Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [16.04.1082] Бегущая по воде


[16.04.1082] Бегущая по воде

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

- примерная локация
Королевский дворец, стрельбища
- действующие лица
Хэльмаарэ, Нувиэль
- описание
действия разворачиваются после эпизода [16.03.1082] Я вольная птица, но в золоте клетка
Переговорив с матерью не увенчался желанным успехом. Женщина не желает ничего слушать о путешествиях, но принцесса решается настоять на своем и пойти другим путем. Из тронного зала девушка отправляется на стрельбище - слуги доложили ей, что Хэльмаарэ в ее отсутствие решил немного размяться. Это их первая встреча после визита Нувиэль к двоюродному брату.

0

2

При королевском дворце было хорошее стрельбище. Возможно, лучшее, на котором ему приходилось бывать. Впрочем, стрельбище королевской военной школы могло бы с ним потягаться. Наверное. Как он помнил. Но память, это штука загадочная. Прежде, как говорят, и трава была зеленее, и деревья выше.
Деревья на королевском стрельбище были, но с другой стороны, не там где обосновался он. Сегодня Марэ не планировал практиковаться в стрельбе через пересеченную местность. Верховой стрельбы или движущихся мишеней тоже не было в его сегодняшних планах. Он выбрал ровную, утоптанную множеством ног, площадку. У его правой ноги стояла высокая плетеная корзина, наполненная толстыми круглыми стрелами с темным оперением и короткими, мощными наконечниками для пробивки тяжелой брони. Наконечники были все разные: полегче и потяжелее, длинные и короткие, разных сплавов и формы. Хэльмаарэ брал стрелы по одной, словно прицениваясь, взвешивал их в руках и пробовал пальцами оперение и наконечник. Те, что ему понравились, он втыкал перед собой в землю, прочие отбраковывал и бросал рядом в траву.
Мишенью ему служила соломенная кукла с пристегнутой к ней кирасой. Кираса была не новая. Пошарпанная, местами продавленная или пробитая, где-то насквозь продырявленная и наспех залатанная, вся в цветных пятнышках и пометках, ровным счетом ничего не говорящих человеку постороннему, не знакомому с профессией лучника. По этой кирасе Хэльмаарэ и стрелял. В упор, оскользью и навесом, целясь то в начищенную горящую на солнце грудину, то ниже ее, в замызганные пластины живота.
Стрелял он неторопливо и за каждой парой-тройкой стрел ходил сам, рассматривая кирасу и оценивая причиненный ей ущерб. Время от времени губы Марэ презрительно кривились. Поделки нынешних оружейников не впечатляли его.
- Лет около пятиста назад, был у людей один король...
Возвращаясь от мишени со стрелами в кулаке, Марэ швырнул в траву одну из них. Древко стрелы было сломано наискосок, демонстрируя небрежную склейку и пересушенную пористую древесину. Мальчишка оруженосец, сидящий в густой траве и кусающий яблоко, нанизанное на стрелу, которую он держал как вертел с бараньей ногой, отпихнул ногой полосатого рыжего котяру, разжиревшего на королевских харчах и вопросительно поднял брови, но яблоко жевать не перестал.
- ...он раз в год устраивал проверку нового снаряжения, предназначенного для его армии, лично. Луки, стрелы и доспехи. После этой проверки кто-нибудь из мастеров всегда умирал. Если стрела не пробивала доспех, король казнил того, кто сделал стрелу, а если пробивала, то того, кто сделал доспех.
- Уу... Этак у нас мастеров совсем не осталось бы, мастер Мар. - Выпятив губу протянул мальчишка и отшвырнув в сторону огрызок яблока, перевернулся на живот. Кот, решив что с ним играют, лениво побрел обнюхивать огрызок.
- Может и так, да только стрелы были бы не в пример лучше.
Оперевшись о лук, он смотрел в сторону дворца. Оттуда, огибая расставленные на поле прицельные марки, резные деревянные, выкрашенные ярко, похожие на причудливых идолов, приближалась к ним тонкая девичья фигурка.
- Иди-ка, погуляй.
- Угу.
Смышленый мальчишка подобрал из травы сломанную стрелу, сгреб кота, протестующе мяукнувшего, хозяйским жестом закинул его себе на плечо и удалился в сторону деревьев, насвистывая незатейливый мотивчик.
Дожидаясь приближения принцессы, Хэльмаарэ неспешно, одну за другой, опустил уцелевшие стрелы обратно в корзину.

+2

3

[AVA]http://reilana.mybb.ru/img/avatars/000f/3e/d5/132-1351438180.png[/AVA]
Желания матери были понятны. Мираэль не хотела потерять ее, и старалась уберечь ее от любых невзгод, в том числе, отгородить от всего мира, который когда-то забрал у нее любовь. От понимания легче не становилось. Нувиэль выросла и, в душе оставаясь ребенком, не хотела всю жизнь сидеть в четырех стенах и колоть пальцы об иголку, чтобы вышить очередной рисунок на ткани. Ей хотелось свободы, которую имел ее двоюродный брат. Больше бывать в городе, среди других эльфов и знать, чем они живут.
- Папа точно никогда не сидел во дворце, - эльфийка была уверена в том, что ее отец был еще тем любителем приключений и уж точно бы никогда не остался вдали от всего интересного, а интересно то, что неизведанно и запретно. Нуви хотела испробовать жизнь за стенами дворца. – И пусть для этого придется пойти наперекор матери…
Девушка умыла лицо прохладной водой, задержав ладони на глазах. Ее слабость должна остаться здесь, в пределах сада, где ее нашла мать. Повторный разговор не увенчался желаемым успехом, но в этот раз девушка удержалась от нового потока слез, решив прекратить попытки уговорить мать отпустить ее. Все это бесполезно, королева слишком зациклена на безопасности детей, чтобы дать малейшую слабину. Если и отпустить за пределы дворца, то только в сопровождении стражи.
- Стражи… - тихо повторила эльфийка, всматриваясь в отражение. Краснота глаз ушла. Нувиэль сделала глубокий вдох. Выдохнула, чтобы окончательно успокоиться и постараться улыбнуться. Несколько раз повторила улыбку, чтобы она выглядела натурально и непринужденно. – Все будет хорошо, - убедить себя было проще, чем королеву, но принцесса решила для себя, что для того, чтобы получить желаемую свободу, не обязательно нужно уговаривать мать.
Разгладив невидимые складки на юбке платья, девушка вернулась во дворец и, окликнув служку, желая узнать, где в последний раз видели ее телохранителя. Ответ был предсказуем. Где еще можно искать ушастого, которому не нужно трястись над ней, словно банный лист на ветру.
Нувиэль направилась на стрельбище. Сама она стрелять никогда не умела, но любила наблюдать за тем, как метко стреляет эльф. После «каникул», проведенных у брата, девушка не видела Хэль. Это их первая встреча после ее длительного отсутствия. Принцесса настолько была воодушевлена идеей покинуть дворец, что забыла о верном друге и вспомнила о нем сразу, как только ее опустили с небес на землю, прибив к ней чем-то тяжелым.
Скорей всего его ему еще не успели доложить о том, что она вернулась, поэтому девушка решила придти к нему сама.
Остановилась недалеко от стрельбища, заметив, что эльф разговаривает с мальчишкой. Снова поправила платье и коснулась лица, проверяя все ли в порядке. Ей не хотелось, чтобы в первую встречу лицо было заплаканным. Нувиэль, конечно, все тщательно перепроверила с десяток раз, но хотела снова убедиться в том, что все в порядке.
Увидев, что мальчик удаляется со стрельбища, принцесса сделала глубокий вдох и подошла к эльфу, думая, с чего начать и как подвести разговор к нужной теме, чтобы эльф не послал ее идею гулять лесом.
- Твоё мучение снова вернулось, - шутливо фыркнула эльфийка.

+1

4

Разумеется, он уже знал о возвращении своей подопечной. Он был бы плохим телохранителем в ином случае, а придворные сплетники и сплетницы не были бы обладателями самых длинных языков в королевстве. Некоторые из этих языков Марэ с удовольствием бы укоротил. Например тех, которые направо и налево болтали о произошедшем сегодня в тронном зале.
- Вы слышали? Королева-мать обвинила наследницу в том, что та забыла о своей семье!
- Да, да! О своей семье и о своем долге.
- Это разногласие внутри королевской семьи, давно это случилось?
- Давно. Неужели вы не знаете? Королева считает свою дочь недостойной трона.
- А принцесса?
- А принцесса ненавидит свою мать.
- Ну, конечно! Вы слышали, что сказала ее величество? "Я все знаю о побеге". Принцесса пыталась сбежать от нее.
- Не пахнет ли это дворцовым переворотом?
- Храни нас Алиллель!

Вот так. Несколько необдуманных слов власть имущих сеют смуту и панику в сердцах придворных, а за ними и всех остальных подданных. О чем, спрашивается, думала королева-мать, пытаясь самоутвердиться за счет дочери на глазах у толпы? Хотя, навряд ли она о чем-то в этот момент думала. Алиллель, наградившая светлую владычицу "многими дарами" поставила ум далеко не на первое место. Кажется, этот дар остался ей невостребованным, перейдя напрямую, по наследству, к дочери. Хэль считал (и не без оснований, и не он один), что Нувиэль была бы куда как лучшей правительницей. Но увы. Так что...  Храни нас всех Алиллель.
Лицо у принцессы было слегка припухшим. Плакала. Разумеется, она как следует постаралась скрыть следы слез. Это было еще одним, за что Марэ любил и уважал свою госпожу. Как бы плохо тебе ни было, как бы ни разрывалось твое сердце, но враг не должен видеть твоей слабости. А придворные с их злыми языками, кем были они ей, как не врагами? А он сам? Ведь она пыталась скрыть свою слабость и от него. Нет, он не считал ее способной увидеть в нем врага. Но иную слабость следует скрывать даже и от друзей. Впрочем, его ее усилия не могли обмануть. Слишком хорошо Хэльмаарэ знал ту, кого доверили ему.
- Твоё мучение снова вернулось.
Он только улыбнулся этому заявлению. Не было смысла соглашаться или опровергать. С принцессой не всегда было легко, и она сама часто признавала это, но никогда он не желал себе судьбы иной, чем стоять у нее за плечом.
- И я рад видеть вас в добром здравии, моя леди.
Это обращение он позволял себе наедине. И она позволяла ему. Ее воспитательниц оно привело бы в ужас, а придворным дало бы почву для злых пересудах о его непочтительности и подгнившей дисциплине двора, но им двоим до того не было никакого дело. Это его "его леди" значило для него куда больше, чем "ваше высочество" или "моя принцесса". Он был ее псом и принадлежал ей, в то время как все остальные только делали вид.
- Ваша поездка была приятной? Как поживают ваш дядя и брат?
Вот так. И никакого намека на то, что он знает о ее некрасивом разговоре с матерью. Зачем лишний раз бередить ранку, если она и так знает, что он знает?

Отредактировано Хэльмаарэ (2014-01-16 16:22:53)

+1

5

Нувиэль повернулась спиной к эльфу, взяв одну из стрел. Собираясь с мыслями, она пыталась подобрать нужные слова, но все фразы, вертевшиеся на языке, казались ей нелепыми, глупыми и детскими. Девушке было проще оставаться маленьким ребенком, который иногда бывает взрослым и говорить о серьезных вещах, с шуткой в голосе, было намного проще, а эльфийка пошла другим путем изначально – разговор с матерью наложил свой отпечаток. После одного провала, она не хотела получить еще один.
ди`Кель тепло улыбнулась, услышав знакомое обращение. Поняла, что соскучилась по эльфу, которому постоянно добавляла неприятностей своим несносным характером и нескончаемой жаждой найти себе приключения на свое королевское.
- Пора бы уже повзрослеть. Ну, когда-нибудь потом… - озорно улыбнувшись, от волнения ковыряя пальцем наконечник стрелы (осталось только уколоться), девушка повернулась лицом к своему бравому защитнику. – Приятной, - эльфийка кивнула и снова улыбнулась. Поездка была отличной, только за ней последовало не совсем приятное возвращение домой. Нувиэль ожидала совершенно другого приема. Понимала, что мама так или иначе узнает о ее детских шалостях и попытке Каэроса немного разбавить серые будни птицы, рожденной в клетке, но надеялась, что все обойдется только теми шишками, которые высыпал на их голову ее дядя. Мужчина сыпал голову пеплом, пока они невинно гуляли по Деворелу. – И даже никуда не вляпались, - тихо буркнула принцесса. – И чего было так волноваться.
Нувиэль сможет понять родителей, когда сама станет матерью, а пока она оставалась на должности ребенка, досаждающего взрослым и чуть-чуть взрослым, когда дело не располагает к шуткам и веселью. Себя серьезную ди`Кель не любила, но взрослая жизнь нагло стучала в двери и напоминала о совершеннолетии, долге перед народом и бла-бла-бла.
- С дядей все хорошо. Я уехала в здравии и он облегченно вздохнул, а Каэрос… - девушка задумалась над участью брата. Тогда ему сильно досталось за то, что он позволил себе лишнего. Брат держался молодцом, когда его отсчитывал глава семейства, но кто знает, что потом свалилось на его голову, когда принцесса покинула усадьбу. – Думаю, что с ним все будет в порядке. У него опыта в общении с родителями явно больше чем у меня, - шутливо фыркнула эльфийка. – А ты чем занимался, пока меня не было?
Светлая понимала, что инцидент с матерью не исчезнет и обитатели дворца успели разнести слухи едва ли не по всему королевству, но меньше всего ей хотелось слышать об этом от того, кто всегда был готов отдать за нее голову, а и не чью-то, а свою.
- И пусть пускают себе сплетни, - сбросив со счетов языкастых «драконо-змей», девушка заходила из стороны в сторону, продолжая вертеть стрелу в своих руках. Тихий треск. Игрушка сломалась. – Ой, - Нуви удивленно посмотрела на два обломка. – Я так сильно волновалась? - забыв о волнении, она подняла взгляд на телохранителя и невинно улыбнулась, мол, ничего же страшного, да? У тебя таких еще воооон сколько, а это так… мелочь производства.[AVA]http://reilana.mybb.ru/img/avatars/000f/3e/d5/132-1351438180.png[/AVA]

+1

6

Он знал это выражение на ее лице. В уголках ее глаз что-то пряталось. Не то тайна, не то улыбка, не то обещание. Многие отдали бы все, лишь бы понять, лишь бы поймать это ускользающее из рук, будто болотный светлячок, нечто. Она была как коробочка, эта девушка. Из тех, что делают искусные мастера ювелиры. Из тех, что дарят своим подружкам обеспеченные эльфы. Коробочка. Поднимешь крышку, чтобы заглянуть внутрь, а там еще одна, а в той другая, и третья, и так до бесконечности. Да, он хорошо знал этот взгляд, и эти движения пальцев тоже. Принцесса что-то задумала.
- Что ж, это похоже на вашего дядю.
Он улыбнулся. Брат ее отца был таков. Мастерски избегал ответственности. Быть может, именно благодаря этому в ловушку королевы попался не он, а его брат. Кому из них, спрашивается, повезло больше?
- А мы здесь прекрасно проводили время. Ее величество посчитала, - или кто-то нашептал ей, - что культурный уровень стражи внутренних покоев не способствует удовлетворению высоких стандартов двора, - и ее величества лично, - и для нас пригласили профессора этики из академии. - И почему не из школы благородных девиц, спрашивается? - Нас два дня учили, как нужно правильно мыться, улыбаться, и словам, которые не нужно говорить. В завершение мероприятий, министр культуры попытался пропихнуть новую форму, которую его подчиненные разработали для стражи Внутренних Покоев. К счастью, не преуспел. Ее высмеяли практически все.
Треск стрелы в руках принцессы и ее удивленные глаза. Хэльмаарэ усмехнулся.
- Не переживайте, моя леди. Это мусор. Питомцы Ульхера прислали нам две повозки этого хлама. По их мнению, некоторые из этих стрел будут эффективны против новой брони альянса. Как-будто кто-то ее видел.
Марэ фыркнул, выражая свое отношение к системе разведки. Те постоянно докладывали о том, что то у Альянса, то у северян появилось какое-то новое экзотическое снаряжение, на деле оказывающееся не больше чем плодами воображения сплетников. На что мастера эльфов начинали куражиться, пыжиться и выдумывать в ответ нечто настолько же фантастическое и нежизнеспособное. Справедливости ради надо заметить, что иногда у них все-таки что-нибудь получалось, но Хэльмаарэ считал, что лучше командных и слаженных действий войск еще никто ничего не придумал, и что победа, случись что, будет не за обладателями самого продвинутого снаряжения, а за теми, чей кулак облачен в перчатку дисциплинированной армии. Это, разумеется, только в том случае, если случиться война. Большинство эльфов и ламаров о войне старались не думать вовсе, постоянно отшучиваясь, что враги придут к ним не раньше, чем научатся ходить по воде. Но Марэ такую легкомысленность презирал. Немертвое воинство, оно на то и немертвое, что сможет пройти и под водой. К тому же, легенды о кораблях из костей и ногтей мертвецов, могли оказаться не просто легендами. Хочешь мира, говорили древние и мудрые, готовься к войне. Но всю военную глупость военачальников своего народа Марэ мог осуждать только про себя и только тогда, когда у него было на это время. Заботы его требовали приложения внимания совсем к другой области.

Отредактировано Хэльмаарэ (2014-01-16 10:41:10)

+2

7

- Угу, - девушка согласно кивнула. – Дядя явно был из числа тех мальчишек, которых во двор насильно вытягивали и он еще умудрялся следовать за заводилой и каждый раз говорить, что это была плохая затея, - представив эту картину, девушка улыбнулась. Такой эльф больше вязался рядом с ее предельно осторожной матерью. Конечно, в голове у принцессы не укладывалось то, что эльфийская королева не всегда относилась к жизни так трепетно и что она тоже могла, как и ее отец, выкинуть какую-то глупость и побыть немного ребенком. Это могло быть и неправдой, но спросить было не у кого. Из всех родственников, знавших Мираэль с самого детства, никого не осталось, а дядя вряд ли бы рассказал о ней и пару слов. – Это же такой компромат.
Нувиэль довольствовалась рассказами двоюродного брата, который не пытался что-то утаить от нее, а честно рассказывал об ее отце все, что только знал, ведая, каким бравым, смелым и веселым он был при жизни. Айрэну еще успела перепасть любовь отца вместе с его вниманием, а вот принцесса так и не смогла увидеть принца из народа, ставшего ее отцом уже посмертно. Теоретически отцом он стал, конечно, раньше, но о прощальном подарке королева узнала позже, да и малышка появилась на свет через долгие месяцы, проведенные королевой в одиночестве.
Думать о грустном и о том, как убитый эльф стал ее отцом – не лучшие мысли для эльфийской малолетней головушки. Последние мысли так вообще смущали и уверенности не прибавляли, а все началось с визита к дяде и унесли ее далекие дали аж в… в общем. Не важно, куда они ее унесли, важно то, что эта даль была донельзя неприличной, а кому-то еще рано об этом думать, потому что еще сам не вышел из возраста ребенка.
- Культурный уровень? – удивленно переспросила принцесса. Она и подумать не могла, что в ее отсутствие произойдут такие перемены. – Я бы на это посмотрела. А формы случайно не осталось? Хочу-хочу-хочу! – словно маленький ребенок, поканючила эльфийка.
Нувиэль не считала, что этикет, манеры и правильная постановка речи – это самое главное, чем должен владеть в первую очередь воин и страж. Правильный посыл, вежливый в сочетании с интеллигентным поклоном и жестом вряд ли защитит дворец от нападения.
- Так я и представляю, как вор будет долго отплевываться. После перчатки, которую кинут ему в лицо. Он остановится, но не от страха, а от шока, что его так встретили, - ушастая фыркнула. – Лучше бы позаботились о том, чтобы мечи были крепкими, а доспехи прочными. Все вы мастера боя, но, если подведет меч или броня, то что тогда? – первыми всегда страдают те, кто защищает королевскую семью, а терять своего телохранителя по причине пренебрежения главным, Нувиэль не хотела. Ей, конечно, нравилось прятаться за его спину, но лучше делать это в мирное время и быть нашкодившим котенком, когда Хэль угрожает только поварешка кухарки или веник дворника, но никак не меч или стрела.
Принцесса удивленно посмотрела на сломанную стрелу. Дело было не в ее волнении, а в том, что стрела была такого качества, что ей только в зубах ковыряться, но и для зубочистки она не подходит – слабая и сломается быстрее, чем выполнит уготовленную ей функцию.
- Разве они должны быть… такими? Почему они в таком плохом качестве… Разве наши эльфийские мастера забыли, как делать крепкие луки и меткие стрелы? Не о том матушка беспокоится, если наши воины так плохо вооружены…[AVA]http://reilana.mybb.ru/img/avatars/000f/3e/d5/132-1351438180.png[/AVA]

+1

8

- Ну... Может, и осталось.
Марэ как-то не пришло в голову заныкать для принцессы один комплект. Не подумал, что она захочет это увидеть. впрочем, может и мелькала такая мысль где-то на самом краешке подсознания, да только перекрыла ее другая, что принцесса его самого же и заставит ее мерить.
- Я попробую достать для вас один комплект.
Не своего размера. А еще того, кто может сыграть для принцессы роль стойкого оловянного солдатика, сиречь куклы для примерки.
- Хорошие воины никогда не полагаются целиком на мечи и доспехи, моя леди.
И еще меньше они полагаются на магию. Но используют ее. Потому как грех не использовать все возможности на пути к цели. Хэльмаарэ и сам использовал магию. Исподволь, косвенно. Ведь чем иным, как не магией была серебряная птичья голова в его ухе и то, что носил он глубоко в груди? Накр. Знала ли его леди о маленькой смерти у него под сердцем? Не могла не знать. Такие вещицы носят многие из тех, кто слишком много знает. Даже зелье развязывающее язык не лишает человека воли совсем. У владельца накра даже в этом случае остается выбор - рассказать все, или не говорить больше никогда.
Магия была полезна. Броня и оружие были полезны. Но не они делали из человека воина. Его делали выучка, опыт и готовность принимать решения за других.
- Наши мастера не забыли. Наши мечи и стрелы по прежнему остры и крепки. И наши воины не вооружены... этим. Это попало сюда, на потеху стражи, изнывающей во дворце от безделья, а не в колчаны тех, кто защищает наши рубежи.  Это просто поделки мальчишек, которым предстоит когда-нибудь стать мастерами. Ничего дурного никогда не делает только тот, кто вообще ничего не делает. А ничего не делать, это не способ стать мастером ни в одном деле, но... вы ведь не об этом пришли поговорить, верно?
Он видел, что она принесла с собой разговор, как будто она пришла одетая в него, плащом возложила его себе на плечи. Теперь она стояла и не знала как снять его с себя. Он сделал это за нее. Снимать плащ с плеч своей леди, это обязанность мужчины, который ее сопровождает.

+2

9

Нувиэль улыбнулась, услышав о том, что где-то мог затеряться комплект новой формы. Она пропустила такое веселье и хотелось хоть как-то наверстать упущенное. Одно дело – услышать об этом, совершенно другое – увидеть своими глазами. Картину вряд ли сможет передать даже самый искусный художник или писатель. Принцесса доверяла своим глазам больше, хотя воображение иногда рисовало такие картины, что грех жаловаться на богатство фантазии ее Высочества.
Девушка и не подозревала, что эльф предвидит ее желание лицезреть костюм именно на нем, но ее желания были слишком предсказуемы, учитывая то, что Хэль всегда был и будет «главной подружкой» принцессы и с кем, как не с ним, примерять смешные наряды, которые выдумывают новые деятели моды, считая, что главное, как костюмчик сидит, а не то, что в голове одна извилина.
- Я понимаю, - эльфийка согласно кивнула и отложила испорченную стрелу. – Но даже искусному воину нужен доспех и оружие, достойные его умений и навыков, чтобы он стал еще чуточку сильнее и его кровь не проливалась зря, - Нуви не считала доспехи и оружием главным в сражение и первое место отдавала всегда умениям, навыкам, тактике, стратегии и опыту, потому что одной теории бравому воину недостаточно. Сама она в руках меча не держала, да и никогда не училась защищать себя. Мать считала, что это неугодные занятия для девушки ее круга, которая должна дарить миру красоту, а тренировки уродуют женское дело, делая его грубым. Королева должна быть хрупкой, нежной и аккуратной и все равно, что кто-то может покуситься на ее жизнь, ведь рядом всегда будет ее бравый рыцарь.
- Красота мир явно не спасет, - тихо вздохнула принцесса. Ей и оружие носить не разрешили, даже маленький кинжал под юбкой платья спрятать не дали, считая, что он как-то выделяется под слоем вышитых юбок. – Под таким количеством ткани можно и лошадь спрятать. Никто не заметит даже.
Услышав вопрос эльфа, Нувиэль улыбнулась, но было в ее улыбке что-то грустное.
- Ты всегда обезоруживаешь меня так просто, - тихо сказала светлая, смотря вниз, а потом подняла глаза на своего рыцаря. – Я хочу уйти из дворца. Увидеть мир за его пределами, но… Матушка против и просить у нее разрешения нет смысла, она не отступится от своего, а если и согласится, то приставит ком не столько охраны, что я не смогу спокойно вздохнуть. Хэльмаарэ… Я хочу хотя бы глазком посмотреть на то, как живут другие, там, за стенами дворца, но смотреть не со стены и не из окна своих покоев, а изнутри, находясь среди них. Я хочу увидеть другие народы, побывать во всем Рейлане, а не гостить у родственников, зная каждый уголок их усадеб и поместий наизусть, - она развернулась, чуть покружившись. Встала спиной к лучнику и посмотрела на горизонт – высокая стена мешала увидеть город. – Хотя бы один день…[AVA]http://reilana.mybb.ru/img/avatars/000f/3e/d5/132-1351438180.png[/AVA]

+1

10

На самом-то деле, новая, не утвержденная форма не была такой уж смешной, и опытные стражи дворца отвергли ее вовсе не из за боязни выглядеть нелепо. Была другая причина. При всей своей кажущейся элегантности и попытке подчеркнуть мужество носящих ее людей, форма была неудобной, не продуманной, имела множество изъянов с практической точки зрения. Как пресловутые кольчужные бронелифчики, о которых люди легенды слагают, будто бы эльфийские воительницы их носят. Впрочем, им не так уж много кто верит. Только те, кто не видел эльфийских воительниц. Так что показать форму принцессе стоило не ради того, чтобы повеселить ее, а лишь затем, чтобы указать ей на изъяны и объяснить, почему должно быть именно так, а не иначе, чтобы она разбиралась в таких вещах хотя бы теоретически.
Он был не совсем согласен с королевой-матерью в том, чему следует и чему не следует обучать девочку королевской крови. Женственность и красота необходимы, но имеют значение ровно до того момента, пока их обладательница жива. Красота мир не спасет. Не спасет и саму принцессу. Вопреки распространенной пословице, именно красота женщин чаще всего делает их самыми уязвимыми мишенями. Впрочем, принцессу обучали магии. Марэ надеялся, что когда-нибудь это защитит ее, если его вдруг не окажется рядом.
Он выслушал ее молча, прямо глядя на нее. Лицо его выражало спокойное внимание.
- Значит, вы хотите, чтобы я вас похитил.
Эльф не шутил. В глазах двора это будет выглядеть именно так. Понимала ли принцесса? Ее саму не обвинят в измене, если только королева мать не позволит этого, а она не позволит. При всей недальновидности, материнское чувство у нее развито остро. А значит, если принцесса не виновата, то виноват кто-то другой. Кто-то, кто обладает достаточной близостью к королевской особе, чтобы вскружить ей голову и соблазнить обещаниями, и тот, у кого хватит умения сделать это. И кого подозревать первым, как не бывшего предателя. А значит, даже если принцесса вернется живая и невредимая, то болтаться ему на виселице. Такая ли уж большая жертва за то, чтобы будущая советница короля увидела жизнь, увидела чем и как живет ее народ и другие народы? А она будет советницей и советчицей, ведь кого слушать венценосному, как не свою сестру. Так велика ли цена?
Он некоторое время молчал, уйдя в себя. Он не видел по ее глазам, что она понимает. Нет, принцесса не воспринимала задуманное ей, как увеселительную прогулку, но всей серьезности она не понимала тоже. А значит, вся ответственность лежит на нем. И значит те, кто обвинят его, будут более правы, чем догадаются сами.
Был ли он способен остановить ее? Что, если он скажет "нет"? Что, если он откажется способствовать ее замыслу? Останется ли она во дворце, смирится ли с волей своей матери, не найдет ли тогда себе другого попутчика? И, если смирится и не найдет, не будет ли он тогда виноват больше, чем если бы просто не пошел с ней?
- Сжальтесь, моя леди. - Он улыбнулся и покачал головой. - Показать вам весь Рейлан за один день, это невыполнимая задача. Так что это будет долгое путешествие.

+1

11

- Значит, вы хотите, чтобы я вас похитил.
- А? – отвлекшись от мечты, манившей девушку, она обернулась и, удивленно захлопав глазами, посмотрела на эльфа. Нувиэль не подумала о том, что ее телохранителю может прилететь за шалости принцессы и что именно ему придется отсчитываться первым, как он допустил ее побег и почему со спокойно душой отправился следом, когда должен был вернуть ее во дворец и выполнять свою работу в пределах выделенной территории. – Верно… - грустно сказала эльфийка и опустила взгляд.
Хэльмаарэ не досталось за ее первый побег только по той причине, что эльф остался во дворце и не мог уследить за принцессой издалека, и влетело Каэросу за то, что вся ответственность за сохранность эльфийки легла на его плечи. Сыну Бурерожденного сахар на язык не положат за такое поведение, но и на виселицу не отправят, упрекнув в королевской измене. Он аристократ и имеет, пусть смутное, но отношение к королевской семье, которое мерялось положением его дяди, а Хэль… Никто не пощадит эльфа, служи он хоть верой и правдой столетиями ее Величеству. Одна ошибка может стоить ему жизни, а она даже об этом не подумала.
- Какая же я идиотка… - Нувиэль горько усмехнулась. – Это была глупая затея.
Эльфийка хотела посмотреть на мир своими глазами, а не довольствоваться информацией из книг и рассказами тех, кто имеет возможность поехать куда угодно и увидеть все, о чем пишут в книгах, своими глазами. Если верить тому, что читала Эль, то где-то в землях некромантов есть город светлых магов, а в Фалмариле все города построены на воде и народ у них чудный, любящий воду. В мире было столько всего и все это проходило мимо нее. Увидеть красивые города – не главное желание. Принцесса хотела знать, как и чем живет народ ее королевства. Все ли так прекрасно, как говорят аристократы, трижды приукрашивая действительность. Она так много не знает… А принцесса должна быть мудрой, чтобы стать советником достойным короля.
Ди`Кель желала знать все. Начиная от того, как устроена армия ее королевства и заканчивая тем, как рыбаки плетут сеть для ловли рыбы. Хотела сама почувствовать вес новой брони, своими руками вытянуть сеть с рыбешкой, чтобы знать, насколько трудно быть тем, кто не рожден в шелках и богатстве. Только зная все о народе, можно укрепить государство изнутри, а не создавать иллюзию процветающего Гвиндерила. И здесь недостаточно одной женской руки. Женщина не может всего понять, как бы она не старалась. У мужчин свои хитрости.
- Сжальтесь, моя леди.
Девушка мысленно поставила крест на затее, но эльф ее приятно удивил. Он согласился провернуть ее авантюру, какой бы рискованной она не была. Нувиэль никогда не считала своего телохранителя глупым и знала, что он должен понимать весь риск и… он добровольно жертвовал своей головой. Стало неловко. Принцесса ничего не ответила, отвернулась и, взяла лук и стрелу, чтобы чем-то занять руки – снова волнение.
- Покажешь, как надо его держать? – улыбнулась, посмотрев на эльфа через плечо, и попыталась сама натянуть тетиву и вставить стрелу, но наблюдения со стороны не могли заменить практики и опыта, которого у принцессы не было. Одно дело – наблюдать за Хэлем, другое – пытаться удержать лук самой.[AVA]http://reilana.mybb.ru/img/avatars/000f/3e/d5/132-1351438180.png[/AVA]

+1

12

Он посмотрел на нее неловкие попытки, но ничего не сказал. Ни тени неодобрения не отразилось на его лице. Прежде она никогда не просила его показать, никогда не интересовалась оружием. Он понимал, что и теперь ее попытка взять в руки лук, вызвана не внезапно проснувшимся интересом, а попыткой казаться старше, чем она есть. И еще сменить тему, загладить неловкость, скрыть от него свое смущение. Да, она понимала. Теперь она понимала, он видел это. Но шаг был уже сделан. Время - песок. Соскользнувшие с ладони песчинки нельзя собрать - их унесет ветер.
- Покажу.
Он встал позади нее и положил руки поверх ее рук. Кому-то смотрящему со стороны, этот жест показался бы слишком личным. слишком интимным, но никто не смотрел. А Хэль не думал ни о чем таком. Да, его жест был личным, но разве не является личным желание птицы распахнуть крылья и закрыть ими от всего мира, злого и страшного, своего птенца? Он хотел защитить ее от всего. От излишней опеки матери и от сплетен подданных, от жестокости и грязи этого мира. Он хотел, а вместо этого собирался вывести ее за стены дворца. Птица не рождается для того, чтобы вечно прятаться под крылом матери. Принцесса должна была научиться летать. Ему, Марэ, придется стать тем, кто вытолкнет ее из гнезда.
- Лук в левую руку. Нет, повыше. Держите его всеми пятью пальцами. Расслабьте локоть. Лук должен быть продолжением руки. Зажмите стрелу между средним и указательным пальцами.
Его собственные пальцы лежали поверх ее руки, сжимая стрелу, не позволяя ее отпустить. На принцессе не было перчаток. Выпущенная стрела иссекла бы ее нежные пальцы оперением, а спущенная тетива непременно ударила бы по левой руке. Поэтому лучники носят специальные перчатки и наручи. И поэтому ученики используют стрелы без оперения. Но ей этого не грозило. Без его помощи она не смогла бы даже натянуть лук. Это оружие требует большой физической силы.
Держа руки поверх ее рук и страхуя каждое движение, он натянул тетиву.
- Когда целитесь, посмотрите сначала на цель, потом на наконечник стрелы, и снова на цель. Это называется "поймать блоху".
Этот прием используют только начинающие лучники. Опытные не целятся. Вернее, не целятся так, как представляют себе те. кто смотрит со стороны. Лук, это очень умное оружие. Встроенное в тело, оно становится продолжением его. Опытный лучник не целится, сводя глаза к периносице или еще как-то рассчитывая высоту, ветер, дальность полета стрелы. Лучник стреляет, но сознание не участвует в этом. Тело делает все само. Так же человек не задумывается и не прицеливается, чтобы швырнуть поднятый камень. Так же человек не задумывается о том, какую ногу поднять и куда ее поставить, когда идет. Это приходит не сразу. Через восемь, десять... пятнадцать лет. У принцессы этого времени нет.
- Это очень непростое оружие. - Без обиняков сказал он, не выпуская из пальцев стрелу. - Требует много физической силы. Если вы хотите научиться защищать себя, выбирайте шпагу, моя леди. Шпага требует больше скорости и ловкости, чем силы. И ума. И это очень опасное оружие в умелых руках. Особенно, если никто не ожидает от вас, что вы им владеете.

+1

13

Нувиэль неумело держала стрелу пальцами, как столовый прибор и не могла понять, что не так. И тетива не тянулась. Слишком туго, а ее руки не привыкли к тому, чтобы держать что-то тяжелее чугунного котелка, да и тот небольшой и ради детской шалости. Оружие нельзя было назвать игрушкой, и в руках лук оказался не ради забавы, принцесса старалась отвлечься и перевести тему. Эльф ее подхватил и переключился с одной затеи на другую, но девушка понимала, что скачок от одного к другому, прошлое не перечеркнет, как и его согласия рисковать головой, чтобы дать ей то, чего не хотели дать другие, но могли.
Урок не заставил себя ждать. Бравый учитель сразу оказался рядом, чтобы подстраховать «умельца» и показать ему, как должно быть в идеале.
- Так? – спросила эльфийка, стараясь повторить.
- Нет, повыше.
И она сделала так, как он сказал, стараясь ничего не упустить, а насколько она способная ученица – покажет время. Науки, которые она познавала с учителями, как и магия, не шли ни в какое сравнение с этим. И ощущения во время урока были другими. Интерес появился во время процесса. Она любила наблюдать со стороны, но никогда не думала, что будет пытаться сама удержать лук в руках. Изначально не имея в голове мысли научиться, принцесса, с присущей ей жадностью к знаниям, вбирала то, что ей давал Хэльмаарэ.
- Первый раз держу лук в руках… - увлеченно выдохнула Нувиэль, наблюдая за каждым движением телохранителя и тем, как ее пальцы сжимают лук и стрелу. Непривычно. Она вряд ли сможет научиться стрелять из лука так же искусно, как это делает эльф, но ей было приятно хотя бы косвенно коснуться того, что он чувствует каждый день. – Но я не могу сказать, что мне всегда было интересно знать, какого быть тем, кто находится за оперением стрелы, - ей больше нравилось наблюдать за тем, лучник становится одним целым со своим оружием и, отпустив стрелу, превращается в нее и стремится к своей цели так быстро, что моргнув глазом, можно упустить ее попадание.
Попыталась найти подходящую цель, не обделить вниманием наконечник, и соединить одно с другим.
- А ты никогда не прицеливаешься, да? – принцесса не замечала, чтобы эльф тратил время на «ловлю блохи», но всегда точно попадал в цель. – Наверное, с опытом этот момент опускается… - задумчиво протянула эльфийка и немного отвела руку назад, как если бы хотела ощутить всю отдачу натянутой тетивы.
Ди`Кель не обращала внимание на пригодность одежды, но поняла ее ценность, когда попыталась расслабить руку и, поддаваясь его движению, натянуть тетиву. Большая часть отдачи забрал эльф и лук отчасти показался Нувиэль легким, почти невесомым, но ее одеяния не были предназначены для стрельбища и верхняя оборка, приспущенная на плечах, сильно вжалась в кожу, напоминая об этом различии.
- Кажется, если я продолжу, то все закончится покупкой нового платья, - принцесса неловко улыбнулась, понимая, что пытается примерить чужую шкуру и та весит на ней, как бесформенная мешковина.
Нуви ослабила хватку и, посмотрев на эльфа через плечо, кивнула.
- Вынуждена согласиться, но из меня вряд ли выйдет хороший ученик, даже для такого учителя, но все равно спасибо, - девушка улыбнулась. Она была не против остаться в роли наблюдателя. Совсем-совсем. – Шпагу… - задумчиво протянула эльфийка. – Но ты ведь не умеешь фехтовать, да, Хэльмаарэ?[AVA]http://reilana.mybb.ru/img/avatars/000f/3e/d5/132-1351438180.png[/AVA]

+1

14

- Да, я знаю.
Он не стал уточнять что знает и то, что лука прежде она в руках не держала, и то, что желания сделать это у нее прежде не проявлялось.
- Вначале целятся все. Потом забываешь про то, как и зачем это делаешь. Просто делаешь, и все. Но у учеников есть хитрости. Выбирается точка прицеливания. Наконечник стрелы, отметка на луке, шов на перчатке... Совмещается с точкой на мишени или около нее. Эта точка определяется пристрелкой. Запоминаешь, какая точка с чем была совмещена, потом выпускаешь стрелу и смотришь, куда она попала. От результата выбираешь точку выше или ниже, правее или левее. А после, стоя на том же месте, стреляя в ту же мишень, держа лук так же, совмещая те же точки, попадаешь в то же место. Но это только пока учишься. В реальной жизни враг не станет стоять на месте и ждать, пока ты пристреляешься. И расстояние до цели всегда разное, и положение лука, и ветер, и стрелы разные по весу. Так что потом начинаешь стрелять интуитивно.
Те же слова, что когда-то говорил ему его учитель. И так же один стоит позади другого. Только теперь Хэльмаарэ с другой стороны.
- Но ты ведь не умеешь фехтовать, да, Хэльмаарэ?
- Нет. - Он покачал головой. - Ни фехтовать, ни учить. Лучнику не нужна шпага. Ему нужен кинжал, или короткий меч, или хорошая деревянная колотушка. Но вы могли бы найти хорошего учителя. Возможно, не прямо сейчас, позже. Если вы захотите все же учиться стрелять из лука, то я подберу вам другой, легче, и другие стрелы, но... не лучше ли вам развивать свой магический дар?
Он говорил с принцессой не так, как говорил бы любой из ее придворных. Те нашли бы тысячу и один витиеватый способ убедить принцессу в том, что свои силы ей лучше приложить в другую область, и сделали бы это так, что она посчитала бы, будто сама до этого дошла. Но Марэ не был дипломатом. Он был воином. Он был скуп на слова и на красивости языка. И он не видел смысла говорить принцессе то, что она хочет слышать. Для этого у нее есть другие.

Вечером того же дня он пришел к ней в покои и принес собой маленький кожаный тубус. Запер дверь и проверил, чтобы за ней никого не было, и только потом вынул из тубуса и расстелил на столе тонкий лоскут пергамента с нарисованной на нем картой. Карта была цветной, но без драконов и кораблей, которые любят рисовать, чтобы видимо придать карте ценности и продать подороже. Но в углу этой карты, под розой ветров стояла водяная печать общества драконов-картографов, а это гарантировало точность. В глазах понимающих эта карта обладала куда большей стоимостью чем те, по которым изучают географию молодые аристократы.
- Я ее одолжил, - сказал Хэльмаарэ, не уточняя, впрочем, у кого. подготовить побег из дворца, не то дело, с которым можно справиться в одиночку, и лучше, чтобы даже принцесса не знала имен тех, кто им помогает. А они, в свою очередь, вовсе не догадывались о том, чему и кому способствуют. Так безопаснее, для всех.
- Вам нужно решить, куда вы хотите отправиться прежде всего, и куда потом. Тогда я смогу подготовиться к путешествию. Нам понадобится много вещей и большая удача. И деньги. Сколько вы можете взять из казны, не привлекая внимания?

+1

15

Нувиэль слушала, и ей было интересно, но дело ли было в новой науке, о которой она раньше не думала или же в учителе – неизвестно. Принцесса знала, что эти знания она вряд ли сможет применить на практике, а учение продолжить, но внимательно слушала эльфа и старалась запомнить то, что он ей говорил.
- Учитель говорит, что магия хороша, но только она не для ближнего боя. Говорит, что проку от нее не будет, как от упертого старого осла, если недоброжелатель подберется слишком близко или нападет неожиданно, и я не успею сплести заклинание. Матушка думает, что такого никогда не произойдет, пока рядом стража, но… - эльфийка запнулась и опустила взгляд. – Что если когда-нибудь настанет момент, когда рядом никого не будет? Я не смогу сконцентрироваться и взять себя в руки и тогда от моей магии проку не будет, она не защитит меня.
Сейчас мог бы влезть в разговор Каэроса и до потери пульса убеждать ее в том, что такое невозможно и никто и никогда не оставит ее одну. Кто-нибудь всегда будет рядом и пихнет ее за свою спину. Потом бы Бурерожденный долго рассказывал, что для всех честь отдать жизнь за королевскую семью и прочее-прочее.
- А королю честь сражаться за свой народ… - ее отца так и не короновали, но для Нуви его последний поступок был достоин короля. Он сам отправился улаживать дела в Девореле, а не послал разбираться других людей и отдал свою жизнь, чтобы защитить чужие. Для нее он был героем. И принцесса хотела быть похожей на него.
- Я подумаю над фехтованием, - улыбнулась принцесса.

Нувиэль не удивлялась поздним визитам телохранителя. Ему по долгу службы положено всегда быть рядом, но вещь, которую он принес, девушка проводила любознательным взглядом. Встав, принцесса подошла ближе, чтобы рассмотреть принесенную карту. Он не забыл про ее желание путешествовать по миру, и эльфийка не знала, как на это реагировать. Радоваться, что он ее поддерживает, или сказать, что она передумала, потому что не хочет рисковать его головой?
- Пантендор… Я бы хотела побывать в городе светлых магов. Говорят, что они сильно отличаются от некромантов и, живя рядом с ними, не имеют ничего общего, кроме земли и одного государя, - задумчиво протянула эльфийка. Красоты, это, бесспорно, прекрасно, но девушка хотела узнать, как уживаются такие разные под одной крышей и как светлые маги относятся к работе темных. Некромантов всегда считали вестниками смерти, поэтому в эльфийских городах их не жаловали, но, может, не все такие ужасные, какими их описывают?
- Сколько… - Нуви задумалась. – 200-300 золотых, - прикинула девушка, не понимая ценности денег. Ей никогда и ни за что не приходилось расплачиваться лично, поэтому о ценовой политике она ни сном, ни духом. – Этого хватит? Хм… Хэль… - отвечая на его вопросы, она не забыла о самом главном. – Тебе ведь достанется за то, что я покину дворец…[AVA]http://reilana.mybb.ru/img/avatars/000f/3e/d5/132-1351438180.png[/AVA]

0

16

Он ответил не сразу. Достанется ли ему за то, что она покинет дворец, не достанется ли. Он не думал об этом. Больше не думал. Приняв решение однажды, перешагнув невидимый рубеж "быть или не быть", Хэльмаарэ не имел привычки возвращаться мыслями к моменту решения, снова и снова прокручивать его в голове, сомневаться. Он выбрал. Прошлое не изменить. Так есть ли смысл думать о том, что могло бы быть?
Принцесса мыслила иначе. Она тоже сделала выбор. Чувство вины все еще грызло ее, но на решение оно уже не могло повлиять. Оно могло только точить ее душу, только сжигать ее время, заставляя петлять, раз за разом возвращаться назад по собственным следам. Марэ знал как вредно бывает заблудиться в коридорах прошлого, которое нельзя ни вернуть, ни изменить. Ему следовало оградить принцессу от этого. Поэтому он сделал то, чего никогда не позволял себе прежде. Взял ее за руки. Заглянул в глаза, заставляя смотреть на себя, заставляя слушать и слышать.
- Послушайте меня, моя леди. Вы волнуетесь о последствиях для меня, и я не могу сказать, что мне неприятно это. Я рад, что вы настолько взрослы уже и разумны, что задумываетесь о последствиях своих действий. И я рад, что моя жизнь для вас - не пустой звук. Но сейчас вы пытаетесь возложить на себя слишком большую ответственность. Что бы вы ни думали о том, что решение об этом путешествии - целиком ваше, и что вы одна несете за него ответственность, это не так. Я мог отказать вам или отговорить вас. Я мог сказать, что вы моя госпожа, и что я оставляю решение целиком на вас, но я не сделал этого. Вы спросили меня, и я хорошо обдумал все, что вы говорили. Я принял решение помогать вам и сопровождать вас. Я принял это решение сам. А значит, взял ответственность за него на себя. И я обещаю вам, что каковы бы ни были последствия этого решения, я не обвиню и не упрекну вас. Многим людям очень удобно забывать о том, что у них всегда есть выбор, но я не из них. А теперь, прошу вас, давайте хорошо обдумает это путешествие, чтобы оно не имело неприятных последствий ни для вас, ни для меня.
Он отпустил ее руки, вернулся к карте и изложил свой план. водя пальцем над тонкими линиями рек и дорог. Он был рад, что принцесса не захотела отправиться в Дэворел. Он нашел это ее решение разумным и сообщил ей об этом. Как только обнаружат пропажу, там ее станут искать в первую очередь. Решат, что принцесса будет искать помощи у брата, раз уж он помог ей однажды. Разумеется, подозрения доставят дому Бурерожденных немало неприятных минут, но их будет значительно меньше, чем если бы принцессу действительно обнаружили там.
Когда поймут, что в Девореле принцесса не появлялась, развернут сеть поисков в Фальмариле. Всем приближенным к принцессе, известна ее тяга и интерес к подводному народу. Разумеется, поиски будут проводить тайно. Королева еще не выжила из ума, чтобы во всеуслышание объявить о пропаже своего ребенка. Это и заявление о несостоятельности дворцовой стражи, и признание в своем бессилии и в разладе внутри королевской семьи. А от разлада два шага до смуты. Так что искать их будут осторожно. Никаких глашатаев на улицах, никаких объявлений с портретами на городских площадях. Только тайная стража, которой у королевства не так уж много. Только сеть шпионов и соглядатаев. Все это значительно свяжет королеве руки. А значит, за это время они будут уже далеко.
Прежде всего, они должны будут вывести принцессу из дворца. Эта часть плана уже почти целиком сложилась в его голове, как самая ближайшая и первостепенная, но он обсуждать ее с принцессой он не стал. Только улыбнулся загадочно и попросил положиться на него.
- Скоро, моя леди. Совсем скоро.
Следующий отрезок их пути должен был пройти по реке. Из Эденвела в Ауреллон. Там они пересядут с речного судна на корабль, идущий к материку. Великая река должна была довести их до Вильсбурга, а там они наймут или купят лошадей, смешаются с торговыми караванами, что в любое время года путешествуют по Большому Тракту, и доберутся до Берселя. А оттуда рукой подать до Пантендора. Обратный путь Марэ пока не рассчитывал. Пока неизвестно, куда принцесса захочет двигаться дальше.

Отредактировано Хэльмаарэ (2014-01-18 12:47:55)

+1

17

Почувствовав прикосновение к рукам, Нувиэль смутилась и поначалу попыталась отвести взгляд, чтобы не вгонять себя в краску действиями, которые несли совершенно другой смысл. Руки не отдернула, позволила эльфу сказать то, что он хотел до нее донести и внимательно выслушать все, что она не брала во внимание. Понимала, что это не исключительно ее решение и что Хэльмаарэ достаточно взрослый и умный эльф, который не будет беспрекословно повиноваться приказам и понимает, что за собой потянет его выбор, но, как и любая девушка, переживала. Понимала, что вина будет лежать не только на ней или на нем, а на обоих, просто жители дворца расценят побег иначе и переведут его в категорию похищения королевской особы, а за это, как правило, наказывают только одну сторону.
Эльфийка кивнула, согласившись с лучником. Если она продолжит корить себя за то, что захотела большего и думать больше о последствиях, которых может и не быть, никакого смысла в принятом решении не будет и тогда все, что произошло, и уже было оговорено, зря потраченное время. Слова не выкинешь и не перечеркнешь, когда они уже были озвучены и услышаны другим. Значит, так и должно было случиться, а ей стоит думать о том, какую выгоду она может почерпнуть из путешествия. Новые знания и возможность стать хорошим советником для своего брата, если приложит все свои усилия, конечно, без фанатизма.
- Я тебе доверяю, - ди Кель улыбнулась, переведя взгляд с карты на эльфа. – И сделаю то, что зависит от меня.
Принцесса не сомневалась в способностях своего телохранителя и была уверена в том, что все получится так, как и было запланировано. Хэльмаарэ всегда прикладывал множество усилий для того, чтобы сделать работу и не просто сделать, а чтобы она была качественной. Побег не входил в его работу, как и возможность дать принцессе больше свободы, но эльф почему-то часто делал то, что не входило в его обязанности. Работал сверх нормы, что шло ему в плюс, вот только кошель от этого тяжелее не становился.
- И… Хэльмаарэ… - окликнула она лучника, когда мужчина собирался покинуть ее комнату. – Спасибо, - не нужно было уточнять, за что она его благодарила. Эльф должен был понять, что для нее важна не только возможность покинуть дворец, но и его поддержка вместе с честностью.[AVA]http://reilana.mybb.ru/img/avatars/000f/3e/d5/132-1351438180.png[/AVA]

0

18

[26.03.82]

Вся следующая неделя выдалась для телохранителя принцессы совершенно сумасшедшей. Хэльмаарэ использовал все возможные поводы и предлоги выбраться в город, не привлекая излишнего внимания. Самые наблюдательные из его окружения, правда, все равно заметили эту повышенную активность. Некоторые из них сами, другие с его ненавязчивой помощью решили, что у Марэ завелась в городе подружка. Некоторые даже спрашивали, но эльф только пожимал плечами и разводил руками с самым загадочным и мечтательным видом, чем еще больше убедил всех в том, что в марте не только у котов пробуждаются низменные инстинкты.
К деньгам, которые ему тайком выделила принцесса, Марэ добавил свои собственные сбережения. Первым делом он обзавелся штаб-квартирой в городе, которая должна была стать для них с Нувиэль складом, убежищем, и перевалочным пунктом одновременно, и только после этого принялся стаскивать в нее все необходимое. Испросив у принцессы мерки, он заказал ей и себе по нескольку комплектов дорожной одежды, особое внимание уделив обуви и плащам. Вся одежда, которую он заказал, была неброская и выглядела недорого, но отличалась практичностью. К одежде прилагались сумки, писчие и туалетные принадлежности, фляги, свечи, кипятильные камни, огнива и кристаллы для розжига огня. Запасся он и тетивами, и стрелами (обычными и с начинкой), и парой более вместительных колчанов, и заказал запасные перчатки. В каждой лавке он делал заказ небольшой, чтобы не привлекать внимания, а в пару-тройку и вовсе ходил не сам, найдя себе в торговом квартале подходящих исполнителей. Для принцессы Хэльмаарэ купил длинный кинжал, в женских руках смотрящийся скорее, как небольшой меч, а еще арбалет. Эту игрушку он искал и выбирал тщательно, не жалея времени и денег, и в итоге принцесса стала обладателем легкого и прочного арбалета, заряжаемого сразу тремя стрелами (хитрый механизм вкладывал их одну над другой). Часть болтов, прилагающихся к арбалету, тоже была с начинкой, как и его стрелы. Не меньше, чем на арбалет, денег ушло на зелья. Марэ постарался учесть все, что могло пригодиться в дороге, но не все удалось найти, а за некоторые составы заломили такую цену, что он только рукой махнул - все на свете предусмотреть все равно не удастся.
В последнюю очередь он приобрел провизию - сушеное мясо и сыр, соль и крупу, и эльфийские лепешки, завернутые в широкие листья, которые могут не портиться месяцами. Оставшиеся деньги он разделил пополам, и одну половину припрятал в потайные и не очень мешочки, предусмотренные в их с принцессой одежде и обуви, а на другую через посредников скупил на рынке с десяток тюков с тканями, специями и безделушками средней стоимости, а также добавил пару десятков бутылок вина. Все это он в штаб квартиру не потащил, а снял угол на складе при речном порте, после чего, еще через одного посредника договорился о месте на барже до Ауреллона, для двух человек и груза.
Последнюю ночь перед побегом Марэ провел не у себя, а с дочерью королевского садовника.

В полдень следующего дня, Хэльмаарэ ждал принцессу в саду, в заранее оговоренном месте. Пышные кусты вереники, по марту все сплошь обсыпанные пышными гроздями мелких желтых цветков, надежно скрывали его от посторонних глаз. Эльф попросил принцессу вести себя как можно естественнее и брать с собой только все самое необходимое.

+1

19

Одежда для конных прогулок пришлась весьма кстати. Она удобна для того, чтобы провернуть желанную авантюру и в случае чего не застрять пышной юбкой непонятно где и как. Конные прогулки – отличные предлог уединиться и дать о себе забыть, пока слуги не поймут, что Нувиэль не собирается сегодня лезть в седло. По крайней мере, в это точно.
Сославшись на то, что она забыла предупредить о своем желании прокатиться верхом, но уже успела облачиться в подобающую одежду, девушка сказала, что конюхи могут не торопиться и делать свою работу, пока она отдохнет в саду. Как и просил Хэльмааре, девушка взяла с собой лишь самое необходимое. Эльф говорил, что большая часть предметов, которые могут им понадобиться, уже были приобретены и ей уже можно не беспокоиться.
На плече болталась небольшая походная сумка. Нувиэль, вооружившись книгой, собралась скоротать время за прочтением книги, но это лишь отвод глаз. То, что принцесса любит читать и делает это в любую свободную минуту, знала каждая канарейка во дворце, как и ее планах на конную прогулку.
Девушка прошла вглубь сада к назначенному месту, где ее уже ждал Хэльмаарэ. Книга осталась в руках на тот случай, если кто-то решил за ней проследовать и придется быстро придумывать причину, по которой она оказалась в саду, в кустах, с телохранителем, с мужчиной, чтобы кому-то не влетело раньше, чем свершится настоящая авантюра.
Почему эльф выбрал именно это место, Нувиэль не догадывалась. Удобно, что тут их никто не видит и разговор вряд ли будет подслушанным, но в сад всегда выходили окна дворца и здесь, на открытой местности, их найти проще, чем во дворце, хотя там есть стены, а у них, как правило, всегда есть пара ушей, а то и не одна.
- Я готова, - коротко прокомментировала эльфийка свое появление. Она держалась достаточно уверенно. За прошедшую неделю было время все еще раз обдумать и решить, что делать и стоит ли ее задумка того, что она может получить за нее. Сошлась на то, что стоит, но и о последствиях она забывать не будет, чтобы не допустить того, что может произойти. Сейчас необходимо посвятить себя делу, а потом думать обо всем остальном.[AVA]http://reilana.mybb.ru/img/avatars/000f/3e/d5/132-1351438180.png[/AVA]

+1

20

Увидев принцессу и во что она одета, Хэльмаарэ ядрено выругался. Мысленно. И ругал он одного себя. Про одежду для верховой езды он принцессе ничего не говорил, но она сама проявила инициативу. И теперь эта инициатива могла пустить весь его план по ветру. Быстро выяснив у нее, приказала ли Нувиэль седлать лошадь, и получив отрицательный ответ, он все так же мысленно вознес хвалу уму принцессы и Богине Матери, которая хоть и явила насмешку, указав ему на скудость ума, однако ж, кажется, была на их стороне. Пообещав себе впредь всегда досконально рассказывать принцессе обо всех деталях своих планов, Хэльмаарэ приподнял низко нависающие над тропинкой ветви вереники, рукой приглашая Нувиэль в естественную, созданную самой природой, живую беседку.
Там на земле лежал сверток тряпья, из которого выглядывал лук. Не тот, что был у него за спиной, еще один. Это был его собственный лук, близнец первого, взятый Марэ из его комнаты во дворце. В его колчане не было сегодня ни одной обычной стрелы. Все их пришлось выложить, чтобы под завязку набить колчан "огоньками", парализующими и рыскающими стрелами. Взятые из оружейной дворца, вкупе с теми, которые ему удалось уже перетаскать в их убежище, эти стрелы позволили ему сэкономить на боеприпасах. После всех трат денег оставалось еще много, но Хэльмаарэ экономил каждую монетку, ведь неизвестно еще, как сложится их с принцессой путешествие.
- Быстрее. У нас мало времени. - Подхватив с земли сверток, он пересек беседку и они вышли с другой ее стороны.
Держась в тени кустов и прячась таким образом от окон дворца, Марэ быстро довел принцессу до садового домика, огляделся по сторонам, вытащил ключ из сумки на поясе и отпер им дверь.
В домике царил полумрак. Тусклое окно бросало прямоугольник света на длинный грубый стол и давно не метенные доски пола. По углам жалась садовая утварь и несколько бочек, а с низкого потолка свисали пучки пряных трав, явно прошлогодних, но даже сейчас наполняющих воздух отчетливым запахом. Впрочем. запах пыли тоже присутствовал. Это был осенний домик и в это время года им редко пользовались.
Оказавшись внутри, Марэ первым делом придвинул к двери бочку, загораживая ее изнутри. Ни засова, ни щеколды с внутренней стороны двери не было предусмотрено. Никому бы и в голову не пришло запираться здесь от кого-то. Бросив сверток на стол, Хэльмаарэ развернул его и сунул в руки принцессе одежду. Нижняя рубашка не самого добротного сукна, простое синее платье и поношенные, но все еще крепкие башмачки.
- Переодевайтесь.
Отвернувшись к столу, он разложил на нем лук, лопату и вилы, взятые тут же, у стены, и принялся увязывать все это вместе в холстину, пустив на нее распоротый пустой мешок.
Одежда, как и ключ, принадлежала дочери садовника. Сама девушка сейчас мирно спала на сеновале и должна была проспать до вечера. Во всяком случае Марэ надеялся, что правильно рассчитал дозу. Спрашивать у аптекаря напрямую, сколько капель нужно добавить в питье молодой девушке, пышущей здоровьем, чтобы она крепко спала двенадцать часов кряду, он остерегся.

Отредактировано Хэльмаарэ (2014-01-19 22:34:36)

+1

21

Хотела как лучше, получилось как всегда. Нувиэль вошла в домик следом за эльфом, не став уделять особого внимания его содержимому, только проводила взглядом бочку, которая закрыла дверь, не давая кому-то войти внутрь и помешать.
- А помешать чему?
Лучник не стал посвящать ее во все тонкости грядущего побега, поэтому эльфийка не могла угадать, что он собирается делать и зачем они оказались здесь. В руках оказались неброские вещи. Состояние и вид ее не волновали – Эль понимала, что им нужно затеряться в толпе и не выделяться среди других горожан, но думала, что в платье будет сложно проделать желаемое.
Принцесса покраснела, понимая, что неудачно выбрала облачение и просчиталась, когда старалась сделать что-то, не имея ни малейшего понятия, что будет дальше, куда они и как вообще стоит снаряжаться в дорогу. Прикидками дело никогда не решается и, зная лишь в общих чертах политику и закон, нельзя стать хорошим правителем или исполнителем закона. Всегда можно просчитаться из-за недостатка необходимых знаний. Вот и у нее так вышло, примерить вместе с одеждой ярлык не совсем умного эльфа.
Смущение от своей глупости сменило то, что заложено было в девичью голову еще природой. Ей придется переодеваться здесь в маленьком домике, закрытом изнутри, где в пару метрах стоит мужчина. Хэльмаарэ, конечно, отвернулся, но это несильно помогало, если помогало вообще. Нувиэль не хотела ничего надумывать себе и давать волю фантазии, которая сделала бы только хуже.
Понимала, что должна пройти через это ради дела. Стала снимать одежду для конных прогулок, понимая, что щеки начинают пунцоветь, превращая ее из эльфийки в переспелый помидор, который вот-вот лопнет. Хэльмаарэ вряд ли понимал то, что его присутствие ее смущает донельзя. Он был взрослым и, ко всему прочему, мужчины относятся к этому спокойнее, чем девушки.
У нее не было времени на то, чтобы бороться со смущением. Пришлось давить себе на горло и стараться не думать. Принцесса закрыла глаза и быстро переоделась в предложенное, чтобы не терять времени на том, что должно было произойти намного раньше.
- Все… - тихо сказала Нувиэль, повернувшись лицом к эльфу, чтобы он мог оценить уровень проделанной работы. Румянец остался на щеках, но девушка сделала вид, что ничего не замечает, а, если что-то и есть, то так и было задумано.[AVA]http://reilana.mybb.ru/img/avatars/000f/3e/d5/132-1351438180.png[/AVA]

+1

22

Отвернувшись от принцессы, раскладывая на столе лук и инструменты, Хэльмаарэ нервничал, но совсем по другой причине, нежели принцесса. Смущения от вида обнаженного женского тела он не испытывал. В конце концов платье, которое она одевала, он накануне снимал. Его прежняя обладательница и ростом и статью походила на принцессу, так что платье должно было сесть. Эльф надеялся, что с завязками Нувиэль разберется. Он подумал и запоздало решил, что одежда для верховой езды оказалась на ней нынче кстати. Ведь платье богатой дамы отличается от платья простой женщины тем, что завязки на нем находятся сзади. Такое платье очень трудно, а без сноровки и вовсе невозможно снять или одеть самостоятельно. Так что все богатые леди пользуются услугами служанок. Марэ, конечно, мог сыграть при принцессе роль служанки и помочь ей раздеться, вот только не думал эльф, что это поспособствует установлению между ними атмосферы доверия и взаимопонимания, а в их деле без доверия никуда.
- Все… - тихо сказала за спиной Нувиэль.
Он обернулся и оценил плоды ее и своих совместных усилий.
- Вам очень идет. - Щеки принцессы горели смущением и он посчитал необходимым сказать ей приятное. Это было тем правильней, что платье действительно шло. Дворцовая мода в погоне за изысками и роскошью подчас выкидывала странные кренделя. Хэльмаарэ временами казалось, что одежды придворных дам нарочито шьют с тем умыслом, чтоб они не подчеркивали, а скрывали достоинства своих хозяек. За ворохом шелка и кружев порой было не разглядеть саму девушку, особенно, если она была так же миниатюрна, как принцесса. А простое синее платье не затмевало девичей красоты. Принцесса сама была украшением платья, а не наоборот. Даже жаль, что кроме него этого никто не увидит.
Он показал ей, как заплести косу и уложить ее на плечо, а после вытащил и протянул маленький пузырек. Внутри плескалась светло серебристая субстанция.
- Выпейте это, моя леди.
Марэ понятия не имел, каков Ч’ярис на вкус. Надеялся только, что не слишком противный. Зелье это и было предметом его опасений и слабым местом в его плане. Сработает ли, как надо? Проверить заранее не было никакой возможности. Хэльмаарэ с радостью бы протестировал его на себе, но даже этот единственный пузырек достался ему с превеликим трудом. Ч’ярис не в ходит в перечень зелий рекомендованных для повседневного использования. Нельзя просто взять, и купить это зелье в аптеке. Алхимики, знающие рецепт этого зелья, все состоят на учете у тайной стражи. Разумеется, если стража знает, что они знают. Но черный рынок все еще и черный только потому, что там можно найти и приобрести импа в ступе. Если имеешь каналы, разумеется. Марэ имел. Один надежный канал, обеспеченный деньгами и долгом. Человек, доставший для него зелье, с лихвой отработал долг и исчез, растворив за собой канал. Хэльмаарэ он больше был ничего не должен.

+1

23

От комплимента румянец Нувиэль стал пунцовее, а, если бы она знала, каким образом ее телохранитель раздобыл одежду, то стал бы еще сильнее и эльфийка покраснела бы  вместе с кончиками ушей, но светлая головка и не догадывалась о том, что эльфу пришлось проделать ради того, чтобы все прошло так, как надо и ничто и ничего не вызвало подозрений.
Хорошие слова расслабиться не помогли, но немного отвлекли от истинной причины смущения. Хорошо, что она смогла сама справиться с переодеванием. В противном случае, картина выглядела бы еще хуже и щеки походили бы на раскаленное железо, такие же красные и горячие от прилившей в них крови.
С прической дела обстояли немного хуже. Для конных прогулок девушка всегда делала высокий хвост, чтобы волосы ей не мешали. Хвост сделать всегда проще, чем сплести косу. Хэльмаарэ показал, как это делается, но в первый раз вышло коряво, чего и следовало ожидать. Девушка этим никогда не занималась, а от одного урока практика с ходу великолепной не бывает даже у гениев. Все ошибаются, пока не набьют руку. Возможно, потом это исправится, если она продолжит стараться, но сейчас времени на это не было.
- Посчитаем, что она была заплетена наспех, потому что я проспала.
На этом преображение принцессы не закончилось. Лучник протянул какой-то пузырек с зельем сомнительного содержания. И в пору бы засомневаться в его свойствах, но ди Кель настаивала на своем. Смущение к тому времени, хвала богам, прошло. Она взяла в руки зелье, задумчиво посмотрела на него, словно старалась угадать, что же скрывается за стеклом, а потом выпила, поморщившись от вязкой жидкости, попавшей на язык. Когда не знаешь зелья, лучше сразу заливать его в горло только чтобы на язык такая гадость не попадала. Никогда не угадаешь, будет ли оно съедобным или тебя сразу вывернет от секрета колбы. И стерпеть намного проще, когда ты готов к отвратительному вкусу, чем тебя им огорошивают.
Нувиэль удалось все выпить, проглотить и сдержать спазм, который мог закончиться зря потраченными деньгами и отсутствием возможности сделать то, ради чего он покупался.
Дальше было еще веселее. Следом за прошедшим рвотным позывом пришла ломота и боль во всем теле. Эльфийка до треска сжала опустевший сосуд для зелья и, с силой зажмурив глаза, постаралась удержаться на ногах и перетерпеть боль. Человеку, не привыкшему к боли, всегда сложно, когда приходится с ней сталкиваться, но, когда изменения были завершены, ее отпустило, и Нуви шумно выдохнула, отпуская последние болевые порывы.[AVA]http://reilana.mybb.ru/img/avatars/000f/3e/d5/132-1351438180.png[/AVA]

+1

24

Если бы он заранее знал, каким мучительным будет превращение, то придумал бы другой выход. Ну... наверное, придумал бы. Самым очевидным казалось покинуть дворец через секретный ход (О котором, кажется, знали все. Нет, ну правда, не бывает королевских дворцов без секретных ходов.), но этот способ был им отринут сразу же, как раз ввиду своей очевидности. Даже если предположить, что принцесса действительно помнит дорогу и расположение всех ловушек, и что они не заплутают в каком-нибудь из боковых ходов, не станут пищей для какой-нибудь твари, которая будет ну очень рада их видеть, слышать и ощущать, не изжарятся магией и не смерзнутся в невразумительный ком, все равно их побег вскоре станет достоянием королевы. Хэльмаарэ просто не мог поверить в то, что система безопасности дворца позволяет кому ни попадя бродить туда и сюда по подземному ходу, не предупреждая об этом начальника секретной стражи или саму коронованную особу лично. Так что он придумал бы другой способ. Но теперь было слишком поздно для этого, так что он просто обнял девочку, без церемоний, устроил ее голову у себя на груди, и ждал, пока плечи ее не перестанут сотрясаться от спазмов.
Когда он осторожно отстранил ее от себя, держа за плечи, и заглянул ей в глаза, его собственные глаза были виноватыми и в них все еще жил отголосок той боли, которая изменила ее. Зелье подействовало.
- Простите меня, моя леди, - сказал он. И это были все слова извинения, которые он мог себе позволить сейчас. После того, как зелье было выпито и подействовало, в голове у эльфа будто сами собой возникли песочные часы, и тонкая струйка песчинок уже стремительно текла вниз, отсчитывая минуты. - Это зелье изменило вашу внешность. Теперь вы - дочка садовника и вас зовут Нимуэ. Запомните это имя, но лучше ни с кем не говорите. Оставьте это мне.
Он сказал, что у них есть только сорок минут на то, чтобы миновать все посты и уйти как можно дальше от дворца прежде, чем дочка садовника снова превратиться в принцессу. Он взял большую корзину и сложил на дно все вещи, которые она взяла из дворца. Туда же он положил и ее одежду для верховой езды. Это было не обязательным, но Хэльмаарэ не хотел оставлять одежду здесь, а прятать ее было некогда. К тому же он думал, что принцессе захочется иметь еще одну ниточку, связывающую ее с домом. Одежда принадлежала дому, и облачившись в нее, принцесса могла вернуть себе ощущение безопасности. Иногда это было очень кстати.
Поверх вещей он положил садовые ножницы и прикрыл все холстом, сделав так, чтобы ножницы выглядывали из корзины. Корзину он отдал принцессе, а сам положил на плечо вязанку, которую сооружал на столе. Лук теперь не был виден, зато на всеобщее обозрение торчали лопата и вилы. И так они покинули домик.
Три поста не обратили на них никакого внимания. Ну, идут себе в город телохранитель принцессы с садовничей дочкой. Ну, несут инструмент. Так, видать, по делу несут, не покрали же? Их проводили ленивыми взглядами и пропустили без слов. Зато на последних воротах дежурил сегодня стражник, хорошо знакомый телохранителю. Немолодой уже, бывший в дворцовой страже задолго до того, как Марэ выпустился из королевской школы. Стражника Марэ увидел издалека, и узнал. Это было не очень хорошо, но и не очень плохо. Шепнув принцессе, чтобы она молчала и улыбалась, он напустил на себя самый беззаботный вид, и направился прямиком к стражнику, еще издали помахав рукой.
- О, Хэль, привет! - Стражник был рад почесать языком. Его напарник, незнакомый телохранителю долговязый эльф, молчал и смотрел равнодушно. Кажется, он был не самым словоохотливым собеседником.
- Привет. - Хэльмаарэ подкинул на плече вязанку, устраивая ее поудобнее, протянул стражнику руку. - Извини, некогда поговорить. Нужно отнести это барахло кузнецу, а я обещал ее высочеству вернуться до ужина.
- А, понятно. - Стражник усмехнулся, откровенно и с удовольствием рассматривая фигурку девушки. - И тебя запрягли. А где Вист, Нимуэ?
Вист был помощником садовника, и вообще-то это была его работа - бегать по поручениям. Стражник обращался не к нему, но Марэ будто этого не заметил. Прежде, чем принцесса успела что-то ответить, он вмешался. - Сегодня я за него. - Потом подмигнул стражнику и приобнял девушку за талию с самым заговорщическим видом. Стражник рассмеялся и подмигнул в ответ.
- Все с тобой ясно. Ну, ты это... гляди, чтобы ее отец тебя не того... не подстриг. - Он кивнул на садовые ножницы, выглядывающие из корзинки девушки, и снова засмеялся.
- Я быстро бегаю. - Еще раз кивнув стражнику, он подтолкнул девушку к воротам и они миновали их и начали спускаться в город. Марэ убрал руку с талии Нувиэль только тогда, когда петля дороги скрыла их за поворотом.
- Извините.

Отредактировано Хэльмаарэ (2014-01-21 10:35:15)

+1

25

Объятия не могли уменьшить боль, вызванную зельем, но они успокаивали и давали надежду на то, что все образумится и, проделанное ради дела, того стоит. Уже потом, когда ушли последние болевые спазмы, Нувиэль заметила реакцию лучника – он сам не знал, какие побочные эффекты у зелья и теперь чувствовал вину за то, что произошло.
- Нимуэ, - мысленно повторила девушка и кивнула. – Я запомню.
Ди Кель понимала, что так ей будет проще покинуть стены дворца и остаться незамеченной. Если все пойдет по плану. Никто не станет тщательно проверять служку и вряд ли заподозрит подмену. Вот только, где сейчас оригинал? Эльфийка не рискнула спросить. Она понимала, что лучник сделал все, чтобы они не столкнулись, и не было прокола в их запланированном побеге, а странное чувство говорило о том, что Нуви подсознательно не хочет знать на него ответа, словно чувствовала, что он ей точно не понравится.
Обернуть конфету в другую обертку можно. Одежда и внешность изменили оболочку, но не ее содержание. Нувиэль понимала, что ее манеры и походка не свойственны людям того класса, к которому ей нужно было приравниваться ближайшее время. Отыграть роль неуклюжей дочери садовницы, не зная, как она ведет себя в обычное время, рискованно. Лишнее движение выдаст в ней не ту, за кого она себя выдает и вызовет лишние подозрения. Никто к ней, конечно, под юбку платья не полезет и вытряхивать не будет, что не так, но косой взгляд может потом дорого обойтись или им, или настоящей дочери садовника.
Хочешь что-то спрятать, оставь это на видном месте. Хэльмаарэ не стал искать обходные пути, в которые бы сунулись в самую первую очередь и пошел с ней прямым ходом, чтобы не вызвать лишние подозрения. И все бы хорошо, если бы не знакомый эльфа, который знал дочь садовника. Нувиэль помнила, что лучник просил ее ни с кем не разговаривать, даже если ее о чем-то спросят, что он все сделает сам, но для видимости приоткрыла рот, мол, сказать она хотела, но парень ее опередил, и ей осталось только улыбнуться в подтверждение его словам.
Эльф не только ответил, но еще и косвенно намекнул на причину такого поворота. Нужно было отвести от себя всякие подозрения, и принцесса понимала это, но… оказавшись в объятиях лучника, Нувиэль опустила взгляд и снова густо покраснела, вдобавок ко всему вспомнив, что ей совсем недавно пришлось оказаться в не менее смущающем положении и тут в голове что-то щелкнуло. Стражник не удивился словам лучника и повел себя так, словно уже не в первый раз видит подобную картину. Эльфийка вспомнила про то, кому принадлежали эти вещи. Конечно, она не могла понять, каким образом он достал их на самом деле, но слова и жесты наталкивали на не совсем приличные мысли, и стало снова не по себе.
Нувиэль продолжала молчать и тогда, когда они миновали ворота и оказались в городе, где их уже не мог слышать стражник. В маскировке больше не было надобности, и Хэль убрал руку и извинился. Смущение ушло вместе с неловкостью.
- Все в порядке. Это просто… - она запнулась и отвела взгляд, - объятия.

[AVA]http://s9.uploads.ru/K1GD5.png[/AVA]

+1

26

- Вы молодец.
Он действительно был очень горд ей. Не сдалась, не растерялась, не обрекла их затею на провал. Это он ждал всего и это для него заминка у ворот была рабочим моментом, а для нее ведь огромным стрессом и целым приключением. Конечно, ее приключения еще и не думали начинаться, и вскоре все закружится и смешается в один сумасшедший вихрь новых впечатлений, и эта сцена у ворот поблекнет и забудется, но сейчас каждый шаг дается с трудом, и каждое отхождение от привычного сценария кажется важным событием. И дай то Алиллель, чтобы все ее приключения были такими же безобидными, и так же легко заканчивались.
Он указал ей путь и они пошли по улицам города, все больше забирая к порту. Он старался идти не слишком медленно, но и не бежать. В голове эльфа все еще тихо шуршали песочные часы. А еще ему было донельзя странно.
Рядом с Марэ шла девушка, и его тело говорило ему, что помнит ее. Помнит изгибы ее тела, жар ее кожи. Помнит ее запах и блеск ее глаз в сумраке сенника. Его пальцы помнили ее волосы, а его рот помнил ее губы, влажные и мягкие, и нижняя чуть больше верхней. Его тело помнило, что обладало этой девушкой и считало ее своей, а его разум знал, что тело обмануто хитрой волшбой, что эта, совсем не та, а другая, и что даже думать о том, чтобы обладать ей, это.... это неправильно.
"Жениться тебе надо." - Давеча в караулке сказал ему Ллай. И тогда Марэ только отмахнулся со смехом. Но сейчас он думал о том, что Ллай не так уж и прав, что будь он женат, и голову его не посещали бы настолько неуместные мысли. Впрочем, будь он женат, разве собрался бы в путешествие на край света, даже не знаю, случится ли им вернуться?
Он заставил себя думать о другом. Еще раз мысленно развернул перед внутренним взором карту и принялся ползать вдоль их предполагаемого маршрута, снова и снова пробуя на прочность ниточки, из которых было выткано полотно его плана их путешествия. И выглядело оно, это полотно, как недоделанная работа плетельщицы. Вначале, в уже начавшемся и продолжающемся сегодня, оно уже сплелось и свилось в плотный узор, но чем дальше, тем больше оно истончалось, и торчали во все стороны неприспособленные обрывки нитей. Так и должно было быть. Строить планы слишком далеко вперед, значит отметать возможности, которые готовы появиться внезапно прямо перед глазами, не успеть их схватить. Все так, но будь это будущее одного лишь его, ему было бы куда как спокойнее. Рядом шагала принцесса и в отношении ее ему хотелось видеть больше определенности.
Спустя полчаса или около, они свернули с оживленной улочки в закуток без окон, защищенный от посторонних глаз стенами прилегающих домов. Там Марэ забрал у принцессы корзину и переложил ее содержимое в мешок. Снял свой плащ, вывернул наизнанку и надел на нее, набросив на голову капюшон. Размотал свою связку и лук пристроил у нее на спине. Теперь рядом с ним оказалась совсем другая девушка. Путешественница или охотница, заглянувшая в город пополнить припасы. Его плащ был ей великоват, но оно и к лучшему. Скоро ее тело снова станет меняться, и темная ткань скроет эти перемены от глаз случайных прохожих.
Когда они вернулись на улицу и пошли дальше, при них не было ни корзины, ни садовых ножниц. Лопата и вилы тоже остались в переулке, подарком тому, кто первый заглянет в него.

+1

27

Нувиэль еще не доводилось примерять платья служек, и ощущения были для нее новыми. Вещь была легкой и комфортной, в сравнении с ее платьем, это было каким-то невесомым. Принцессе иногда казалось, что оно и вовсе отсутствует. Полы не путаются в ногах. Нет привычной тяжести, и корсет не сдавливает ее талию до наличия придыхания в речи. Говорят, что девушка должна говорить, чуть задыхаясь. Зачем, эльфийке никто так объяснить и не смог, отмахиваясь тем, что нынче это модно и другое неприемлемо.
Ткань и отделка платья были самыми простыми, но делали его донельзя удобным. Как она выглядела в нем, девушка не представляла. Главное, что ей комфортно и легко передвигаться. От нового образа пока было два огромных плюса, на фоне которых внешний вид не имел никакого значения. Удобно и незаметно, а большего и не нужно. Если только не считать того, что она не должна думать о том, каким способом оно к ней попало.
Иногда Нуви не удерживалась и уделяла слишком много внимания ткани и отделке, касалась шнурков, чтобы лучше понять, как его сшили и чем оно отличается от того, во что ее наряжали во дворце. Тогда она удивилась наличию шнуровки спереди, но поняла, в чем ее неимоверное удобство. Можно одеться самостоятельно и не поручать это другим. В случае с ее нарядами – кто-то должен был туго стягивать шнуровку корсета, закреплять крючки и вообще держать эту тяжесть, потому что не уронить и закрепить самому невозможно.
- И хорошо, что сейчас я могу делать это сама… - в их новой жизни мало что будет напоминать о дворце и слуг, которые должны помогать ей с одеванием и раздеванием, нет и не будет. Это лишняя трата денег и привлечение внимание к своей персоне. Да и принцесса сильно задумалась о том, чтобы по возвращению попросить сшить ей больше легких платьев, а изысканное оставить на соответствующие праздники и приемы.
Услышав похвалу, Нувиэль отрицательно мотнула головой.
- Это не моя заслуга. Я только подыграла.
А если говорить честно, не играла вообще…
Хэльмаарэ проделал огромную работу и готов, кажется, был ко всему. Учитывая его разговор со стражников, облик девушки и многое другое, но и на этом еще ничего не закончилось. Покинуть дворец только небольшая часть общего дела. Впереди ждет, как думала девушка, не менее сложна задача, покинуть город и остаться незамеченными, не наследив.
Ди Кель редко бывала в городе и не могла наверняка сказать, куда они идут, да и в планах эльфах была особо не осведомлена.
- Что дальше? – решила уточнить, чтобы быть готовой к новым приключениям. В случае с «любовным этюдом» ей повезло не растеряться, но, если и дальше так пойдет, то кто знает, сможет ли она держать марку качества и не ударить лицом в грязь.
Девушка натянула плащ сильнее – март был теплым, но лишнее тепло никогда не помешает, как и еще одна возможность спрятать свое лицо. Нувиэль не знала, как долго будет действовать заклинание, но оно напомнило о себе достаточно скоро. Было неприятно, но не так больно, как в первый раз, хотя и неожиданно. Девушка затормозила, чтобы справиться с нахлынувшим ощущением и, спрятав руки под плащ, чтобы ничего не выдавало изменения, снова возобновила шаг. У них мало времени. Ее исчезновение могут заметить в любой момент и тогда королева, скорей всего, поднимет панику.
[AVA]http://s9.uploads.ru/K1GD5.png[/AVA]

+1

28

- У нас есть убежище в городе.
Когда девушку начало потрясывать, снова меняя ее тело и лицо, превращая обратно в саму себя, выветривая чуждый образ, будто рукой стирая его, Марэ мягко подтолкнул ее к стене дома, чтобы она могла опереться спиной, а сам приблизился, взял за плечи и загородил собой. Со стороны могло показаться, что девушка плачет, а он утешает ее. Никто не обратил на них внимания. Когда превращение завершилось, Хэльмаарэ взял принцессу за руку и так же мягко повел за собой. Он надеялся, что ощущение его руки поддержит и придаст ей сил. К тому же, так он смог бы быстрее поддержать ее, если она вдруг начнет падать. Было уже недалеко.
Убежищем оказалось заведение весьма сомнительного толка. Вывеска со стороны улицы над главным ходом изображала мужчину в экзотической одежде, ударами бубна аккомпанирующего полуобнаженной танцовщице. "Продавец приключений" - значилось чуть ниже. Но принцесса вывеску не увидела. Они зашли с другой стороны, с черного хода, пропетляв и протиснувшись между близко стоящими домами, миновав чахлый садик и бочки с чем-то, резко пахнущим рыбой.
В маленьком заднем дворике между домами, неожиданно чистом и ухоженном для изнанки города, вывески не было. Только деревянная дверь с молотком и окошечком, в которую эльф постучал. Им быстро открыли. Из полумрака на них пару секунд смотрел высокий мужчина, а после узнал Хэльмаарэ и пропустил, посторонившись, немного задержал взгляд на его спутнице, запер за ними дверь, и только потом поздоровался.
- Ты что это, Хэль, со своим самоваром к нам?
Голос его оказался неожиданно мягким и смешливым.
- Гляди, как бы мой самовар тебя не ошпарил, - отшутился эльф, а после повел Нувиэль в глубину дома. Черная прихожая и примыкающий к ней коридор были под стать дворику - такие же чистые, опрятные, и даже с мебелью намекающий на некотурую роскошь. Впрочем, оно и не удивительно. Марэ был не единственным посетителем, предпочитающем входить и выходить через черный ход. В коридоре царил полумрак, пахло чем-то сладким и пряным, сквозь приоткрытую дверь в самом его конце пробивался свет, доносилась музыка и чей-то приятный смех. Но Марэ туда не пошел. Они повернули и оказались на лестнице, по которой поднялись на второй этаж. Здесь тоже было множество дверей.
Марэ толкнул одну и пропустил девушку в комнату, совсем небольшую, но хорошо обставленную, большую часть которой занимала кровать под балдахином, а остальная мебель будто жалась по углам, словно недоумевая, зачем она вообще здесь нужна. Еще одна дверь в стене справа вела в ванную. Она была приоткрыта и сквозь нее виднелся край большой деревянной ванной, большей похожей на бочку, какими пользуются в домах среднего достатка.
- Это безопасное место, моя леди. - Сказал он. - Пусть то, что вы видите, вас не смущает. Нет лучшего способа спрятать благородную леди, чем среди наименее благородных.

+1

29

Переждать, а потом отправляться в путь. Все предельно просто. Нувиэль не стала уточнять подробности того, что представляет собой убежище. Все равно в скором времени будет иметь честь лицезреть новое пристанище, которое временно заменит ей дом.
Превращение пережить было проще. Эльфийка была готова к ощущениям и понимала, что они могут быть такими же неприятными и болезненными, как и предшествующие, а то и сильнее того, что было, но обошлось. Боль была терпимой, а Хэльмаарэ не дал перенести ее на ногах – девушка получила небольшую отсрочку и дополнительную поддержку. Слова были не нужны, хватило того, что он не стал напоминать ей о времени, которого было до неприличия мало, и придерживал ее на тот случай, если станет хуже и Ди решит растянуться под стеной. Все обошлось, но лучник решил перестраховаться и продолжил путь, держа ее за руку. Поначалу прикосновение смутило, но ее отношение к жесту мужчины осталось незамеченным, капюшон скрывал лицо и не давал обнародовать эмоции, позже она немного расслабилась и крепче перехватила руку эльфа.
Идя следом за Хэльмаарэ, держа его за руку, Нувиэль чувствовала себя маленьким ребенком, которого отец вывел на прогулку, посмотреть на большой город. Девушка не терялась и старалась не отвлекаться на то, что происходило вокруг. Взгляд иногда задерживался на проходящих людях, но недолго, давая уловить только крохи, чтобы немного утолить интерес – еще не время отдаваться ему полностью.
Юркнув между домами, эльфийка зажала нос, почувствовав насыщенный запах рыбы. Затошнило. В таких случаях советую делать глубокие вдохи, но Ди понимала, что такое «лечение» может привести к  тому, что тошнота пройдет, но лишь потому, что, после усугубившегося положения, настанет облегчение, но и то продлится недолго, если ароматы будут и дальше сопровождать ее до нового убежища.
После веселой парфюмерии они оказались в аккуратном дворике, который сильно отличался от предшествующей картины, но девушка порадовалась слишком быстро. Тогда она еще не знала, что за здание станет для них убежищем.
Мужчина, встретивший их на входе, лишенном вывески и каких-то намеков на содержание, своими словами дал мимолетную подсказку. Нувиэль поняла, кого незнакомец окрестил самоваром, и предположила, что данное заведение имеет… не самое пристойное содержание. Если ты пришел со своим самоваром и тебе об этом сказали, то логично предположить, что его, как правило, подбирают на месте, а если еще и под этим словом подразумевалась девушка…
Помещение внутри оказалось таким же приличным, как и примыкающий к нему дворик, но из головы никак не шло то, что скрывалось за приятной обложкой. На запах пряностей желудок отреагировал довольным урчанием и успокоился. Понимая, что его больше не будут мучить рыбой.
Ди отвлеклась на шум и любопытно осматривала помещение, которое ей было незнакомо. Помимо любопытства девушку никак не покидало ощущение скрытого страха. Все незнакомое обычно манило эльфийку, но в этот раз ей хотелось не знать, что скрывалось за приоткрытой дверью, как и давать волю своему воображению.
Поднявшись следом в комнату, которая, как понимала Нувиэль, станет их временным жильем, девушка замерла на пороге. Размеры комнаты ее не смущали, а вот наличие всего одной кровати… Она, кончено, понимала, что в таких местах вряд ли найдешь комнату на двоих, хотя уже сам факт того, что в комнате будет мужчина, ее пугал, смущал и вызывал еще какое-то странное ощущение, которое девушка не понимала.
- Я понимаю… - тихо и немного неуверенно ответила Ди. – Наверное…[AVA]http://reilana.mybb.ru/img/avatars/000f/3e/d5/132-1351438180.png[/AVA]

+1

30

Принцесса ошиблась. Дважды. Во первых, Марэ не собирался делить с ней комнату. Его самого ждала другая, куда меньше и проще. К тому же загроможденная всеми теми вещами, что он закупил им в дорогу и не переправил на склад заранее. Но он понимал, что благородной девушке потребуется обстановка попривычнее, для того чтобы отдохнуть и успокоиться, поэтому договорился с хозяйкой и девушке предоставили комнату для гостей. Второе, в чем ошибалась Нувиэль, ее решение, будто они задержатся здесь надолго. Марэ не собирался пережидать. Им нужна была передышка, чтобы переодеться и перегруппироваться, но он собирался покинуть город раньше, чем исчезновение принцессы станет камнем, брошенным в воду, и по городу пойдут круги облав.
В дверь позади него тихо стукнули дважды. Марэ открыл. На пороге стояли две женщины. Одна из них была некогда очень красива, но время не щадит красоту людей и волосы ее уже тронула седина, а вокруг синих озер глаз разбежались ручейки морщинок. Вторая была молода, но не имела и половины той красоты, что старшая. Она держала в руках корзину, а глаза ее закрывала расшитая бисером повязка.
- Вы задержались. - Сказала старшая из двух. - Марэ, я уже начала волноваться.
Потом она перевела взгляд на принцессу и некоторое время изучала ее.
- Это, твоя птичка? Не волнуйся. Мы обо всем позаботимся. Я принесла то, что ты просил. Для тебя оставлено в твоей комнате. Нииша уже набрала воду.
- Благодарю вас. - Хэльмааре взял руку женщины и поцеловал ее в кончики пальцев. Жест, принятый у людей, по отношению к женщине, вызывающей искреннее уважение. Немного странно для стороннего наблюдателя, знающего, кем является эта женщина. Или думающего, что знает. Под яркими одеждами бывшей танцовщицы с материка, скрывалась не одна тайна.
- Я вас оставлю. - Он обратился к принцессе, не называя, впрочем, ее титула. - Миуни вам все объяснит и поможет. Постарайтесь отдохнуть.
Он выскользнул за дверь, и принцесса осталась наедине с двумя незнакомыми женщинами. Старшая, которую эльф назвал Миуни, заперла за ним дверь и уверенно подошла к девушке. Если она и знала, с кем имеет дело, то никак не показала этого.
- Не бойся, девочка. У нас ты будешь в безопасности. Я Миуни, хозяйка этого дома. Это Нииша. Она слепа от рождения, но хорошо помогает мне. Она приготовит для тебя ванну. Мазь лучше наносить на распаренную кожу.
И она, забрав у Нииши корзину, подробно объяснила Нувиэль, что они собираются делать.
Их будут искать, и хорошо бы им сменить внешность. Зелье смены облика дорогое, и действует очень мало, но оно и не требуется. Принцессу с телохранителем будут искать тайно и страже выдадут только самые общие приметы. Двум рыжим эльфам, мужчине и женщине, будет трудно затеряться в толпе. Так что им придется перестать быть рыжими, на время. В корзинке, принесенной Ниишей, был состав для окраски волос. Там была также мазь, которая сделает кожу принцессы темнее. Это и придаст ее образу дополнительную маскировку, и защитит ее кожу от солнца, когда они будут путешествовать по воде.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [16.04.1082] Бегущая по воде