка, жены, - прошептал в голове голос матери. На самом деле, она никогда такого не говорила. Нимуэ вообще не дожила до момента, чтобы познакомиться со взрослым сыном по-настоящему, до встречи после её последних писем, из которых исчезло вообще всё, кроме тревожной тоски.
Морган не умел дружить. Им было слишком легко пользоваться, чтобы считать равным, а забитые и робкие существа душили в нём вообще любую радость из-за проклятого врождённого сочувствия.
С резким выдохом грохнув неудобно взятую ношу на переплетение корней и глубоко вдохнув, Мор старался игнорировать все переливы, которые происходили в ауре фалмари. Он опять провалился со своими гениальными идеями, что оправдываться. Но нежданный вопрос поставил его в тупик. Полуэльф перестал заворачивать верёвкой мешок с тяжёлой тушей и повернул голову. Пару мгновений он глупо хлопал глазами, не совсем понимая даже, о чём речь.
- А? Стрелять?
Не охотиться же, вот так, в лоб, тут хватит силков на зайца и наземную птицу и прицельного попадания острогой в рыбу.
- Конечно... Но не сегодня уж точно, - скрывая неловкость, улыбнулся рейнджер.
На острове чуть ли не в каждой деревне есть площадка и мишень: сильвийцы всегда предпочитали не приближаться к врагу и расправляться с ним издалека. Мор попробовал свёрнутый груз и прикинул, доберутся ли они с Даниэль до хоть какой-нибудь подходящей стоянки до заката. Он вспоминал, где меж макушек столетних гигантов ему виделись проталины и залысины, говорящие о поляне или бурном ручье.
Резко выдохнув и накинув мешок с тушей поверх прочих пожитков и снова спущенного лука, Морган мигом вспомнил, что слышал в Мерриле в детстве песню про жадного пирата. Это в Альянсе, когда чуешь добычу, надо сразу хватать оружие и бежать ловить - проклятье Лунных земель оскудило дичь, сделав леса практически вымершими. В эльфийских лесах же с этим было всё в порядке. Ну и зачем? Закармливать девушку свежим мясом каждый день?
- Давай дальше, пока светло? - выдохнул, тряхнув грузом и пружинисто запрыгивая на очередной гигантский корень полуэльф.

Раз-два-три-четыре-пять
Знаете, наверно?
Раз-два-три-четыре-пять
Жадность - это скверно!...

Они прошли совсем ничего, а на нижний сук исполина с рыхлой корой приземлилась соколица и привлекла к себе внимание звонкой трелью. Вот ещё кандидатка на обжорство, которая, будь самостоятельная, кормилась бы одними стрекозами и ящерицами и была бы тощей-тощей, а не лоснящейся и пышной, как спелая сосновая шишка. Морган сдунул с глаз спутанную чёлку и посмотрел на чудную птицу скептически. Подумать, он не знал, в какую сторону лучше топать - на восток, туда и шёл. А выйдут они раньше или позже к речке - роли не играло. Здесь, в холмистых лесах, пробираться вдоль порожистых ручьёв было иной раз труднее и опаснее, хотя с голых скал открывался лучше обзор.
Он обернулся к девушке:
- Угадаешь, чего хочет этот замечательный ком перьев? Пойдём за ней?

+1

11

- Стрелять, - уточнила девушка, чтобы полукровка её правильно понял. «Напала на него и толком не объяснила, чего хочу» Фыркнула рыжая. Он мог подумать, что ей понравилось смотреть на то, как убивают животное и что она хотела бы повторить охоту, а тогда он должен бы был научить её убивать. Передёрнуло. «Нет. Нет. И ещё раз нет. Только стрелять» Даниэль пока не думала о том, зачем ей понадобился такой навык, если убивать зверьё, которое помогло бы ей выживать в одиночку, или пару раз припугнуть Каэля, и каким-то местом понимала, что дело совершенно не касается внезапного желания чему-то научиться. Выжить самостоятельно в таком месте, без Моргана, она не сможет. Умеет она стрелять – не умеет – разницы никакой. Поесть придумаешь как, а дальше что? Разводить огонь, с которым она, как истинный член народа волн, не умеет и вообще со стихией на «Вы». А Каэля точно не остановят попытки попасть в него. Для этого нужно быть, как минимум, не новичком в этом деле. Учитывая обстоятельства, своё нынешнее существование девушка не представляла без Энгвиша вообще. Или Каэль или голодная смерть. «Или ещё что-то похуже». Обледенеть и больше не проснуться, сойти с ума от желания перевоплотиться, но иметь такой возможности. «Надо было выбирать климат привычнее»
Кивнула, понимая, что сейчас не лучшее время для уроков, и с сомнением посмотрела на ношу парня. Кроликов и птицу носить намного легче, учитывая их вес, но сегодня добыча была значительно крупнее. «И увесистей» Хочется помочь, а не нагружать его ещё сильнее, но даже если она предложит свою помощь, Морган всё равно продолжит рыть носом землю и тянуть мешок, словно это последнее их спасение.
- Угу, - Ланкре кивнула. Долго задерживаться на месте нельзя, но с попытками убежать от Метерленса, полукровка начинал напоминать ей загнанную лошадку, которую больше и больше нагружал хозяин, не щадя несчастное животное.
Пройдя немного, не отставая от своего спутника, девушка остановилась следом за ним. Удивлённо посмотрела сначала на парня, пытаясь понять причину остановки, а потом на пташку, которую она отпустила прогуляться. «Да. Именно я отпустила» саркастично заметила Дан.
- Если этот ком перьев хочет то, о чём я думаю, то она скоро будет не в состоянии поднять свой хвост. Да, Мора? - она улыбнулась и протянула к пустельге руку. Пернатая отступилась, не желая возвращаться в компанию новой хозяйки, вспорхнула и, покружив над ними, полетела, призывая их идти за ней.
- Думаю, у нас нет другого выбора, - усмехнулась Огонёк. – Вот только… - запнулась она и, подойдя ближе к полукровке, убрала чёлку с его лица. – Вот теперь можно идти, - довольно заключила она и направилась за птицей.

+1

12

Мор пофыркал от смеха. На самом деле птица сообщала, что поблизости - рыбная вода, можно поохотиться и осмотреться, как её учили, но предположение, что пустельга намекает на мясную дань ему тоже нравилось. И даже имя пёстрой соколицы резануло по уху чуть меньше обычного.
Полуэльф замер, позволяя спутнице убрать волосы с глаз. Такие странные, непривычные для отшельника небольшие жесты заботы заставляли его впадать в ступор и проглатывать прямую палку, как суриката над норой.
- Думаю, уже совсем близко, - сказал он, перестав следить за рукой и по-птичьи моргнув. И спрыгнул с кочки.

Совсем, несомненно, было преувеличением, хотя соколице-то меж стволов на быстрых крыльях проманеврировать и впрямь удалось бы за четверть часа, но скоро трамплины из переплетающихся корней, вылезающих из-под одеяла палой листвы, дополнились и стали перемежаться с трамплинами из скользких мшистых скал. Мор стал ступать совсем аккуратно и, хотя не мог помочь девушке -смотреть больно, а уж ходить-то! - в хлипких и грозивших сноситься в хлам ещё через несколько дней босоножках. За очередным рядом древесных исполинов стало просвечивать где-то под кроной вверху голубое небо. Речка была совсем небольшой, слабо очерченной скалами, но она бежала на всё тот же восток и ныряла совсем близко вниз, открывая со своего берега вид на вечереющее небо над лесистыми холмами. Какое сочное зрелище представлял остров Силва даже в начале весны, когда одетыми стояли только хвойные леса!
- Даниэль, - позвал, опустив мешок с плеч на землю и неуклюже - из-за затёкшей шеи - обернувшись к девушке, позвал Морган. - Вот следом за этим потоком нам спускаться и ещё... идти. Остановимся на той стороне, или сначала выйдем осмотримся и уже потом решим? - кивнув на уступ чуть впереди спросил лучник. Природная смотровая площадка отвесно возвышалась над ступенчатыми порогами, вылезая из почвы, больше похожей на красноватую муку вперемешку с иголками и кусочками листьев, как зуб из десны. Ложбинка палой листвы под корнями деревьев, образующими чуть ли не навес на другом берегу тоже была хороша, пусть и не хвастала многообещающей густеющей синевой неба на востоке. Боги, Морган и забыл, что жизнь вообще бывает хороша, ни к чему не обязывающа и прекрасна в самых привычных мелочах!

+1

13

Даниэль, как и большинство ламаров, привыкла ходить на каблуках. Он был небольшим и устойчивым, чего нельзя сказать о земле, по которой приходилось перебираться. Мягкий шаг стал предельно осторожным. Девушка неуверенно ступала, смотрела себе под ноги, совершенно не следя за птицей, которая свободно парила в воздухе, не понимая, почему её спутники такие медлительные. Обувь выдерживала подобные прогулки, но не ноли фалмари. Ноги гудели, мышцы были напряжены для предела. Природа и боги не думали о том, что их творения решат покинуть свои края и начнут делать то, что в них изначально не закладывалось. Если бы поблизости был источник, где можно свободно перевоплотиться, она бы последовала за своей пернатой подругой, минуя дорогу, к которой она не была приспособлена. «Мечтать не вредно» Заключила девушка, перебираясь с одной мшистой ступени на другую.
Страх упасть и растянуть, предварительно попрыгав пятой точкой по корням и валунам, не покидал её. Ей по ночам уже снились их прогулки с Морганом. Морской обитатель медленно, но верно превращался в горного козла, который почему-то всё ещё питался мясом, а не травой и ягодами.
- Даниэль.
Девушка подняла голову, перестав следить за дорогой. Она предусмотрительно остановилась, чтобы ненароком не оступиться. Здесь только глаз да глаз, иначе идти до ближайшего поселения ей придётся пешком. Не лучшая перспектива, учитывая то, что в землях эльфов весна отличается от Фармарильской, но и дома бы никто в это время года босиком не ходил.
- Если мы сейчас остановимся, то я до утра навряд ли вообще сдвинусь с места. Так что... Никто не говорил "привал"!, - фыркнула в шутку, но прекрасно понимала, что так оно и будет. Ноги болели, а утром будет ещё хуже, как и после остановки. Она расслабится, ноги начнёт выкручивать, мешая нормально спать и покой неизвестно когда вернётся к ней вообще, а им ещё идти и идти. «И угораздило же»
Поравнявшись с полукровкой, она осмотрелась. Природа во всей своей красе. «Жаль, что эта боль мешает мне насладиться ей в полной мере» Тихо вздохнула и, услышав тихий крик пустельги, подняла голову.
- Идём-идём! – крикнула, обращаясь к пернатой. – Легко говорить, когда у тебя пара крыльев, а не ноги.
Поймала себя на мысли, что начинает разговаривать с птицей, которая её навряд ли понимает. «Если учитывать её характер, то понимает даже больше, чем я думаю»
И снова пришлось смотреть внимательно под ноги и аккуратно переставлять ногами, чтобы как можно быстрее добраться до новой остановки. Ночь уже близко, а значит, и привал не за горами.

+1

14

- Сюда, - поманил за собой Мор, стоя на плоской каменной ступеньке. - Смотри.
С той самой площадки над порогом перед ними в дымке сизо-лилового неба разворачивались тёмно-зелёные с пёстрыми салатовыми и розовеющими крапинами просторы бескрайних сильвийских лесов. Лента спрыгивающей по грядам камней на три-четыре роста Моргана в итоге вниз речки шуршала и журчала зигзагами по всё такому же устланному волнами рыжих колючек каменистому плато, а впереди, в многих часах пути, виднелась блестящая в закатных косых лучах из-за спины и деревьев над головой путешественников солнца большая заводь.
- Вон там поселение, - указал в сторону находки своих глаз следопыт. - Полдня пути в худшем случае.
И там же остаться на ночь. Бадья с тёплой водой и местное, слабо пахнущее лесными травами и хвойными смолами, взбитая и очень сносная с подушкой из пуха домашней птицы и щекочущих кожу грубоватых домотканых простыней и, наконец, обед с гарниром и питьём кроме обычной воды. Наверное, такие приятные ассоциации должны были сложиться у Даниэллы за время их путешествий. Девушка, быть может, совсем отвыкла от подобной идилии в глубинке, столько лет проживая в столицах: Эрдан, Мирдан, Эденвел... Княжну следовало доставить Элиору как можно скорее, а Мор не торопился, как будто за ними не гнался озверевший от неудач княжич и над страной не нависла гражданская война. Подождут.
- Спустимся тогда, и поищем место внизу, чтобы утром было легче, - сказал Морган. Мешки он закинул снова на спину, но сильно закреплять не стал, предвкушая, что скинет их снова не позже исхода получаса. Высвободив одну руку, он стал цепляться за камни, переставляя ноги в сапогах вниз и выискивая путь ниже. Им повезло, обрыв был не крутой, слом земли здесь с годами присыпало обвалившимися обломками скал и упавшими деревьями.
- Хватайся и ставь ногу мне на колено, здесь тебе не спрыгнуть, - позвал полуэльф Даниэллу, привалившись спиной и мешками к земляной стене и вытянув наверх руку. Нормальная обувь для фалмари уже занимала его мысли почти каждый день, но стоит ли расчитывать в глухих поселениях встретить пару сапожек на небольшую изящную ногу, которую они смогут себе позволить? Конечно, нет. И не на башмаки же босоножки менять.
Медленно и под как будто бы насмешливое подбадривание пустельги они спустились к небольшой пробитой вглубь падающей водой заводи, и, хотя по верхушкам деревьев ещё гулял закатный свет, путешественников накрыли густые сумерки.
- Всё, здесь сойдёт, никуда больше не пойдём, - сбросив второй - и последний! - раз сумки с ноющей спины выдохнул Мор. Между исполинских стволов не надували ветры, лежала толстая подушка из игл и листвы, из которых скалились светлыми зазубринами камни, которых с хворостом можно и нужно было набрать на хороший надёжный костёр, пока не стемнело окончательно.
- Так... Посиди, отдохни, подлечи ноги... - чтобы продавленные болезненные красные следы не открылись и стали кровоточить, как это бывало, - Раскладываться начинай, а я за хворостом и осмотрюсь.
Зачем осматриваться - неизвестно, ведь рейнджер точно знал, что на острове в лесах не водится нежити, нечисти и просто недружелюбных к людям и эльфам тварей. По крайней мере, он о них не слышал и не встречал. Так и не выдав указание не трогать тушу совсем-совсем, Мор исчез где-то в тенях, не оставляя за собой даже шорох листьев о подошвы мягких сапог.

+1

15

Даниэль остановилась возле полукровки и осмотрелась. Выдохнула удивлённо-восхищённое «о», смотря на пейзаж. Дорог длинная и тяжелая, но вид… вид! Он был прекрасен. Будь у них меньше проблем, утопись где-нибудь в горной реке их дорогой молодой князь, всё было бы просто идеально. Привыкнуть к переходам можно. Бегство не позволяет им долго задерживаться на одном месте, некомфортная обувь доставляют лишние хлопоты, которых, при лучших обстоятельствах, можно было избежать. Насладиться природой, с которой и в чужом краю можно находиться в тесной близости, которая радует глаз, но приходилось бежать от погони и останавливаться, в крайнем случае, чтобы передохнуть, подлечить сбитые в кровь ноги, немного поспать или поесть. Любоваться видами было некогда, как и отвлекаться на что-то кроме похода.
Метерленс слишком долго не заявлял о себе. Девушка ждала, что этот момент рано или поздно настанет. «И в самый неподходящий момент», потому что Каэль – мастер неожиданных появлений и неуклюже-наглого вмешательства в чужие дела и судьбы.
Селение – отличная возможность отдохнуть от лесной суеты и окунуться в подобие цивилизации, в лучшем случае, на день или два. Для большего нужны и деньги, которые заработать возможности не выпадало, и отсутствие княжича, который где-то затеряется в глубинках и не догонит их, снова выследив. «До его ещё надо дойти»
Девушка опустила взгляд вниз. Подумала, что в последнее время они зачастили выбирать дорогу, где одни крутые спуски или подъемы. Карабкаться в такой обуви ужасно неудобно, а загреметь в них – ещё та потеха, которую Метерленс просто не имеет права пропустить. Проблему решить можно. Ланкре обладала необходимыми навыками, чтобы своими руками сжить себе что-то, что заменит босоножки. Морган мог поймать дичь и дать ей материал, не потратив ни сьерра. Одного у них не было – времени. Работа кропотливая и потребует много времени и сил, а делать на каждой остановке по части работы тоже не выпадала возможность. «Может в селении выпадет случай…» Фалмари не надеялась, но решить проблему необходимо, и чем быстрее, тем лучше.
Крепко взялась за протянутую руку помощи и осторожно медленно спустилась, опасливо поставив ногу. Вторая рука тут же оказалась на плече полукровки. Энгвиш – парень достаточно высокий и крепкий, но это не повод делать из него стремянку, чтобы преодолевать природные пороги. Такие спуски дико смущали. Дан мялась и нерешительно спускалась, стараясь не смотреть на полукровку, которому опять и опять прилетало от неё. Бережность, с которой она относилась к Мору, проскальзывала и здесь. Она ставила ногу так, чтобы каблук не впивался и не причинял ему боль. Спрыгивала быстро, долго примеряясь перед тем, как наступить на него. «Я представляю, как это выглядит со стороны…»
Спуск закончился и девушка облегчённо выдохнула, расслабившись. Пока тряслась над Энгвишем, забыла про болящие ноги. Неловкое положение – верный сопосб отвлечь. Привал, наконец-то, привал, - вскрикнули ноги и отвалились.
Усевшись на удобный камень, Ланкре избавилась от неудобной обуви, растёрла ноющие ноги наложила заклинание. От холодка по коже пробежала мелкая дрожь, но от ног пошло желанное облегчение, и она довольно, как кот, нажравшийся сметаны, улыбнулась улыбкой довольного идиота. «Идиот – это точно подмечено»
Морган ушёл, оставив её одну. Пока мужчина занимался одной работой, женщине нельзя было долго сидеть без дела. А работы у неё достаточно. Фалмари разложила вещи, достала всё необходимое для грядущего «пиршества». Несколько раз посмотрела с сомнением на тушу, оставленную парнем. Приготовить она могла, но не освежевать, а этого полукровка ещё не сделал, поэтому в распоряжении Огонька остались незначительные приготовления и сбор мелких веточек для костра.

+1

16

В родной стихии, когда на голову со всех сторон не давили люди и стены, и так внешне редко беспокойный Мор и внутренне переставал волноваться. Ему нравилось течение времени, уединение, чистота воздуха и мыслей, он прекратил воспринимать со смущением, порождённым совсем не его взглядами на жизнь, такие прекрасные явления, как помощь. Это же так прекрасно, когда кому-то кроме тебя не всё равно, не правда ли? Почему же настырный отказ от этого считается поступком гордых и независимых? Или, может, глупых, как Метерленс? Вот Мор не понимал, но подчинялся.
К темноте его глаза быстро приспособились, и он стал различать призрачную форму окружающих его вещей. Сначала крупные деревья, потом кусты и рельеф подлеска, а там и отдельные сучки и горки листьев. Где-то позади, у более светлого участка леса вокруг чаши, образованной падающей с крутых порогов водой, полуэльф чувствовал успокаивающее присутствие Даниэллы, и не было ничего крупного и опасного на минуты бега вокруг.
Морган вернулся с небольшой охапкой - много в сумерках не сыщешь, но среди веток были довольно толстые и практически сухие куски разбитого падением сухостоя. Где-то на обратном пути он ещё раз вспомнил про Метерленса.
"Нам было бы неплохо угадать и дать ему либо уйти слишком далеко, либо самим стереть свой след раньше".
Вот и обратная сторона любви егеря к лесу: он не держал своих щитов и легко ловил любую стороннюю тревогу.
Затем пришло осознание, сколько нужно переделать, и, добравшись до залечивающей ноги Даниэллы и выдохнув "сейчас всё будет", рейнджер начал спешно собирать костёр. Огниво в повлажневших ладонях дало искру не с первого раза, но шалашик из веток занялся хорошо.
- Не дёргайся понапрасну, - не поднимая глаз, кинул, подхватив мешок с тушей, Мор. - Одеяла раскатаем позже. Или ты замёрзла?
Ещё бы ножки вытереть насухо между пальцев предложил, правда, но счастье, что полукровка натуре был не особо склонен трепать дурацкие идеи. Он сполоснул руки в воде и постарался сесть так, чтобы закрыть поднятым краем мешка и ногой тушу и нож, но не оставаться без пляшущего отсвета костра и не терять из виду лица Даниэль. Выхваченный из сапога нож был изогнутым жалом воткнут в складку шкуры между брюхом и задней ногой кабана. Морган старался работать скоро, но в присутствии благородной и непривычной к такой специфической деятельности (да и специфическому запаху дикого зверя, что уж) барышни...
Она даже не знает, что скромный венец на её голове значит для десятков опальных рыцарей и тысяч им сочувствующих фалмарильцев, а у него не хватило духу поднимать эту тему хоть раз после чуть не случившегося расставания в деревне с соколятней. Ну уж нет, пусть Элиор разбирается с леди из таверны сам.
- Ай-с-с-с... - зашипел Мор. Острое лезвие сорвалось с разъезжающейся под ним, как вода под кораблём, шкуры и проехало по пальцам. Излишняя задумчивость никогда не шла ему на пользу. Парень сунул рассечённые и уже наливающиеся каплями подушечки в рот, досадливо морщась. И нож, и тушу с почти снятой шкурой пришлось отложить назад в пропахший кабаном мешок, а куда двигаться Мор и вовсе не знал, воровато поглядывая из-за плеча и свисавшей как у лошади шора пряди на девушку.

+1

17

- Не хочу быть бесполезным грузом, - легко улыбнувшись, ответила фалмари. – Если я немного подёргаюсь, хуже же не станет? – подняла взгляд на занятого полукровку, и, убедившись в том, что заклинание подействовало нормально, вытерла остатки воды, чтобы лишний раз не морозить ноги. Босоножки обувать не торопилась. Ноги за день от них дико устали, поэтому Даниэль ограничилась полами своего плаща, которые заменили одеяло. Тепло и уютно. «И ничего не давит, не натирает и не пережимает» ей всегда казалось, что это самая удобная обувь, но для походов она не подходит, как и для климата Гвиндерила. «И что нас когда-то объединяло?» Так много расхождений и так мало общего, которое сложно почерпнуть из огромного чана различий. – Я не замёрзла.
«Пока» К вечеру становилось холоднее, но Мирдан немного закалил её, поэтому переносить выпады погоды стало, пусть ненамного, но легче. «Надо было обзавестись тем артефактом, и горя бы не знала» Многозначительно посмотрела на свои ноги и обувь, оставленную в стороне. «Почти…»
Фалмари не стала лезть к полукровке, который приступил к разделыванию туши. Она в этом ничего не смыслила. Мешать не хотела. И молча ждала, когда она сможет заняться готовкой, имея уже то, с чем она в состоянии работать сама. Не всё же ему отдуваться и заботиться о том, чтобы всегда было тепло, ничего не угрожало и живот не урчал от голода. Надо и ей что-то делать. Дан не привыкла сидеть без дела, поэтому ожидание было утомительным и долгим, но закончилось раньше, чем она ожидала. Слишком быстро и не без потерь.
- Поранился?
Девушка встала, подошла и села возле полукровки так, чтобы она видела его лицо, и было удобно рассматривать повреждённые руки. Часть плаща оказалась у неё под ногами, другая их накрыла, относительно защищая от холода. Застёжка немного давила, но терпимо.
- Дай посмотрю, - взяла его руку без спроса, по сути. Осмотрела пораненные пальцы. Незначительные порезы, но, если их не обработать, то можно сделать хуже. Ланкре подтянула к себе свою сумку, покопалась в ней, пытаясь найти что-то подходящее. Поставила перед собой небольшой пузырёк с мутноватой жидкостью, несколько лоскутов положила к себе на колени, чтобы не выпачкать их, и они были под рукой. – Сейчас немного будет больно, - пролила немного жидкости на рану. Спирт это не самая приятная вещь в сочетании с развёрнутой кожей , но он был необходим. Парень разделывал тушу, нож был уже грязным, а руки он мыл навряд ли. Можно занести любую заразу. Лишняя промывка не помешает, даже если порез пустяковый. Бережно перевязала рану, закрепив свой результат маленьким узелком сбоку, чтобы он не мешал.
- Должно держаться, - придирчиво осмотрела повязку и убрала всё лишнее обратно в сумку.
Треснула ветка и Даниэль встрепенулась, словно перепуганная птица. Они здесь больше не одни.
- Мор…
Фалмари не отрывала взгляда от их гостя, решившего зайти на огонёк. «Я даже не знаю, кто лучше… Метерленс или…»
- Медведь…
Бурый красавец вальяжно вышагивал по колкому суховатому ковру, рыща в поисках еды. На двух путников он внимания не обратил. Девушка предположила, что он их не заметил и был слишком увлечён поиском какой-либо еды вообще. Он находился достаточно далеко, чтобы у них была возможность что-то предпринять, но у Огонька не возникло желание просто шевельнуться. Она затихла, чаще задышала, смотря на медведя через плечо полукровки, надеясь, что это несчастье обойдёт их стороной и им не придётся связывать с ещё одним горячим сильвийским мужчиной. Хватит с них молодого князя.

+1

18

Бесполезный груз - огонёк, который может зажечь жаром фойррового пламени грядущую революцию.
Вредно думать. Вредно-вредно-вредно.
- Да, так... - нехотя отнимая ото рта пальцы и показывая разрезанную кожу прокомментировал Морган. "Да так" было довольно глубоко, но хотя бы ровно, и края не расходились: нож был заточен хорошо и легко резал ветки и жилы. Конечно, разделывать тушу дальше, касаясь грязной шкуры, значило риск подхватить что угодно: от падучей до паразитов. Лучник покорно отдал руку заботам фалмари, лишь чуть шикнув, когда содержимое пузырька коснулось голой плоти. Его больше занимало и конфузило собственное моральное состояние: эмоции, желания, банальная рассеянность на момент. Ему хотелось...
Пара-па-пам! - сказал господин случай, и отвлекшийся от привычного отслеживания всего вокруг эмпат даже приоткрыл рот, изрядно удивлённый. Мигом все мысли о том, как хотелось бы расцеловать бережные медно-смуглые пальчики со светло-розовыми лунками наспех чищенных ногтей повыветрелись из его головы, когда он глянул через плечо в ту же сторону.
Медведь. Ранняя весна. Ну какого дятла он тут шатается? Хотя на севере острова и снег выпадал не на все холодные месяцы, сходя наголо практически каждую неделю, а добычи - той же рыбы в незамерзающих порожистых реках - было в избытке... Но всё равно: на кой ты здесь, медведь?!
- Я разберусь, - тихо сказал полуэльф Даниэль и, попробовав повязку, осторожно взял тушу с мешка ближе к ножу. - Не двигайся и закрой глаза лучше.
Конечно, был очень лёгкий выход: успокоить рыщущего мохнатого магией, отослать подальше и наслаждаться вечером дальше. Но, будучи воспитанным рейнджером, Мор был учен уважать и заботиться, если возможность есть. Возможности были четыре ноги, башка, шейка и рёбра, надо только было её как следует - и быстро! и тихо! - расковырять. Например, Мор совершенно был не прочь поделиться кабаньей башкой, с которой ещё не снял шкуру и которую не имел ни желания, ни дома, чтобы на стену повесить. Прощупав целым большим пальцем и мизинцем левой руки последний позвонок, он, чётко сконцентрировавшись на ауре медведя, а глазами - на руках, несколько раз резко и сильно ударил туда.
Медведь повернул нос к ним. Заревел-захрюкал.
Пара-пара-пам!
Морган подскочил на ноги, чувствуя, что времени уже нет, крутанулся на пятках и крикнул.
- Эй, косолапый! Жрать, небось, хочешь?
Медведь поднялся на задние лапы с той стороны костра и заревел громче. Адреналин ударил в голову Мора, выпрямляя подрагивающие колени. Нет, всё-таки с медведем ему точно не тягаться, даже с магией. Один удар - считай покойник.
- Давай мы тебя покормим, а ты пойдёшь своей дорогой? Лови!
И полуэльф швырнул что было сил кабанью голову через приплясывающий  огонь в сторону ревущего медведя. Тот лапой отбил его наземь и ещё громче взревел.
Ес-сть...
- Дан, - позвал он, чувствуя резкую боль в ладони и отводя руку за пояс, - помоги: вытяни переднюю ногу у туши.
Там шкура тоже была лишь чуть спущена. Снова взяв нож, охотник стал резкими ударами прорубать связки и пазуху сустава.
Повязка на рассечённых пальцах пропиталась кровью, и Мор, сжав зубы, перехватил нож и кинул отделенную ногу правой рукой. Лишь только вибрирующий рёв за костром известил, что и вторая часть угощения получена, он упал на свою корягу и прикрыл глаза. Капля бежала, обогнув бровь,, со лба по виску. Лишь бы только чары прошли и медведь благополучно оставил их в покое.
- Вот и нам меньше тащить, - шепнул он, пытаясь отвлечь и успокоить Даниэль.
А что? Медведь валял по земле, пытаясь добраться до содержимого, уже покусанную кабанью голову, или, может, уже ногу, сдавшись, так что ему досталось больше, чем треть туши. А то, что самая несъедобная для них, двуногих - так ничего, у него помощнее челюсти и клыки.
- Можешь туда не смотреть, я его слышу.
Всё ещё.
Лишь бы отвязался, лишь бы отвязался...

Использовано: Дар убеждения

+1

19

С медведем договориться проще, чем с Метерленсом. Задобрил его куском того, что тебе не надо и чего не жалко, и живи себе спокойно, уверенный в том, что вторая встреча не состоится. Обитатель лесов Силвы не станет преследовать несчастных путников, которым свалился на голову молодой князь. Свой лакомый кусок он получит и без боя, ограничившись демонстрацией громкого голоса, крепких могучих лам и пушистой морды, нашпигованной множеством пожелтевших острых клыков. Вывод: зверь умнее и, как собеседник, приятнее.
Просьба полукровки пришлась девушке по душе. Ей ничего не нужно делать. Совсем. Она не могла пошевелиться и не хотела. Ей стало страшно. Бурый товарищ пугал её сильнее, чем ламар. От последнего неприятностей больше и характер сквернее, но опасностью разило от медведя значительно сильнее. Если бы не Морган, Ланкре сидела бы в нескольких метрах от зверя, надеялась на свою удачу и, как вкопанная, смотрела в одну точку, испуганными глазами провожая каждое движение властителя леса. Пройдёт он мимо или нет – вопрос другой.
Пока парень пытался наладить контакт с гостем, фалмари предприняла тщетную попытку взять себя в руки. Если что-то пойдёт не по плану, ему может потребоваться помощь и новый план. Неплохо бы его придумать, пока есть такая возможность думать вообще. Когда зверь ринется, времени на это не будет, а спонтанные действия не всегда удачные и гениальные. Достаточно вспомнить её весёлый полёт на палубе корабля Каэля, который закончился грубым падением и приятной находкой.
Закрыть глаза не смогла. Закроешь тут, когда голодная зверюга рыщет в поисках еды, а ты – отличное бесплатное блюдо, которое готовится одним взмахом увесистой лапы. «Кажется, немного успокоилась» Подумала и вздрогнула, зажмурившись, от грозного рёва. «Рано-рано-рано!»
Даниэль почувствовала запах крови и убитого зверя. Голова начала идти кругом. Пальцы задрожали и плохо слушались, но она смогла заставить себя сделать то, о чем просил её Энгвиш. Нога поддалась неохотно. Девушка не смогла ухватиться за неё мёртвой уверенной хваткой. Мерзко – не проблема, страшно – беда ещё та. Первый раз, когда парень по ней ударил, нога почти выскользнула из её рук. Огонёк постаралась как можно крепче ухватиться и облегчить полукровке работу. Второй раз был значительно лучше.
Нога отправилась в полёт, как ещё один залог их спокойной молодой жизни. Девушка не стала смотреть, что происходило дальше. Короткие ушки подёргивались, улавливая неприятные шумы. Она пугливо осмотрелась, в пределах метра пытаясь найти то, на что может отвлечься. Она должна успокоиться.
- Повязка…
Наложила для того, чтобы в рану не попала грязь и кровь убитого животного, а в итоге она пропиталась ей всё равно! Обидно. А как действует. Дан отвлеклась, переключившись на парня. Исправить проблему с повязкой сразу, возможности нет. Нужно найти ещё один повод отвлечься. Взгляд забегал, цепляясь, как за спасительную соломинку, каждый изгиб линий его лица, которые, так неудачно, пряталась спадающие волосы. С этим что-то нужно делать, и для того, чтобы это заметить, Ланкре надо было до смерти испугаться. Прекрасно!
Чавканье и пофыркивание прекратились. Медведь лениво-довольно рявкнул, пару раз ещё принюхался и тяжелым шагом посеменил от них.
Выждав несколько минут, фалмари ткнулась лбом в грудь полукровки, шумно с облегчением выдохнула и протянула к нему руку, ладонью вверх.
- Дай мне свою руку.
Попросила и сама взяла, не спрашивая.
- Никуда не годится…
Пальцы ещё дрожали, но она упрямо пыталась сделать вид, что всё под контролем, она в порядке и это важнее, чем то, что их могли сожрать вместо кабана, довольно похрюкивая. Развязала повязку. Кровь не успела пропитать её насквозь, оставив один слой нетронутым. Хорошо. Заменить можно, не тревожа рану снова. Это она и сделала. Медленнее, не с первого раза, но пыталась качественнее, чтобы повязка не сползала и не мешала ему. На узелке руки совсем подвели, задрожав до такой степени, что она не смогла попасть в нужное «ушко» и вытянуть через него лоскут, чтобы надёжно закрепить.

+1

20

Пронесло: медведь ушёл и паника осела. Уже через полминуты Мор по привычке лучника стал дышать ровно и медленно, невзирая на упёршуюся ему под кадык голову фалмари. Нравится ей, что ли, прямо в ворох плачущего по стирке тряпья под чуть расстёгнутой курткой?
"Весело живём, ничего не скажешь".
Дальше, за отступившим стремлением выпутаться, в голову пришло что-то невразумительно-смутительно и Мор так растерялся, если больше не сказать, что тут нечего и сказать. Лучше не... упоминать даже.
Полуэльф невольно пошевелил связанными повязкой пальцами, когда Даниэль попросила - нет, потребовала - его руку. А Мор даже и не сообразил, что можно поупрямиться и отказать. Туша так и лежала у него на мешке в ногах, благоухая пока ещё свежим сырым мясом, кровью и недоделанной работой. Сам охотник даже забыл о кабане, глядя из-под длинной чёлки за тем, как кропотливо переделывает повязку фалмари. Когда она перестала попадать, он уже пришёл в себя после внезапного транса и просто положил на первый узел свой перепачканный кровавой жижей мизинец правой и помог довязать. Рас-трын-дец руки грязные, даже в тени, особенно густой при костре, видно. Так жить нельзя. Чистоплюй в бывшем лесничем начинал прямо таки ощутимо чесаться (особенно подпитываемый фактом, что нужно было думать о чём угодно, кроме спутницы.
- Придётся дорубить, если мы не хотим, чтобы всё просто испортилось, - кивнул вниз Мор. И встал, опрокинув тушу с ножом в мешок и зацепившись за края обеими руками: здоровой правой и левой с лишь двумя рабочими пальцами. Пересел на свою рухлядь в форме бревна он лицом к костру и сдвинулся на правый край настолько, насколько мог. Раз страх перед медведем пересилил страх перед уже почти разделанным кабаном, Даниэль изъявляла желание помогать ранее, а у самого него была минус рука...
Парень решил, что он в праве поэксплуатировать пока-ещё-не-заверенную княжну. К тому же, такая мерзкая рутина прекрасно гонит из головы романтический бред. Мор заметил, что стал слишком легко им заражаться и воротить много бестолковой хрени. Спасибо Анне и Метерленсу, ох спасибо...
Забавно, что имя Даниэллы он в своих ворчливых мыслях благополучно опускал.
- Смотри. Всё очень просто. Я уже практически закончил, когда пришёл медведь. Сейчас шкуру можно, сделав небольшой круговой надрез здесь, - он прочертил жалом ножа дорожку вокруг последнего перед копытом сустава на кабаньей передней ноге, - стянуть её полностью. Я хочу, чтобы ты подержала для меня ногу, потом стянула шкуру.
Он сделал движение, как будто чулок стягивает. Только кожу. В пустом желудке что-то перевернулось несколько раз, а что Мор, даже заранее отстранившись от мира и задавив эмпатию, почувствовал рядом, лучше вообще не ощущать.
- Потом подержишь, я срежу ноги и ты займёшься ужином, а выпотрошу я уж как-нибудь сам, - превозмогая приступ, продолжал он с видимым спокойствием. - Тебе как, нормально, не сильно мутит?
Конечно, мутит. Про потрошить вообще лучше было бы не говорить - даже Моргану, бывалому мяснику, не особо нравилось выгребать из туш желудок, кишки и всё дерьмище, а уж как весело выглядели пирующие падальщики, когда он проходил мимо собственной же стоянки несколько дней назад... Если эти падальщики были ещё живыми.
Мысли о вымирающих лесах Альянса хорошенько охладили разум. И влажную дорожку под курткой вдоль хребта.
"Ничто естественное не отвратительно", - напомнил себе рейнджер и перехватил липкой ладонью нож.
Он видел вещи, которые противоречили самой природе. Целые стаи тварей, охотящихся просто потому, что им внушила чья-то воля.
Интересно, как там теперь? Долго бы он протянул во вверенном лордом ему лесу, если бы не сбежал в тот вечер с кладбища Акропоса?
Морган соскальзывал в задумчивость, пустым взглядом наблюдая за перебивающим кабаньи плечевые суставы ножом в собственной руке.

+1

21

Чем дальше в лес, тем больше недоразумений. Руки дрожали и мешали – плохо, Морган решил ей немного помочь – хорошо, но не грязными же лапищами туда лезть! От вида крови, которую она прекрасно видела, стало ещё муторней. Девушка шумно выдохнула и предпочла не делать вдох вообще, пока вокруг витают эти благовония лесной жизни. Грязные вещи, которые им давно пора бы постирать, в сравнении с этим – ерунда. От неё так не воротило. Просыпалось чувство не чистоплотности даже, а необходимость воспользоваться возможностью сделать немного лучше, когда рядом под рукой река. Погода, время суток и сырость не поспособствуют быстрой сушке вещей, а с Метерленсом каждая минута на счету. Придётся отложить это желание на подходящее время.
- Но… она же… была чистая… - как так?! Она специально меняла выпачканную повязку, чтобы он снова её пачкал. «Мужчины…» Она и сама хороша, на свои руки не посмотрела. Сама касалась кабана и запросто могла испачкаться. Опасливо и придирчиво осмотрела руки. Ничего, что могло бы угрожать чистоте повязки, не было. Не считая грязных пальчищ полукровки.
Мужчин нельзя допускать к женской работе даже косвенно, иначе в ней появляется что-то… грязное, невразумительное и противоречивое. Как грязные пальцы на идеально чистой повязке. Чистым краем использованной повязки она вытерла грязь с руки Энгвиша, которая могла попасть на повязку. Узел благополучно завязался с его, если это так можно назвать, помощью.
Дрожь в руках унялась, пару коротких вдохов, спокойствие возвращалось, но ароматы лучше не стали. Тушка мило подмигивала, лёжа рядом с ними. «Я не буду думать, хорошо, что мне не улыбается убитый хряк или плохо, что у него нет головы и…» Снова замутило. Красота. Ещё немного и кто-то побежит под ближайшее дерево, как дамочка в положении! «Спокойно, Дан! Это просто зверь! Убитый… но зверь же» Не самые лучшие попытки облегчить себе жизнь.
А тут и Мор подсобил, намекнув на помощь. В первый намёк она сильно затормозила, не заметив, что от неё что-то требуется. Мужское дело, непутёвая девушка, все дела… Ей и в голову бы не пришло, что после геройского ранения её героя геройствовать придётся ей, но бороться не в Каэлем Метерленсом и не с милым папой-мишкой, а рвотным рефлексом!
«Не сильно ли меня мутит? Да меня сейчас стошнит!» Она перевела взгляд с парня на тушу, в разделывании которой ей придётся принять участие. Голова пошла кругом. «А, может, я не так и сильно хочу быть полезной…» Отступать назад было поздно. Впереди мёртвое животное, позади стыд и срам, которые будут давить на неё, являясь кабанчиком во сне, который просит её выпотрошить. Лучше она пересилит себя сейчас и сделает это, чем будет мучиться потом. «Наверное…»
Весомое «да» появилось в виде чистой повязки. Он может снова её испачкать и все её труды снова станут никудышными попытками сделать лучше его жизнь. и ему будет больно и неудобно. Изрежется ещё больше и… «Ладно-ладно! Уговорила!»
Ланкре сдалась, села удобнее и перехватила ногу, отводя взгляд и ёжась каждый раз, когда Морган орудовал ножом. дышала глубже, сдерживая позыв похвастаться своими харчами за две недели. Ей нужен воздух. Немного свежего воздуха, а не эта зловонная гадость, которую ей ещё и готовить. М-м… вкусняшечка! Дрожь вернулась, но огромной силой воли фалмари заставила себя сдерживаться и не мешать полукровке. Кошмар закончился. Нога оказалась у неё в руках, готовая к готовке. «Нога готова, я - нет»
Выдохнула.
Поднялась на ватных и непослушных ногах, отошла от полукровки, пребывая в том же трансе, и неосознанно начала готовить, машинально выполняя каждое движение, не задумываясь о том, как и что делает. Всё выходило спонтанно, пока она приговаривала «Надо взять себя в руки. Надо взять себя в руки и… только бы не вывернуло!»
Ужин готов. С огромным трудом, но он готов. Не притронувшись к нему, девушка выбралась на свежий воздух, чтобы отмыть кровь и грязь с рук и окончательно избавиться от этого ужасного запаха. Стало немного легче. Родная стихия влекла и успокаивала. Головокружение исчезло, тошнота прошла. Осталось небольшое недомогание, которое девушка списала на последствия разделывания туши, встречу с медведем и свои прекрасные скалолазания в босоножках. Она не подумала о том, что могла заболеть из-за холодной воды, в которой испугалась во время побега, или что ей не помешало бы искупаться в реке, чтобы удовлетворить своё морское «Я» тесной близостью с родной стихией.
Вернулась обратно. Устроилась у костра, пытаясь отогреть замёрзшие от воды руки, а потом переключилась на еду. Противно, мерзко, куча ярких, но ужасных воспоминаний, а есть-то хочется…
Она не помнила, как готовила и что планировала сделать изначально, но получилось съедобно. Этого достаточно.
закончив с едой, когда желудок отозвался довольным урчанием и приятной тяжестью, Дан вспомнила, что у неё осталось одно незавершенное дело. Полезла в сумку, поковырявшись в ней, достала оттуда деревянный гребень и подсела к Моргану.
- Если не хочешь, чтобы она и дальше тебе мешала, - указала на чёлку, которая напоминала больше конский хвост, чем волосы того, кто имеет родство с эльфиским прекрасным народом, она показала гребень, который хотела сначала вручить парню, но, вспомнив, как он помогал ей с повязкой, передумала, - надо с ней что-то сделать.
Устроившись удобнее, чтобы волосы парня были перед ней, она взяла одну прядь, оценила общее состояние волос, подумала, что проще срезать всю эту красоту, но, слывя девушкой упрямой, начала вычёсывать своё лесное чудо.

+1

22

Ну, в общем, в трёх словах...
Дурацкие затеи Мора.
(На самом деле спектр вариантов гораздо больше, включает варианты с дикарь, дебил и исчерпывающим Морган, но мы опустим его, чтобы сохранить время и избавиться от ненужных подробностей).
Кое-кто просто не может жить без того, чтобы что-нибудь начать и запороть. И ещё добавить. И потом ещё испытывать угрызения совести, прекрасные, но сильно запоздалые.
По-хорошему, на тушу можно было и махнуть рукой, и просто попросить подморозить под мешком, положив его, скажем, на камень, землю. Но жадность ведь! Медведь их немного обожрал, но только немного, а ведь ещё оставались жилы, и жир под шкурой, и столько мяса, что можно сбыть и не бедствовать...
"Пару дней идём вдоль речки и ловим рыбу и рачков", - сделал для себя вывод рейнджер, провожая глазами ложно ровную походку Даниэль. Что там творилось внутри девушки, он прекрасно чувствовал и был не в восторге от самого себя. Как она ещё от него, придурка, выращенного в Альянсе, где каждый второй препарирует трупы разумных существ на продажу, если сам не некромант, не сбежала? Если подумать, он поступил действительно очень мерзко.

Выворачивать из будущих запечённых свиных рёбрышек всё лишнее Мор удалился с ножом и мешком в тень дальнего от костра видного дерева. Работал одной рукой, как и хотела спутница, лишь придерживая кончиками пальцев, но быстро, пока его отпустило чувство отвращения к привычной работе и самому себе. Наконец, полегчавший ещё раз вдвое кабан отправился назад в мешок, поверх стянутой шкуры, охотник обмотал его вокруг руки, вернул на место за рассыпающуюся корягу, и пошёл, шатаясь, пока Даниэль занималась ужином, чиститься чуть ниже по берегу речки.
Нож, правая рука, сапоги, штаны, ещё раз рука, лицо, рука, шиворот, рука, пальцы левой. Рутина, в голове породившая умиротворённую мантру, перекрыла, что где-то рядом девушка уже подумывала чуть ли не прыгать с холодную по весне воду. Вернувшись к костру и обнаружив там в котелке оструганную в бульон ногу, торчащую гордо вверх копытцем, но не обнаружив девушки, он вспомнил и понял. Бежать извиняться? А за что, собственно? Мор достал из сумки ложки, вытащил из засапожного кармана почищенный нож, и молча принялся за еду, к возвращению фалмари объев и спрятав кость из котла подальше. Закончил, по старой привычке давиться, но сметать за пару минут, он свою треть бульона намного раньше, и даже раскатав одеяла с другой от едящей Даниэллы стороны костра, долго, сидя на своём и чистя ножом зубы - да-да, именно тем, которым свежевал кабана, порезался и мог, случись что, засадить медведю в глаз; он хорошо его почистил! - поглядывал украдкой на девушку из-под волос. Вынутые из сапог и портянок ноги - кстати, ничего драматичного - шевелили длинными пальцами сами по себе, пока прохлада не стала кусачей, и привычное спокойствие возвращалось. Веки стали тяжёлыми и клейкими.

Возмездие пришло неожиданно, с гребнем.
Нет. Нет-нет-нет-нет-нет! Не-ет!
- Не-не стоит, правда! - чуть забеспокоившись - и убийственно, но незаметно зыркая из-под патл, пытался разубедить её Мор. - Я сам их разбираю.
Ну-у, когда моет руки - шанс во время путешествий предоставляется хорошо если раз в несколько дней. И не сильно занят. И не очень устал. Короче, чаще раза в месяц - редкость дивная и уже произошедшая в этом.
Но у фалмари воля была незгибаемая и, не желая спорить и ссориться, полукровка терпел, вжав голову в плечи и тихо шипя, когда гребень тянул слишком сильно. Выдерживал пытку Морган для себя, с детства бегавшего от матери, очень долго, но стоило девушке добраться до загривка - крепко, но аккуратно перехватил руку, посмотрел Даниэль в глаза и сказал:
- Давай лучше спать, а? Завтра днём уже до деревни доберёмся и будет время повозиться со всякими делами.
А завтра забудется, завтра Мор сам как-нибудь распутает и скажет, что так было, и избавится от довольно странного, если не сказать унизительного, ритуала.
Поправив рядом с собой валик из сменных (и таких же грязных, как эти) вещей и начав вытягивать, сгоняя зад в фиолетовой юбке, рейнджер указал Даниэль на её спальник, снял куртку, завернулся в одеяло, накрылся ей сверху, и изобразил неоспоримое стремление спать. Для верности ещё и голову под одеяло втянул. Вот так неизящно полудикий полудурок полуэльф говорил обычно своё "нет".

+1

23

- На «левое», «правое», «ещё не торчит во все стороны»? – хмыкнула девушка, и не думая останавливаться. Это наглое вторжение на его личную территорию с её стороны, но сам виноват. Это её маленькая невинная женская месть за то, что он вынудил её выполнять мужскую работу, от которой желудок болезненного сжимался, протестуя. «Не будем о грустном» Выкинув противные воспоминания из головы, она сосредоточилась на волосах парня. Если не кривить душой, то том, что он называл волосами, потому что в этой копне, вечно скрывающей его лицо, вообще непонятно, где нос, где глаза и куда, если что, ложку с супом тыкать. Даниэль не думала, что последнее ей когда-нибудь пригодится. Это же Морган, он её вечно спасает, а она влипает в незабываемые приключения, не в состоянии позаботиться о себе самостоятельно.
Ланкре действовала нежно, почти любовно, но до тех пор, пока ей не попадались противные узлы, с которыми она отчаянно боролась, пытаясь вернуть себе мировое господство, пусть и на уровне головы этого полукровки. Взялась – должна сделать, как полагается. Она так упорно пыталась вычесать своего спасителя, что часто забывала, что держит в руках не шипящего гадкого дракона, а парня, который страдает от её попыток облагородить своего рыцаря.
- Ты же мужчина. Терпи, - командным тоном приказала хрупкая и совсем не нежная фалмари, слыша одно шипение за другим, когда что-то шло не так. Узлы сдавались, и общая картина становилась постепенно лучше. Огонёк довольно смотрела на свои труды, но работа ещё не закончена, хвалиться рано. Надо расквитаться с чёлкой и вот тут ещё немного подправить, и тогда работу можно считать законченной.
Она собралась с силами, занесла гребень, но не успела отделить нужную прядь, когда парень перехватил её руку. Она удивлённо захлопала глазами, смотря на него.
- Но… - попыталась возразить. – Я же почти закончила…
Она к нему с душой, с местью, а он спать собрался. Нечестно. «И даже не надейся, что я завтра об этом забуду» Сегодня она его отпустила. Пусть радуется временной свободе. Хватит с него на сегодня. Кожа на голове должна уже ныть от того, сколько ей пришлось тянуть каждый узел, чтобы не пришлось срезать.
Мнение девушке пришлось оставить при себе, вернуться к своему спальнику и наблюдать за тем, с какой скоростью полукровка кидается в объятия сна. Даже волосы под одеялом спрятал, чтобы оан во сне к нему не пристала. «Как маленький ребёнок, которого заставляют есть кашу» Захотелось кинуть чем-то в этого противного мальчишку, но. вспомнив, что он, как минимум, дважды её спас, Дан повременила с насилием, и тоже влезла под одеяло. Попытка уснуть номер один.

Утром, когда фалмари разлепила глаза, полукровки рядом не было. Она предположила, что он встал задолго раньше, и куда-то убежал. Она же могла взяться за старое и продолжить вычёсывать его косматый загривок. улыбнулась, повеселившись с самого утра. Сладко потянулась и неохотно вылезла из-под одеяла. Воздух был холодным, особенно после сна и с утра. Погода в Гвиндериле ей не нравилась, но этот день весны был по особенному тёплым. Пора заниматься делами.
Пока Морган где-то пропадал, девушка занялась завтраком. Всё равно, где его носит и почему, он вернётся – захочет жрать. Этому её учил с детства дедушка. Выращенная мужчиной, она привыкла, как себя нужно вести в подобной компании, поэтому и сама нежностью и женственностью не блистала, хвастаясь привитой мальчиковатостью.
Она дождала Моргана, села на корягу, вооружившись супом.
- Доброе утро, мой косматый друг.

Отредактировано Даниэль (16-11-2014 19:59:21)

+1

24

Морандир - да, он и забыл данное отцом и представленное Ордену имя - встал затемно и полез наверх по вчерашнему спуску, подгоняемый совершенно нежданной утренней суетливостью. Чувства в рассеянном состоянии, в голове хаос, он не чувствовал себя отдохнувшим от слова совсем, а в отражении в воде был похож на обожравшегося грибами енота. Или то были наложившиеся на круги под глазами тени?
Мору этой ночью снились очень странные сны, и это было единственным чётким о них воспоминанием, стоило пелене улечься в настоящий обволакивающий леса туман. Щурясь тёмно-зелёными подслеповатыми спросонья глазами на рассвет с невысокого обрыва, он наблюдал, как переливается, растворяясь и оседая на верхних ветках, призрачное одеяло, и пока не торопился назад, прислушиваясь к одному знакомому существу на границе восприятия.
Несколько часов - и деревня - над горизонтом, поднимаясь над примеченной с вечера проталиной в лесном ковре, клубился дымок, наверное, пекарской печи. День-два можно будет отдохнуть. Тревожное предположение, что неторопливость им ещё аукнется, рейнджер отмёл. Нельзя тащить девушку по лесам в таком бешеном темпе всё время. И себя нельзя. Из-за проклятой эмпатии усталость накапливалась слишком быстро.
Пытаясь чем-нибудь не позволить себе уснуть, он размочил повязку на порезанных с вечера пальцах, но заглядывать под неё не спешил. Пока Мор полоскался, умываясь, в воде, он задел пальцами по боку непуганую рыбёшку, и даже словил руками парочку, но крупной не заметил.
Над головой приветственно протрещала потерянная на закате пустельга.
- Да-да, и тебе привет, - пробормотал полуэльф. Так рыба нашла едока, а время - убийцу.

- Привет, - всё ещё в состоянии сонного утреннего транса, ответил Морган девушке. Прогулка от груза вялости его так и не избавила, но аппетит нагулять помогла. Мясо уходило быстро, и с одной стороны было жалко, ведь теперь оставшимся не случится расплатиться даже за третью часть постоя, с другой - легче идти и меньше тащить. Угрюмо глядя перед собой, парень смял свой завтрак, после чего собрал вещи и сказал:
- Ну что, готова ещё одно утро попрыгать по корням и камням ради койки и бочки? - усмехнулся Мор. Выглядел он не очень свежим, чтобы придать словам оптимистичную окраску. Спасла своей трелью несносная соколица.
- Вот, птица знает. Нам ещё реку переходить. Не здесь. Пошли.

+1

25

Завтрак прошёл в молчании. Морган был не в лучшей духовной форме. Он и до этого никогда радужного счастья не излучал и разговорчивостью не отличался, но сегодня, после прошедшей ночи, казался ещё угрюмее, чем обычно. Навязываться фалмари не стала, поэтому в тишине доела, набив желудок ровно настолько, чтобы не испытывать голода и были новые силы на грядущие подвиги. До поселения далеко, а с её положением, она опустила взгляд на обувь и тихо хмыкнула, силы потратятся вдвое быстрее. Осторожность замедляет и высасывает все соки.
Даниэлла вымыла в реку посуду, наслаждаясь прикосновением воды к рукам. Холодная и покалывающая. Неприятно и руки быстро обледенели, покраснели и онемели. Ещё рано купаться в источниках. Нужно искать альтернативный вариант, а, когда он выпадет, кто его знает. В доме Анны справляться со своей маленькой проблемой удавалось без проблем. Не приходилось ничего выдумывать, женщина брала на себя большую часть подготовок и не раз предлагала свою помощь во время и после, значительно облегчая ламарскую жизнь. В лесу такую роскошь не встретишь. В селении, скорей всего, тоже.
Вернувшись, помогла полукровке собрать вещи. В две руки делать это было значительно быстрее. В интересах Огонька, оттягивать этот момент как только можно. Чем быстрее они справятся, тем быстрее выдвинутся в пусть, а это новое битьё ног обо всё, что под них подвернётся.
«Готова? Смеёшься?» Девушка этого не сказала, но многозначительно посмотрела на своего путника, чьи слова не добавляли оптимизма. Слова и предложения, которые должны были её заинтересовать и дать стимул двигаться дальше, стиснув зубы, не дал плодов. Виной тому неправильно выбранная интонация и выражение лица. «Причёсывание на него так подействовало что ли? Я же совсем чуть-чуть, а могла и разгуляться»
Пустельга, не скрывая этого, издевалась. Ланкре привыкла к её незабываемым комментариям, которые и без знания языка зверей, были понятны. Вдохнув полной грудью, они снова выдвинулись в путь. Мышцы после вчерашнего гудели, напоминая о долгом переходе и неправильно выбранной обуви, но первые ощущения пришлось перетерпеть, чтобы дальше мышцы, пришедшие в движение, стали отзываться меньшей болью. Утром и ночью их будет крутить ещё сильнее, чем сейчас, но другого выбора нет. Боль в ногах от перехода намного лучше, чем боль в голове от разговора с Мэтерленсом.
Пока Энгвиш ловко прыгал с одного корня на булыжник, Даниэль, как истинная леди, что было не к месту, долго примерялась к каждой неровности и предельно осторожно спускалась, чтобы не спуститься ещё быстрее и не на ногах, а на спине и заднице, весело подпрыгивая и вспоминая все ругательства, которые она когда-либо слышала за свою жизнь. За время их пути она приноровилась, поэтому передвигалась, в сравнении с началом их путешествия, быстрее.
Первая остановка была у воды. Не привал, но несколько минут у неё точно есть в запасе. Нужно всё взвесить, отследить потоки воды и понять, как лучше наложить заклинание, чтобы переход через реку оказался безопасным. Огонёк раньше ничего подобного делать не пыталась, но, как ламар, с водной стихией дружила и надеялась, что сможет найти общий язык.
Подобравшись к воде ближе, чувствуя, как её прохладное дыхание обжигает пальцы на ногах, девушка закрыла глаза, и сделала глубокий вдох, концентрируясь на заклинании. Насыщенный водой воздух обжог горло, вызывая неприятные ощущения, рези и покалывание. Сглотнуть было больно, но нет времени отвлекаться на всякие глупости.
Потоки силы переплетались, выплескиваясь в заклинание. Дан представляла себе картинку, которая должна быть. Река, которая от её ног и до другого берега покрывается прочным слоём льда. В воздухе стало холоднее. На ладонях появились колючие снежинки, а вода медленно начала покрываться льдом. Течение пыталось сопротивляться и сломить магическую плотину, но, чем больше оно упрямилось, тем сильнее замерзало, превращаясь в острые фигуры на поверхности льда. Сил ушло много, и фалмари почувствовала опустошение, которое пришло вместе с эффектом заклинания. Работа сделала.
Девушка осторожно ступила на лёд. Если он не выдержит, ей будет проще выкарабкаться из воды, чем полукровке. Несколько шагов дальше. Ланкре слышала тихое похрустывание снега, видела, как в местами прозрачном голубом зеркале виднеется не застывшая вода. Течение оставалось таким же сильным и уносило вниз мусор, попавший в реку.

+1

26

Иногда одиночество, или, хотя бы, защищённое тишиной личное пространство просто необходимо, особенно эмпату. Без разгрузки, когда по-настоящему не думаешь ни о чём, голова начинает раскалываться среди дня, а способность трезво воспринимать мир уходит. Изредка Мор реагировал на слова или оклики летящей перед ними, как гордая разведчица, пустельги, и это единственное отличало его от сомнамбулы. Абстрагироваться помогал толстый, как проложенный фалмари по игривому потоку реки лёд, ментальный щит.
Следопыт осторожно ступил тонкой подошвой сапога на неровную скользящую поверхность сразу следом за Даниэль - и тут же напряжённо замер, чтобы не поскользнуться. Поправив лямки мешка, чехла с луком и свёрнутых одеял, он осторожно пошёл мелкими выверенными шагами. Стопы ощутимо морозило сквозь не предназначенный для очень снежных и холодных зим материал. На острове снег всегда сходил, не пролежав и двух недель, а теперь во владения эльфийской короны неслась на скорых ласточкиных крыльях весна, и оттого последние пласты недотаявшего где-то в тенях деревьев напоминания о зиме походили на кучи грязного белья, отосланного господами прачке.
Жаль, что не было какой-то заострённой палки. Подо льдом Морган ощущал вибрацию водного потока.
- Даниэль, - позвал он, остановившись на вздыбленном шипом замёрзшем гребне, - дай руку?
Не то чтобы девушка в босоножках придавала большей устойчивости, особенно когда на пути, брызгая снежной крошкой под напором воды подо льдом, показалась небольшая дыра. Не отпуская, но ведя напротив себя фалмари на одних лишь пальцах, Мор даже думать забыл о том, что сам может заскользить, хотя с его стороны на льду блестела прорывавшаяся брызгами вода.
В итоге ноги поехали, стоило сделать последний шажок по опасному скользкому пути.
И все они поехали, в общем...
Вот поэтому Моргану обязательно нужно немного полного одиночества.
Неминуемое медленное кручение-катание-падение закончилось, когда парень приземлился на колено одной ноги, перехватив Даниэллу за края кофты и крепко сжав. Пара выдохов покрыла почти прозрачный с пузыриками лёд белым пятном испарины, и Мор поднял голову от несчастных с натёртыми мозолями под шнурами стоп в босоножках и истрёпанного и грязного края юбки к глазам их обладательницы, с выражением облегчёного "ну дела" дуя в чёлку. С того берега, до которого оставалось всего прыжок-два, глумливо свистера пустельга.
- Извини, - потеряв где-то под волосами выгнутые от удивления и неловкости брови, пробормотал полукровка. Он подобрал с замерзающего колена ногу и, уперев обе стопы в лёд, поднялся, бессовестно опираясь на девушку.
Казалось бы, чем же лучше вот так попадать впросак, да ещё который раз за полмесяца путешествий, но оставшиеся полчаса пути для мелькнувшего уже столбами под сети и швартовые лодок поселения Мор выглядел уже не угрюмым, а, скорее, смущённым.
- Ну вот и всё... - не особо задумываясь о словах, пробормотал полуэльф, оглядывая разбросанные без улочек, дворов и частокола прямо по иглистой лесной подложке дома. Часть повисла на огромных древесных, с могучими узловатыми разветвлениями, исполинах, другая - прислонялась или стояла недалеко от их корней, и всё эту мирную картину заливало, пробираясь сквозь негустые по весне кроны солнце.

+1

27

Девушка чувствовала потоки природной силы. Они бились прямо у неё под ногами, пытаясь разрушить лёд, показать, что природа сильнее чар, но пока Даниэль сдерживала их. Из-за неутолённого Зова она сама хотела коснуться этой энергии и дать ей щедро лизнуть ладони рук, которые она чуть расставила в стороны, пальцами поглаживая не воздух, а потоки силы, которую она ощущала. Они невидимыми толстыми и колкими нитями, как клубы пара, витали над поверхностью льда, давя на него с двух сторон, продолжая попытки сломить. Ей нравилась эта сила. Она завораживала. Ланкре поддавалась, не осознавая этого. Зов толкал её. Лёд издал мучительный и жуткий рёв, который она не смогла услышать, а могло стать слишком поздно. Толчок из-под земли, но ничего не произошло.
Морган отвлёк её. Фалмари вовремя пришла в себя. Тяжело дышала. Немного растерянным взглядом смотрела на парня, который позвал её, протягивая руку. Пар вырывался при шумном выдохе, прощаясь с теплом. Она слабо кивнула и взяла протянутую руку, касаясь его лишь кончиками пальцев, не думая о том, что им это ничем не поможет.
Дан передвигалась медленно и осторожно. Вода её стихия, но капризна, как благородная дама и с лёгкостью сменяет милость на гнев. К полукровке она не была благосклонна. Парень не удержался на ногах и упал, перепугав фалмари. Она заставила себя не пытаться его поймать. Это могло усугубить его положение, а потеря концентрации чревата тем, что лёд треснет и вода окажется сильнее. Их мост треснул в нескольких местах, появились две небольшие дырки, через которые на поверхность выплёскивалась вода. Она это видела и чувствовала, но не могла ничего изменить. Перевела взгляд на Энгвиша, который вцепился в неё, чудом не потянув вниз за собой, целоваться на льду и со льдом.
- Сильно ушибся?
Услышав издевательское пение пустельги, девушка укоризненно посмотрела на питомицу. Пернатая с характером.
Огонёк постаралась не шевелиться. Морган поднялся сам, не считая того, что ему пришлось немного попользоваться ею. «Как звучит нехорошо…» Никто больше не упал, что хорошо. Лёд выдержал и не дал новой слабины, пока они не добрались до берега. Оставив возмущённую стихию наедине с мостом. Река надавила сильнее, и лёд не выдержал, опасно затрещал, заревел и был повержен стихией, которая накрыла его новым сильным потоком, разнося осколки по реке. Даниэль почувствовала неприятное давление, но отвлеклась на парня. Магия послужила им, и пока она больше не нужна. Долгая и мучительная дорога закончилась поощрительным поселением. Девушка надеялась, что приключения и казусы временно оставят их в покое, дав возможность немного передохнуть.
- Что дальше?

+1

28

Мор покачал головой, потёр коленку и пошёл.
Дальше, просто чешем дальше, ничего не произошло, а соколица - дура неблагодарная. Повторять в произвольном порядке.
Самоирония помогала.
И что?
В соснах стрекотали птицы, из теней навесов, красующихся травяными вениками, рабочими инструментами, свежующимися шкурами и вялящимся мясом на них поглядывали зоркие глаза местных лесных эльфов. Не столица: это видно и по одежде, и по манерам. Бродяга-полукровка, пожалуй, был бы в такой деревне своим как нигде, реши когда-нибудь осесть. Но его с девицей на плече вела положенная отцом на плечи (ненамеренно, но всё же) миссия.
- Отдохнём как следует, - пожал плечами парень и показал пальцем. - Хм, корчма у них на дереве.
Можно было бы пошутить насчёт бочки и обещания пострелять, но Морган был слишком тактичен для таких выкрутасов. И, вдыхая запахи жаровень с хвойными ветками и прочие чудесные запахи, какие свойственны очагам жизни в глубинках, понимал, что устал.
- Сходи, узнай о комнатах, м? - предложил, массируя пальцами затёкшую шею, лучник. - А я с местными поговорю. Тушу сдам.
Со дна мешка давно уже капало остатками спущенной крови и всякой радостью, о которой, в общем, с девушкой говорить не стоило.
Он - по-эльфийски, а Даниэль... Ну, уж в корчме-то должны на общем говорить? Даже в такой глубинке, где эльфы больше на сатиров похожи, чем на городских, ходят в мехах и со слоем здоровой грязи, особенно к концу рабочего дня.

Эпизод закончен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Вдвоём по дикой глуши