Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

Добро пожаловать на карнавал в День Мёртвых!


В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [27.о2.1082] Зеркала


[27.о2.1082] Зеркала

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- примерная локация
г. Мирдан, Дворец, комната Мирры
- действующие лица
Мирра, Элен
- описание
У Элениэль накопилось много вопросов и единственный близкий вампир, который остался во дворце и к которому можно обратиться, это Императрица-мать. У кого еще спросить совета, как не у женщины, которая прожила несколько столетий и имела ту же судьбу, что и ее дочь - стать украшением дворца.
предыдущий эпизод - [27.о2.1082] Моя партия еще не сыграна

0

2

Досада и злость.
Только вернувшись в свою комнату и прикрыв дверь, женщина могла дать волю своим эмоциям, сорвав, маску спокойствия и холодного достоинства, коим должна прикрываться перед лицом совета и старейшин. Совет! Свет клином на нем сошелся?!
Мирра отошла к окну, в беспокойстве заламывая руки. Сегодня должна решиться судьба ее дочери, а ей, матери, не позволили даже подойти к ней! Нет, конечно, прямо никто не запрещал ей увидиться с Элен, но почему-то именно сегодня навалилось дел столько, сколько не было никогда. Стол был просто завален тревожными письмами, подозрениями о готовящейся войне, государственными распоряженими, многие из которых составлялись исключительно советом, а ей необходимо поставить только свою подпись и скрепить печатью. Дань традиции, которой так верит ее народ, не подозревая, что истинная власть не в руках императрицы. И даже не в руках молодого императора.
Мирра вздохнула, мимолетно скользнула взглядом по зеркалу, поймав усталый блеск собственных глаз. Цветы в волосах завяли раньше времени, будто подчиняясь настроению императрицы. Женщина распустила прическу, бросив потерявшие свою красоту растения на стол, поверх вороха бумаг.
Дель Виззарион конечно же появилась в главном зале, мгновенно вылавливаявзглядом среди прочих тонкую и одинокую фигурку дочери. Ей хотелось взять ее за руку, как тогда, когда она была совсем маленькой, и увести подальше от этого места. Императрица готова была вытерпеть любые приказы совета, касающиеся ее лично. Но те, что задевали интересы ее детей, она вытерпеть не могла. Но что мешало женщине поступить наперекор? Многолетний опыт, уважение к традициям, которые ей и Эльдару вбивали с самого детства?
Мирра едва сдержала слезы, вновь вспомнив о муже. Будь он жив, он бы не допустил того, что допустила она. Но тяжело идти против того, чьей воле привык подчиняться, и чьи решения всегда казались истинными и правильными. Казались. Вплоть до этого дня.
Она заметила рядом с Элен Авеля, и женщина с теплотой смотрела на обоих, понимая, что надеется на то, что если совету суждено решать судьбу Элен, то пускай это будет Авель. Она понимала, что ее старший сын никогда не обидит и никому не позволит обидеть ее дочь. Но действительно ли он может дать ей то счастье, которое она заслуживает? И любить ее сильнее, намного сильнее, чем сестру?
Конечно, Мирра была бы просто счастлива, если рядом с Элен сейчас стоял Шейн, и древняя традиция продолжила свою жизнь. Но этому не суждено случиться. Как мать, она искренне понимала и старалась принять выбор сына. О том, чтобы просить его образумиться и речи не было, и дело совершенно не в его упрямстве. Просто он никогда бы не полюбил Элениэль так, как эту девушку, Арнику. Был ли смысл его принуждать и делать и его и Элен несчастными? Разумеется, нет!
Женщина хотела было подойти к дочери, но была вежливо поймана за руку одним из вампиров-дворянинов. Тот пригласил императрицу на танец. И, продолжая следовать своей трехсотлетней выучке, женщина не могла отказать. И что-то подобное происходило каждый раз, когда она пробовала подобраться к дочери - появлялся кто-то, кто отвлекал императрицу на себя.
- Какая глупость, - Мирра присела на край кресла, прикрывая глаза рукой, - будто бы этих людей нарочно оставили следить за тем, чтобы к принцессе не приближался никто, кроме ее женихов. Даже я,  ее мать.
Волк, сидевший рядом, поднял голову, тихо и многозначительно зарычав.
- Нет, Асгейр, тебе нельзя появляться в зале, - Мирра вздохнула, -хотя я знаю, что когда ты рядом, у меня нет никаких препятствий.
Императрица протянула руку, легонько похлопав серого по шее.
- Но я должна увидеться с Элен.
И желательно до того, как совет озвучит свое решение.

+1

3

Девушка не видела мать на балу -  не было возможности осмотреться и найти ту, с которой она могла поговорить о том, что ее гложет. Элен не могла наверняка сказать, что Императрица-мать была на балу и наблюдала за происходящим, но надеялась, что женщину утомила вычурность и наигранность бала и приглашенных. И разговор не приемлет лишней пары ушей или глаз.
Принцессе было немного совестно за то, что она оставила Авеля одного и так «отблагодарила» вампира за свое спасение от грязных лап Анри, но она не хотела видеть мужчин, которые имели какое-то отношение к Совету и намеченной свадьбе. День, когда Старейшины выберут для нее супруга вот-вот настанет. Может быть, даже завтра, а до этого она должна попытаться что-то изменить, пока не стало слишком поздно, а для каждого действия, необходимо родительское благословение и настояние, а кого у его еще просить, если не у матери?
Покинув бал, не попрощавшись с гостями, которым ее присутствие было до фантика, Виззарион поднялась в спальное крыло и отправилась в покои Императрицы-матери, чтобы почтить ее своим вниманием и присутствием. Элениэль не могла точно сказать, какого матери находиться в стенах дворца и не иметь возможности повлиять на судьбу своих детей, но знала, что сейчас ей тоже нужна поддержка и понять должна та, что живет по тому же сюжету, написанному Советом много-много лет назад. Мужчинам не понять, какого находиться за их плечом и быть декорацией, которая может изменить только право наследия.
Девушка приоткрыла дверь в опочивальню и несмело заглянула внутрь. К ее счастью, Мирра была здесь. Кажется, женщину не радовало то, что происходило в торжественном зале и ей было привычно вот так забиваться в угол, куда ее постоянно пытается отправить совет, только бы не мешалась под рукой старая Императрица и дала дорогу новой, вот только кто будет этой новой… потерпит ли Совет на троне безродную девчонку, к тому же обращенную, а если она родит наследника раньше и тогда заявится во дворец на правах наложницы? Стрепит ли совет такую пощечину? Она да. Ей уже нечего терять кроме своей гордости. Спокойствие потеряно давно, как и надежда на то, что все само решится. Единственное, во что она еще верила, в возвращение брата. Шейн должен поставить Совет на место и должен вмешаться в происходящее, но что-то держит его вне стен родового гнезда и не дает ему снова стать частью их круга. Теперь она тоже выбивается. Маленькая рыбка из пруда стремится в большой океан, не подозревая, что там, за рифом ее ждет множество хищных рыб, а там за свою жизнь придется бороться и о спокойствие забыть, как о чем-то, что было лишь иллюзией и не существовало вообще.
- Мама? – принцесса вошла в комнату и закрыла за собой дверь, чтобы ни у кого не было жгучего желания припасть ухом к щели или глазом к замочной скважине. Пусть этот разговор останется только между ними. – Я не вовремя? Ты устала? – Элениэль прошла в комнату и села рядом с Императрицей-матерью, к ее ногам, прислонившись виском к ее колену, скрытому мягкой тканью платья. – Как ты все это вынесла…
Виззарион понимала, что и ее матери когда-то давно пришлось пережить подобное. Конечно, Эльдар не отказался от нее в пользу Глациалис, подарившей ему сына, но она, как и Арника, могла разрушить вековую традицию, если он ее не любил, не отдал бы свое сердце той, что была рождена для него. Элен никогда не спрашивала, насколько это тяжело жить под одной крышей с тем, кто сын твоей любви, но не твой. Часто видеть в стенах ту, что подарила ему первенца и забрала у нее это право. Знать, что могла забрать больше. Принцесса этого не понимала, пока сама не обожглась, словно кто-то из года в год тренировался на новом поколении рода Виззарион, пытаясь сломить вековую традицию, и ему это удалось. Она не смогла удержать Шейна и теперь не знала, как сохранить то, что у нее было сейчас и на какой путь ступить.

+1

4

Мирре показалось, что она всего на минуту прикрыла глаза, но, видимо, ее мысли увели ненадолго из этой реальности. Императрица вздрогнула, когда открылась дверь. Но взгляд ее мгновенно потеплел, когда она узнала в зашедшем Элен. Впрочем, кому императрица нужна еще, кроме ее детей и пары слуг, которые приносят женщине очередную кипу бумаг и свежие цветы.
- Нет, нет, Элен, когда бы ты не зашла, я всегда свободна для тебя, - Мирра облегченно  вздохнула. Видимо, Бэлатор сегодня благосклонен к бедной императрице, раз дал возможность все-таки встретиться с дочерью.
- Прости, я так и не подошла к тебе на балу. Этикет не позволял мне отказывать гостям в танце или беседе, хотя иногда хотелось просто продираться через толпу, - императрица ласково улыбнулась дочери, как бы извиняясь за то, что оставила ее одну.
Иногда я думаю, что я плохая мать.
Элен присела рядом с ней, и Мирра наклонилась, чтобы поцеловать ее в белоснежную макушку. Она бы отдала бы все, что угодно, лишь бы ее дочь была счастлива. Но что ей сделать? Что? Если бы Элен нашла того, кого бы она полюбила так же сильно, а может, даже сильнее Шейна, раз последнему не суждено стать ее  супругом. И если бы эта любовь была бы взаимна! Пожалуй, только страх за судьбу своих трех детей заставлял императрицу находиться на плаву, не позволяя себе погрузиться в омут боли от потери Эльдара, которая даже спустя время оставалась такой же сильной.
И добраться бы до этого червя, что сидит в совете, и безнаказанно пожирает ее семью. Но кто это? Конечно, в первую очередь Мирра подозревала во всех бедах Глациалис, которая, по мнению императрицы, очень давно пыталась разрушить ее семью. Но у нее не было никаких доказательств. Хоть бы какой намек на проржавевшее звено!
- Не волнуйся за меня, дорогая, совет и старейшины отвернулись от меня, но это и к лучшему. Кажется, сейчас я впервые ощутила себя немного свободной.
Сказав это, императрица вдруг замолчала, понимая, что ее дочь обречена так же оставаться красивой статуэткой в золотой клетке дворца. Да еще и с мужем, которого она не любит! Конечно, Авеля ее дочь, возможно, и любила, но Мирра чувствовала, что не как мужа, а как брата.
- Неправильно это все, - сказала Мирра, вновь откидываясь в кресле. Она не заговаривала с дочерью о предстоящем выборе жениха, потому что понимала, что сейчас Элен может быть просто неприятна эта тема. Она вдоволь наслушалась и насмотрелась на женихов еще в зале. И  императрица вполне понимала ее чувства. Отвратительно быть тем, кто не может решать свою собственную судьбу. Но еще отвратительнее видеть, как эту судьбу повторяют твои же  дети.

Отредактировано Мирра (05-02-2014 13:28:50)

+1

5

- Тебе кто-нибудь понравился? – Элениэль могла проследовать логике совета и предположить, кто может оказаться в числе избранников, подходящих им по большинству параметров, но их мнение волновало принцессу в самую последнюю очереди и, если она должна сделать выбор, если решилась немного повлиять на свою судьбу, то ей хотелось услышать, что по этому поводу думает Мирра.
Императрица, как и любая мать, желает своему ребенку счастья и ей важно, чтобы человек, который будет рядом с ее ребенком, был не только достойным, но и мог подарить ей это счастье, которое невозможно без взаимности, но их судьба не предполагает такого финала. Теперь думают не о любви, а выгоде и меньшем зле, которые может принести нежеланный союз.
У Виззарион были свои взгляды на то, что происходит и встреча с Анри, по сути, стала тем камнем, который перевесил чашу весов, опрокинув и сломав ее. Теперь нет смысла выбирать, что правильно, а что нет и стоит ли и дальше беспрекословно принимать все деяния совета, как что-то нужное и обязательное или же вмешиваться в ход событий и на что-то влиять своими руками, ориентируясь на то, что действительно важно.
Принцесса понимала, что до недавнего времени и этого инцидента во дворце, Мирра видела на месте супруга Шейна и Элен думала так же, пока, как кость в горле, не застряла обращенная, которую пытались приткнуть туда, где ее появление и пребывание не предвидели. Против личного счастья брата девушка ничего не имела, поэтому старалась выкинуть все, что должно было произойти до ее появления в его жизни и думать о том, что есть и что из этого может выйти. Вот только… к какому финалу стремиться, когда сценарий практически готов, а она еще не знает, кому помочь продвинуться и занять лакомое место под солнцем.
- Проклятое…
Поддаваясь порыву эмоций, она могла сказать, что, кто угодно, лишь бы не Анри, но это неправильно. Она не должна так мыслить. Если что-то делать, то нужно основательно продумывать все от и до. То, что женихом станет кто-то из клана камэль, было известно еще до того, как были приглашены все возможные кандидаты, а среди камэлей осталось всего трое и один из них нечистокровный. Будет ли его считать Совет или нет – неизвестно, не все одобряют положение бастарда, даже если он был первенцем Императора. Если бы не было Шейна, все было бы иначе, на «грязную кровь» никто бы не обратил внимания, но был законный наследник и от этого никуда не денешься, да и проблема вообще не в этом.
Если считать, что Совет не примет бастарда на троне, то круг сузился до двоих, а среди них остается Анри и что делать ей? Стараться выпихнуть из этого списка вампира или заранее договориться с дамским угодником Маджере? В такой партии он был лучшей шахматной фигурой, если не думать о романтичной основе торжества.
- А о ней нет смысла думать… Если только…
- Мама… - Эл приподняла голову, чтобы посмотреть на Императрицу и, получив ее внимание, отвела взгляд. – Это будет неправильно, если я заберу у Авеля его свободу, ведь так? – есть шанс, что ей удастся провернуть все так, что в итоге на коне окажется Ворон, но будет ли это честно по отношению к нему? Брат желал ей счастья и готов был ее оберегать, но правильно ли пользоваться его желанием помочь и обременять его той жизнь, которая ждет его после? Перед глазами пронеслись отрывки чужих воспоминаний, и девушка с силой зажмурила глаза, чтобы не думать об этом. Брат хотел попасть в совет, и это был самый верный и короткий путь получить то, что он хочет и, казалось бы, выгодно будет и ему, и ей, но что-то отталкивает все равно. Проще распоряжаться судьбой того, что не рос с тобой с самого детства и кого не любит и вряд ли когда-то полюбишь.

+1

6

Понравился ли кто-нибудь мне? Это действительно хороший вопрос.
Мирра задумалась. Если с ее отношением к Авелю все достаточно ясно, то как она относится к остальным?
Презрение, презрение и еще раз презрение!
Ну кто из них может дать счастья ее дочери? Мальчишка из Лэно? Конечно, Мирра не могла знать о нем столько же, сколько о других претендентах, но очевидно, что влюбиться в того, кого видишь в первый раз невозможно. Причем как со стороны Элен, так и со стороны Артура. Ой, только не говорите о любви с первого взгляда! Во всяком случае, только не Мирре, отсчитавшую уже третью сотню лет. Удивительно, если он не сбежит до принятия советом решения.
Кто там еще? Рейстлин? Конечно, его отношения к женщинам не предвещают ничего дурного. Разве что у него эти отношения именно во множественном числе. И что, ее дочери вечно придется мириться с частыми загулами своего мужа? Конечно, императрица судила  довольно категорично, но все-таки это касалось счастья ее дочери!
Анри. И этот не сулил ничего хорошего. Совершенно. Учитывая его поведение с советом и другими вампирами. Его язвительность и презрение к другим делали его похожим на змею. Императрица подозревала и его в смерти Эльдара, но все чаще приходила мысль: не слишком ли змея молода, чтобы как следует отрастить клыки?
Нет, нет и нет.
Совет словно издевался, кидая Элен подобных женихов. Конечно, оставался еще Авель, но принцип выбирай из трех, вернее, из четырех зол меньшее, не всегда действенен. Мирра вздохнула.
- Никто из них недостоин твоей руки, Элен, - Мирра ненадолго задумалась, - мне так жаль, что я не уследила за твоим братом и он встретил эту девочку, Арнику. Я многое бы сделала ради твоего счастья, но говорить с Шейном нет смысла. Разрушенную любовь уже не восстановишь.
Как когтями по сердцу. Ну чем Элен заслужила подобное обращение? И разбитое сердце.
- Будет неправильно, если вы заберете свободу друг друга. Это не принесет ни одному из вас счастья, - после некоторой паузы ответила императрица на вопрос об Авеле, - вы любите и цените друг друга, это радует мое сердце. Но все же не так, как следует любить друг друга мужу и жене.
Конечно, ведь в супруги Элен готовили Шейна. Она сама учила ее, учила Авеля с почтением относиться друг другу. С почтением, но не больше. Как все это сложно!
- Если бы я могла, дорогая, я позволила бы тебе выбрать самой, - задумчиво произнесла императрица.

+1

7

- Все в порядке, - Элениэль улыбнулась. – Если он ее встретил, значит, на то была воля богов, а брату я желаю только счастья, - даже если оно строится на чужом горе.
Думать о том, что было бы, если бы Шейн не встретил девушку, бессмысленно. То, что уже сделано, не исправишь, стрелки часов назад не повернешь, да и кто знает, был бы он счастлив с ней, не встреть ту, что сейчас согревает его сердце. Все сложилось так, как и должно было, даже если итог сильно отличался от того, что был намечен советом и императорской семьей. Может, они сами где-то допустили ошибку, еще задолго до его встречи с этой девушкой и так должно было произойти, просто они этого не учли, не подумали о том, что не предначертаны друг другу. Так же как никто и не думал связывать ее судьбу с судьбою бастарда, считая, что ему нет места рядом. Кто-то ошибся в самом начале, распоряжаясь их судьбами.
- И когда-нибудь ты это сможешь, - уверенно ответила вампиресса, подняв взгляд на мать. – Я в это верю. Все изменится и то, что раньше было недозволенно, станет безвозбранным.
Все начало меняться и Шейн не единственный, кто может оставить огромный след в истории их народа. Традиции рушатся и за стенами дворца практически не существуют. Только здесь они, как птицы, что рождены были в клетке, не знали другой жизни и слепо следовали тому, что им привили с раннего детства. Правильно только так, и ничего другого нет и быть не может. Они должны быть образцом для других, но раз ве традиции почитает народ? Разве такую правильность они должны подавать им? Разве это становится тем, за что чтят и уважают государя.
Традиции – хлеб с вареньем для Совета их сладкий мед огромной ложкой к и без того сладкому чаю. Старейшины зажрались такой сладкой жизнью и, когда их ложка из столовой превратилась в десертную, стали возмущаться, желая вернуть то, к чему они привыкли. Здесь нужна крепкая рука, которая бы дала понять, что власть в руках монарха, а не тех, кто должен помогать ему, когда же только мешает, деля корону на двенадцать голов, и ни одна ее не заслуживает.
Виззарион помолчала, думая над тем, что будет дальше. Она уже наметила свой путь, но хотела услышать от матери то, что она думает обо всем, что происходит здесь и услышала то, что хотела.
- Сегодня был трудный день, - принцесса поднялась и мягко улыбнулась матери. – Думаю, сон не помешает нам всем, чтобы собраться с мыслями и дать себе отдохнуть от суматохи. Доброй ночи, мама.

+1

8

Зачем сожалеть, если прошлое все равно не изменить? Правда, Мирра не могла сказать, что все складывается так, как должно быть. Но может Бэлатор нарочно посылал эти испытания ее семье? С Элен все должно быть хорошо, учитывая, сколько прошла ее дочь. Неужели ей не воздатся за это? Императрица покачала головой. Она очень бы хотела, чтобы слова Элен оказались пророческими. Пускай уже не она, Мирра, а ее дети могли владеть собственными судьбами. Шейн попытался отобрать свою жизнь из цепких лап совета и старейшин, но ему и досталось за это как следует. Сложно предположить, что ждет ее детей в будущем, но императрице очень хотелось защитить их. Но чем дальше шли дела во дворце, тем меньше Мирра могла повлиять на стремительный ход событий.
Если бы она переломила себя и выступила против совета так же, как Шейн! Но императрица продолжала хранить уже нарушенные традиции вампиров - изменения всегда пугали ее, ведь она считала, что идти по пути, размеченном для тебя другими еще до рождения, это правильно. Ее мать всегда говорила, что традиции должны быть нерушимы, ибо того, кто пройдет против них, ждет расплата. И Мирра не могла сказать, что ее слова не справедливы. Эльдар... он ведь первым пошел по этой темной тропе, не удивительно, что и Шейн стал таким же. Но первого расплата уже дождалась, отразившись на всей семье Виззарионов. Стоит ли удивляться, что императрица испытывала суеверный ужас за своих детей. Но ей никак не получалось вернуть всех троих под свое крыло.
- Спасибо, Элен, я искренне надеюсь, что твои слова действительно исполнятся. Скажи мне, если я могу сделать что-то для тебя, - ибо фантазии Мирры уже ни на что не хватало. Да и кем она была во дворце? После смерти мужа Мирра перестала даже быть украшением, хотя она не потеряла свою красоту. Для совета и старейшин она всего лишь тень. Забавно, но иногда императрица задумчиво поглядывала на свою соперницу, Глациалис, пытаясь понять, что так привлекло в ней Эльдара. Возможно как раз то, что она была полной противоположностью Мирры. Кто-кто, а она бы определенно не стала сидеть в комнате и позволять совету вытворять, что им угодно. Это при условии, если Эльдар погиб не от ее рук. Не в прямом смысле, конечно. Впрочем, в списке потенциальных убийц не только ее имя.
- Доброй ночи, Элен, - ответила императрица на пожелание дочери. Ей бы очень хотелось, чтобы она осталась с ней подольше, но понимала, как Элен устала после этого безумного, суматошного дня.
Мирра снова откинулась в кресле и задумалась. Неужели ей и вправду никак не повлиять на то, что творится во дворце? Надо было что-нибудь придумать, чтобы защитить Элен.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [27.о2.1082] Зеркала