Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [2.03.1082] И вьется клубок у моих ног


[2.03.1082] И вьется клубок у моих ног

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

- примерная локация
Мирдан, Дворец, комната Императрицы-матери
- действующие лица
Мирра, Шейн
- описание
Молодой император запутался и, как бы ему не хотелось решать все самому, он до конца не уверен в своих действиях. К тому же, он виноват перед матерью и сестрой, но попросить прощения имеет возможность только у одной, как и совета.

0

2

Мирра резким движением распахнула тяжелые парчовые шторы, впуская в довольно просторную комнату свет. Казалось, вместе со светом она впустила и жизнь, будто остановившуюся здесь. Стало  легче дышать, и императрица вдохнула полной грудью, с тяжелым выдохом сбрасывая с плеч часть увесистого груза проблем и переживаний, но только с плеч, а не с сердца.
Императрица устало прошлась по комнате, скинув с ног даже такие удобные мягкие тапки, привезенные каким-то торговцем из Остебена, чувствуя босыми ногами каждую ворсинку запыленного ковра. Она хотела сейчас оказаться вне стен дворца, распрямить плечи и разогнуть спину, уставшую и окаменевшую  из-за постоянной работы за столом. Но она отгоняла эти мысли, снова и снова склонялась над документами, подписывая договоры и соглашения, то с торговыми представителями, то отвечая на весьма беспокойные письма о демонах, пророчающие будущие кровопролитные войны. Мирра надеялась, что это не так. Когда ее собственное государство разваливается на куски, опасность еще и со стороны это последнее, что может пожелать даже самый злостный враг. Только не опять война. Только не опять кровь.
Мирра на мгновение закрыла глаза руками, представляя перед собой Эльдара, вот он, совсем живой, и не было никаких стычек с демонами,не было его смерти. Ей так хотелось протянуть руку и коснуться его плеча. Но стоит убрать руки от глаз, и императрица снова оказывалась в пустой комнате, заваленной документами и с единственным верным союзником - Асгейром. Она слишком часто стала оставаться в одиночестве, после смерти Эльдара, возможно, потому что сама искала его?
- Знал бы ты, как ты нужен Шейну, - тихо произнесла она, остановившись посреди комнаты, -как ты нужен Элен. Авелю. Мне. Знал бы ты как тебя не хватает сейчас.
Элен. Ее дорогая дочь. Императрица прекрасно осознавала что вело Элениэль, когда она сбегала с вампиром из клана Лэно. Отчаяние. Нежелание быть чьей-то фигурой, картой, куклой. И как она, Мирра допустила этого? Почему она не защитила свою дочь, хотя всегда была рядом, но не вмешивалась в дела совета. Вдобавок, Авель собирается отправиться за ней  и во что бы то ни стало вернуть ее. Что движет им? Преданность семье или настоящая любовь? Просто так ли он выдвинул себя в кандидаты на ее руку. Мирра покачала головой. Авель не такой, как Глациалис, но как бы Мирре не хотелось, некоторые черты он все-таки перенял от истинной матери. Мирра никогда не могла точно угадать мысли и настроения приемного сына, понять его истинные помыслы, но они были чисты, это Мирра чувствовала безошибочно, и ей этого хватало. Он найдет Элен и вернет домой, обязательно. Они вернутся оба.
Мирра снова прошлась по комнате, остановившись у окна, слегка в стороне, скрываясь от прямых лучей. Но глаза все равно искрились голубым, а свежие пионы в волосах начали переливаться золотым. Она вглядывалась за деревья, где скрывался старый особняк ее семьи. Проклятый, старый дом. Императрица вздохнула,понимая, что за Шейна, слишком юного императора, ей придется переживать не меньше, чем за Элен и Авеля, которые будут очень далеко от дома. Шейнир. Ее первенец, ее гордость. Она  признала его выбор, хотя сердце разрывалось из-за Элен. Слишком горячий, слишком импульсивный. Эльдар так любил его, но всегда говорил, что истинным императором его сделает время, и Мирра чувствовала, что сейчас оно еще не пришло. Ему так многому следовало научиться. Так много ему не успел дать Эльдар. А сейчас. Шейн влюблен, и она, как мать, не могла противостоять этому. Не могла разбить своему сыну сердце, но разбила у Элен.
Шейн. Как мне защитить тебя от острых клыков совета? Как отгородить от проклятья старого дома? Мирра, неужели ты такая никудышная мать, что не можешь защитить своих детей?

+2

3

Настало время действовать, но выходить из тени еще рано. Не все подготовлено до конца и не все проверено. Виззарион успел переговорить с другом отца и убедиться в его верности, успел закрепить за собой возможность прибегнуть к поддержке советника, но этого мало для того, чтобы получить прощение и быть уверенным в том, что новый путь, выбранный им, окажется правильным. Все покажет время, а пока он хочет отвести душу.
Шейнира давно не было в стенах дворца и не было бы еще столько же, пока игра не наберет нужный оборот, но вампир давно хотел переговорить с матерью о том, чего не мог сказать ни Элен, ни Арнике. Оставил любимую под пристальным взглядом охраны, уведя ее за стены поместья, ставшего им вторым домом. Ее не должно быть там, где легко найти и достать сладкий плод императора. Он сорвал ее не для совета, и забывать об их былых «подвигах» и стремлениях укоротить жизнь девушки – немыслимая глупость. Лучше быть немного параноиком, чем самоуверенным дураком, который оставит самое ценное на виду у всех, в золотой клетку, думая, что прутья спасут ее от когтистой лапы.
От Элениэль не было никаких вестей, как и от Авеля. От последнего вампир ничего не ждал, но хотел получить пару строк от сестры, зная, что не заслужил или вести от своих посланников. Нашли ли они то, что он хочет или поиски продолжаются и неизвестно, когда закончатся? Император был готов ждать, пока развяжется клубок совета и сможет найти голову ядовитой змеи, но не ждать, когда вернется его сестра. Он хотел знать, что с ней все в порядке и, если она пожелает остаться за пределами дворца, он ее поддержит в этом, потому что это ее выбор.
Он не был до конца уверен в чистоте помыслов брата. Авель, как и его мать, не глуп и, сдерживая эмоции, не дает зацепиться и раскопать могилу с надгробием души. Виззариона это не устраивало. Бастард вел свою игру, но истинную ценность его действиям знал только он и Элен, вкусившая с кровью воспоминания и чувства. И если девушка сбежала из-за этого, то в конечном итоге змея может оказаться настолько близко, что Шейн прозевал момент ее появления еще до своего рождения. Бастард не относился к числу тех, кто стремится к власти, поэтому его стремление впрыгнуть в корону, по меньшей мере, казалось странным и нелепым, а одного стремления отгородить сестру от когтей совета – недостаточно для такого шага. Должно быть что-то еще, что он упустил по невнимательности.
- И смогу понять его, когда сорву печать с души.
Мать Авеля играла искусно и тонко, с грацией подобающей кошкам и сын в этом стал ее отражением – котом, преследующим свои цели.
Виззарион не хотел верить в то, что брат оказался в числе, желающих прибрать корону к рукам, но понимал, что не сможет отдать ему Элениэль, когда настанет время. Эгоистично лишать сестру счастья, но счастливый человек не бежит, как лис из курятника, почувствовав запах пороха и услышав лай собак. Для ее побега была причина, а его уход и запланированная женитьба не стали первыми причинами. Что-то было после этого  - последняя крупица, которая толкнула ее на это.
- Еще бы знать, где копать, - Шейн хотел лично отправиться на поиски сестры, чтобы спросить у нее, что подтолкнуло ее к побегу и чего она хочет, что пытается найти, но не мог бросить трон, который цепью удерживал его, не давая сделать шага.
Снова вернулся во дворец, но пока тайно и только ради матери, чтобы проверить, как она справляется в отсутствие своих детей. После смерти отца у нее не осталось защитника – Шейн никогда не был рядом, когда был нужен. Игрался, как ребенок, за стенами дворца. Искал себя или утешение, черт разбери, что он хотел изначально, но нашел ее и вынужден отказаться, пока не решит все проблемы. Больше нет возможности бегать от проблем.
Тихо вошел в покои Императрицы-матери, сбросил капюшон плаща с головы. Подошел ближе и опустился на колени перед женщиной, давшей ему жизнь и свою любовь. Повинно склонил голову, не смея смотреть ей в глаза.
- Прости за то, что оставил тебя в трудную минуту.

+2

4

Мирра все еще стояла у окна, когда услышала тихий скрип двери, и, обернувшись, увидела Шейна, опустившегося перед ней на колени. Ее глаза наполнились слезами - она так долго не видела его, а теперь он здесь, наконец покинувший те ужасные стены древнего особняка. Императрица смахнула предательские капли, опустилась рядом с сыном, обнимая его за плечи.
- Ну, что ты, не надо, - прошептала она ему, - трудная минута была для нас всех. Ты не виноват. Я понимаю.
Разве могла она винить своего сына, когда на него и без этого ополчился весь совет. После смерти Эльдара на него направлена только злоба, косые взгляды, уверенные, что юный император не справится, настоящая ненависть, когда его избранницей оказалась не Элен. Шейн сам оказался не в завидном положении, но продолжал бороться. За себя. За свою любовь. Но нить, по которой он идет со своей возлюбленной настолько тонка, что может в любой момент порваться. А может, ей поможет порваться кто-то с ножницами из совета, и этот кто-то убийца ее мужа. В этом Мирра не сомневалась, как и в том, что этот вампир точит когти и на Шейна. Но кто? Как сорвать маски и рассыпать карты?
Мирра подняла сына с пола, усадив на небольшой диванчик рядом, сама села как можно ближе и взяла Шейна за руку, лишь бы чувствовать его присутствие, его живую, полную сил энергию. Мирра улыбнулась ему, хотя улыбка теперь всегда выходила у нее с примесью горечи и печали.
- Я так рада видеть тебя, - сказала она, внимательно наблюдая за Шейном, она чувствовала его беспокойство и тревогу. Он знал, что Элен пропала и, несмотря на то, что выбрал другую, брат не был равнодушен к сестре, он тоже любил ее, тоже сильно, но все же не так, как Арнику. И императрица не смогла бы упрекнуть его в этом. Сердцу не прикажешь. Кто знает, возможно Эльдар так же любил Глациалис, но не решился нарушать древних традиций? Но Мирра тут же выбросила эту мысль из головы.
- Что с тобой? Я чувствую твое смешение и растерянность. Я понимаю, что ты волнуешься за сестру, но Авель уже отправился за ней, я не сомневаюсь, что скоро они вернутся в целости и сохранности.
Императрица помолчала немного, рассматривая сына. Он был тем же Шейном, с короткими слегка растрепанными волосами, бледно-серые, сияющие молодостью глаза. Но одновременно был другим, более повзрослевшим, как рассудила Мирра. Но это было неудивительно, учитывая, сколько шишек ему досталось после смерти Эльдара.
- Или тебя волнует что-то другое? Расскажи мне.

+1

5

Мать не могла поступить иначе, как снять все обвинения одним ласковым словом. Женщина, которая всегда понимала и прощала любую глупость, какую бы не выкинул юный принц и молодой император. Для нее он всегда оставался любимым сыном, ребенком, которому все просто сходит с рук. В воспитании нужна тяжелая рука, которая, когда надо – подхватит, а когда надо – встряхнет или влепит подзатыльник, чтобы привести в чувства. Мирра и Эльдар идеально дополняли друг друга в этом плане, но отца не стало слишком рано и подростковый период максимализма превратился в черт знает что, которое привело к черт знает чему, а распутать ни мозгов, ни опыта не хватает.
Делая каждый шаг, вампир, как щенок, который неумело сделал трюк и смотрит на хозяина, ожидая одобрения – погладят, дадут что-то вкусное или треснут тапком, чтобы больше так не делал. Шейн всегда хотел угодить отцу и равнялся на него, но, когда вампира не стало, равнять было не на кого, а то, что принц себе придумал, было далеко от идеалов, воздвигнутых погибшим правителем. Уподобляться Виззариону невозможно и сложно, может, у них и было что-то общее во взгляде и характере, но этого было недостаточно для того, чтобы не допускать ошибок и не плясать рядом с обрывом, щедро заливая в глотку новую бутылку вина.
Мать понимала, но камень с души не упал. Почувствовав ее объятия, камэль опустил руку на ладонь матери, невесомо погладил и прижал ее к плечу. Рядом с ней было спокойно, но умиротворение мнимо. Вампир не до конца понимал, что на самом деле хочет получить от своей матери: прощение или поддержку, понимание или нагоняй, но пришел именно к ней.
Поднялся и сел рядом, сжал ее руку в своей ладони.
- Я запутался. Пытаясь найти того, кто мутит воду в чистом озере дворца, я поймал в нем серую рыбу, которая никогда не принадлежала к черной стае, а всегда была близка к белой, пусть и держалась на расстоянии, как чужая. Сам запустил в пруд золотую рыбку, которая для меня затмила белую и одна из белых уплыла с ней, спрятавшись в иле от других. Белая увязла и запуталась в водорослях – и мне кажется, что виноваты не водоросли, а осознание рыбой того, что она не может бросить ту стаю, в которой родилась и не может оставить золотую, потому что ее яркая чешуя манит за собой. Я знаю, что в этом пруду есть кто-то еще, и он подрезает плавники всем, кто слишком близко подбирается к небу, чтобы глотнуть воздуха. Я притаился на дне, чтобы найти его, но маленькая рыбка ничего не может против того, кто столько лет, поднимая песок со дна, закрывал небо, поднимаясь наверх. Он больше всех в пруду и вплывает, когда чувствует запах крови. Ему здесь нет места, но каждый раз, когда я пытаюсь приблизить к нему – мне в глаза летит песок, и я вижу только черную тень, которая, едва я прозрею, спрячется, не дав мне шанса найти ее. Больше него меня беспокоит оставленная белая стая рыб, и серая, которая, пытаясь защитить их, тянется к тени. И я понять не могу и думать об этом не хочу, но мне все больше кажется, что он с ней заодно и боюсь, что, уплыв за золотой рыбкой, я потеряю тех, кого оставил в другом конце пруда.
Он не ожидал того, что брат решит забрать Элениэль под свое крыло и настолько сблизится с советом, а его мутные дела, непонятные Виззариону, давали воображение разыграться и против воли оклеветать вампира, которому еще не вынесли приговор, не имея на то прямых доказательств.
- Я не хочу, чтобы белой рыбке, самой беззащитной в этом пруду, разорвали еще один плавник, и я хотел бы забрать ее с собой, если бы знал, что так смогу защитить ее и подарить ей желанное счастье, но понимаю, что она зачахнет, деля одну банку с двумя другими, - Элениэль с Арникой не смогут жить под одной крышей, не причиняя боль друг другу, пока все не наладится и Шейн не будет убежден в том, что сестра нашла свое счастье, а пока чужое будет ее ранить, учитывая то, что это чужое может казаться ей краденным. – Я не хочу, чтобы она оставалась в окружении серой рыбы. Я не уверен в том, что он действительно хочет быть рядом с ней и что она тоже хочет, но плывет с ним рядом и поднимается к тени все ближе. Что если когда-нибудь он поднимется настолько высоко, что я больше ее не увижу? Если тень поглотит ее или она упадет на песчаное дно и больше никогда не всплывет, не порадует меня переливающейся чешуей? Я хочу защитить ее, но не знаю как. И правильно ли я поступаю, думая так? – чистокровный не мог понять брата, не мог раскопать его чувства и узнать, что он испытывает на самом деле. Не исключал, что отрицает истинность его чувств из-за собственного эгоизма. Не хотел отдавать и делить ее с кем-то и потому не верил тем словам, что говорил ему вампир. У него свои понятия о любви, но он не мог представить холодное и спокойное сердце, которое любит.

+2

6

Мирра внимательно слушала сына, продолжая держать его руку и переплетая его пальцы со своими. Ей так хотелось, чтобы он остался с ней подольше, а не уходил опять за пределы замка, где она не сможет его защитить. Но она тут же одернула себя. А смогла ли она  защитить Элениэль, хотя она всегда находилась рядом с ней? Где она теперь? Какие опасности ее подстерегают? Неужели она была в таком отчаянии. Императрица вздохнула. Ей давно надо было кинуть совету другую кость, отвлекая их от детей. Хотя бы занялись полезным делом, разгребая сообщения о нападении демонов. Может, поняли бы,наконец, какая опасность угрожает им всем. Пока в государственных делах ей помогал только Харука, которому Мирра была искренне благодарна. А остальные... возможно кому-то на руку то, что происходит в Рейлане, возможно, все эти склоки с советом кому-то необходимы. Но кому? Кому? Ей бы хоть один тонкий намек, и императрица бы знала с какой стороны защитить  Шейна.
- Клубок разноцветных нитей действительно спутался у наших ног, - ответила Мирра, когда сын закончил. Он действительно запутался, во всех этих дворцовых интригах и судьбах собственной семьи. Он - новый император, но совершенно не знал, что с этим делать. Он слишком молод и слишком одолеваем чувствами. Мирра понимала его, и она, и Эльдар когда-то были такими же.
- Ты не доверяешь Авелю, не веришь в его искренность, - Мирра продолжила спустя продолжительной паузы, внимательно обдумывая каждое слово Шейна. Верный образ - пруд с рыбами, и одна из них пиранья, пожирающая других, - он любит Элен не меньше, чем ты, но я двойственно отнеслась к его решению на совете. Больше всего на свете я бы хотела, чтобы Элен была счастлива. Чтобы она любила своего избранника так, как и он ее. Я не сомневаюсь в чистых намерениях Авеля защитить сестру, но жалость к ней, когда она казалась такой беззащитной, не осчастливит ее.
Императрица-мать снова задумалась, с осторожностью взвешивая свои слова. Ему важен сейчас ее мудрый совет и неверное слово может быть опасно.
- Но и гоняться за двумя зайцами ты тоже не можешь, - мягко продолжила Мирра, - Элен приняла и поняла твой выбор, она любит тебя не меньше, чем ты ее, и понимает, что между тобой и Арникой будет лишней. Ты прав, говоря о том, что она зачахнет в одной банке с двоими. Ты сделаешь ей только больнее.
Императрица встала, снова подойдя к окну, подумала, следует ли говорить сыну о ее недавном решении, которое она должна была раскрыть  перед советом еще до того, как Элен сбежала. Она нечестно поступила по отношении к дочери, позволив сделать из нее шахматную фигуру.
- Не знаю, как отнесется к этому совет, но я дам Элен свободу, которую она заслуживает. Она сможет  выбрать себя избранника сама, неважно сколько лет это займет, главное, чтобы ее любили так, как ты Арнику.
Традиции... все традиции и устои со временем рушаться, тем более, что пустые слова не заменят счастье ее детей. Чтобы сказали на это ее мать и отец, Кахелис и Ширайя? Этого она уже никогда не узнает.
- Ты совсем не маленькая и беззащитная рыбка, Шейн. Так, как ты, бороться за свое счастье и свою любовь может только сильная рыба. Ты сможешь защитить Арнику, ты уже защищаешь ее, - императрица снова села рядом с сыном, мягко положив руку ему на плечо. Мягкие белые волосы щекотали пальцы, и Мирра непроизвольно улыбнулась. Он так напоминал Эльдара сейчас.
- Пиранья больше не прольет кровь и не подрежет никому плавники, я клянусь, что вместе, мы отловим ее и вода снова станет прозрачной и чистой.
Если бы она знала, как это сделать. Но верила в свои слова. Если в мире есть хоть капля справедливости, убийца получит по заслугам.

+1

7

- Я рад, что ты понимаешь меня матушка, - тепло улыбнулся вампир, когда Императрица-мать заговорила о счастье своей дочери. Шейн хотел того же для Элениэль и это одна из причин по которой он не стал жениться на ней, назначать своей наложницей и почему воспротивился рвению брата жениться на ней. Совет может одобрить его затею, но так он избавит сестру от одного зверя, оставив ее меркнуть в своей тени, любимой сестрой, но не женщиной, а каждой нормальной женщине хочется, чтобы ее любили по-настоящему, потому что видят в ней что-то особенное, ту самую яркую чешую, которой может и не быть на самом деле. Его арника только для него золотая рыбка, а для других она может казаться неприметной и серой, но для него она такая. Яркая и неповторимая. Желанная не от нужды и жалости, а от истинных чувств и они взаимны. Вот чего он желал Элен. Искренности и взаимности, а не нелепых подачек и защиты. Сестра может постоять за себя – Виззарион всегда это знал, но она не хочет этого делать – не имеет стимула и даже не подозревает о своих истинных возможностях, оттого и ломает плавники о таких идиотов, как он.
Треугольник сделает несчастным всех троих и сильней всего это отразится на его любимой белой рыбке-сестре. Мать его понимала и поддерживала, давая надежду на то, что какие-то его действия были оправданными и правильными и его путь не такой сломанный, как ему казалось. Клубок постепенно распытывался, но Виззарион еще не успел найти главную нить, за которую нужно потянуть, чтобы распутать все сразу. Он делал это постепенно, медленно и никуда не торопился, понимая, что спешка может навредить, а у него недостаточно опыта, чтобы действовать опрометчиво, не думая о последствиях. Игре нужно учиться, иначе сам лишить себя головы.
Женщина встала и отошла к окну. Шейн остался на диване. Дал матери время подумать, а сам смотрел на нее. Они с Элен были похожи и внешностью, и характером, но юный цветок Голубого Дома не успел распуститься и бутон его был хрупок, а ветра северных земель, как известно, беспощадны к цветам. И нет шипов, которые не позволили бы его сорвать, но начали проклевываться, когда девушка нарушила одну традицию и ослушалась Совета – сбежала.
Чистокровный закрыл глаза и на миг представил, что у окна стоит сестра. Он так хотел, чтобы она снова оказалась дома, здесь, рядом с ним и матерью, чтобы он знал, что с ней все в порядке, что ей ничего не угрожает, что она свободна, чтобы просто повернулась к нему и улыбнулась свой теплой, искренней и счастливой улыбкой, в которой нет фальши.
Императрица заговорила о свободе и нарушении традиций. Шейн положил им начало, Мирра решила дать продолжение. Вампир согласно кивнул.
- Это будет честно по отношению к Элен и она этого заслуживает, - если он смог перечить Совету, то и получить одобрение на свободу девушки тоже сможет, но на этот раз у него есть поддержка матери, которая хочет для своих детей счастья. Настало время что-то менять.
Женщина села рядом, коснулась плеча и улыбнулась без грусти. Он не хотел видеть мать опечаленной и страдающей – она пережила достаточно много и заслужила на спокойствие и счастье, которые, кажется. Ушли вместе с Эльдаром. Шейнир наклонил голову к плечу и прижался щекой к руке матери. Закрыл глаза.
- Совет не примет Арнику, пока я не найду того, кто пожирает рыб в нашем пруду и спокойствия Элен не будет, но я найду его и подам к столу его собратьям, когда настанет время, - вампир посмотрел в пустоту комнаты и отвлекся на мысли. Пару минут молчания, давшие ему подумать над планами, а затем он перевел взгляд на вампиршу. – Если что-то пойдет не так… Позаботься об Арнике, ладно? А еще лучше… уедете все из дворца, тогда совет не сможет распоряжаться вашими жизнями так, как ему заблагорассудиться.

+1

8

- Если нам суждено изменить традициям, значит так угодно Бэлатору, - Мирра снова на мгновение задумалась, - он так же сделал выбор в пользу Лунной Жрицы, а не предназначенной для него в невесты Солнечной. Как и ты сделал выбор в сторону человеческой девушки и не отступил. Значит и Элен заслуживает любви. Хватит этих глупых предрассудков.
Мирра вздохнула, продолжая перебирать белоснежные пряди сына. Она сама встанет перед советом и выдержит любые их нападки, но больше не позволит им нападать и скалиться на ее детей. Она не позволит им тронуть Элен, а тем более Шейна. А если понадобиться.... может она и вовсе его распустит. Но Мирра только грустно усмехнулась своим мыслям. Нет, вампирские семьи ей этого не простят. А сейчас, когда пророчат новую войну с демонами, единство необходимо. Правда, сейчас ли говорить о единстве, когда совет зубами вцепился в императорскую семью, точно в новую игрушку. Как выдержать давление, когда на тебя направлена только ненависть?
Но Шейн прав, совет не перестанет рычать, пока им на уши будет шептать необходимые слова убийца и провокатор. Этот вампир превратил в марионеток не только императорскую семью, но и весь совет. Как отловить и заставить споткнуться того, кто столь тщательно ведет свою игру, кто столь осторожен, что ничем не выдал себя, но продолжает наблюдать и дергать за нужные нити. Или просто Мирра смотрит не в ту сторону? Императрица задумалась, понимая, что большую часть времени винила Глациалис, но она не может быть уверена в ее причастности точно.  Тем более, Виан могла любить ее мужа, если правильно разобраться в эмоциях и чувствах, переданных Мирре с кровью Эльдара. Но вампир уже смирилась с тем, что эти чувства для нее загадка.
Может быть это Харука, прекрасный друг, помощник и правая рука императора. Даже он попадал под подозрение императрицы, и ей было невероятно стыдно смотреть ему в глаза, когда он раз за разом помогал ей с государственными делами.
Тогда кто? Сарелет, Рейстлин, Архель?
Императрица прикрыла глаза руками. Она так много думает об этом, ее страхи за детей скоро сведут ее с ума. А еще его слова... если что-то пойдет не так...
- Не говори так, Шейн, все пойдет так, как нужно, - Мирре даже секунды хватило, чтобы представить сына рядом с отцом в усыпальнице, и это зрелище заставило ее вздрогнуть и отшатнуться на спинку дивана. Нет, никогда, она этого не допустит, - не волнуйся за Арнику, не волнуйся за меня. Я сделаю все, чтобы отвлечь совет.
Они не получат ни ее, ни Элен, ни Шейна. Это Мирра пообещала сама себе. У нее еще остались несколько сильных и преданных человек, которые помогут ей, а пока...
- Шейн, - тихо сказала она, сильнее сжимая его плечо, - обещай, что будешь осторожен и внимателен. Обещай, что не дашь себя в обиду.  Я так боюсь потерять кого-нибудь из вас. Я смогла пережить смерть Эльдара, но смерть кого-нибудь из вас не переживу никогда.
Она склонилась к его теплой ладони, скрывая слезы. Как она могла смириться с тем, что жизнь ее детей теперь в руках богов? Но она не могла остановить их. Оставалось только попробовать остановить совет.

Отредактировано Мирра (08-01-2014 06:44:46)

+1

9

- И они будут изменены и на этот раз моей рукой, - тихо ответил вампир. Первый раз он изменил традиции по своей прихоти и левой пяткой, не узаконив свое решение, но в этот раз он пойдет другой дорогой и сделает так, чтобы никто не мог придраться, а те, что прячутся в тени, остались там, не показывая больше носа в императорские дела. Это его семья и никто не вправе делать то, что ему заблагорассудится, не советуясь с Виззарионами. Когда-то это должно было произойти. – Я сделаю все, что зависит от меня и верну Элениэль домой.
Мать хотела помочь и влезть в игру, в которой Авель с Шейном предпочли оставить ее в стороне, чтобы не ввязывать в свои игры того, кто может остаться целым при любых обстоятельствах, даже если их двоих проглотит неизвестная рыба из Совета. Это не должно было коснуться ни Элениэль, ни мирры, но сестра угодила в ловушку, построенную советом.
- Только бы сбежала она сама, а не совет помог ей в этом, - Виззарион рассматривал и такой вариант. Девушка была тихоней, и кто-то мог приложить руку к ее желанию покинуть стены дворца, возможно, против ее воли. Не исключено, что ее могли убрать с дороги, но тогда кого они собираются садить на трон? Его? Вряд ли. – А больше некого, - только эта мысль грела. Совету не выгодно убивать ее сестру, если она не увидела или не услышала то, что не должна была. – Но я должен быть готов к любому повороту. Абсолютно к любому…
Женщина не хотела терять своих детей – это понятно. Никакая нормальная мать не бросит ребенка под колеса судьбы, а Мирра теряла дважды. Двух любимых ею мужчин семьи Виззарион и не хотела потерять кого-то еще, когда сама видела, как под удар попадают ее дети – последнее дорогое, что у нее осталось.
- Обещаю, - Шейн не знал, что ждет его впереди, сможет ли он сдержать данное матери обещание, но знал, что ей нужно это услышать. Обнял ее, поцеловал в макушку и встал. – Прости, что так мало побыл рядом с тобой, - виновато улыбнулся чистокровный. – Но мне пора идти, пока никто из Совета не заметил, что я здесь, - он засиделся, но успел получить ответы, которые хотел и теперь его практически ничего не держит. – Я еще вернусь, - вампир улыбнулся и, натянув капюшон на лицо, вышел из покоев Императрицы-матери.

+1

10

Императрица с сожалением отпустила сына от себя, но понимала, что ни Шейна, ни Элен, ни Авеля она не удержит и не спрячет под своей юбкой. Больше всего ей хотелось уберечь их, получать удары от совета и старейшин самой, не давая крыситься на ее детей. Но ее спина не такая широкая, как у Эльдара, а ее влияние не такое сильное.
Шейн. Императрица смотрела ему вслед и не отпускала глаз от двери даже когда он ушел. Она хотела, чтобы он снова оказался рядом, продлить эти бесценные для нее мгновения. Перебирать мягкие белые волосы, слушать его взволнованный голос, чувствовать его тепло, а главное, знать, что ее сын в безопасности.
- Все будет хорошо, - вдруг сама себе сказала она, а волк, все это время тихо дремавший под столом, поднял голову, прислушиваясь. Один из самых верных друзей императрицы, тот, кто никому не взболтнет даже по чистой случайности лишнего слова, - они обязательно вернуться, все трое, - пророчила ли она или убеждала себя, кто знает, но Мирра и думать не хотела, что что-то может с ними случиться. Они вернутся и вместе найдут эту главную пиранью, мутившую воду и пожирающую других рыб. Все изменится. И изменится к лучшему. Шейн станет прекрасным императором, достойного своего отца, он сдует пыль, в которую превратились застарелые традиции и снова объединит вампиров. Но это было всего лишь один из вариантов будущего Мирры, то, что она действительно хотела увидеть.
- Мы покинем совету другую кость, - продолжила она, обращаясь к волку, - конечно, назревающая война кому-то на руку, но, я думаю, на время это отвлечет всю их компанию от моих детей, - она сказала это уверенно и мысленно поморщилась, чтобы ни за Авелем, ни за Шейном не отправили убийц. Но оба брата были довольно осторожны и стали прекрасными воинами, не стоило сомневаться в их умениях и силе, хотя это не убавило волнения матери.
- Надеюсь, Харука поможет мне в этом, - задумалась императрица. Не в ее положении покидать дворец, но она сделает все, что в ее силах, чтобы защитить детей, находясь даже в каменных стенах дворца. Мирра не знала, каковы истинные намерения того, кто играет с ними в шахматы. Убрать всех по-одному, уничтожить и так расшатавшееся единство вампирских семейств или продать Северные Земли демонам. А, возможно, все и сразу. Ей еще предстояло начать это расследование, а пока...
Мирра снова подошла к окну, кидая взгляд поверх верхушек деревьев. А пока она постарается разобраться с древним проклятием Виззарионов, возможно, именно эта разгадка ответит на некоторые ее вопросы.

Эпизод завершен

Отредактировано Мирра (10-01-2014 04:46:56)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [2.03.1082] И вьется клубок у моих ног