Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [3.03.1082] Настанет день, и я вернусь


[3.03.1082] Настанет день, и я вернусь

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

- примерная локация:
Один из домов в Серебряных кварталах Мирдана.
- действующие лица:
Авель
Лина Ли
- описание:
Ранним утром Лина Ли получила новое послание от своего учителя. Но мальчишка, передавший письмо, не торопился уходить, сообщив, что должен лично провести девушку до назначенного места встречи. В письме было лишь написано следовать за послаником, как обычно, кратко и без каких-либо подробностей. В стиле Чёрного Ворона.
Мальчишка, рассказывая по дороге о том, как хорошо готовит пироги его мать, приводит Лина Ли... к своему дому.

0

2

Лина Ли перебирала тонкими пальцами невидимые струны сямисэна, представляя в голове затейливую мелодию, и одними губами шептала  слова одной из любимых песен матери, о любви и долге, долгой дороге и счастливых встречах. Возможно, все это ждало девушку там, впереди, в покрытом плотной завесой тумана будущем. Как ей не заблудиться там, если учитель, Ворон, снова пропал. Впрочем, во дворце творилась нечто невообразимое, судя по слухам гостей, которые слышала дракон, спускаясь в общий зал в ожидании мальчика-посланника, так что вампира более чем можно было понять.
Девушка несколько раз в полном одиночестве выбиралась в ту самую беседку Лисэн, снова играя и танцуя с мечом, но ей не хватало наставлений Ворона: правильно ли она держит руки, верно ли выбирает угол для удара или защиты. Дзянь, тонкий и смелый, выступающий в бой с мощным бастардом или грубым фальшионом и не раз выходя победителем, в неверном положении так же легко сломается, как  и тростинка на ветру. Да и в конце концов, Ворон был пока единственным знакомым Лина Ли в Мирдане, она элементарно скучала без его общения, или просто без ледяной темной фигуры рядом, придирчиво наблюдающей за ее действиями.
Выбило из колеи и письмо матери, от которого предательски сжималось сердце. Лина Ли видела разводы на чернилах, там, где падали слезы Кирин. Сейчас девушка не знала, что написать ей в ответ. По сравнению с письмом матери, ее само, первое письмо, казалось сухим и безэмоциональным. Но разве Лина Ли могла рассказать матери о том, что ее едва не убили в первом попавшемся трактире или как измотала девушку первая тренировка? Дракон знала, что Кирин хочет знать от нее подробности, но этими подробностями ранить сердце матери еще больше? Нет. Все страшные истории она услышит, когда вся семья снова соберется вокруг теплого камина, а от прошлых злоключениях будут напоминать только контуры теней на стенах.
Отсутствие вестей от Ворона расстраивало еще и из-за того, что девушка так ничего и не выведала об отце. Она надеялась, что учителю удалось узнать больше, хотя эта призрачная надежда таяла с каждым днем. Рейлан. Огромный. Необъятный. Разный. В каком его уголке скрывается или скрывают ее отца?
- Мисс Лина Ли? -Девушка слегка вздрогнула от звонкого мальчишеского голоса, видимо, слишком глубоко ушла в свои мысли.
Дракон опустила фарфоровую чашку с чаем, которую так и не поднесла ко рту, и выразительно взглянула на своего собеседника. Мальчик-посланник! Растрепанный, пыльный, в потертой курточке, видимо не раз побывавший в переделках.
Лина Ли никогда не брала письмо из рук мальчишки. Тот оставлял его на столе, улыбался во весь рот и снова скрывался в лабиринтах улиц Мирдана. Сегодня он проделал то же самое, но остался на месте, продолжая просто очаровательно улыбаться. Лина Ли удивленно покосилась на него, но записку развернула, где Ворон всего в нескольких словах обозначил: объяснять нет времени, доверься мальчику. Ни времени, ни места тренировки, только мальчишка? Какая-то игра на доверие или дела Ворона во дворце настолько плохи? Скорее, второе, - рассудила Лин. Слухи крепли, переплетались в запутанный клубок, превращались в паутину для непосвященных.
Лина Ли поднялась из-за стола, отложив несколько мелких монет за чай. Мальчишка улыбнулся еще шире, подбежал к двери, обернулся, проверив идет ли за ним дракон, и только тогда выбежал из гостиницы. Лина Ли только пожала плечами, отправляясь вслед за ним.
- Господин Ворон назначил меня вашим сопровождающим сегодня, - гордо ответил он, едва девушка поравнялась с ним, - сказал, это чтобы вы в беду не попали. А я то драться умею.
Лина Ли беззлобно усмехнулась, снова оценивая его помятую, местами порванную куртку, а сама между делом поправила клинок за поясом. Хоть дракон и не умела как следует сражаться, но оружие вызывало у нее иллюзию спокойства.
- Меня Эллиот зовут, кстати, можно просто Эл. Звучит не так по-девчачьи.
Мальчишка резво скакал по улицам, словно молодой теленок, с легкостью лавируя между прохожими, что девушке стало завидно. Никаких проблем, тяжелых мыслей. Лина Ли безумно хотелось вернуться в прошлое, в возраст этого забавного мальчишки.
- Отец по-любому вернулся уже с охоты, - снова разговорился мальчик, продолжая вести девушку то по широким проспектам, то по узким переулкам, то по прекрасно обустроенным улицам, просто шедеврам архитектуры, то по грязным подворотням, где приходилось переступать через мусор и валявшихся в отключке опустившийся на дно людей. У Эллиота, очевидно, был свой маршрут, и его мало заботили чувства девушки: то восторг, то жалость, то отвращение. Но таков любой город Рейлана, хотя девушка была всего в нескольких из них.
- Хотите поспорим, что он принесет? - Продолжал неугомонный мальчишка, -  один золотой, что это будет кипа фазанов.
- Один золотой? Не слишком разогнался, малыш? - Удивилась девушка, но задумавшись добавила, - это будут куропатки, для фазанов явно не сезон.
Но Эл уже и забыл о споре, продолжая беспечно скакать рядом.
- Мама такие пироги готовит из мяса, закачаетесь. Даже не важно фазан или куропатка, вы определенно должны попробовать!
- Обязательно, малыш, как будет время, я загляну к вам, - вздохнула Лина Ли, задумываясь о своем пути и поиске отца. Так что вряд ли она встретит мальчишку вновь. Но тот весело произнес:
- А зачем выжидать время? Мы уже на месте! - И Эл шумно втянул в себя воздух, - о, да, пироги...
- Как на месте?!  - Изумилась девушка, оглядываясь- я думала, ты должен привести меня к Ворону.
Но вместо учителя Лина Ли увидела лишь довольно просторный дом неплохой семьи. Они оказались в Серебряных кварталах Мирдана, в которых Ворон мог забыть только поесть пирогов замечательной матери Эллиота. Или Лина Ли не видела то, что должна была видеть.
Но мальчишка уверенно пошел к дверям, оставляя позади растерянную спутницу.

+1

3

Он ждал её.
Стоял у стены, с немым безразличием рассматривая большую картину в деревянной рамке. На картине изображался какой-то нереальный пейзаж - чёрная дорога, уходящая в небеса, покрытые красными облаками, большие цветы по краям дороги и бабочки, порхающие вокруг. Картина, скорее всего, имела какой-то скрытый подтекст, понять и оценить который могли только профессионалы. Остальным же было уготовано простое созерцание, наводящее на различные фантазии больного мозга. К сожалению, голова Авеля уже не вмещала такой объём новой информации, потому картина пока оставалась вне зоны его размышлений. Когда-нибудь он вспомнит и воспроизведёт в памяти этот рисунок, наполняя его своими собственными красками.
Этой ночью ему так и не удалось сомкнуть глаз. Собирая из осколков событий новый маршрут и расставляя фигурки на клеточки, располагая их как-то по другому, заставляя осваивать неизведанные ранее способы действия, бастард пытался собраться, внимательно пересмотреть пути, обнаружить ошибки и устранить их до того, как они выплывут наружу и станут помехой.
Комната напоминала подвал, только стены её были утеплены, а вместо окон свет излучали два больших подсвечника, расположенных по углам помещения. Слева у стены стоял узкий диван. Напротив двери низкий дубовый столик и два табурета. Спрашивать у хозяйки, для чего предназначалась такая пристройка, Авель не стал. Ему не было интересно, не сейчас.
Прежде чем прийти сюда, вампир долго бродил по городу, петляя по улицам, запутывая следы, теряясь в ночных тавернах и уходя по чёрным ходам. Благо, Авелю хватало знакомств по всему Мирдану, чтобы проделывать такие трюки. И эта семья не являлась исключением, как и мальчишка, безустанно готовый разносить послания Ворона налево и направо, не требуя взамен особой похвалы. Почти.

Двери дома открыла сама хозяйка. Она выглядела, как и положено вампирам, молодо, но можно было догадаться, что истинный возраст не зависел от внешности. Пропустив Эллиота внутрь, женщина добродушно улыбнулась Лина Ли, посмотрела по сторонам и затем и поманила гостью к себе.
- Проходи, девочка. Господин ждёт.
Предварительно замкнув дверь изнутри, хозяйка взяла Лина Ли за руку, провожая через гостиную к дальней лестнице, ведущей куда-то вниз.

Эллиот влетел в комнату первым, с ходу оповещая, что он выполнил порученное задание и привёл мисс, как и обещал, а ещё по дороге он охранял её от случайных прохожих. А ещё... Ворон многозначительно посмотрел на мальчишку, одним взглядом заставляя того умерить пыл.
- Ты всё сделал правильно, - бастард кивнул в знак благодарности за оказанную помощь, - Я обещал тебе подарить его, - в протянутой ладони лежал небольшой кинжал в украшенных странным узором ножнах.
Мальчишка замер в восторге, неотрывно смотря на подарок.
- Держи. Только не порань этим тех, кого любишь. Обещай.
Эллиот кивнул, забирая клинок и поднимая его двумя руками над головой.
- Обещай, что будешь осторожен.
- Ага! - Эллиот развернулся, чтобы пойти и показать кинжал родителям.
Но выскочить из комнаты ему не удалось, так как рука Авеля остановила его за плечо, заставив развернуться.
- Ты меня слышишь, Эл? Оружие - не игрушка. Всегда помни об этом. Защищая кого-то этим, ты можешь одновременно навредить другому, а жизнь не просто расходный материал, чтобы с лёгкостью пренебрегать ею.
- Я запомню, - уже более серьёзно ответил мальчик, прижимая клинок к груди.
- Тогда беги. И проследи, чтобы нас никто не тревожил.

Доброжелательная хозяйка тем временем неспеша шла с гостьей к нужной комнате, не отпуская её руку, словно боялась потерять связь с этой девушкой.
- Очень хотелось бы угостить тебя чем-нибудь, вот только не хочу заставлять господина Авеля ждать ещё. Он выглядел очень расстроенным, видимо, что-то серьёзное у него стряслось. А ведь не раз выручал моего сорванца из передряг.
По интонации женщины было заметно, что её беспокоило состояние раннего гостя. Остановившись у двери, она развернулась к Лина Ли, заговорив практически шёпотом:
- Всё равно после вашего разговора поднимайтесь на кухню. Обед как раз будет готов. Пожалуйста, уговори господина Авеля хоть чаю попить, а то совсем бледный такой, он ведь и не слушает никого.
Из двери внезапно вылетел мальчуган, едва не сбив подошедших дам с ног. Он хотел похвастаться кинжалом, но получил лёгкий подзатыльник от матери с наказом не бегать по дому и был словесно отправлен наверх к отцу.

Ворон стоял около стены с картиной, как и всё это время, проведённое в потайной комнате. Когда он услышал шорох двери, то обернулся, наконец, дождавшись ученицу.
- Извини, раньше не смог. Возникли непредвиденные проблемы.
Он начал с извинения, как и в прошлый раз.

+1

4

Лина Ли помедлила мгновение, прежде чем подошла к поманившей ее вампирке. Красивая, статная, с необычной прической темных волос, она совсем не казалась чопорной аристократкой. Длинные ажурные рукава белой блузы она закатала до локтя, видимо, была хозяйкой дома во всех смыслах и отношениях. Это же и подтверждал передник, испачканный в муке.
Она сильной хваткой вцепилась в руку девушки, но в этом движении была не агрессия, а какое-то отчаяние, возможно, даже страх. Вампирка осмотрелась по сторонам улицы, только потом плотно закрыла дверь, шумно щелкнув затвором. Лина Ли не чувствовала опасности, которая заставляло девушку сомневаться, прежде чем войти в дом, хозяйка вполне располагала к себе. Хотя действия ее были суетливыми и дракон чувствовала нарастающее беспокойство, но это могло быть чувство самого дракона. Хозяйка добродушно улыбалась Лина Ли, ее глаза светились теплотой и заботой. Она была истинной хозяйкой и прекрасной матерью - дракон не сомневалась в этом, смягчая свою напряженность и сливая образ девушки с образом Кирин, своей собственной матери. Вампир не отпускала ее руку, словно боялась, что девушка, которую нужно было привести, испарится в воздухе. Ворон не просто проходил мимо этой семьи, - подумала Лина Ли, - он для них немало значит. Ладно мальчишка, любой за пару звонких монет готов выполнить несложное поручение. Другое - доверие целой семьи. Вероятно, в прошлом он сделал для них большую услугу, что характеризовало учителя совсем не как бездушного вампира, которому плевать на всех и вся. Но ведь именно это впечатление произвел он на певицу в той злосчастной таверне, когда она смотрела ему в спину не решаясь заговорить. Но в следующие минуты она поняла, что он не так прост, а каждый новый день подтверждал это. У этого вампира было сердце, которое он тщательно пытался скрыть за стенами льда и завесами черной ткани плаща. Но что он делает в этом месте сегодня?
Не нужно быть гадалкой, чтобы понять, что вампир скрывался. От кого, от чего - это предстояло узнать. А что еще Ворон мог делать в этой тайной комнатушке, обставленной словно в тюрьме. И эта бездарная картина... твой путь направлен ввысь, но будет он чёрен и замаскирован цветами и бабочками-спутницами, лживыми и направленными на то, чтобы сбить с пути. А там, впереди, кровавые облака, сражения, из которых еще не ясно, кто выйдет победителем.
Ворон действительно был бледен, черная одежда подчеркивало ее еще больше. Он почти сливался со стеной, около которой стоял. Казалось, что он болен, и Лина Ли с беспокойством схватила его за запястье, не совсем осознавая, что делает, суеверно подумав, что хоть немного ее живой энергии придадут учителю силы. Вампир действительно выглядел расстроенным, разбитым, может быть слегка растерянным и смертельно усталым.
- Может, тебе лучше сесть? - Спросила девушка, внимательно вглядываясь в его лицо и не отпуская руку. Она и не заметила, как перешла на "ты".
- Я слышала много слухов, но я нарочно обрывала окончания, грязные сплетни никогда не могут быть правдивы, особенно, когда у них столько вариаций. Но я поняла точно, что-то произошло в императорской семье. Расскажи мне, может, я смогу тебе помочь?
Девушка подвела учителя к стулу.
- Присядь, я прошу тебя. Я вижу, что с нашей последней встречи у тебя не было ни минуты покоя.
Слова получались торопливыми, но Лина Ли беспокоилась за Ворона. Она видела в отражении его глаз, как он придумывает, просчитывает сложившуюся ситуацию. Он не хотел, чтобы кто-то знал об их встрече, а может, вампир вообще не хотел быть предметом посторонних глаз, вне зависимости с кем встречался. А может, кто-то охотился за ним?
Великий Огонь, что же все-таки приключилось во дворце?

+1

5

От внезапного прикосновения Авель вздрогнул, словно не ожидал беспокойной реакции Лина Ли. Во взгляде промелькнуло удивление, а слабая попытка вырвать руку из стальной хватки девушки не увенчалась успехом, потому Ворон проследовал за ней к стулу, однако остался стоять, словно прямая доска, которой всё равно, какие мешки с грузом проблем накладывают на неё.
- Я в порядке. Не нужно...
Он не договорил, решив, что именно хозяйка дома уже успела наплести ученице кучу всего лишнего про состояние и душевное равновесие бастарда, воспользовавшегося добротой и безотказностью благородной семьи Эллиота. Когда он однажды сам впервые встретил того мальчишку, тот явно ввязался в неравную схватку с вампиром, превышающим его и по возрасту и по силе. Почему-то тогда Ворон не стал разбираться в причинах и последствиях, он просто проходил мимо, просто удержал руку, пытающуюся нанести удар ножом, вывернул так, что хрустнули кости. Он и не думал, что мальчишка привяжется к нему настолько, что будет готов разносить необходимые послания налево и направо, не взирая на опасность своего вроде бы пустякового дела. Как бы ни хотелось впутывать кого-то постороннего в дворцовые интриги, всё равно без помощи простых граждан, связанных так или иначе с Вороном, он вряд ли получал бы столько необходимой информации, отводящей его от внезапных ударов судьбы.
На просьбу рассказать о тех проблемах и новых возможностях, возникших за последние несколько дней, вампир нахмурился, отводя взгляд куда-то в сторону.
- Зачем? Тебя не должна волновать обстановка во дворце. Ты в Мирдане гостья, и должна думать о том, что привело тебя сюда. Не забивай голову лишней ерундой.
Получилось немного грубовато, так Авель пытался отгородить Лина Ли от опасности. Если и она ввяжется прямо или косвенно в игру с Советом, то может сильно пострадать. Нет, он не позволит никому узнать об этой связи с драконом, не повторит ошибку Шейнира. Хотя ситуация в обоих случаях братьев довольна разная, и связь тоже.
- Забудь, - тут же виновато выдохнул бастард, присаживаясь на табурет и утягивая девушку за руку ко второму стулу, стоящему рядом, - Если тебя пугает эта комната, то она идеально подходит для тренировки.
Что-то вроде улыбки проскользнуло в полутьме на лице Ворона.
- Я не хотел снова тебя морозить на улице, а провести во дворец было бы проблематично. Потому выбрал вот это местечко. Наша тренировка будет временно последней. Мне придётся отлучиться из города на некоторое время. Я хочу, чтобы ты ждала моего возвращения и не покидала Мирдан. Можешь приходить в этот дом, здесь всегда рады гостям, думаю, и Эл будет очень рад тебе.
Замолчав и немного подумав, Авель снял с пояса тэссэн и протянул его законной обладательнице.
- Я тут решил, что в моё отсутствие он тебе пригодится. Мало ли. Вернусь и заберу снова, если до этого сама не научишься умело противостоять врагам.
Он усмехнулся, посмотрев на дверь. Если этот мальчишка, получивший в подарок свой первый настоящий кинжал, попросит Лина Ли потренироваться вместе с ним, то из них двоих выйдет неплохая команда. Возможно, что отец Эллиота присоединится к обучению, подскажет несколько полезных советов. Он ведь тоже был воином в своё время.
- Веер ты применять умеешь. С мечом уже нашла общий язык. Осталось пламя, которое тоже немаловажное звено среди способностей к бою.

+1

6

Резкие слова задели Лина Ли, хотя она не пыталась показать этого. Обида сверкнула в зеленых драконьих глазах, но девушка понимала, что тех редких встреч с вампиром недостаточно, чтобы она заслужила доверие. Она надеялась, что Ворон развеет сплетни, кружащие над городом словно стая голодных стервятников. От них приходилось отмахиваться, закрывать уши. Учитель был резок именно поэтому, потому что жизнь императорской семьи стало достоянием общественности, а она была вольна выдумывать все, что угодно, вплоть до невероятных легенд. Учитель. Он просто хотел защитить свою семью, как она сама пыталась защитить свою. Он прав, это не ее дело. Она просила его всего лишь об уроках боевого мастерства. А своим внезапным порывом лишь укрепила ледяную стену в его сердце.
Лина Ли не заметила, как ослабела ее рука, выпуская кисть вампира, как она медленно присела на соседний стул. Она попыталась унять беспокойство за учителя, она видела его тревогу, его мысли, расставляющие королей и пешек на шахматной доске. Лина Ли надеялась, что он попросит ее быть ее спутницей в той череде опасностей, которые несомненно поджидают вампира. Но он определенно хотел взойти на эту черную дорогу и дойти до кровавых облаков один.
Дракон растерянно слушала слова вампира и даже тэссэн, который значил для нее очень многое, не вызвал эмоции у Лина Ли. Она сжала его в руке, потом распустила пластины и остро заточенные края сверкнули даже в тусклом освещении комнаты. Если вампир уйдет, она тоже не останется в городе. Иначе она снова отложит поиски отца, а Лина Ли и без того задержалась здесь. Вампир. Сколько его не будет? День? Месяц? Год? Или он сгинет в пространствах Рейлана так же, как ее отец, а ведь Райлег тоже сильный воин и огненный маг. Слова вампир ронял монетами на пол - они словно и были, но будто бы не для дракона предназначались.
- Я слушаю вас учитель, - наконец, ответила она, так и не отрывая взгляда от веера, - я думаю, что этот урок будет действительно последним для меня. Я не останусь в Мирдане, мне нечего здесь делать. Вы правы, я всего лишь гостья. Я пришла сюда в поисках отца, но нити его сплелись, по-видимому, в другом месте Рейлана. Я не обвиняю вас, не подумайте, ради Великого Пламени. Я не сомневаюсь, что вы сделали, что могли, но если информации о моем отце здесь нет, так зачем топтаться на одном месте.
Девушка горько усмехнулась, продолжая играть с тэссэнном. Ей не зачем лгать и обещать, что она дождется его, словно принцесса в замке своего рыцаря. Он сам напомнил ей о ее цели, и раз их пути расходятся, значит, так этому и быть. Но терять драгоценное время дракон больше не намерена.Она поспешила писать письмо матери с ее надеждами на Ворона. Глупо, ведь члену императорской семьи вообще должно быть не до таких девчонок, как она, бросающихся за первыми встречными. А теперь он занят разрешением собственных проблем и не ей вставать у него на пути. Она вздохнула, чувствуя, как сожаление наполняет ее грудь. Их встреча была не случайной, но их пути так быстро разошлись. Наверное, ей придется искать нового учителя, хотя вряд ли кто-то заменит Ворона. Или кроме него обратит на нее внимание.
- А эта прекрасная семья... не мне омрачать ее своими мыслями и страхами, - девушка вновь подняла на учителя взгляд и в нем собралась прежняя уверенность, - приручить пламя мне редко получалось, но если вы объясните мне главную идею, я постараюсь разобраться с этим сама.

+1

7

Авель хмыкнул, понимая, что Лина Ли решила всё иначе. И он сам был частично в этом виноват, потому что многое утаивал, глупо надеясь, что его будут слушать, ему будут верить. Не желая сближаться с кем-либо, отгоняя от себя холодным спокойствием и видимым равнодушием, он огораживал окружающих от своих собственных проблем и переживаний. Не зачем куда-то брать на себя лишнее переживание, так всегда думал Ворон, не понимая, что всё равно становится для кого-то живым, настоящим, близким.
- Нет.
Бастард ответил одним твёрдым словом, перечёркивая всё, что произнесла ранее Лина Ли. Если сейчас не раскрыть несколько карт, то после будет намного сложнее объяснять причины и желания. У Авеля не оставалось выбора, кроме как постараться уговорить девушку не предпринимать своих попыток докопаться до того, что может стать для неё настоящим испытанием, до которого все попытки погеройствовать во имя поисков отца окажутся детской игрой.
- Я хочу, чтобы ты осталась, Лина.
Он поднялся со стула и оказался напротив ученицы, а после и вовсе присел перед ней так, чтобы быть наравне с её глазами.
- Я не собираюсь бросать то, что обещал сделать для тебя. И моё отсутствие - это не просто мои личные дела. Я не знаю, что меня ждёт, потому не хочу втягивать тебя, пока всё сам не проверю. Прошу... поверь мне. Иначе потом мне будет сложнее найти тебя.
Ворон практически никто для этой девушки, так случайный встречный, который лишь попробовал скрестить их пути, сам того не замечая, впустил в свою жизнь, а теперь пытается защитить... даже не разбираясь, зачем ему самому это нужно. Но расследование затягивало, и желание завершить его, найти ту новую цель, стало не менее важным, нежели поиски убийцы. Авель пытался одним ударом поразить сразу две цели, и он верил, что у него это получится. Откладывать что-то до следующего удобного случая - пустая трата времени, которое не умеет ждать и щадить.
Ей не обязательно слушать его, ей не обязательно исполнять его просьбы. Но она сама поверила тогда, сама сделала выбор.
- Пожалуйста, останься. Иначе не будет смысла во всём, что я делаю.
Почти мольба, почти на коленях. Бастард не помнил, кого ещё так просил когда-нибудь, но ему было не важно. Он должен сделать то, что задумал. Он так хотел. Хотел как обычно доказать себе самому, перечеркнуть очередную мысль о собственной слабости. Авелю было всегда плевать на мнение окружающих, он жил так, как сам хотел, делал то, что для него считалось важным. Потому и решал всё за себя, ставил преграды и новые испытания, доказывая вновь и вновь. Себе.
- Я знаю, что не заслуживаю твоего доверия. И не нужно. Только не исчезай пока, я ещё не разобрался с тем, как смогу помочь тебе. Но это важно для меня, потому что я решил, что смогу. Ты одна можешь потеряться, не каждый случайный знакомый захочет действительно решить твои проблемы, тем более, что это оказалось куда серьёзней, чем можно было подумать. Послушай меня, Лина Ли...
То ли действительно беспокойство, то ли боязнь не получить желаемого. Так или иначе, Ворон пойдёт тем путём, что запланировал. Он не оставит всё так, как есть, даже если девушка решит по другому. Даже если покинет Мирдан и канет в неизвестность, он снова пустится по следу. И найдёт, во что бы то ни стало, чтобы вернуть то, что принадлежит ей, найти того, кто ей дорог.

Отредактировано Авель (24-12-2013 12:30:24)

+1

8

Четкое и бесприкословное "нет" изумило Лина Ли. От неожиданности она отшатнулась на спинку стула, с непониманием взглянув на вампира. Она ожидала от него либо безразличного согласия, все же они были знакомы всего несколько дней, либо попытку отговорить ее в духе: соловей слишком слаб, чтобы нападать на орла. Последнее она понимала и сама, но надеялась, что от опасностей ее защитят хотя бы те крупицы, которые дал ей вампир. Ну, еще волчий клык и кроличья лапка, висевшие у нее на поясе.
Слова Ворона летали вокруг нее, но девушка никак не могла уловить их смысл. Зачем? Зачем он так старательно просит ее остаться?  Его слова... они могли бы предназначаться кому-нибудь из его семьи, которая так ему дорога. Но не ей, заезжей девчонке-певичке. Да они бы не встретились, не откройся на той улице злочастная таверна. Эти слова... он говорил так, будто она действительно была дорога ей, будто ему не все равно, что с ней случится на перекрестных дорогах Рейлана. Как будто Ворон действительно доверял ей, и просил о доверии ее. Его желтые глаза, наполненные теплотой и легким беспокойством, как казалось Лина Ли, были искренни. Девушка была уверена, что и Кирин, прожившая на свете не одну сотню лет и случившуюся разбираться в умах и душах, на ее месте подтвердила честность и благородство мыслей обладателя этих янтарных глаз.
Лина Ли смутилась, резко поднялась со стула и отошла к стене, практически уткнувшись носом в дрянную картину.
- Почему ты говоришь мне это? - После небольшой паузы спросила девушка, - мы знакомы так мало, чтобы я заслужила такое доверие. Зачем тебе это? Зачем тебе чужие проблемы, когда гадкие птицы разносят лживые сплетни о твоей семье. Я понимаю, что значит семья, я понимаю, почему ты решил уйти. Ты мне совершенно ничего не должен.
Ну да, конечно, возможно, он чувствовал вину, ведь обещал помочь ей с ее поисками, поэтому он просто пытался исполнить свой долг перед ней. Правда, всегда ли чувство невыполненного долга готово умолять на коленях, чтобы она осталась? Нет, за этими словами было нечто большее, ведомое только самому вампиру.
- Не нужно беспокоиться за меня, - сказала дракон, не замечая, что повторяет его фразу, - я справлюсь. А вы должны сосредоточиться на своей семье.
Свои слова ей казались вполне логичными, так зачем, зачем, он просит ее остаться в Мирдане? Дело опять же касалось времени, которое она не может терять, как бы ей не хотелось дождаться учителя.
Лина Ли не могла унять своего волнения, постоянно называя вампира то на "ты", то на "вы". Мысли путались, строя догадки. А может, она нужна ему как пешка в императорской игре? Но за такое короткое время, которое она была здесь, девушка не успела стать достаточно весомой фигурой в их играх. Разве что...
Догадка хлестнула девушку по лицу подобно оплеухе. Дракон резко развернулась к Ворону, зеленые глаза сверкнули в полумраке.
- Это как-то связано с моим отцом? - Девушка снова подошла к вампиру, заглядывая в его золотые глаза, в поисках разгадки, - Скажи мне, прошу тебя! Он как-то привязан к событиям, произошедшим во дворце?

+1

9

Ворон внимательно следил за Лина Ли. Когда она поднялась со стула, чтобы полюбоваться странной картиной, словно ища в ней ответы на свои вопросы, Авель тоже поднялся на ноги, наполовину развернувшись в сторону девушки, наполовину оставшись в той полутьме, которую создавали свечи, освещающие лишь некоторую часть комнаты. Такой эффект был чудесным для огненных экспериментов, за которыми наблюдать в темноте одно удовольствие. Однако пока до занятий пламенем дело не дошло, и бастард был уже уверен, что вряд ли дойдёт при таком раскладе дел.
В лучшем случае они разойдутся мирно, девушка отправится пробовать замечательные пироги, а Авелю предстоит приготовится к дальней дороге. В худшем случае Лина Ли просто убежит, одухотворённая тем, что узнает здесь, чтобы кинуться в преследование невидимых целей.
Авель молчал, спокойно глядя на ученицу, ищущую в его глазах хотя бы намёка на утвердительный ответ к её вопросам. Он молчал, не ожидая, что разговор дойдёт до такого. Её отец мелькал призрачным силуэтом, лишь намекая на то, что сможет оказаться в нужном месте до нужного времени.
То, что Артур знал его, уже давало надежду, пусть и снова утекающую сквозь пальцы, словно вода. И прежде чем прыгать в омут с головой, тянуть за собой девчонку, обнадёживая счастливым случаем, следовало хорошенько разузнать всё, чтобы удостовериться в своих догадках. Ворон не привык делать поспешных ходов.
Он мог молчать до самого вечера, перебирая слова в уме и не решаясь что-либо озвучить вслух. Но от него ждали ответа.
- Я не уверен в том, что переданная информация достоверна, - спокойно произнёс вампир, - Ты сама попросила у меня помощи, и я взял твою проблему на себя, чтобы разузнать обо всём, что касается твоего отца. Потому я лично должен проверить истинность дошедших до меня сведений, прежде чем сказать тебе об этом.
Он понимал нетерпение Лина Ли, но будет до последнего останавливать её, чтобы она не наделала глупостей и не ввязалась во что-то опасное из-за того, что Авель не смог угомонить девушку, наговорив много чего лишнего, не подтверждённого.
Шаг вперёд, чтобы оказаться ближе. Чтобы коснуться плеча, не разрывая зрительный контакт янтарных и изумрудных глаз.
- Лина Ли, я хорошо понимаю, что ты чувствуешь. Моя сестра пропала, я тоже не знаю, где она сейчас и что с ней. И я не хочу, чтобы ты тоже... - он осёкся, поняв, что не в ту сторону свернул разговор, и поспешил исправиться, - Позволь мне помочь тебе ещё раз. Тем более, что наши занятия ещё не закончились, и я не могу тебя отпустить с тем базовым набором, который совсем не годится для нормального воина.

+1

10

Лина Ли просто не могла  в это поверить. Проверить истинность суждений? О чем он, Великий Огонь его раздери? Да для нее было важна даже самая невероятная сплетня. Откуда Ворону знать, какие выводы ей следует делать, а какие нет? Теперь дело касалось ее отца, теперь она могла спрашивать у него все, что угодно, но прекрасно знала, что сейчас он не скажет ей абсолютно ничего. Все тайны, даже ее, он надежно прячет под черной тканью плотного плаща. Но зачем ему ее тайны?
- Ты прекрасно знаешь, что отец для меня значит и кого я оставила ради него. Неужели я не заслуживаю даже части информации, хотя бы на правах его дочери? Я ведь попросила тебя разузнать хоть что-нибудь о нем, а ты скрыл от меня то, для чего я и прибыла в Мирдан! Я не понимаю тебя. Ты словно и не помогаешь мне, а преследуешь свои цели. Ты знал Райлега Уайтсноу раньше? Или он влез в дела вампиров?
Лина Ли беспокойно ходила по комнате, заламывая руки. Казалось, что она и не обращалась к Ворону, а говорила сама с собой.
Учитель коснулся ее плеча, и она замерла, глядя в его глаза. Доверять? Незнакомцу? Что ей делать? Послушать вампира и остаться в Мирдане, или бросится в поисках отца, ведь она чувствовала, что он в опасности, чувствовала, как время сыпется песком сквозь ее пальцы. Она так боялась опоздать. А Ворон. Даже сейчас он не сказал ей ничего что могло служить зацепкой для нее. То ли действительно не хотел подвергать ее опасности, то ли лгал, непонятно с какой целью, защитить ее, отодвинуть с дороги или наоборот подставить под копыта обезумевшей лошади.
- Извини, - девушка вздохнула, услышав о его сестре. Принцесса сбежала с каким-то проходимцем... шутишь? Да весь город об этом шумит, забавно посмотреть, что из этого выйдет... глупцы, бедняжку довели до отчаяния... я бы сам хотел, чтобы меня доводили до отчаяния в императорском дворце...
Лина Ли резко вскинула голову, невидимые сплетники словно наяву шептали глупые фразы ей на ухо. Как бы дракону не хотелось, но она ловила обрывки фраз и мыслей посетителей гостиницы. Девушка постаралась выкинуть их из своей головы. Так никогда не докопаться до правды. Возможно, именно поэтому вампир и умолчал о ее отце? Сплетни могут быть опасны, могут завести и утопить в болоте. Ворон прав, нельзя все вподряд принимать за правду, и она сама в этом убеждалась. Но все же это не отменяло вопроса о повышенном интересе к персоне ее отца, когда вампиру защищать нужно было собственную семью. Неужели семья это не веская причина забыть об обещании, данном случайной незнакомке? Или не случайной?
- Почему ты решил помочь мне тогда, у той таверны? Помог ли ты, если бы тебя попросила об этом же, например, та заезжая певица Камилла? Я просто пытаюсь тебя понять.

+1

11

Авель сделал шаг назад, его рука сама по себе сползла с плеча девушки.
А ведь действительно, я всегда всё делал для себя... Я не похож на отца, как бы ни старался подражать ему. Его доброта была искренней, а моя всюду ищет только выгоду. Я не умею по другому. Ты права, твоя кровь во мне, Глациалис. И ты - моё проклятье, потому что я такой же.
Но, возможно, именно доброта и мягкость погубили бывшего Императора, он не смог увидеть опасность тогда, когда она оказалась перед его глазами, он не смог вычислить момент собственного падения, или прекрасно всё понимал, но утаил от родных, приняв как должное. Никто не сможет теперь понять его, невозможно снова пересмотреть то время уже своими глазами, чтобы расставить всё по порядку, соединить в одну неразрывную цепь.
Гадать просто бесполезно.
И невозможность расспросить терзает каждый миг.
Бастард в очередной раз пытался раскрыть сердце и душу просто по глупости своей, чтобы снова получить камнем в лицо. Как привычно, как предсказуемо. Девчонка терялась, потому что сомневалась в нём, ведь он был для неё чужим. Он для всех был чужим, его чужая кровь не позволяла жить так, как живут остальные, заставляя по привычке скрывать любое проявление искренности. Так было с самого рождения, так прошло детство, и так будет продолжаться. И нельзя рушить ледяную стену вокруг себя, думая, что всё изменится. Это невозможно. Получишь только глубокие раны от ледяных осколков.
Что-то изменилось, огонь в глазах Ворона потух, а взгляд стал пустым и безжизненным.
Даже сейчас, считая, что пытаюсь помочь, я только навязываю свою помощь. Ради себя самого. Зря ты остановила меня тогда у таверны. Зря я хотел разыграть роль помощника, оставаясь всё такой же сволочью. Хорошо, что мы оба понимаем это сейчас.
Отвечать на все вопросы Лина Ли Ворон не собирался. Он уже и не смотрел на неё, потерявшись где-то в полутьме закрытой комнаты. Возможно, девушка сможет найти действительно кого-то достойного, который сможет сделать для неё намного больше, для неё конкретно, а не для одной из случайных встречных, просто возникших перед взглядом, чтобы пробудить что-то человеческое.
Достаточно.
Вздрогнув, словно внезапно ожив из каменной статуи, Авель тряхнул головой.
- Раз моя помощь тебе не нужна - делай, что хочешь.
Он не сердился. Да и слова были произнесены спокойно, без какой-либо интонации. Просто решил, что не нужно пытаться что-то доказать, лишь отпустить и забыть. Возможно, это не отменит маршрута, который проложил бастард на своей карте, ждущей его в комнате с остальными собранными вещами, возможно, он не отступит от задуманного. Но не будет принуждать, не станет больше просить.
Веер я тебе отдал, так что мы ничего друг другу не должны.
Там, за дверью, их ждут на обед, чтобы накормить вкусными пирогами. Пусть накормят Лина Ли, она заслуживает этого больше. А его остановить не осмелятся, ни гостеприимные хозяева, ни их мальчишка. Ворон - опасный друг, из-за которого могут пострадать невинные, его отсутствие в этом доме подарит обитателям хоть какое-то ощущение покоя и защищённости.
Более ничего не сказав, бастард направился к выходу.

+1

12

И вместо того, чтобы раскрыть хотя бы часть карт, которые Ворон прятал в рукаве, он просто пошел к выходу, всей своей горделивой натурой показывая, что разговор окончен. Ну, конечно, стена из льда, такая надежная и незаменимая. Напрасно. Лед сломать не сложнее хрусталя, если знать, куда бить. Учитель... разве вы не видите, что ваша защита иллюзорна? Неужели вы оставите меня в неведении о моем отце, хотя определенно что-то знаете. И после этого говорите, что мы друг другу ничего не должны?
Злость. Лина Ли редко испытывала эти чувства, но сейчас оно просто разрывало ее изнутри. Она резко развернулась, швырнув тэссэн в дверь, острые пластины плотно застряли в дереве, заставляя удивляться, откуда в такой хрупкой девушки столько силы. Я не упущу даже эффемерный шанс найти отца, мама.
- И это все? - Голос буквально надрывался от злости, - вы притащили меня сюда ради этого бредового разговора, когда один все плотнее и плотнее разворачивается в свой черный плащ, защищаясь и прячась даже от меня, а другой... - Лина Ли помолчала, понимая, что другой это она, - а другой просто не хочет понять первого, потому что не имеет алхимических принадлежностей, чтобы отделить кусок от айсберга, в который вы, мистер Авель, превратили себя.
Девушка помолчала, уже жалея о своих словах. Вампир мог швырнуть бы ее куда-нибудь в темницу за оскорбление члена императорской семьи.
- У меня был приятель в детстве, ульв. Я считала его своим лучшим другом. Однажды он попросил сыграть меня на сямисене на улице, а на вырученные деньги купить конфет. Но после нашего большого представления он сломал мой инструмент забрал деньги и убежал. Тогда мне было до слез обидно, а его слова, брошенные вслед, еще долго звучали в ушах. Но сейчас, когда я вспоминаю этот случай, я улыбаюсь, потому что как мне больно не было тогда, сейчас я просто стала осторожнее в своих действиях. Конечно, это глупый пример в данных обстоятельствах. Но суть в том, что хоть и обжигаясь, я не разочаровалась ни в людях, ни в ульвах. Напрасно вы считаете, что я росла как роза в огороженном саду. В меня летали и камни, и комья грязи, и гнилая капуста, и керамические чайники. Мне завидовали, надо мной насмехались. Я знаю, что такое раны, и не только физические. Возможно, я скажу глупость, но получая их, я хотя бы понимала, что я живое существо, а не черная тень с ледяной душой. И вы не такой, Авель, но очень хотите казаться таковым.
Дракон давно говорила без злости. Как тогда, в беседке Лиссэн, ей хотелось открыть то, что у нее на сердце, и снова у Лина Ли получилось это лучше, чем у Ворона.
- Простите меня за мои слова. Мне нужна ваша помощь, мне, о Великое Пламя, просто невероятно нужна ваша помощь. Я пришла сюда ни ради пирогов или еды, я пришла сюда, потому что беспокоюсь за вас, и не говорите, что мое беспокойство вам не нужно. Но ваше стремление убежать, развернуться в плащ, воздвигнуть стены не приведут вас абсолютно ни к чему. Знаете, недавно моя мама писала в письме о картах таро. Она говорила, что на меня всегда выпадает безумец, но я думаю, что под картой "безумец" - вы. Авель, вы можете оказаться на краю пропасти, так позвольте мне быть той, кто предупредит вас. Позвольте мне быть вашим другом. И если дело касается моего отца, то позвольте идти с вами, как и положено ученику.
Ее слова могли быть и не нужны ему, но она хотя бы будет искренней.
- Ворон. У нас эта птица означает мудрость, - улыбнулась Лина Ли, - я верю вам учитель, но и вы тогда поверьте мне, ведь без взаимного контакта дружба рассыпается в прах. Мы оба пытаемся защитить свою семью. Так плевать на мотивы и обстоятельства, давайте просто поможем тем, кто нам дорог и кто нуждается в нас. И если у той таверны вас встретила я, а не Камилла, значит такова воля случая. Я не хотела задеть вас, Авель. Пожалуйста, не отталкивайте меня.
Совсем недавно учитель просил ее о доверии, стоя почти на коленях, а теперь она просит его остаться. Нет, не остаться, пойти за ним, как собака за безумцем.

+1

13

Тэссэн оказался в двери в тот момент, когда Авель собирался коснуться ручки, чтобы открыть её. Он слышал звук летящего предмета, но никак не отреагировал, что было не характерно для всегда внимательного и осторожного вампира. И теперь глаза с удивлением рассматривали пластины, испортившие дверную обшивку острым металлом.
Неплохо.
Как учитель, он гордился тем, с какой силой Лина Ли сотворила бросок. Иногда не нужно владеть мастерством, чтобы в порыве чувств сотворить то, что в обычное время покажется фантастически недосягаемым. Возможности каждого ограничены лишь умственным утверждением о том, что это невозможно. Ноги не знают, что они не умеют бежать со скоростью света, руки не знают, что они не умеют держать меч, это знает мозг и этим он ограничивает всё. Но когда мысли отключаются, предел может быть снят. И именно тогда творятся потрясающие вещи.
Резкие слова уже давно не являлись для Авеля чем-то особо значимым. Привычно слышать в свой адрес что-то подобное, в очередной раз показывая его место в мире. Всего лишь слова, для кого-то могут стать спасением, для кого-то погибелью. Звуки, издаваемые в определённой последовательности, действуют не хуже любой магии. Возможно, это и есть определённая магическая ветвь, которой легко воспользоваться, если знать принцип.
Ворон чуть склонил голову вперёд, едва не коснувшись лбом двери. Веер торчал совсем рядом. Стоит только поднять руку и провести дрожащими пальцами по острым пластинам, чтобы легко вспороть тонкую кожу. Алая кровь красиво смотрится на бледных пальцах, будто тёмные капли сожаления на светлом полотне равнодушия.
Безумец. Ворон усмехнулся. Действительно. Как же точно была подобрана карта.
Много слов проронилось сейчас. Быть другом... Что значит, настоящая дружба? Когда уверен, что не будет окутан ложью и не предаст сам. Когда делишься всем, что имеешь и не просишь ничего взамен. Когда знаешь, что можно положиться, не сомневаясь. Никогда, ни за что не ставя отношения под свою или чью-то ещё выгоду. Дружба... Существует ли она в это время в мире?
Бастард закрыл глаза. Он не думал, что простое сотрудничество может перерасти во что-то более сложное, запутанное. Он не просил много, не требовал какой-либо жертвы, всего лишь подождать, чтобы не наткнуться на пустоту вместо обещанной цели. Не хотел обнадёживать, чтобы не видеть разочарования. Теперь он не знал, что делать. Впервые за долгое время совсем не знал.
- Я никогда не говорил, что не верю тебе. То, что я хотел сделать, было для тебя. И то, что сестра пропала - это даже... хорошо, потому что у меня появился реальный шанс помочь тебе.
Он развернулся, но не взглянул на девушку, сжав в кулак капельки крови от царапин на пальцах. Стукнувшись затылком о дверь, Авель медленно съехал вниз, коснувшись пятой точкой до пола. И я снова не ушёл. Почему? Почему ты останавливаешь меня?
Он был не таким молодым, чтобы не научиться в своё время разбираться в окружающих его "людях". Он никогда не ошибался, выбирая союзников, потому что видел всё по глазам, по действиям, интуитивно чувствовал подвох, если тому было место в невинной улыбке или нарочно подобранных фразах. К нему невозможно было подставить кого-либо, кто мог бы втереться в доверие. Потому, он был уверен, что слежка осуществляется со стороны. Иначе Авель сразу бы вычислил врага, и без того он не подпускал к себе никого, кроме родных. Даже зная, что Лина Ли чиста в своих помыслах, он не желал впутывать её в свою жизнь, которая не столь сладка, чтобы ею делиться.
- Мы с тобой не похожи. Тебе никогда не понять меня, потому что ты ещё слишком молода. А разбить айсберг... это не так просто, как кажется.
Что значили её юные стремления по сравнению с полтора сотней прожитых лет. Она никогда не сможет понять Авеля. А он не сможет измениться до такой степени, которая станет угодна ей.

+1

14

Девушка присела на колени возле вампира. Как-то все не так вышло. Этот дурацкий разговор. Авель ведь хотел просто предупредить девушку об отсутствии,  а она осыпала учителя подозрениями. Папа... я так хочу тебя найти, что отталкивая тех, кто стремится мне помочь. Девушка вздохнула. Потом медленно приподняла руки, касаясь плечей вампира, обняла его за шею, почувствовала, как ее руки щекотят темные пряди. В отличии от тренировки в беседке Лиссэн, сейчас от Ворона шло тепло.
- Знаешь, моя мама говорит так же, ведь ей тоже не меньше двухсот лет. Она мудра и опытна и каждый ее совет верен и правилен. И в каждом письме она будет учить и наставлять меня. Но ей было не так уж и многим за сто, когда она встретила моего отца. Огромного красного дракона, сильного, непримиримого, гордого. И растопила  его лед за несколько секунд, когда они, сцепившись когтями, падали со скалы.
Лина Ли отстранилась от вампира, сдержанно, но искренне улыбнувшись.
- Не подумайте ничего лишнего, это просто пример.
Она встала, протянув руку к вееру. Казалось, пластины намертво вцепились в дерево, но после некоторого усилия, ей удалось таки его вытащить. Девушка осмотрела его на повреждения, но крепкая сталь выдержала бы удар и посильнее, но все же стоит бережнее  относиться к подарку отца.
- Простите меня, - в который раз произнесла ученица, - беспокойство за отца застилает мне глаза. Мне хочется бросаться из стороны в сторону в узкой клетке, но не видя выхода. Вы единственный, кто может и хочет мне помочь, а я сама отталкивая вас от себя
Лина Ли снова взглянула в янтарные глаза учителя, она же сама доверилась ему тогда, у этой проклятой таверны, и Ворон не сделал ничего, что бы это доверие подорвало. И не сделает, потому что девушка чувствовала в нем честность и благородство. Ему и без того тяжело, его сестра пропала, а он продолжает заботится о девушке-драконе. Ей следует быть сдержаннее, если Лина Ли не хочет потерять единственного союзника и единственного друга.
- Я верю вам учитель, - твердо сказала Лина Ли, - я сделаю так, как решите вы, отправлюсь с вами или подожду в Мирдане.
На самом деле девушка не представляла насколько ее терпения хватит  в стенах города. Цель не давала ей покоя, не давала сидеть на месте. Словно сам Райлег поторапливал дочь действовать. Но дракон решила верить Ворону, она читала в его глазах уверенность в собственных действиях и невероятную целеустремленность. Вампир знал, что делает. И возможно именно он станет тем, кто найдет ее отца. Но и ему нужно время, ведь Авель не был феей с волшебной палочкой. Да. Она окончательно и бесповоротно поверит этому вампиру. Как сказала маме Элис? У нее безупречное чутье? Может быть, но Лина Ли и без него знала, что поступает правильно.
- Вы говорили о магии огня. Я знаю только несложные заклинания, но фактически никогда ими не пользовалась. Я даже не знаю, какой у меня потенциал к огненной магии.

+1

15

Глаза вампира сверкнули, когда девушка оказалась рядом. Авель внимательно следил за ней, не предпринимая никаких попыток что-либо сделать. И потому позволил Лина Ли обнять себя, при этом ощутив странное чувство чего-то знакомого, будто бы ученица и не была вовсе ему малознакома, будто, как и Элен, она всегда была рядом, с самого детства.
Зеркальное отражение больного разума.
Он снова слушал девушку и молчал, не перебивая. Он никогда не умел перебивать говорящего, всегда смиренно дослушивая до конца, а уже после делая выводы. Спешка была не для Ворона, который привык анализировать каждое сказанное ему слово или не ему, но услышанное откуда-то со стороны. Воспринимал, переосмысливал, применял к подходящему случаю или брал на заметку. Жизнь научила осторожности, внимательности, без которых можно легко пропасть или потерять голову.
Лина Ли извинилась. Бастард покачал головой.
- Не нужно. Я понимаю.
Что, как не отчаяние, заставляет идти на самые провокационные поступки. Любовь к родным становится наказанием, когда эти самые родные оказываются в опасности. И тогда не за себя, а за тех, кто дорог, стучит сердце, разбивается вдребезги вся жизнь. За одну мечту, за желание видеть улыбки своих дорогих родственников, за их счастье, тратя минуты своей жизни в извечной борьбе.
Кто же придумал любовь и привязанность?
В глазах снова засветился огонёк, только не янтарно-золотистый, а ало-красный. Авель перевёл взгляд на свечи в углу комнаты, пристально всматриваясь в их пламя.
- Чтобы почувствовать огонь в себе, не обязательно знать какие-то заклинания. Достаточно стать одной с ним стихией, впустить огонь в себя и мысленно превратиться в один пламенный поток.
Пламя свеч задрожало, вытянулось вверх, соединяясь между собой, словно невидимый ткач переплетал огненные нити, свивая из них одну верёвку. Вверху огонь уплотнился, неестественно создав огненный клубок. Под неотрывным взглядом вампира из огня вырисовывались очертания птицы, которая медленно расправила крылья и вытянула шею вверх, словно была готова закричать, но ни единого звука не было произнесено, за исключением тихого потрескивания свеч, плавящихся от огненного напора. Огненный Феникс взмахнул крыльями и оторвался от пламени свеч, поднимаясь к потолку и тут же рассыпаясь множеством ярчайших искр.
Авель улыбнулся, отводя взгляд от угла.
- Огонь - наиболее могущественный элемент природной стихии. Огонь служит олицетворением самой жизни, символом силы, энергии, торжества света над смертью и мраком, символом очищения и богатства, обновления и рождения в новом воплощении, символом успеха, победы и превосходства. Огонь - это одновременно и самая духовная, и самая физическая стихия, что делает его величайшим явлением. Огонь обычно связан с сердцем - пламенеющие чувства, привязанность. И то, что ты сейчас испытывала, тоже можно отнести к проявлению огненной стихии. Это и разрушение, и созидание. Чтобы почувствовать огонь внутри себя, посмотри на пламя, ассоциируй себя с ним, стать единым целым.
Ворон кивнул на свечи. Одновременно протянул руку вперёд, вызывая маленький огненный шар, который воспарил над ладонью.
- Что ты чувствуешь, когда смотришь на огонь? Что видишь? Когда закрываешь глаза, сможешь ли представить огненное пламя? Каким ты его представляешь?
Огонёк на руке исчез, бастард приподнялся, готовый в любую минуту предотвратить что-либо, если вдруг Лина Ли не сможет справиться с тем, что создаст во время такого восприятия. Начинающие огневики могут ведь и сильно обжечься, хотя она была драконом - а драконы и огонь неотделимы.

--------------------
Феникс - 70 МгМ
Огненный ореол - 10 МгМ

+1

16

Огненный феникс. Отец показывал его Лина Ли однажды, когда она еще не обрела свой истинный облик. Желто-красное обжигающее великолепие запросто могло и убить, если направить птицу в нужном направлении. Жизнь и разрушение в одном флаконе. Это не могло не завораживать.
Чувствовала ли она огонь в себе? Конечно. Гнев, как верно указал ей учитель, ни что иное, как одно из тысяч воплощений огня. Дракон всегда знала, что владеет огненной стихией, как и все представители ее расы, но никогда не задумывалась о ней, ибо не было необходимости. Кузнецы, ювелиры - основные профессии, которые выбирают драконы, прямо связаны с их способностями. А она кто? Всего лишь музыкант.
Девушка вздохнула, закрывая глаза, сосредотачиваясь на вопросах учителя. Она с удовольствием повалялась в сугробах вокруг беседки Лиссэн, лишь бы не находится в этой тесной комнате, из которой хотелось вырваться, словно из клетки. Еще эта дурацкая картина... Забудь. Подумай об огне. О тепле домашнего очага, который растапливала мама по вечерам в гостиной, тепло ее рук, тепло едва остывшего металла очередного клинка в мастерской отца. Представь огромного красного дракона на черной вершине скалы, изогнувшего спину, словно перед прыжком, слегка пригнувшего голову и раскрывшего гигантскую пасть, с клыками длиной в локоть. Он вот-вот изрыгнет из чудовищной пасти огонь. Всеобъемлющий поток пламени, уничтожающий все вокруг.
Ты именно такой, папа, сильный и непобедимый. Кто же смог нацепить на тебя ошейник и заткнуть пасть. Я знаю, тебя боялись многие, я помню глаза тех людей, которые преклонялись пред тобой будто перед самим Великим Пламенем. Ты всегда был справедлив и каждый получал по заслугам. Но нет, этим мелким шестеркам не победить могущественного Райлега. Но что сломило тебя или что подкупили тебя? Пускай это будет не твоя золотая лихорадка. Золото. Я помню твои безумные глаза от золотой пыли, который принес какой-то человек, помню, как ты вытряс из него всю правду, а потом на два месяца исчез из дому, отправившись к золотоносному источнику. Он солгал. Тот человек. Никто не хочет делиться своей добычей. Золото. Оно никогда не приносило никому добра, даже сейчас я хочу сорвать свои золотые браслеты, хоть они и сделаны твоими руками, и расплавить, чтобы не осталось не следа.
Мысли Лина Ли были далеко от этого места, но ее руки сами выполняли всю работу за свою хозяйку. Вот она сдернула с руки первый золотой браслет, широкий, изрисованный витиеватыми растениями и птицами. И он полетел в один угол, воспламеняясь в воздухе. Потом девушка повторила то же самое со вторым браслетом, и он вспыхнул пламенем еще ярче, чем первый. Дракон открыла глаза, даже не понимая, что только что устроила пожар, даже не видя комнату, в которой они с Вороном сейчас находились. Перед глазами был все тот же дракон и потоки расплавленного золота.

Хозяин пламени 60МгМ

+1

17

Глядя на ученицу, Ворон в который раз пожалел, что призвал её концентрироваться на своих внутренних ощущениях. Было понятно, что она каждый раз возвращалась к чему-то личному, что постоянно горело в её сердце неугасаемым пламенем. Скорее всего, это было беспокойство за потерянного отца, ведь неопределённость его местонахождения позволяла воображению разгуляться настолько, что уже потерять счёт реальности и времени. Естественно, вряд ли его пропажа могла навевать приятные мысли. Любой беспокоящийся родственник сначала начнёт воспроизводить в голове самые ужасные события, которые могли случиться с пропавшим сородичем, и успокаивать себя, что всё хорошо, всё обойдётся - бесполезно. Ещё она упоминала, что оставила дома мать с маленьким братом. Возможно, и той сейчас несладко приходится томиться в ожидании.
Словно в трансе, Лина Ли принялась снимать с себя золотые браслеты, воспламеняя их в воздухе. Авель проследил за полётом каждого, понимая, что придётся тушить маленькие очаги пожара, пока они не переросли в опасную проблему и не спалили весь гостеприимный дом. Воспользовавшись заминкой, пока девушка приходила в себя, бастард подсел к первому костру, высматривая расплавленное золото среди языков пламени. Затем, воспользовавшись знаниями бытовой магии, дунул на огонь, замораживая его. Переместился ко второму очагу и затушил его тем же способом.
Поднявшись, повернулся к Лине.
- И зачем ты это сделала?
Возможно, что-то неприятное было связано с этими браслетами, раз девушка решила заодно вместе с пробой себя в огненной стихии и избавиться от золотых оков. Возможно, имелась и другая причина. Авель решил не гадать, а всё узнать у самой ученицы.
- У тебя неплохо получается исчезать из реальности, - он хмыкнул, - Только никогда не забывай, где ты находишься на самом деле, иначе можешь пропустить что-то важное, пока будешь витать в своём внутреннем мире.
Конечно, на подсознательном уровне всегда легче использовать магию или какие-то физические возможности своего тела, однако, иногда полезно знать и сам принцип этого использования, а не надеяться, что в любом случае возможности сами придут на подсознательном уровне. Это не всегда может сработать, особенно в тот момент, когда будешь остро нуждаться в своём потенциале.
- Попробуй не думать о том, что тебя тревожит. Представь, что у тебя нет проблем, ты в том временном промежутке, когда в твоей жизни нет беспокойств, всё гладко и мирно. Сконцентрируйся только на желании обрести свою магию. Думай об огне, представляй огонь, только огонь и ничего более.
С каждым словом Авель подходил всё ближе и ближе к ученице, пока не оказался прямо перед ней. Взгляд упал на шею девушки. Не думай. Авель одёрнул себя, переведя взгляд в сторону.
- Помнишь занятие с мечом? Когда я предлагал тебе стать одним целым с твоим оружием. Чтобы пользоваться магическими услугами огня, ты должна тоже ассоциировать себя с ним, стать одним целым и взывать к нему тогда, когда захочешь. Это на самом деле не так и сложно. Но огонь всё же опасная штука, играть с ним не следует.

-------------------

Морозное дыхание - 40 МгМ.

+1

18

- Я действительно пытаюсь ни о чем не думать, учитель. Пытаюсь сосредотачиваться на ваших словах и собственных ощущениях. В какой-то момент я чувствую легкость в голове и знаю, что должна сделать, но через мгновение словно чей-то шопот наполняет мой разум мыслями об отце и...- девушка сделала паузу, пытаясь понять, следует ли говорить дальше, но раз она доверилась этому вампиру, - и его прошлом.
Лина Ли взяла в руку оплавленный браслет, некогда украшавший ее руку. Красивая гравировка превратилась в месиво, украшения были испорчены. Подарок отца. Дракон опустила руку и браслет снова со звоном упал на пол. Они сделаны из того золота, которое он притаскивал из своих исчезновений. Миниатюрные самородки, уродливые без тщательной обработки. Отец говорил, что покупал их у моряков или еще кого. Но он случайно проболтался еще маленькой, но уже смышленной Лина Ли, о копях, где пропадают ярые охотники за желтым металлом. Пропадают навечно, если случайно не обнаруживают обезображенные трупы, видимо, не унесенные течением злобных горных рек. Золото порождает жадность. На копях нет друзей. Если там убивают, то и концов не сыщешь. Еще отец говорил об ослеплении первыми находками, когда чувствуешь себя едва ли не повелителем Рейлана, когда мысли скачут вперед и возрастает надежда, что можешь купить все, абсолютно все, что тебя окружает. Он говорил, как швырял самородки под колеса заказанного самого дорого экипажа, запряженного шестеркой черных породистых шайр с белыми плюмажами, заказывал самые дорогие вина в самой престижной гостинице и вел себя как полнейший безумец. А потом золото кончилось. И Райлег Уайтсноу оказался на дороге босиком и в одних лохмотьях.
Лина Ли не знала, почему эта история вспомнилась ей. Словно... появилось ощущение, что проклятый металл связан с его исчезновением. Прошлый опыт явно никак не повлиял на него. Он сильный воин и маг, но никогда не мог побороть своей тяги к драгоценностям, напоминая дракона из какого-то дурацкого, сочиненного ульвами стишка. И почему эта мысль так уверено не держалась в ее голове раньше? Почему девушка наивно полагала, что ему угрожает опасность, он в плену или тюрьме. Хотя, скорее всего так и было. Если догадка Лина Ли верна, то папа застрял в плену собственной золотой болезни.
- У него всегда была золотая лихорадка, - грустно сообщила девушка вампиру, - он так часто пропадал и притаскивал с собой горсть самородков. Он выплавил мне эти браслеты. Но сама мысль, о его болезни, а это определенно болезнь, заставило меня почувствовать невероятную ненависть к этому металлу. Возможно из-за него мой отец сейчас в беде.
Девушка вздохнула.
- Странно, что это пришло мне на ум только сейчас. Он так тщательно скрывал это от меня и матери... почему мы не разобрались с этим раньше? С его внезапными исчезновениями и странными людьми в доме. Я...
Лина Ли замолчала, понимая, что рассуждает вслух. Ворону, скорее всего, это все ни к чему, ибо ничем не поможет делу. Ей надо перестать анализировать моменты, проведенные с отцом, копаться в его словах и поступках и хоть на мгновение перестать так беспокоиться о нем, хотя это как будто было невозможным. В конце концов, она опять строит только предположения.
Девушка перевела дыхание, возвращая себе концентрацию. Если она действительно хочет найти отца, то должна действовать, а не думать. А одно из этих действий - усвоение этого урока. Тени продолжали нашептывать ей жуткие вещи, но это заставило Лина Ли сосредоточится сильнее. Стать с огненной стихией единым целыми, как с мечом. В голове вместо шепота появилась песня, тихая и спокойная, что, как казалось дракону, настраивало ее на определенный лад. Да, она чувствовала свою магию, свернувшуюся где-то в груди спящим псом. Он заворочился беспокойно, но Лина Ли была уверена, что сейчас она удержит его, сможет контролировать так, как это делает учитель. Девушка вытянула руку, и в ладони образовался точно такой же огненный шар, как не так давно у Ворона. Лина Ли улыбнулась. Это вселяло в нее надежду, надежду на то, что все получится.

Огненный ореол 10 МгМ

+1

19

Да, не всегда из него выходит нормальный учитель. Сначала он требует не заморачиваться на чужих проблемах, думая только о своей цели, а затем требует забыть на время о своих переживаниях и думать совсем о другом. Никакой логики в словах вампира, если анализировать тщательно.
Авель и сам немного терялся, переваривая последние события, последние встречи и разговоры. То, что Совет с лёгкостью согласился отпустить бастарда на поиски сбежавшей невесты, было несомненным фактом того, что старейшинам дай повод, и они с радостью пошлют Ворона далеко и надолго, лишь бы не мозолил глаза своим присутствием во дворце.
Но он не собирался помогать Совету избавиться от собственной персоны, и пропадать в чужих землях не собирался. По крайней мере, надолго покидать Мирдан не планировал. Однако не всё могло пойти так, как хотел Авель.
Вернувшись мыслями к ученице, он понял, что внимательно слушает её, даже запомнил несколько фраз, произнесённых девушкой о воспоминаниях об её отце.
Не рехнуться бы мне, когда цель становится немного ближе.
Конечно же, он не бравый рыцарь, спасающий принцессу в надежде получить за её возвращение полцарства (разделяя остальную половину со старейшинами), полконя (за такую тушку можно было выручить какие-то копейки нищим на раздачу) и полкороны (с которой можно творить то же, что и Лина ли сейчас вытворила со своими золотыми браслетами).
Совет не назначил за возвращение Элениэль в стены дворца никакой платы. Скорее всего, в её отсутствие они придумают новые планы, возможно, более коварные, чем были. Отправление за пределы города и затем возвращение в неизвестность немного напрягали. Единственным положительным предлогом стал Райлег, быть может, находящийся где-то в запланированном пути Авеля.
- Возможно, - задумчиво повторил Ворон, словно её слова о золотой "болезни" подтверждали некоторые из недостоверных источников информации, дошедших до бастарда от проверенных лиц.
Заметив, что Лина Ли снова концентрировалась на чём-то, вампир с интересом принялся наблюдать за ней. Огонёк на её руке заставил вдруг искренне улыбнуться. Авель и сам не заметил, как это у него вышло. Откуда взялась та наивная детская радость, будто впервые видишь настоящее чудо и восторгаешься им всей своей душой. В его проклятой жизни так не хватало этого простого чуда, простой улыбки, рассеивающей извечные густые тучи, нависающие над его головой.
- Да будет священен Огонь, который можно держать в своих руках.
Протянув руки к маленькому огоньку девушки, Ворон подложил свои ладони вниз под её и добавил магической энергии, вырастив огненный шар до двойного размера по сравнению с тем, который был первоначальным. Казалось, что пламенные язычки слизывают все тревоги, уничтожая их и очищая мысли ярким светом.

-------------
И ещё минус 10 МгМ

Эпизод завершён.

Отредактировано Авель (01-01-2014 13:30:24)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [3.03.1082] Настанет день, и я вернусь